Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: GennadyDobr, а сыр? И, потом, раз у вас там условия такие стимулирующие, значит, пора потихоньку доить и литераторов)) Чтоб объём «надоев» тоже достигал 11,97 авторских листов.
GennadyDobr: По моему, ты меня с кем-то перепутал.
"Израильские коровы – мировые чемпионы по надоям: они дают больше всех других коров в мире. В 2016 году объем надоев на одну корову вырос в среднем на 1,7% и достиг 11,97 литра молока."
Я, конечно, израильтянин, но не настолько. :lol
Thinnad: GennadyDobr, тогда и производительность должна быть. В месяц по роману
GennadyDobr: Лучше гонорары платить, сперва одному, потом другому, новому...
Thinnad: Ты и не ты... ой, с тебя налоги хорошо снимать)
Thinnad: GennadyDobr, а я думал, ты просто так переволновался, что от счастья впал в забытие :biggrin
GennadyDobr: Тин мне ответил в теме "Кубок Брэдбери":
- Гена, ты шестого июля уже это спрашивал :lol :
Перед лицом своих товарищей торжественно заявляю:
- Тот, кто задавал вопрос шестого июля, уже не я. Ведь целый месяц прошел!
И я другой, и мысли другие.
Так что я за него не отвечаю ))
Jiraia: ой! лучше пока наверно
Jiraia: Привет наверно
GennadyDobr: Тогда луче Йода. Мастар Йода. :hi
Thinnad: скорее, йунга
Thinnad: :lol :lol :lol
GennadyDobr: Моя сказка только что опубликовалась на сайте с датой 30.11.-0001 года.
Трудно сказать сразу, то ли я так от жизни отстал, то вы так меня обогнали.
Обдумываю возможность смены ника на Саксаул или Аксакал.
:wink :lol :scepsis
Thinnad: причём одновременно
Thinnad: И сразу обнимать всего, спасать, пробовать сделать искусственное дыхание
Thinnad: А девочки внизу, в бассейне, кричат: Тинчик прилетел!
Thinnad: Потому когда Тин его подсёк, Аль стразу поскользнулся.
Thinnad: и пролил шампунь для перьев на трамплин
Thinnad: он их вытирал полотенцем
Thinnad: И руки. Собственно у него как раз в руках были крылья
Thinnad: А у Аля крылья оказались заняты
Thinnad: по дороге подсёк ангела под коленки
Thinnad: Almond, а я ласточкой - распахнул ушки и кувырк!
Almond: Thinnad тихонько подошел сзади и столкнул ельфа в бассейн - хрямсь! :biggrin
Thinnad: Спасибо вам преогромное! :bassejn
Thinnad: Комментарии мне видел, обязательно отвечу и напишу ответки! :sun
Bazz: Подвис мой виски,
Выпить нельзя закусить-
Сыр закончился!
Bazz: Dreamer :rolley Улыбнуло
Dreamer: :hi , Bazz , давно вас не было!
Dreamer: Записывать нетленные поэмы, Но он лишь стол... И то, что он умей, увы и ах! Заметно только мне.
Dreamer: Или ногой, из четырёх - одной,
Dreamer: Bazz
Bazz: Мой стол умней меня стократно.
Стоит полвека предо мной.
Поэтом был бы он назначен штатным,
Умей бы он писать рукой!
Fitomorfolog_t: Thinnad Ну да, ну да! Вместо сурьёзной работы и понимания ответственности теущего момента! :biggrin :biggrin
Thinnad: ну вот, *ворчит* Лешая пришла, теперь песни и пляски)))
Fitomorfolog_t: Alizeskis :hi :dance1 :sun :cancan
Alizeskis: Fitomorfolog_t, ОГО! КТО ВЕРНУЛСЯ!!! :glomp :tardhug
Fitomorfolog_t: Thinnad Вникаю )))
Thinnad: привет, путешественница по горам по долам
Thinnad: Fitomorfolog_t, ойой, ты хоть не пугайся, на самом деле всё не так безумно)
Fitomorfolog_t: Привет всем! Я многое пропустила и сажусь вникать ))
GennadyDobr: Thinnad понимаю. Запрещено раскрываться. Все-все, уже умолкаю! Т-с-с... :yes
Thinnad: GennadyDobr, так искренне написано, что чувствуешь порыв следовать образу))))
Но нед.
Earths Soul: :)
Fire Lady: GennadyDobr :)
GennadyDobr: Соллипсизм крепчает...
:fasepalm
Fire Lady: Какой монолог ))
GennadyDobr: Иногда, в редкие минуты раскания, я недоумеваю: Как и почему до сих пор дорогие и уважаемые жители Синего сайта терпят милостиво мои выходки и комментарии в стиле пьяного матроса, мою зубодробительную критику большой дубины и вежливость питекантропа?
Единственное объяснение, приходящее в голову - вы все тут, кроме меня, ангелы, и только притворяетесь земными людьми. Только так можно понять ваше долготерпение и доброжелательность.
Умоляю, крылатые! Оставайтесь и дальше такими же, чтобы я смог постепенно дорасти до вашего великодушия и снисходительности.
Заодно прошу прощения у всех и каждого, задетого дубиной неандертальца. Хо!
:beg
Thinnad: GennadyDobr, да зверушка сама кого хошь съест)) Или заставит жалеть)))
Alizeskis: :lol_fox
GennadyDobr: Жаль, очень жаль. Но хорошо хотя бы, что н съели. :nyam
Li Nata: GennadyDobr желание автора, что поделать
GennadyDobr: А почему профиль Лост недоступен? Варвары, верните зверюшку на место!..
Alizeskis: Это лето я не заметила - промелькнуло, не начиналось. Летом надо в отпуска ездить, а не работать...
Dreamer: Вот так всегда! Заглянула, а и нет никого! Все гоняются за ускользающим летом? :_(
Almond: Омг, уже август. Остановись, мгновенье, ты прекрасно))) :sun
Vitaliy Ju: Almond спасибо:)
Li Nata: GennadyDobr спасибо)) а то я уж думала что такое и не прятаться ли мне куда))
GennadyDobr: Привет всем! Нахожусь на Красном море или в Красном море. Без компьютера и без интернета. Всех люблю или как минимум уважаю. Ты мне я тебе - через пару дней.
Almond: Vitaliy Ju а я уже поглядел. Интересно)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 766
Гостей: 763
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
GennadyDobr
Нерея
Alizeskis
Fire Lady

Последние 3 пользователя
Последняя мечта
Nattallismi
Александр

Сегодня родились
Emiko h84q Hadrim_Ariat Jiraia Sharoarskaya Lisa Гробовщица Ясон

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3231

 

Приют Летних Ветров. Часть первая

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Alizeskis
Проза
Янь Фенг, Ин Джиан, Ин Шанюан и другие
Драма,Фэнтези
12+ (PG-13)
Планируется что-то большое
Когда незнакомец спросил: "Пойдёшь со мной?" - мальчишка смахнул кулаком набежавшую на ресницы сырость и кротко кивнул. Ничего больше и не потребовалось.
в процессе написания
Герои и мир принадлежат мне.
Только на Синем сайте.

   


Содержание

Глава 1. Полёт над чёрными водами Дэйю

Глава 2. Падение в Доме Двух Драконов

Глава 3. Ночь, дождь и два мешочка лягушек

 

 

 


   

ПРОЛОГ

    

Всё, что он помнил – это холод.

Холод и голод сопровождали его со времени, которое ускользало, если он старался заглянуть дальше. Он знал, что должен найти съедобные кусочки, ещё не покрывшиеся серо-зелёным пушком, чтобы скулящий непоседливый зверёк в животе на время утих. Он знал, что если не найти тряпицу побольше, чтобы на ночь закрыть саднящие ступни, спину и голову, то кусачий холод заберётся под трухлявую одежду и примется щипать незаживающие язвочки на ладонях и под коленками.

Он делал только то, что знал…

Впотьмах между стеной постоялого двора и конюшней он шарил ладошками в поисках шкурок от фруктов или огрызков. Он приходил сюда часто – здесь никто его не пугал, выскакивая на крыльцо с палкой. Иногда толстая, как рыба-собака, тётушка выносила в вонючий угол дощечку с куриными косточками или горсточкой риса или чёрствую булочку, на которой ещё не поселился серый пушок.

Вот и сегодня тётушка, от которой пахло кислой ягодой, поставила на ступеньку осколок, на котором – чудеса – дымился кусочек мяса в соусе.

– Иди сюда, паршивец, – гаркнула она в вонючую тень, – я знаю, что ты там прячешься. – Она вытерла ладони о крутые бока и, постояв на крыльце, вернулась на кухню.

От терпкого аромата зверёк в животе, не спавший уже пару дней, усиленно заворочался и жалобно заскулил. Ноги против воли понесли к крыльцу – словно тот самый зверёк ими управлял. Он бухнулся на колени, не добежав полшага до ступенек, протянул ладошки в цыпках и осторожно поднял осколок. Вокруг одинокого кусочка мяса собрался лужицей коричневый соус. Там даже плавала щепоть риса…

Зверёк оглушительно заскулил и требовательно цапнул что-то внутри. Он сжал пальцами ровный кубик мяса. Чтобы не проронить ни капли густого маслянистого соуса, поднёс осколок к подбородку, осторожно положил кусочек на язык и зажмурился. Тепло растеклось по горлу прямо к беснующемся в животе зверьку.

Капли соуса скатились по языку, а на осколке ещё остались рисинки, которые не удалось подцепить пальцами. Потому он их слизнул. Тут же что-то ужалило его в самый кончик языка. Во рту стало солоно. Осколок брякнулся прямо на одинокий камень и раскололся. Он испуганно отшатнулся и посмотрел на дверь – но никто не выскочил с криками, потрясая колотушкой. Не вышла и пухлая тётушка, от которой пахло кислой ягодой, чтобы забрать осколок, поэтому он поднял кусочки и соединил их вместе. Осколок белой чашки походил на лепесток сливы величиной с ладонь, посередине которого пролегла тонкая трещина. Две части идеально подходили друг к другу.

– Эй ты!

Он подхватился быстрее, чем осколки упали на землю, но убежать не успел. Чья-то крепкая рука схватила за запястье. Он, не думая, развернулся и вцепился зубами в чужие пальцы, как делал много-много раз.

– Ай!

Злые пальцы раскрылись, и он шлёпнулся на коленки. Прямо на фарфоровые осколки, раскрошив их в белую пудру. Брызнули слёзы – и он закричал: от страха, боли и обиды. Перекатился на спину и прижал к груди онемевшие ноги. По пальцам потекло...

– Ах, боже! – Руки, чужие руки подняли его над землёй, и некто крикнул: – Хозяин!..

    

От воды горько пахло травой и сладко – прелым деревом – от чана, в котором незнакомец полоскал бинты. Коленки не болели, но страшно чесались, однако он не решался их трогать – мужчина строго запретил. Потому он крутил в ладонях пушистый персик и смотрел, как по голой ноге стекают коричневые и красные капли. Ранки на коленках вывернулись наружу, как кошмарные цветы. Грязь и фарфоровые крошки из серединок этих «цветков» мужчина вымыл вонючим отваром и мягко промокнул чистой полоской ткани.

– Прости, что напугал, – заговорил мужчина, в очередной раз отрезая лоскут от белоснежного полотна. – Больно?

Мужчина поднял голову. В ярких, как ветреный закат, глазах не было ни капли злости. Густые брови поползли под аккуратную чёрную чёлку, когда он глянул на нетронутый персик. Губы разошлись в улыбке – открытой и по-летнему тёплой.

– Почему ты не ешь? – спросил он весело, указав на мохнатый шарик. – Не бойся, – добавил тихо и встал.

Бинты в коричневых и красных пятнах полетели в чан, где неказистыми рыбками плавали грязные лоскуты.

– Если не любишь персики… – пробормотал он, разворачивая рукава, – …может быть, молоко? Или рагу?.. Нет, мясо ещё рано, могут начаться колики.

Мужчина разговаривал будто бы сам с собой, но тут же замолчал, стоило прикусить упругую ворсистую кожицу.

– Вкусно? – улыбнулся незнакомец. И он мелко тряхнул головой:

– Очень. – Из горла скользнул  тонкий, похожий на скрип дерева, голос.

Незнакомец шире растянул улыбку, когда он вгрызся в сочную мякоть зубами. По подбородку потекло, по саднящим ладонями и на колени – он грыз и грыз, пока в пальцах не осталась только шершавая липкая косточка. Лизнул руку, собирая сладкие капли, потом пососал коричневую сердцевину плода, попробовал на зуб – твёрдая. Незнакомец протянул ладонь и забрал косточку.

– Как тебя зовут? – спросил мужчина и вновь опустился на корточки. – Имя…

Он посмотрел прямо в глаза незнакомцу и яростно потряс головой. Что такое «имя», он знал. А звали кто как: «малыш» или «паршивец», или «сопляк», и кричали так, что ноги сами несли его прочь. Чаще просто не замечали. Тогда он мог спать в закутке, куда не залетал ветер, и искать шкурки фруктов и овощей.

– Тебя ждут? Кто-нибудь будет тебя искать? Родители?

Он вновь помотал головой. Один. Сколько он себя помнил, никто никогда его не ждал и не встречал. Он переходил с места на место, с улицы в проулок, от кучи мусора и к горке объедков. Оставался на месте ровно столько, сколько его терпели. Взрослые, как бы добры они ни были в начале, позже всё равно кричат и лупят. А один раз хозяин лавки спустил с поводка большого пса… Впрочем, бегал он быстро.

– Пойдёшь со мной?

Он посмотрел на открытую ладонь – широкую, мягкую, светлую, на которой сбоку краснел след от укуса. А потом взглянул на собственные руки в подсохших цыпках и скрестил на груди, спрятав уродливые ладошки под мышками. Незнакомец истолковал жест по-своему. Мягкая большая ладонь закрылась цветком лотоса, и на ясном, как летнее небо, лице промелькнула тень.

– Тогда – что я могу для тебя сделать?

Незнакомец долго – очень долго – смотрел прямо в глаза, словно что-то искал. Что-то, чего у него не было. В конце концов, вздохнул:

– Я попрошу хозяина принести что-нибудь поесть, – и поднялся. Широкий рукав светлых одежд мазнул по голой колонке.

Рука скользнула быстрее мысли – он сжал зудящими пальцами лёгкую и дорогую ткань. Незнакомец замер на полушаге. Освободить рукав и не подумал. Осторожно повернулся, протянул большую ладонь – и потрепал по голове.

– Пойдёшь со мной? – спросил мужчина с высоты немалого роста.

Он задохнулся – слова, что уже практически нашли выход, застряли за зубами, сжатыми до боли. Что хочет?.. Глаза защипало. Он зло смахнул кулаком набежавшую на ресницы сырость. И кротко кивнул.

Ничего больше и не потребовалось...

    

Часть 1. Приют Летних Ветров

Глава 1. Полёт над чёрными водами Дэйю

     

Топот раздался ровно тогда, когда носик чайника, курившийся ароматным парком, навис над чашкой. Ин Шанюан остановил руку и посмотрел на супругу. Круглое и румяное, как сдобная булочка, лицо не отражало эмоций: только брови сошлись к переносице.  Ин Юминг нахмурилась, очевидно, уже зная, какие вести несёт слуга.

– Господин Ин! – завопил у порога гость.

– Учитель Нянь Ю, – Ин Шанюан взмахом руки остановил его, – отчего шум-гам?

– Позвольте, угадаю, – заговорила мелодичным голосом хозяйка. – Они вновь удрали?

– Да, госпожа, – Нянь Ю смиренно опустил голову, но всё его нутро клокотало, отчего кончик жидкой бороды подрагивал. – Мы находились в комнате для занятий. Я рассказывал о геральдических символах наших соседей и соседей наших соседей…

– Ближе к делу, – строго оборвала старика Ин Юминг.

– Да-да, простите, – учитель склонился ещё ниже. – Я вышел только чтобы найти в библиотеке символ клана Лань, а когда вернулся, их уже не было. Это уже четвёртый раз за пять дней! Я так не могу! – Он вскинулся так резко, что глава семьи Ин испугался за спину старого учителя. Ин Шанюан вновь поднял чайничек и всё-таки наполнил чашу супруге, а потом и свою.

– Учитель Нянь Ю, хотите чаю? – предложи он. – Присоединяйтесь.

– Я? Нет-нет, – замахал рукой старик и вновь поклонился. – Я… мне ещё необходимо вернуть книги на место.

– Не волнуйтесь, – с улыбкой ответил хозяин Ин. – Этим займутся А-Джиан и Фенг-эр, когда вернутся. Да, если вас не затруднит, учитель Нянь Ю, передайте слугам, чтобы приготовили мальчикам на вечернюю трапезу то, что они сумеют поймать. Уверен, они пошли к реке…

Старик, кланяясь, попятился к двери.

– Ты слишком добр. Следовало выпороть или заставить стоять голыми коленями на гальке этого несносного Янь Фенга! Уверена, что и в этот раз он подбил нашего мальчика сбежать. – Госпожа Ин поднесла полную чашку к губам, но так и не притронулась к чаю. В отличие от супруга. Ин Шанюан мелкими глотками выпил чай и только после этого ответил на кипящий взгляд супруги.

– Они всего лишь дети, дорогая. Не нужно им становиться взрослыми быстрее, чем у них начнут пробиваться волоски на лице. И Джиан-эр ничем не уступает Янь Фенгу. Он первый там, где драка.

– Опять ты паршивца выгораживаешь. Сколько ему уже – девять, десять? А он так же дичится и не научился спокойно сидеть за столом и есть палочками.

Ин Шанюан улыбнулся и вновь наполнил чашки.

   

Приют Летних Ветров, резиденция семьи Ин, раскинулся на вершине столовой горы, острый пик которой, должно быть, в прошлом оторвали боги. Восточные ворота выходили на пологий склон, и к ним, словно заискивая, ползала, вихляя из стороны в сторону, каменистая дорога. Западный край Приюта примостился над обрывом. Главный особняк, Дом Ветра, как осторожный путник, опирался фундаментом на самый край серой скалы. Взорам хозяев, что по обычаю после полудня в ясную погоду пили чай на балконе второго этажа, открывался ничем не ограниченный вид на владения – яркий и сочный луг, болотистый берег и излучину сонной реки Дэйю.

Деревня Ки Ливей ленивым котом растянулась вдоль пологих берегов ниже по течению. Оттуда и дальше на юг, где воды Дэйю становились широкими и непроглядно-глубокими, сновали стаи лодок. Величавые джонки изредка поднимались до Ки Ливей, но чаще бросали якорь в портовом городе Гюрен в Заливе Пяти рек. Там шумела жизнь, там шла торговля. Здесь же, под стенами Приюта, обитали тишина, цапли, лягушки и цикады.

     

Вальяжная, как столичная госпожа, Дэйю тянула чёрные воды с севера на юг. Она расчёсывала, гладила и перебирала длинные ленты водорослей, как девица, что готовит волосы перед встречей с женихом. Ленивая волна толкала в борт лодчонку, что зависла на якоре в тени одинокой ивы и переваливалась с боку на бок, словно сытая гусыня. Две пары ног свешивались по обе стороны лодки у носа и у кормы, подставив голые ступни ласковому течению. Две самодельных удочки спали в гнёздах. Полуденный воздух не двигался над молодыми рыбаками. Только одинокая беспокойная цикада стрекотала где-то в прибрежной траве или в корнях ивы.

Ин Джиан и Янь Фенг лежали на дне лодки голова к голове, разглядывали облака и сонно делились друг с другом, что или кого напоминало та или другая белая клякса на небе цвета выжженной лазури. Шуткой погоды облака закончились быстрее, чем молодым господам успела наскучить детская игра. И сейчас они лежали молча и слушали плеск воды – Ин Джиан с закрытыми глазами, а Янь Фенг – слепо обшаривая взглядом скудную синеву бездонного неба.

– Интересно, – заговорил сквозь дремоту Ин Джиан, – старик сразу побежал к родителям или как в прошлый раз?

– По-моему учитель махнул рукой на твоё воспитание, – ответил ему товарищ. – В конце концов, наказание схлопочет не он, а мы.

– Не мы, а ты, – возразил ему Ин Джиан.

– Опять? Почему? – Янь Фенг перевернулся на бок, чтобы заглянуть в лицо другу. Тот, почувствовав качку, открыл глаза и покосился на младшего брата, как везде и всюду называл он приёмного сына семьи Ин.

– Потому что отец тебя опять пожалеет, – старший пожал плечами и вновь закрыл глаза.

Совсем недавно Ин Джиан отметил тринадцатилетние, а щуплому и мелкому Янь Фенгу по подсчётам Ин Шанюана минуло только девять. Мальчишка, которого привёз отец два года назад, конечно, откормился, но всё равно выглядел младше своего возраста. Его до крайности грязные волосы остригли, потому отросшая шевелюра едва прикрывала уши. Ин Джиан же гордился густым хвостом длиной до лопаток.

Внезапно Янь Фенг вскочил на ноги, так что лодка качнулась, а старший брат от неожиданности вцепился в борта.

– К… клюёт! – завопил младший и ринулся к удочке, едва не наступив на товарища.

– А-Фенг! Что б тебя мыши покусали! – прикрикнул Ин Джиан, поднимаясь в качающейся лодке.

Кончик самодельной удочки легко подёргивался, а нить из воловьей жилы ходила кругами. Янь Фенг выдернул удочку из гнезда, сделал шаг назад, упёрся ногами в борт и потянул на себя.

В то же мгновение вторая удочка выгнулась дугой. Позабыв о том, что хотел накричать на младшего брата, Ин Джиан вытащил её и приготовился выуживать добычу.

Янь Фенг лихорадочно поворачивался за невидимой в илистой воде рыбиной. Та поднырнула под лодку, потянув крепкий поводок вниз, и рванула к корням ивы. Чтобы не упустить её, рыбак что есть сил оттолкнулся и выпрыгнул из лодки на мягкий берег. Рыбина, не ожидавшая подобной уловки, столкнулась с раскачавшейся лодкой. Ин Джиан, увлечённый азартной охотой и не замечающий ничего вокруг, вскрикнул и, взмахнув руками, вывалился за борт. Добыча исчезла в воде вместе с удочкой.

На берегу Янь Фенг бился с упрямой рыбой. Он отступал и отступал, вонзая пятки в мягкую травянистую землю, и тянул, тянул…

Он уже видел серебристо-чёрный чешуйчатый горб, но тут бычья жила с пронзительным звуком лопнула. Гладкое древко удочки врезало в нос и лоб незадачливого рыбка. Янь Фенг, пискнув, опрокинулся на спину, а освободившийся речной монстр плеснул хвостом, взбив фонтан брызг, и растворился в поднятой мути.

– Ох-о, – застонал Янь Фенг, потирая горящую шишку на лбу. Нос наливался болью. – Вот же мерзкая тварь! – мальчишка с досадой стукнул кулаком по земле.

Ин Джиан стоял по пояс в воде и смахивал с глаз черноту.

– Эй! Помоги мне! – закричал он названному брату и медленно и тяжело потащился к самодельному пирсу – доске на камне, чуть выступающей над берегом.

Янь Фенг подскочил. Он и не заметил, когда старший товарищ успел улететь в воду. Он метнулся к пирсу и протянул руку, чтобы помочь другу выбраться. Но вместо того, чтобы принять помощь, Ин Джиан дёрнул мальчишку и отправил в короткий полёт над своей головой.

Пронзительно взвизгнув, Янь Фенг шлёпнулся животом прямо в чёрную воду, в которой недавней битвой поднялась вся грязь истории. Он рванул, как ему казалось, вверх и суматошно заколотил руками. Он силился вскрикнуть, но от внезапно накатившего страха не выходило даже глаза раскрыть. Так он и бился, поднимая тучи зловонных брызг. Пока Ин Джиан не подошёл вплотную и, ловко подхватив под мышки, не приподнял перепуганного мальчишку над водой.

– Ин Джиа-а-ан! – тут же надрывно заныл Янь Фенг, но, встретив на мрачный взгляд брата, хлюпнул носом и затих.

Ин Джиан опустил руки, мелкий Янь Фенг наконец нащупал под ногами вязкое дно и выпрямился. Не дожидаясь благодарности, Ин Джиан побрёл обратно к пирсу и выбрался на сушу. С волос и тела полились струи илистой воды, оставляя на спине короткие чёрные следы. Белоснежные его штаны стали серыми и неприглядными.

Сделав две неудачные попытки подняться на шаткую доску, Янь Фенг с мольбой посмотрел на товарища и завыл:

– Гэгэ, ну прости-и-и, я не специально. Помоги, а? – С робкой надеждой он протянул хрупкую ладошку.

Ин Джиан словно не слышал слов и продолжал выжимать волосы и обтирать тело, презрительно морщась при виде потоков грязи. Покончив с делом, он выпрямился и хмуро посмотрел на младшего брата, который всё так же безуспешно пытался взобраться на слишком высокий для него пирс. С головы мальчишки потоком лилась вода, а на лбу и носу набухали сизые шишки. Раздражённо цокнув языком, Ин Джиан не спеша подошёл к краю доски и посмотрел в лицо виновнику отвратительного купания. Янь Фенг трусливо втянул голову в плечи и затих.

Ин Джиан схватил протянутую руку и одним мощным движением вытянул младшего брата. Не произнеся ни слова, он повернулся спиной и принялся натягивать одежду, сложенную аккуратной стопкой здесь же на доске пирса.

Янь Фенг встряхнулся по-собачьи, махнул головой, разбрызгивая грязь.

– Эй! Осторожнее! – рявкнул Ин Джиан.

– Прости-прости-прости! – залепетал Янь Фенг. Он наскоро вытерся, натянул одежду и босиком поскакал вприпрыжку за старшим братом.

Хмурый Ин Джиан и напуганный Янь Фенг брели через море луговой неподвижной травы вокруг безымянной горы, на которой устроился величественный Приют Летних Ветров, пока не вышли к подъездной дороге. Солнце припекало грязные затылки, под ногами поднималась лёгкая пыль. Дождя в землях господ Ин не было уже пятнадцать дней.

– Родители будут вне себя от ярости, когда… увидят, – сокрушался Ин Джиан, с досады пиная одинокий кусок засохшей земли.

Янь Фенг молча топал следом. Он представил себе, какое жалкое зрелище представлял сейчас сам, поскольку видел, что длинный хвост старшего товарища сбился, чёрные густые волосы потускнели и повисли сероватыми жёсткими клочьями, на руках, одежде и лице заскорузлые лепёшки обсыпались пылью на одежду. Речной ил успел высохнуть. Своим видом Ин Джиан напоминал больше крестьянина, чем наследника могущественной семьи.

– Как думаешь, кого мы поймали? – осторожно спросил Янь Фенг, когда до Восточных ворот оставалось не больше сотни шагов.

Ин Джиан расхохотался:

– Никого мы не поймали!

– А по-моему там был речной дракон, – мечтательно произнёс младший. Заложив руки за голову, он мечтательно уставился на громаду башни над воротами. – Молодой только…

– Да карп это был, – возразил  ему Ин Джиан, отсмеявшись. – Или сом.

– Дракон, – упрямо повторил младший брат. – Я видел его спину – такой нет ни у карпа, ни у сома. Чёрная с серебром. И костяной гребень!

– Значит, угорь... – Ин Джиан приложил руку козырьком. Он уже видел ожидающую в густой тени ворот величавую фигуру. «Только не он», – застонал юноша в мыслях.

– Но они же не водятся так далеко от моря, – наивный Янь Фенг не заметил, что старший товарищ замедлил шаг, и не переставал таращиться на резные украшения сторожевой башни, уже закрывающей половину неба. Потому, когда Ин Джиан остановился, Янь Фенг  врезался в него, чуть не рухнул на колени, но успел ухватиться за чужой рукав.

– Удачно порыбачили, мальчики?

От смешка в этом глубоком голосе ноги Янь Фенга подогнулись сами собой. Он, как по дереву, сполз, цепляясь за одежду старшего брата, и ткнулся лбом в дорожную пыль. Ин Джиан так и остался стоять столбом.

Господин Ин, лениво помахивая веером, с улыбкой на красивом аристократическом лице смотрел на собственного сына. Упрямый Ин Джиан сжал кулаки и сделал незаметный шаг в сторону, чтобы закрыть Янь Фенга, который распластался в пыли и дрожал цветком на ветру. Мальчишек – что одного, что второго, – от босых пят до кончиков волос покрывали серые пятна и разводы.

– Так где ваш улов, м? – повторил вопрос Ин Шанюан, решив опустить часть нравоучений о внешнем виде.

Поскольку старший остался нем, Янь Фенг, сглотнув, проблеял:

– У… упустили.

– Какая жалость! – трагично воскликнул господин Ин. – Я ведь приказал слугам приготовить то, что вы добудете, вам к вечерней трапезе. Что же теперь делать? – вздохнул он горестно. – Вы должно быть утомлены и голодны…

«Да он издевается!» – ещё больше разозлился Ин Джиан.

– Отец, – заговорил он. – Это была моя идея. Я предложил сбежать с занятий и порыбачить. Если ты уже придумал наказание, то говори. Я приму всё, что заслужил.

– Честность, А-Джиан, – бриллиант в твоём сердце, – с гордостью произнёс Ин Шанюан. Взмахнул веером – и словно сменил маску: с восхищения на ядовитую ухмылку. – Но под стопой даже бриллиант – досадная помеха.

Ин Джиан вспыхнул и опустил глаза. Не выносил он насмешек отца.

– Фенг-эр, поднимись, – позвал ласково хозяин.

Янь Фенг вздрогнул всем телом и метнул затравленный взгляд на старшего брата. Господин Ин подошёл ближе, оттёр сына в сторону, за подбородок поднял голову мальчишки и присмотрелся к ссадинам и красным пятнам на носу и лбу. Лицо Янь Фенга удивительным образом сочетало в себе простоту, чёткость формы и живую гибкость. Две жиденькие брови над совершенно чёрными глазами изогнулись, словно крылья журавля, и тут же выгнулись кошкиной спиной. Хоть и пытался мальчишка смотреть прямо перед собой, но взгляд его постоянно соскальзывал в сторону. Взгляд загнанного зверька.

– Ничего серьёзного, – со вздохом произнёс Ин Шанюан. – Ничего, что бы помешало вам навести порядок в библиотеке и разложить книги по местам. – Он улыбнулся, когда увидел, как вспорхнули брови Фенг-эра. В чёрных глазах отразилась досада. – Только для начала… приведите себя в порядок, – Ин Шанюан скорчил на лице недовольную гримасу и наигранно брезгливо потёр руки, как будто и в самом деле замарался. – Не хватало ещё оставить пятна на бесценных книгах.

   

Глава 2. Падение в Доме Двух Драконов

Лучшая в четырёх окрестных владениях библиотека господ Ин занимала верхний этаж Дома Двух Драконов. С высокой крыши резные мифические звери взирали на приходящих в Дом Знаний. На первом этаже располагались один большой общий класс и два малых. Пока Ин Шанюан не принимал учеников, два из трёх помещений пустовали.

     

Умытые, причёсанные и в чистых одеждах Джиан и Фенг медленно поднимались по широкой, казавшейся бесконечной лестнице к кладезю знаний, который ни тот, ни другой не желали ценить по достоинству. Ещё бы! Столько раз в наказание учитель Нянь Ю и сам господин Ин отправляли сорванцов переписывать то одну книгу (о подвигах предков), то другую (о достойном поведении и этикете), что у мальчишек вызрела стойкая ненависть к виду желтоватых страниц. Разложить книги, что брали на чтение обитатели Приюта Летних Ветров, было не самой сложной задачей, и Ин Джиан уже представил, как вырвется из «Обители Скуки, Пыли и Бумаги».

– Я видел, как кухарка ощипывала четырёх гусей, – как бы невзначай произнёс Джиан и привалился к резным перилам на вершине лестницы. – А нас оставили без ужина.

– Твой отец нас подловил на горячем, – вздохнул Фенг. – Если бы пришли не с пустыми руками, то и ужинали, как все… «Каждое дело должно приносить пользу», вот что он имел в виду. – Пустой желудок возмущённо заурчал. Из-за своего побега мальчишки пропустили обед, а завтрак остался только в воспоминаниях.

– Ой! Не зуди! – пробурчал Джиан и отклеился от перил и подошёл к центральному столу, на котором высились горы книг и свитков, прочитанных за день жителями замка. Если подумать, работа не дольше, чем на час…

Янь Фенг нарочно громко застонал, когда увидел, сколько предстоит перетаскать талмудов. Пока Ин Джиан, прочитывая названия и авторов, сортировал книги, он обошёл кругом стол, но тут же стремительно вернулся, приблизился вплотную к старшему брату и прошептал на ухо, мотнув головой в сторону:

– Он… он опять там, – и округлил глаза.

Ин Джиан с недоумением уставился на него, а потом шагнул в сторону и увидел причину тревоги.

«Причина» сидела с идеально прямой спиной: в той самой позе, которую учителя считают приличествующей обучению и самосовершенствованию. Как всегда, одетый в строгие одежды чёрного цвета, юноша неспешно водил пером по бумаге, не обернулся, когда Ин Джиан раздражённо фыркнул:

– Его Величество учится, – и сплюнул.

Разумеется титул Ин Джиан назначил по собственному почину, но тому был повод. Юноша, Суэ Лей, приходился незаконнорождённым племянником правящему Императору. Сын фрейлины, он одинаково оказался помехой для отца и матери. Малыша Лей-эр передали на руки наёмной нянечке и отослали в далёкое имение. Пусть ребёнок и знал своих родителей, но ему строго-настрого запретили об этом распространяться. Суэ Лей вырос единственным хозяином в усадьбе в глухой деревне, а когда пришло время обучения, сам выбрал учителя – магистра Ин Шанюаня.

Каким образом весть о происхождении ученика распространилась в стенах Приюта, осталось загадкой, но принесло молодому человеку множество неприятностей. И одной из них был Ин Джиан. Эти двое – ровесники – отличались друг от друга, как весна отличается от осени. Где один преуспевал, второй давал слабину. Суэ Лей не требовалось выдержки, чтобы проводить часы в библиотеке за книгами, в то время как Ин Джиану зубрёжка снилась в кошмарах. Ин Джиан отлично владел мечом и не раз одерживал верх над «Его Высочеством». Где бы эти двое не пересекались, словно по негласной договорённость, становились на разных концах одной прямой.

Вот и сейчас Суэ Лей погрузился в чистописание, в то время как Ин Джиан готовился с пренебрежением перебрасывал книги с одной стопки в другую.

– Ну его – пыль бумажная, – буркнул Ин Джиан. – Чем быстрее разберёмся с этим ворохом бумаги, тем лучше.

      

Янь Фенг сбился со счёта – сколько раз успел подняться и спуститься по ступенькам лестницы, которую перетаскивал от одного книжного шкафа к другому. Без этой конструкции высотой в человеческий рост он попросту не мог дотянуться до верхних полок.

Добравшись с очередной порцией книг до дальнего восточного конца библиотеки он с тоской выглянул в проём и обнаружил лестницу в противоположном углу. Руки ныли, и Янь Фэнг нерешительно взглянул наверх. Не так высоко, если вдуматься. Зажав книгу в зубах, он ухватился за резной край поперечной доски и поставил ногу на опору. Неплохо, хмыкнул про себя Янь Фенг и продолжил по-обезьяньи карабкаться вверх.

Когда пальцы, наконец, коснулись верхней полки, весь книжный шкаф ощутимо шатнулся. Мальчишка пискнул через зажатые зубы, спешно подтянулся и приготовился водрузить злополучную книгу на место. В это мгновение шкаф дрогнул и начал завалиться на горе-мартышку. Янь Фенг глянул под ноги, готовый прыгнуть, но тут же передумал – высоко. Шкаф валился слишком быстро. Старинные рукописи сдвинулись со своих мест.

– Ин Джиан! – заверещал мальчишка. Книга вывалилась изо рта. Пальцы соскользнули с гладкого края. Он зажмурился, готовый к сокрушительному удару.

Но падения не произошло. Янь Фенг приоткрыл один глаз – перед взором медленно кружилась, шелестя листами, книга. За ней другая… Мальчишка парил в окружении талмудов и медленно опускался. Громада шкафа, словно исполинская скала, со скрипом отодвинулась от него. Наконец, ноги коснулись пола. В тот же момент Янь Фенг увидел спасителя. Сложив ручную печать левитации, Суэ Лей шептал заклинание. Мальчишка встретился с ним взглядом – и его накрыло волною стыда. В глазах юноши не было ни капли упрёка, злости или досады. Светлые миндалевидные глаза цвета топлёного мёда не выражали ничего.

– Эй! Ты что творишь?!

Грозный, как удар бамбуковой палки, окрик развеял звенящую тишину левитации. Тут же все книги, что, медленно кружась, опускались, с грохотом попадали на пол, а одна «удачно» стукнула Янь Фенга корешком по темечку. Ин Джиан, разорвав чужое заклинание, грозным тайфуном ворвался в проём между шкафами и встал перед Суэ Леем, загородив Янь Фенга.

– Ты в порядке? – спросил он, глядя через плечо. При этом старался держать в поле зрения противника.

– Д-да.. Да-да, даже не ушибся, – затараторил Янь Фенг и рассеянно потёр шишку на голове. – Братец Суэ…

– Я вижу, что он колдует. Это он повалил шкаф? – голос молодого господина Ин стал глухим, рокочущим, похожим на рычание пса.

Суэ Лей фыркнул и, спрятав руки в рукава, развернулся, чтобы уйти.

– Эй! – внезапно взвился Ин Джиан.

Он стремительно шагнул вперёд, скрестив руки, чтобы создать ручную печать, но противник отреагировал молниеносно: ладони Ин Джиана приросли одна к другой, а губы намертво склеились. Движения молодого господина Суэ остались незамеченными двумя парами глаз. Он только мотнул головой, сбрасывая с плеча тяжёлые и густые волосы, собранные в хвост яркой красно-золотой лентой, – и ушёл.

Ин Джиан лихорадочно дёргал ладони в стороны, пытаясь разъединить их, и раздражённо мычал. Взгляд его обещал противнику долгие и мучительные пытки. Он резко повернулся к младшему брату, который сдавленно пискнул и втянул голову в плечи, ожидая порицания. Но бури не последовало. Ин Джиан раздражённо засопел и глазами указал на ладони.

– А? – не понял его Янь Фенг, но брошенного яростного взгляда ему хватило, чтобы сообразить. – Я… я сейчас. Подожди.

Он расставил шире ноги, напружинил колени и, будто на занятиях, поднял ладони перед глазами. Ручные печати, как и любая другая магия, давались ему с трудом. Ведь прошёл только год, как он взялся за занятия магией. Движения пальцев и ладоней вышли неловкими, медленными. Чары удалось снять только со второй попытки. К тому времени старший брат готов был обрушить весь гнев Небес на голову неумехе, но удержался – чудо, что мальчишка вообще сумел снять магию, не разворотив при этом половину библиотеки. За это хвалить нужно, а не размахивать хлыстом.

Гнев Ин Джиана захлебнулся, не найдя цели. Как бы юноша не тренировался, а в накладывании чар, Суэ Лею он не ровня. Недаром в спаррингах ему в противники ставили сразу двух учеников.

– Будь со мной мой меч, он не ушёл бы отсюда целым, – с досадой проговорил Ин Джиан и поднял с пола книгу. – Что ты тут учудил?

– Я не специально, – промямлил Янь Фенг и принялся собирать разбросанные книги в стопки. Помолчав немного, он осторожно добавил: – А он меня спас, между прочим.

– Между прочим, он наложил на меня заклятие молчания! – тут же взорвался старший товарищ. Он со злостью отбросил в сторону ни в чём не повинную книгу, резко развернулся и рванул прочь.

Янь Фенг только вздохнул – кругом виноват. Вот ещё бросил огонь в бочку с фейерверком. А сказал-то всего лишь правду…

Книга, которую отбросил старший брат, раскрылась и плюхнулась прямо на жёлтые страницы. Янь Фенг поднял её и расправил. Обложка из тёмной кожи без надписей неприятно холодила ладонь, словно в руках лежала жаба. Листы, сшитые чёрной лентой, оказались серовато-голубого цвета – необычного для рисовой бумаги. На страницах не было привычных убористых записей или же изящных стихотворений. Только вписанная в круг печать с четырьмя иероглифами, значение которых ускользало, когда мальчишка пытался их прочесть. Лепестки и чёрточки яркого сине-зелёного цвета складывались в бессмыслицу. Повернув книгу, он вновь всмотрелся в странную печать – и всё равно не увидел ни смысла, ни слов.

– Чушь! – вздохнул Янь Фенг, покрутив книгу несколько раз.

Он хотел уже поставить её на место, но вдруг в скудном свете свечи иероглиф потёк, словно ручеёк, и сверкнул мягким отблеском, подобно речному жемчугу. Чудна́я краска меняла цвета, переливалась и светилась изнутри. Казавшиеся обыкновенными чернила внезапно стали похожи на шёлк, собрались лужицей прямо на странице. Весь рисунок, словно подчиняясь незримой руке, собрался в узелок, приподнялся над бумагой, как капля после дождя, но перевёрнутая с ног на голову. Капля поднималась, поднималась и скручивалась, пока в конце-концов тонкая спиральная ножка не оторвалась. Перламутрово-синяя бусина зависла в воздухе, её гладкая поверхность шла рябью…

Складки остановились и сложились одна над другой, а потом разошлись в стороны, обнажая круглый, блестящий, как шкура угря, глаз с чёрной кляксой зрачка. «Глаз» прокрутился в перламутровых веках.

– О-ох, – не удержался Янь Фенг.

Глаз тут же повернулся к нему, и неровный зрачок стянулся, став похожим на цветок с острыми лепестками. Неизвестное существо – или дух – рассматривал мальчишку, который с неподдельным любопытством разглядывал перламутровую тварь с единственным глазом во всё небольшое жидкое тельце. Рука поднялась против воли – Янь Фенг нацелился пальцем в чёрную серединку. Зрачок заметил движение: чуть сместился и ещё больше сжался, став похожим на морского ежа. Он следил за движением пальца и, когда до глянцевой поверхности оставалось совсем чуть-чуть, внезапно раскрылся кошмарным цветком. На каждом белёсом лепестке обнажились крошечные зубы. Тварь кинулась в атаку. Пасть вытянулась трубочкой и сомкнулась на указательном пальце.

Янь Фенг вскрикнул – десять тысяч игл вонзились в кожу – и отбросил прокля́тую книгу. С ней отлетел и монстр. Шмякнулся на пол и, как перезревший плод, разлетелся брызгами. Мгновение ничего не происходило, а потом перламутровые капли слились в лужицу. В воздух опять поднялся шарик с единственным – хищным – зрачком и бросился в атаку. Янь Фенг прянул в сторону – тварь раскрыв пасть вонзила зубья в доски.

– Прочь! – взвизгнул мальчишка и наскоро сложил ручную печать.

Тварь дёрнулась, высвободила пасть из дерева, взвизгнула и, крутанувшись, вонзилась в щель между шкафом и полом.

Янь Фенг выдохнул. Погрызенный палец наливался жаркой болью, будто оса вонзила жало под ноготь. Приглядевшись, мальчишка разглядел на коже мелкие следы зубов – крошечные капельки крови сочились из ранок. Как бы не зудел палец, как бы не хотелось сунуть его в рот и пососать, страх перед неизвестной тварь не отпускал.

– Фенг-эр!

Мальчишка подпрыгнул от неожиданности. Суровый и хмурый Ин Джиан поставил массивную лестницу к шкафу и посмотрел на младшего брата, который тут же спрятал руки за спину.

– Что это? – мрачно спросил Ин Джиан.

– Порезался об бумагу, – пожал плечами младший. – Не страшно.

– Ты так кричал, будто тебе полруки отхватили, – возразил Ин Джиан. Он окинул взглядом пространство между шкафами и вопросительно глянул на младшего.

– Я… я не… Прости, сейчас всё уберу, – забормотал Янь Фенг и наклонился, чтобы поднять книгу. Он спиной чувствовал, что Ин Джиан внимательно наблюдает, но не удержался – покосился на узкую щель между шкафом и полом, куда юркнул монстр, и ничего не увидел.

 

   


     

Фамилии, имена и названия выбраны не просто так, ниже привела их переводы.

Ин – ответить; Шанюан – верхушка горы; Юминг – нефритовая яркость; Джиан – здоровый

Янь – ласточка; Фенг – острое лезвие или ветер

Суэ полынь; Лей весенний шумный гром.

Нянь – год; Ю – верный товарищ

Ки – невиданный; Ливей – вечно богатый и величественный

Дэйю – чёрный нефрит

Гюрен – оценка благосклонности

 

Некоторые специфические словечки:

 

Гэгэ – старший брат.

Суффикс -эр – имеет значение "ребёнок"; добавляется к имени ребёнка и придаёт уменьшительно-ласкательное значение. Приставка А- добавляется к имени детей и слуг; также добавляется к именам тех, кто тебе близок. Здесь: хоть и обе эти две детали имеют отношение к детям, но имеют принципиальные различия, которые подчёркивают положение детей в семье в соответствии с их возрастом.

 

Глава 3. Ночь, дождь и два мешочка лягушек

Короткое жаркое затишье подошло к концу быстрее, чем того желали обитатели Приюта Летних Ветров. На резиденцию семьи Ин обрушились дожди со шквалистым ветром. По дорожкам струились реки, на лужайках и клумбах разлились серые и мутные озёрца. Стихия билась в стены, норовя сорвать резные украшения и забраться под крышу. Завывало в каждом уголке. Непрекращающийся шелест мешал спать, мешал вести беседы. Дождь тушил факелы и свечи. Только волшебные огоньки, развешанные по галереям, рассеивали вечерний мрак холодным голубоватым светом.

Ин Джиан взгромоздился с ногами на низкое кресло и без интереса играл в карты с А-Тинг, своей служанкой. Он то и дело бросал долгие взгляды на закрытую дверь и прислушивался, разгадывая в вое ветра шаги. Он успел проиграть служанке три монеты, когда в дверь явственно постучали – три коротких глухих удара. Тут же девушка подскочила. Две фигуры, закутанные с ног до головы в плащи, ввалились в полутёмную комнату. С них ручьями стекала вода, собираясь под ногами в лужи.

– Фух, ну и поливает. Насилу дошли, – пробурчал Янь Фенг и стянул с головы капюшон.

– Не жалуйся, – тут же подоспел хозяин комнаты и щёлкнул пальцами. В гостей врезалась стена тёплого ветра, схлестнула с одежды и волос следы дождя и согрела.

– Мы всё сделали, молодой господин, – заговорил спутник младшего брата. Он отвязал от пояса плотно набитый мешочек, в котором шевелились и возмущённо квакали лягушки – десяток или дюжина. Второй такой же мешок держал в руках Янь Фенг. Ин Джиан забрал оба и, пока А-Тинг помогала брату-близнецу снять намокшую одежду, а Янь Фенг с горящим интересом в глазах заглядывал через плечо, наложил на беспокойных тварей заклинание оцепенения.

– Ва-а-а, – восхищённо выдохнул Янь Фенг.

– Не распахивая по пустякам рот – последний ум выпорхнет, – весело фыркнул старший и щёлкнул брата по кончику носа, но тут же стал серьёзным: – Заклинание рассеется через час или около того. Времени предостаточно. А-Тао, А-Тинг, сидите здесь. Что бы ни случилось – вы не при чём, ясно? Ты готов? – с озорной ухмылкой Ин Джиан повернулся к брату и получил в ответ кивок. Он натянул плащ, набросив капюшон на голову. Один мешочек с оцепеневшими садовыми лягушками взял сам, второй передал Янь Фенгу. И две фигуры выскользнули наружу в шуршащий ночной ливень.

 

Янь Фенг на четвереньках крался мимо окна. До заветной комнаты, куда он должен был забраться, оставалось не больше четырёх шагов. Он слегка приоткрыл дверь и шмыгнул в тёплую спальню. Слева, как раз под окном, стояла кровать, и хозяин комнаты, накрывшись с головой одеялом, крепко спал, не подозревая о каверзе, которую задумал незваный гость. Слепо пошарив в опустевшем мешочке, Янь Фенг вытянул за тонкие холодные лапки двух лягушек. Он уже вплотную подполз к кровати и запустил под одеяла руку, но внезапно у самого уха вспыхнула искра. Ослеплённый нарушитель прянул в сторону и врезался спиной в стену. Из темноты выступил хозяин комнаты: как всегда статный и аккуратный, одетый во всё чёрное.

– Гэгэ, – испуганно пискнул мальчишка, когда рядом с лицом вспыхнул волшебный огонёк. – Прости! Прости! Прости!

– Тц! Кто бы сомневался, – ядовито выплюнул юноша и скрестил руки на груди. – Что ты тут делаешь? Господин Ин приказал ночью из спален носа не казать.

– Да? Я не слышал…

– Ещё бы! Болтал весь ужин с другом, – аристократическое лицо Суэ Лея потемнело и на нём отразилось холодное презрение. Он покосился на животных, что до сих пор держал в руке незваный гость. – Лягушки, фи!

– Это братец придумал! – выпалил Янь Фенг и зажал рот ладошкой.

– Какая разница, – пожал плечами старший ученик. – Ты и он – вы ослушались приказа господина.

– А… А почему господин Ин приказал не выходить наружу?

– Он устроил ловушку. Вредный дух три недели беспокоит жителей деревни: разорил кладбище, разрушил оросительные каналы. Магистр Ин установил приманку перед Восточными воротами, чтобы привлечь монстра и уничтожить. – Суэ Лей скривился, словно объяснения младшему были оскорбительны для него. Однако он протянул руку и поднял Янь Фенга с пола. – Тебе повезло…

Его речь оборвал оглушительный грохот. За окном вспыхнул яркий, как сотня молний, свет, и сонную тишину над Приютом пронзил рёв твари.

– Джиан! – выкрикнул Янь Фенг и метнулся к двери, но хозяин комнаты вцепился в его руку и выпалил:

– Стой! Там опасно!

– Пусти! – внезапно зло рявкнул мальчишка и щёлкнул пальцами. Крохотная искорка бросилась в лицо старшему и взорвалась. Тот ослабил хватку – и сорванец выскользнул наружу.  

 

Янь Фенг бежал на вспышки света и грохот, оскальзывался и спотыкался. Он не обращал внимания на дождь, что заливал глаза, и не оглядывался. И выскочил из-за угла как раз в тот момент, когда водяной хлыст обрушил часть кровли над галереей. Первое, что он увидел, Ин Джиана, которого засыпало осколками. Старший брат, припав на колено и вскинув руки, укрылся магическим щитом.

– Братец! – закричал он и рванул к брату. Ин Джиан оглянулся, и лицо его вытянулось от злости – и страха.

– Нет! Убирайся!

Младший как будто не слышал его. Янь Фенг нёсся по галерее к брату. Водяная плеть хлестанула по ногам – и мальчишка грохнулся на живот. И только тогда он увидел монстра. Переливаясь знакомым тёмно-синим перламутром, тварь размером с крытую повозку скользила над лужами, рассекала круглыми боками потоки дождя. Хищный глаз бешено вращался в складках, раскрывая и смыкая лепестки зрачка, усеянные клыками размером с хороший кинжал. Тварь, не касаясь земли, вертелась над цветком из водяных плетей. Янь Фенг смотрел на монстра взглядом мыши, оказавшейся перед змеёй.

– Фенг!

Мальчишка вздрогнул.  Ин Джиан побелел от страха, когда увидел младшего. Он рванул к поверженному мальчишке, перепрыгивая завалы и отбиваясь от водяных плетей, и оказался рядом как раз вовремя: вскинул руки, создавая щит, и принял тяжёлый удар водяного хлыста.

– Вставай! Вставай! – задыхаясь, подгонял он младшего. – Беги отсюда! Спасайся!

Янь Фенг с трудом поднялся на колени и оглушено встряхнул головой. Упав, он рассёк колени, локти и ладони. Кровь вперемешку с дождевой водой потоком лилась на деревянный настил. Мальчишка побледнел и дрожал – от удара и от страха.

Тут же рядом возник насквозь мокрый Суэ Лей и тоже создал магический щит, но куда более мощный и надёжный. Бабах! Удар водяной плети вновь обрушился на кровлю, но мощный щит Суэ Лея с лёгкостью защитил всех троих.

– Меч! Возьми меч!

Ин Джиан всё понял, свернул собственный ничтожный барьер, дотянулся до пояса «Его Величества» и выдернул клинок. Чужой, неудобно лежащий в руке, меч был всё же лучшей защитой, чем магические способности.

– Нужно уходить! – перекрывая грохот, закричал Ин Джиан. Суэ Лей, не оглядываясь, кивнул. Они встали плечом к плечу, готовые прикрывать младшего и отступать.

– Я… Я сейчас… – забормотал Янь Фенг, сосредоточился и спешно сложил ручную печать.

Ин Джиан успел оглянуться и крикнуть:

– Фенг! Нет!..

Заклятье разорвалось, как фейерверк. Юношей разбросало в стороны. Ин Джиан пребольно врезался плечом в жидкую грязь. Суэ Лей откатился в сторону и тут же вскочил на ноги. Янь Фенга собственное заклинание отшвырнуло на стену. Мальчишка приглушённо пискнул и распластался в луже. Тут же к нему метнулось щупальце, обмотало ноги и потащило…

Ин Джиан рубил и рубил воду: одну плеть, вторую. Третье ухитрилось сжать лодыжку и опрокинуть юношу на спину, и монстр потащил его к себе. Извернувшись, юноша рассёк плеть мечом, но тут же другой водяной хлыст обвил запястья и вздёрнул к небу.

Суэ Лей уворачивался от нападающих потоков воды – подпрыгивал, перекатывался и подныривал. Чёрные одежды и волосы вымазались в грязи, которую тут же разбивал дождь. Суэ Лей долго тягался в проворстве и ловкости с водяными щупальцами, но удача изменила и ему. Он поскользнулся, на мгновение потерял твёрдую опору и покачнулся. И пропустил атаку. Тяжёлая струя сначала сбила с ног, затем опутала, подняла в воздух и тут же впечатала в землю. Суэ Лей едва не потерял сознание: вместо выбитого из груди воздуха тут же заняла вода.

Ин Джиан беспомощно наблюдал, как оба товарища беспомощно бултыхаются в толстых, как дубы, водяных столбах. Тварь подтягивала и подтягивал добычу. С ужасом Ин Джиан увидел, что зрачок единственного во всё тело твари глаза раскрылся, обнажив клыки и бесконечно-чёрное нутро. И Суэ Лей, и Янь Фенг отчаянно сопротивлялись, стараясь «выплыть», но монстр неумолимо тащил юношей в зияющую бездной пасть. Ин Джиан десять тысяч раз проклял и задуманную проказу, и лягушек. Даже ненавистного племянника императора готов был простить и никогда не задирать, лишь бы только случилось чудо.

Ин Джиан вывернул запястье под таким углом, что болезненно хрустнула кость. Лезвие надрезало водяную плоть, и щупальце распалось. Ин Джиан с немалой высоты грохнулся на землю, зашибив ноги. Он перекатился несколько раз, стараясь оказаться вне досягаемости монстра. И тут расслышал спасительный вой и лай.

 

Шесть громадных чёрных псов ворвались на дворик, в центре которого нелепым памятником копошился монстр. Они окружили тварь и напали все разом. Псы кусали перламутровую плоть, отскакивали от водяных хлыстов и вновь бросались в атаку. Монстр разъярился, щёлкал направо и налево плетями, пытаясь попасть по юрким тварям, досаждающим со всех сторон разом. Рваный зрачок-пасть то открывался, норовя схватить противника, то стягивался неровной кляксой.

Монстр позабыл о добыче и отшвырнул в стороны. Суэ Лей врезался в деревянную стену сарая и проломил её. Янь Фенг отлетел в розовые кусты. Ин Джиан сорвался с места и, уклоняясь от атак, добежал до разрушенной цветочной клумбы. В лице младшего брата побледнело, щёки, лоб и руки кровоточили от множества царапин, но, главное, он дышал. Ин Джиан от облегчения едва не заплакал. Он прижал брата к груди, словно младенца и повернулся к побоищу.

Из-за кустов, ему прекрасно было видно, что тварь в бешенстве лупит всюду, куда дотягивается. Монстр полностью разрушил злополучную галерею. Псы атаковали вновь и вновь. Огромные – ростом по пояс взрослому мужчине, с длинной шерстью и пастями, полными белых крепких клыков, псы рвали монстра.

И вот показался хозяин замка. Магистр Ин Шанюан, одетый в ритуальные одежды жёлто-зелёного цвета, пусть и насквозь мокрый, выглядел величественным и могущественным. Ин Джиан почувствовал, как шевелятся волосы на затылки – он никогда не видел отца в боевом облачении и ведущего не учебный, а настоящий бой.

Ин Шанюан коротко свистнул и псы все разом отпрыгнули от твари. Магистр вскинул меч Цаньфань, «Тысяча парусов». Тонкое, словно пронизанное ветром, лезвие сверкнуло, поймав на кромке свет магических огоньков и сверкающей молнией вонзилось в землю. Тут же вспыхнуло магическое пламя. Меч и шесть псов образовали вершины печати. Тварь, оказавшись в центре, заверещала. Глаз закатился под набрякшее верхнее веко. Вся поверхность монстра зарябила. Призванный вихрь скрутил из перламутрового тёмно-синего шара тонкую спицу, а затем разорвал на бесчисленное множество искрящихся клочков. С неба вместе с дождём посыпался серый пепел…

  

Всё было кончено. Псы обнюхивали поле боя. Двое бросились к разрушенной галерее, один – к сараю, куда монстр забросил Суэ Лея. Четвёртый со всех лап помчался к розовым кустам. Пёс коротко рыкнул, обнюхал Ин Джиана, лизнул в лицо так и не пришедшего в себя Янь Фенга. Потом поднял морду и посмотрел прямо в глаза молодому господину. Ин Джиан был уверен, что в выразительных глазах цвета охры мелькнул упрёк. Пёс плюхнулся на мохнатый тяжёлый зад, пару раз махнул хвостом и вывалил розовый влажный язык между длинными, с мизинец, клыками.

– Всё хорошо, Шан, – мрачно ответил Ин Джиан на немой вопрос во взгляде пса. – Хорошо поработали.

В разрушенный дворик высыпали слуги. Господин Ин раздавал короткие приказания, псы не спеша собирались за его спиной. Шан оглянулся на хозяина, потом ткнулся влажным холодным носом в щёку молодого господина и потрусил к остальным. Прибежали псари, чтобы увести выполнивших свою работу собак. Ин Шанюан погладил по голове и потрепал по мохнатой холке каждого пса и уже после всех отослал.

Ин Джиан понял, что дальше отсиживаться в кустах бесполезно. Он подхватил на руки Янь Фенга и, опустив голову, подошёл к отцу. Ин Шанюан не повернулся в сторону сына – он смотрел, как слуги разбирают доски и достают из-под завала перепачканного с ног до головы Суэ Лея.

– Он жив, господин, – крикнул один из слуг. – Без сознания.

– Хорошо. Отнесите его в комнату и позовите лекарей, – выдохнул Ин Шанюан и заметно расслабился. После этого он кинул ледяной взгляд на притихшего сына.

– Он тоже жив, я отнесу его в комнату, – произнёс Ин Джиан, крепче прижимая к груди брата. Ин Шанюан кивнул.

   

В комнате беспокойно метались А-Тао и А-Тинг. Увидев мальчишку на руках хозяина, они проглотили вопросы и бросились выполнять обязанности. А-Тинг принесла чистые одежды и помогла хозяину снять грязные и насквозь мокрые. А-Тао наполнил чан горячей водой и готов был её сменить.

Ин Джиан понимал, что, даже если отец не отругал сразу, то ещё не значит, что наказания не будет. Он знал, что тот даёт время всем троим прийти в себя и залечить раны.

Раздеваясь, юноша поморщился. Он думал, что битва для него-то уж обошлась малой кровью. Однако стоило развести в стороны руки, как рёбра отзывались тянущей болью. Всё тело налилось тяжёлой усталостью, какой не бывало даже после самых продолжительных тренировок, а каждый шаг отзывался вспышкой в стопах. Горячая вода помогла утихомирить боль, но на смену ей пришла оглушающая  слабость в теле и пустота в голове.

У кровати младшего брата суетился лекарь. Янь Фенг, вымытый и переодетый, с трудом держал глаза открытыми. Он слегка повернул голову, когда Ин Джиан опустился на колени у изголовья. Мальчишка со страхом глядел в его мрачное лицо.

– Прости меня.

– Прости меня.

Слова сорвались с губ одновременно, и юноши озадаченно уставились друг на друга, а после недолгой заминки тихо рассмеялись.

– Лекарь сказал, что у меня сломано ребро, – первым заговорил Янь Фенг. Он опустил одеяло, показывая, словно боевой шрам, забинтованную грудь. Его руки опутывали повязки от ладоней до плеч. На лице блестела жёлтым заживляющая мазь.

– Молодой господин, тут нечем гордиться, – нарочито сурово произнёс лекарь и повернулся к Ин Джиану. – Вам тоже бы отдохнуть, молодой хозяин, но сначала покажите вашу спину. Я видел синяки…

– Всё хорошо, это только ушибы. Ты можешь идти, – Ин Джиан говорил медленно, устало, растягивая слова.

Лекарь поклонился и выскользнул за дверь. А-Тао и А-Тинг притихли в тени и ждали распоряжений. Ин Джиан кивком их отпустил. На низком столике, где ещё недавно лежали игральные карты, стояли две плошки с мазями и размотанные бинты. Наверное, даже лягушки не успели «ожить» – так стремительно всё произошло!  

Слишком быстро…

    


 

Линь Тинг и Линь Тао. Линь – лес, Тинг – изящная, Тао – большие волны

Меч «Тысяча Парусов» – Цаньфань

Шан – гора

Веньян Йи. Веньян – очищенный и добродетельный, Йи – яркий

 

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Умка 12.08.2018 22:11
В рассказе что-то поменялось? Вроде новых глав не появилось, а в новых светится...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 08.08.2018 23:21
Комментарий инквизитора к главе 3

Доброго времени суток ))

Стиль лёгкий, читается на одном дыхании. И интерес к повествованию не теряется.
Но немного неожиданным оказалось появление сразу выросшего монстра – пару бы сценок с растущим монстром. Показалось, что кусок с этими сценками я даже пропустила – пришлось вернуться ко второй главе, перечитать, но их нет (только упоминание).

Ещё показалось странным, что взрослые так долго добирались до места битвы, а ведь там ловушки расставляли, должны были быть настороже. Может упомянуть, что кто-то из взрослых пострадал уже – тот, кто должен был дать сигнал о нападении.
В целом глава интересная и хочется продолжения. Открываются новые подробности, динамика на хорошем уровне. Спасибо ))

Два тапка:
Название главы «Ночь, дождь и два мешочка лягушек» не сильно отражает её содержание. Лягушки как-то потерялись в борьбе с монстром, травмами и грядущими наказаниями.

«Ин Джиан почувствовал, как шевелятся волосы на затылки – он никогда не видел отца в боевом облачении и ведущего не учебный, а настоящий бой.» – опечатка «затылке». Конец предложения тяжеловат – про учебный бой можно и опустить «…отца в боевом облачении, ведущего настоящий бой.» И повтор.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 09.08.2018 04:17
Леди, Спасибо за комментарий! Мне очень важно знать мнения и впечатления от этой работы. Чтобы продолжать с ней работать!
Цитата:
Но немного неожиданным оказалось появление сразу выросшего монстра – пару бы сценок с растущим монстром.
Ну... монстру бы никто не позволил расти, если бы попался на глаза, то его сразу бы уничтожили.
Цитата:
Ещё показалось странным, что взрослые так долго добирались до места битвы, а ведь там ловушки расставляли, должны были быть настороже.
Не столько они "долго", сколько битва с детьми произошла быстро - несколько минут и подоспели взрослые.
Его нападения ждали совершенно с другой стороны, где находились приманки и ловушки.

А названия глав - это отдельная боль((
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 23.07.2018 18:00
Замечательное описание монстра и сцены боя! Прямо видела глазо-зубую гадюку, раскидывающую всех щупальцами. Водяными щупальцами - это и красиво, и страшно одновременно.
Мальчишки такие благородные: горой друг за друга. Мне кажется, после такого сражения братья должны подружиться с Суэ Лейем.

По-моему Геннадий имел в виду следующее:
Вот, например: чистые одежды и помогла хозяину снять грязные и насквозь мокрые.
Подумалось, что на месте слова одежды хотела бы увидеть штаны и кафтан или что-там в этом мире носят. Но без излишних подробностей. Чтобы не растекаться мысью по древу.

Блошечка:
серые и мутные озёрца - кажется, что одни серые, а другие - мутные.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 24.07.2018 03:41
Спасибо, Умка!
Этих троих ждёт много приключений) Такие уж котята - каждый со своим жуком в голове и по-особому ищет приключения на жо** :lol:

Спасибо за блошечку - поправлю)

С одеждой сложнее. Информации по одеждам совсем нет. Кроме всем известного ципао, есть ещё ханьфу, но это не то, что мне нужно. Есть много артов с подходящей одёжкой, но названий к ним, кроме "одежд верхних/нижних и пр." увы нет. Или опять же общее - "ханьфу", которое настолько разное, что не более определяет внешний вид, чем "одежда". Китайцы ни так консервативны, как японцы с их кимоно. И каждая эпоха в Китае наложила отпечаток на внешний вид одежд. Даже конструктивно сложно сказать, к какому типу относятся детали. Ну разве что да, есть штаны, рубаха....
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 23.07.2018 17:25
Только что увидела. У меня оповещение попало в спам. Обязательно прочту.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 23.07.2018 13:14
Добавила 3 главу.
Для удобства разместила содержание в начале текста.

Приятного чтения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # GennadyDobr 04.07.2018 15:16
Чудесное начало. Чувствуется, что у автора в голове уже сложившаяся вещь. Отсюда - гармоничность и четкий ритм повествования. Приятно. когда тебя ведут по истории уверенной рукой.

Подкупает очевидное знание автором эпохи. Имена, названия, понятия, антураж - все на месте. Пара слов о том, чего не хватило.
Мне не хватило конкретики - описаний одежд и обуви, чтобы лучше представить себе героев. Еды - из чего ели, чем, как. Пили ли мальчики чай. или оставляли это занятие взрослым?

Талмуды - неудачное слово, имеющие строго определенный смысл. По моему, лучше заменить его на фолианты или инкунабулы.

Карп и дракон связаны, один превращается в другого.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 04.07.2018 16:03
Спасибо, Геннадий! Вещь в голове не столько сложившаяся, сколько укоренившаяся и активно растущая, как вдоль, так и вширь. История движется, обрастая и обрастая дополнениями, сюжетными линиями и деталями.

Над антуражем я старательно работаю, стараюсь, но понимаю, что далековато до нужной чистоты. Вот и возникают всякие неточности. Спасибо за "талмуд", я о значении не задумывалась поискать. Поправлю.

Конкретика, на мой взгляд, здесь будет излишня. Это же не энциклопедический текст)) Да и об исторической базе можно не говорить. Всё же мир более мой вымысел, базирующийся на атмосфере Древнего Китая, чем исторически точный роман.

За историю про карпа и дракона отдельное спасибо! Почитаю. Но ссылочку убрала - не положено)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 20.06.2018 19:42
Комментарий инквизитора

Доброго времени суток ))

Продолжение насыщенное, хотя глава и небольшая. Появляются новые интересные персонажи. Суэ Лей заслуживает внимания читателей – образ получился положительным, он и спасть младшего ребенка постарался, и не требует за это награды – просто уходит, уклоняясь от драки.
Отношения потихоньку развиваются, всё логично и живо.

Появилась и новая интрига: тёмная сущность, выпущенная из книги. А так понимаю, что она еще выползет из той щели, в которую заползла ))
Понравилось описания и падения, и оживших букв, и т вари – органично и неизбито
Читать интересно и, конечно, хочется продолжения. Будем надеяться, что не менее яркое ))

Спасибо ))

«Вот ещё бросил огонь в бочку с фейерверком. А сказал-то всего лишь правду…» – предложения где-то тяжеловаты «Бросил огонь в бочку с фейерверком. А сказал всего лишь правду…»

«Янь Фенг вскрикнул – десять тысяч игл вонзились в кожу – и отбросил прокля́тую книгу.» – «проклятую» больше подходит для прямой речи. И сразу возникает в голове, что книга действительно про́клятая. «Испугавшую» или «опасную» или еще какую-то книгу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 21.06.2018 03:48
Леди, спасибо за комментарий!

Чем дальше пишу, тем чаще ловлю себя на мысли, что все герои мне нравятся, и постоянные, и проходящие))
А ещё твари - вроде и хочется окунуться в мифологию Китая, а вроде - и своей фантазией не обделена))))

Насчёт проклятости книги я подумаю)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 21.06.2018 17:47
Мифология неизменно меня очаровывает )) Хочется и мифологии, и фантазии ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 19.06.2018 20:28
Очень симпатичная глава. Мальчишки так и призывают неприятности на свою голову. Потому как сорванцы. Новый герой, интересно, кем он станет - другом или недругом. Так симпатичный, но уж больно не нравится Ин Джиану. Значит, назревает конфликт.
Порадовало красочное описание хищного магического зверька из книги. От всего этого прямо так и веет старой недоброй магией.

Мелкие блошки:
Он расставил шире ноги, напружинил колени и, будто на занятиях, поднял ладони перед глазами. Ручные печати, как и любая другая магия, давались ему с трудом. Ведь прошёл только год, как он взялся за занятия магией. - два раза подряд "магия".

Янь Фенг сравнивается с мартышкой, а водились ли в Китае обезьяны? Просто не знаю.

Что такое "гэгэ".
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 20.06.2018 03:40
Спасибо, Умка!
Я очень переживаю за каждую главу, но уже прошло достаточно времени - откладывать было как-то нечестно.

За блошек спасибо - собираю в мешок, потом буду править.

Обезьяны - конечно водились. Год Обезьяны же по китайскому календарю) да и Король Обезьян из классического романа «Путешествие на Запад»)

Гэгэ - дословно "старший брат" ; не обязательно родственник.(я забыла внести пояснение)

Правда я думаю ,стоит ли вводить такие словечки. Может ограничится обращениями типа "старший брат" - чтобы понятно было...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 20.06.2018 18:30
Нет, этнические слова, если их немного, придают колорит. Если их 1-2 на несколько страниц, то это читателя не будет раздражать.
А про год обезьяны я и забыла:)
А откуда в Китай попали обезьяны? Они там так и водились или откуда-то завезли?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 19.06.2018 15:41
Добавила вторую главу
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 04.06.2018 00:05
Комментарий инквизитора

Доброго времени суток ))

Начало книги, а тут видится книга, меня заинтересовало. События вроде и не особенно необычные, но необычно хорош язык и атмосфера. Мальчику сопереживаешь, да и все персонажи вызывают приятные чувства. Отношения братьев радуют: и реальны, и показывают их с хорошей стороны.
Начало интригует, как и намёк на наличие в истории дракона.

Персонажи живые и яркие, а повествование раскрывается неспешно. Приятно и легко читается. Даже описания тяжелого и голодного детства немного смягчены, давая понять, что ребёнок привык к выживанию.

Немного цеплялась за «он» («его»), выделенные курсивом. Понимаю, что хотелось выделить, но не уверено, что это необходимо – меня отвлекало.
Мне показалось, что в конце пролога не хватило нескольких предложений с информацией: почему мальчик жил на улице, питался на помойках и долго ли там жил. Понятно, что он потерял родителей, рос, как дикое животное. Конечно, дети бывают живучи (выживая в любых условиях), но и они пытаются сбиться в стаю. Чуть не хватило ))

Очень хочется продолжения истории )) Вдохновения ))

«Губы разошлись в улыбке – открытой и по летнему тёплой.» – по-летнему.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 04.06.2018 03:45
Спасибо, Леди! :cat
Да, будет книга - по крайней мере, я буду стараться, чтобы она появилась.
Начало интригует, как и намёк на наличие в истории дракона. - ты мне подала идею :find
Немного цеплялась за «он» («его»), выделенные курсивом. Понимаю, что хотелось выделить, но не уверено, что это необходимо – меня отвлекало. - я не знала, как отделить "он" мальчика от "он"-мужчины.((
Мне показалось, что в конце пролога не хватило нескольких предложений с информацией: почему мальчик жил на улице, питался на помойках и долго ли там жил.- всему своё время; всё будет :roll:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fire Lady 04.06.2018 10:37
Пожалуйста ))

Я если мальчику какое-то прозвище дать, которым он сам себя именовал. Неприятное, но для него привычное, которое он помнит из жуткого детства - его так дразнили, обзывали, так звали его чаще всего, видя на помойках. Найди кличку, которая вызовет жалость у читателя, но поможет герою в дальнейшем переживать трудности - этакий щит или внутренняя мотивация. Конечно, это просто мои мысли ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 04.06.2018 10:41
Тут как раз важно неосознавание самого себя. На тот момент мальчик отрезан от себя, как личности.
И ещё отсутствие воспоминаний о прошлом. В сумме это как раз важные для сюжета детали)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 04.06.2018 11:35
Я поняла, что у него проблемы с самоидентификацией, которые, конечно, всплывут и в будущем. Это интересно обыграть и использовать в сюжете.

А в отношении имени собственного у детей, выросших в таких условиях… Я не психолог, конечно – могу чего-то и не знать. Но у меня сомнения возникли – дети даже к диким животным прибиваются, лишь бы не быть одни. Твой персонаж тоже немного тянется к людям, хотя и знает, что он прогонят. А вот с именем и самоопределением… может, и бывает такое. Это, наверное, тот момент, когда для написания книги нужна консультация профессионала
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 04.06.2018 12:42
Консультация точно нужна. Тут всё сложнее, чем я думаю :facepalm
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dj_taisauti 22.05.2018 14:09
Комментарий инквизитора
Приветствую Элис. Сразу скажу без обиняков, начало многообещающее. Самое главное есть, а значит – повести или даже роману быть. Ну, во всяком случае, если у автора будет на то желание и воля).
Узнаю неповторимый лёгкий и изящный стиль Элис. Атмосферность есть и это главное. Картина ярко раскрывается в сознании. Всё гармонично и характеры хорошо показаны. Пока ещё фрагментарно, но так и должно быть в открытом для продолжения тексте. Я так понял, этот мальчик, что предстаёт в начале повествования и есть Янь Фэнг? Тут замечаний особых ни к структуре, ни к логике быть не может, поскольку это только начало, но кое-что могу сказать в качестве замечаний. По мелочам.

Мне кажется, во вступлении надо бы дать более чёткую картинку этого мальчишки. Читаешь и всё время гадаешь, что же это такое.
И вообще, как-то слишком всё внезапно начинается, читатель ошарашен и в невольных раздумьях читает, пока мало чего понимая. Такой стиль, когда сразу на тебя наплывает сюжет и всё постепенно проявляется в сознании, образы и картинка мира, тоже имеет право на существование. Просто, надо всё равно, более ровно это сделать, что бы ни было слишком много белых пятен в формирующейся в сознании картинке.
И ещё, мне не хватило аромата китайского чая, плеска китайской речки, китайской желтизны и всего китайского. Я бы хотел меньше господ с окладистыми бородами и больше мандаринов с жиденькими бородёнками))). Шутка, но чуточку китайской атмосферы добавить не помешало бы.
Тепло растеклось по горлу прямо к беснующемся в животе зверьку. – беснующемуся.
кончик окладистой бороды подрагивал – окладистая борода у китайца?
Вальяжная, как столичная госпожа, Дэйю тянула чёрные воды с севера на юг. – Я правильно понял, что это река так называется? Просто думаю, что при первом упоминании надо бы это обозначить. А то теряешься в догадках, что за дама расчёсывает волосы-водоросли.
Кончик самодельной удочки – второй раз не стоит указывать, что она самодельная. Я вообще не уверен, стоит ли. Другие тогда были?

В заключении есть одно пожелание. Хотелось бы побольше подробностей для большей полноты колорита этой удивительной культуры. Я вообще-то, если честно, не люблю, когда много подробностей в повествовании, но это тот редкий случай, когда это важно для атмосферы. Они у вас есть и показаны весьма неплохо, но хотелось бы больше.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Alizeskis 22.05.2018 14:42
Спасибо! Неожиданный и приятный комментарий!
Цитата:
Сразу скажу без обиняков, начало многообещающее. Самое главное есть, а значит – повести или даже роману быть. Ну, во всяком случае, если у автора будет на то желание и воля).
Пишу дальше, только выкладывать не тороплюсь. А сюжет - костяк - продуман до финала.
Цитата:
Мне кажется, во вступлении надо бы дать более чёткую картинку этого мальчишки. Читаешь и всё время гадаешь, что же это такое.
По задумке происходящее показано через мальчишку, который в силу обстоятельств и возраста сам себя не осознаёт.
Цитата:
Просто, надо всё равно, более ровно это сделать, что бы ни было слишком много белых пятен в формирующейся в сознании картинке.
Ох, как плавно будет рисоваться картина... ну и все события и предыстория будут. Всё не просто так)))
Цитата:
И ещё, мне не хватило аромата китайского чая, плеска китайской речки, китайской желтизны и всего китайского. Я бы хотел меньше господ с окладистыми бородами и больше мандаринов с жиденькими бородёнками))). Шутка, но чуточку китайской атмосферы добавить не помешало бы.
Я старалась, но кто бы знал, как обидно, что не хватает слов описать всю картинку, что разворачивается в голове. Не получается самой погрузиться в культуру. Но я стараюсь, правда, показывать.
Цитата:
Просто думаю, что при первом упоминании надо бы это обозначить.
Так было раньше: "...излучину сонной реки Дэйю."))
Цитата:
Хотелось бы побольше подробностей для большей полноты колорита этой удивительной культуры.
Предпринимаю всё, что в моих силах, чтобы самой погрузиться и познакомиться с колоритом и атмосферой Китая. Не хватает ни слов, ни навыков, ни умения "погружаться"(((

Спасибо за вдохновляющий комментарий!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 20.05.2018 12:41
Комментарий инквизитора
Привет, Элис!
Что всегда радует – это замечательные образы и сравнения. Зверёк в животе кажется просто-таки самостоятельным существом. И, хотя голодный мальчик – это описание, которое легко испортить слезодавильностью, тебе удалось одновременно и показать, до какого края он дошёл, и не пережать.
Понравилось описание реки. Словно сама побывала. Двое мальчишек получились хорошо: разные, и понятно – что у них в характере откуда.
После некоторого размышления подумала, что, возможно, это госпожа Ин Юминг должна была наливать чай супругу, а не наоборот. Но пока получается атмосферно, текст неторопливый и насыщенный.
Конечно, не без блошек.
«Онзнал, что должен», «Онпереходил с места на место» - потеряны пробелы.
«может быть молоко?» - запятая после «может быть», вводное слово.
«доске на камне, чуть выступающую над берегом» - выступающей.
«мелкий Янь Фенг, наконец, нащупал под ногами» - здесь «наконец» без запятых, не в значении вводного слова.
«выкарабкался из воды. С волос и тела полились струи илистой воды» - повтор «воды».
«сокрушался Ин Джиан и с досады пнул одинокий кусок засохшей земли» - «сокрушался» - несовершенный глагол, «пнул» - совершенный, зацепилась.
«Весь вид Ин Джиана напоминал больше крестьянина» - тоже что-то царапнуло: он своим видом напоминал – наверное, так лучше.
«Да он издевается!» – ещё больше разозлился Ин Джиан.
– Отец, – заговорил молодой Ин»
- кажется, что Ин Джиан и молодой Ин – два разных человека ))
Буду ждать продолжения ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 20.05.2018 14:09
Фиточка! С волнением я ждала комментария! Уххх!
С мальчиком старалась не передавить, да. Поскольку сама не люблю таких душещипательных тем.
Ин Юминг в истории скорее не хозяйка, а госпожа. А супруг - заботливый отец, хозяин и господин, однако грациозно и каверзно забирает у неё бразды. Ибо знает крутой нрав наверное.

Спасибо за мешок блошек. Непонятно только, как съелись пробелы. Но вроде всё поправила)

Спасибо тебе, Фиточек, за комментарий-вдохнови тель! Буду дальше писать историю!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 08.05.2018 16:14
Хорошее начало истории. Очень пронзительно описано детство беспризорного малыша. А в первой главе идет знакомство с главными героями. И сразу понимаешь, кто чего стоит. От Ин Джиана точно не приходится ждать ничего хорошего. Так же, как и от его мамочки.

Маленькие тапки:
полоскал полоски - звучит как скороговорка
В прологе Янь Фенг ест персик, а в первой главе лицо Ин Юминг сравнивается опять же с персиком. Если это не фича - лучше убрать.
Мальчика взяли в семью два года назад, почему волосы успели отрасти только до кончиков ушей? По-моему, у детей они растут довольно быстро.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 08.05.2018 16:21
Спасибо, Умка!
Не хотелось мне, чтобы Ин Джиан получился таким. Он на самом деле славный парень)) местами :find

Спасибо за тапочки - словила, поправлю)
Цитата:
В прологе Янь Фенг ест персик, а в первой главе лицо Ин Юминг сравнивается опять же с персиком. Если это не фича - лучше убрать.
Это баг :facepalm

Цитата:
Мальчика взяли в семью два года назад, почему волосы успели отрасти только до кончиков ушей? По-моему, у детей они растут довольно быстро.
Я просчиталась
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 08.05.2018 16:52
Не хотелось мне, чтобы Ин Джиан получился таким. Он на самом деле славный парень)) местами

Значит, просто подростковый возраст:)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dreamer 08.05.2018 14:44
Привет, Элис! Очень колоритное начало получилось. Пролог понравился особенно. Маленький отчаявшийся бродяжка, который даже имени своего не имеет... Понравилось, как ты короткими штришками разложила по полочкам положение всех персонажей в обществе, их личное отношение к героям Надеюсь, неприязнь госпожи Ин к Янь Фенгу сыграет в дальнейшем свою роль. А Ин джиань - тот ещё фрукт... В тихом, благовоспитанном омуте...Надеюсь на скорое продолжение. Может почитав побольше даже привыкну к сложным именам? Особо отмечу описательную часть - хороша, как всегда у тебя.
Вальяжная, как столичная госпожа, Дэйю тянула чёрные воды с севера на юг. Она расчёсывала, гладила и перебирала длинные ленты водорослей, как девица, что готовит волосы перед встречей с женихом - красиво! Удачи и вдохновения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 08.05.2018 14:52
Дримчик! Спасибо, дорогая! Над колоритом, над описаниями долго думала, вертела и подбирала) Чтобы и историчность соблюсти и китайский оттенок.
Цитата:
Может почитав побольше даже привыкну к сложным именам?
Я решила не усложнять историю набором имён, которые обычно используют в Китае))
Просто горжусь - долго и кропотливо подбирала имена)

Спасибо, я продолжаю писать!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp