Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: Одно из видов счастья - закончить писать большую долгоиграющую историю :sun
Li Nata: :ashamed :sun :sun
Li Nata: я корыстная, плохая, аааа! *плачет
Li Nata: а потом подумала что это готовая идея для рассказа... новый вариант царевны лягушки, мужской) ироничный и суперский можно написать.
Li Nata: Thinnad сначала хотела написать, ой, не надо, ты ж :my_treasure
Li Nata: Больше солнца, больше! Это точно))) вот :sun :sun :sun
Thinnad: кстати хорошее имя. гоблин по имени Воблин
Thinnad: Ну прикинь - пупырчатый квакающий ельф. Это уже гоблин какой-то. Во-блин - гоблин
Thinnad: Потому нужно больше солнца! Хотя бы в чатике
Thinnad: Li Nata, у нас потоп, скоро отращу пупырышки и заквакаю)))
Li Nata: ой как хорошо. А то у нас почти мороз тутттттт :panda_bamboo
Thinnad: :sun
мумийтроль: ищу Императорский отбор. Принцесса в опале

Кристина Корр
Кэт: Тихо я сидел, общаясь
В месяц раз по чайной ложке.
И тогда дал объявление,
Что хочу общаться быстро!
Вмиг ускорилось общение -
И меня постами смыло...
Словно глупый толстый пИнгвин,
Я барахтаюся в море...
Agnes: Fitomorfolog_t У Вас, видимо, две самки были! ))) Я даже в 7 лет Яшку от Машки с первого взгляда отличала! Достоинства Яшки ну никак нельзя было не заметить! :umora
Кэт: Fitomorfolog_t :biggrin
Fitomorfolog_t: Кэт Вспомнила! У нас были хомячки Бел и Торн. Мы всё время путали - кто из них самец, а кто самка, вот поэтому. И мы тогда зачитывались Буджолд ))
Кэт: Agnes О, эти хомячки :) Яшка, Тишка и Тошка, Прошка. А Машки не было :rolley
А вот кот и пёс были с человеческими именами, и нормально. Им подходили именно эти имена, и всё тут.
Agnes: У меня хомячки были аж в босоногом детстве, но я помню, что сколько бы они не менялись, их традиционно звали Яшка и Машка. ))
Кэт: Аллен Я знала такого в реале. Потому что у его подруги было прозвище Мышь :pinked
Его кто-то Вуглускром разок обозвал, и приклеилось :rolley
Serpens_Subtruncius: У меня самый большой хомяк Фиалка, а аксолотль - Дживс(Вустера он пережил)
Птица: Вугрускребетмышь, это такой старый прикол. Поэтому крыса - Вуглускр.
Agnes: Аллен :umora
Аллен: но на лицо было сходство
Аллен: Каюсь, одного моего хомяка звали Борисом, это было в перестройку, я была молодой и злобной
Аллен: Вуглускр - это что? литературный персонаж?
Fitomorfolog_t: У меня был крыс Вуглускр
Agnes: У моего отца был на Камчатке пёс Джек, но вот я принципиально ни своих собак, ни кошек не называю человеческими именами. Разве что иногда пользуюсь именами книжных персонажей. :) Вот сейчас у меня по клаве бегает Арагорн и мешает писать.
Fitomorfolog_t: Младшую зовут Рони, потому что "дочь разбойника" ))
Fitomorfolog_t: Как только не звали моих собак...
Аллен: Thinnad , наверное, добрые люди за рубежом полагают это последствием экономических санкций )))
Аллен: вот только прибежишь на звуки драки и пальбы - ррраз - уже и поговорить не с кем )))
Thinnad: Аллен, для меня тоже, но допустим :)
Аллен: а почему в России собак называют непременно англоязычными именами? Для меня это новость )))
Thinnad: И, тем более, вежливость не имеет ничего общего с поклонением.
Аллен: Kaisle , мне кажется все просто. Вот я прихожу я в незнакомое место, вижу незнакомых людей и - допустим - невольно делаю что-то, что вызывает обиду или оскорбление окружающих. Я извиняюсь, потом выясняю что не так и больше так не делаю. Ну, или ухожу, если данные условия для меня неприемлемы. Все просто )))
Thinnad: Вас плохо учили. За слова нужно отвечать. Невиновный тем более легко извинится за возможную некорректность
Kaisle: Я поступаю, как нормальный человек. Пользуюсь презумпцией невиновности. Меня учили не бежать и кланяться по приказу, а только тогда, когда я действительно накосячила.
Так вот, я не косячила.
Thinnad: Kaisle, не нужно делать вид, что вы не писали то, что вы написали. Возьмите себя в руки и поступите, как нормальный человек
Kaisle: Перечитайте первый комментарий, когда вас отпустят эмоции. Вы судите исключительно на эмоциях. Возможно, из-за личного знакомства с автором, возможно - из-за неудачного дня, я не знаю. Но вы вычитали то, чего нет.
Thinnad: Мнение, что автора зовут как собаку? Правда? Вы путаете свободу мнения со свободой оскорблений
Kaisle: Нигде не сказано, что нельзя высказывать свое мнение. Я не оскорбила автора, я не оскорбила персонажа, я высказала свое мнение.
Thinnad: Вы в комментарии к автобиографическому произведению позволяете себе крайне некорректные выпады, касающиеся личных данных автора
Kaisle: А за что предупреждение-то? Я на личности не переходила.
Thinnad: Пользователь Kaisle, вам предупреждение, только потому что вы новенькая.
Отреагируйте, пожалуйста.
Alizeskis: Kaisle, примите, пожалуйста, ЛС
Nunziata: Astalavista, спасибо
Astalavista: Nunziata, если вы оформите это как публицистику. Т.е. не выкинете кучу фоток с подписью: гляньте, что мне нравится! А расскажете что-то, проанализируете и т.д.
Nunziata: подожду еще ответов)))
Androctonus_616: Вот именно что нет ) Технически это репортаж. Видимо, допустимо
Nunziata: но я вижу Алтайские истории и мне нравится этот формат
Nunziata: Androctonus_616 насколько знаю здеьс нест возможности вести личные блоги
Androctonus_616: В личный блог? )
Nunziata: а еще вопрос - вот если я допустим захочу дать подборку фото, объединенных местом - например - альта валле камоника, мне можно как публицистику? и тоже насчет фандомной нууу не анаитики, скорее - попытки аналитики. это не фик, а вроде эссе. куда отнести?
Nunziata: спасибо!
Thinnad: Nunziata, думаю, да. Наш худредактор редко сильно кусается.
Nunziata: Всем доброго дня) а скажите, фотографии все еще можно в иллюстрации загружать? если они не личные а пейзажные?
Agnes: Thinnad -- Спасибо! :hi
elana: Incognito Спасибо - не знала!
Incognito: Думаю, это потому что вы смотрите не туда. Список свежих текстов находится посредине страницы

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 731
Гостей: 728
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
Agnes
Androctonus_616
Птица
Dj_taisauti

Последние 3 пользователя
мумийтроль
Flatsher
kosh4k

Сегодня родились
Emperor of the world Nata

Всего произведений – 3620

 

Мошки в янтаре

  Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
Kaisle
Прочее
Стэм, Грей, ОЖП
Дарк
джен
16+ (R)
16 стр
Бекки ведет двойную жизнь. Для родителей и своего нового парня Стэма она простой бухгалтер, живет в не оснащенной технологиями квартире, купленной в ипотеку. Однажды, пытаясь нарыть компромат на одного ублюдка из Конгресса в даркнете, Бекки натыкается на
закончен
да

  

Рабочий день Бекки, как таковой, мог начинаться в любое время, но она поднималась в семь, пятнадцать минут шла до метро, прихрамывая на левую ногу, под чутким присмотром полицейских дронов. После часовой поездки — заходила в небольшую конторку, где числилась бухгалтером. Получала зарплату, платила налоги, а сама зарплата — с ощутимыми процентами — капала обратно в карман начальству.

Рабочий офис Бекки — по соседству. Неприметная, не оснащенная электронным помощником однокомнатная квартира в часе езды от центра Города ангелов. И в этом-то и была вся фишка. Светиться Бекки вот никак нельзя.

Чем тише сидишь, тем меньше вопросов. Ее подруга Рейчел, подпольный врач или около того, вообще осела в гетто. Копы надеются найти в этой дыре что угодно — оружие, наркоту, мертвых застреленных негров, господи, да даже таких, как Бекки. Никому и в голову не придет искать в чертовом гетто подпольную операционную. А она там была.

На месте Бекки закрыла дверь, проверила замки, занавесила цветочные шторы… Соседи здесь небогатые, неболтливые, невнимательные. Через стену жил какой-то поганый музыкантишка, который даже не додумался поставить звукоизоляцию, и все внимание ближайших квартир жилого комплекса по праву принадлежало ему.

Золотце, одним словом.

На рабочую почту пришло зашифрованное письмо. Новый заказ, за который заказчик обещал самое малое — полмиллиона. Требовалось, в общем-то, как обычно — немного грязи на баллотирующегося конгрессмена. Чем грязнее компромат, тем больше денег поступит на тайный счет Бекки на Багамах.

Еще пара-тройка таких заказов, и Бекки ушла бы на покой, пока ее не нашли и не пристрелили ее благодарные подопечные или объекты ее поисков. Уехала бы, скажем, во Флориду, играла бы по субботам в гольф и отдыхала на загородной вилле.

Проблема только в том, что у Бекки больше не оставалось времени на эту пару-тройку.

Она все еще думала над предложением Рейчел, которая что-то мудрила со вживлением механизированных имплантов, но доверия они как-то не вызывали. Сколько Бекки себя помнила, она всегда дружила с компьютерами, но всегда — на расстоянии. Свой первый по-настоящему мощный компьютер она получила в пять лет, в десять ей пророчили большое будущее в сфере электронных технологий, в пятнадцать она заработала свои первые пять тысяч баксов и заявила родителям, что поступает на экономический.

Маму тогда, помнится, чуть не хватил удар.

А вот Бекки поняла, что рядовой программист никогда не заработает таких денег, которые имеет внештатный. Тогда, в пятнадцать, то были лишь детские шалости: одного богача подозревали в измене, а Бекки удачно подвернулся тот, кто был готов заплатить за его разоблачение.

И вот тогда понеслось.

Даркнет, мутные форумы, еще более мутные знакомства, одним из которых и стала Рейчел. Позднее — полностью отрегулированная система заработка и абсолютная конфиденциальность.

В двадцать у Бекки на разных счетах в общей сумме лежало около трех миллионов, а в двадцать четыре ей поставили диагноз — болезнь Лу Герига. Которую до сих пор не умели лечить ни за один миллион, ни за три, ни за десять. Десяти, впрочем, и не было.

Вот только Бекки — не Стивен Хокинг. И, в отличие от старины Стива, единственное, что она продвигала, так это вмешательство в частную жизнь.

А чтобы никто не успел вмешаться в жизнь Бекки, в той же маленькой квартирке она с недавних пор хранила пистолет, который прикупила через знакомых почти за бесценок.

    

Бекки чертовски любила последовательность.

Потому, как и полагается умирающему от неизлечимой болезни, составила список вещей, которые хотела бы сделать до смерти, и, к удивлению, обнаружила, что он чертовски короткий.

Путешествовать Бекки никогда не тянуло — Гранд-каньона, Ниагарского водопада и горы Рашмор, куда Бекки ездила, еще будучи подростком, с родителями, хватило.

А вот мужчины, прямо мужчины, чтобы прямо надолго, с обязательствами, помолвочными кольцами и прочей мишурой, у Бекки никогда не было. Так — мимолетные, ни к чему не ведущие связи. Как-никак, а постоянному парню, а того гляди и мужу, в один прекрасный момент не объяснить, с какого перепугу вдруг у Бекки появилось гребаное состояние. Вот и откладывала на потом.

А когда встретила в клубе Стэма, все закрутилось само.

В ту же ночь Бекки узнала, что два месяца назад он перебрался в Лос-Анджелес, что решил начать новую жизнь. Что ж, их планы на ближайший год чертовски совпадали, а уж после того, как той же ночью они убедились, что совпадают не только планы, Бекки решила не давать заднюю.

Они съехались уже через неделю. Жили в квартире Бекки, купленной в ипотеку, потому что в двадцать четыре года покупать свое собственное жилье с таким доходом, который имела Бекки, непростительно подозрительно.

А уже после полутора недель Бекки оценила насмешку вселенной, потому что Стэм получил ласковое прозвище «киборг».

Ну а кто виноват, что он иногда выдавал такие же ответы, как ее компьютер?

  

Сегодняшний рабочий день Бекки потратила впустую. Этот самый конгрессмен следы заметал хорошо. За годы работы Бекки убедилась, что у каждого есть пара-тройка скелетов в шкафу, хоть ее саму в пример бери, что уж говорить о сильных мира сего. Придется копнуть глубже.

Рабочий день в конторке подходил к концу — Бекки теперь работала всего до шести. Она больше любила работать по ночам, но, как только по каждой улице стали шататься эти чертовы дроны, рабочий график пришлось подстроить строго под общепринятый.

И только она собиралась закругляться на сегодня, как наткнулась на занятный зашифрованный файл: «СТЭМ: разработка». Бекки непроизвольно улыбнулась. Ну точно, мать его, киборг…

Сейчас Бекки работала скорее по привычке, из любви к делу, нежели ради денег, потому гнаться за сроками — некогда и незачем. Файл Бекки решила сохранить.

Думала, изучит утром, а как разберется, что же там за «Стэм» и как его разрабатывали, расскажет своему киборгу одну забавную новость, которую «кто-то в офисе рассказал».

Скачался файл без проблем, а вот стоило попробовать его запустить, как компьютер тут же отключился. Как, впрочем, и свет во всем жилом комплексе.

На языке вертелись слова Рейчел: «Пациент скорее мертв, чем жив».

И чем бы ни был этот файл, там явно лежало что-то интересное. Что-то, что его хозяин очень хотел сохранить в тайне, но не настолько, чтобы стереть это из сети.

С одного из рабочих телефонов Бекки набрала Гарри. Она даже не знала, было ли это его настоящее имя, да и, впрочем, не важно, железо он поставлял быстро и в срок. А сроки для Бекки сейчас были чертовски важны.

— Еще не забыл про меня, засранец?

— Тебя забудешь, — донеслось по ту сторону динамика. — Каждые полгода — как часы. Диагностика?

— Замена.

По ту сторону динамика присвистнули.

— И как же ты умудрилась, девочка? Столько лет уже железо не сжигала.

— Решила тряхнуть стариной, — усмехнулась Бекки.

— Думаешь, все сдохло? Может, я завтра заеду, посмотрю? То да се…

— Я теперь в отношениях, — со вздохом ответила Бекки. — «То да се» отменяется.

— Огорчаешь.

— И да, я уверена. Как-никак, а у меня в этих делах огро-о-омный опыт.

— Только благодаря таким, как ты, и держусь на плаву.

— Так когда сможешь привезти? Все как обычно.

— Как обычно — не раньше, чем через два дня. Есть еще один вариант, правда… Похуже, но подешевле.

— Нет, — отрезала Бекки. — Похуже мне точно не сгодится.

Еще полгода назад Бекки бы рвала и метала, предвкушая чек, который придется выписать Гарри от имени некоего благотворительного фонда, подписанный Честером Розенблаттом. Но, как оказалось, чем меньше времени тебе осталось, тем больше тебе хочется попробовать. И никаких денег не жалко.

Забавно, стоя левой ногой в могиле, пробовать найти необычное в своей работе. Права была Рейчел: Бекки — до одури скучная.

  

Этой ночью Бекки со Стэмом попробовали бондаж. Не понравилось.

Левая нога Бекки уже начинала отказывать. Онемение, потеря чувствительности и прочие радости жизни, которые вскоре станут вечными спутниками Бекки, — вот, что напомнил ей этот долбаный бондаж.

— Нет? — привычно равнодушным тоном спросил Стэм, когда Бекки натягивала на себя халат.

Бекки помотала головой.

— Давай просто пообнимаемся.

Следы от веревок все еще передавливали тело, и онемение проходило медленно. Нужен был кто-то теплый, кто-то, кто не превращался со временем в камень.

Бекки зарылась в подушку и обвила шею Стэма руками. Наткнулась на маленький продольный шрам на шее, которого раньше не замечала.

— О. Ты не говорил, что тебе делали операцию.

— Это было давно. Еще когда я был подростком.

Бекки выдавила улыбку и чмокнула Стэма в гладко выбритую щеку.

— С кем-то подрался?

— Скучнее. Сколиоз четвертой степени.

— Скучные вы, киборги. Я-то думала, сейчас расскажешь, как улепетывал от какой-нибудь банды байкеров через забор.

— Потому-то мы и примыкаем к тем, кто повеселее.

— Самое веселое, что я делала, — это плевала в Гранд-каньон.

— Я не плевал.

— А был там?

— Ну конечно.

— Точно киборг.

  

Гарри доставил железо к часу дня. К тому времени Бекки, маясь от безделья, договорилась встретиться завтра с Рейчел — выгулять ее в люди. А то совсем дневного света не видит.

Кто бы говорил.

На этот раз Бекки не расслаблялась. Не то чтобы она расслаблялась до этого, но такого уровня защиты на какой-то паршивый архив она не ожидала. Ее софт выдерживал даже некоторые охранные программы ФБР, а какой-то зачуханный архив — нет. Вот интересные дела творятся.

А в перебоях со светом, между делом, все того же музыкантишку и обвинили.

Файл не поддавался до самого вечера. Только под конец дня Бекки удалось извлечь лишь малую часть того, что было внутри. Вырванный из контекста кусок, от которого по всему телу прошла холодная дрожь.

Этот самый «Стэм» представлял собой что-то вроде искусственного мозга, крохотный микрочип, который теоретически мог контролировать все процессы человеческого организма. Но Бекки еще была не совсем уверена, не принимает ли она желаемое за действительное.

А вот занятная тема для разговора с Рейчел на завтра нарисовалась.

  

Встретились подруги в одной из пафосных и жутко модных кофеен города. Вся такая розовая — внутри и снаружи, очередь отстоять пришлось почти час, а все ради того, чтобы попить чаю из розовой чашки, закусить розовым тортиком и чтобы тебя закутали в розовый пледик.

— Нет, я, конечно, понимаю, что лучше не палиться, но на этот раз ты превзошла все мои, блядь, ожидания, — цокнула Рейчел, но тортик ела исправно.

— Я просто люблю розовое. И тортики.

— Ты ненавидишь тортики.

— Люди меняются, — пожала плечами Бекки и с трудом впихнула в себя вторую ложку торта.

— Тогда согласись на перемены, — протянула Рейчел. — Не то чтобы совсем исцеление, но лет пятнадцать жизни они уже могут подарить.

— Еще пару месяцев назад я могла пробежать марафон. Теперь я ковыляю до метро пятнадцать минут вместо семи.

— Бекки…

— Нет. Пока — нет.

Рейчел сощурилась.

— Нашла я тут одну интересную вещицу… Пока не уверена, но… Если это то, о чем я думаю, то в обозримом будущем, может быть, я позволю себя распотрошить…

От слов «распотрошить», особенно в комплекте с «меня», у Рейчел глаза загорелись от энтузиазма. От него же, видимо, разыгрался и аппетит — Рейчел заказала еще пирожных.

— Я вся внимание.

— Есть что-то вроде искусственного мозга. Теоретически, если сигнал из собственного мозга не доходит в атрофированные мышцы, то…

— …то нужен тот, кто станет работать за них.

— Сечешь фишку.

— Но о таком я еще не слышала.

— Зато я слышала. Пока еще не уверена, но…

Рейчел протянула розовую кружку вперед, чтобы чокнуться.

— Тебе там виски подлили?

Рейчел расплылась в хитрой улыбке и протянула Бекки пузырек.

— Нет. Я сама.

После пары ложек виски в чае Бекки стала хоть немного понимать, зачем вообще люди едят пирожные.

— И так когда мне ждать вестей по поводу чудо-мозга?

— Еще не знаю. Защита уже спалила мне один компьютер.

— Похоже, и правда что-то стоящее, — цокнула Рейчел. — Как только расшифруешь, вышлешь мне? Хочу заценить чудеса биотехнической разработки.

— Если хорошо попросишь.

— Выпишу рецепт на викодин.

— Принято, доктор?..

— Шетти.

— Боже. Прошлая фамилия мне нравилась больше.

— Мне тоже. Через пару месяцев сменю.

Виски в чае немного разморил Бекки. Она в последнее время почти не пила алкоголь, а то, что пила раньше, было не крепче пива или сидра. Стэм так вообще оказался тем еще трезвенником, а пить в одиночку Бекки не любила.

— О, кстати, ты прикинь! — вдруг вспомнила Бекки.

— М?

— Стэму, оказывается, делали операцию на спину. Сколиоз какой-то там степени.

— Больше второй?

— Четвертая вроде.

— У-у-у… — протянула Рейчел. — Мясники из госпиталей до сих пор делают его, разворотив всю спину в мясо. Как неаккуратно.

— Да нет, — усмехнулась Бекки. — Ты что-то совсем не признаешь современную медицину. Всего лишь небольшой шов на шее.

— Хм… — Рейчел скрестила ноги. — На шее?

— Ну да.

— Я несколько выше современной медицины. Можно сказать, ее гребаный венец. Но чтобы исправлять сколиоз через разрез на шее… Я такого еще не слышала.

— Прибедняешься.

— Он тебе врет.

Не то чтобы Бекки рассчитывала, что в ее коротких, но милых отношениях будет одна сплошная правда, но пирожное в горле встало комом.

  

На следующий день Бекки отправила заказчику письмо, что задерживается и что поиск пока не дал никаких результатов. Заказчик отписал, что дело чертовски срочное и он готов доплатить. Бекки ничего не ответила.

Сейчас все мысли были поглощены этим чудо-устройством, которое, ну чисто теоретически, могло снова изменить ее планы. А после — хоть сотня миллионеров и тысяча политиков.

На этот раз Бекки удалось выудить новую, куда более занятную информацию. Некто, предположительно сам создатель «Стэма», некий Э.К., вживил себе микрочип, чтобы проверить его работоспособность.

Ему что, никогда не рассказывали о «лабораторных мышах»? О бездомных, отчаявшихся и сумасшедших?..

Был ли этот самый Э.К. сумасшедшим, раз решил создать чудовище доктора Франкенштейна из самого себя?

Вопрос, на самом деле, риторический.

Бекки не просто так избегала экспериментальных технологий, предлагаемых Рейчел. Не просто так из года в год уклонялась от добровольного чипирования и отказывалась брать кредит на техническое обустройство дома. Бекки, как никто другой, прекр-расно знала, что выведение системы из строя — лишь вопрос времени.

Первый миллион Бекки получила после того, как один из счастливых обладателей смарт-домов умер в своем же доме. Без помощи рук.

Чертежи этого самого «Стэма», без сомнения, были запрятаны где-то в недрах файла. А когда Бекки доберется до них… Создаст своего монстра Франкенштейна сама.

Она набрала Рейчел.

— У тебя, на случай чего, мышек не найдется?

— Тебе сколько?

— Штуки три. В обозримом будущем.

Рейчел обещала дать столько, сколько Бекки пожелает.

  

Слова Рейчел о том разрезе не давали Бекки покоя. Или паранойя, что-то из этого. Но не быть параноиком, особенно в ее состоянии, давалось, ну честно говоря, так себе.

— А у тебя есть детские фотографии? — спросила Бекки Стэма за ужином.

— Я не любил фотографироваться. И не люблю.

Что есть, то есть. Стэм не постил своих фотографий в соцсетях, отказывался от совместных и никогда не делился старыми, даже сделанными на экран смартфона.

— Так не интересно.

Стэм пожал плечами.

— Я даже знаю, что ты сейчас скажешь.

— А вот и нет.

— Удиви?

— Хотела посмотреть на сколиоз четвертой стадии.

— Вот именно потому я и не любил фотографироваться.

Аргумент. Достаточный, чтобы закрыть разговор, но не тему. По дороге домой на следующий день Бекки отзвонила Рейчел и сказала, что процентов на девяносто девять уверена, что Стэм ей что-то недоговаривает. Рейчел рассмеялась.

Подозрительно много в жизни Бекки развелось Стэмов, которые никак не хотели с ней говорить.

И если из своего киборга вытащить мало что удавалось, то второго «Стэма» Бекки планировала разговорить в ближайший месяц.

  

Спустя неделю, когда Бекки возвращалась с работы и выходила из главного здания своей конторы, ее остановил незнакомый мужчина и показал полицейский значок.

Бекки сглотнула.

— Чем обязана, офицер?

— Лейтенант Дерек Купер.

— Ого, — с нескрываемым восторгом произнесла Бекки и улыбнулась. — Так чем обязана?

— Рядовой опрос, мисс?..

— Миллс.

— Так вот, мисс Миллс, не ответите ли на пару вопросов? Обещаю, это не займет у вас много времени.

Даже час сейчас для Бекки означал «много», потому она снова по-дурацки улыбнулась и кивнула в сторону закусочной через дорогу.

— Обсудим в неформальной обстановке? Я чертовски голодна, лейтенант…

— Почему нет? — он похлопал себя по карманам, будто бы ища бумажник. — К тому же остальных работников уже опросили. Когда я приезжал, на ресепшне сказали, что вас пока нет.

— Да… живот прихватило.

Живот и правда скрутило. Бекки платила достаточные отступные, чтобы каждая собака в офисе думала, что она здесь работает. Да что там, у нее даже был свой обустроенный кабинет с милыми семейными фотографиями, ее котом Соксом и, куда же без нее, в академической шапке.

Как же много гребаного времени у Бекки уходило, чтобы приводить эту конуру в такой вид, будто она каждый день там работала. В шкафу даже стояла пропахшая ногами, заношенная сменная обувь.

Иных вариантов, в принципе, не было. Осесть, как Рейчел, стать тенью и показываться в городе только на короткий отрезок времени — выбор, в принципе, не велик.

В забегаловке они заказали по куску тыквенного пирога.

— Так вот, о чем я, собственно, хотел поговорить…

— Да?

Дерек Купер был хорош собой. Весь такой обаятельный, располагающий. У него, в отличие от десятка копов, которых Бекки повидала за свою жизнь, были будто бы добрые глаза. Или все дело в том, что он был в ее вкусе? Чем-то похож на Стэма, только русый и с бородой. Бекки своему типажу никогда не изменяла.

— В вашем районе недавно заметили подозрительную информационную активность. Компьютеры не барахлили? Может, пропадало электричество? Или внезапная утечка средств, что угодно?..

Насчет электричества справки Бекки уже навела.

— Не так давно около часа пришлось работать на резервных генераторах. Механик сказал, какие-то неполадки на линии.

— Это все?

— Это все, — улыбнулась Бекки. — Честно говоря, я не особо внимательна к деталям, если они не касаются меня самой… Пока дебет сходится с кредитом, я не особо беспокоюсь.

Дерек Купер рассмеялся. Бекки знала один простой рецепт успеха — прикинься дурой и рассмеши. Если не переходить границ дозволенного, работало безотказно.

— И последний вопрос, мисс Миллс.

— Да?

— Не дадите ли мне свой номер? — он подмигнул.

Бекки знала, что не обязана никому давать свой номер, если никак не связана со следствием.

— Это еще зачем? — ухмыльнулась она и допила свой кофе одним глотком.

— Если ваши дебет с кредитом однажды не сойдутся.

Бекки дала ему свой обычный номер, который, как все считали, был единственным, и подмигнула в ответ.

  

— Ты хромаешь?

— Что?

— Хромаешь, — повторил Стэм. — Я раньше не замечал.

Конечно, не замечал. Все началось с мелочей. С потери координации движения. И тогда Бекки побежала в частную клинику, потом в другую, в третью, а потом заявилась к Рейчел. И она снова сказала то же самое.

— У меня слабый мышечный тонус. Наследственное.

Что ее мать, что отец, живущие в Чикаго, в свои пятьдесят пять были здоровы как кони, каждый год ездили в Аспен, но знакомить Стэма с родителями, а родителей — со своей болезнью, Бекки не собиралась.

— По линии тетки.

— Не повезло.

Бекки чмокнула Стэма в губы. Снова подушечками пальцев коснулась шва и на секунду задумалась, ну так, смеха ради… А что, если у Стэма правда есть «Стэм»?

  

Спустя четыре дня на руках у Бекки был чертеж «Стэма».

Он представлял собой что-то вроде крохотного жучка размером с одну фалангу пальца. Не предупреждая, Бекки выслала зашифрованные чертежи Рейчел и тут же позвонила.

— И зачем ты прислала мне битый файл?

— Он не битый. Высылаю ключ и дополнительное ПО.

— А сразу по-нормальному никак?

— Никак. Даже один этот чертеж без мер предосторожности убьет тебе всю технику.

— Мне уже нравится.

— Открывай. Скажи, что думаешь?..

Молчание продлилось с десяток минут. Установка дополнительных защитных программ, подбор кода, распаковка…

— Охренеть.

— Это не ответ.

— Вот такую херню, чисто теоретически, и можно вживлять в шею.

— Это не смешно.

— Похоже, чтобы я смеялась?

— Может, ты под кайфом.

— Бекс…

— Ты выдаешь мне сумасшедшую теорию и ждешь другого ответа?

— Ты мне скажи… К этому файлу прилагались настройки уже существующего «Стэма»?

— Да. Две. К одной я смогла подключиться.

— И? Твою мать, не томи. Время — деньги.

— Деактивирован.

— Так… А второй? — голос у Рейчел немного дрожал.

— Доступ заблокирован.

— Это когда-нибудь тебя останавливало? — Рейчел рассмеялась по ту сторону динамика.

Бекки замолчала. По правде сказать, она уже и сама начала предполагать то же самое, но это звучало абсурдно, нелепо и параноидально.

— У тебя есть на примете что-нибудь от паранойи? Колеса там?

— Если так, то мне тоже нужно их принять. Вот только у меня нет Лу Герига, и я мыслю трезво.

— Твое трезво — это перманентный шот виски в день.

— А нормальная температура твоего тела — тридцать семь градусов. Притом что обычная — тридцать шесть и шесть. У каждого своя норма.

— Умеешь ты поддержать…

— Кто, если не я? — усмехнулась Рейчел. — Попробуй надкусить второго «Стэма», и все станет ясно.

— Если мы обе не сошли с ума и этим «Стэмом» окажется мой Стэм, я не думаю, что он будет в восторге.

— Это еще почему?

— Он все еще убеждает меня в сколиозе. , то бред. Полный бред. В такое поверит только тот, кто в этом не разбирается…

— Короче, как ты.

— Как я. Он не доверяет мне.

— Ну, я бы тоже не стала болтать. Но проверить стоит… Если все надежно, то не понадобятся даже мыши. Это — твой возможный счастливый билет.

Бекки трясло. Билет-билет… И хотелось, и кололось.

— Нужно его как-то разговорить.

— Есть идеи?

— Пока нет. Но будут.

Бекки отключила компьютер, умыла лицо и поплелась через потайной ход в свой рабочий офис.

Чертовски вовремя.

Только Бекки собиралась открыть дверь, как в нее постучали. Вот, где фильм ужасов.

По ту сторону двери стоял лейтенант.

— Вот так сюрприз… — дерганно улыбнулась Бекки.

— Я вас напугал?

— Немного. Я из пугливых.

— Могу ли я как-то загладить свою вину, мисс Миллс?

Бекки закусила губу и огляделась по сторонам. Все мысли были заняты обоими Стэмами, до которых Бекки сможет добраться не раньше, чем к понедельнику. А до этого времени — только ждать.

— Вообще-то, лейтенант… — Бекки отвела взгляд.

— О, — начал он и замахал руками. — Вы не подумайте, чтобы я… Я сейчас не на службе. Дерек. Просто Дерек.

— Хорошо, Дерек, — улыбнулась Бекки.

— Как насчет места поприличнее, чем забегаловка через дорогу?

— Вообще-то, я…

— В отношениях. Я знаю.

— Навели справки? — ухмыльнулась Бекки. — А так можно?

Хоть сколько справок наводи, а, пока не дойдешь до самого дна, ничего интересного о ней узнать просто невозможно. Потому Бекки не оставалось ничего, кроме как глупо улыбаться и мяться. От копов, даже от симпатичных, лучше держаться подальше. А еще — не вызывать подозрений.

— Только если очень осторожно. Так что, составите мне компанию? Не больше.

И Бекки составила. Они пошли в «Пуаро» и просидели там часов до девяти. В основном Дерек рассказывал о работе. Бекки тоже, но мало кому интересны бухгалтерские будни. Особенно если они выдуманы.

Бекки вернулась домой в половине десятого с двумя коробочками китайской еды и извинениями. Стэму, как оказалось, плевать. Ели в тишине. Гребаный киборг.

Впереди были целые выходные, чтобы выстроить детальный план, как бы подобраться к «Стэму» под номером два.

  

План на ум пришел незамысловатый. Бекки понимала, что вряд ли за раз и близко подберется к «Стэму», если он, конечно, не деактивирован, как первый.

Первостепенных задач было всего две — не дать разузнать свое местоположение и, если Стэм и впрямь хоть как-то причастен к «Стэму», не раскрыть себя.

Нужный код, который должен был, как Рейчел выразилась, «надкусить» «Стэма», был написан за понедельник, но Бекки поставила таймер на утро среды. Окончательно верить, что все эти выдумки — правда, не хотелось, но лучше соблюдать хоть какую-то осторожность.

Утром среды Стэм мирно ел свои хлопья за завтраком, как вдруг обмяк. Вместе с ним на секунду обмякла и Бекки. Но все-таки взяла себя в руки, попыталась привести его в чувство, совала под нос ватку, смоченную нашатырем, и била по спине с криками «Я сейчас вызову скорую!»

Стэм молчал. Вяло приоткрывал глаза, шевелил губами, но ничего не говорил. Смотрел на Бекки как-то странно. Как-то… по-чужому.

Атака, как и предполагалось, продлилась ровно полторы минуты. После Стэм поднялся с пола и схватился руками за голову, затем — провел по шее. Бекки уже знала зачем.

— Давай я вызову скорую… — промямлила Бекки, хотя уже знала, что Стэм откажется.

— Кажись, подавился, — сдавленно улыбнулся никогда не улыбающийся Стэм.

— Вышло? Стэм, милый?..

Будь у Бекки хоть немного актерского таланта, она бы пустила какое-то подобие слезы, якобы волнуясь за своего парня. Но испуг и шок подделывать не пришлось.

— Все в порядке, Бекс, — ответил Стэм и поцеловал Бекки в макушку.

Стэм и правда был причастен к «Стэму». Забавное совпадение обернулось реальностью. Кто бы, мать его, мог подумать.

Все было в полном порядке и полном раздрае одновременно.

  

— У меня есть две новости, — так Бекки начала свой разговор с Рейчел, как только оказалась в собственном «офисе».

— Дай угадаю… — протянула она.

— Два попадания. Одновременно.

По ту сторону динамика Бекки услышала, как жидкость льется в стакан.

— Там явно больше, чем на шот.

— Я праздную. А еще, знаешь что?..

— М?..

— Я хочу это увидеть. Даже не так… Мне нужно… Нужно это увидеть.

— И зачем же?

— Ты серьезно?

— Да.

— Боже, с кем я общаюсь… — с насмешкой протянула Рейчел. — Может, я тогда смогу выдать что-то похожее на диагноз, причину — называй как хочешь. Узнаю причины, и, может, ты сможешь как-нибудь завести разговор и Стэм расколется, все такое.

Бекки кивнула сама себе. Видеосвязью она не пользовалась — ее куда проще засечь.

Теперь Бекки, помимо прочего, знала две вещи: у нее есть шанс взломать обоих Стэмов и ей определенно нужно копать глубже.

  

Заказ на конгрессмена пришлось отбить. Бекки вернула задаток и извинилась. Хоть половина, хоть миллион — сейчас Бекки была близка к своему счастливому билету, а он стоил гораздо дороже чести какого-то политика, о котором Бекки и слышать не слышала.

Все, чем была сейчас занята Бекки, — это поиски информации о Стэме.

Стэма, ее парня Стэма, как бы пародоксально это ни звучало, в сети будто бы не существовало.

Бекки за остаток недели сгрызла все ногти, выпила тройную дозу кофе и почувствовала, что вторая нога тоже начинает неметь.

Все, что удалось нарыть Бекки, — старый школьный снимок Стэма. Оказывается, лет в десять-двенадцать он жил в Бруклине и никакого сколиоза и близко у него не было. Ну кто бы мог подумать, в самом-то деле?

В нынешнее время невозможно оставаться настолько незаметным. Особенно если ты простой гражданский, кем и был Стэм. Кем выглядел Стэм.

Кто-то, а скорее всего сам Стэм, стер все данные о себе в сети. И не побрезговал залезть глубже, но до Марианской впадины даркнета все равно не добрался. До туда, правда, вообще мало кто добирался. Все, что Бекки смогла в итоге раздобыть, — разрозненные ошметки: некоего Э.К., которого, как оказалось, на самом деле звали Эрон Кин, какое-то замятое и затерянное дело, к которому была прикреплена черная женщина-детектив, и что ее нашли застреленной на пустыре.

Слишком мало информации, чтобы сложить воедино. Слишком много «каких-то».

Как сказала бы Рейчел, «здесь творится какое-то дерьмо».

А Бекки как раз была тем, кто рылся во всяком дерьме. И гораздо глубже, чем по локоть.

Ей ничего не оставалось, кроме как установить в их спальне камеру ночного видеонаблюдения и поставить таймер очередной атаки на «Стэмов» на четыре часа утра в ночь с воскресенья на понедельник.

Той ночью Стэм пришел в ярость. Нет, Бекки, конечно, ожидала чего-то этакого, ожидала, что легко и просто не будет, но…

Ужас ей изображать не пришлось.

Он не мог подняться с кровати. Не мог пошевелиться. Только крутил головой из стороны в сторону и кричал, будто одержимый дьяволом.

Нужно меньше смотреть всякую дребедень.

Красные глаза с полопавшимися сосудами, животный оскал и все прилагающееся заставило Бекки потянуться к телефону, чтобы вызвать скорую, еще до окончания атаки.

И это было даже не столько для Стэма.

— Положи, твою мать, телефон… — процедил Стэм.

— Стэм… — промямлила Бекки. — Это ненормально…

Стэм сжал зубы, смотрел на Бекки немигающим взглядом и будто бы кивал.

Атака закончилась секунда в секунду.

— Тебе нужно показаться врачу, — прошептала она и провела потной рукой по лбу Стэма.

Включила ночник, сходила на кухню и налила воды. Два стакана.

Стэм дышал тяжело и разъяренно.

— Все в порядке. Это что-то нервное, — отмахнулся Стэм.

От одного взгляда на Стэма сейчас Бекки становилось не по себе.

— Все хорошо, Бекс. Спи.

Он ее не чмокнул. Не то чтобы Бекки сходила с ума от любви к Стэму, не то чтобы нуждалась в этих формальных поцелуях, но не подметить, что задать встряску и на некоторое время отключить «Стэма» ей удалось, она не могла.

Перед сном Бекки приняла викодин и ушла спать на диван в гостиную. Реальность была слишком дерьмовой.

Камера ночного видеонаблюдения была убрана сразу же, как Стэм ушел на работу, а все заснятое тут же отправилось Рейчел с припиской «набери меня, как только сможешь».

Рейчел набрала ее ближе к пяти часам.

— Ну, подруга, я даже не знаю, с чего начать.

— Например, с того, что все эти пляски с камерой пошли не в пустую.

— О, точно нет… Но, Бекс, вот скажи, ты мне веришь?

— К чему это ты клонишь?

— К тому, что я сейчас выдам невероятную хуйню. Но это единственное, что подходит.

— Удиви меня.

— Стэм парализован ниже шеи. Я уверена в этом на девяносто пять процентов.

Бекки присвистнула.

— Так.

— А еще… Блядь, это так странно, что я сама бы себе не поверила.

— Давай уже.

— Кидаю кусок аудиозаписи. Слов там не разобрать, сконцентрируйся на голосах.

В ту же секунду Бекки пришел голосовой файл длиною в две минуты — именно столько длилась хакерская атака на «Стэма» на этот раз.

На пятом проигрывании Бекки начало казаться, что голоса, которыми кричал Стэм, были разными. Один — низкий и грубый, второй — такой же низкий, но мягкий.

— Бред какой-то… — Бекки помотала головой и потерла виски.

— Бред не бред, но вместе мы с ума сойти не могли.

— А может, и могли…

— Их, мать твою, двое… — прошептала Рейчел.

— И как такое, мать твою, возможно?..

— Что-то мне подсказывает, что Стэм — немножко не Стэм.

О том же задумалась и Бекки, но понятия не имела, даже как это сформулировать, не то что осознать.

— Я покопаюсь, — сказала Бекки и положила трубку.

Если коротко — Бекки нужно было найти Стэма, который вовсе не был Стэмом. Возможно, он менял имя, возможно — делал пластику, а может, и все сразу… Если делать все грамотно — то концы в воду. А Стэм совсем не походил на какого-то безграмотного аборигена.

  

Спустя неделю поисков все, что Бекки смогла узнать, так это то, что прошлым именем Стэма было Грей Трейси. Пластики он не делал, а вот все упоминания о Грее Трейси стерты едва ли не отовсюду. Работы тут — на полгода минимум. Каждое мелкое упоминание от рождения и до тридцатилетия — все стерто подчистую.

Все, что Бекки удалось найти, — это фотография на чьей-то закрытой странице на фейсбуке. Стэм... Грей — черт пойми, как его называть, — стоял там на фоне дома с какой-то смуглой девушкой и хозяйкой закрытой страницы. Страница была памятной.

Упоминаний о той смуглой девушке Бекки тоже найти не удалось.

По-хорошему — съездить бы в Бруклин. А если мыслить реально, то, раз Стэм так позаботился, чтобы вся его прошлая жизнь была стерта и потеряна, он мог разузнать все без особого труда, и Бекки бы отправилась на встречу с Люцифером раньше запланированного срока.

Все люди, с которыми хотя бы теоретически мог быть знаком Грей Трейси, либо уже несколько месяцев не появлялись в сети, либо умерли. Бекки нашла несколько записей о сердечных приступах и автомобильных авариях. Все они происходили на электронных автомобилях.

— Твою ж мать… — прошептала Бекки, когда заметила один интересный, но крайне гаденький факт.

Женщина лет шестидесяти умерла от остановки сердца. У нее остановился новейший кардиостимулятор.

Стэм оказался той еще рассчетливой скотиной.

Бекки отправила Рейчел сообщение: «Дело дерьмо. «Стэма» нужно будет как-то отключить. И мне нужна твоя помощь».

В ответ Бекки получила стикер с довольным котом.

«Предлагаю пятницу. Все подготовлю».

Бекки согласилась. Пятница так пятница. Нечего затягивать.

Похоже, цифра на счастливом билете Бекки под именем «Стэм» была тринадцать.

  

Ничего особенного в плане не было. Снова отключить «Стэма», хоть на какое-то время, и по-быстрому отвезти его в операционную к Рейчел. Ну а дальше импровизировать. Бекки надеялась разговорить его, но после всего, что она прочитала…

Говорить после извлечения микрочипа виделось куда безопаснее.

Рейчел обещала двух ассистентов, обещала, что сделает все быстро и в лучшем виде. Рейчел обещала, что «грязи будет мало».

На этот счет Бекки терзали сомнения.

Стэм после того случая и так ходил весь раздраженный и угрюмый, будто уровень его зарядки колебался на вечных пятнадцати процентах и он находился в режиме резервной экономии энергии. Разве что не срывался на Бекки, и то чудо. Если бы компьютер Бекки дважды попытались взломать, третий раз стал бы для взломщика самым сложным и, вероятно, последним. Если «Стэма» не удастся отключить сегодня — пропало просто все.

В то время, когда Бекки заканчивала последние приготовления — ставила таймер на скрипт, который обеспечит помехи на камерах видеонаблюдения во всем жилом комплексе и полицейских дронах, — ее основной телефон пиликнул от сообщения. Бекки отключила звук, не читая.

Бекки заранее пустила в дом двух дружков Рейчел и велела им спрятаться в шкафу в спальне. Даже если «Стэм» мог распознавать посторонних, полностью пустая от технических новшеств квартира с толстыми бетонными стенами должна была сыграть им на руку.

Сама подстроила все так, чтобы в это время Стэм мирно смотрел телевизор, а она была в душе. Ну как в душе — со включенной водой.

Ноутбук был слабее ее рабочего стационарника, но действовать дистанционно было невозможно. Слишком далеко от операционной Рейчел, был необходим прямой контакт. Глубокое, мать его, погружение.

Бекки сделала глубокий вдох и запустила программу. Из гостиной послышался стук — тарелка с попкорном упала на пол. На всякий случай Бекки прихватила с собой ствол.

Время.

Она выбежала из ванной с ноутбуком в руках, а ребята Рейчел за это время уже успели связать Стэма и заклеить ему рот. В прошлый раз ор был такой, что вытащи Стэма на улицу — все копы Лос-Анджелеса слетятся на этот крик минуты максимум за три.

Стэм смотрел на Бекки умоляюще.

— Прости… — промямлила она и коснулась его лба. Холодный, мокрый…

— Извиняться будешь, когда извлечем чип. Времени мало.

Вести пришлось дружку Рейчел, потому что она сама понятия не имела, как водить машину с ручной коробкой передач, а Бекки уже давно была не в состоянии давить на педали.

— Эта рухлядь едва разгоняется… — пробурчала Рейчел.

— К этой рухляди невозможно дистанционно подключиться.

— Вот теперь ты параноишь, подруга.

Бекки помотала головой. Хотела бы она сейчас всего лишь параноить.

Может, еще был шанс просто поговорить?

Она смогла насчитать около двадцати жертв Стэма, а одному Люциферу известно, сколько их было на самом деле.

Не самый лучший собеседник.

  

До обиталища Рейчел добрались за час с лишним. К тому времени Стэм раз пять приходил в себя и столько же раз был снова отключен. У Бекки уже тряслись руки и дергался глаз.

— Нет, ну ты, конечно, отгрохала… — протянула Бекки, когда дергающегося Стэма занесли в операционную.

— Хорошо зафиксированный пациент в наркозе не… нуждается, — ответила Рейчел, помогая ребятам пристегнуть Стэма к кушетке.

— А по-нормальному как-то нельзя? — спросила Бекки.

— А по-нормальному и не получится. Если верить, — Рейчел кивнула на ноут Бекки и провела в воздухе пальцем в латексной перчатке, — всему тому дерьму, что ты мне скинула, то я могу вкатить ему хоть лошадиную дозу наркоза, что там, могу даже убить, а он еще часик-другой сможет жить как ни в чем не бывало.

— …как таракан.

— Лучше, чем таракан. Эти бедняги просто умирают от голода, а вот наш дружочек, — протянула Рейчел и защелкнула металлические держатели для ног, — может еще и нас с собой на тот свет забрать.

Стэм походил на какого-то сумасшедшего, пристегнутого к кровати, чтобы он никого в этой комнате не поубивал...

Ах да.

  

Ноутбук сгорел, стоило Рейчел сделать надрез на шее.

— Проклятье… Мы в дерьме.

Лампочка над операционным столом мигала. Больше техники, как таковой, в операционной не было — по настоянию Бекки.

— Эта тварь разрослась по всему спинному мозгу… — промямлила Рейчел, бросив на Бекки быстрый дрожащий взгляд. — Как гребаные метастазы…

Стэм, что примечательно, молчал. Свет пришлось включать из аварийного генератора, и Бекки ни черта не была уверена, что он долго протянет.

— Твой парень так мне всю операционную похерит…

— Я компенсирую.

— Уж надеюсь, — буркнула Рейчел и вытянула из шеи Стэма очередной металлический провод толщиной с волос.

Телефон Бекки завибрировал. И это был ни черта не основной… Тот Бекки оставила еще дома, за ненадобностью.

Отвечать не стала, даже не посмотрела. Все, кому она была нужна, могут и подождать. Бекки ждать не могла.

Спустя час — может, больше, меньше — черт его знает: электронные часы в операционной встали еще при первом отключении света, — Рейчел зашила рану по старинке, без шлифовки лазером.

В противоударном сосуде прыгал маленький жучок.

— Знакомься, — Рейчел протянула Бекки банку. — Вот он, твой «Стэм».

Бекки скривилась.

— Искусственный, мать его, интеллект…

— Ну, — Рейчел пожала плечами, — к этому мы и стремимся.

Стэм-Грей лежал на кушетке неподвижно, будто бы под наркозом.

— Ты ему что-то вкатила?

— Да. Очнется через пару часов. Вот, держи, — Рейчел протянула Бекки блистер с десятком таблеток, а банку со «Стэмом» отставила на стол. — Разберу, посмотрим, что будет… А тело, будь добра, забери. Если твоего Стэма найдут в гетто, это вызовет слишком много вопросов.

Бекки кивнула в сторону машины.

— Довезешь?

— Рич довезет.

— Да кто угодно. Лишь бы не на такси.

— Тогда тебе пришлось бы разориться на чаевых.

  

Стэм-Грей пришел в себя спустя два часа, как они вернулись домой. Сразу по приходу Бекки убедилась, что ни один дрон и ни одна камера их не засекла. Хреновое утешение, когда на твоей кровати, на твоей белоснежной простыне, лежал твой уже, походу, бывший парень, наскоро зашитый шелковыми нитками врачом без лицензии в гребаном гетто.

— Слушай, Стэм… — как только он приоткрыл глаза и сощурился от света, начала Бекки. — Я, наверное, дура…

Да. Вместо того чтобы по-людски поговорить, позволила врачу без лицензии распотрошить своего парня, потому что?..

— Я не Стэм, — медленно и хрипло ответил он.

Голос был низкий и мягкий. Стэм звучал иначе.

Потому что все догадки оправдались.

Стэм ни черта не был Стэмом.

— Грей?

Он моргнул. Он не двигал ни руками, ни ногами, даже не поворачивал голову, чтобы взглянуть на Бекки. Просто лежал и смотрел в потолок.

А что сказать, Бекки и не знала. Начать с извинений, как начала бы со Стэмом? Начать с предыстории? С чего, мать его, начать?..

Телефон завибрировал снова. Бекки не подняла — ее и саму будто бы парализовало, вот только срок еще не подходил. Кому, мать его, она вдруг понадобилась в четыре часа утра?!.. Со злости она хотела просто взглянуть на номер этого неугомонного, и сама на секунду зависла.

«Миллс, прекращай вести себя как бессмертная. Полиция знает, что ты дома, и уже в пути», — отправлено с засекреченного номера. И времени на проверку, кто же его обладатель, у Бекки не было. Как, впрочем, и на то, чтобы свалить.

— Мне плевать, кто ты, — вдруг начал Грей, облизав губы, — и плевать зачем… Просто скажи мне… Оно того стоило?

— А я не знаю, — отрезала Бекки. — Я искала нечто… выдающееся. Нечто, что заставит обездвиженного человека двигаться.

Грей рассмеялся. Хрипло, громко, дерганно.

— А ты и нашла.

Бекки вздрогнула. Где-то на пути к ее дому уже мчалась полиция, а она сидела на краю дивана со своим парнем, который оказался совсем чужим мужчиной, и видела в нем свое недалекое будущее.

Будущее не улыбалось ей в ответ.

— Просто, черт возьми, я не знаю… — Бекки облизнула губы, то и дело бросая взгляд на входную дверь. — Стэм… Он правда... правда натворил слишком много дел?

— Правда.

— Блядь…

— Я бы на твоем месте опасался новых технологий, — вяло усмехнулся Грей.

— Чту как божью заповедь.

«Выбирайся на крышу, если не хочешь через три минуты примерить наручники».

— Слушай, Грей… Это глупо, но…

— Но? — он вскинул бровь.

— Но мне нужно бежать. Скоро сюда вломятся копы, и они…

— Позаботятся обо мне?

Бекки сглотнула, снова взглянула на дверь, на экран смартфона, на свои дрожащие холодные руки…

— Что-то вроде того.

— Обойдусь. И не жди от меня слов благодарности.

По старой привычке Бекки чмокнула Стэма, который оказался вовсе не Стэмом, в лоб и провела ладонью по его потной щеке.

— Если у тебя будут какие-то претензии — мы еще встретимся и ты все мне выскажешь. Договорились?

— Договорились, — усмехнулся Грей.

Бекки оставила блистер, который дала ей Рейчел, на столе и побежала к пожарной лестнице. В дверь уже стучали.

Дрожащими пальцами набрала Рейчел. Гудки. Возьми, черт тебя дери, трубку.

— Ну, че как? Пациент очнулся?

— Рейчел, боже… Прости. Просто слушай и не перебивай.

— Эм… ладно, — ответила она по ту сторону динамика с набитым ртом.

— Уничтожь к херам собачьим «Стэма». И вали из гетто, из города, из штата… За мной выехали. И за тобой, скорее всего, тоже.

— О как.

— Купи себе гребаную виллу во Флориде, или где ты там хотела бы жить, и бросай это дерьмо…

— Бекс?.. У тебя все в порядке?

— Высылаю архивы с паролями. Дополнительное защитное ПО у тебя уже есть. Не запутайся в них, ладно?

Дыхалка кончилась уже на восьмом этаже, а впереди еще пять.

Бекки сбросила звонок и сбросила телефон с высоты восьмого этажа. Она надеялась, что Рейчел последовала ее гребаному примеру.

  

На крыше жилого комплекса, где жила Бекки, стоял гребаный вертолет, а рядом — лейтенант Дерек Купер.

— И что это значит?

— Что ты провалилась, Миллс, — он сделал шаг вперед. — Что плохо заметала следы, что брала заказы от непроверенных личностей и что…

На куртке Дерека, в районе груди, Бекки едва смогла различить три буквы — ФБР.

Бекки сделала шаг назад, хотя надо бы вперед. Выхода в любом случае не было, а попасться ФБР — куда солиднее, чем полиции штата.

— И что теперь? — бросила Бекки, даже не смотря Дереку в лицо.

— Ну… вариантов всего два.

— Среди них есть хороший? — дерганно усмехнулась Бекки.

— Твоим последним заказчиком на Шелдона Уайта был я.

— О как.

— И только благодаря тому, что мне так и не удалось передать тебе деньги, я не арестовал тебя еще в день нашей первой встречи.

— Арестовывать девушку на первом свидании — так себе затея.

— Вот и я так думаю. Ты уже проела плешь полиции Калифорнии.

— Я не удивлена, — выплюнула Бекки.

— Но если ты сейчас, как хорошая девочка, сядешь в этот вертолет, то вместо тюрьмы сядешь в теплое кресло в Вашингтоне.

— Это за какие такие заслуги?

— Я ведь обещал: если твои дебет с кредитом не сойдутся — я помогу.

Бекки почти согласилась. Бекки чертовски хотелось согласиться. Работать на правительство под протекцией, не боясь однажды получить пулю в глаз… Но сейчас ей ничего не оставалось, кроме как пожать плечами.

— Не получится, Дерек…

— Да черт тебя дери, Миллс, ты понимаешь, что это — твой последний шанс?

— Конечно, — ответила Бекки и достала из-за пазухи пистолет.

— Миллс…

— Ты очень славный, Дерек, правда… И я не хочу в тебя стрелять, — Бекки сделала шаг вперед.

Она, как никто другой, чертовски хорошо знала инструкции. Знала, что сейчас Дерек имеет полное право пустить ей пулю в лоб.

Уже через секунду он держал Бекки на мушке.

— Пожалуйста.

— Я вот ни черта не понимаю смысла этого цирка.

— И хорошо.

— Бекки…

Бекки выстрелила Дереку в живот. Она почти на сто процентов была уверена, что на нем есть бронежилет, но все равно стреляла в живот, чтобы не задеть ничего жизненно важного. Ничего такого, чтобы понадобилось вживлять механический имплант.

  

Бекки шагнула в белый, по-медицински стерильный автобус. Она чувствовала свои голые ступни, она не хромала. И дрожь, еще секунду назад бившая все тело, ушла.

На заднем сидении автобуса сидел Грей. Он помахал ей рукой.

— Ну что ж, готова выслушать все твои претензии, — улыбнулась Бекки и устроилась на белом сидении рядом.

  

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp