Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: Одно из видов счастья - закончить писать большую долгоиграющую историю :sun
Li Nata: :ashamed :sun :sun
Li Nata: я корыстная, плохая, аааа! *плачет
Li Nata: а потом подумала что это готовая идея для рассказа... новый вариант царевны лягушки, мужской) ироничный и суперский можно написать.
Li Nata: Thinnad сначала хотела написать, ой, не надо, ты ж :my_treasure
Li Nata: Больше солнца, больше! Это точно))) вот :sun :sun :sun
Thinnad: кстати хорошее имя. гоблин по имени Воблин
Thinnad: Ну прикинь - пупырчатый квакающий ельф. Это уже гоблин какой-то. Во-блин - гоблин
Thinnad: Потому нужно больше солнца! Хотя бы в чатике
Thinnad: Li Nata, у нас потоп, скоро отращу пупырышки и заквакаю)))
Li Nata: ой как хорошо. А то у нас почти мороз тутттттт :panda_bamboo
Thinnad: :sun
мумийтроль: ищу Императорский отбор. Принцесса в опале

Кристина Корр
Кэт: Тихо я сидел, общаясь
В месяц раз по чайной ложке.
И тогда дал объявление,
Что хочу общаться быстро!
Вмиг ускорилось общение -
И меня постами смыло...
Словно глупый толстый пИнгвин,
Я барахтаюся в море...
Agnes: Fitomorfolog_t У Вас, видимо, две самки были! ))) Я даже в 7 лет Яшку от Машки с первого взгляда отличала! Достоинства Яшки ну никак нельзя было не заметить! :umora
Кэт: Fitomorfolog_t :biggrin
Fitomorfolog_t: Кэт Вспомнила! У нас были хомячки Бел и Торн. Мы всё время путали - кто из них самец, а кто самка, вот поэтому. И мы тогда зачитывались Буджолд ))
Кэт: Agnes О, эти хомячки :) Яшка, Тишка и Тошка, Прошка. А Машки не было :rolley
А вот кот и пёс были с человеческими именами, и нормально. Им подходили именно эти имена, и всё тут.
Agnes: У меня хомячки были аж в босоногом детстве, но я помню, что сколько бы они не менялись, их традиционно звали Яшка и Машка. ))
Кэт: Аллен Я знала такого в реале. Потому что у его подруги было прозвище Мышь :pinked
Его кто-то Вуглускром разок обозвал, и приклеилось :rolley
Serpens_Subtruncius: У меня самый большой хомяк Фиалка, а аксолотль - Дживс(Вустера он пережил)
Птица: Вугрускребетмышь, это такой старый прикол. Поэтому крыса - Вуглускр.
Agnes: Аллен :umora
Аллен: но на лицо было сходство
Аллен: Каюсь, одного моего хомяка звали Борисом, это было в перестройку, я была молодой и злобной
Аллен: Вуглускр - это что? литературный персонаж?
Fitomorfolog_t: У меня был крыс Вуглускр
Agnes: У моего отца был на Камчатке пёс Джек, но вот я принципиально ни своих собак, ни кошек не называю человеческими именами. Разве что иногда пользуюсь именами книжных персонажей. :) Вот сейчас у меня по клаве бегает Арагорн и мешает писать.
Fitomorfolog_t: Младшую зовут Рони, потому что "дочь разбойника" ))
Fitomorfolog_t: Как только не звали моих собак...
Аллен: Thinnad , наверное, добрые люди за рубежом полагают это последствием экономических санкций )))
Аллен: вот только прибежишь на звуки драки и пальбы - ррраз - уже и поговорить не с кем )))
Thinnad: Аллен, для меня тоже, но допустим :)
Аллен: а почему в России собак называют непременно англоязычными именами? Для меня это новость )))
Thinnad: И, тем более, вежливость не имеет ничего общего с поклонением.
Аллен: Kaisle , мне кажется все просто. Вот я прихожу я в незнакомое место, вижу незнакомых людей и - допустим - невольно делаю что-то, что вызывает обиду или оскорбление окружающих. Я извиняюсь, потом выясняю что не так и больше так не делаю. Ну, или ухожу, если данные условия для меня неприемлемы. Все просто )))
Thinnad: Вас плохо учили. За слова нужно отвечать. Невиновный тем более легко извинится за возможную некорректность
Kaisle: Я поступаю, как нормальный человек. Пользуюсь презумпцией невиновности. Меня учили не бежать и кланяться по приказу, а только тогда, когда я действительно накосячила.
Так вот, я не косячила.
Thinnad: Kaisle, не нужно делать вид, что вы не писали то, что вы написали. Возьмите себя в руки и поступите, как нормальный человек
Kaisle: Перечитайте первый комментарий, когда вас отпустят эмоции. Вы судите исключительно на эмоциях. Возможно, из-за личного знакомства с автором, возможно - из-за неудачного дня, я не знаю. Но вы вычитали то, чего нет.
Thinnad: Мнение, что автора зовут как собаку? Правда? Вы путаете свободу мнения со свободой оскорблений
Kaisle: Нигде не сказано, что нельзя высказывать свое мнение. Я не оскорбила автора, я не оскорбила персонажа, я высказала свое мнение.
Thinnad: Вы в комментарии к автобиографическому произведению позволяете себе крайне некорректные выпады, касающиеся личных данных автора
Kaisle: А за что предупреждение-то? Я на личности не переходила.
Thinnad: Пользователь Kaisle, вам предупреждение, только потому что вы новенькая.
Отреагируйте, пожалуйста.
Alizeskis: Kaisle, примите, пожалуйста, ЛС
Nunziata: Astalavista, спасибо
Astalavista: Nunziata, если вы оформите это как публицистику. Т.е. не выкинете кучу фоток с подписью: гляньте, что мне нравится! А расскажете что-то, проанализируете и т.д.
Nunziata: подожду еще ответов)))
Androctonus_616: Вот именно что нет ) Технически это репортаж. Видимо, допустимо
Nunziata: но я вижу Алтайские истории и мне нравится этот формат
Nunziata: Androctonus_616 насколько знаю здеьс нест возможности вести личные блоги
Androctonus_616: В личный блог? )
Nunziata: а еще вопрос - вот если я допустим захочу дать подборку фото, объединенных местом - например - альта валле камоника, мне можно как публицистику? и тоже насчет фандомной нууу не анаитики, скорее - попытки аналитики. это не фик, а вроде эссе. куда отнести?
Nunziata: спасибо!
Thinnad: Nunziata, думаю, да. Наш худредактор редко сильно кусается.
Nunziata: Всем доброго дня) а скажите, фотографии все еще можно в иллюстрации загружать? если они не личные а пейзажные?
Agnes: Thinnad -- Спасибо! :hi
elana: Incognito Спасибо - не знала!
Incognito: Думаю, это потому что вы смотрите не туда. Список свежих текстов находится посредине страницы

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 683
Гостей: 678
Пользователей онлайн: 7

Пользователи онлайн
Лезер
Anaptix
Agnes
Птица
Doroha 31
ДораШтрамм
Dj_taisauti

Последние 3 пользователя
мумийтроль
Flatsher
kosh4k

Сегодня родились
Кактус Каратель

Всего произведений – 3620

 

Двадцать пятый кадр Часть 15

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Людмила Евдокимова
Проза
Журналистка, работники музея и фирмы "25-ый кадр", полковник ФСБ, арендатор, риэлтор
Детектив
G
не определён
Из музея похищена коллекция серебряных монет седьмого века.
в процессе написания
Пока только здесь
Жду отклика, замечаний, критики

Двадцать пятый кадр Часть 1

13 марта 2003 года, четверг.

(Расшифровано с диктофона)

Но моя ночная гостья, когда я резко зажгла свет, даже не моргнула. Мне показалось, что она смотрит не вовне, а внутрь себя. И света просто не заметила.  За то время, что мы провели вместе, я видела её разной: злой, решительной, испуганной, сосредоточенный. Но какая она была теперь – даже не могу определить. Отстранённой? Удручённый? Расстроенной? Озабоченной? В прошлый раз я назвала её мрачной. Но и это тоже не точное определение.

Где-то я уже видела этот отстранённый, безразличный взгляд...

– Вы что здесь делаете? – Крикнула я, чтобы привлечь её внимание.

Она наконец на меня взглянула:

– Нам нужно поговорить.

– Который час?

– Около трёх.

– А до утра нельзя подождать?

– Нет, я не усну – мне обязательно надо выплеснуть то, что творится у меня в голове.

– Ну хорошо. А почему так темно в доме? Я специально оставила свет включённым… Это вы его погасили?

– Нет, я не выключала…

– Ладно, пойду поищу выключатель. – Но только мы вышли в большую комнату, как загорелся свет. – Ясно – датчики движения! Ну, давайте тогда чаю что ли выпьем…

 Я включила чайник. Пошарила в посудном шкафчике. Достала две чашки, коробочку с разными пакетиками чая. Нашла Lipton. Вообще-то я чай не люблю – пью только кофе. Так что в своей чашке кипяток лишь слегка подкрасила. И переложила пакетик в чашку Марии Ивановны.

Она всё это время молчала сидела за обеденным столом, всё также сосредоточенно глядя в одну точку. Я поставила перед ней горячий чай:

– Давайте – рассказывайте. Только самую суть!

– Да. Я знаю, кто был арендатором того дома.

– Так вы с ним виделись?!

– Нет, ни разу! Просто Игорь Дмитриевич обмолвился о нём, когда подписывал договор. Я ему тогда сказала, что у него очень заботливый друг – нашёл дом, всё проверил, подготовил. Ему остаётся только подписать бумаги и заезжать. А он мне ответил, что это не друг, а работодатель. Я тогда ещё удивилась, что он приехал сюда на работу из другого города, даже из другой страны – из Украины. И подумала, что он очень крутой специалист, если ему предложили открыть здесь фирму. Помещение предоставили…

– То есть, арендатором дома был хозяин здания, где потом разместился «25-ый кадр»?

– Да, Игорь Дмитриевич ещё сказал, что и сотрудники для него уже наняты…

– Интересно! А ни сказал он вам тогда, чем будет заниматься фирма?

– Нет. Я потом сама узнала. Из рекламы по телевизору. Даже собиралась сходить к ним. Не то чтобы у меня серьёзные проблемы… Но в последнее время что-то стала полнеть. Хотела остановить этот процесс. Может, они помогли бы…

– Да, опоздали вы… А почему вас всё это так тревожит, что заснуть не можете? Ну, знаете вы, кто был арендатором – и что?!

– Я боюсь – он понял, что я это знаю. Он ведь нас не так просто запер!

– А вот мне непонятно, для чего он это сделал. Ну, пошли мы посмотреть дом – что в этом такого страшного для него? Мы вряд ли полезли бы в подпол. Даже и мысли такой не возникло бы! А теперь, я думаю, нам нужно идти до конца. И все эти его секреты раскрыть! Кстати, а почему вы сразу не сказали Валентину Александровичу, что знаете, кто арендовал дом? 

– Не знаю! Что-то меня остановило. Думала. может как-то всё само утрясётся. Теперь вижу, что, если мы не опередим его – боюсь, он опередит нас!

– Не бойтесь! Думаю, он запер нас только для того, чтобы выиграть время. И для себя решить что-то очень важное.Если он, действительно, замешан в смерти той женщины, то ему самому нужно прятаться, а не за нами гоняться! Так что ничего не бойтесь! Утром придёт Калинин, вы ему всё расскажете. Дальше – уже их дело, как действовать. А мы, пока всё не закончится, здесь побудем. Идите и спокойно ложитесь спать.

– Хорошо. Действительно – вот рассказала вам всё и, вроде, легче стало. Теперь засну!

И мы разошлись по комнатам, даже не притронувшись к чаю.

Не знаю, уснула ли она после нашего разговора – я же, наоборот, совершенно потеряла сон! То, что сказала Мария Ивановна, я и без неё уже знала. Но гнала от себя эти мысли. Страшно подумать, что Саша Кротов, мой хороший знакомый, почти приятель, не просто замешан во всей этой истории. Он и есть та скрытая под водой часть айсберга, на которой всё и держалось. То есть, он не только организатор фирмы «25-ый кадр», но и, скорее всего, имеет отношение к тем трагическим событиям, последствия которых мы видели.

Видели… Но смогла ли я всё правильно понять? Что-то здесь не сходится! Погреб, газ, отсутствие спичек… Ну, конечно!

 

В гостиной погас свет. Я приподнялась на подушке и увидела, что световой прямоугольник нарисован на полу только рядом с моей комнатой. Должно быть, Мария Ивановна уже спала. Надо и мне постараться заснуть. Скоро утро, приедет Калинин. Разговор, думаю, будет непростой. Но я уже знаю, что ему сказать.

Стараюсь жить по принципу: волнуйся, когда принимаешь решение. Но как только оно принято волноваться уже не о чем. Я успокоилась, насколько это возможно в нашей ситуации и задремала. Или нет, скорее уснула, да таким глубоким сном, что совершенно не слышала, что происходило вокруг…

 

Разбудил меня истошный женский крик. Послышался звон разбитого стекла и что-то тяжёлое рухнуло на пол.

Я бросилась в соседнюю комнату. В доме уже везде горел свет. Но в комнате риелтора света не было – только тот, что проникал в неё через дверной проём.

И в этом полумраке я увидела мужчину, растянувшегося на полу во весь рост. Над ним наклонилась Калмыкова, державшая в руке разбитую настольную лампу.

– Что это? Что здесь произошло? – Закричала я. – Кто этот мужчина? 

Мария Ивановна только тряслась, не в силах произнести ни слова.

– Ну, говорите же скорее!

– Не-не-не знаю, – заикаясь, наконец, ответила она. – Я проснулась оттого, что он меня трогал. Даже не помню, как лампу схватила и ударила его прямо в лоб.

– Но он жив?

– Не знаю! Я сильно ударила. Да и лампа тяжёлая…

Пока она всё это говорила, я старалась нащупать на шее мужчины пульс. Наконец под моим пальцем слегка дрогнула артерия:

– Живой! Всё, нам надо бежать отсюда, – сказала я, подталкивая Марию Ивановну к выходу. – Да не ищите вы свой шарф, Бог с ним! Хватайте пальто и пошли! Дом явно под видеонаблюдением – сейчас сюда приедут!

Перед закрытыми воротами мы сначала слегка растерялись, но потом увидели кнопку на столбе. Я быстро её нажала. Ворота поползли в сторону. Не дожидаясь, пока они откроются совсем, мы проскользнули в образовавшуюся щель и помчались по улице.

Добежав до углового дома и увидев табличку с надписью: «Улица Орлова», я сразу сориентировалась, где мы находимся, и поняла, как быстрее выйти к автобусу.

– Ну, мне – сюда, – сказала я подоспевшей Марии Ивановне. – А вы идите туда, – и махнула рукой в противоположную сторону. – Только домой нельзя! У вас есть, где пока пожить?

– У брата могу. Он сейчас в отъезде.

– Нет. Родственники, друзья, близкие знакомые – отпадают. У вас есть квартира, которую вы сейчас пытаетесь сдать в аренду?

– Есть, и не одна.

– Нужно, чтобы здесь, недалеко.

– Да, есть такая. На улице Гагарина, в доме, где магазин «Турист», квартира четыре. Она у нас посуточно сдаётся.

– Годится! По пути купите какой-нибудь еды. Из квартиры никуда не выходите. Как только всё закончится – я вас найду.

И мы разошлись, вернее, разбежались.

На остановке я махнула первой же маршрутке. Она шла в сторону Засвияжья и вполне мне подходила. Выйдя на улице «12-го сентября», я направилась к больничному городку. Но не со стороны центрального входа, а как бы с тыла. Отсюда даже быстрее и удобнее было попасть в здание морга.

Я толкнула незапертую дверь, спустилась по знакомым ступеням вниз и вошла в комнату, смежную с мертвецкой.

Алексей Петрович, как и в прошлый раз, готовился позавтракать. Он уже почти откусил бутерброд с сыром, но вынул его изо рта и аккуратно положил на тарелочку на столе.

– Завтракать будете? – Спросил он, не высказав ни капли удивления.

– Нет, есть не буду.

– Кофе?

– Лучше бы водки!

– Водки нет. Могу налить спирта. Чистейшего медицинского!

– Нет, наверное, не надо – боюсь, меня сразу развезёт! А мне нужна трезвая голова и острый глаз.

– А на что вы хотите посмотреть?

– На покойницу. Ведь вам привезли труп женщины со Второго переулка Мира?

– Ещё вчера вечером. Я её уже смотрел.

– А мне можно посмотреть?

– Конечно!

Он провёл меня в соседнюю комнату и приподнял простыню, полностью закрывающую тело, лежащее на каталке.

Второй раз я посмотрела на неё уже без ужаса, который охватил меня в том доме. А, может быть, она уже и выглядела не столь пугающе – обычное мёртвое лицо, немножко синюшное, немножко расплывшееся.

– Она ведь умерла не от отравление газом? – спросила я Алексея Петровича.

– Откуда вы знаете про газ? Хотя не говорите! – Он повел носом в мою сторону. – Вы были в том доме.

Я понюхала свою куртку, но не уловила даже малейшего запаха.

– Да, была. Ну и нос у вас! Так от чего же она умерла?

– Черепно-мозговая травма, не совместимая с жизнью. Ударили тяжёлым тупым предметом прямо по темечку, даже кости черепа разошлись.

– Вы можете описать нападавшего?

– Конечно. Шкафоподобный мужчина, с недюжинной силой.

– А если невысокий? Примерно метр семьдесят два и весом шестьдесят семь килограммов.

– Нет, это исключено. Да он и не дотянулся бы, чтобы ударить с такого ракурса – сверху, точно по темечку!

– А может жертва сидела?

– Нет, не сидела.

И Алексей Петрович стал подробно рассказывать, чем отличается труп человека которого ударили в сидячем положении от того, который перед ударом стоял. Но я уже не воспринимала никакую информацию, потому что к горлу подступила тошнота и я пулей вылетела из морга.

А когда вернулась, Алексей Петрович уже, как ни в чём не бывало, продолжал свой прерванный завтрак. Дверь в соседнюю комнату была закрыта.

– Может всё-таки спирту? – Спросил он участливо.

– Нет. Холодной воды, если есть.

– Конечно! – Он налил мне полный стакан, который я выпила залпом.

– Спасибо вам. Ещё один вопрос: когда она умерла?

– В понедельник, десятого марта, между одиннадцатью и двенадцатью дня.

– Про Игоря Дмитриевича ничего нового нет? 

–  Есть немного. Перед смертью он выпил лошадиную дозу кофе. И это странно. 

– Почему? У него было крепкое сердце – вы говорили. А кофе выпил, чтобы, например, не заснуть. 

– Так-то оно так, Но у него оказалась чуть-чуть опущенной почка. А это могло давать высокое давление. 

– А препараты, понижающие давление, у него в крови обнаружены? 

–  Нет! И это тоже странно.

– Ну, я, пожалуй, пойду. Только, Алексей Петрович, ради Бога, не говорите никому, что я была у вас сегодня. Надеюсь, и про прошлый раз Вы никому не говорили.

– Ни одной живой душе! У меня такие соседи, что научили молчать. Но я любознательный, мне всё очень интересно…

– Я понимаю, о чём вы. Как только всё закончится, я приду и вам первому подробно расскажу эту историю. Хорошо?

– Буду ждать!

 

Дальше мой путь был в офис Саши Кротова. Я была почти уверена, что его задержали. Но хотела в этом убедиться.

В кабинете царил полный разгром. Посреди которого сидела, понурив голову, Екатерина.

– Привет! Что это здесь у вас? – Спросила я секретаршу.

– Обыск был, – она подняла на меня опухшее от слёз глаза.

– А что искали?

– Не знаю! Забрали все документы, оба компьютера.

– Кто? Милиция?

– Нет, кажется, ФСБ.

– А что вы такое натворили? Или это из-за смерти Игоря Дмитриевича?

– Не знаю! Александр Анатольевич с утра на работе не был. Что произошло – мне никто не сказал!

– А позвонить жене?

– Звонила – трубку не берёт!

 

Из офиса Кротова я пошла прямо домой.

Раздеваясь в прихожей, глянула на себя в зеркало. Боже! И такое чучело в мятой грязной куртке с порванным рукавом и всклокоченными волосами, выбивающимися из-под запылённого берета, носилось как угорелое по центру города! Как меня в маршрутки-то пускали?!

Забросив одежду в стирку, я забралась под душ. Смыв с себя грязь и запахи последних часов, отправилась на кухню. Сварила кофе. Записала всё на диктофон. И позвонила Калинину.

Сняв трубку, он сказал: «Через пять минут буду!» – и отключился.

Сейчас я вытащу и спрячу в тайнике записанную кассету. Вставлю новую. Поменяю в диктофоне аккумуляторы. И буду ждать Валентина.

Двадцать пятый кадр Часть 16

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# Умка 12.02.2019 18:58
Ага! Дело потихонечку начинает проясняться. Хотя про докторшу, труп из подвала и докторшу пока ничего не понятно. А ведь скоро конец?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 18.02.2019 13:17
Да скоро конец (надеюсь!). Сегодня разместила ещё один кусочек...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp