Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: Солнышко :flowerman
Солнышко: :hi
Fitomorfolog_t: Всех люблю!
Fitomorfolog_t: :panda_off :foxy :shark :my_treasure :apple :flower_3 :pinked
Fitomorfolog_t: :sun :pilot
Alizeskis: :lol_fox
Thinnad: :sun
Almond: С праздником!
Fitomorfolog_t: СДнём победы!
SBF: С Днем Победы!
Agnes: Поздравляю всех с великим праздником -- Днём Победы!
Thinnad: ты забудешь))))) Это она тебе звонила, муахахаха!
Almond: Thinnad о то ж... придется мне спасать от ельфика)
Thinnad: видишь, я профи, всё предусмотрел
Thinnad: куда? Я её привязал
Almond: Thinnad дама от тебя убежит)
Thinnad: но любя! И ценя!))))
Almond: Thinnad вот суровый ты, ТинЮ, а еще говоришь, что я. Это ж пытки настоящие)
Thinnad: буду пяточки я щекотать
и стишатки дурные читать)
Thinnad: Пятое мая настало!
Замотаю тебя в покрывало,
Привяжу я покрепче к кроватке,
Чтобы было всё дальше в порядке.
Принесу я гирлянду сосисок,
И салатика полную миску,
И кофейничек, полный горячим,
И не дам… ну пока не заплачешь)
Almond: Thinnad я так думаю, дам нужно держать в строгости)))
Almond: Thinnad а как?
Thinnad: Не так нужно с зайками, не так! Я тебе, как знаток длинных ух говорю
Almond: Thinnad неа)))
Thinnad: :rolley Так ты всех зай растеряешь, Ангел :biggrin
Almond: Наступило пятое мая,
Где же ты, дорогая?
Наверно, придешь шестого,
Примерно, в четверть второго.
Шестерка - число плохое.
Давай назначим седьмое?
А лучше - девятка мая,
Я в покер пока поиграю
С друзьями. Так ты звонила?
Вот странно, молчала мобила.
И скайп, и ВК с ватсапом...
Да не кричи ж ты, лапа.
Конечно, я жду, дорогая,
Ну, не сердись, моя зая)))
Almond: :fly
Li Nata: Это Тину) про с поры))
Li Nata: Да, это они))))
Аллен: Thinnad у меня с купидоном ассоциируется классический образ - пухлый летучий мальчишка в хитончике иль без, с луком и стрелами. Ну, купидонами еще картины расписаны, потолки во дворцах и скульптуры слеплены. Я про него говорила, если честно. Не знаю, о чем вы подумали. Про пчел и мед ничего не скажу - жуткая аллергия, обхожу стороной и то, и другое
Li Nata: Thinnad с!
Thinnad: хотя, возможно, это были с поры
Li Nata: Я думаю, что идеи у нас совпали))
Li Nata: Thinnad ооо
Thinnad: Li Nata, я даже знаю, откуда они пыльцу собирали ^^
Li Nata: И они делают неправильный мед :rolley
Li Nata: Thinnad Тин, это какие-то неправильные пчёлы!
Thinnad: Аллен, у тебя какой-то неправильный купидон :rolley
Thinnad: 8) А то ж! Какая мужественность, если попки отсутствуют? Логично)))
SBF: Э-э... мне представлялся более мужественный образ. Но, возможно, шаловливые ручки и попки - тоже неплохо.
:fly
Аллен: Thinnad , это когда пухлые ляжки, голая попка, златые кудри и голубиные крылышки?
Thinnad: как купидончика :rolley
SBF: Личностное впечатление. Но, в принципе, потому что: эльф по жизни. порывистый и летящий, но при этом профи. Легко могу его себе представить с луком и стрелами.
:)
Androctonus_616: Почему? ))
SBF: Вообще-то хотела сослаться на картинку, но что-то не получилось.
Просто вчера по СТС показывали хоббитов, и я, наконец, поняла, с кем у меня всегда ассоциировался Тин - с Леголасом!
:sun
SBF: Э-э... ушла какая-то удивительная ссылка. Прошу прощения.
SBF: data:image/jpeg;base64,/9j/4AAQSkZJRgABAQAAAQABAAD/2wCEAAkGBwgHBgkIBwgKCgkLDRYPDQwMDRsUFRAWIB0iIiAdHx8kKDQsJCYxJx8fLT0tMTU3Ojo6Iys/RD84QzQ5OjcBCgoKDQwNGg8PGjclHyU3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3N//AABEIAIEAZgMBIgACEQEDEQH/xAAcAAACAgMBAQAAAAAAAAAAAAAFBgMEAAEHAgj/xAA+EAACAQMDAgMGAwUFCQEAAAABAgMABBEFEiEGMRNBUQcUImFxoTKBkRUjQrHBYnKy0fAzNDVSc5LC4fEX/8QAGQEAAwEBAQAAAAAAAAAAAAAAAQIDAAQF/8QAIxEAAwEAAwACAgIDAAAAAAAAAAECEQMSISJRMUETcSMyYf/aAAwDAQACEQMRAD8A6LO/u6Fc8AdzQGS5S6dY+cM2AfKj+pRbkfAx5UE1IW1hotumVFy07PEueTwM/l2+1eLSb3/h68vJT+wpp9lBb3sLKo48/nU/UytNp8ixHBC0H0zUJ7m5jRkxnHIo/qavFAUHJI86SG+lIFr/ACS2LPT888V0qHJjQEH5UL62vEUnAO4nNGwZYNzqoYvnilbqi3vHs3nlUFRycGnlpjUsZastZa40mWNZRb7E+M+Z+VLPRt3cXPUaQLMQskoLn5A5ojofTLajpUl5eXhhjbICL3AHrVfQbC30nqmyaCYSRh+57mqR02kRpvw6Z15qiW+iy2kbDxp02AefPFcc1B7mBxo7uY1d13OfnTv7Qg93qMawkBtnHNIslhqeotJLLHlw+0Nmnl/yPWIl1nAl1jZR6Ytjb2hVgOADzk9s0J61lvLQWVjysO0Fh6mh95d6jFrVs1/ukaF17jggGoes9ZfVtTDICqIoC08cbmpQLaxlHVrj3+7CHCCNcDaKyvWhWwe7kkuGIBQ4J+orKu6UfFEunb0+ob/Hh4xnNI3USk9X6LE/CS27oue27J/9U6X84ITB86T/AGhwS/s601SDIn0+cPkd9jYB+4X9a5PKpr7OqU5hMP6XaLHNuIxtorPILgqduVGckUM6Wuf2hbm4fBVlDcGotO1N5Oo5tOZQFUEqR8q5uNUpz7G5XtN/RBHC0jzKM4V8AN3qr1LaJHZeHvLBkORR+Xw0vXUkB2Odp86HdUq8aw7YtzPngfSqdcRv5NaOaatqZsNMNtBcmMsMsg/ipc6fnv5dXgmSJ2EbbhxwaLRaWurdXLptxN4cRbfIfML3xT3rtqtoLSy0+OKGBWCiQDsKrq411+ydfJ6D9cuTa6S19qsWy4kP7vDcqPnS30jr63DyQyoCA+UH1r17Qda3ah7jvM6/CCF8/lS3bNHBq8MVtE0JdgCoHnT8UYvRbr5DT1b4EVq9y0eNw2rx51zYG4lm3srFR3OOBXZ9WEFvZraX4DDbnawpB1K/sYbCa2tosNIxySO1Vms/CBaTXpHottG0BmnYANwPyrKBx3cgjWGPIxk8VlBxbYi5EkfR+oeND4MTAGSTG0Zq3q+mxPoN5Hdzory27IpY8BiOPvikm9v2aXxJJzlF4y3YClnqLU766jzBd/AvYBs5qUca3S9W6SWjp7Kr0LaS2tz+7I5UP6Hy/n96uaXOn/6JLBHskjkiZt48iMcVz3pzVZiGthKiXUkTYZu2ef5HB+hNHfZ9fvHqAluIG99idllVuSPIis1j9Fb1PDpt5pMV1frO2QyYOatXV0kGN2OPMior7UUghUn4ZXH4fSqPjCcHfhs9809VMNqSMRVJOvwVNW121WJnW0jmkXsWQNilDVuodM1WBoIn9xvkH7szEBGb09R9ab71YhCV8JcVyTrqyiy7w/C45GBnJpP938joUJT4CY+m9X1K5a8A8OZJDlWPxAg4p96X6NQ6rb3l2fEniw2D2zQD2dane6nOzSKAkCiOUjsW8j+mP0rseg2scjtcH8S/DjP3o13q+gE5njdHLfaNJNFrLRspYhRgVz3VNOm2C4dlCjuorr/X2lyy6tPPuyvGOPlXNtRHEluy55x+dWT6oi/RQhMhnYxKScYrdGIIvcsjHxHvkVlN3FSw1qGt6lf7hMSgIwwUd6CS3MqSlY5GGPQ10bVtOtYnlbwtqufhpL1DTs3BMSYX5mjx1IeRUkVYbu5geKeJjvifcpP3H0rrHs11dLjXkk8RES7iw4b+Jl7c+uAc+u3NcwjgKxlcZPpRjp6J442ljYq0M0YZAecE4DD88fahyJNGjfwdJ6w1rUkvZfA3KyOUG2MOTj6nA7VF0tresXcEhugHIUsgMWw8DODyat2U0Vw8iTAs+7nfye9R32s2ujPcb4JmVY8AxpkHIPauPd8PQU4sF28631bBlaCFbZjtXMbE/Q4NLutao1/btK0YHkQrZB+hp5tIbG6sVnmgCpIN2HXGc0ndVzWszGCyRFIH8I445qsNavBKXjPXQLzGyv5bNGAMyr354UU5p1TqFhbNEwKM5Hx4xigns00q5neZkXbZx2/iSBBxvYjaT6nANNN9poeM7iGHkas0qenC6qPiD9c6ja/tECuu8/iOe9L0tuk3xJzITmid9pkCKS0YOKFxG3SU+E23HBGaDWIMcqqswWeoVe1uQqPuJ5Plit1LraPd3mQQqheCKyhGdfRrl9vDra+z73ldtzcsceeag1D2aWvh/DNtYds0M0T2m6pqly8EdlEq7Sd+aG33tE11bvbJFEY92O3aglKeDPt+SW69n4gO8XBPyx3rfTnTqaXcyXV0g2Qht27tjHH6jH60Dv8ArfXZpCLdk2buPgzzTBHql9N0qz35UXM7kEKMYCgYyPXnP6UaeSLMuqKGkai0k88jPlxK2fz5/rU91Hqcrh0mjYdxi13D7tSJpl3cJ1BIkcm0ODwexIpll6g1S3j2pAOB3BqFR1o7pvVpd1HUbtLPwriSLc3C7M/yPaky6
Fitomorfolog_t: Alizeskis :cancan
Alizeskis: Одно из видов счастья - закончить писать большую долгоиграющую историю :sun
Li Nata: :ashamed :sun :sun
Li Nata: я корыстная, плохая, аааа! *плачет
Li Nata: а потом подумала что это готовая идея для рассказа... новый вариант царевны лягушки, мужской) ироничный и суперский можно написать.
Li Nata: Thinnad сначала хотела написать, ой, не надо, ты ж :my_treasure
Li Nata: Больше солнца, больше! Это точно))) вот :sun :sun :sun
Thinnad: кстати хорошее имя. гоблин по имени Воблин
Thinnad: Ну прикинь - пупырчатый квакающий ельф. Это уже гоблин какой-то. Во-блин - гоблин
Thinnad: Потому нужно больше солнца! Хотя бы в чатике
Thinnad: Li Nata, у нас потоп, скоро отращу пупырышки и заквакаю)))
Li Nata: ой как хорошо. А то у нас почти мороз тутттттт :panda_bamboo
Thinnad: :sun

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 934
Гостей: 934
Пользователей онлайн: 1

Пользователи онлайн
Птица

Последние 3 пользователя
Аристофина
Chiara
Виктор Алдышев

Сегодня родились
Liar

Всего произведений – 3642

 

Мерми Глава 2

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Умка
Проза
Джой, Рэм, Алька и другие
Фантастика
12+ (PG-13)
29,000
Вторая глава книги
закончен
на сайте
Добавила картинку, которую планирую поставить на обложку. Как вам?

  

Глава 1

clara v vode otrazhenie vzglyad 7511 700x466

 

Глава вторая

Побег

“Фармацевтическая компания “Стиг” начинает выпуск первого в истории фармакологии лекарства от виртозависимости – “Барлизинa” – прошедшего успешное тестирование летом этого года. Предполагается, что препарат поступит в продажу в феврале. Очень своевременно, если учесть, что виртозависимостью страдает по последним подсчетам около пяти процентов населения. В большинстве своем подростков и молодых людей.

В конгрессе уже давно обсуждается предложение по ограничению пребывания в вертуальности до трех часов в день для детей, не достигших шестнадцатилетия. Пока же вся надежда больных детей и их родителей на новый препарат.”

Лента новостей “СитиПост”

 

“Осенняя распродажа! Скидка пятнадцать процентов на комнатных любимцев!

Если никто не встречает вас у двери после работы, если заскучали ваши дети, если вам нужен компаньон – заказывайте питомцев корпорации “Домашний друг”!

Новинка сезона – разноцветные танцующие мышки. Белые, красные, зеленые, серобуромалиновые. Пятьдесят разнообразных функций от исполнения популярных шлягеров до чесания пяток владельцам. Монограмма по вашему вкусу делается бесплатно. Торопитесь!”

Из интернет-рекламы корпорации “Домашний друг”

 

“Знайте все! Я иду на концерт группы “Мяв”! Да-да, тех самых кошек-модиков, ролик которых набрал в виртуалке больше миллиона просмотров. Говорят, у одной из них, Лапочки, скоро будут котята. Такие лапы-лапусики, няшки-разняшки, что прямо сил нет! Вот бы одним глазком взглянуть. Или мне бы такого подарили. А еще лучше мерми. У Морган Грин есть дома хомяк-модик, а я чем хуже?

Ставьте лайки, не жмотничайте.”

Личное мнение Даники Морган, ученицы пятого класса начальной школы Мейсон-Райс, выложенное в сети 23 сентября, 20... года

 

Сижу на дне и грызу от расстройства ногти. Легко сказать “побег”. Куда я побегу такая умная? К кому? Даже не знаю, есть у меня родные или друзья, у которых спрятаться можно, или нет. Кто меня узнает и примет или хотя бы выслушает и поверит. Где эта чертова русалочья ферма находится? В какой части города? Где бы раздобыть карту? Я и дорогу-то спросить не могу. Кроме мама, папа, Джой сказать толком ничего не умею. Где достать самый плохонький нейрошлем-нейрик с минимальным набором программ: навигатором, телефонными адресами, справочной? И хорошо бы еще с симулятором речи для немых. Украла бы, не постеснялась, честное слово. Только у кого? Короче, только вопросы и никаких ответов.

Одной совсем тоскливо и неуютно. Где шумная бестолковая Шуша? Мне ее не хватает теперь. Хотя раньше мерми почти всегда раздражала своей глупой беззаботностью. Эх, Шуша, Шуша. Развлекает свою старуху на пару с плешивым попугаем. Поет песенки и чешет спину. А я развлекать никого не хочу!

Выбираюсь из бассейна и утаскиваю из настенного шкафчика упаковку конфет. Сиделки прячут бомбошки, думают, я не вижу куда или дверь открыть не смогу. А вот не на ту напали! Тут же все и съедаю. Сладкий до приторности шоколад оседает в желудке плотной тяжестью. Объелась от огорчения. Только и остается, что валяться на бортике пузом вверх и хрюкать.

Думай, Джой, думай, мерми. Иначе останутся от тебя рожки да ножки. Ну, может еще и жабры. А, может, и тех не останется.

Когда приходит вечерняя техничка, усталая одышливая тетка, с глазами испуганной мыши над марлевой повязкой, старающаяся держаться подальше от бассейна, у меня уже созрел приблизительный план. Пока она запускает диски роботов-уборщиков и заливает в их плоское нутро моющий раствор, прохаживаюсь рядом с дебильной улыбкой. А когда уходит – оказываюсь рядом с дверью. Внимательно наблюдаю за теткиными манипуляциями. Так, кодовый замок на ручке, не навороченный, без идентификатора папиллярных линий или сетчатки, цифры один, три, пять, девять не запомнит только имбицилка, которой я не являюсь.

Когда тетка уходит, тщательно вытираюсь, заворачиваюсь в широкое полотенце и выскальзываю в коридор. По зданию кондиционер гонит холодный ветер. В коридорах темно, никого нет – разошлись по домам. Начальство прилежно соблюдает рабочее законодательство: трудовая неделя – тридцать шесть часов. Иначе или нанимай дополнительных работников, или плати двойной налог государству. Переизбыток рабочей силы, безработица зашкаливает, а люди должны что-то есть.

На стенах услужливо подсвечены указатели с надписью “Выход”. Пытаюсь приоткрыть попадающиеся навстречу двери. Одна оказывается незапертой. Захожу в чей-то кабинет. Открываю ящики письменного стола, в одном нахожу несколько скомканных купюр и мелочь. Этого, если что, должно хватить на подземку. На спинке кресла висит резко пахнущий духами женский блейзер. Чихая, примеряю. Он мне коротковат, но все равно забираю с собой: сейчас не до высокой моды. После рейда по другим, так неосмотрительно оставленным открытыми комнатам, обзавожусь голубой медицинской формой размера на два больше, чем нужно, коробкой салфеток, пестрым зонтиком, парой пластиковых пакетов, удобными сниксами на толстой подошве, длинным черным пальто на молнии, с глубокими карманами, и красным колючим шарфом. Не такой уж плохой улов. Какие милые рассеянные сотрудники в этом заведении, а может, просто, они по уши погружены в работу. Создают и продают уродцев-недочеловеков вроде меня.

Нагруженная трофеями возвращаюсь к бассейну, одеваюсь. Жалко, новеньких трусиков никто у компьютера не оставил. Не очень приятно надевать ношенную одежду на голое тело. Потуже затягиваю шнурок на поясе широченных фирменнных штанов, чтобы не спадали. Волосы заплетаю в косу. Интересно, что там смоделировали генетики, если за пятнадцать минут на них не остается ни капли влаги?

Набиваю карманы мешочками с бомбошками. Смачиваю салфетки водой, обкладываю ими жабры, чтобы не сохли, и обматываю разодранными пластиковыми пакетами. Поплотнее закручиваю шарф чтобы никто на шею не пялился. Сниксы без носок могут натереть ноги, особенно если они на размер больше, чем нужно, но здесь уже ничего не поделаешь. Придется потерпеть, к тому же откуда-то знаю, что на мерми все заживает быстро, как на собаке. Наверное та, прежняя я, была умная, начитанная девочка. В последний раз оглядываю комнату. Голубая вода в бассейне манит остаться и покориться судьбе.

“Куда же ты, Джой, бедная, беспамятная, беззащитная? Oстанься”, – отговаривают меня округлые кафельные борта, плафоны с мягким светом, запасы сладких конфет на полках.

А вот фиг вам! Ждите сами, когда сюда заявится мой несостоявшийся хозяин. Может быть даже трижды хороший добрый человек. Пусть заводит кого-нибудь другого: болтливую сиамскую кошку или добермана-пинчера, умеющего складывать в уме трехзначные цифры и курить сигары. А я отправляюсь искать временное убежище, заводить друзей и пытаться выкарабкаться из создавшегося положения.

Смотрюсь в зеркало. Розовые сниксы, голубые форменные штаны и модное пальто, все обшитое карманами, не очень гармонируют друг с другом, но на городскую сумасшедшую я пока не тяну, как и на бездомную бродяжку. Во всяком случае излишнего внимания к себе привлекать не должна. Какие только чудики в наше время по улицам не шляются.

А симпатичную девочку горе-инженеры, геном им в задницу, вырастили. Глаза выразительно-жалостливые, как у котенка или щенка, подбородок сердечком и рот, гм…, манящий. Наверняка такой сразу хочется поцелуем накрыть. Нет, встречусь с одним из этих придурков-специалистов, сразу в рожу вцеплюсь. Пусть потом в больнице царапины зашивают. Потому что точно я такой в другой жизни не была.

И все, хватит лирики, пора в путь.

Спускаюсь на первый этаж в скоростном бесшумном лифте, выхожу в холл. В стеклянных витринах вдоль стен – продукция фирмы – русалки и совсем уж экзотические животные типа двухголовой собаки. Надеюсь, это голограммы, а не чучела. У турникетов пялится в разноцветный экран комма ночной вахтер-коротышка в кургузой черной форме, похожий на сотрудника похоронного бюро. Распрямляю плечи, гордо поднимаю голову и как можно беспечнее неторопливо иду к выходу. Планки послушно втягиваются в металлические стенки.

– Доброго вечера. До завтра! – доброжелательно улыбается мне вахтер.

Как можно более завлекательно улыбаюсь в ответ. Вахтер распрямляет плечи, от чего сразу становясь на пару дюймов выше. Вот она, сила целительного взгляда симпатичной девушки! Стеклянные двери раздвигаются, выпуская меня на улицу. Вдыхаю полной грудью. Не то, чтобы воздух был особенно чистым, но дышу я уже свободным человеком. А это совсем другое ощущение.

Оглядываюсь по сторонам. Разбухший от дождя, людского пота и бензиновых испарений мегаполис жужжит вокруг надоедливой мухой, молотя в воздухе пропеллерами коптеров. Уже девять часов вечера, но на улицах светло от рекламных роликов, проносящихся по небу и стенам небоскребов. Вокруг, толкаясь, мельтешат пешеходы, торопящиеся на станции подземки. Металлический диск кибердворника, поднимая фонтанчики брызг, яростно скребет покрытый мокрой грязью тротуар жесткими щетками, прохожие шарахаются от него в разные стороны.

Над головой пристраивается нейромаркетинговый дрон. Пытается соединиться с нейриком, узнать, что может меня заинтересовать. Не обнаружив гаджета, запускает рекламу нового крема для лица фирмы “Бьюти Квин”. Досадливо отмахиваюсь от дрона рукой. Задев меня плечом, пробегает молодая мамаша, подгоняющая робота с коляской. На широкой блестящей спине робота на крючках болтаются магазинные пакеты. Неторопясь, с достоинством, проходит выгульщик домашних питомцев. В каждой руке зажато по пять, а то и больше, поводков. Кого там только нет: борзая и такса, игуана и страус, парочка дракончиков – розовый и зеленый, и кто-то совсем непонятный, состоящий из множества желтых шариков, с длинными ушами-трубочками и в наморднике. Этот, в наморднике, очень подозрительно ко мне принюхивается. Брысь, животное, я не твой ужин! Нищий посредине тротуара, надвинув на глаза нейрик, режется в какую-нибудь новую стрелялку, не забывая при этом потряхивать бумажным стаканчиком для подаяний. Сквозь окна дешевой кафешки напротив видно, как посетители, уставившиеся в прозрачные экраны визоров, торопятся заглотать порции пластико-рисовой лапши и соевого мяса. Надо успеть уложиться в оплаченные полчаса. Растрепанная девица с меткой союза проституток на плохо прикрытой груди топчется на углу. К ней торопится полицейский: за выход на улицы до девяти вечера девице полагается штраф.

Рядом со мной, бесшумно вращая лопастями, приземляется желтый коптер-такси. Из новых, без пилота-водителя. Нацеливает на меня дуло камеры, раздвигает двери, радушно приветствует механическим голосом:

– Подбросить до дома, потенциальный клиент?

Отрицательно мотаю головой. Во-первых, я не знаю, где этот дом, во-вторых у меня слишком мало денег, в-третьих: как я объясняться буду?

Такси отчаливает искать других пассажиров. Глубоко вздыхаю и, была не была, делаю шаг из-под козырька над подъездом. На лицe сразу начинают оседать холодные капли. Поднимаю воротник, открываю зонтик. Вон там, в конце квартала светится буква “М”. Метро. Мне туда.

Спускаюсь на платформу, долго разглядываю план подземки. Сколько линий! Прямо как сплетенная пауком ловушка на доверчивых мух или дырявоголовых девушек вроде меня. Раз ничего не помню, то выбираю по цвету. Больше всего мне нравится ярко-желтый, солнечный маршрут. Просто так, методом тыка, решаю отправиться на станцию в самой середине карты. Может быть я поднимусь там на эскалаторе на поверхность и сразу все вспомню. Во всяком случае, мне так кажется.

Стены на станции выкрашены кое-где потрескавшейся краской-антисептиком и покрыты как лишаями подозрительными на вид темными жирными пятнами. Потолок низкий и какой-то закопченный на вид. Нашему метро сто лет в обед, а на ремонт у города никогда не хватает средств. Между рельсов деловито шныряют крысы. Их периодически травят химикатами, но это мало помогает. Экран в конце платформы предупреждает, что поезд прибудет через тринадцать минут. Могло быть и хуже. Все-таки сейчас не час пик. Переминаюсь с ноги на ногу, разглядывая обложки журналов в газетном киоске. В основном красоток в ничего не скрывающихся микро купальниках. Наконец, появляется состав метро, редкие пассажиры кидаются к дверям, боясь не успеть протиснуться внутрь. Тороплюсь за ними, чтобы никак не выделяться. Заодно получаю локтем в бок от старушки-одуванчика в резиновых сапогах.

Располагаюсь на коричневом пластике кресла. Справа сидит молодой, но уже бесформенный парень в нейрике. Oт парня сильно несет помойкой, изо рта торчит лоллипоп, по подбородку тонкой струйкой стекает слюна; парень завис в виртуалке, наверняка не выставил таймер и проедет свою остановку. А потом напрудит в штаны. Надеюсь уже после того, как я выйду. Отключать таймер нелегально, но доморощенные программы для виртозависимых появляются быстрее, чем государственные антивирусы. Cлева – женщина в блестящих, серебристого цвета, брюках то и дело оглядывается по сторонам, крепко сжимая в руках объемистую сумку. Из сумки торчат упаковки пищевых брикетов. Интересно, женщина боиться, что кто-нибудь позарится на ее сокровище? Хотя в подземке люди состоятельные ездят не часто, а для кого-то и на брикеты цена кусается. Тем более что, судя по яркой упаковке, они не из дешевых.

Теплый компресс из салфеток давит на шею, а красный шарф кусается. Бездумно вынимаю из кармана мешочек с конфетами и запускаю туда руку. Ловлю на себе изумленный взгляд мужчины напротив: девушка ест русалочью еду. Вот ведь незадача, как же я так? Теперь придется выходить на следующей остановкe и ждать другого поезда. А то ведь пристанет с вопросами или, еще хуже, доложит дежурному полицейскому. А тот может рукой махнуть, а может и ко мне подойти, и разговор начать. То се, пятое десятое, идентифицируйтесь, леди. Ах, не можете... Торопливо поднимаюсь и иду к дверям.

Прозрачные мембраны бесшумно прячутся в стенах вагона, выхожу на перрон. Станция ярко освещена. Стены выложены черной и белой плиткой и размалеваны граффити доморощенных художников. Подпирающие потолок колонны сделаны в виде шахматных фигурок. Знакомый дизайн. Точно же, я здесь бывала. Надо подняться на поверхность, может быть я вспомню, где нахожусь. А заодно и еще что-нибудь. Пересчитываю деньги. Как раз хватит, чтобы в случае чего вернуться обратно и поехать дальше.

На темной улице по-прежнему идет дождь. К дождю прибавился ветер, рвущий полы плащей и выворачивающий зонты. Но мне не холодно, наверное, мерми не так чувствительны к переменам погоды, как люди. Пытаюсь сосредоточиться и вспомнить, видела ли я раньше крошечный скверик с искусственными, но все равно чахлыми, в птичьем помете, топольками, и покрытыми ковриками пластиковой ядовито-зеленой травы, дорожками.

Aжурный забор вокруг сквера, высоткa, похожая на перевернутую вверх ногами пирамиду, выпуклая витринa дзен-коктейльной, смахивающая на рыбий глаз. Рядом замерзший лоточник продает с тележки горячие брикеты, густо залитые кетчупом. Сильно воняет подгоревшим маслом. В доме на углу, в окне третьего этажа, расцветает белая рыхлая задница – кто-то решил пококетничать с окружающим миром.

В голове пусто, как в заброшенном аквариуме. Никаких воспоминаний, никаких ассоциаций. Печально все это. Ведь знаю эту шахматную станцию, точно знаю. А я-то надеялась. И что теперь делать? Ехать дальше? И представлять, что в конце пути будет ждать меня пряничный домик с доброй феей на крылечке? Что-то подсказывает, что добрые феи в моем мире не выживают. Растворяются в вечном дожде. Или помирают от заворота кишок, накушавшись целлофаново-рисовой лапшой. Феи же не люди, у них тонкая душевная организация.

С противоположной стороны улицы доносятся возмущенные крики. Там собралась толпа юношей и девушек в одинаковых одноразовых куртках, их еще называют однодневки. Такие служат до первой стирки и в мыльной воде домашнего утилизатора просто напросто растворяются. Человек двадцать-тридцать, раскачиваясь, скандирует что-то неразборчивое и размахивает самодельными плакатами с кривыми каракулями. Из рук в руки переходят жестянки с пивом и пластиковые стаканчики горячего кофе. Чуть в стороне топчется тоненькая босоногая девушка со светлыми волосами дыбом, покрасневшим от холода носом и нарочито огромной присоской майндридера на лбу. Не из новых-разновых, про которые реклама беспардонно врет, что с их помощью можно читать чужие мысли, а из стареньких, приблизительно улавливающих настроение собеседника. В руках девушки кусок картона с броской надписью красной краской. Читать я пока не умею, но под надписью – довольно точный рисунок головы мерми с красными жабрами на шее. Изображение жирно перечеркнуто. Неужели те, кто выступает за русалочью свободу и равноправие? Это шанс. Надо к ним немедленно подойти. Эти точно не выдадут и приютят на время. Какое сказочное везение. Главное – не упустить.

Торопливо, прямо перед носом юрких мобилей, перебегаю через дорогу.

Пристраиваюсь рядом с босоногой, дергаю за рукав. Девушка вопросительно смотрит на меня. Безуспешно пытаюсь заговорить, бросаю это бесполезное занятие и хватаю ее за руки, красные и потрескавшиеся от ветра, лихорадочно пытаюсь размотать шарф, чтобы продемонстрировать шею.

Бамс! Кто-то, может быть и из демонстрантов, запустил камнем в витрину дзен-коктейльной. Осколки разлетаются по мостовой. На мгновение становится очень тихо, а потом злой собакой заливается сирена. Из-за угла, будто только этого и ждали, высыпают размахивающие парализаторами полицейские в металлопластовых бронежилетах. Демонстрантов оттесняют к фасаду ближайшего здания.

– Предъявить идентификационный номер! – орет в микрофон толстая, как сарделька, тетка в синей форме. В руке с ярко-красным маникюром зажата дубинка, за поясом – парализатор, на ремне болтаются наручники.

Босоногая безропотно оттягивает рукав куртки. На запястье отчетливо видны штрихи баркода. Тетка-сарделька проводит над бледной коже ручным сканером. Тот удовлетворенно пищит. Девушку отталкивают к группе уже проверенных.

– Ты! – тетка останавливается рядом со мной.

Время вдруг замедляется, становится густым и вязким, как кисель. Баркода у меня нет. Мерми не люди, баркод русалкам не положен. Хозяева, если хотят, вживляют им поисковый маячок. Многие этого не делают, зачем портить дорогую вещь? Сейчас меня схватят, отвезут в участок, утром на ферме засекут пропажу, объявят повсеместный поиск и спонтанная моя затея превратится в прах. Что теперь? Невидимкой мне не стать. Затравленно озираюсь по сторонам.

– Ну? – в голосе тетки раздраженное нетерпение, а в глазах – азартный блеск гончей собаки, почуявшей добычу.

Медленно-медленно берусь за кожаный кант на рукаве пальто. На ворсистой ткани блестят мелкие водяные капли, их становится все больше и больше. Прощай, холодный дождливый город. Здравствуй, неизвестный хозяин. Или утилизатор. Неизвестно, что хуже.

Тетка напористо наступает на меня. Ей надоело ждать.

И тут в голове возникает четкая картинка. Там, за хилым сквериком, за ажурным забором, за перевернутой пирамидой, есть река. Не крошечная переплюйка. Широкая и глубокая. С громадой моста над масляно поблескивающей поверхностью воды.

Пухлые пальцы вцепились в руку. Вырываюсь, толкаю тетку в грудь, уклоняюсь от разряда парализатора, проскальзываю между спинами двух полицейских и рву обратно через дорогу. Скрежет тормозов, хруст стекла под ногами, мелькание прутьев ограды. Поворот, еще одна улица, поворот. Сзади воет сирена. Не оборачиваюсь. Сбилось дыхание, колет в боку, горит в груди. Прибавляю скорости. Мчусь огромными прыжками. Попробуйте, догоните! Я ж, можно сказать, новорожденная. Гарь смога еще не залепила бронхи, холестериновые бляшки – подарок эрзац-продуктов – не осели в артериях, сердце не подорвано стимуляторами и прочей химией. Над головой зависает дрон. Плевать, пусть висит, стрелять они не будут, а вдруг я какая-нибудь важная птичка?

Влетаю на мост. Хватаюсь пальцами за ледяные перила, перекидываю ногу через парапет. Вытягиваюсь на узком карнизе, cмотрю вниз. Высоко, конечно. Но, наверное, не смертельно. Топот ног совсем близко. Тело знает, что надо делать. Приседаю, поднимаю над головой руки, отталкиваюсь ногами и лечу, лечу, лечу лицом вниз , как будто только и делала всю жизнь, что ныряла с высоких мостов.

Сложенные домиком ладони мягко входят в воду. Сначал погружаюсь за счет прыжка, а потом тяжелое пальто тянет меня на дно.

Представляю, как полицейские бегают по мосту, не решаясь прыгнуть за мной, кричат в бесполезные рации, вызывают аквалангистов -спасателей и надеятся, что моя башка все же появится над водой. А вот не дождетесь. Считайте, что я утопла. Готовьте гроб и свечи.

Вода расступается под руками, мягко пружинит, окутывает лицо и шею множеством мелких щекотных пузырьков. Запутавшись в одежде неуклюже подгребаю к одной из несущих колонн моста и прижимаюсь спиной к заросшей водорослями и ракушками бетонной поверхности. Сейчас и телевидение приедет, и начальство в бронированных электромобилях. Не каждый день молодые красивые девушки эффектно так с моста сигают, раcспахнув полы черного пальто как крылья падшего ангела. Наверняка кто-нибудь на камеру в нейрике прыжок заснял. Сейчас в сеть скинет. Еще и подпись ехидную состряпает: вот, мол, до чего стражи порядка юную душу довели. Только мне все равно не светит посмотреть.

Вода в реке не то, что в бассейне. Мутная, ни черта не видно. Взвесь песка и ила неприятно царапает нежные разрезы на шее. Тина облепила лицо, лезет в глаза и нос. Да, к тому же, сюда наверняка сливают какие-нибудь нечистоты или химикаты. У меня на них, похоже, аллергия. Жабры начинают зудеть под шарфом. Разматываю разбухший шерстяной прямоугольник, отодвигаю в сторону. Яростно чешу раздраженную кожу. Мимо, щекоча руки и щеки, проплывает косяк мелких рыбок. Как они в такой воде выживают? Мутантки, наверное. А некоторые самоубийцы их ловят и, страшно подумать, лопают. А потом, если верить аниме, превращаются в страшных монстров.

Куда мне теперь податься? Оставаться здесь нельзя, а то выловят же, спасатели чертовы. Идей, по-прежнему, никаких. От удара об воду в голове моей ничего не прояснилось. В конце-концов решаю плыть вниз по течению. Быстрее уберусь с места происшествия, a там посмотрим. Отталкиваюсь ногами от бетонной поверхности и широко развожу руки в гребке. Все-таки плыть, даже в пальто и сниксах, – самое большое удовольствие, которое есть на свете.

Выбираюсь на берег примерно через час. Там, где к воде спускается каменная лестница. По бокам ее, у самого конца, два огромных мраморных шара, которые обнимаю бронзовые сфинксы с человеческой головой и львиными лапами. Сначала долго сижу в воде, высунув голову и присматриваясь – нет ли кого поблизости. Благо мерми хорошо видят в темноте. Но уже глубокая ночь и все порядочные люди спят в тепле, а непорядочные держатся подальше от сырости и тухловатого запаха от реки.

На ступеньках снимаю пальто и сниксы. Из сниксов выливаю мутную жижу, пальто отжимаю. Прикрывшись им, проделываю то же самое с остальной одеждой.

Салфетки, обернутые пластиковыми пакетами, куда-то потерялись. С отвращением одеваюсь во все влажное и холодное. Хорошо, что мерми здоровые, как лошадки, и мне не грозит простыть. Достаю из кармана пакетики с конфетами, но тут меня ждет разочарование: бомбошки размокли, частично растворились, а то, что осталось, представляет собой темную несъедобную массу консистенции жидкой каши с разноцветными скорлупками нерастаявших оболочек. Выливаю этот кисель из пакетов на ступени, а сами пакеты забрасываю подальше на берег. Ужин отменяется, а заодно и завтрак, и обед. Для полного счастья. Может, я все же зря затеяла эту авантюру с побегом?

Чувствую, как бурчит, бунтуя, пустой желудок. Ничего, хочешь жить – потерпишь. Быть голодной лучше, чем жить в обнимку с попугаем Кешей и есть вдвоем с Пушком из одной миски. Вглядываюсь в темноту. Похоже я попала в бедный спальный район. Обшарпанные стоэтажки с голыми плоскими крышами, на них летом выбираются жильцы с дешевыми лежаками и матрасами – поваляться на солнце и дать возможность детям поплескаться в крошечном бассейне-лягушатнике. Cтарые потрепанные мобили без автокрузера на открытой стоянке, я думала, таких уже не осталось, никакой зелени и потрескавшийся асфальт. Это неплохо – здесь будет легче затеряться, это вам не особняки с заборами, зоркой охраной, и минимумом населения на единицу площади. Надо осмотреться, найти, в какой стороне метро. Там светло, сухо и относительно безопасно, благодаря патрульным дронам, бездомных оттуда не гоняют, и можно переждать до утра. Несколько минут отдыхаю на ступеньках лестницы, а потом поднимаюсь и ухожу подальше от реки.

Оказывается, тащить на себе столько мокрой одежды – это тяжело. С полов пальто густо капает вода, в сниксах хлюпает, рубаха неприятно облепила тело, штаны сползают при каждом шаге, сколько их не подтягивай. Скоро начинаю загребать ногами и останавливаться на каждом шагу, наклонившись и уперев кулаки в колени, чтобы отдышаться.

Над головой вдруг что-то свистит, точно порыв ветра промчался по кронам деревьев. Это прилетел разведать обстановку патрульный дрон. Замираю на месте, а чуть только дрон сдвигается, ныряю под скамейку на детской площадке. К мокрым штанам сразу прилипает грязь. Вокруг раскиданы пакеты от чипсов и конфет, валяются смятые жестяные банки из под пива и едко пахнет собачьей мочой. Дрон, покачиваясь и жужжа, облетает грибки и горки и удаляется обследовать другие места.

Жду несколько минут и на четвереньках выползаю из своего укрытия. Ну и видок у меня сейчас! Как у распоследнего бомжа. Болит нога. Сажусь на пластиковую розовую черепаху и задираю влажную штанину. На коленке кровоточит большая ссадина. Вот ведь какая неуклюжая! Слюнявлю палец и протираю место, где содрало кожу. Хорошо бы обработать антибактерицином, да где ж его взять.

Рядом со скамейкой лежит забытый кем-то неоткрытый пакет чипсов. На блестящей фольге – рисунок аппетитных жирных кругляшей. Рот сразу наполняется слюной. Поколебавшись, разрываю упаковку, соленые тонкие кусочки упоительно хрустят на зубах. Пусть от картошки там одно воспоминание, но, кажется, что ничего вкуснее я никогда в жизни не ела. Приканчиваю пачку за несколько секунд. Жалко, маленькая была. Ищу глазами урну, и, не найдя, кидаю пакет на мягкий пластик детской площадки. Грязнее уже не будет. Впрочем, может сюда рано утром заглянет робот-уборщик. Если мэрия опять не сократила бюджет на социальные нужды. Еще раз отжимаю полы пальто и бреду дальше.

От нечего делать считаю шаги: тридцать, сто, пятьсот, тысяча. Безликие улицы похожи друг на друга, как близнецы. Один раз попадаю на площадь с мраморным памятником посредине. Кто-то в скафандре с протянутой к небу рукой. Тех времен, когда еще государству хватало денег на освоение космоса. Сейчас об этом даже не заикаются. Разглядеть фигуру повнимательнее у меня просто нет сил. Сначала почти незаметно, а потом все сильнее и сильнее начинает болеть желудок. Просто огнем горит. Изнутри, наверное оттуда, где живет душа, поднимается волна тошноты. Лоб покрылся потом, в ушах шумит, перед глазами все плывет. Похоже, мерми все же нельзя есть человеческую еду. Особенно дешевую. Опираюсь рукой на фонарный столб, наклоняюсь и меня выворачивает серой горько-соленой массой. Брызги летят на сниксы. Меня рвет и рвет. Уже вроде и нечем, а все равно судорожно разеваю рот, как попавшая на берег рыба. Наконец все кончается. Без сил опускаюсь на корточки. Хочется разлечься прямо здесь и уже никогда не вставать.

И пусть будет, что будет. Так как и сейчас уже хуже некуда. Но постепенно прихожу в себя. Может, я еще поживу. Вытираю дорожки слез на щеках, сплевываю на землю вонючую слюну, поднимаюсь. Хочется прополоскать рот и почистить зубы. Хоть самой дешевой зубной пастой. Но даже фонтанчика с водой рядом нет.

Делаю первый шаг, потом еще и еще. Тридцать, сто, пятьсот, тысяча. Тридцать, сто, пятьсот, тысяча.

Сникс на правой ноге натер пятку. Теперь я еще и прихрамываю. Хочется пить. Очень хочется пить. Я бы отжала в ладонь влагу с одежды, но боюсь что моему бедному желудку лучше сейчас обойтись без мутной речной водички. Становится тяжело дышать, словно в воздухе висит металлическая пыль и режет легкие. Нырнуть бы сейчас в бассейн, растянуться на дне, смотреть сквозь прозрачную зеленоватую толщу в белый потолок.

Шуша будет суетиться рядом, предлагать мне за компанию покусать резинового ежика. Учительница принесет холодной воды со льдом. Доктор достанет таблетку от резей в желудке.

Начинает покалывать шея. Дотрагиваюсь до кожи. Жабры горячие и сухие, как будто их поджарили в тостере. Кажется еще немного, и кожа слезет, как после ожога, обнажая красное кровоточащее нутро. Облизываю потрескавшиеся губы. Кашлять мучительно больно. Будто что-то рвется внутри. Что-то очень нужное. Тридцать, сто, пятьсот, тысяча. Каждый шаг дается с трудом. Спотыкаюсь о трещину в асфальте. Она расползлась темными щупальцами хищного осьминога и вот-вот утащит меня в подземную нору. Вдруг отчетливо понимаю, что если упаду – больше не встану. Но мысль вялая и безразличная, как снулая рыба. Тридцать, сто, пятьсот. Кружится голова. Серый асфальт плывет под ногами. Легкие сниксы стали неподъемными, будто на них налипли тонны грязи. Тридцать, сто. Ну, еще чуть-чуть. Ну, еще немного. Хотя бы до вон того фонаря. До крошечной клумбы неизвестных мне бледных осенних цветов. До остановки буса. Хрипит в горле. Тридцать. Опускаюсь без сил на пластиковую скамью. Закрываю глаза. Похоже, что навсегда. Завтра по визору покажут в новостях: в районе таком-то найдена скукоженная русалка, умершая от обезвоживания, не совместимого с жизнью. Ну и пусть, ну и пожалуйста, мне все равно.

Глава 3

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# Dreamer 21.03.2019 20:44
Привет, Умка! Добралась и я , наконец, до Мерми! Пока только общее впечатление - ну здорово же! Захватывает, утаскивает за собой в следующую главу. Знаешь что резануло? Она не помнит алфавита, в смысле - не помнит букв, не может записать (и прочитать) слово. Ок. Но почему помнит цифры? очень избирательно получилось. Сначала меня это смутило там, где был шифр на замке - очень конкретное указание на цифры, позже - когда она нашла деньги. Вот... А в остальном - пошла читать дальше, мне нравится очень.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 22.03.2019 00:51
Ты права! Исправлю.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 21.03.2019 16:56
Добрый день, отвечаю всем сразу. Ошибки поправлю как только появится время.

Энди,
почему ты думаешь, что у мерми были преждевременные роды? На это что-то указывает? Потому что я такого не планировала.
Мерми не всплывает? Но ведь рыбы и раки-крабы тоже не всплывают. Как-то у русалок это отрегулировано. Надо объяснять в тексте? Как читателю комфортнее?

Птица,
выгул животных взяла с натуры. У нас по Манхэттену бродят платные выгульщики собак с дюжиной животных на поводках. Может быть домашним уродам надо ходить на прогулки для поддержания здоровья? Объяснить в тексте?
Задницу в окне видела в Мадриде, на их главной площади. Так что взято с натуры:)
И нищий с натуры взят тоже. Сидел на тротуаре, тряс стаканчиком и не стесняясь пялился в айфон.
Про демонстрации подумаю. У нас такие часто устраивают, но, действительно, где-то в конкретном месте, привязанном к цели демонстрации.
А как можно лишнии глаза с картинки убрать?

Дора,
А недостаточно того, что мерми оставляют в запертом помещении? Надо упомянуть, что камеры наблюдения были, но запись в них просматривают только с утра если что-то случилось? Или поставить нерадивого охранника?

Всем,
вы правильно отметили - наращивать мясо на скелет у меня не очень получается. Люблю краткость, которая не всегда сестра...
Буду посмотреть.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# ДораШтрамм 22.03.2019 15:25
Цитата:
А недостаточно того, что мерми оставляют в запертом помещении?
Нет, по той же причине, по которой не оставляют без присмотра ребенка. Вот она вылезла из бассейна, поскользнулась на мокром полу и головой о пол - бац! Или о край бассейна. Или еще что-то может случиться, кто знает. Конфеткой подавилась, в конце концов, заболела. Может, охранник должен ее проверять время от времени, может, к ней приставлен кто-то, кто заснул. Или им давали на ночь конфетки со снотворным, а она это просекла и подкинула в чашку "няньке". Как-то примерно так :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 22.03.2019 16:13
Идея со снотворным мне нравится:)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Earths Soul 24.03.2019 13:27
Цитирую Умка:
Добрый день, отвечаю всем сразу. Ошибки поправлю как только появится время.

Энди,
почему ты думаешь, что у мерми были преждевременные роды? На это что-то указывает? Потому что я такого не планировала.
Мерми не всплывает? Но ведь рыбы и раки-крабы тоже не всплывают. Как-то у русалок это отрегулировано. Надо объяснять в тексте? Как читателю комфортнее?
не надо объяснять, Умка. Наверно я просто не подумал как следует. А преждевременные роды там были в кавычках, вроде бы в речи доктора или надсмотрщицы. Типа, что Джой проснулась раньше времени.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# ДораШтрамм 21.03.2019 15:05
Про то, что людей в метро удивили конфетки, я тоже отметила. До этого не кажется, что они какие-то особенные. Шоколадки и шоколадки. Если там на упаковке русалка нарисована, то оно конечно...
Понравились всякие фантастические штуки, вроде рекламы, бегущей по небу, робота с крючками для сумок на спине, дрона, который норовит впарить рекламу.
Сомнительно, что мерми оставляют без присмотра на целую ночь. Ценный товар, мало ли, что может случиться! И то, что в здании нет камер и охранник не видит, что русалка шастает. И то, что нет на выходе никаких пропускных систем типа турникетов.
Из мелочей:
Цитата:
Когда приходит вечерняя техничка, усталая одышливая тетка, с глазами испуганной мыши над марлевой повязкой, старающаяся держаться подальше от бассейна, у меня уже созрел приблизительный план.
К приходу вечерней технички. А то тут путаница с временами получилась.
Цитата:
Пока она запускает диски роботов-уборщиков и заливает в их плоское нутро моющий раствор, прохаживаюсь рядом с дебильной улыбкой. А когда уходит – оказываюсь рядом с дверью
Цитата:
гм…,
не должно быть зпт после многоточия
Цитата:
С полов пальто
С пол. Специально посмотрела, как они склоняются :)
Большой плюс - сразу хочется читать следующую главу :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 21.03.2019 12:42
Неторопясь, с достоинством, проходит выгульщик домашних питомцев.
А зачем? Неужели в прекрасно мире далекого будущего не придумали, как научить собаку гадить в какой-нибудь чудо-лоток? Да и игуану, и страуса вряд ли нужно выгуливать.
Уж скорее диковиного питомца хозяин возьмет с собой, чтобы похвастаться или прогуляться совместно, раз он в уме трехзначные числа считает))

Нищий посредине тротуара, надвинув на глаза нейрик, режется в какую-нибудь новую стрелялку, не забывая при этом потряхивать бумажным стаканчиком для подаяний.
Не верю. Может, сидит с опущенным капюшоном и из-под него виден свет нейрика или край устройства?

Ловлю на себе изумленный взгляд мужчины напротив: девушка ест русалочью еду.
Но конфеты выглядят вполне по-конфетному, как мне показалось. Может быть, он увидел этикетку с надписью?

Пытаюсь сосредоточиться и вспомнить, видела ли я раньше крошечный скверик с искусственными, но все равно чахлыми, в птичьем помете, топольками, и покрытыми ковриками пластиковой ядовито-зеленой травы, дорожками.Предложение как будто из блендера х) Пусть будут чахлые топольки в птичьем помете и дорожки, покрытыми ядовито-зеленой пластиковой травой, не нужно перекручивать, а то понимать труднее.

В доме на углу, в окне третьего этажа, расцветает белая рыхлая задница – кто-то решил пококетничать с окружающим миром.
Это шедевр. Эта задница станет будоражить мои ночи и украшать мои дни х)

накушавшись целлофаново-рисовой лапшой
Или накушавшись лапши, или объевшись лапшой.

Из-за угла, будто только этого и ждали, высыпают размахивающие парализаторами полицейские в металлопластовых бронежилетах.
Вот к этой сцене есть некоторая претензия. По идее, демонстрацию должны были проводить либо на свободном месте, но тогда должна быть трибуна и выступающие, там, сбор подписей, еще какая движуха, либо это был бы пикет возле какого-то конкретного здания - вот там могли молча стоять с плакатами и тыкать ими в лица сотрудников и посетителей.
В обоих случаях полицейских лучше поставить на виду. Вполне логично, что акция согласована и на нее в плановом порядке приехали силовики - присмотреть, не получилось ли чего.

В остальном, по ощущениям, интерес не пропадает. Пожалуй, Энди прав - можно бы даже немного затянуть некоторые места. Мне, например, интересны попытки вспомнить и пробы - что Джой помнит, а что - нет, какие-то догадки, как такое могло получиться. Она, конечно, не очень умная, но тут и стресс, и ее отчаянное положение.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Earths Soul 20.03.2019 22:06
Привет, Умка.
Инквизиторский комментарий, насколько это возможно в моём случае.

Картинка на обложку потрясающа. Очень симпатичная Мерми. Взял бы себе такую! Не как Мерми, а как члена семьи.
Думаю, что в данном случае , судя по первым двум главам, я точно твой читатель. Заглатываю главы твоей книги разом, читаю, оторваться не могу. Первая половина моего отзыва будет отвечать на вопрос, почему твоя история так хороша для меня. Во второй я попробую отыскать недостатки.
Ты поднимаешь интересную тему и проблему. Где та грань, за которой уже не стоит играть с созданием / клонированием существ. Ограниченных в чем-то, но вполне это осознающих. Понятно, что были преждевременные "роды", но сколько таких ещё?
Ты убиваешь , как я понимаю, одним выстрелом двух зайцев. Сопереживание Джой возникает не просто из-за её проблем, но и вообще благодаря придуманному. Думаешь, а сколько ещё может быть таких несчастных в твоём мире?
Дополнительно, ты, как и подобает опытному писателю, сразу ставишь Мерми в непростое положение. Ситуацию, из которой надо выбираться любыми способами и на пределе возможностей. Ты сразу описываешь несколько конфликтов. В первой части это Джой против надсмотрщиц. Во второй - Джой против остального мира. Тут же и интрига - получится ли у Джой? Предпочтет ли автор плохой конец или счастливый?

Далее, немного по форме...
Ты говоришь 160 страниц будет, а не мало для издания? Для увеличения объема главы/книги можно, наверное, добавить, как произошёл облом и описание мучительной ночи в ожидании побега? Я написал об этом, потому что ощущения затянутости нет ну никакого. Ощущение, наоборот, что первые две главы по максимуму урезали, чтобы не дать читателю ни малейшего шанса заскучать. Вообще, это конечно хорошо... Жду, не дождусь главы номер три! :)

Сижу на дне и грызу от расстройства ногти. - не очень-то просто сидеть под водой, не всплывая. Дофантазирую твоё будущее и представлю, что создали воду особой плотности для бассейнов. Или у мерми есть просто такая способность?

вертуальности - виртуальности

жужжит вокруг надоедливой мухой- опять мухой. Недавно же, в 1 главе было это сравнение. Ну прям бабах такой по голове читателя:). Какое-то новое хочется от тебя сравнение.

Какие только чудики в наше время по улицам не шляются.- смущает это рассуждение Джой, где она использует в своих мыслях фразу "в наше время". Будто она несколько столетий назад жила и вот в наше время офигеть полно чудиков..

Ещё интересно, планировала ли ты заранее, что Джой будет помнить, а что нет? Наверно, да? Ведь это важно... Вроде.

Бамс! Кто-то, может быть и из демонстрантов, запустил камнем - прошедшее время? Да ну?:)

Запутавшись в одежде неуклюже подгребаю к одной из несущих - пропустила запятую

Часто попадалось слово "что-то". Так ли оно везде надо?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 21.03.2019 12:15
Цитата:
не очень-то просто сидеть под водой, не всплывая. Дофантазирую твоё будущее и представлю, что создали воду особой плотности для бассейнов. Или у мерми есть просто такая способность?
Скорее всего, у мерми где-то в организм встроен естественный груз, чтобы она не была легче воды. Полимер какой в кости залит, или вставка какая есть в органокомплексе утяжеляющая.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 17.03.2019 12:41
Цитата:
Добавила картинку, которую планирую поставить на обложку. Как вам?
Меня пугает взгляд отражения. Недобрые четыре глаза с характерными тяжелыми надбровьями генокрада.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 18.03.2019 04:20
Что-нибудь можно сделать, или надо искать что-нибудь новое?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 18.03.2019 12:53
Тут низ картинки удвоили, чтобы дорастить в высоту и собрали вместе кривым фотожопом. Это дело можно откатить.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 18.03.2019 13:36
Поняла, спасибо! Если не найду чего-нибудь получше.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp