Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Nunziata: а вот Вавилон вдруг пошел в прошлом года. И я же его пыталась раньше оценить, но ждал своего часа
Nunziata: Фито, а мне не пошел ни Светлячок ни Стартрэк
Fitomorfolog_t: Тинчик, заглянешь в вк? Плиз!
Alizeskis: Доброго утра!
Alizeskis: GennadyDobr, спасибо! :blowkiss
GennadyDobr: Элис желаю удач, радостей и лёгких текстов!
Alizeskis: Fitomorfolog_t, спасибо! :glomp
Fitomorfolog_t: Элис, с Днём рожденья!
Fitomorfolog_t: Но сейчас вспомнила )) И тоже нахихикалась.
Fitomorfolog_t: А я тоже помню, как меня дважды пытались подсадить на "Светлячка". и какие были фейспалмы )) Что характерно, самих серий не помню напрочь.
Thinnad: нахихикался))) :lol :lol :lol
Спасибо, ангел
Alizeskis: Almond, привет труженик Ангел!
Almond: :sun
Thinnad: урааа! я небезнадёжен!
Thinnad: вить гнездо?)))))
Almond: Thinnad тебя - нет)))
Almond: ладно, я пока улечу на время :fly
Thinnad: меня пора изолировать? :O
Almond: Thinnad мда, Тин, практически в каждой сказке - диагноз)))
Thinnad: :biggrin :biggrin
Thinnad: Almond грыжа - когда тянули, а геморрой - когда переварили?
Almond: Thinnad :umora
Thinnad: сказка о том, как коллектив дачников избавлялся от жуткого монстра, захватившего их угодья. Эпичная битва с земляным ктулху-киборгом, когда побеждает не сильнейший предводитель Дед, а умная хакер Мышка.
Almond: Хм, я бы сам сказал про Репку очень просто: сказка о причинах геморроя и грыжи
Almond: Сказка: Репка
Thinnad: ага. Новое название для сказки «квак!»
Almond: Thinnad вот ничего смешного, жалко ее
Thinnad: всмятку!
Thinnad: Almond :fasepalm :umora :umora
Almond: Thinnad Лягушка-путешественница - это очень страшная история, вот правда, о нераскрывшемся парашюте
Thinnad: лягушка-путешественница
Almond: Thinnad козлоедство - это пять) :lol
Thinnad: волк и семеро козлят - тут и сочинять ничего не надо. Киднеппинг, насилие, козлоедство и месть убитой горем матери
Almond: Волк и семеро козлят и без того хоррор, ну ладно.
Это жуткая история про бабу, которая посадила на вилы соседа, решившего поиграть с ее детками.
Thinnad: хихихихихи))) гуманисты
Thinnad: :umora
Almond: Это сказка про Джа, который превратил царевну снова в лягушку. что вернуть ее на родину))))
ДораШтрамм: Волк и семеро козлят?
Thinnad: царевна-лягушка - сказка о жестокости борьбы за царский трон свихнувшегося патриарха-самодержца. Выживет лишь нелюдь.
Almond: Thinnad про демона)
Thinnad: о!
Almond: А вот сказка - Царевна-лягушка
Thinnad: Думаю, это история про монстра, который напялил личину маленькой девочки, и который, не гобнаружив дома вкусных хозяев, бесновался и всё крушил
Almond: Thinnad и повалялась везде
Thinnad: корм троих хищников
Thinnad: а кто знает, почему девочка сломала всё и сожрала?
ДораШтрамм: Девочку сожрал! Я тоже, видимо, плохо помню сказку :) )
Almond: Thinnad А у тебя есть вариант?
Thinnad: Almond, потому что тебя на гуманизм пробило)))))
Almond: Thinnad хм, что-то у меня не страшно получается)
Almond: Три медведя, сказка про семью, пожалевшую для девочки-сиротки каши и поплатившуюся за это сжиганием усадьбы.
Thinnad: Ну т огда три медведя уж)))))))
Almond: Thinnad круто :umora
Thinnad: Дора, твоя сказка!
Almond: ДораШтрамм пирожки сожрал? Жестко :lol
Thinnad: Маша и медведь - история побега рабыни от извращенца-гурмана-педозоофила. В тексте присутствуют связывание и бандаж. Строго 18+
ДораШтрамм: ... донес и сожрал с особой жестокостью. С хорорами у меня неважнецки ))
Almond: не садись на пенек)))
Almond: не, там где он ее в коробе нес
Thinnad: вспомнил

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 979
Гостей: 978
Пользователей онлайн: 2

Пользователи онлайн
Птица
Умка

Последние 3 пользователя
Olga Chernikova
Sun
Гуля

Сегодня родились
Delan Tamul the_red_horizon_dream

Заказать вычитку

Всего произведений – 3538

 

Тазар. Раскол империи. Глава 16.

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Doroha 31
Чент Чаунт
Фэнтези
16+ (R)
роман
Сможет ли спастись от казни, храбрый гвардеец императора?
закончен
Запрещено.
Прошу оценить. Сделать замечания.

Часть вторая

Глава 16.Утро казни или, как этого утра избежать. 

С первыми лучами утреннего зимнего солнца, которое разбудило столицу империи, в южные ворота столицы на полном ходу проскакал всадник. Его разгоряченный конь, выдыхая пар и вздымая копытами снег, понес всадника к императорскому дворцу.

Всадник этот был гонцом из княжества Ханги. Он принес дурные новости императору Крону. Императорская армия разбита на Раднийском поле. Маршал Вогог отступил и ждет помощи маршала Левтония.

Все собравшиеся в тронном зале с серьезными лицами вслушивались в каждое слово, гонца, передавшего дурную весть.

Но сам император Крон не слушал. Все его внимание было сосредоточено, на прекрасной леди Гвенлин, фаворитке, в которую император влюбился до беспамятства. Он смотрел на нее, и его не интересовала эта глупая война, которую вел маршал Вогог, против маршала ван Рагена. Он знал, что всем обязан матери и решил не вмешиваться, предоставив решение всех забот ей и канцлеру Близгану. Так было лучше. Император Крон наслаждался жизнью. А остальное не заботило его.

Наконец гонец закончил. Все обратили свой взор на императора. Крон потянулся в кресле и лениво зевнув, заговорил.

- Хорошо, что мой брат Леон, жив. Я думаю, маршал Вогог еще одержит победу над врагом. А сейчас, я удалюсь, еще слишком рано. Нужно поспать.

Крон поднялся. Все склонились. Император вышел из залы. За ним прошла его фаворитка Гвенлин, слуги и охрана. Затем разошлись остальные.

В зале остались, Мог Близган, Герхард Дарак и Тирас.

Императрица медленно, плавным движением опустилась на тахту возле трона. Черты ее обострились, она была разгневана.

- Как сталось, что маршал Карс Вогог проиграл?

Мог Близган и Герхард Дарак переглядываясь, молчали. Они не могли найти подходящих слов.

Наконец канцлер Мог Близган, прочистив горло, заговорил.

- Может боги были в битве не нашей стороне, но нам известно, что хангийцы отступили восвояси. Мы находимся в достаточно хорошем положении. Вогогу осталось дождаться войск Маршала Левтония. И тогда мы покончим с мятежниками в Хангийском княжестве,- закончив говорить, он склонил голову, ожидая ответа императрицы.

Тирас внимательно слушая его, постепенно успокаивалась. Ее черты перестали быть резкими, а глаза больше не полыхали огнем ярости. Она улыбнулась.

- Я не сомневалась в вашей мудрости великий канцлер, вы хладнокровно оцениваете ситуацию, а по тому мы не будем делать поспешных выводов, о нашем дорогом маршале Вогоге.

Канцлер Близган еще раз поклонился. Императрица легко кивнула в ответ и перевела свой взгляд на Герхарда Дарака.

- Граф Вилль де Амрэ, для вас у меня есть, поручение.

- Я слушаю вас, ваше величество - произнес арматриец, сгибаясь в поклоне.

- Врагов наших щадить не стоит. Нужно устрашить народ. Они не должны поддаться вестям о победе ван Рагена. Иначе измена начнет расти, пока не поглотит Тазар, - на миг она замолчала и посмотрела на императорский трон.

Герхард обратился к ее величеству.

- Я не совсем понимаю смысла. Разве тайная стража не делает всего для безопасности нашей империи.

- Все просто, граф Вилль де Амрэ. Вы должны устроить казнь четырех бывших членов совета десяти и братца командира гвардии Чаунта. Они будут наказаны за предательства и заговор с ван Рагеном.

- Слушаюсь - Герхард кивнул.

На миг он задумался, что из наемника, убийцы ради денег, он превратился в главного убийцу империи. Он посмотрел на императрицу. И тень сомнения о своих поступках тут же рассеялась. Он улыбнулся.

- Мне не составит труда, организовать казнь изменников. Нужно только назначить время и место.

Тирас встала с тахты и, протянув руку, дала понять, что аудиенция должна быть закончена. Направляясь к выходу, он остановилась и произнесла два слова.

- Утро. Малая дворцовая площадь.

**********

Вечером того же дня в Тюрьму Смерти с посланием от Герхарда Дарака прибыл гонец. Он доставил послание к коменданту крепости Гарту Шаргу. В послании было указание доставить четырех узников на малую дворцовую площадь, с примечанием о казни, которая состоится утром следующего дня.

Гарт Шарг, незамедлительно начал выполнять приказ. Первым через реку, в городскую тюрьму был переправлен бывший казначей, Де Ла Рой. Чуть позже ворота крепости распахнулись и в лодку усадили самого канцлера Гота, которого отправили таким же маршрутом. Затем в город отправили братьев Раммов и Марда Кара.

Последним на очереди остался Чент Чаунт, последний из гвардейцев и их командир, который пережил предательское нападение арматрийцев.

Он сидел на корточках у стены, в одной рубахе и портках, небритый и заросший. Его некогда красивое лицо было покрыто шрамами и синяками, которые он получил в ходе издевательств тайной стражи, в здешних застенках. Он дрожал, согнувшись от холода, который просачивался через все щели и маленькое решетчатое окошко в стене. Цепь с кандалами слегка подрагивала, когда он пытался сдвинуть их с затекших запястий.

Больше в камере ничего не было. Пол был из земли, и никто не удосужился выслать его сеном. Не было и тюфяка, на который можно было лечь.

Чент думал об этом. Чем заслужил он, верой и правдой служивший своей родине такого отношения. Почему их предали и перерезали как овец, а тех, кто выжил, бросили гнить в самой страшной тюрьме империи, если не считать легендарных застенков Гаррода.

Он посмотрел на свет луны слабо пробивавшейся через маленькое оконце.

Вдруг услышал шум. По коридору шел стражник. Медленно приближалась тень, отбрасывая факелом. Стражник приблизился и улыбнулся, показав ему ряд гнилых зубов.

Лемдо, арматриец из тайной стражи, один из охранников этого крыла. Тот, кто изуродовал его лицо своим кривым ножом, кто бил и издевался над ним. Больше всех он ненавидел его и грезил о мести. Сейчас не важны те, кто предал их и обрек на гниение в Тюрьме Смерти. Важен был только Лемдо, которому бы он перегрыз глотку зубами, если бы представилась такая возможность.

Дверь скрипнула. Ржавый ключ заскрипел и, проворачиваясь в замке. Лемдо вошел в камеру.

Он пнул его сапогом в бок, и еще больше ощерился в злобной улыбке. Этому ублюдку нравилось издеваться над теми, кто не мог ему ответить.

- Встать, собака, не видишь, что перед тобой стоит имперский стражник. Он ударил еще раз, больнее, но достаточно, чтобы вытерпеть боль, которая пронзила Чента Чаунта. Он встал, чуть пошатываясь.

Стражник, взял его за подбородок и, заглянув ему глаза, произнес.

- Ублюдок, всему приходит конец. Завтра и тебе тоже придет. Не будет больше на свете славного гвардейца Чента Чаунта. Твою голову скормят собакам графа де Амрэ, а тело отвезут и закопают под стенами этой тюрьмы, после того как вороны, склюют твой труп.- Закончив, он захохотал. Его смех эхом прокатился по тюремному коридору.

Чент покраснел, завтра его жизнь оборвется. Не так он хотел расстаться с жизнью. Он заговорил, предварительно кашлянув, сплевывая сгустки крови.

- Что ж так тому и быть, на все воля трех богов, скоро я окажусь в их владениях, и буду слушать истории о битвах с титанами,- он слабо улыбнулся.

Лемдо скривился. Отпустил его, а затем ударил его по лицу, попав в нос. Маленькая алая струйка крови побежала по лицу Чента.

- За предательство империи, никогда не попадешь ты в чертоги богов, вечно твоя душа будет гореть в землях проклятий, мерзнуть в море льда и страдать среди отвергнутых,- он отошел назад и обернулся, посмотрев в коридор.- Где же эти tahbesso[1]. Я же говорил помочь мне. Ну ладно справлюсь с тобой сам bastry[2].

Он подошел к нему и вдавил его рукой в стену. Отстегнул кольцо от стены. Развернул его и упер в стену.

В висках у Чента пульсировало. Он хотел жить. Нет. Не так умрет Чент Чаунт. Пронеслось у него в голове. Он долго терпел. Не вся сила, одного из самых сильных гвардейцев императора растрачена. Нужно использовать шанс или умереть. Лунное сияние и запах скорой весны, приободрили его, ради этого стоило еще чуток пожить.

Он ударил локтем в грудь стражника. Тот не успел расставить его руки в стороны. Пригнувшись, он нырнул в сторону и развернулся. Лемдо стоял с факелом, приоткрыв рот. Удар руками соединенными кандалами по его толстой голове. Лемдо обмяк, опрокинувшись назад. Упал и факел.

Нужно спешить, вновь пронеслось в мыслях Чента Чаунта. Склонившись, он схватил факел и вставил его в подставку. Вновь сел. Влез в широкий карман и достал ключи. Открывать кандалы было крайне неудобно. Драгоценные минуты безжалостно текли. Наконец получилось. Он сбросил их. Получилось. Посмотрел на свои синяки и встряхнул руками.

Послышался стон, Лемдо очнулся, он метнулся к нему и выхватил арматрийский нож из - его ножен на поясе.

Лемдо, приподнялся и посмотрел в угол.

- Ублюдок, ты…- он не успел договорить. Два глаза сверкнули огнем мести в углу камеры. Луна осветила бледное лицо человека, который хотел отомстить, и выжить, во что бы то ни стало.

Град ударов кинжалом обрушились на Лемдо. Когда все было кончено, стражник рухнул на пол. В его глазах навсегда застыл ужас.

Чент Чаунт успокоился. Его лицо горело пламенем. Он нагнулся, вытер кинжал об одежду. Встал. Взял факел со стены. Заткнул за пояс цепь с кандалами. Взял нож в правую руку и вышел из камеры, двигаясь по коридору, в сторону помещения, где располагались остальные стражники.

Дверь была не закрыта. Посередине был виден усач с кружкой в руке, который, что-то рассказывал на арматрийском. Был слышен хохот.

Он прислушался, тот, что был виден, гремел басом, второй шепелявил, а третий гнусавил. Больше голосов он не услышал. Значит трое.

Чент прицелился и метнул нож. Одновременно устремляясь вперед. Нож попал усачу прямо меж глаз. Он опрокинулся. На ходу вытащил цепь с кандалами, и чуть крутанув для размаху, швырнул в голову тому, что сидел с боку. Он опрокинулся, видимо потеряв сознание. Третий успел вскочить и вытащить меч из ножен. Замах. Чент нырнул под меч, согнувшись. Меч лишь порвал его рубаху, просвистев чуть сверху. Горсть песка и пыли он ощутил ладонью, мгновенно сгреб, и, выпрямляясь, швырнул в лицо врага. Меч выскочил из рук стражника. Тот пытался протереть глаза. Из последних сил Чент ринулся к первому убитому. Вынул нож и вновь метнул. Нож вошел в шею. Оборвав очередную жизнь. Добив последнего, он взял ключи и вышел в коридор. Отпер дверь, ведущую в проходной коридор.

Спиной к нему в конце коридора у боковой двери, стоял стражник с алебардой, который смотрел в бойницу.

Чент удивился, почему тот не прибежал на шум. Но приблизившись, понял. Стражник спал, посапывая, уткнувшись головой в стенку рядом с бойницей.

Чент Чаунт не замедлил эти воспользоваться. Стиснув его рот, что бы тот не закричал, он ударил между лопаток. Он почувствовал, что дремавший стражник очнулся, хлопнул ресницами и, пытаясь раскрыть рот, прокусил его указательный палец. Боль пронзила его палец, но Чент не отпустил, продолжая держать. Он отпустил только тогда, когда кровь начала сочиться меж его пальцев, а тело, обмякнув, упало на землю.

Посмотрев на стену, он увидел кольцо. Теперь он знал, как можно покинуть Тюрьму смерти.

Чтобы никто не зашел он взял ключи у убитого. Запер боковую дверь. Снял с трупа одежду. Кольчугу и шлем оставил. Штаны, сапоги и коллет надел. Опоясался поясом, взял ножны и засунул туда нож.

Не торопливо вернулся в комнату стражи, вошел в спальную, которая была слева, взял веревку и пару простыней.

В комнате страже он на миг остановился, посмотрел на стол, где лежала почти не тронутая пища. Негоже умирать голодным, подумал Чент и набросился на еду, запивая вином. Затем вытер губы и вышел к бойнице.

Смастерив веревку и продев ее в кольцо, младший Чаунт ступил в бойницу. Это оказалось нелегкой задачей. Одежда казалось слишком толстой, он поцарапал шею. Но наконец, вылез наружу.

Ледяной ветер задул в его лицо, и он вздрогнул. Дуновение ветра напомнило ему, что он еще жив. Чент начал медленно карабкаться вниз, упираясь ногами в стену. В метре от земли, его рука соскользнула, и он грохнулся на землю, в растаявший снег.

Все кончено подумал он. Лежа в грязи, перемешанной со снегом. Всматриваясь в ночное небо, он уже не чувствовал боли. Только смотрел и наслаждался тишиной, ветром и звездами, которые манили его к себе.

Постепенно пришло осознание, что ничего не сломано и он цел, хотя спину, пронзала ноющая боль. Встать подумал он и через несколько минут поднялся, хоть и не без труда.

Как тень медленно начал красться к небольшому причалу, где тюремщики оставляли лодки. Достигнув его, он понял, что начинает замерзать, чему способствовала насквозь промокшая одежда.

Увидел лодку и вмиг нырнул в нее, пригнувшись. Выглянул. Посмотрел в сторону ворот тюрьмы. Тишина. Его никто не заметил. Вылез из лодки и столкнул ее в воду.

Река Терза была спокойна, и он неспешно пересек ее, высадившись у городской стены. Последний раз посмотрел на огни своего узилища. Молча, улыбнулся, побрел вдоль стены по течению реки.

Каждый из гвардейцев, который охранял покой императора, знал, что Тазар имеет древнюю сеть подземных ходов, которые ведут под городом от дворца в разные стороны. Знал о них и Чент.

Приблизившись к стене в месте, где стоял камыш, он разгреб его руками и провалился в воду по пояс. Жуткий холод пронзил все его тело. Вдохнув воздуха, нырнул в жижу и вынырнул уже в тоннеле под городской стеной.

Выбравшись, пошел по коридору к дальнему углу, на ощупь в темноте свернул направо, а затем еще направо пока не споткнулся о ступени.

Вставая, он понял, что пришел куда нужно. Из последних сил так и не встав, он нащупал железную дверцу и веревку рядом с ней. Дернул за нее. За дверью послышался гул, чего-то звонкого.

Чент оперся спиной о дверь, теряя сознание…

*****

С утра на малой дворцовой площади с противоположной стороны императорского дворца, стал собираться народ. Было объявлено, что состоится казнь предателей империи, бывших членов совета десяти, которые вступили в заговор с маршалом ван Рагеном и погубили императора Бакру.

Наспех сколоченный эшафот покрыли черной тканью, на нем стоял палач. Вокруг эшафота стояла одетая во все черное тайная стража.

Все ожидали главных зрителей и тех, кого ожидала казнь.

Первыми на смотровом балконе Малого императорского Дворца, появились император Крон, одетый в пурпурный плащ и красно – золотое одеяние с грифоном Морвнхассов. Справа села его мать Тирас. А слева канцлер Мог Близган. Они ожидали тех, кого ждала казнь.

Через пять минут на черном коне показался Гарт Шарг, комендант тюрьмы Смерти, за ним повозка с приговоренными к казни и десятью солдатами тайной стражи по бокам.

Их, было пятеро. Солдаты тайной стражи, бесцеремонно стащили их с повозки и загнали их на эшафот, подталкивая их копьями. Выстроили в линию.

Первым стоял Сал Гот, он был бледен, в нем не было и тени того здорового толстого старика, который некогда был канцлером. Он осунулся и похудел. Его глаза впали, повсюду были видны синяки.

Он стоял и смотрел вверх, в сторону императорского балкона. Рядом стоял старец Ги де Ла Рой, в нем еле теплилась жизнь, и он опирался на одного из братьев Раммов. Братья держались бодро, он были моложе и почти сохранили присутствие духа в момент встречи со смертью. Последний же, бывший главный ученый Мард Кар его потерял, его сотрясала истерика, по щекам текли слезы, а безумный взгляд молил о пощаде.

На эшафот взошел архиепископ Крофий и осенил их знамение трех богов и прочел краткую молитву. Когда он двинулся обратно, Мард Кар упал на колени, и ухватился за одеяние архиепископа, моля о защите, архиепископ, что-то шепнул ему и ушел. Марда снова подняли на ноги, а он стал сотрясаться в истерике еще сильней. Сал Гот презрительно посмотрел на него и что-то сказал ему. Мард Кар, вытер рукой лицо и притих.

В этот момент на балконе, за спиной императрицы возникла тень. Бесшумно возник Герхард Дарак. Он склонился над ней и прошептал.

- Великая мать, Чент Чаунт вчера вечером, бежал из тюрьмы, отправив в чертоги смерти, пятерых стражников.

Императрица, нахмурившись, прошипела.

- Славный граф, почему вы не сказали мне об этом вчера вечером, а только сегодня.

- Мы искали его всю ночь, я не хотел гневить вашу милость,- промямлил Дарак.

- Вы разгневали меня, тем, что не сделали того, что от вас требуется, найдите его немедля, мы казним его одного, он пожалеет, что не захотел отправляться к богам в столь славной компании.- Она махнула рукой и Герхард Дарак, исчез столь же бесшумно, как и появился.

Тирас обратилась к сыну.

- Сынок, не кажется тебе, что пора начинать?

Крон нервно дернулся на кресле, посмотрел на мать и ответил.

- Конечно, матушка.- Встал и неуверенно, своим тонким скрипучим голосом крикнул. - Начинайте.

Гарт Шарг посмотрел на императора, а затем на его мать Тирас, та еле заметным движением головы дала понять Шаргу, что подтверждает его слова. Шарг приказал начинать казнь.

Сала Гота палач вывел первым. Он выпрямился, выдохнул холодный воздух и закричал нечеловеческим криком, который услышала многотысячная толпа, глазевшая на казнь.

- Basswe woly, pysk ty wolytita, clycay, ras predav, sama sgor v jare predava![3]

Площадь погрузилась в тишину. Все задумались над смыслом его слов, которые посеяли сомнения в душах простых тазарийцев.

Гарт Шарг, что- то крикнул палачу и тот толкнул Сала Гота на колени. Взмах меча и его голова покатилась по эшафоту. Затем по очереди казнили остальных четверых, которые приняли смерть молча. Так оборвалась жизнь пятерых бывших сановников Тазарийской империи.

Заметно побледневшая императрица встала и удалилась во дворец, за ней последовал император и канцлер Близган.

Народ, молча, стал расходиться. Повозка с телами в сопровождении Гарта Шага покинула площадь. Утро казни завершилось.

****

Луч света разбудил Чента, он встал и не поверил своим глазам. Он жив. Чувствует себя лучше, и он не в проклятой тюрьме. Напротив, в кресле спал старик. Спал он крепко глубоким сном, слегка похрапывая, медленно раздувая воздух своими большими ноздрями.

Чент улыбнулся. И вспомнил о далеком детстве и юности, когда старший брат Арамил отдал его в ученики к Тильду, опытному гвардейцу-ветерану, который научил его всему, что знал и умел, и не раз помогал выпутаться из переделок, которые нередко случались с ним в столице империи.

Тильд спал и Чент не хотел его будить. Он медленно начал вставать, но лишь скрипнув кроватью, вмиг разбудил старика.

-Доброго утра Тильд,- улыбаясь, проговорил Чент.

- Доброго утра и тебе, Чент,- ответил ему Тильд.

Старик, потянулся и встал, схватив трость, вырезанную из тиса.

- Лежи, не двигайся Чент, ты еще слишком слаб, чтобы так быстро двигаться,- своим хрипловатым голосом молвил Тильд.

- Брось это Тильд, я чувствую себя на много лучше, а главное я жив, а здоровье прейдет,- ответил ему Чент, расплываясь в улыбке.

- Ничего не изменилось, младший отпрыск семейства Чаунтов, остался тем же непоседой, что и десяток лет назад. Все тот же, только стал чуть старше, но взгляд и улыбка все те же.

- К сожалению Тильд, время летит неумолимо.- Чаунт грустно улыбнулся.- Я помню, как только пришел в гвардию, а ты учил нас фехтованию, все кто получал от тебя, в том числе и я, звали тебя «Черноусый дуболом», а сейчас ты уже совсем седой. Я дорого бы отдал, чтобы вернуть те времена, но их не вернуть, и я буду довольствоваться памятью о славных временах своей юности. И готовиться к завтрашнему дню, который почти не предвещает добра.

- Это да, добра в Тазаре нынче не жди, к тому же тебя ищет весь город,- нахмурившись, сказал старик.

- Знаю, когда стражник в тюрьме, сообщил, о том, что меня казнят утром, я решил рискнуть, у меня не было другого выхода, я решил бежать.

- И молодец, я не верю, что вы предали, всегда чувствовал недоброе. Знаешь, по городу ходят слухи, что все сделали арматрийцы и их нынче возглавляет сама мать императора Тирас.

- Я тоже так думаю, и я слышал тоже все эти пересуды, тем более на нас напали именно арматрийцы, а не жители города, но это неважно теперь Тильд, сейчас мне нужно добраться до моего брата Арамила в Ханги, а там мы придумаем, как отомстить предателям.

- Я с радостью соглашусь тебе помочь, - улыбнулся Тильд.- Давно у старика не было никакой работы по – плечу. Я помогу выйти из Тазара, даже если мне будет чинить препятствия сам бог Горм.

- Я благодарен тебе Тильд, за все, что ты делаешь для меня, и всегда буду помнить об этом.

Чент Чаунт обнял старика, а тот растроганный его словами смахнул скупую слезу.

- Но обещай, что отправишься в путь не ранее чем через два дня, ты еще слишком слаб,- промолвил Тильд.

- Ладно, Тильд, я не куда не тороплюсь, бегство к брату может подождать пару деньков.

- Добро, накормлю тебя супом, и ты отдохнешь.

Тильд закончил говорить и скрылся в другой комнате, а Чент Чаунт откинулся на подушки в забытьи, вспоминая беззаботную молодость.

*****

Факел мерцал, и огонек его освещал пространство туннелей и коридоров в подземельях Тазара. Холодный ветер гулял здесь и пронзал насквозь. А влага и падающие с потолков капли, делали подземелье совсем неприятным. Не хватало только крыс, которые почему- то не суетились под ногами, в темноте в этот раз.

Чент Чаунт сморщился и закутался в плащ, медленно плетясь по подземным ходам Тазархара. Они шли через весь город в сторону Мидла, почти час и были уже почти там.

Чент был в этой части подземных ходов впервые, а потому спотыкался и осматривался. Старик Тильд вел себя куда уверенней и, несмотря на возраст, почти бежал в сторону Мидла.

Наконец они пришли. Каменные стены закончились, и начался небольшой туннель, поддерживаемый деревянными балками.

Прошли несколько шагов и остановились у маленькой приставной лестницы, которая упиралась в люк.

Первым наверх выбрался Тильд, затем сам Чент.

Они оказались в конюшне.

Тильд подошел к одной из лошадей и вывел ее за уздцы, передав поводья Ченту.

- Тут я должен с тобой распрощаться. Хар сделал все, как надо в сумах есть еда и бурдюки с водой и вином, даже меч приторочен к седлу. Ворота не заперты, можешь спокойно отправляться в Ханги. И знай, всегда можешь надеяться на мою помощь, вы с Арамилом мне, как сыновья.

- И твоя помощь может мне понадобиться Тильд, я надеюсь еще тебя повидать.- Чент обнял старика, а затем, вскочив на коня и отсалютовав Тильду, поехал с конюшни на улицу.

Старик удостоверившись, что Чаунт покинул двор конюшни, мигом скрылся в подземелье, отправившись восвояси.

****

Чент Чаунт покинул Мидл, пересек мост через Терзу и двинулся на север через Хоганские степи. На третий день он пересек реку Моонгван вброд и замедлился, дав своему коню передышку.

Снега в этих местах уже не было, он сошел после оттепели, которая приходит в центральные княжества империи ближе к середине первого месяца года.

В это время степь выглядит как грязная серая пустошь, которая ничем не отличается от такого же серого смурого неба и остатков снега, которого ручьи одарили грязью, придав ему такой же грязно- серый цвет.

За одним из холмов, мимо, которых двигался Чент лежал человек и внимательно наблюдал за ним. Как только Чаунт удалился от этого места на два сольда, он отполз, поднялся и со всех ног понесся в сторону реки.

Добежал к берегу, где стоял готовый костер в три роста человека. Парень разжег его. И стирая пот со лба, сел отдохнуть. Его дело сделано. Через полчаса Герхард Дарак узнает, что Чент Чаунт обнаружен в степи и за ним начнется погоня.

 


[1] Бесы, злые духи( арматрийский).

[2] Ублюдок( арматрийский).

[3] Будь проклята волчица, как и твои волчата, слушай, предав лишь раз, сама сгоришь в огне предательства( арматрийский).

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, состоящие из одного-двух слов или смайлов, не приветствуются и могут быть удалены модератором.

Комментарии   

 
# Умка 08.02.2019 17:52
Добрый день!
Я вот только начала главу и сразу запнулась:

С первыми лучами утреннего зимнего солнца, которое разбудило столицу империи, в южные ворота столицы на полном ходу проскакал всадник. Его разгоряченный конь, выдыхая пар и вздымая копытами снег, понес всадника к императорскому дворцу.

В первом же абзаце повторы: два раза столица, два раза империя и императорский, два раза всадник
"На полном ходу" про всадника не говорят, на полном ходу у нас автомобиль в стену врезается

Лучше так: С первыми лучами утреннего зимнего солнца в южные ворота столицы во весь опор проскакал ( а лучше просто влетел) всадник. Его разгоряченный конь, выдыхая пар и вздымая копытами снег, понес ездока к императорскому дворцу.

Вы уж сами вычитайте текст, уважьте читателей. А то вместо того, чтобы за смыслом следить, приходится с элементарными ошибками сражаться.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp