Синий сайт

Всего произведений – 3654

 

Кевин Найтсейвер

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Владислава Гольдина
Проза
incendie
Николас, Кевин, Джошуа
Мистика,Ужасы
джен
12+ (PG-13)
драббл
— Помогите, — прошептал в отчаянии Николас, когда до слуха донёсся хруст ломавшихся под тяжёлым весом веток, а ветер хлестнул в лицо сильным порывом, пропитанным запахом шерсти и крови. — Помогите мне, пожалуйста…
закончен
на другом сайте
*Несуществующая английская фамилия, образованная от слов Night – ночь, Saver – спаситель.


 

Ноги болели, тело ныло, но стремительно сгущавшиеся сумерки заставляли торопливо пробираться через заросли леса. Ветер завывал и трепал верхушки деревьев. По тёмному небу скользили чёрные тучи.

«Не хватает только дождя для полной картины какого-нибудь малобюджетного хоррора…» — подумал Николас и, отбросив с лица тёмную удлинённую чёлку, вскрикнул, так как объёмная ветка с острыми шипами хлестнула его по лицу.

— Проклятье! —выругался он, и сердце сжалось от страха, ведь совсем близко послышался протяжный вой.

Волки жили в этом лесу, но в течение дня их обычно сложно было встретить, а вот ночью… И ночь стремительно наступала. Парень потёр щёку поцарапанной сучьями ладонью и почувствовал, что та мокрая и липкая. Кровь выступила из свежих царапин. Быстро скользнув взглядом по хрупким стволам деревьев и отбросив мысль взобраться на одно из них, Николас, сглотнув появившийся в горле противный комок, поспешил дальше, ясно понимая, что до полной темноты лес он не пересечёт.

— Выйти целым и невредимым из стольких уличных драк и нескольких автомобильных аварий, чтобы на двадцать третьем году жизни быть растерзанным волками!.. —попытка ухмыльнуться провалилась— уголки губ упрямо опустились вниз.

Внутренности обдало жаром, и тут же болезненное ощущение сменилось пронзительным холодом, когда вой донёсся откуда-то спереди. Резко остановившись, Николас зажмурился, горячие слёзы собрались под веками. Продолжать путь было бессмысленно, возвращаться обратно — тоже.

— Помогите, — прошептал в отчаянии парень, когда до слуха донёсся хруст ломавшихся под тяжёлым весом веток, а ветер хлестнул в лицо сильным порывом, пропитанным запахом шерсти и крови. — Помогите мне, пожалуйста…

Дыхание перехватило, когда чья-то крепкая рука дёрнула его в сторону. Николас открыл глаза, но пелена слёз, застилавшая их, не дала разглядеть тянувшего его в сторону человека. В ушах слышались гулкие удары сердца, сухие ветви безжалостно царапали лицо, незнакомец тянул за руку, и Николас не противился, стараясь следовать и не отставать.

Отпущен он был только тогда, когда оказался в просторном тёмном помещении. Входная дверь за ним с треском затворилась, и Николас дёрнулся. Слёзы скользнули по щекам, и те тут же защипало от саднивших царапин. Стерев слёзы тыльной стороной ладони, Николас обернулся. У входа, опершись спиной о дверь, стоял парень. Примерно его ровесник. Он улыбался, спокойно так и дружелюбно.

— Кто ты? — спросил первое, что пришло в голову, Николас и нервно сглотнул.

— Кевин, — голос был приятным и мягким, будто лёгкий ветерок. —Или просто Кев.

— Это твой дом? — Николас обвёл взглядом стены избы и дёрнулся, когда в окне заметил проскочившее массивное животное. — Волки… — в груди противно шевельнулся страх, сдавив лёгкие.

— Не переживай, сюда не сунутся! — и твёрдость произнесённого вселяла уверенность.

Николас чуть кивнул, заметив, как Кевин тихо задвинул щеколду и отошёл к окну. Ветер задувал в щели и качал деревья, а те ветвями царапали бревенчатые стены и стучали по крыше. Сквозь густые тучи пробился свет яркой луны. Он полился в окно, освещая Кевина. Николас подошёл, с некоторой опаской осматривая маленькую полянку около хижины. Редко там проскакивали волки, скаля острые зубы и сверкая голодными глазами, но не приближались.

Одно животное остановилось напротив и ощерилось, зарычав. Николас втянул голову в плечи, испытав приступ ужаса, и взглянул на Кевина, тот спокойно скользнул глазами на волка и, чуть сощурив глаза, склонил голову. Он был спокоен и непоколебим. И эта его реакция несказанно удивила Николаса, но вместе с тем успокоила. Он всмотрелся в пустые голубые глаза, переключился на волнами спускавшиеся на плечи густые светлые волосы.

Рычание волка отвлекло. Животное за окном хищно скалилось и хотело, но, казалось, не могло подойти ближе. Вскоре, громко завыв и выгнув шею, волк клацнул зубами и умчался в гущу леса.

— Тебе не страшно? — поинтересовался Николас и боковым зрением заметил, что Кевин повернул к нему голову.

—Нет, — тихо проговорил тот. — И тебе нечего бояться, — в этот же момент кожи лица аккуратно коснулись тёплые пальцы.

Николас нахмурился и отстранился, подозрительно взглянув на Кевина. Тот скромно улыбнулся.

— У тебя царапины кровоточат, — объяснил он свой жест.

Потерев щёку, Николас глянул на ладонь, хорошо перепачканную кровью. Сняв с плеча небольшой рюкзак, он извлёк из него пачку влажных салфеток. Осмотрев затянутое сумраком помещение и не найдя ничего из мебели, он присел на дощатый пол у окна, занявшись оттиранием подсохшей и свежей крови от рук и лица. Кевин же проследил за ним и опять устремил взгляд в окно.

Царапины щипало, кожу вокруг них стягивало, но Николас был рад тому, что он хоть цел остался. Подняв глаза на тихо стоявшего рядом Кевина, он хотел и ему предложить салфетки, но заметил, что бледное лицо было идеально гладко и чисто, руки, сцепленные в замок на груди, — лишены каких-либо повреждений. Да и белая футболка с тёмными джинсами была цела, в отличие от вещей Николаса.

— Кев, ты живёшь здесь? — понятное дело, что навряд ли, так как внешний опрятный вид, да и отсутствие мебели в хижине говорили о том, что отношения парень к этой лесной постройки не имеет, но тогда что он тут делает? Вот это и хотелось выяснить.

— Нет, — ухмыльнулся Кевин, чуть склонив голову в сторону собеседника, пара аккуратных локонов скользнула на глаза.

— Тогда что ты тут делаешь?

Кевин чуть пожал плечами — легонько дёрнул ими — и присел.

— Ты поспи, — он положил расслабленную ладонь на напряжённое плечо Николаса.

— Навряд ли усну… — пожаловался тот, внутри всё стягивало от любого звука за стеной, а этих самых звуков там хватало.

— Ты попробуй, а я прослежу, чтоб с тобой ничего не произошло, — голос был тихий, баюкающий.

— Со мной? Не с нами? — удивился Николас и почувствовал, как ладонь на его плече сжалась.

Лицо Кевина потеряло все эмоции, став практически непроницаемой маской. Николас ощутил, как внутри растеклась странная приятная слабость, а глаза против воли стали закрываться. Притянув колени к груди и опустив голову на сложенные на них руки, он тут же отключился.

 

***

 

Глубокий вздох вырвал его из сна. От неудобной позы затекли мышцы всего тела. Николас простонал, с трудом поднялся и чуть размял плечи и шею. Осмотревшись, он заметил, что за окном уже светало, сильный ветер стих, а Кевин стоял у другой стороны большого окна. Он что-то старательно вырезал на стене перочинным ножом. Его белоснежные вьющиеся волосы едва касались плеч, короткие рукава футболки открывали немного подкачанные мышцы, чёрные джинсы обтягивали длинные ноги.

Тихо приблизившись, Николас заметил, что Кевин перечёркивал наклонной полосой четыре рядом расположенные линии, и это была не единственная пятёрка. Что таким образом считал Кевин, заинтересовало, но Николас только успел открыть рот, как услышал тихое, но отстранённое «Тебе пора!»

Слова были настолько холодны, что возразить, а тем более заговорить о чем-то ещё не представилось возможным.

Николас кивнул, скорее сам себе, так как Кевин не обернулся, продолжив заниматься углублением косой линии, и поспешил покинуть хижину. На улице он поёжился от окутавшего его негустого утреннего тумана. Закинул на плечо рюкзак и, быстро определив, куда следует идти, двинулся в путь. Волков не было ни слышно, ни видно, но Николас всё же вздрагивал от резких звуков, а образ спокойного и невозмутимого спасителя то и дело всплывал перед глазами.

Уже через полчаса Николас оказался у избушки лесника, значит, деревня, к которой он следовал, была совсем близко. Старик, следивший за порядком в доверенном ему лесу, очень удивился, заметив в такую рань вышедшего из глубины леса парня.

— Доброе утро! — проговорил бодро Николас, подойдя ближе.

— Доброе! — отозвался старик. — Меня зовут Джошуа, а вас, молодой человек?

— Николас, — ухмыльнулся парень, заметив, как серые, будто выцветшие, глаза старика оценивающе заскользили по его изорванной и кое-где в пятнах крови голубой футболке и такого же цвета джинсам.

— Ты как в лесу-то оказался, Николас? — завершив осмотр, поинтересовался Джошуа, спускаясь со ступенек своей избушки.

— Да вчера поздно отправился в путь и не рассчитал времени — застала меня ночь в пути! — замялся Николас.

— Как же от волков здешних спасся? — густые брови с обильной проседью подскочили вверх, увеличив количество избороздивших лоб морщин.

— Не спасся бы, если бы не Кевин.

— А, вновь он вовремя появился… — ухмыльнулся загадочно старик.

Николас сначала не обратил внимания на произнесённую фразу, но когда смысл дошёл, нахмурился:

— В смысле появился?

— Да бывает он тут время от времени… — между густыми белоснежными усами и бородой показалась тёплая улыбка, в глазах плескалось спокойствие.

— Он приходит в ту хижину в лесу, чтобы людей от волков по ночам спасать? — и это единственный вариант, который пришёл в голову Николасу.

Лесник на это ничего не ответил, лишь, отойдя к старому плетёному креслу, умостился в нём и закурил.

— Вы не ответили, — напомнил Николас, подходя ближе.

— Ты уверен, что хочешь знать правду?

Вот если бы не этот вопрос, то можно было бы просто уйти, а теперь было просто необходимо узнать всё, тем более что это всё имелось!

— Да! — решительно прозвучал ответ.

Лесник задумчиво осмотрел Николаса проницательными глазами, выпустил очередное облачко едкого серого, как и его не очень короткие волосы, дыма и поднялся с кресла.

— Что ж, идём, — Джошуа зашагал достаточно быстро, как для старика.

— Куда? — нахмурился Николас, но, заметив, что лесник уже скрылся за деревьями, поспешил за ним.

По дороге они не обменялись и словом, только Джошуа срывал по дороге цветы, собирая их в букет, Николас сначала наблюдал за ним, а вскоре начал искать глазами среди деревьев хижину.

— Вот мы и пришли, — обернувшись, провозгласил Джошуа.

Николас озадаченно осмотрел небольшую поросшую высокой травой поляну, по краям которой стояли массивные дубы.

— Вы ошиблись, — скромно улыбнулся Николас. — Кевин спрятал нас в хижине…

Джошуа закивал головой.

— Именно так все и говорили…

— Все?..

— Слушай, много лет назад здесь действительно стояла хижина, заброшенная, старая, и вот однажды лесник, который в то время здесь работал, обходя местность, заглянул в неё, там, посреди просторной комнаты, был разодран и съеден волками человек. По оставшимся окровавленным предметам одежды — клокам некогда белой футболки и тёмным джинсам предположили, что это был парень. Видимо, ночью он пытался спастись в хижине, но не смог… — старик выдохнул. — Похоронить его не могли, так как ничего не осталось, вот и считалась хижина его последним пристанищем, а позже и её от времени не стало. Да вот после того происшествия всё чаще стали люди рассказывать, что, заплутав в лесу и спасаясь ночью от волков, они были найдены каким-то парнем и спрятаны в хижине… — лесник осмотрелся, среди высокой травы отыскал импровизированный деревянный крест и, положив около него цветы, поклонился.

Николас, потрясённый увиденным и услышанным, сначала стоял, потом ему резко стало нехорошо и он с трудом удержался на ногах.

— То есть я провёл ночь с мертвецом? — ужаснулся он, и его голос от страха сел.

— Этот мертвец когда-то был таким же, как и ты, парнем, вот только не попался ему в лесу тот, кто бы спас, а он, даже оказавшись умерщвлённым и съеденным, теперь возвращается, спасая очередного просящего о помощи…

В голове Николаса всплыли чёрточки на деревянной стене хижины, и только сейчас он понял, что считал таким способом Кевин.

— А я его даже не поблагодарил… — нахмурился Николас и, сорвав рядом росший дикий тюльпан, приблизился к деревянному ухоженному кресту с небольшой табличкой «Кевин».

— Он всем представляется, называя лишь имя… — пояснил старик, отступив.

Николас кивнул и почувствовал волнение из-за странной ситуации, невольный страх, холодком скользнувший вдоль позвоночника. Но переборола всё горькая досада из-за того, что когда-то одному парню не удалось спастись.

— Спасибо тебе, Кев, что услышал и спас! — опустившись на колени перед крестом, Николас положил сорванный цветок поверх небольшого букета, оставленного ранее лесником. — Спасибо, и мне очень жаль… Кевин Найтсейвер*…

Сожаление сменило досаду, и Николас встал. Отряхнув колени и отступив, он вскоре заложил руки в задние карманы и вместе с Джошуа зашагал прочь. Они перебрасывались короткими фразами, удаляясь, провожаемые пустым взглядом голубых глаз выглядывавшего из-за ствола большого дуба блондина.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
+3 # Astalavista 18.06.2019 11:07
Комментарий инквизитора

Здравствуйте, автор.

Начну я комментарий, пожалуй, с веществ эфемерных, из области психологии и разницы баррикад. А именно коснусь разницы восприятия событий и героев автора и читателя. Не секрет, что авторы частенько представляют все в ином свете просто потому, что они - создатели. Они придумывают много, а показывают мало просто потому, что не вся информация нужна читателям. Но. Часто это играет и злу шутку. Разберем конкретно:
Выйти целым и невредимым из стольких уличных драк - что мы знаем о герое? То, что у него длинная челка и что он умеет драться. Ну и везучий большую часть жизни, раз попадал в аварии и до сих пор жив. Все. Думаю, вы, как автор, прекрасно знаете, какие у него взаимоотношения с родственниками, кем была его прабабка во времена монголо-татарского ига, какую попсовую музычку он слушает тайком от всех - в общем, у вас многогранный образ живого человека. Но я, как читатель, вижу только то, что перечислила: вроде как милого паренька с обязательной крутостью в функционале и пухлыми губками стандартных установок. Картонку, про которую ничего не известно. Да, вы молодец, что добавили ему детали, пусть они и были самыми штампованными, но детали, не подкрепленные доказательством, ситуацию только ухудшают. А доказать можно только через действия героя.

И вот тут мы подходим к краеугольному камню, потопившему вашу зарисовку: вы говорите, а не показываете. Из-за этого ваш герой пассивен. И из-за этого в бездну летит и все остальное. Вернемся к тому же многострадальному
Выйти целым и невредимым из стольких уличных драк - где кроме этого предложения показана крутость героя? Его сила? Понятно, что против волков не попрешь, но почему он не пытается ничего сделать? Он просто осознал, что сделал глупость, ручки заломил и захныкал. Тут же появился принц на белом коне, и жили они долго и счастливо. Ну, Николас жил. Это живой, объемный герой, которому я должна сочувствовать? Понимаете, выброшенным бумажкам не сочувствуют. Вот если бы он полез на дерево, упал, залез там в нору, вспомнил маму/папу/бабу, пожалел, что не поцеловал/подарил/ну жное подставить - в общем, своими действиями и отношениями показал себя, вот тогда я бы ему сочувствовала. Вот тогда это был бы живой человек, который борется за жизнь, который хочет жить, которому хочется помочь.
Вы, повторюсь, скорее всего в своей голове такого героя и видите. Но я не могу залезть в вашу голову. Что, впрочем, к счастью.

Из-за этого не удался хоррор. Как построен типичный, даже самый примитивный ужастик? В нем нагнетается атмосфера. Герои падают глубже и глубже. Из-за того, что они в процессе этого "глубже" и раскрываются, за ними следить интересно. Более того, "глубже" интересно и само по себе. У вас нет ни первого, о чем уже шла речь, ни второго. Все кончилось, даже не начавшись. Ну порычали волки потом, но так герой уже был в безопасности, смысл переживать?

Рекомендую поработать над стилистикой. У вас то и дело проскальзывает канцелярит, предложения едва катятся, цепляются, где не надо. И вы снова рассказываете. Например:
вскрикнул, так как объёмная ветка - "так как" отбрасывает нас к сухой деловой переписке. Однако стоит его убрать, заменить на тире, как сохранится динамика и живость.
Николас втянул голову в плечи, испытав приступ ужаса - и как этот приступ ужаса выглядел? Он втянул голову в плечи - уже хорошо. А дальше? Внутри все скрутило? Он чуть не обоссался? Заработал тахикардию? И это при том, что вы умеете, когда надо: внутри всё стягивало от любого звука за стеной
в этот же момент кожи лица - понятно, что при желании можно и мышц коснуться, но, ИМХО, "кожи" тут явно лишнее.

И главное: и что? Атмосферой вы не вытаскиваете, чтобы на остальное можно было закрыть глаза. Сюжетом - тоже. Что осознал герой? Как поменялся? Зачем все это было?

На мой взгляд из текста можно сделать классную драму (а все заделы для этого у вас есть) с элементами хоррора и мистики, но текст нужно переписывать: не утверждать, а показывать, делать героев активными, борцами, и работать над стилистикой.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Androctonus_616 06.06.2019 00:09
Согласен с предыдущим оратором. Вот возьмем на вскидку Красную шапочку... Она, как мы помним, тоже в лесу с серым повстречалась. Но мы знаем, что дома ее ждет мать, а на другом конце леса - бедная больная бабушка загнется, если внуча пожрать не притащит. И мы не можем не сопереживать такой истории, ведь не только девочку схарчат, но еще как минимум двоих зацепит морально и физически. А тут... Из ниоткуда нарисовался какой-то нюня-эмарь - ну тут невольно на сторону волков встанешь. И да - ну спас его сасный блондин, ну ок, и че?
Для хоррора уж больно оптимистичная, хоть и грустная концовка, так что по мне тут больше драмы. Максимум, с натяжкой можно назвать это городской легендой.
Ну и да, обороты...
Опущен он был...простите - отпущен
Провожаемые пустым взглядом голубых глаз выглядывавшего из-за ствола большого дуба блондина... - летающие сами по себе глаза, ствол дуба-блондина, шта?!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+3 # Умка 05.06.2019 18:58
Добрый День, Владислава!

Нашла рассказ на фикбуке. Там его очень хвалят. Мне же кажется, что он далек от совершенства.
Да, там есть добрый посыл, и у вас получился действительно рассказ с завязкой, основным действием и развязкой. Но...

Если считаете, что работать тут больше не над чем - не читайте дальше.

Сюжет:
Вижу три проблемы.
Первая: вы начинаете с того, как бедный Николас спасается от волков. При этом о самом герое мы ничего еще не знаем, поэтому никак ему не сопереживаем. Съедят этого неизвестного нам товарища - не съедят. Мне плевать. Вот вспомните даже и Голливудские триллеры или фильмы ужасов. Прежде чем вывалить на героя кучу неприятностей, нам дают немного его предыстории. Чтобы по лесу уже бежал наш приятель, а то и добрый знакомый. Совсем по другому тогда его перипетии воспринимаешь.
Второе: почти полная предсказуемость. То есть то, что Кевин не человек - понятно с самого начала. Только сомневаешься: он на стороне зла или добра. Спасет Николаса или сам скушает изощренным способом.
Третье: Николас был близко от гибели, был спасен неизвестным, столкнулся с потусторонним, с несправедливостью судьбы, загубившей хорошего парня, и это его никак не изменило? Всего лишь: "Спасибо, и мне очень жаль..." Тогда рассказ ни о чем получается.

Герои:
С ними все плохо. Они картонные. Что мы о них узнаем: плаксун Николас (а ведь парень не тюфяк, умеет драться, был в авариях, чего сразу в рев?) с темной удлиненной челкой, надежный Кевен с белоснежными локонами и подкаченными мускулами. Причем о том, что Кевин надежный мы понимаем со слов автора. А вот не хочу верить на слово, хочу это понимать из контекста!
Ну не жалко мне статистов этих, хоть тресни, не захотелось всплакнуть над ужасной судьбой Кевина. А ведь это была одна из основных целей рассказа.

Стиль:
Тоже не блещет.
Вот прямо в начале: "через заросли леса". Криво. Через лесные заросли, через чащу хотя бы.
объёмная ветка; внутренности обдало жаром; шевельнулся страх, сдавив лёгкие; скользнул глазами на волка - тоже криво
пронзительным холодом - ну вот как холод может быть пронзительным? И не говорите мне, что это метафора, метафоры тоже надо уметь подбирать
ломавшихся под тяжёлым весом веток - волк же, не слон; волки бегают тихо, иначе бы давно с голодухи померли
Входная дверь за ним с треском затворилась - с треском дверь могла только захлопнуться
громко завыв и выгнув шею - ну волк же, не лебедь!
в этот же момент кожи лица аккуратно коснулись тёплые пальцы - а почему просто не кожи; если бы он губ коснулся написали бы губ лица?

Это так, навскидку.
И да, никогда не пишите про героя "блондин", "брюнет". Это моветон, знаете ли.

Успехов в творчестве!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp