Синий сайт

Всего произведений – 3654

 

Когда я стану самым известным и богатым художником в мире…

  Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
Androctonus_616
Проза
Я
Повседневность
12+ (PG-13)
3130 слов
Тяжела и неказиста...
закончен
Уточнять у автора
Понеслась

 

Узнать, как жили мастера, творившие мировые шедевры – разве это не заманчиво? О чем они мечтали, какие преграды преодолели, прежде чем стать великими. А история неизвестного рисоваки – да кому она интересна, скажете вы. Но с чего вы взяли, что жизнь популярного художника кардинально отличается от жизни неизвестного артера? Или, допустим, любого человека, с художеством не связанного? Разве что, финал иной...

 

«Эх... У меня нихрена не сделано, зато уже нафантазировала, какие перфомансы буду делать, когда стану самым известным и богатым художником в мире. И вообще думаю, как буду появляться на публике, о нарядах, в которых пойду на выставку собственных работ…»

Ольга Звоздецкая, переписка в ВКонтакте

 

Я – обычный, ничем не примечательный контент-менеджер. Фриковатой внешности, тридцати пяти лет отроду. Вечно не выспавшийся, в мятой одежде и с не менее мятым лицом. Забыть на полтора года дорогу в парикмахерскую, три недели не стричь ногти, зимой и летом в одних джинсах, и пять футболок с идиотскими принтами – по одной на каждый день рабочей недели – в этом весь я. Днем я пишу унылые статьи о проворовавшихся чиновниках и детском поносе, а вечером… Большую часть свободного времени я рисую.

Что я сделаю, когда я стану самым известным и богатым художником в мире? Для начала, перестану вставать в шесть утра. Ведь это же форменное издевательство, работать в такую рань! Сделаю так, чтоб моей матери не надо было больше работать, чтобы она спокойно ушла на пенсию и отдыхала там в свое удовольствие. Может, построю пару больниц и школ в своем районе – их тут очень не хватает. А может быть – да чего уж мелочиться – баллотируюсь в президенты! Пора раскрасить этот унылый мир красками, и это куда удобнее, когда ты сверху и имеешь право что-либо решать.

Ну а пока… Пока я не только никому не известный, но даже не совсем художник. Вы думаете, художник это тот, кто умеет рисовать? Для меня это специальность, которую получают после обучения, и профессия, которая приносит доход.

А эта история – о том, как я докатился до такой жизни.

Когда я нарисовал свой первый рисунок – это вряд ли кто вспомнит. Даже я. Одно известно точно: было это в дошкольном возрасте. Дети все рисуют. Как говорят специалисты: это развивает мелкую моторику, воображение и мышление. В общем, все то, что в будущей жизни однозначно лишним не будет.

Позднее, будучи школьником, я читал в библиотеке одну монографию, где были описаны этапы развития художественных навыков. Первым делом любой малыш, к которому в руки попадает фломастер или карандаш, рисует невнятные каракули: точки, резкие рваные линии, или завитки. Будто бы он только применяется, пробуя и расписывая инструмент. Этот этап длится примерно до трех лет и так и называется: «этап каракулей». Далее идёт черед стадии простых геометрических форм: кругов, крестов, треугольников. И только годам к пяти-семи маленький художник учится складывать эти формы в целостные фигуры, означающие предметы вокруг, присваивать символическому изображению смысл. Примечательно, что на этой стадии дети рисуют не то, что видят, а то, что знают. К примеру, говоря о солнечных лучах, взрослые имеют ввиду невидимые потоки тепла. Ребенок же нарисует их буквально: четкие прямые линии, идущие радиально от круга-солнца. Бессмертная классика: отгородить угол листа бумаги полукругом, заштриховать его жёлтым или красным, и провести от него палки-лучики, да пожирнее. Вспомните свои детские рисунки, наверняка там было что-то подобное.

Не исключено, что и я проходил такие стадии. Но в памяти осела только последняя, она как раз пришлась на детский сад. Из этого периода ярче всего мне запомнился один случай. Как-то одна девочка в группе, ни имени, ни внешности которой я уже и не упомню, нарисовала василёк и козлёнка. Мне очень понравился этот рисунок, и я решил, что непременно должен уметь так же. Не, знаю, с чего я сделал такой вывод. Ведь это даже не было заданием, из тех, что давали на групповых занятиях по рисунку, и за выполнение которых полагались оценка и похвала. Но мне уж больно крепко приспичило, так что, вернувшись домой, я засел за фломастеры.

С васильком проблемы не возникло, его нарисовать было легко. А вот своим козленком я остался недоволен. Поэтому я перечеркнул неудачу, перевернул страницу и начал все заново. То есть, с цветка. И так снова и снова. Я пытался нарисовать козленка то реалистичным, то антропоморфным, срисовывал с фото и иллюстраций к сказкам. Но каждый раз мне не нравился полученный результат. Мама пыталась объяснить, что мне не обязательно достигать такого совершенства, но я был непоколебим! Пока не закончились страницы в альбоме. По итогу на каждом его листе красовался идеальный василёк и зачеркнутый недорисованный козлёнок. Прямо пятьдесят оттенков детских страданий.

Вот это, на мой взгляд, весьма полезная для художника и вообще любого человека черта: упорство в обучении, в достижении результата. Никто не рождается с талантом творить шедевры, навыку рисования приходится учиться долго и упорно. Но это вовсе не означает, что стоит с места в карьер ставить себе слишком высокую планку. Иначе будет как у меня.

Не помню, решил ли я после случая в садике смириться с собственной бездарностью, но в школе для уроков ИЗО домашние задания за меня делала мама. Она у меня по образованию инженер, и чаще даже не столько рисовала, сколько строила изображения, копируя его из книжек по клеткам. Это касалось заданий по рисованию на свободные, творческие темы. Например, открыток к Новому году, или иллюстраций к любимой сказке. Всевозможные конусы, шары и лепные трилистники с натуры я неплохо калякал и сам. В общем, ни таланта, ни фантазии у меня не было.

И вроде бы ничего не вело меня на путь художника. Но в младших классах мамуля решила, что негоже ребенку после школы болтаться без дела по дворам, надо бы его пристроить в какие-то кружки. К сожалению, в мое время и в моем городе не было такого разнообразия детского досуга, как теперь. Ох, как же я сейчас облизываюсь на всякие детские курсы робототехники, энтомологии, да что уж там – на худой конец, Юнармию! А в девяностых выбор был невелик. От всего спортивного у меня был медотвод – справка, что я дохляк, к танцам и пению я влечения не проявлял, оставалось рисование. Им вообще-то тоже не особо горел, но и отторжения не было, как со всем остальным. Вот так я пошел в художественную школу. Просто чтобы было. Не в кружок, а самую настоящую школу: в отдельном двухэтажном кирпичном здании, с мини-галереей работ учеников в холле, с серьезными экзаменами при поступлении и выдачей аттестата при выпуске. Фактически это общеобразовательное учреждение для художников, с документами об окончании которого можно идти далее в колледж искусств или институт.

Это был самый унылый период моего творческого становления. На протяжении мучительно долгих четырех лет мы рисовали натюрморты. Карандашами, гуашью и акварелью, сухие цветы и живые, в изящных вазах и неказистых глиняных горшках, зимой, летом и осенью – и так без конца. Я возненавидел эти вазы, поеденное молью чучело белки и ржавый паровой утюг времен царя Гороха. Никакой базы о перспективе, свето-тенях или контрасте при этом не давалось. Из теории была разве что история искусств, и от обычной истории она отличалась лишь тем, что бессчетные заучиваемые имена и даты рождения-смерти принадлежали художникам, а не правителям и полководцам. Зверская тоска и натуральный садизм заставлять ребенка после уроков высиживать их не менее унылое подобие.

Из разнообразия раз в год был пленер. Но что такое пленер в провинциальном городе, где на весь периметр только уродливо подпиленные тополя, да панельные девятиэтажки больнично-зеленого цвета? Я помню только одно занятие: несколько часов я корпел над рисунком такого типового дома. Со своего места я видел лишь его торец с балконами. Каждый балкон был похож на другой будто клон, но содержимое было разным. Где-то виднелось нагромождение старых велосипедов и холодильников, где-то – аккуратные лотки с цветами и помидорами. Примерно как у людей: в целом все мы голова-руки-ноги, но наполнение формы индивидуально. Вот этот хлам я и вырисовывал все отведенное время. Вышел жутко унылый рисунок, как и само занятие.

Еще у нас в художке практиковалось творческое наказание для опоздавших. Примерно раз в квартал тот, кто приходил в кабинет последним, становился натурой для других. Когда будет такой день, нас не предупреждали, так что попасть мог любой. Один раз и я стал жертвой искусства. Это было именно наказание: не так уж и просто просидеть столько времени без движений. (Те, кто просят художников «нарисуй меня» просто не представляют, какая это пытка для натурщика!) Не меньший шок потом рассматривать больше десятка своих портретов. Различающихся не только ракурсом – ведь все сидят полукругом и видят натуру с разных сторон, но и стилем, уровнем мастерства авторов. Как говорится, сколько людей, столько точек зрения. В данном случае – буквально.

В остальное время обучение было невыносимым. Со скуки я иногда экспериментировал, используя неожиданные цвета или техники, намеренно уходя от того, что видел перед собой. В прочем, ничего особо гениального я не выдавал. А с приходом посреди курса новичка, который с ходу черной шариковой ручкой вырисовывал детальные фантастические полотна, окончательно сдулся. Году эдак на третьем учебы, я сказал матери, что желаю бросить. Она ответила, что дело, конечно, мое, но не жалко ли мне потраченного времени и денег? Мне было еще как жалко, ведь столько ресурсов вбухано! И я таки дотерпел до окончания. Твердо решил, что получу эту несчастную корочку, хотя уже тогда не считал рисование чем-либо серьезным и не собирался учиться дальше этой профессии. Кое-как окончив обучение, я решил, что ни в жизнь более не сяду за художество.

Тут я мог бы сделать вывод, что академизм убивает всякую тягу к творчеству. Но не скажу. Ступая на путь художника, в первую очередь необходимо познать сами основы. Как теорию, так и на практике. Анатомия, художественные техники, пропорции – невозможно стать мастером, не получив базу. Но очевидно, что это стоит делать не в такой форме, с какой столкнулся я. Мне было сложно объективно судить, я был ребенком. Возможно, это было недоработкой методики преподавания. Как я понял, нас пытались приучить видеть всю суть самостоятельно, наблюдать за объектом и достигать результата путем изнурительной практики. Кто увидел – молодец, ну а нет – не твое это, значит, бросай. А может, на нас вообще было плевать, деньги-то за обучение уплочены.

Я же по окончании художки действительно долгое время не брался за кисти и краски. Но через год, когда немного отошел от неприязни к этому делу, руки сами потянулись к рисованию. И именно красками, сперва гуашью, а потом ненавистной мною акварелью. Наплевав на слова педагога, что она должна течь и капать, рисовал тоненькой кистью, выписывая каждый волосок, каждую травинку в поле и лист на дереве. Как только я стал рисовать то и так, как нравится мне самому – с головой ушел в процесс. Мог сидеть по пять или даже семь часов без еды и отдыха, выдавая полотна с ватман размером. В основном на них были фэнтази-сюжеты, причем не конкретные, а из головы: какие-то безымянные эльфы, гномы и драконы. Удивительно, но в этот период навык рисования вдруг резко продвинулся сам собой, я не делал никаких предварительных эскизов, почти не использовал референсов.

Параллельно в школе на уроках рисовал карандашом и черной шариковой ручкой. На этих зарисовках было больше персонажей, но я никогда не парился их именами или историей. А еще батальные сцены: сражений с чудовищами и вселенским злом. Под тетрадкой с конспектом всегда был лист с рисунком. Учителя меня за это регулярно ругали, но рисование вовсе не мешало мне учиться. Как раз наоборот.

Дело в том, что, получая в школьной библиотеке учебники на год, первым делом я приводил их в порядок – заклеивал, чинил обложки – и читал. Все, что не цепляло, я пролистывал. А потом мне целый год было скучно сидеть на уроках: интересное я уже итак знал, неинтересное знать и не собирался. Сосредоточиться на словах учителей было невозможно: жутко клонило в сон, внимание постоянно переключалось на что-либо вокруг. Рисунок хоть немного помогал с этим справиться. Слушая лекции, я писал пару предложений в тетрадь, а следом делал несколько линий на рисунке под ним – и так боролся со скукой. Я даже развил скоропись, чтобы успевать и писать и рисовать одновременно. Но учителям было плевать, они видели только отвлекающегося от урока ученика.

Зато как рисовать плакаты – так первым делом вспоминают тебя. Страшный сон человека, умеющего рисовать: «тыжхудожник», а нарисуй-ка нам в добровольно-принудительном порядке… Но я нашел способ выкрутится. Однажды меня привлекли рисовать очередную стенгазету. Я сделал это максимально паршиво, чтобы желающим больше было неповадно. Наштриховал поверх текста цветными карандашами, будто ребенок в садике. Вот такая я бездарность, отстаньте!

На уроках ИЗО в старших классах мы часто рисовали что-то религиозное. На одном из таких занятий темой была церковь, изображая ее, мы попутно изучали архитектурные аспекты. Почему-то я сделал ее насыщенно-розовой. Несмотря на нетрадиционный цвет, она понравилась учителю и даже стала образцом для других. Еще мы рисовали Георгия, того самого, что на коне…

«Свят Георгий во бое,

На лихом сидит коне,

Держит в руце копие,

Тычет змия в жопие…»

«Дьявол среди людей», братья Стругацкие

И все же от вышки в художественной сфере я отказался. Выпустившись из школы, я пришел на экскурсию в институт культуры. Поглядел на шумных неопрятных «творческих» людей – бородатых, косматых, в нелепой цветастой одежде. Послонялся по кабинетам администрации, где не смогли ответить на мои элементарные вопросы. И заявил матери, что не намерен обучаться в месте со столь ужасной организацией процессов и неприятным контингентом. Потому подал документы в не много, ни мало Академию при президенте Российской Федерации… в общем, на чиновника я пошел учиться.

В институте, в перерывах между учебой, я уже пробовал себя как писатель. Правда, в соавторстве. Хотел ли я стать писателем? Да какой там, это был лишь способ общения, досуга. Под масштабный фэнтези-сеттинг полезли пачки иллюстраций. На референсы пошли фотографии друзей: они у меня поголовно стали магами, эльфами и феями. Друзья же были прототипами героев моих книжек. В этот период мои художественные работы больше напоминали иллюстрации к религиозному журналу «Сторожевая башня» с их гротескно-выглаженным реализмом. Собственно, стиль этих обложек на меня и повлиял. Журнал-то был, а интернета еще не было. Как и Фотошопа.

По крайней мере, у меня. В этот период я завязал общение с множеством интересных людей. Например, с одним музыкантом, ныне, как говорится, «широко известным в узких кругах». Помимо музыки он много рисовал, и мне нравились его работы: их стилистика немного напоминала любимый мною «Эльф-квест» – один из первых комиксов, появившихся в России. Именно этот человек познакомил меня с такими явлениями, как фан-арт, фанфик, и диджитал-арт.

Помню, как однажды мы большой тусовкой зависали на квартире у общей знакомой. И кого там только не было: веселые отрывные панки, стеснительные готы. Все пили, ели, задорно разносили хату. И только мы вдвоем покинули шумное сборище и ушли в отдельную комнату, где до утра беседовали. Буквально за час он по описанию нарисовал карту к моей фэнтази-книге. Немного поиска по папкам с тщательно собранными текстурами, слой ложился на слой, и на чистом цифровом листе простирались луга, вздымались горы, разливались реки. И все это – движением руки. Ну, мышки, если точнее. Но сам я еще так не умел. Предпочитал традиционные гуашь и акварель.

А еще в институте прошла моя первая персональная выставка! Собственно, она же и последняя. Не скажу, что я был активным участником студенческой жизни, но мне как-то предложили выделить кусок коридора под экспозицию. При условии, что я все сделаю сам. «Сделай сам» – да это же мой девиз по жизни! Не жди, не надейся, не проси – бери и делай сам. Я и сделал: добыл картон для рамок-основ, оформил работы, развесил, написал объявление с приглашением. Люди походили, поглядели, сказали, какой я молодец… В общем, событие не самое яркое, если честно. Так, самолюбие молодое потешить.

С удивительным миром диджитал-арта я вплотную познакомился где-то вначале своей карьеры. Благо трудовая деятельность была около-творческая и тому способствовала: работал я в Центре по социальной работе с семьями. Как и все пользователи в то время, поначалу зарубежную шайтан-программу Фотошоп я использовал для создания рамочек к фото и жутких коллажей с кучей густо наложенных фильтров. Что уж там, некоторые люди, которые меня знакомили с этим редактором, остаются примерно на том же уровне по сей день. Еще я честно пытался освоить планшет, который в то время значительно отличался от современного. Не совладав с чудо-палкой, плюнул и приноровился орудовать мышью. Сказать по правде, это совсем не хорошо, и никому не советую следовать моему примеру. Старую собаку новым трюкам не научишь, как говориться, но сейчас лучше использовать последние достижения техники.

За неимением времени на обучение, я освоил базовые опции редактора, попутно изобретая велосипед, когда у меня возникала задача, а способов ее решения почерпнуть было неоткуда. Я надолго застрял на одном уровне, не имея возможности расти. Были периоды, когда я вовсе не рисовал, ни руками, ни в редакторах. Конечно, я могу похвастать тем, что логотип одной из крупных региональных компаний принадлежит моему авторству. Великий подвиг – вписать несколько линий в круг… Вряд ли потомки запомнят именно эту мою заслугу.

А потом почти в каждом доме появились компьютеры и интернет, социальные сети, в которых была уйма крутых и не очень художников. Я, наконец, принял тот факт, что рисование – это не просто хобби, развлечение, что этим можно зарабатывать, и даже я сам могу это делать. Правда, оказалось, что для заработка в качестве художника-фрилансера нужно очень много свободного времени. А его никогда нет, если у тебя уже есть основная работа.

Зато исчезла проблема обучения – в сети огромное количество уроков и подсказок. Художник должен быть любопытен, постоянно пробовать что-то новое для себя. Не обязательно мучиться самому, это новое можно подсмотреть у других авторов. Для периода обучения – это нормально.

Несмотря на то, что рисую я уже больше двадцати лет, я все еще учусь. Понимаю, что безнадежно отстаю от художников нынешнего поколения, которые со школьной скамьи берут в руки планшет и выдают вещи куда профессиональнее, чем то, что я рисовал лет в двадцать пять. Но я научился не повторять детскую историю с васильком и козленком. Не стоит излишне заморачиваться там, где усилия не будут оправданы. Иногда лучше упростить по максимуму.

Да, то, что я делаю сейчас, уровнем уступает моим школьным рисункам, не говоря уже об институтских. Реализм, детальность и аккуратность тихонько плачут в сторонке. Но от меня и не просят полотен Шишкина. Логотипчики, клипарты, то да се по мелочи. Естественно, сам-то я хочу большего. Но…

Если бы мне давали деньги каждый раз, когда я слышу фразу «Ты так классно рисуешь, почему ты не работаешь художником или дизайнером?», я бы уже заработал больше, чем получаю от официальной работы. Только на словах все всегда проще, чем на деле. Уж я-то знаю, я проверял.

Другие скажут, что деньги не главное. Ведь это искусство, оно вечно, и быть при жизни известным и богатым художником совсем не обязательно. Лишь бы нравилось самому, процесс приносил удовлетворение. Нет уж, давайте делить искусство и профессию. Да и я вот не прочь стать и известным, и, как следствие богатым. Не прочь оставить след в истории и культуре. Пожить для себя, не надрываясь из последних сил. Но для этого нужно делать все не так, да и вообще быть не мной, а кем-нибудь другим.

Как вы понимаете, ответ на поставленный в заголовке вопрос – никогда. Перспектива всемирной популярности и богатства мне точно не светит. Мне не хватает многих ресурсов. Времени, например. Умения себя преподнести. Думаете, это неважно для художника? Еще как важно: явить себя миру, запомниться, въесться в память людей. Нет еще одного значимого ингредиента: сильного желания, мечты. Чтобы достичь чего угодно, нужно хотеть и делать, постоянно учиться, идти вперед, пробовать, никогда не отступать. А я просто ленивый уставший ворчун.

Может быть, кому-то из читателей удастся по-настоящему загореться этой мечтой и достичь ее. Ну а я – хотите, козленка с васильком нарисую?

КВ

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# Shiza 11.06.2019 17:26
Очень интересно.Но это - не проза, а поэтому было скучно. Автобиография , выполненная в литературном жанре. Этакий длинный - длинный "пост" о себе в социальной сети.Сейчас это очень модно.
Интересно для информации "как бывает" или "как было". Спасибо за информацию.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Androctonus_616 11.06.2019 17:50
Сейчас бы учить профблогера, что такое пост для соцсетей и что нынче модно, ага )) С такими постами меня б уволили быстрее, чем приняли на работу )) Да это даже на лонгрид не тянет.
Драсте, забор покрасте, не проза. Автобиография - это и есть литературный прозаический жанр, известный еще аж с Античности, педевикия в помощь ))
Пожалуйста, солнышко, и тебе спасибо за комментарий :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Thinnad 07.06.2019 22:04
Славное автобиографическое эссе :-)
Особенно умилили мучения длиной в четыре года. Надо сказать, что в последнем классе школы нас тоже гнали день в неделю осваивать профессию. Я сначала захотел стать программистом, но потом, увидев, что курсы преподаёт старушка, а из компьютеров только тетрадки, сбежал) Да-да, в художественное заведение при техникуме. В отличие от, это был самый замечательный день недели.
Ага, это было здание с гулкими коридорами, расписанными всякой фигнёй, креслами, занавесками, всяким пыльным мотлохом из бумаги и пней в укромных углах. Нам выделили зальчик, по стенам заставленный полками со всяким изобразительным искусством. Наша преподша тоже пыталась учить нас рисовать руками, но не только - мы лепили из глины, клеили мозаики, разрисовывали всё подряд. У меня есть подозрение, что ушлое руководство всё это бесконечное множество идиотской сувенирной продукции куда-то сплавляло, но было весело. После занятий мы спускались к Днепру (техникум находился в полукилометре от прибоя) и валялись в травке, если было тепло, или просто лазали по унылым рощам, если было холодно.
Художником я не стал))))
Чего я туда пошёл? Да толком ничего особого не умел, зато в старших классах наработал скилл рисования шариковой ручкой драконов, скелетов, пауков, сисястых красоток на задних страницах тетрадок. Все буквально помирали, как хотели себе мой рисунок.
И - тоже! - ругали за рисование. Учителям казалось, что когда чувак рисует - это всё равно что кино смотрит - нифига не слышит. Классуха даже попыталась устроить публичную порку, но когда оказалось, что я отлично всё слышу и в состоянии поддерживать осмысленную беседу, благородно отвалила и объявила, что ошибалась.
Зато однажды меня подловил учитель биологии, когда я рисовал его портрет.
Я тогда уши прижал, думал - капец, привет проблемы. Но обошлось. Он поржал, рисунок забрал на память.

Твоя ошибка была в том, что ты начинал с василька) каждый раз!
А вообще ты очень здорово сказал о том, что учиться, если не получается, но хочется - нужно.
И - что ещё важнее - учиться нужно всегда. Считать себя звездой и идеалом нельзя. Как только ты отказываешься слышать критику или мнения, значит, ты остановился. И начал откатываться, ибо мир движется. И, перфразируя Алису, чтобы двигаться хоть на чуть-чуть, нужно бежать в два раза быстрее.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Androctonus_616 10.06.2019 12:24
Бро Х) Проблема художника - как объяснить окружающим (в т.ч. родне и учителям), что ты не можешь не рисовать всегда :D

Тебя умиляют, когда дети страдают? :D У нас тоже была всякая прикладная ерунда, и вот там как раз более-менее объясняли, что и как делать. А вот когда ты в 35 узнаешь, что такое "лессировка"... Вот это вот надо было мне тогда объяснять, а не "ну, акварель, она течет, да... а гуашь - нет...".

Ага, выдыхался на васильке Х)) Да, мир изменчив, невозможно просто научиться раз и навсегда - это процесс пожизненный. А с другой стороны - это, скорее для себя... На тему в заголовке это вообще не влияет, как показала практика - никакие навыки, мастерство и гениальность не коррелируют с богатством и популярностью Х) Поэтому я уже никуда не бегу, я просто лежунькаю и лениво изучаю новые кисти )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 07.06.2019 16:24
Во-первых, козленок с васильком мне здорово поднял настроение!
Во-вторых, автобиографическая зарисовка получилась очень душевная. Поскольку я рисовать не умею ни с какой стороны, то всегда было интересно - как оно там, у художников?
А у художников, похоже, те же самые проблемы, вопросы и их решения, что и у писательской братии.
"Чтобы достичь чего угодно, нужно хотеть и делать, постоянно учиться, идти вперед, пробовать, никогда не отступать." - но "просто ленивый уставший ворчун" - это и про меня тоже:)
Спасибо!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Androctonus_616 07.06.2019 16:55
Тебе спасибо за отзыв, медвежка :D Творчество должно вдохновлять ящитаю )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp