Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
elana: Здравствуйте! Что-то новый кусочек моего детектива "Двадцать пятый кадр" не отобразился в новостях. Кто-нибудь знает - почему это может быть?
Agnes: Incognito Доброе утро! Я там давала отступ 35,45 - как в видео. Но почему-то не сработало. Попробую снова.
Incognito: Вы молодец, всё остальное вышло прекрасно.
Incognito: Agnes, потому что поле «Отступ первой строки» у вас осталось пустым. img1
В то время как раньше оно у вас показывало отступ первой строки. img2
Agnes: Incognito Thinnad Сделала всё точно по видео, но теперь нет абзацев... :( https://ficwriter.info/proizvedeniya/6963-povelitel-morya-chast-i-prolog.html?hitcount=0&thanks=arkhiv
Agnes: Incognito Спасибо! Я сохранила его на будущее!
Agnes: Thinnad Спасибо большое! Я пользовалась меню эдитора -- то, что вверху. Но мне вообще не понятно, почему текст из одного и того же источника каждый раз встаёт иначе.
Incognito: вот
Thinnad: Поглядите, возможно, вам будет понятнее, хотя, повторюсь, ролик наспех.
Thinnad: Agnes, здравствуйте. На вашем тексте следов мало. Я на скорую руку записал коротко ролик, где поправил вам две главы
Agnes: Всем добрый вечер! Скажите. это только у меня редактор заколдованный и делает с текстом что вздумает, не взирая на все мои усилия? o_O
Li Nata: Incognito :lapki :lapki :panda_bamboo
Incognito: :lapki :lapki :lapki
Fire Lady: Victoria Form доброго дня :apple
Fitomorfolog_t: Victoria Form Приветствуем! ))
Victoria Form: Всем привет, я тут новый автор) :)
Dreamer: Thinnad оки.
Thinnad: Всё всегда случается ВНЕЗАПНО
Thinnad: прости)
Thinnad: Dreamer, я тут чиню чуточку, я ПОМНЮ. Сделаю)
Dreamer: Thinnad загляни в ВК ?
RKaman: спасибо!
Dj_taisauti: Теперь вместо этой кнопочки достаточно зайти в меню на главной странице - "Отзывы"..
RKaman: Подскажите, а кнопочку "последние комменты" убрали? или просто я не вижу (что со мной часто случается).
RKaman: Всех дам - с прошедшим!
Fitomorfolog_t: :sun :sun
Fitomorfolog_t: Almond Спасибо!
Almond: С 8 МАРТА!
:flower_3
Кэт: Соответственно - всем вечера теперь светлого! :cup
И погожего. Хотя нас МЧС опять пугает штормом, пойду прятаться куда-нибудь :rolley
Кэт: Thinnad скорее, очень тЁмный. Вечер, в смысле. Днём было такое солнышко, что сейчас темень уже иначе воспринимается, по контрасту-то.
Thinnad: очень томно?
Thinnad: Кэт, привет, читателя) Как вечер томный?
Кэт: *веЧера
Кэт: Всем веера томного и ночи плодотворной! :cup
А у кого скоро утро - тем наоборот, вот! :rolley
Agnes: Thinnad Поняла. Спасибо! А я уж думала, что пресытила форум своими абиками! :) Ладно, попробую снова. Я ведь еще ни голубого, ни фавна наших не показала... :biggrin
Thinnad: репутацию повышать - ограничено, а посты - не
Thinnad: неа, не ограничено(
Agnes: Thinnad У меня было 10 фото с комментариями к ним. При отправке меня выкинуло в Профиль, а новые фото не появились. Я думала, что ограничено количество постов в день.
Thinnad: Не больше 20 вложений, по тексту - не помню, но немало.
Если что-то вылетает, то нужно почистить куки браузера 0 если в них закралась ошибка, она будет мешать отображать страницу и выполнять действия.
Agnes: А есть какие-то ограничения на посты на форуме? А то меня опять при попытке публикации наших деток выкинуло... :_(
Earths Soul: :sun
Agnes: О, появилось! Спасибо!
Thinnad: Но теперь всё нормально, вы включены и вам модерация больше не требуется
Thinnad: Agnes, первый пост на форуме всегда на модерации. Нам часто несознательные граждане носят свою рекламу, потому пришлось поставить одобрение первого поста.
Agnes: Кэт Не получилось! :( Выбрала 9 фото, откомментировала, нажала "отправить" -- и всё исчезло! :scepsis
Agnes: Кэт Да мне только скажи -- фотками закидаю!!! Пошла искать тему...
Кэт: Astalavista "а эти скакучие они не затаптывают?"(с)
Представила результат затаптывания, сползла под стол! :lol
Ушла выковыривать себя из-под стола.
Astalavista: Кэт, поддерживаю идею с фото )
Astalavista: Кэт, и зубищи!
Кэт: Agnes Тоже сидю-завидую теперь :)
На форуме есть тема про братьев меньших - может, покажете там своих? И масть красивая, и сами кошки у вас должны быть очень интересные же.
Кэт: Astalavista Твою тварь помню по фото)) Очаровательная, но когтищи!
Astalavista: Agnes, а эти скакучие они не затаптывают?
Astalavista: Agnes, з - зависть ))
Agnes: Astalavista Сочувствую! Когда кошка - зверь - жуть как страшно! А у меня восемь больших и пять маленьких солнышек -- ласкучие и муркучие! Правда. очень скакучие! :biggrin
Astalavista: Кэт, и у меня дома черная живет ) Тварь, правда, та еще...
Agnes: Кэт А если факты, то мне кошки всегда удачу приносили. Наверное, потому что я их спасала с улицы. Пока не завела абиков и питомник. ))) Правда, мой питомник уже так застарел, что у нас только одна кошка плодная и один кот. Остальные ветераны-кастраты и просто кастраты. которых рука не поднялась отдать. :) И да, тиккированные не совсем черные, хотя так этот окрас официально обзывается.
Кэт: Agnes Размножились внезапно или так и задумывалось?))
Тикированный пришлось гуглить - он вроде не совсем чёрный.
Предрассудки - ладно, а если не они, а факты? :rolley
Agnes: Кэт Ну, я уважаю чужие предрассудки! :) А у меня дома чёрных (тиккированных) дома целых девять особей бегает! :umora
Кэт: Agnes А если чёрные и всякие другие кошки встреченные (для меня) знак того, что всё, наоборот, ок? :rolley
Всем с Котоднём!
И кошек побольше поперёк дороги таким, как я :biggrin
Agnes: Всех с утра с Днём Кота! :) :trampoline_1 Хорошего весеннего настроения и ни единой чёрной кошки на дороге!

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1290
Гостей: 1286
Пользователей онлайн: 5

Пользователи онлайн
Agnes
Птица
Эллина Авдонина
elana
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Somze
Rouge
Victoria Form

Сегодня родились
Amarantain Dead Moon Lacrimosa

Всего произведений – 3574

 

Пленники Брезжинца

  Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
Зейсан
Проза
Венсан, Стюарт, Алекс и другие
Ангст,Драма,Психология,Экшен
джен
G
Мини
А вы когда-нибудь видели лица людей, не желающих жить и бороться за себя, полностью отчаявшихся и потерявших надежду на счастливое будущее?
в процессе написания
Небольшая зарисовка, которая может стать основой для полноценной работы.
На другом сайте
Посвящается тем, кто переживает сложные времена и кому сейчас тяжело, тем, кому кажется, будто бы белая полоса никогда не наступит, кто ощущает себя "пленником" обстоятельств в прямом смысле этого слова.

    

ЧАСТЬ 1.
    

В этом месте мы все были пленниками. Некоторые люди лежали на голой земле, а другие сидели, прижавшись друг к другу, в грязных и рваных одеждах. Сложно было представить, что когда-то, — а ведь совсем не так давно, — это были граждане в деловых строгих костюмах и дамы в красивых опрятных платьях и блузках, которые жили в своем городе, ходили на работу, любили и улыбались. В их глазах читалось отчаяние и полное непонимание того, что происходит. Я всматривался в лица сидящих в надежде увидеть хоть кого-то знакомого, и в тоже время другая половинка меня искренне надеялась, что не встречу никого из своего окружения. Многие сидели, опустив голову вниз, и ковыряли пальцами землю, вырывали редкие травинки, другие — возносили искаженные лица к пасмурному небу и их губы беззвучно шевелились, будто бы произнося молитвы, а некоторые растерянно смотрели в брешь стены, откуда приводили других горожан, словно ожидая какого-то приговора.

Я никогда не видел ничего подобного, поэтому все происходящее сейчас казалось мне сном, какой-то небылью — так нереально все выглядело на самом деле. Вы когда-нибудь видели людей, полностью отчаявшихся, потерянных, словно забывших что-то важное и дорогое им, забывших, для чего они живут? — Сегодня я увидел их собственными глазами.

«Главное, сохранять спокойствие, » — говорил я сам себе, чувствуя, что среди этих людей начинаю терять самообладание.

Вы ошибаетесь, если думаете, что все вели себя тихо. Некоторые пленные плакали, другие шептались друг с другом или кричали, но в полный голос никто из окружавших меня не говорил. Я чувствовал, насколько напряженной была обстановка, и это напряжение передавалось и мне. Приходилось прилагать усилия, чтобы не поддаться всеобщему настроению. Старался держаться чуть в стороне, насколько это вообще возможно было сделать, расположившись у самой стены, — все равно меня тесно окружали люди. Лица горожан лишь отчасти казались мне знакомыми: кого-то я видел регулярно на улице, с кем-то сталкивался по работе и мы обменивались парой-тройкой слов, но мы не были хорошо знакомыми, и даже тех, кто торговал на площади, я сейчас узнавал с трудом. Нас держали в каменных стенах руин Брезжинца под открытым небом, никто не смог бы сбежать при всем желании.

Теперь я понимал, что массовое сознание людей действительно способно на невероятные вещи. Человека можно вознести, а можно подавить, и он не сможет сопротивляться толпе и будет вынужден поддаться атмосфере социума, последовать за остальными. И я почувствовал, как здравый смысл тоже начинает покидать меня, заставляя все чаще задумываться о доме, о неволе и о своей дальнейшей судьбе с предвзятым ощущением, будто бы все кончено, что моя жизнь больше никогда не будет прежней.

Каким бы самоуверенным человек ни приходил сюда, спустя несколько часов, максимум — день, его ждала та же участь, что и остальных…

Я посмотрел на человека, скорчившегося у стены недалеко от меня. Когда я сюда только пришел, кажется, он находился в той же позе, полусидячим. За все время, что я здесь, он ни разу не пошевелился. Внезапно среди всех шумов я стал различать женские голоса, их всхлипы и плач, которым ранее не придавал значения, не выделяя из массы человеческих звуков. Одна женщина плакала горько навзрыд и повторяла поочередно одно и то же, может быть, чье-то имя или фамилию. Мне не было отсюда слышно, к тому же голоса других заглушали ее время от времени. Здесь было очень много людей. Холодно.

За последний день их численность только увеличилась примерно до пятидесяти человек, если не больше, и я уже точно не мог отстраниться ни от кого, все сидели плотнее. Я обратил внимание на то, что здесь совсем нет детей. Интересно, когда я в последний раз обращал внимание на детскую фигуру или смех, и почему задумался об этом сейчас? Может быть та женщина, что рыдает уже который час навзрыд тоже…

Время тянулось бесконечно, и что удивительно, за весь этот период люди не стали общительнее и смелее, общее горе их не сближало — каждый, наоборот, погружался сам в себя, усиливая свои страдания и передавая этот настрой безысходности другим. И, глядя на всю эту безысходность, я тоже поддался чувству тоски и печали.

   

ЧАСТЬ 2.

Если вчера казалось, что все происходящее со мной на самом деле какая-то дикая игра разума, то сейчас я полностью в этом разуверился. Я много спал, и на удивление в сон погружался быстро, но он был поверхностным и я легко пробуждался при каждом неосторожном толчке и движении сидящих рядом со мной или от чужого плача. Состояние было возбужденное, как на иголках.

Мне ничего не снилось, поэтому когда я открывал глаза, вспоминать было не о чем. Но все же на одно я надеялся — что когда открою глаза, все вокруг и правда окажется дурным сном, что я оденусь и утром пойду на свою работу, а на обед снова возьму суп и второе и встречусь с друзьями по цеху.

У меня на том производстве было два близких друга. Мы выросли вместе и после школы решили, что вместе пойдем работать на производство. Нам очень повезло, что всех нас сразу же взяли, ведь в то время даже взрослым сложно было устроиться куда-нибудь. Видимо, в нас просто увидели дешевую рабочую силу и способность улавливать все сходу. Так мы проработали втроем на одном производстве, но в разных цехах более семи лет, и мои друзья очень скоро обзавелись семьей и у одного даже родился ребенок. За все это время никто из нас ни разу не подумывал о том, чтобы сменить работу: платили всегда вовремя, бесплатно кормили, да и стаж терять не хотелось.

Однако среди пленных я не видел ни Алекса, ни Стюарта, и оставалось только надеяться на то, что они успели где-то скрыться или уехать из города. Особенно было жалко Стюарта — он со своей семьей только обустроился на новой квартире, и совсем недавно мы все вместе справляли его новоселье. Прекрасная жена, маленький четырехлетний сынишка — понятия не имею что с ними будет, если Стюарт окажется в этом месте.

За Алекса я беспокоился чуть меньше — он со своей женой любил путешествовать, поэтому, было вероятно ожидать, что они уедут куда-то на выходные, пусть даже за город, и тем самым избегут массовых арестов в Брезжинце.

Странно, что всех нас собрали здесь, ведь это место — старая каменная крепость в отдалении от одноименного города. Вряд ли за нами кто-то придет. Я вообще сомневаюсь, что хоть кто-нибудь знает о том, куда делась бóльшая часть взрослого населения Брезжинца. Все происходящее эти дни явно было незаконным, но и власти города тоже почему-то молчали и не предпринимали никаких попыток остановить повсеместные аресты.

Арестовывали, кстати, не всех и сразу, а постепенно. Ежедневно из города уводили по пять, а то и больше человек, как я уже потом понял. Иначе бы исчезновения были весьма очевидны, а я до последнего, как и многие, не знал ни о чем происходящем вокруг. И я осмелился предположить, что многие из жителей города сидят в крепости уже давно, ведь успели отчаяться и потерять надежду и внешний вид их был весьма удручающим явно они пробыли в плену более четырех дней.

Меня же застали, когда я выходил из дома. Пришедшие вчера люди не вызвали у меня никаких подозрений. Одетые во все гражданское, серые кепки, городские бежевый и коричневый плащи, аккуратные ботинки, при них были обычные кожаные портфели, с которыми ходит большинство мужчин в городе — ничего необычного и бросающегося в глаза. Спросили какие-то документы сначала, а я не нашелся что им ответить, этот вопрос застал меня врасплох. У нас, в Брезжинце, по правде признаться, документы никто никогда не спрашивал, даже во времена нахлынувших мигрантов из Орссона это было редкостью  все всех знали в лицо, именно поэтому никто документы с собой никогда не носил. А потом прошло время, сменилось поколение, и граждане стали более независимыми: меньше поддерживали друг с другом контакты и почти перестали интересоваться жизнью друг друга, редкими стали встречи соседей и пропали те глубокие разговоры по душам между ними. Город сделался молчаливым и тихим, а его улицы какими-то чужими и, при всем наличии многочисленных прохожих, невыносимо одинокими. Единственное, что осталось по-старому это то, что никто по-прежнему не носил с собой документы.

Я мог бы вернуться в дом и поискать их, но мне сразу же скрутили руки без всяких разговоров, что вызвало во мне мгновенное возмущение и негодование. Заметив попытки воспротивиться этому, меня тут же предупредили, что за оказанное сопротивление я буду жестоко наказан. И так я оказался здесь, среди таких же ни о чем не знающих людей.

Внезапно послышались перешептывания между людьми, будто волной, начавшиеся от впереди сидящих и постепенно голоса дошли до меня. Пленники стали оживленнее, остро ощущалась их тревожность: многие приподнимались чтобы посмотреть и лучше разглядеть что-то впереди, а затем снова присаживались и нервно шептались, дергались, оглядываясь на каждого говорящего рядом человека, будто бы от полученной информации зависела их собственная жизнь, — по сути так оно и было. Голоса становились все громче, обеспокоенные говорили о каком-то Раймоне Гессе, пожимали плечами, но все равно передавали информацию друг другу. Любопытство овладело всеми и многие задавались вопросом кто это. Мне это имя ни о чем не говорило, как, собственно и большинству здесь находящихся. Кроме того, не было видно что творится впереди.

Спустя несколько секунд после того, как я услышал имя, в передних рядах началось какое-то волнение и плач. Я заметил, что кто-то кого-то сдерживает, а маленькая женская фигура кричит и плачет, видимо, цепляясь за другого человека. С огромным трудом ее вернули на место, усадив среди других пленников, а кого-то все-таки увели за стены Брезжинца. Сложно было разобрать что же все-таки там происходит. По рядам ходили только догадки людей.

Прошло еще немного времени, как прогремел выстрел, заставивший всех мгновенно устремить свои взгляды в сторону стен, за которые только что вывели пленника.

   

    

ЧАСТЬ 3.

Старая крепость Брезжинец — точнее, оставшиеся от нее руины, местами заросшие травой, мхом и густым кустарником — была излюбленным нашим местом в детстве. Мальчишками, мы со Стюартом, Алексом и еще несколькими ребятами часто бывали здесь, залезали на большие глыбы и то, что осталось от каменных плит, представляя себя защитниками этой небольшой, пусть уже и утратившей свое былое величие, крепости. Особенно зимой здесь было весело проводить время.

К нам иногда присоединялись мальчишки из ближайшей деревеньки Бриоль и мы устраивали большую снежную битву за вековой Брезжинец, кидаясь друг в друга снежками, выглядывая из-за мощных шероховатых стен и прячась за грубыми перекрытиями внутри замка. Мы чувствовали себя настоящими воинами, защищая девчонок, укрывавшихся наверху и игравших роль наших принцесс. Битва прекращалась тогда, когда абсолютно все выдыхались, и, по правде сказать, бриольские ребята ни разу не выигрывали у нас, хотя численное преимущество было на их стороне.

Мне особенно нравилось взбираться по узкой местами обвалившейся лестнице и залезать в высокую башню из серого неаккуратно обработанного камня — отсюда хорошо были видны все окрестности нашего города. По неосторожности и невнимательности отсюда легко можно было навернуться и упасть вниз, сломав себе что-нибудь, поэтому сюда решался забраться не каждый.

Люди построили новые дома неподалеку от разрушенного Брезжинца, оставив прежнее название, и со временем небольшое поселение разрослось, а каменная постройка так и осталась покоиться на возвышенности, став символом города, отстроенного заново. Очертания старого Брезжинца, хорошо были видны почти из любой точки города — каменный гигант выглядывал башенками из-за деревьев со склона, все также продолжая стоять на страже и охранять покой его жителей.

И кто бы мог подумать, что однажды жителей города, в котором они родились и выросли, приведут в руины крепости и будут держать как заложников для непонятных целей.

Звук неожиданного выстрела будто застыл в воздухе и люди, вздрогнувшие и покачнувшиеся, испуганные и непонимающие все еще продолжали сидеть неподвижно, всматриваясь в стену, за которую увели одного из пленников. Мы больше ничего не слышали, а потом несколько людей вернулись и раздался громкий плач. Надрывно плакала та женщина, что так отчаянно цеплялась за мужчин. И я понял, что, должно быть, они убили его. И нам всем теперь следует быть осторожными: не провоцировать вооруженных захватчиков, иначе нас будет ждать та же участь — истребят по одному и тогда уж точно все будет кончено.

Я увидел как люди стали хвататься друг за друга и прижиматься, по рядам сидящих пробежала паника, а кто-то начал бросаться из стороны в сторону и пытаться залезть на стены. Только все это было бесполезным, нарушителей спокойствия насильно усаживали обратно и угрожали расправой. Вновь оглушивший всех выстрел в воздух стал последним предупреждением.

— Сидите тихо, иначе... послышался звонкий мальчишеский немного надменный голос со стены и все мы увидели молодого человека, который щелкнул затвором и возвысился над нами. Пистолет в его руке, которым он указывал на каждого сидящего, плавно переводя с одного пленного на другого, внушал страх. И если бы не оружие в руке, то никто бы не воспринял его всерьез. Казалось, внутри людей проснулся страх за свою жизнь и они больше не выглядели отрешенными и безразличными. Прямо сейчас вопрос жизни казался всех.

    

ЧАСТЬ 4.
   

Никто не смел шелохнуться и возразить. Вокруг нависла минутная тишина, казавшаяся вечностью, и я мог слышать беспокойный стук собственного сердца и улавливал неровное дыхание окружающих меня горожан. Глядя на худощавого мальчишку с пистолетом, у меня складывалось впечатление, будто пленник тут он, а не мы, что он сам нас всех будто бы боится. Я ощущал дрожь в его руке и растерянный, в то же время отталкивающий взгляд — так смотрят люди, которые выискивают в толпе ненавистного им человека, готовые расправиться с ним сиюминутно, как только найдут. На секунду мне стало жаль его. Но это мимолетное чувство резко сменилось как только дуло пистолета на мгновение застыло на мне, и я испытал ненависть к этому взъерошенному парню, который решил поиграть в странные игры с нами. Ко всем нам он испытывал нескрываемую ненависть и не стеснялся выражать свою неприязнь открыто.

«Зачем он это делает?» — вопрос, назойливо крутившийся среди прочих однотипных мыслей, на который я никак не находил ответа, и предполагаемые объяснения никак не укладывались у меня в голове.

Я видел перед собой мальчишку, который был напуган не меньше нашего и который никак не мог быть преступником! На вид я не дал бы ему и семнадцати лет, хотя судя по всему этот парень был гораздо старше — залысины на висках, острые черты лица, но при этом такой звонкий не сломавшийся с возрастом голос мог ввести в заблуждение кого угодно.

Он перевел дуло пистолета на соседнего человека, затем на еще одного, будто бы наслаждаясь своей властью.

— Все оставайтесь на своих местах! Иначе пожалеете, что все еще живы! — парень опустил оружие и посмотрел через плечо за край стены, откуда поднялся недавно и где совершил расправу над жителем Брезжинца. Не похоже, что его мучила совесть и что он раскаивается за содеянное. Я неосознанно представил себе мертвое тело невинного человека, совсем недавно сидевшего среди нас, а сейчас — лежащее у стен крепости, и навязчивые мысли рисовали образ будущих убитых жителей.

«Ужас… этот парень просто сумасшедший, » — я попытался отогнать столь отчетливо рисовавшиеся моменты, помотав головой.

Охватив своим шатким взглядом всех сидящих еще раз, он спустился со стены, и только тогда люди осмелились заговорить снова. Перед тем как он спустился, мне запомнилось его лицо, искаженное в страшной непередаваемой гримасе. Он явно был чужим в этом краю, и мне удалось насчитать как минимум еще десять не местных людей, что удерживали нас в плену.

Вечерело. По рукам пустили несколько металлических фляжек с водой, но ее все равно не хватало на всех — пить давали лишь раз в день, а еду взять было негде, поэтому не кормили совсем. Уходящее солнце последними лучами освещало каменные стены и козырьки Брезжинца. Я видел как жадно пьют люди, трепетно распоряжаясь каждым своим глотком, хотя были и те, кто не считался с другими, выпивая непомерно много.

До меня в этот день фляжка опять не дошла.

Рассматривая часть башни Брезжинца, освещенную рыжим прощальным солнцем, где будучи ребенком часами мог сидеть в детстве, я задумался о том, о чем подумал бы любой, оказавшись в неволе.

«Единственное спасение  это побег. Нужно только дождаться темноты…»

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, состоящие из одного-двух слов или смайлов, не приветствуются и могут быть удалены модератором.

Комментарии   

 
# Shiza 18.03.2019 12:31
Как начало чего-то большего формата хорошо,по-моему. Немного интригует, тянет читать дальше,раскручивать ,сопереживать и ловить подсознательные ассоциации, невольно и автоматически строить догадки о сути и развитии. Наверное,книга с подобным началом меня бы как читателя заинтересовала. Желаю успеха в продолжении.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Зейсан 18.03.2019 12:53
Спасибо, сейчас как раз размышляю над сюжетом, хочется сделать интересную историю и уже есть небольшие наброски по продолжению!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 11.03.2019 18:10
Добрый День, Автор!

Не знаю, как у кого, а у меня зарисовка вызвала ассоциацию не с тревогой в душе у каждого, а именно с реальными событиями. Войной в Сербии, а, если копнуть глубже, то со стадионами-лагерями в Чили, а, если еще глубже, то с Бабьим Яром.
Здесь все несколько абстрактно и размыто. Но параллель очень четко прослеживается. От обычных жителей страны - к заключенным, от маленьких людей - к тюремщикам и убийцам, наслаждающимся властью над людьми.
Я почувствовала страхи и отчаяние, царящие в отрывке, метания главного героя. Некоторый канцеляризм речи здесь, может быть, и к месту. Может быть главный герой - сдержанный прагматик, мыслящий тяжелыми сухими фразами. Такое тоже бывает.
Чего мне не хватило: конкретики. Вы подробно остановились на описании старого мальчишки с пистолетом. И описание это очень точное и врезающееся в память. А люди, окружающие главного героя - это безликая толпа. Я понимаю, в некотором роде это так задумано, но все же человек, долгое время просидевший в окружении собратьев по несчастью, начинает выделять для себя соседей, бессознательно отмечать их отличия от других людей.
Может, этого жаждет только мой внутренний читатель.
Теперь жду продолжения.

Некоторые стилистические неточности из первой главы:
потупив голову вниз - все же или опустив, или просто потупив голову
губы беззвучно содрогались - все таки "содрогались" сюда не подходит. Содрогаются в судорогах. Кривились? Шевелились?
сопротивляться против толпы - сопротивляться толпе
Я посмотрел на человека, который развалился недалеко от меня - развалился, это что-то вальяжное; типа развалился кот на диване
стал различать женские голоса, их всхлипы и плач - получилось, что голоса всхлипывают и плачут; может просто стал различать женские всхлипы и плач?
Одна женщина ревела навзрыд - ревут все же дети, у которых игрушку отобрали; женщины рыдают
численность только прибавилась - численность может только увеличиться
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Anaptix 11.03.2019 18:33
Цитирую Умка:

Чего мне не хватило: конкретики. Вы подробно остановились на описании старого мальчишки с пистолетом. И описание это очень точное и врезающееся в память. А люди, окружающие главного героя - это безликая толпа.

Вот, я вдруг осознала, что меня смущает.

В тексте сказано:
У нас, в Брезжинце, по правде признаться, документы никто никогда не спрашивал, даже во времена нахлынувших мигрантов из Орссона это было редкостью — все всех знали в лицо, именно поэтому никто документы с собой никогда не носил.
- а при этом рассказчик никого из товарищей по несчастью в лицо не узнает, по имени не называет.
Кого-то застрелили - просто "жителя Брезжинца" - но ведь при таких условиях это был бы не просто "житель", а конкретный, хорошо известный рассказчику человек, скажем, бакалейщик Янек с улицы Вязов, у которого жена, четверо детей и заборчик желтой краской выкрашен.

Без таких подробностей рассказ становится похож на страшный сон: какие-то люди, какие-то декорации, жуткая атмосфера, некоторые подробности вдруг выхвачены или известны по умолчанию по какой-то недоступной поверхностному взгляду логике сна: вот мы знаем, что во сне мы - в Брезжинце. Ничего больше про этот город не знаем, а название - знаем.
Может, автор так и задумывал?

Кстати, название у меня ассоциируется с названием немецкого концлагеря - Освенцим-Биркенау, по польски - Бжезинка.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Зейсан 11.03.2019 21:54
Вы абсолютно правы. Я опустил момент, когда ГГ присматривается к людям и узнает в лицах своих соседей и т.д. Я это исправлю. Спасибо за замечания и предложения как перефразировать - внесу изменения!

Согласен, текст сырой, однако для того и выкладываю, чтобы исправлять то, что не видно моему глазу :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Зейсан 11.03.2019 22:19
Пока осваиваюсь, часть ответа выслал не на то сообщение.
Спасибо за замечания и предложения как перефразировать - внесу изменения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Androctonus_616 11.03.2019 14:40
Я знаю, что такое можно испытывать, живя в городе, имея работу и гуляя в красивой блузке Х)

Позвольте высказать вчепятления.
Шероховатая манера изложения. Местами так и просится уйти от сухого изложенческого формализма. Типа вместо «Обстановка была крайне неприятная и нагнетающая, я старался не поддаваться массовому чувству отчаяния,…» - что-то в духе «Я чувствовал, насколько напряженной была обстановка, и это напряжение передавалось и мне. Приходилось прилагать усилия, чтобы не поддаться всеобщему настроению» (ну раз уж все от первого лица).
Ощущается некая сумбурность, текст выглядит, как смесь описаний событий и личных философских выводов автора, теряется грань между мыслями автора, событиями и героем. В описании работы указано, что героя зовут Венсан – но в самом тесте он не представлен вообще. Не совсем понятна логика разбиения на главы. Вроде по-началу это даже как части дневника, который вел герой в заточении, но внезапно выплывает обособленный флэшбэк, который не менее внезапно снова перетекает в события все еще второго дня.
В целом задумка понятна и не лишена смысла, но пока сыровато
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Зейсан 11.03.2019 15:13
Спасибо, подумаю как изменить, чтобы было более гармонично)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp