Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: Одно из видов счастья - закончить писать большую долгоиграющую историю :sun
Li Nata: :ashamed :sun :sun
Li Nata: я корыстная, плохая, аааа! *плачет
Li Nata: а потом подумала что это готовая идея для рассказа... новый вариант царевны лягушки, мужской) ироничный и суперский можно написать.
Li Nata: Thinnad сначала хотела написать, ой, не надо, ты ж :my_treasure
Li Nata: Больше солнца, больше! Это точно))) вот :sun :sun :sun
Thinnad: кстати хорошее имя. гоблин по имени Воблин
Thinnad: Ну прикинь - пупырчатый квакающий ельф. Это уже гоблин какой-то. Во-блин - гоблин
Thinnad: Потому нужно больше солнца! Хотя бы в чатике
Thinnad: Li Nata, у нас потоп, скоро отращу пупырышки и заквакаю)))
Li Nata: ой как хорошо. А то у нас почти мороз тутттттт :panda_bamboo
Thinnad: :sun
мумийтроль: ищу Императорский отбор. Принцесса в опале

Кристина Корр
Кэт: Тихо я сидел, общаясь
В месяц раз по чайной ложке.
И тогда дал объявление,
Что хочу общаться быстро!
Вмиг ускорилось общение -
И меня постами смыло...
Словно глупый толстый пИнгвин,
Я барахтаюся в море...
Agnes: Fitomorfolog_t У Вас, видимо, две самки были! ))) Я даже в 7 лет Яшку от Машки с первого взгляда отличала! Достоинства Яшки ну никак нельзя было не заметить! :umora
Кэт: Fitomorfolog_t :biggrin
Fitomorfolog_t: Кэт Вспомнила! У нас были хомячки Бел и Торн. Мы всё время путали - кто из них самец, а кто самка, вот поэтому. И мы тогда зачитывались Буджолд ))
Кэт: Agnes О, эти хомячки :) Яшка, Тишка и Тошка, Прошка. А Машки не было :rolley
А вот кот и пёс были с человеческими именами, и нормально. Им подходили именно эти имена, и всё тут.
Agnes: У меня хомячки были аж в босоногом детстве, но я помню, что сколько бы они не менялись, их традиционно звали Яшка и Машка. ))
Кэт: Аллен Я знала такого в реале. Потому что у его подруги было прозвище Мышь :pinked
Его кто-то Вуглускром разок обозвал, и приклеилось :rolley
Serpens_Subtruncius: У меня самый большой хомяк Фиалка, а аксолотль - Дживс(Вустера он пережил)
Птица: Вугрускребетмышь, это такой старый прикол. Поэтому крыса - Вуглускр.
Agnes: Аллен :umora
Аллен: но на лицо было сходство
Аллен: Каюсь, одного моего хомяка звали Борисом, это было в перестройку, я была молодой и злобной
Аллен: Вуглускр - это что? литературный персонаж?
Fitomorfolog_t: У меня был крыс Вуглускр
Agnes: У моего отца был на Камчатке пёс Джек, но вот я принципиально ни своих собак, ни кошек не называю человеческими именами. Разве что иногда пользуюсь именами книжных персонажей. :) Вот сейчас у меня по клаве бегает Арагорн и мешает писать.
Fitomorfolog_t: Младшую зовут Рони, потому что "дочь разбойника" ))
Fitomorfolog_t: Как только не звали моих собак...
Аллен: Thinnad , наверное, добрые люди за рубежом полагают это последствием экономических санкций )))
Аллен: вот только прибежишь на звуки драки и пальбы - ррраз - уже и поговорить не с кем )))
Thinnad: Аллен, для меня тоже, но допустим :)
Аллен: а почему в России собак называют непременно англоязычными именами? Для меня это новость )))
Thinnad: И, тем более, вежливость не имеет ничего общего с поклонением.
Аллен: Kaisle , мне кажется все просто. Вот я прихожу я в незнакомое место, вижу незнакомых людей и - допустим - невольно делаю что-то, что вызывает обиду или оскорбление окружающих. Я извиняюсь, потом выясняю что не так и больше так не делаю. Ну, или ухожу, если данные условия для меня неприемлемы. Все просто )))
Thinnad: Вас плохо учили. За слова нужно отвечать. Невиновный тем более легко извинится за возможную некорректность
Kaisle: Я поступаю, как нормальный человек. Пользуюсь презумпцией невиновности. Меня учили не бежать и кланяться по приказу, а только тогда, когда я действительно накосячила.
Так вот, я не косячила.
Thinnad: Kaisle, не нужно делать вид, что вы не писали то, что вы написали. Возьмите себя в руки и поступите, как нормальный человек
Kaisle: Перечитайте первый комментарий, когда вас отпустят эмоции. Вы судите исключительно на эмоциях. Возможно, из-за личного знакомства с автором, возможно - из-за неудачного дня, я не знаю. Но вы вычитали то, чего нет.
Thinnad: Мнение, что автора зовут как собаку? Правда? Вы путаете свободу мнения со свободой оскорблений
Kaisle: Нигде не сказано, что нельзя высказывать свое мнение. Я не оскорбила автора, я не оскорбила персонажа, я высказала свое мнение.
Thinnad: Вы в комментарии к автобиографическому произведению позволяете себе крайне некорректные выпады, касающиеся личных данных автора
Kaisle: А за что предупреждение-то? Я на личности не переходила.
Thinnad: Пользователь Kaisle, вам предупреждение, только потому что вы новенькая.
Отреагируйте, пожалуйста.
Alizeskis: Kaisle, примите, пожалуйста, ЛС
Nunziata: Astalavista, спасибо
Astalavista: Nunziata, если вы оформите это как публицистику. Т.е. не выкинете кучу фоток с подписью: гляньте, что мне нравится! А расскажете что-то, проанализируете и т.д.
Nunziata: подожду еще ответов)))
Androctonus_616: Вот именно что нет ) Технически это репортаж. Видимо, допустимо
Nunziata: но я вижу Алтайские истории и мне нравится этот формат
Nunziata: Androctonus_616 насколько знаю здеьс нест возможности вести личные блоги
Androctonus_616: В личный блог? )
Nunziata: а еще вопрос - вот если я допустим захочу дать подборку фото, объединенных местом - например - альта валле камоника, мне можно как публицистику? и тоже насчет фандомной нууу не анаитики, скорее - попытки аналитики. это не фик, а вроде эссе. куда отнести?
Nunziata: спасибо!
Thinnad: Nunziata, думаю, да. Наш худредактор редко сильно кусается.
Nunziata: Всем доброго дня) а скажите, фотографии все еще можно в иллюстрации загружать? если они не личные а пейзажные?
Agnes: Thinnad -- Спасибо! :hi
elana: Incognito Спасибо - не знала!
Incognito: Думаю, это потому что вы смотрите не туда. Список свежих текстов находится посредине страницы

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 691
Гостей: 684
Пользователей онлайн: 9

Пользователи онлайн
Kaisle
Kaisle
Лезер
Anaptix
Agnes
Птица
Doroha 31
Dj_taisauti
Dj_taisauti

Последние 3 пользователя
мумийтроль
Flatsher
kosh4k

Сегодня родились
Кактус Каратель

Всего произведений – 3620

 

Могилки

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
iluy
Проза
Витя и компания
Приключения
G
13000
Жестокие детские игры
закончен
Синий сайт
Процентов на 80 реальная история

– Ну, чё, Витюша? Готов? – ухмыльнулся Макар. – Или ссышь?

Мальчишка посмотрел на кладбищенскую ограду, шмыгнул носом и поёжился. Хорошо, подумал он, что в темноте не было видно его испуганных глаз. Хотя, сопровождающие Витю пацаны и без этого знали, что ему страшно. Иначе не привели бы сюда. Ночное небо было затянуто тучами, так, что сквозь них не было видно ни звёзд, ни луны. Подул прохладный ветерок и Витю затрясло, но, явно, не от холода.

– Чего делать-то надо? – буркнул он, поглядывая с опаской на мрачный массив кладбища.

– Увидишь сейчас, – зловеще пробормотал Макар, и остальные загоготали.

Макар потянул калитку на себя, она противно скрипнула и отпала в сторону, повиснув на одной петле. И вся компания шагнула на территорию Могилок. Так называли местные свой погост. Витя шёл посередине, а Санёк Чипа подталкивал его сзади. Макар с Лисом тихо переговаривались впереди и без труда петляли среди могильных холмов, уже давно заполнивших все дороги и разделения. Витя слышал, как бабушка говорила, что уже хоронят вторым слоем поверх старых могил. Не специально, просто от старых уже и следов не осталось. Копают на меньшую глубину, чтобы не нарваться. И чего толпятся, бурчала бабушка, ведь место под новое кладбище за полем давно выделили. Бабушка ругалась, но всё равно требовала, чтобы её похоронили здесь же, рядом с её родителями.

Могилки были старые. Лет уже им, наверное, двести. Как посёлок образовался, так и начали тут хоронить. Но с течением времени погост попал в кладбищенский треугольник, как прозвал его Макар. Разрастаться кладбищу было некуда, поэтому уплотняли, как могли, перенаселяя и, без того заполненное последнее пристанище человека. С двух сторон Могилки ограничили трасса и посёлок, а с третей – шла линия ЛЭП, под которой почему-то хоронить было нельзя.

– Это чтобы мертвецы не ожили, – смеялась компания Лёхи Макарова.

– Ты бы слышал, Витюша, – с хрипотцой шептал Макар. – Как они стонут под землёй, со стороны высоковолок.

Витя с ужасом представил огромные высоковольтные столбы с гудящими проводами, и тихий стон из-под поросшими травой могильных холмиков.

– Кто – они? – спросил он, сглатывая тугую слюну.

– Покойники, – холодно сказал Лёха. – Сил только не хватает подняться. И огоньки зелёные вспыхивают.

Огоньков Витя не видел, но воображение рисовало полуистлевшие тела мертвецов, скребущие изнутри гробовые крышки. Проклятое воображение! Проклятые фильмы ужасов! Зачем только смотрел такую гадость? И чего они его сюда привели? Витя был уже готов отказаться и бежать отсюда, как вдруг наткнулся носом на широкую спину Лиса.

– Ну, вот, Витюша, прибыли, – сказал сзади Чипа.

Впереди что-то белело. Подул ветерок, послышалось шуршание, и Витя судорожно сглотнул.

– Всё, финиш, Витёк. Тут и будешь проходить испытание, – не оборачиваясь, сказал Макар. – Докажешь, что ты пацан, – руку пожму, и любому нос сверну, кто косо на тебя посмотрит. Ну, а нет…

– А чего тут? – тихо спросил Витя, заглядывая за спину Макара.

Лёха зажёг спичку, прикурил сигарету и осветил это место. Старая могилка с покосившимся крестом, а рядом с ней расстелен большой кусок полиэтиленовой пленки. Спичка погасла.

– Видел?

– Чего это?

– Это, Витюша, могила. Свежевыкопанная. Накрыли от дождя, чтобы не залило.

Витя почувствовал, как покрывается льдом изнутри. Макар зажёг ещё спичку.

– Дырку видишь в плёнке? Сунь туда руку.

– Зачем? – Во рту и Вити пересохло.

– Не ссы, Витёк. Там пока никого нет. Или, чё? Передумал?

– Нет, – еле слышно ответил он.

Витя на негнущихся ногах подошёл к белому пятну и присел. Он протянул дрожащую руку. Сердце бухало в груди, готовое разорваться. Мальчик оглянулся, ожидая подвоха. А вдруг они толкнут его? Но вся компания стояла в сторонке, подсвечивая ему спичками. Витя сжал зубы и сунул руку в дыру. Дунул ветер, пленка, прижатая по краям, приподнялась и просела, обдав мальчишку влажным теплом. Могила дышала! Витя вскрикнул, упал на задницу, и в ужасе отполз под дружный хохот пацанов.

– Витёк обосрался, – ржал Чипа.

– Хорош, Чипа, – толкнул его, смеясь Макар. – Молодец, Витёк.

– Чего… всё что ли? – хрипло произнёс мальчик.

– Ну, быстро ты хочешь отделаться.

– Обделаться! – вновь заржал Лис.

– Тихо, – осадил его Макар и, затушив окурок об крест, обратился к Вите. – Знаешь, кому эта могила?

Витя кивнул. Посёлок не такой большой и новости, особенно о смерти, долетают быстро. Два дня назад померла Манька Кривая. Свихнувшаяся старуха с окраины посёлка. Злобная была до жути. Бурчала, сверкая единственным глазом, и костылём грозила, если кто мимо ограды её проходил. И ещё она кошек вешала, каких во дворе у себя ловила. Соседи с ней ругались, а толку-то. Сумасшедшая ведь.

– А это, – Макар зажёг спичку и бросил на могилу рядом с плёнкой. – Мамаша Манькина. Поговаривают, ведьмой была. И тоже вешала… только детей.

Витя шмыгнул носом и отошёл подальше от могилы.

– Мы сегодня смотрели, как мужики могилу копали. Прикинь, Витёк, край гроба торчит. Труха одна. Прикольно.

Витя посмотрел на пацанов. В темноте непонятно было, шутит он, или им правда это прикольно. То, что они целыми днями ошиваются на Могилках, Витя знал. В посёлке под пристальным взглядом соседей особо не разгуляешься, но и не в степь же идти. А на кладбище спокойно, и беседки есть от жары и дождя.

– Ты знал, Витёк, что ногами на восток хоронят?

– Ну… слышал.

Витя с бабушкой, когда на Могилки приходил, видел, что все могилы и старые и новые, разбросанные, где попало среди деревьев и кустов, крестами смотрели все в одну сторону.

– Так вот, кладбище старое и мужики, когда копают, бывает, натыкаются на старые гробы. Я сам пару раз видел. Так вот, бывает, попадаются почти поперёк закопанные. Прикинь. Говорят, покойники беспокойные и гробы расшатывают.

Витя почувствовал, как кровь отлила от его лица.

– Да хорош, – протянул Лис. – За сто с лишним лет Земля с оси сдвинулась, вот восток и изменился.

– Или пьяные копали, – добавил Чипа.

Перепалка пацанов между собой немного успокоила Витю. Макар зажёг ещё спичку и достал из кармана складной нож и показал Вите.

– Так вот, Витёк, такое задание для тебя.

Витя напрягся.

– Я сейчас брошу нож в могилку выкопанную, а ты достанешь. Понял?

Мальчик онемел, сердце оборвалось и ухнуло куда-то вниз. Он, когда руку в могилу совал, чуть штаны не намочил. Куда лезть?

– Сделаешь?

– Я? Туда лезть?…

– Ссышь? Смотри, Витя. Мы посреди ночи из-за тебя сюда припёрлись, – Макар наклонился над могилой сунул руку в дыру и вытащил уже без ножа.

– Достанешь – слава тебе и почёт, а другого варианта тебе не будет, – голос Макара стал злым. – Без ножа, сука, с Могилок не выйдешь. Понял?

– Понял,– машинально ответил мальчик.

– Ну, вот и хорошо, что понял. Всё, уходим, пацаны.

– А, вы… вы не подождёте? – Витя растерялся. Как он здесь один?

– Не, Витя, – сам. Всё сам. А мы за забором в беседке тебя подождём. Всё, пошли.

И они стали удаляться. Сначала растворились их фигуры в темноте, затем стихли и голоса. Витю трясло. Тишина, словно ватой, забила уши. Первой мыслью было – бежать. В другую сторону, через забор и домой. Забиться на кровать и никогда не выходить на улицу. Нет, в школу всё равно же надо будет ходить. Отцу пожаловаться на Макарову компанию. Он заступится. И что потом? Так всегда за отцом и прятаться? Да эта троица глумиться вечно будет. От одного только презрительного взгляда Макара бежать хочется.

Чёрт! Достать этот долбанный нож… Как? Легко сказать. Сердце у Вити колотилось, как от быстрого бега. Руки тряслись. Бежать! – опять пронеслась предательская мысль.

Мальчик несколько раз глубоко вдохнул, пытаясь успокоиться.

– Мертвецы не ходят и… не кусаются, – шепнул Витя, а в памяти поплыли кадры из фильмов про зомбаков.

– Да пошёл ты, Макар! – взвизгнул мальчик и гребанул в сторону, но на полушаге остановился, резко вернулся и дернул расстеленную плёнку.

Ветер тотчас подхватил шуршащий парус и он, как привидение, пролетев несколько метров, обнял крест, став совсем похожим на стоящую фигуру. Глаза мальчика уже привыкли к темноте и то, что он стал видеть больше крестов, его не радовало. Витя смотрел на чёрный прямоугольник, не зная, что делать дальше. Вот бы посветить сверху, где этот нож. Спички! У пацанов были спички.

– Макар, – несмело позвал в темноту Витя. – Чипа… Лис.

Но ему никто не ответил. Как же, подумал мальчик, отзовутся они. Сейчас сидят где-нибудь за могилками. Ржут над ним. Ну-ну, смейтесь, суки.

Витя шагнул к могиле и присел. В нос ударил запах сырой земли и трухлявого дерева. Мальчик вгляделся в темноту, но дна всё равно не было видно. Как же туда слазить? Глубокая, наверное. Если рядом со старой копали – то метра два. Рядом! У Вити защемило сердце.

И, преодолевая очередное желание сбежать, мальчик развернулся задом, стал на карачки, и опустил в могилу одну ногу. По спине поползли ледяные мурашки, и мелькнула жуткая мысль, что его сейчас схватят и стащат вниз.

– Да ну её на фиг! – вскрикнул мальчик, хватаясь за траву, готовый вылезти, но…

Земля под коленкой просела, и нога сползла вниз. Витя ударился грудью об край могилы, выбив воздух вместе с криком. Мальчишка еле держался и с ужасом озирался по сторонам. Ветер тяжело вздохнул, белая фигура раскинула крылья, и Витя полетел в темноту с зажатыми в руках пучками травы. Он упал на спину и на мгновение перед глазами вспыхнул свет.

Там наверху ночь уже не казалась такой тёмной. Вся темнота скопилась здесь, в могиле. В могиле! Витя вскочил, тут же наткнувшись на стенку. Он зашарил руками по осыпающейся земле, но до края не достал. Стоп. Нож! Надо нож найти. Чтобы не зря. Не зря к мертвецам в могилу!

– Бли-ин, – заскулил Витя. – Зачем я залез сюда?

Макар говорил, гроб из стены торчит… Маньки Кривой мамаша… ведьма. Стенки не касаться! Какой? В темноте они все одинаковые. Нож надо искать! Мальчик перебирал ладонями по земле, скривившись от запаха сырой земли.

Наверху зашуршала плёнка. Витя вздрогнул. И тут же на голову упали капли ледяного дождя, которые сначала показались горячими. Мелкий дождь припустил, заставляя наверху перешёптываться между собой высохшие пластиковые венки.

Мальчик упал на колени и начал потихоньку прощупывать землю, прислушиваясь к шуршанию. Дождь усилился, и грунт под ладонями становился влажным. Витя трясся, но продолжал ползать в яме. Казалось, он пролез до конца, но в руки попадались лишь какие-то мелкие палочки.

– Где этот чёртов нож? – заплакал мальчик, вытирая об одежду грязь с рук.

Сзади раздался звук, похожий на тяжёлый стон. Витя вскрикнул, сердце оборвалось, а воздух застрял в груди. Пласт земли отвалился от стены и глухо рухнул на дно, обдав мелкими брызгами.

Казалось, сердце выталкивает кровь из ушей. Это всего лишь земля. Всего лишь. Витя застонал. А если нож лежал на том месте? И, осторожно ощупывая землю, мальчик пополз туда, где обвалился пласт.

Рыхлый грунт просыпался сквозь пальцы. Ладони у Вити тряслись, а зубы отбивали дробь. В руки попало что-то большое, не похожее на ком земли. Кусок полусгнившей доски. Витя почувствовал, что сейчас от страха потеряет сознание. Он бросил трухлявую доску, машинально схватив ещё горсть земли. Там было ещё что-то. Кость. Человеческая кость!

Витя вскочил и с рёвом бросился на стену. Бежать! Он рыдал и подпрыгивал, пытаясь дотянутся до края. Но стенки могилы намокли от дождя, и он соскальзывал вниз. Мальчик царапал ногтями землю и выл. Ему казалось, что тьма сгустилась сзади и уже тянет свои покрытые сырой землёй руки. Наконец он ухватился за какой-то выступ. Подтянулся вверх и перехватился рукой. Витя расставил ноги, отталкиваясь от других стен могилы. И тут его схватили за ногу.

Мальчик почувствовал во рту привкус крови. От ужаса он прокусил губу. Он дёрнулся, но что-то гибкое и упругое крепко держало за лодыжку. Древесный корень, подцепившись за Витины брюки, не хотел отпускать его из могилы. Земля под руками стала осыпаться.

– Мама, – прошептал мальчик и рухнул в темноту.

* * *

Дождь барабанил по жестяной крыше кладбищенской беседки. Лис травил анекдоты, Макар с тоской его слушал, а Чипа, повалившись грудью на стол, почти дремал.

– Слышь, Макар, пошли по домам, – зевая, сказал Чипа.

– Ну, сейчас, дождь хоть немного прекратится.

– Чего, всё ждёшь, что Витюша твой нож принесёт? Он же лошара.

– Какой нож? – ухмыльнулся Макар – Вот этот?

И достал из кармана свой нож.

– Опа, прикол. Ты это как? – заржал Лис.

– Ловкость рук, – сказал Макар. – Чего я его бросать буду? Думаешь, этот дрищь туда полезет? Ага – жди.

– Витюша давно дома сидит, и штаны обосранные стирает, – снова зевнул Чипа.– Ты бы сам полез туда?

– Я? – Макар замялся. – Не знаю,… наверное.

– Да, ладно, гонишь! – загоготал Лис.

Скрипнула калитка и компания замолчала. Чёрная фигура вышла с кладбища и направилась к беседке. Она проплюхала по лужам и стала у входа. Макар чиркнул спичкой. Витя, облепленный грязью с ног до головы, стоял, покачиваясь с большой обломанной костью в руке. Его глаза на грязном лице яростно сверкали. Он с хрипом дышал и молчал.

– Витёк? – растерянно проговорил проснувшийся Чипа. – Ты чего?

Витя шагнул вперёд и с силой воткнул кость в деревянный стол. Все вздрогнули.

– Ты охренел? – сказал Лис, стирая с лица грязные брызги.

– Заткнись, – прошипел на него Макар и, немного замешкавшись, шагнул к Вите, и пожал ему руку.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# Dj_taisauti 09.02.2019 13:19
Хороший рассказ. Сыроват, но, в целом, хороший. Вы сумели передать атмосферу страха мальчика Вити. Что-то он даже слишком боялся. Я сам вырос недалеко от христианского кладбища, и мы часто туда ходили, в том числе и по ночам. Никакого особого страха не было. Я даже один часто дорогу домой через кладбище сокращал по вечерам. Ко всему привыкаешь. Впрочем, если Витя очень впечатлительный и никогда раньше не был ночью на кладбище…
Самое главное, в рассказе есть атмосфера, и читается он легко. Я прочитал с интересом, а значит, главное в рассказе есть, всё прочее поправимо. Мальчишки бывают очень жестокими, особенно к маргиналам в своей компании. Здесь тоже вы вполне реалистично обрисовали ситуацию.
Концовка тоже у вас получилась удачно. Есть мораль, есть завершение сюжета и мальчик смог вызвать уважение. Лишь бы с ума не сошел от страха. А такое случается, поэтому, для большей завершённости, я бы как-то показал, что он не с ума сошел, а оказался молодцом. Какую-то фразу, в стиле вестернов с Клинтом Иствудом.
Но, в целом, не плохо.

Тапки:
- Кто – они? – спросил он, сглатывая тугую слюну – Тугая слюна? Может густая?
Витя судорожно глотнул – сглотнул.
Сумашедшая ведь – сумасшедшая.
И тоже вешала …– перед многоточием пробел не нужен, как и перед любыми другими знаками пунктуации.
Он заступиться – заступится.
Так всегда за отцом и прятаться. – Вопросительный знак, вместо точки.
Достать этот долбанный нож…. – многоточие – это всегда три точки, не больше. Долбаный тоже, в данном, конкретно случае с одним "н".
Глаза мальчика уже привыкли в темноте – к темноте. Если ставим «в», тогда надо пояснить, что именно они привыкли делать в темноте.
– Чипа,… Лис – или запятая или многоточие, третьего не дано.
Думаешь, этот дрищь туда полезет – это не ошибка, но чаще употребляют выражение «дрыщь».

Да, с форматированием и тире тоже разберитесь.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp