Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Cherry_Glafira: Лостпо моему никто никого есть и не собирался)
Aleks_Koyl: Лост стоит стоит, она вкусненькая, любимая доча с ником Джеймс Винтер)))
Лост: Aleks_Koyl не стОит есть Мышку, по-моему.
Aleks_Koyl: Всем приветик, мы едим с Мышкой в ДНЕПРОПЕТРОВСК 26 мая.
Лост: не скажу*
Лост: Alizeskis закапывал, но кого -- не сказу, тёмные делишки Зильоного
Alizeskis: Лост, садил или закапывал? :rolley
Лост: Alizeskis *отряхивает пыль со счупалец*
Alizeskis: Лост, ты первым выкопался :rolley
Лост: Двое суток без сообщений в чате?! Вот что значит -- май, вот что значит -- все на дачах картоху сажают!
Fitomorfolog_t: Кэт Спасибо ))
Кэт: Питерский дождь до Москвы дошёл, шаги у него широкие и душа щедрая - весь город накрыл!
Солнышка всем в выходные! И тепла.
Li Nata: Thinnad ельф :panda_bamboo
Li Nata: Я хоть на секунду подергать за крылышки и ушки :)
Thinnad: Li Nata, привет)
Li Nata: Almond Thinnad привет :friend :friend
Thinnad: Almond, а оно - птица? Не знал! Без крыльев, как киви
Almond: птица)
Almond: Thinnad а)))) интересная птиуа)
Thinnad: жабуркуль - циркульная порода жабок для рисования кругов на воде
Almond: Thinnad это кто такой?
Thinnad: не встречал?
Thinnad: Almond, у меня пропал жабуркуль
Almond: Thinnad нормально)
Almond: Thinnad :friends
Thinnad: как леталось, кого встретил?
Thinnad: Almond, о! Кто в чат впорхнул. Привет, дружищ :hug
Almond: Привет) :rolley
Thinnad: лисьи друзья, хмммм..... :scepsis
Alizeskis: С добрым утром, друзья! :sun
festico: Li Nata , благодарю, что помогаете мне в поиске!))) я уже почти отчаялся найти эту книгу...
Li Nata: дня доброго всем, откликнувшихся на просьбу просим связаться с festico через Личные Сообщения)
Li Nata: festico добрый день)
festico: Всем привет, я новичок. ищу книгу Екатерины Мелентьевой "Джотто флорентинец". Если у кого нибудь она есть- поделитесь, плиз, в любом формате! :hi
Fire Lady: Alizeskis :snug :apple
Alizeskis: Fire Lady, привет, Ледичка! :glomp
Fire Lady: Доброго воскресного утра :sun :cup
Fire Lady: Всем доброго утра :apple :flower_3
Кэт: Всем ночи томной! :cup
Fire Lady: Alizeskis :glasses
Alizeskis: Ура-ура! Итоги!!!
Aleks_Koyl: Поздравляю всех с праздником) Мира, любви, тепла. Ваша Джейн. :cup
Li Nata: Fitomorfolog_t спасибо))
Li Nata: А я оказывается тут я и не знала)))
Fitomorfolog_t: Li Nata Поздравляю! :sun :cancan :cancan
Li Nata: Пусть всем будет счастье!!! Любовь и сбываются мечты
Li Nata: Просто спасибо всем дорогие
Li Nata: Я сейчас опять пропаду
Li Nata: :glasses :) :heart
Dreamer: Прицокала Единорожка, принесла продолжений немножко... Сорри, что пропадала! Немножко ленилась, немножко писала... :type
Alizeskis: МногоЛис! :lol_fox
Alizeskis: Урааа! Шорт-лист! :tomato
Li Nata: :panda_bamboo
Alizeskis: Можно выдохнуть? :ignor
Кэт: Всем ночи волнующей! :nyam
А неспящим - вот:
:choco
Кэт: Упс! :O
Уже за полночь?!
Как быстро время пролетело!
Alizeskis: Ой! Сегодня последний день комментирования? о.о
Alizeskis: Кэт, это да, по-разному
Кэт: Alizeskis Так работают же все по-разному. И подход к работе разные, и условия. Я ниже про дачу писала...
Alizeskis: Кэт, но это же видно, когда приложены усилия, даже не столько важно в каком количестве, и когда работа абы как)) Разница ощутима именно потому, что есть представление, как проходит работа над текстом из собственного опыта)))

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 759
Гостей: 756
Пользователей онлайн: 3

Пользователи онлайн
Dj_taisauti
Dj_taisauti
Apollinaria

Последние 3 пользователя
Anthonywhith
Анимешница Отаку
festico

Сегодня родились
Большая рыба Сурик

Заказать вычитку

Всего произведений – 3183

 

Игры: «Доктор – Пациент»

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Джонлок
Шерлок BBC
Шерлок/Джон
Эротика
ООС
слеш
18+ (NC-17)
Мини
Продолжение цикла "Игры"
закончен
Все права на героев принадлежат сэру АКД и ВВС
Спросите разрешение
Свидетельство о публикации на ficwriter.info № 270

Игры: «Доктор – Пациент»

Глава 1. «Часы приема»

Жизнь нашего доктора перевернулась с ног на голову и не желала возвращаться обратно — эта поза ей определенно нравилась: кровь приливала ко всем ранее «недоступным» местам, заставляя сердце бежать в бешеном ритме, тонизируя мышцы и подстёгивая желания. Джон сходил с ума от страсти к своему партнеру и каждый раз находил в себе потаенные фантазии, призванные доставить им обоим еще большее удовольствие. Определенно, эти «ролевые игры», постоянно придавали некую новизну их сексуальным отношениям, добавляли в них азарт и интригу. А разве с Шерлоком возможно по-другому? Просто повторяющийся изо дня в день однообразный, так сказать, «супружеский» секс был для него так же скучен, как и отсутствие хитросплетенных преступлений. Джон уже это понял и начинал заранее бояться того самого момента, когда иссякнет его фантазия на придумывание очередных «ролей» и Шерлок потеряет к нему интерес. Именно поэтому самому Уотсону эти «невинные» забавы были не только интересны и возбуждающи, но и жизненно необходимы.

И вот однажды утром, наслаждаясь тем, что оно просто наступило, Джон потянулся, открыл глаза и увидел, что уже проснувшийся Шерлок лежит рядом и смотрит на него, словно пытается взглядом пробуравить себе дорожку в мозг своего любовника и прочесть его мысли. В этот момент в голове у доктора всплыла недвусмысленная картинка — он в белом халате сидит у себя в кабинете и говорит: «Следующий!», дверь открывается, и входит Холмс почему-то с легким румянцем на щеках и в непростительно расстегнутой рубашке.

— Джооон! Ты слишком громко думаешь, — прервал его мысли Шерлок и сел на своей половине кровати, представив взору Уотсона оголенную спину, поясницу и ягодицы, к которым тому, как всегда, почему-то сильно захотелось прикоснуться.

— Я не... — Джон с трудом сглотнул, — не думаю. — В паху заметно потеплело, и Уотсон почувствовал, как его уши краснеют.

— Ну, да! — обернулся Холмс. — Ты уже придумал! — улыбаясь, закончил фразу Шерлок, глядя на Джона, и, медленно приподнявшись с кровати, нарочито нагнулся вперед, раскрываясь перед своим любовником.

Джон со стоном откинулся и вдавился головой в подушку, сильно зажмурив глаза.

— Шерлок, какого черта?

— Что-то не так? — донесло уже откуда-то из ванной комнаты.

— Все так. Все так, — пробубнил практически себе под нос Джон и, накрывшись одеялом, продолжил нежиться в постели.

***

Вот уже вторые сутки доктору не давала покоя его утренняя фантазия. Уж очень живо ему представился Шерлок... Джон никогда не задумывался над тем, что его повседневное занятие может оказаться столь соблазнительным. Но проявить инициативу Уотсон все как-то не решался. А детектив, как назло, был увлечен какими-то опытами.

К вечеру Джон решил, что, наконец-то, настало время действовать. Он даже для пущей правдоподобности взял запасной белоснежный халат и фонендоскоп: доктора — люди серьезные, и к осмотру подходят со всей ответственностью! Дело оставалось за малым — сказать об идее Шерлоку. Вот только это оказалось сложнее всего, словно он его подбивал на что-то противозаконное. Однако, делать нечего, отказываться от задуманного было не в правилах Уотсона, и, дождавшись, пока Холмс закончит свои эксперименты, Джон начал наступление.

— Шерлок! — громко откашлявшись, произнес доктор.

— Да, Джон! — ответил Холмс и закивал головой.

— Что «да»? Я ведь ничего еще не сказал.

— У тебя все на лбу написано. «Да!» — мой ответ, — изображая на лице «скуку», пояснил Шерлок, но от Джона уже не смогли ускользнуть озорные огоньки в его глазах.

— Хорошо. Но ты уверен, что ты думаешь, о том же, о чем и я? — не скрывая своего удивления, произнес Джон.

— Нет. Думать будешь ты, — начал Шерлок и сделал шаг навстречу, — ты ведь у нас доктор, а я всего лишь пациент, — и, приблизившись вплотную к Уотсону, Холмс продолжил, наклонившись к самому лицу изумленного партнера. — Мое дело прийти на прием и слушаться указаний врача. Где я не прав? — прожигая взглядом, распаленным вожделением, спросил детектив.

— Ладно. Хорошо, — сжав кулаки от волнения, сказал Джон и, развернувшись, уже хотел уйти, как вдруг услышал вопрос, от которого замешкался и замер.

— И когда у Вас, доктор, часы приема? — проурчал Шерлок, откидывая голову и разминая сзади правой рукой открывшуюся взору любовника великолепную, такую дразнящую, манящую и словно напрашивающуюся на поцелуи, шею.

— Часы приема? — хлопая глазами и краснея еще больше, переспросил Джон.

— Да. Именно. Или Вы только в ночную смену работаете? — упершись языком во внутреннюю стенку щеки, детектив поводил им вверх-вниз, весьма развратно приоткрыв губы.

— Нет, не только. При необходимости я могу выйти на работу в любое время суток! Думаю, сегодняшний приём начнется через полчаса. Да, — посмотрев на часы, Джон кивнул сам себе, — в 19-45. И не опаздывайте, — строго сказал Уотсон, постепенно вживаясь в роль, после чего, развернувшись, наконец-то, проследовал к себе в комнату.

Глава 2. «Пациент»

Джон стремглав добрался до своей комнаты–кабинета, скинул бесформенный джемпер, рубашку и на голый торс надел медицинский халат, дополнив образ перекинутым через шею фонендоскопом. Он зачем-то достал и положил на журнальный столик стерильные перчатки и градусник, сам удивляясь тем картинкам, что подкидывало его воображение. Становилось нестерпимо жарко, стук сердца отдавался во всех частях тела. Джону хотелось бросить всю эту затею и бежать быстрее к Шерлоку, а дальше — будь, что будет.

Но! Джон опустился в кресло, положил ногу на ногу, руки заняли своё место на подлокотниках, и он приготовился ждать. Минута в минуту в дверь постучали.

— Войдите! — произнес Джон, стараясь говорить как можно более официально.

— Здравствуйте, доктор! Я последний, — открывая дверь, сказал входящий.

— О! Вы всех ликвидировали, чтобы я смог уделить Вам больше времени? — улыбаясь, парировал доктор, в приглашающем жесте указывая рукой на место перед журнальным столиком. — Что Вас ко мне привело?

— Желание. Ненасытное желание!

— Вот как? Тогда не будем долго разговаривать! Раздевайтесь! — почти приказал доктор своему новому «пациенту». — Я должен Вас осмотреть.

Шерлок, глядя на Джона так, что у того внутри всё сжималось, сворачивалось и закручивалось в спираль, готовую резонансом отозваться в любой момент, начал медленно расстегивать ремень на брюках. Вытащив его из шлёвок, он скрутил его и положил на стол перед доктором. Потом аккуратно снял начищенные до блеска туфли. Далее, освободив из петель пуговицы на манжетах рубашки, «пациент» продолжил медленно, сверху донизу проделывать эти манипуляции со всеми остальными, умело действуя своими аристократическими тонкими пальцами, завораживая их незамысловатыми движениями Уотсона, периодически закрывал глаза и закидывал голову назад. Господи, как же нестерпимо тесно было в штанах у доктора от созерцания такого «пациента». Расправившись с пуговицами, Шерлок, слегка прикрыл веки и, высвободив полы рубашки из брюк, легко скинул ее туда же — на столик. Джон непроизвольно потянулся к ней и, схватив, прижал к лицу, вдыхая столь желанный запах, одурманивая им свое сознание.

— Доктор, вы весьма не сдержаны, — шепотом произнес детектив и улыбнулся одними глазами, чем вызвал у своего визави забег «мурашек» по всему телу.

— Мм... мг... — только и смог произнести Уотсон, не отстраняя от себя предмет одежды своего любовника, вдыхая его аромат еще глубже.

Его взгляд сконцентрировался на ширинке Шерлока, которая очень настойчиво заявляла о том, что это место первым нуждается в осмотре врача. Она просто «кричала» о своём нетерпении. Джон чувствовал, что у него начинает кружиться голова и горит не только пах, но еще и щеки, уши, кисти рук — его начинало потряхивать от возбуждения.

Доктор поерзал в кресле, расставляя ноги шире, и уже жалея о том, что не разделся полностью: штаны явно были самой ненужной вещью с таким «пациентом».

Холмс накрыл ладонью свой член и сжал его, закрыв глаза и заглушая стон закусыванием нижней губы. Он стал левой рукой тереть и сжимать возбужденный ствол, а пальцами правой обвел свои выразительные губы, проник в рот средним из них и принялся с усердием его посасывать.

— Боже... Шерлок, — Джон, перестав себя контролировать, так же накрыл свой пах ладонью, пытаясь оттянуть мошонку немного вниз, понимая, что это практически невозможно.

Тем временем «пациент», подвигав рукой вперед-назад и обсосав свой палец, обвел им соски, от чего они сжались в маленькие горошины и потемнели. Другая рука, обласкав каждую из трех черных маленьких пластмассовых плоских окружностей, распахнула ширинку и проникла своими длинными проворными пальцами внутрь. Потом, развернувшись спиной к доктору, Шерлок одним ловким движением сбросил брюки на пол, нагнувшись, легко освободил ступни от остатков одежды и, оставшись в одних бледно-лиловых боксерах, обернулся.

Он, блуждая взглядом по телу Джона, словно лаская его руками и даря маленькие разряды, подгоняемые полчищами «мурашек», завел пальцы за резинку последней «преграды» для взгляда доктора и, слегка спустив ткань, остановился и сжал собственные ягодицы, сдавленно застонав. Сведя лопатки вместе, он сильно выгнулся назад, помассировал мышцы, сжимая и разжимая пальцы, и совсем снял боксеры — безоговорочно выполнив приказ доктора.

Глава 3. «Доктор»

Настал момент истины. Джон, как ошпаренный, вскочил и, перепрыгнув через стол, оказался около предмета своих фантазий. Покрывая спину Шерлока нетерпеливыми поцелуями, он руками провел по лопаткам и, спустившись по изгибам ребер, обвел грудные мышцы Шерлока и, что было сил, прижался к нему.

— Доктор, Вы ведете себя крайне некорректно. Нельзя так прижиматься к «пациенту» и тереться своим возбужденным членом о его ягодицы, Вы не находите? — притворно возмущался Шерлок, сильнее прижимая к груди ладони рук, охвативших его вокруг и толкаясь ягодицами навстречу Джону.

— Да, Вы правы, — согласился доктор и нежно провел кончиком носа по позвонкам, дополняя ласку горячим дыханием и щекочущим касанием влажным кончиком языка.

Восстановив контроль над своим поведением, Уотсон отошел от Холмса и жестом указал на кровать.

— А что, все доктора надевают халат на полуголое тело или только те, которые безумно хотят отыметь своих «пациентов»? — подходя к кровати, язвил Шерлок.

В другой ситуации Джон уже бы давно состроил гримасу, но сейчас он думал только о том, как оттянуть момент разрядки и произвести «осмотр пациента». Уотсон никогда раньше не думал, что действия Холмса, избавляющегося от одежды, отдаленно напоминающие стриптиз, откликнутся в нём таким возбуждением. Шерлок послушно ждал дальнейших распоряжений своего «врача», но тот, подойдя ближе, лишь гладил тело детектива легкими, почти невесомыми прикосновениями, с плеч поднимаясь на шею, словно проводя поверхностную пальпацию, стимулируя экстероцептивную* чувствительность через рецепторы периферических отростков афферентных** нейронов.

Джон получал истинное удовольствие от соприкосновений: чувствуя руками тепло такой светлой, не любящей пигмента, до невозможности нежной кожи партнера, ощущая сопротивление упругих мышц, невольно сокращающихся под трепетными пальцами, словно заигрывающих, требующих более грубых ласк, желающих, чтобы их массировали глубоко и жестко, заставляя кровь приливать сильнее, и чтобы оставались красные следы от пальцев. Обволакивая ладонями неправильный овал больших грудных мышц, Уотсон вдавил вращательными движениями возбужденные горошинки сосков, слегка сжав их пальцами, потом склонился и поочередно лизнул их, пробуя каждый на вкус. Нащупав пальцами правой руки верхушечный толчок — место, где на грудной клетке наиболее отчетливо и сильно ощущаются удары сердца, Джон замер и закрыл глаза, равномерно поглаживая его, будто успокаивая, и, спустя мгновение, прильнул губами.

— Джон, врачи не применяют губы в качестве инструмента в обследовании пациента, — прокомментировал Шерлок, запуская пальцы в светлые волосы.

— Это мой авторский метод. Очень чувствительный, позволяющий определить сразу температуру и вкус обследуемого, — ответил Джон, поднимаясь и встречая взгляд своего партнера.

— Так, может быть, меня получше обследовать этим... — сжав губы и сделав глубокий вдох, Холмс продолжил, — чувствительным методом? — и притянув голову Джона к себе, прижался к его губам. — Они до безумия чувствительны, — он развратно лизнул нижнюю, очертил упругим кончиком верхнюю половинку, — такие влажные и горячие на ощупь, — зажал зубами нижнюю губу, оттянул, не выпуская, настойчиво потрепал ее языком, потом выпустил с неприличным шлепающим звуком, — слегка припухшие и раскрасневшиеся, внутри немного пульсирующие. Я хочу их везде, слышите, доктор? Везде! — Шерлок еще раз прильнул жадным поцелуем к этому «инструменту» и толкнулся в него языком, Джон лишь простонал в ответ и, опустив руки любовнику на поясницу, сильнее притянул его к себе.

Холмс продолжал ритмично вбиваться в горячую влажность податливого рта своего доктора, до боли сжимая его голову, не позволяя отстраниться. Нехватку воздуха мужчины восполняли урывками, жадно подсасывая его через нос, от чего их шумное дыхание в своем нетерпении топило все вокруг. Джон просунул руку между их телами, сжав возбужденный член Шерлока, и резко провел по нему ладонью вверх, потом мучительно в своей истоме вниз, и снова, в такой же последовательности, наслаждаясь твердой, горячей плотью с нежнейшей кожей и влажной от предэякулянта головкой, одновременно такой дразнящей и изнывающей от желания ощутить на себе губы любовника. «Пациент» отпустил «врача» из своего плена, а Джон только этого и ждал:

— Лягте на спину, — упираясь ладонью в грудь, безмолвно пресекая все попытки воспротивиться указанию, сказал он.

Шерлок лег, вытянув руки вдоль тела. Джон улыбнулся, нервно облизнув губы, и положил ладонь на внутреннюю часть бедра.

— Доктор, я хочу Ваш «авторский метод»! Только он поможет найти причину...

В ответ Джон улыбнулся еще шире, вследствие чего морщинки-лучики вокруг глаз придали его «врачебной» серьезности очаровательную мягкость. И давно этого желая, не прекращая поглаживать бедро, он наклонился и губами обхватил влажную блестящую головку, обведя ее языком, слегка пощекотав дырочку уретры, сжав кольцо губ еще сильнее, не двигаясь. Закончив этот своеобразный поцелуй и опять поправив так уже надоевшую ткань одежды в паху, Уотсон стал двумя руками почти синхронно водить по ногам детектива, начав с паховых складок, спустился по внутренней поверхности бедра — ноги Шерлока непроизвольно раздвинулись, позволяя Джону захватить большую площадь — обогнув коленную чашечку, Уотсон перевернул кисть и ребром сложенных пальцев, медленно повел ими вверх, словно вырисовывая синусоиды прикосновений. Остановившись на подвздошных костях, доктор ласково обвел их гребни и устремился вниз до кончиков пальцев — не оставив без внимания, не обследованным, ни один дюйм этих стройных, но таких сильных ног. Джона поразил тонус основных мышц бедер и голеней, их правильная в развитии форма, без излишней объемности и признаков венозной перегрузки. Уотсон никогда раньше не думал, что можно любоваться не только женскими ножками, но и ногами мужчины. Его мужчины. Вызывая при этом эстетическую радость от созерцания. Даже редкие волоски на коже ног Шерлока приятно щекотали кожу ладоней, усиливая тактильные ощущения.

Доктор очертил область паха, не касаясь налитого кровью члена своего «пациента». Увлеченный собственными ощущениями, не сводя сумасшедшего взгляда с подрагивающей рядом плоти, Джон не заметил, как Шерлок откинул полы халата и добрался до его паха, положив ладонь на ширинку, а большим пальцем нажал на поджатые яички, вызвав легкую судорожную волну по мышцам любовника.

— Сними их, Джон, — промурлыкал Шерлок, продолжая поглаживать вставший член своего партнера. — Я хочу тебя чувствовать.

— Но, без штанов доктора не могут осматривать пациентов.

— Сними. Немедленно. Эти. Штаны! — бескомпромиссно прошипел Шерлок, чеканя каждое слово.

Уотсон, мало понимая, кто сейчас «главный», резко потянулся к ремню джинсов, расстегнул его, трясущимися руками расправился с пуговицей и, вжикнув молнией, мигом сбросил штаны вместе с нижним бельем. Все произошло практически мгновенно. Глядя на Шерлока мутным взглядом, доктор сжал его член, поглаживая влажную головку большим пальцем.

Холмс, расстегнув нижнюю пуговицу белоснежного халата, отодвинул ткань и откровенно поедал взглядом ранее недоступное взгляду достоинство Джона. Потом он тихонько прикоснулся к нему подушечкам пальцев, словно нарочно щекоча, почти невесомо, даря маленькие разряды, стимулируя тем самым еще большую эрекцию. Судорожный стон доктора послужил призывом к активным действиям — Шерлок взял его член в плен своих длинных крепких пальцев и начал двигаться в ритме, задаваемом Джоном, ласкающим его собственный член. Им хватило бы меньше минуты таких диких, одновременных, откровенно не сдержанных в своей страсти движений, чтобы они уже были готовы...

Джон почувствовал первым приближение разрядки Шерлока и на несколько мгновений достаточно интенсивно сдавил головку полового члена, другой рукой оттянув поджавшиеся яички. Успешно подавив эякуляторный рефлекс, Джон отстранил руку детектива от себя, прервав эту восхитительную ласку.

— Самый офигительно желанный, безумно возбуждающий и просто охренительно невероятный, — прошептал Джон, не выпуская руку любовника и поднося ее к своим губам, немного нагибаясь навстречу. Он покрыл её жаркими поцелуями, медленно гладя предплечье, вычерчивая кончиками пальцев замысловатые фигуры.

Немного успокоившись, Джон отпустил руку детектива и еле слышно попросил:

— Пожалуйста, перевернись на живот и встань на колени, — наблюдая за исполнением своей просьбы, доктор перестал чувствовать собственные ноги и оперся коленями на кровать.

________________________

Примечание автора:

* К экстероцептивной чувствительности (поверхностной, кожной) относятся болевая, температурная (тепловая и холодовая) и тактильная (осязание) с их разновидностями (например, электрокожная — ощущения, вызываемые различными видами электрического тока; чувство влажности — гигрестезия, в ее основе лежит сочетание тактильного ощущения с температурным; чувство зуда — вариант тактильной и др.).

** Афферентный нейрон — чувствительный (сенсорный, рецепторный или центростремительный) нейрон — это структурно-функциональная единица нервной системы. К нейронам данного типа относятся первичные клетки органов чувств.

Глава 4. «Ночная смена»

Шерлок поймал взгляд Джона и, подняв правый уголок рта, опираясь на руки, медленно сел, а потом, подвернув под себя колени и встав на них, зацепил доктора за воротник и резко притянул к себе:

— Я хочу тебя, чертов доктор, так, что твой мозг даже представить себе не может, — прорычал Шерлок, и, не выпуская ворот халата, легонько прикусил кончик носа Джона, лизнув его языком, потом провел им по губам своего партнера.

Холмс с неистовым вожделением наблюдал, как раскрываются губы любовника навстречу его влажному, упругому, такому развратно-пошлому языку, нетерпеливо рвавшемуся властвовать. Уотсон, словно завороженный, тянулся к этому донельзя притягательному и манящему рту, вызывающему неконтролируемую похоть и страстное желание её удовлетворить; к этим губам, слегка припухлым, почти женственным, которые хотелось до безумия истязать поцелуями.

Джон, больше не в силах терпеть, впился губами в эти фантазии, впуская язык детектива внутрь, с остервенением посасывая, ритмично постанывая в унисон, сталкиваясь напряженными кончиками языков, которые нежно упираясь друг в друга, играючи боролись за главенство в этой интимной невидимой ласке. Уотсон даже не заметил, как Шерлок стащил с его шеи фонендоскоп и опустил его на пол. Холмс резко отстранил доктора от себя, но при этом подарил ему один из тех безумных взглядов, которые у него рождались при очередном захватывающем деле. Прикоснувшись к его губам абсолютно воздушно и нежно, введя своего партнера в еще больший ступор, он резко рванул руками в разные стороны, превратив халат Джона в кусок ни на что не годной теперь ткани, раскрыв доступ к желанному телу, и, резко высвободив руки доктора из рукавов, скинул его вниз у того за спиной.

Шерлок провел раскрытой ладонью по торсу партнера, уделяя внимание мышцам пресса, средним пальцем обведя впадинку пупка, нырнул в него кончиком пальца, и, замерев на мгновение, стал спускаться вниз к лобку, проведя по светлым волосам, коснулся основания члена и обвел пальцем вокруг него. После чего, этот самый невозможный в мире «пациент» поднес свой палец ко рту и принялся его облизывать, смачивая слюной, и только потом, вернувшись на прежнее место, продолжил свое шествие по всей длине члена вверх, скользя по горячей нежнейшей коже, даря ей немного прохладной влаги. Обведя головку по кругу, он стал спирально подниматься к ее верхушке, коснувшись уретры, и в этот самый момент Джон не выдержал и толкнулся на встречу этим смелым и уверенным движениям. Шерлок довольно улыбнулся, отстранился и продолжил выполнять указания своего «врача»: перевернувшись, послушно встал на четвереньки, опустив голову между рук.

Джон дотянулся до затылка Шерлока, нежа свои пальцы в черных кудрях, неспешно массируя кожу головы, потом спустился на спину, выводя замысловатые, плавно вытекающие друг из друга линии. Они скользили по позвонкам и рождали в своем танце фантастические метки, остающиеся во вселенной подсознания и сеющие зерна экстаза, которые своими всходами сотрут границы между внешним и внутренним, взращивая смертельную зависимость от испытанного.

Проведя левой рукой поперек поясницы, доктор согнулся и прильнул губами к бедру Шерлока, правой рукой нежно поглаживая поочередно ягодицы, обводя их упругие округлости. Поцелуями, проложив себе путь к ложбинке, Джон замешкался, словно взвешивая последовательность действий, напрочь забыв о том, что это ролевая игра. В настоящий момент он хотел только одного – Шерлока, который так бесстыже сейчас ему себя предлагал.

Взяв припасенный флакончик с лубрикантом, выдавив себе на ладони довольно большое количество, размазав гель по ним, левой рукой взял член Шерлока и стал медленно водить по стволу рукой, иногда проводя подушечкой большого пальца по уздечке. Другой рукой Джон прикоснулся к мышечному кольцу ануса своего любовника и стал массировать его круговыми движениями, чувствуя, как он откликается на прикосновения, слегка сжимаясь и тут же стараясь избавиться от напряжения, подчиняясь сознанию детектива.

Перейдя на поглаживания пальцами вверх-вниз и поймав ритм с движением руки на члене, Джон осторожно толкнулся пальцем внутрь, и мышцы его партнера на удивление быстро уступили ему. На задворках сознания у доктора промелькнула мысль, что такое, конечно, возможно, но... Она быстро затерялась в тумане страсти, обещая о себе напомнить немного позже.

Приглушенный полустон Шерлока, прогиб в пояснице — Уотсон не спеша погрузил палец еще на половину фаланги и снова замер. Потом немного назад и уже почти на всю длину. Вдох. Чуть на себя и снова на всю длину. Уже не так плотно. «Процедура» достаточно знакомая доктору, но какой же она вызывает трепет именно у этого «пациента»...

Джон убрал руку с члена Шерлока. Позволяя мышцам сфинктера и дальше нежно обнимать свой средний палец, он залез на кровать и встал на колени позади своего партнера между его ног, чуть раздвинув их своими. Уотсон сел на пятки, правой рукой продолжил уже ритмичные движения, а левой, все еще влажной от смазки, провел по промежности, легонько ее вдавливая, спускаясь на яички, и, погрузив их в ладонь, мерно перекатывал.

В такие моменты он очень жалел о том, что у него нет еще одной пары рук, которой бы он мог ласкать это телесное воплощение желания. Джон прикоснулся губами к белоснежной коже... Потом еще. И еще. Позволяя себе ее прикусывать, и тут же, словно прося прощения, ласкал ее языком. На смену медленным ритмичным поступательным движениям, пришли круговые и более настойчивые. Просунув левую руку дальше вперед, Джон обхватил каменный член своего любовника и, сжав его, стал резко скользить вверх-вниз, отвлекая внимание партнера, а, тем временем, приставив к входу второй палец, стал вдавливаться внутрь, с еще большей одержимостью целуя ягодицы Холмса.

— Боже, Шерлок! Я уже схожу с ума. Пусти меня... — сказал доктор, продолжая проникать внутрь партнера двумя пальцами, даже пытаясь их немного разводить в стороны, подготавливая мышцы все настойчивее, чувствуя, как Шерлок, начинает откровенно подсаживаться на встречные движения, практически не заглушая стоны.

— Джон. Я вполне...

— Я понял. Я все понял, родной, у-м-м... — взвыв от предвкушения, Джон, аккуратно вытащил пальцы и, выдавив еще изрядную порцию геля на руку, обильно размазал ее по ложбинке между ягодиц, уделяя особое внимание колечку уже немного расслабленных мышц, дразня, проникая внутрь.

Разорвав зубами квадратную упаковку, Уотсон ловко извлек содержимое и левой рукой натянул на свой ствол презерватив.

Поглаживая поясницу, Джон приставил головку члена к входу и надавил. Шерлок задышал в каком-то особом ритме, видимо, помогая себе как можно больше расслабить мышцы, впуская своего партнера в себя. Уотсон, слушая этот ритм, словно опускался в пучину теплой бурлящей воды, погружаясь в своеобразный транс, сосредоточив сознание на месте соприкосновения их тел. Медленно, но однозначно двигаясь глубже, доктор держался за бедра детектива, чтобы не терять точку опоры. После того, как вся головка оказалась внутри, Шерлок, оглянувшись на Джона, сжал ее своими мышцами, вызвав покалывание в мышцах живота, предупреждающее блондина о том, что он уже близок к разрядке...

— Шерлок! Остановись! — простонал Джона, лихорадочно поглаживая Холмса и запрокидывая голову назад. — О, Боже! Ммм... — закусывая губы и дыша через нос, Джон пытался немного оттянуть момент, но...

— Джооон! — выдохнул детектив и подался назад, насаживаясь еще глубже на горячую, изнемогающую от желания плоть своего любовника. Остановился...

Немного шире расставив ноги и больше прогнувшись в пояснице, изменив, по возможности, угол проникновения, Шерлок медленно подался вперед... и снова на Джона. И это было последней точкой — Джон, стараясь максимально контролировать глубину проникновения, наклонился, покрывая поцелуями спину, захватив член Шерлока и неистовствуя всё больше с каждым движением, вытягивал всплеск теплого влажного желания. Взаимные движения становились все быстрее...

— Давай же, Шерлок! Я сейчас... — Джон уткнулся лбом между лопаток, обдавая горячим дыханием кожу партнера, — я уже... — он не успел договорить, как его накрыла волна яркой вспышки... растрачивая последнюю силу в послеоргазменных толчках, он сжимал член Шерлока в кулаке, чувствуя, как капает его семя, сквозь неплотно сжатые пальцы, слыша свое имя, сказанное так эротично, но практически шепотом, словно это была молитва, посланная во Вселенную их любви...

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Джонлок 28.07.2013 16:10
Спасибо Огненной Леди, что обратила мое внимание на это правило публикации))) Иначе не было бы такой красоты! Про *** и примечания - сделаю))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Almond 28.07.2013 02:08
Красота! Я про публикацию)
*** - вот это еще нужно выделить и по центру поставить.
А примечания можно более мелким шрифтом сделать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp