Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
elana: Incognito Спасибо - не знала!
Incognito: Думаю, это потому что вы смотрите не туда. Список свежих текстов находится посредине страницы
elana: Thinnad А почему у меня не видно? Я могу найти "Двадцать пятый кадр. Часть 19" только через свой профиль...
Thinnad: Отобразился, конечно. Его видно.
elana: Здравствуйте! Что-то новый кусочек моего детектива "Двадцать пятый кадр" не отобразился в новостях. Кто-нибудь знает - почему это может быть?
Agnes: Incognito Доброе утро! Я там давала отступ 35,45 - как в видео. Но почему-то не сработало. Попробую снова.
Incognito: Вы молодец, всё остальное вышло прекрасно.
Incognito: Agnes, потому что поле «Отступ первой строки» у вас осталось пустым. img1
В то время как раньше оно у вас показывало отступ первой строки. img2
Agnes: Incognito Thinnad Сделала всё точно по видео, но теперь нет абзацев... :( https://ficwriter.info/proizvedeniya/6963-povelitel-morya-chast-i-prolog.html?hitcount=0&thanks=arkhiv
Agnes: Incognito Спасибо! Я сохранила его на будущее!
Agnes: Thinnad Спасибо большое! Я пользовалась меню эдитора -- то, что вверху. Но мне вообще не понятно, почему текст из одного и того же источника каждый раз встаёт иначе.
Incognito: вот
Thinnad: Поглядите, возможно, вам будет понятнее, хотя, повторюсь, ролик наспех.
Thinnad: Agnes, здравствуйте. На вашем тексте следов мало. Я на скорую руку записал коротко ролик, где поправил вам две главы
Agnes: Всем добрый вечер! Скажите. это только у меня редактор заколдованный и делает с текстом что вздумает, не взирая на все мои усилия? o_O
Li Nata: Incognito :lapki :lapki :panda_bamboo
Incognito: :lapki :lapki :lapki
Fire Lady: Victoria Form доброго дня :apple
Fitomorfolog_t: Victoria Form Приветствуем! ))
Victoria Form: Всем привет, я тут новый автор) :)
Dreamer: Thinnad оки.
Thinnad: Всё всегда случается ВНЕЗАПНО
Thinnad: прости)
Thinnad: Dreamer, я тут чиню чуточку, я ПОМНЮ. Сделаю)
Dreamer: Thinnad загляни в ВК ?
RKaman: спасибо!
Dj_taisauti: Теперь вместо этой кнопочки достаточно зайти в меню на главной странице - "Отзывы"..
RKaman: Подскажите, а кнопочку "последние комменты" убрали? или просто я не вижу (что со мной часто случается).
RKaman: Всех дам - с прошедшим!
Fitomorfolog_t: :sun :sun
Fitomorfolog_t: Almond Спасибо!
Almond: С 8 МАРТА!
:flower_3
Кэт: Соответственно - всем вечера теперь светлого! :cup
И погожего. Хотя нас МЧС опять пугает штормом, пойду прятаться куда-нибудь :rolley
Кэт: Thinnad скорее, очень тЁмный. Вечер, в смысле. Днём было такое солнышко, что сейчас темень уже иначе воспринимается, по контрасту-то.
Thinnad: очень томно?
Thinnad: Кэт, привет, читателя) Как вечер томный?
Кэт: *веЧера
Кэт: Всем веера томного и ночи плодотворной! :cup
А у кого скоро утро - тем наоборот, вот! :rolley
Agnes: Thinnad Поняла. Спасибо! А я уж думала, что пресытила форум своими абиками! :) Ладно, попробую снова. Я ведь еще ни голубого, ни фавна наших не показала... :biggrin
Thinnad: репутацию повышать - ограничено, а посты - не
Thinnad: неа, не ограничено(
Agnes: Thinnad У меня было 10 фото с комментариями к ним. При отправке меня выкинуло в Профиль, а новые фото не появились. Я думала, что ограничено количество постов в день.
Thinnad: Не больше 20 вложений, по тексту - не помню, но немало.
Если что-то вылетает, то нужно почистить куки браузера 0 если в них закралась ошибка, она будет мешать отображать страницу и выполнять действия.
Agnes: А есть какие-то ограничения на посты на форуме? А то меня опять при попытке публикации наших деток выкинуло... :_(
Earths Soul: :sun
Agnes: О, появилось! Спасибо!
Thinnad: Но теперь всё нормально, вы включены и вам модерация больше не требуется
Thinnad: Agnes, первый пост на форуме всегда на модерации. Нам часто несознательные граждане носят свою рекламу, потому пришлось поставить одобрение первого поста.
Agnes: Кэт Не получилось! :( Выбрала 9 фото, откомментировала, нажала "отправить" -- и всё исчезло! :scepsis
Agnes: Кэт Да мне только скажи -- фотками закидаю!!! Пошла искать тему...
Кэт: Astalavista "а эти скакучие они не затаптывают?"(с)
Представила результат затаптывания, сползла под стол! :lol
Ушла выковыривать себя из-под стола.
Astalavista: Кэт, поддерживаю идею с фото )
Astalavista: Кэт, и зубищи!
Кэт: Agnes Тоже сидю-завидую теперь :)
На форуме есть тема про братьев меньших - может, покажете там своих? И масть красивая, и сами кошки у вас должны быть очень интересные же.
Кэт: Astalavista Твою тварь помню по фото)) Очаровательная, но когтищи!
Astalavista: Agnes, а эти скакучие они не затаптывают?
Astalavista: Agnes, з - зависть ))
Agnes: Astalavista Сочувствую! Когда кошка - зверь - жуть как страшно! А у меня восемь больших и пять маленьких солнышек -- ласкучие и муркучие! Правда. очень скакучие! :biggrin
Astalavista: Кэт, и у меня дома черная живет ) Тварь, правда, та еще...
Agnes: Кэт А если факты, то мне кошки всегда удачу приносили. Наверное, потому что я их спасала с улицы. Пока не завела абиков и питомник. ))) Правда, мой питомник уже так застарел, что у нас только одна кошка плодная и один кот. Остальные ветераны-кастраты и просто кастраты. которых рука не поднялась отдать. :) И да, тиккированные не совсем черные, хотя так этот окрас официально обзывается.

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 917
Гостей: 908
Пользователей онлайн: 10

Пользователи онлайн
Agnes
Dj_taisauti
Nunziata
Умка
GennadyDobr
Нерея
Li Nata
Li Nata
Alizeskis
Thinnad

Последние 3 пользователя
Somze
Rouge
Victoria Form

Сегодня родились
Likaris Philosopher_Ka Selena Moonlight Улыбастик

Всего произведений – 3584

 

Здесь нет чужих

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Алекстин
Проза
Пётр - главный герой, Боговед - старец, Яр - наёмник, Удал - сын Боговеда
Мистика
21+ (NC-21)
45498 знаков
Главный герой - молодой бизнесмен, волей обстоятельств попадает в загадочное древнее поселение в глубине лесов. Что и по каким причинам произошло здесь более тысячи лет назад? Что происходит здесь сейчас?
закончен
Произведение не направлено на разжигание вражды, или оскорбление чьих либо чувств. Любые используемые в тексте персонажи и события являются вымышленными.
-

mystic forest

Пётр сидел за рулём арендованного автомобиля, неуверенно пробираясь по кочковатой трассе. Которая сплошь состояла из выбоин и колдобин, и тем самым больше напоминавшая полосу препятствий, чем автомобильную дорогу. При этом он умудрялся разговаривать по смартфону: 

– Да, я еду. Надеюсь вернуться завтрашним рейсом в Москву. Хотел бы вернуться вечером, но какого чёрта их представительство так далеко за городом? И ладно далеко, так сама дорога. Мужик, я понимаю, что это не Москва, но и не Свазиленд. Хотя, я уже не знаю. Полная дыра. По прилёту меня никто не встретил. Хорошо ещё позвонили тут же. Предложили арендовать тачку за их счёт. Дескать, дико извиняются, но встретить не могут. Раздолбаи и дилетанты! Вот ты мне скажи, что это за дерьмо? – и, не дожидаясь ответа, продолжил – Короче, теперь переговоры пойдут на наших условиях и только так. Надеюсь, они это понимают и не станут расстраивать меня ещё больше. Ой, стой – участок дороги впереди оказался особо плох, и водителю пришлось экстренно прервать разговор, совершив несколько крутых поворотов руля, чтобы миновать опасные места и не вылететь с трассы. 

Выровняв машину, Пётр опять поднёс смарт к уху: 

– Проклятье! – в сердцах выкрикнул он – Я чуть не убился только что! – в ответ, услышав характерную тишину, Пётр взглянул на экран телефона. Сеть отсутствовала. 

От души выругавшись, он, бросил трубку на пассажирское сидение и сосредоточился на дороге. 

Через некоторое время Пётр с удивлением отметил для себя, что уже давно не видел других машин, ни встречных, ни попутных. Это показалось весьма странным. Хотя должно быть оно и к лучшему. Если на дороге он был не один, удачно бы отделался на том разбитом участке? Всё же Пётр решил остановиться и перепроверить навигатор, установленный в арендованной машине, и забить по новой координаты точки назначения. Когда данные были введены, произошло непонятное. Экран устройства погас на долю секунды. После включения изображение на нём было искажено. Но довольно быстро все неполадки пропали. 

– Маршрут построен – произнёс бесстрастный женский голос. 

И Пётр с удивлением отметил, что путь действительно изменён. На протяжении нескольких километров он шёл, как и прежде по трассе, но теперь зелёная стрелка сворачивала, предлагая уйти направо. При этом общее время в пути сокращалось вдвое. Перед Петром замаячила призрачная надежда вернуться домой уже вечером. 

– Ну вот, хоть, что-то хорошее за сегодня – он установил навигатор на прежнее место и вернулся на дорогу. 

Прибор вёл машину новым путём. Дорога становилась хуже. Поэтому водитель недолго раздумывал о том, чтобы свернуть с основной трассы на грунтовку, согласно рекомендации навигатора. На первый взгляд грунтовая дорога казалась более качественной. Начальные метры, которые автомобиль проехал по ней, это подтвердили. Углублённой колеи не было. Погода стояла жаркая и сухая, поэтому на грунтовке отсутствовали следы грязи и размытий. Складывалось ощущение, что ей уже давно никто не пользовался, и это, в отличие от её качества действительно настораживало. Пётр перевёл взгляд на пассажирское кресло, куда ранее кинул свой смартфон. Одной рукой активировал экран, тот по-прежнему показывал отсутствие сети. Человек за рулём выругался и прибавил газ. 

За окнами автомобиля мелькал смешанный с преобладанием хвойных деревьев лес. Дорога была ровной и почти прямой. Если так пойдёт и дальше, он обязательно везде успеет, подумал Пётр. Что именно так и будет, он уже не сомневался. И тут неожиданно выключился навигатор. На долю секунды, как раньше на трассе при уточнении маршрута. Более того, на расстоянии нескольких километров, прибор гас ещё три раза. И вновь, как и раньше, после включения изображение на нём было искажено. Хотя довольно быстро всё опять приходило в норму. Водителя это заставляло изрядно нервничать. Он встречал каждый подобный сбой руганью и проклятиями в отношении всех и каждого, начиная с безответственных деловых партнёров, из-за которых он оказался здесь и заканчивая азиатским рабочим, криво собравшим своими кривыми руками эту кривую коробку. И то ли прибор действительно оказался слишком кривым, то ли ему стало обидно, что его создателя столь несправедливо обижают, но после очередного сбоя он уже не включился. 

Скосив взгляд на почивший навигатор, Пётр выругался в очередной раз за сегодняшний день. Только в этот раз ругань была особо забористая и продолжительная. Со своими необычными оборотами, многогранными пассажами и даже сюжетными отклонениями она больше походила на некий литературный очерк. Хотя художественной ценности не представляла ровным счётом никакой. 

Наконец умолкнув, человек за рулём попытался успокоиться и перевести дыхание. Несколько раз, глубоко вздохнув, он, подумал, что кроме самого факта поломки ничего страшного, по сути, не произошло. Да, на мобильнике нет сети, навигатор не работает, но, насколько он помнил, впереди развилок быть не должно. Дорога хорошая и скоро он доберётся до своей цели, даже без всех этих гаджетов. 

Петру почти удалось прийти в доброе расположение духа, как в салон автомобиля из-под капота, до него стали доноситься странные звуки. Через несколько секунд двигатель, издав несколько особо громких полухлопающих полувзрывающихся и скрежещущих звуков, присоединился к навигатору. 

Автомобиль замертво встал по центру односторонней дороги, окутанный, им же самим поднятой, пылью. Пётр сидел руками крепко, добела, сжав руль. На лице его не было эмоций. Никаких. Просидев так некоторое время, он вышел из машины. Пыль осела. Яркое солнце щедро поливало землю своими жаркими лучами. Человек глубоко вздохнул, подставляя обжигающим лучам лицо. На несколько секунд задержал этот вздох в своей груди. И выдохнул уже с новым потоком брани. С силой захлопнув дверь автомобиля, он в истеричном припадке начал колотить его ногами и кулаками. Он колотил машину, воздух и самого себя. 

Истерика завершилась так же резко, как и началась. 

– Так, что теперь? – произнёс вслух Пётр, переводя дыхание. 

Мыслей о скорейшем возвращении в Москву уже не было. Не было мыслей даже о том, чтобы добраться до цели, из-за которой он здесь оказался. Главное было выбраться. Просто на просто выбраться. Значит надо идти по дороге, но назад или вперёд? Кроме него самого транспорта на этой дороге за всё время не было, как и в последнее время на главной. 

Пётр задумался, пытаясь вспомнить последние данные навигатора. Память подсказывала ему, что он находился на полпути, может даже ближе. Километров через пятнадцать – двадцать грунтовка должна была вновь вывести на основную дорогу, а значит, как минимум, назад возвращаться смысла не было. Он упёрся в крышу машины, набираясь духа, потом резко открыл дверь, взял из салона смартфон и портфель. Немного подумав, прихватил неработающий навигатор, и, кинув его в портфель, уже по привычке матерясь, продолжил путь пешком. 

Пройдя километра четыре, Пётр решил присесть на большой камень у обочины дороги. Сильно жарило. Пиджак с самого начала был снят, рукава засучены, ворот расстёгнут, а галстук засунут в карман брюк. Белоснежная сорочка пропиталась, потом и приобрела желтоватый оттенок. Невезучий путешественник достал смарт и, убедившись, что связи по прежнему нет, уже готовился продолжить свой нежданный поход, как внезапно для самого себя, услышал в лесу позади какие-то звуки. Он прислушался, звуки стали напоминать людские голоса, громко перекликающиеся глубже в чаще. Не раздумывая ни секунды, Пётр рванул в лес. 

Чем дальше он удалялся от дороги, тем лес становился труднопроходимие. Но голоса становились слышны всё более отчётливо. Складывалось впечатление, что где-то совсем не далеко шла вырубка. Хотя конкретных слов Пётр по-прежнему различить не мог. Остановившись, он несколько раз крикнул, что было сил, в надежде, что его услышат. В конце концов, он то их слышит, кем бы они ни были. Ответа не последовало. Более того, голоса, которые только что были отчётливо слышны, пропали. Он крикнул ещё раз, ещё громче, в ответ опять тишина, прерываемая лишь обычными лесными звуками: редкими птичьими криками, отдалённым стуком дятла и шумом древесных крон. В этот же момент Пётр услышал сильный хруст сбоку от себя. Повернувшись, он увидел огромного серого волка. 

Волк смотрел на Петра не моргающим взглядом. Из оскаленной пасти вырывался хрип, шерсть стояла дыбом. Зверь сделал шаг по направлению к человеку. Под его массивной лапой громко и сухо хрустнула ветка. Этот звук вывел из оцепенения Петра, который, буквально остолбенел при виде волка. Резким и сильным движением он швырнул в морду зверя портфель и кинулся без оглядки. Он бежал, сколько было сил. Совсем недавно Пётр с трудом шел, преодолевая многочисленные препятствия и заросли. Что, откуда берётся у человека в минуты величайших потрясений? Несколько раз, спотыкаясь и падая, он вновь вскакивал и продолжал бег. И каждый раз при этом мысленно прощался с жизнью, представляя, как могучий зверь, чьё дыхание он ощущал совсем рядом, набрасывается на него и разрывает на мелкие кусочки. На сотни и тысячи маленьких Петрушек. 

В очередной раз, упав ничком, он понял, что встать у него сил уже не осталось. Он смирился и ждал. Ничего не произошло. Не в миг падения, не позже, не спустя пять минут. Пётр не слышал дыхания волка, звуков его бега и конечно не чувствовал его клыков в своей плоти. Повернувшись на спину, он увидел розовеющие небеса. День подходил к концу. А он и не заметил. Присев и оглядевшись, он обнаружил себя на довольно широкой просеке. С одной стороны просека уходила в лес, покуда хватало взгляда. С другой миновав два огромных земляных вала, что высились точно стены и скрывались в лесу, упиралась во что-то, что Петру разглядеть не удавалось. С трудом поднявшись, часто дыша, совершенно измученный жарой, бегом и жаждой, он поковылял в сторону этих диковинных валов. 

Ещё проходя между ними, и сейчас стоя по другую сторону, Пётр, как зачарованный разглядывал их. Валы были метра четыре в высоту и без сомнения искусственными. На вид очень древними. Оторвавшись от разглядывания необычной структуры, он удивился и обрадовался одновременно, так как стоял у околицы деревни. Деревня была необычная. Конечно, Пётр к этому привык. Всё это уже давно стало напоминать сказку. Чёртову, неинтересную, убогую и потому всеми забытую сказку. Хотя необычность была не столь явная, скорее она проявлялась не в самой деревне, а конкретно в её избах. Деревянные дома не были похожи на дома, что встречались в деревнях сейчас. Больше они напоминали дореволюционные, но и то отдалённо. При этом среди них не было ветхих или неопрятных строений. Каждая изба имела свой двор, огороженный крепким и ладным забором, с калитками и воротами. Кое-где во дворах виднелись такие же добротные хозяйственные постройки. 

Недалеко от первой избы Пётр увидел колодец, и точно обезумев, кинулся к нему. Нагнув длинный журавль, с подвешенным ведром, и зачерпнув воды, он принялся с жадностью пить. Сделав несколько глубоких глотков, он чуть не выронил ведро. Ледяная вода вмиг сковала его горло, зубы заныли, и было ощущение, что замёрз сам мозг. 

– Так, одной проблемой меньше – пробубнил Петр, выливая остатки воды из ведра себе под ноги. 

Только сейчас он начал вспоминать и осознавать произошедшее. У него не осталось пиджака и портфеля, в котором были все необходимые деловые документы. Многие из них были оригиналами. Потом достал смартфон. Тот был полностью разряжен. Пётр сжал кулаки, крепко стиснул зубы и вновь отдал себя на откуп новой истерике. Когда она закончилась, он упал на колени и уставился в землю. Он неспешно повернул голову чуть в сторону и увидел стоящего неподалёку ребёнка с пустым деревянным ведром в руке. 

Это был мальчик лет шести. Длинные вьющиеся волосы цвета спелой пшеницы чёлкой спадали на васильковые глаза. На мальчике была длинная холщовая рубаха без узоров, почти до земли. Из-под рубахи виднелись босые ноги. Мальчик молча смотрел на гостя. 

– Эй... – прошептал сидевший на коленях Пётр. 

Больше он ничего не успел произнести. Выронив ведро, мальчик кинулся наутёк. 

– Эй, постой! Я не обижу тебя! Мне нужна помощь! – крикнул Петр, бросаясь вдогонку. 

Пережитое за день давало о себе знать. В другое время он легко бы догнал сорванца, но сейчас Пётр скорее ковылял, нежели действительно бежал. Тем временем он потерял ребёнка из виду. Тот скрылся за углом одного из домов. Добравшись до угла, Пётр, конечно же, никого не обнаружил. Мальчик убежал. Но Пётр не собирался отказываться от погони. Ведь этот ребёнок был единственный живой человек, которого он встретил за долгое время. О том, что в деревне должны быть и другие жители, он сейчас не задумывался. 

Пётр как мог, ускорял бег меж домов, дворов и построек, в надежде, что за новым поворотом он настигнет беглеца. 

Но сделав очередной поворот, он наткнулся не на сбежавшего от него ребёнка, а на преградившего ему путь старика. 

Старик был высок и статен. Одет он был в рубаху, напоминавшую ту, в которой был мальчонка. Только рубаха старика была ослепительно белая, с диковинными красными узорами по рукавам, подолу и вороту. На талии рубаху перехватывал красно-белый пояс, сплошь в тех же узорах. Рубаха доходила почти до колен. Также на старике были тёмно-красные штаны и имевшие тёмно-коричневый цвет сапоги. 

Как и ребенок, ранее, старик стоял молча, взирая на Петра серыми, почти бесцветными глазами. Длинные до плеч серебряные волосы его были охвачены обручем на лбу. А сухое морщинистое лицо скрыто длинной бородой одного с волосами цвета. В правой руке старик сжимал длинный посох. 

– Добрый день! – решил первым нарушить повисшее молчание Пётр. В тайне боясь, что старик тоже начнёт убегать. Но его-то он догонит, если тот конечно просто не исчезнет. 

– Тебе здесь не место – тихо и без эмоций ответил старик. 

– Да, ради Бога! – нервно хохотнул Пётр. Старик скривил губы. 

– Я сам здесь не хочу быть. И не должен! Поймите! – взмолился Пётр. 

Старик продолжал молчать. Тогда Пётр на одном дыхании рассказал всё, что с ним произошло. И про дорогу, и про навигатор, и про голоса, и про волка. 

– А потом я оказался здесь. Мальчик – Пётр перевёл дух – я хотел попросить о помощи. Чтобы он позвал кого-то из взрослых, но он просто убежал. 

– Тут некого просить – промолвил старик. 

– Как? – удивился Пётр. 

– В это время тут нет живых. Посмотри сам! – взмахнул рукой старец. 

Только сейчас Пётр обратил внимание, что окна на всех домах вокруг него были закрыты ставнями. 

– Мальчик внук Бажены. Его родители отправляют сюда. И я. Больше никого. Позже появляются люди. Потом вновь пропадают. А случайные гости у нас редко бывают. Но видать судьба такая у тебя! – подвёл итог старик. 

– Судьба? – непонимающе спросил Пётр. 

– Как мне выбраться отсюда? Я Вам, всё рассказал. Я очень устал. У меня нет телефона, я потерял документы. Господи, должно быть это страшный сон. 

– Ты проведёшь ночь в моём доме – успокоил парня старик. 

– А утром? – поинтересовался тот. 

– А утром, видно будет. Иди за мной – повернувшись к Петру спиной, сказал дед и махнул рукой. 

***

Старик и молодой человек сидели за столом, друг напротив друга, в просторной горнице. Хозяин поставил на стол нехитрые, но обильные угощения. Уставший и голодный Пётр накинулся на предложенный ужин, закидывая в себя всё без разбору и запивая всё это добрым квасом. Старик смотрел на гостя внимательными пытливыми глазами. 

– Как зовут тебя? – спросил он, когда парень насытил острый голод. 

– Извините, дедушка – Пётр растерянно и извиняясь улыбнулся – Я не представился и на еду накинулся, как чёрт знает кто. А Вы, даже не притронулись. 

– Я не голоден – ответил хозяин. 

– Петя – вспомнив о вопросе, представился гость – Орешников Пётр Валентинович. Председа... 

– Пётр? – оборвал его на полуслове старик. 

– Да – растерялся парень – Знаете, как одного из апостолов. У него ещё ключи от ворот рая. Сам-то я не верующий, а вот родители мои да. В честь него и назвали. 

– А что ж сам не веруешь? Родителей не уважаешь? – странным тоном спросил старик. 

– Ну, что Вы? – возмутился гость – Просто я думаю, что это право каждого верить во что-то, или наоборот не верить. 

– И во что же веришь ты? – продолжал интересоваться хозяин. 

– В себя! – торжественно произнёс Петр, отхлёбывая из кувшина с квасом – Вот мне всего-то двадцать восемь лет. Я закончил с красным дипломом один из лучших ВУЗов страны. Занимаю высокую должность в крупной компании. Есть машина, квартира. Всё есть. И всего добился я сам! 

– Всего? – нахмурил брови старик. 

– Ну – растянул, задумавшись, Пётр – конечно, Вы, правы. Всегда есть к чему стремиться. Но пока и этого хватит. 

– Вот и славно – провёл по столу рукой старик – А во что же ты, привратник рая, не веришь? 

– Ого – весело засмеялся парень. Он почувствовал, что квас был не прост, заставив захмелеть, но это его не смущало – Во многое не верю. В домовых, лесных, морских там разных. В то, что люди меняются. Вообще в людей не верю! 

– Не веришь в людей? Ты же сам человек – сурово произнёс старик. 

– Я не человек, я личность! – вскинув палец вверх, вскрикнул Пётр – Именно поэтому у меня ключи от рая – сознание его продолжало туманиться. 

– Во что же ты не веришь больше всего? – проникновенным голосом произнёс старик. 

– В судьбу – уже более спокойно ответил Пётр, взяв себя в руки – Каждый сам хозяин своей судьбы и кузнец своего счастья! 

Тут он замер, сидя на стуле и глядя в окно. Розовые сумерки угасали, уступая место первой ночной синеве. 

– В любовь – почти шёпотом прошептал Пётр – нет её. 

В это время хозяин пройдясь по комнате, в нескольких её местах зажёг лучины. 

– А почему Вас это интересует? – как бы опомнившись, спросил Пётр. 

– Просто надо было, как то скоротать время – подошёл к столу хозяин и стал собирать посуду. 

– Давайте я вам помогу! Обязательно! – пытаясь вскочить, произнёс заплетающимся языком гость, но тут же шлёпнулся обратно, чуть не упав на пол. 

– Эка тебя развезло. Ну да, не мудрено. Много пережить пришлось. Вот тебя со сыту, да и с тепла утомило – придержав за плечо Петра сказал старик. 

– И спьяну – подчеркнул Пётр. 

Хозяин ничего не ответил, лишь протянул Петру яблоко. Яблоко было небольшое, но очень красивое. Оно будто бы светилось изнутри золотом. Петру оно казалось прозрачным. 

– Ну, а теперь я провожу тебя в комнату, где ты сможешь уснуть – убрав со стола остатки ужина и помогая встать, сообщил хозяин. 

– Вкусное яблоко. Я вкуснее никогда не ел. Как сорт называется? – поинтересовался гость, пока они поднимались по лестнице на второй этаж. 

Старик не ответил. 

Указав комнату, хозяин усадил гостя на постель, настеленную прямо на досках на значительном от пола возвышении. 

– Ради Бога, простите меня! Я доставил Вам неудобства, да ещё и напился, как свинья! – Пётр склонился на постели норовя свалиться с неё. На его сгорбленной шее блеснул нательный крестик на толстой золотой цепи. 

Промолчав, старик уложил его и так же молча вышел. 

***

Петру снился сон. Он стоит на белом воздушном облаке, в таких же белых и воздушных одеяниях. В руках его позвякивают связкой инкрустированные драгоценными камнями ключи из чистого золота. Пред ним появляются разные абсолютно нагие люди, представляются, и он неизменно пропускает их, открыв огромные золотые врата за своей спиной. Врата одни и ключ их открывающий тоже один. Зачем же все остальные? Пока он в раздумье стоял, разглядывая связку в своих руках, перед ним появился ещё один человек, это была девушка. Это была не просто девушка, это была ОНА. 

– Ты? – заикаясь, спросил Пётр? 

Девушка молчала, устремив отсутствующий взгляд мимо него. 

– Да, это ты – чуть не выронив связку, прошептал Пётр. 

На это девушка ни чего не ответила, лишь назвала своё имя, столь же отсутствующим и безразличным тоном, как и её взгляд. 

– Нет! – злорадно произнёс Пётр – Я не пропущу тебя! Ты не пройдёшь! 

В этот же миг всё мироздание, всё, что его окружало, затряслось. Отовсюду заклубилась чернь. Облака над и под ним стали темнеть. Раздался голос, и каждое слово его сотрясало Небеса новым чудовищным ударом: 

– Пётр! Ты не смеешь! Не тебе решать! Суд был! Она чиста! 

– Нет! Я буду решать! Я личность – вскричал Пётр – Я! 

Раздался раскат чудовищнее всех предыдущих, и всё окончательно заволокло тьмой. 

***

Пётр с криком открыл глаза. Вокруг была та же темнота, что скрыла его сон. На лице и теле он чувствовал холодную испарину. Было тяжело дышать, как будто тяжёлую бетонную плиту положили на грудь. Глаза привыкли к темноте. Теперь они стали различать очертания комнаты. Пётр решил взглянуть на то, что мешает ему дышать. Тут же его парализовало страхом. Он хотел завопить, но вопль скользким липким комом застрял у него в глотке, а тело отказывалось слушаться. Прямо на его груди сидело нечто. Сидевший силуэт походил на крупного ребёнка, или же наоборот маленького взрослого. На месте глаз его ярко сверкали огни, в свете луны были видны непропорционально длинные руки с длинными же мерзкими пальцами. Нечто просто смотрело на него. Ком застрявший в горле создавал невероятное напряжение, которое, казалось, вот-вот разорвёт мозг. Сердце готово было замереть от ужаса. 

Существо продолжало взирать на человека своими горящими огнями. Ещё мгновение. Ещё. Ещё. И вот чудовище разразилось визжащим криком и, обхватив горло человека своими длинными пальцами, приготовилось вцепиться ему в лицо. 

В этот же момент крик до этого застрявший в Петре вырвался наружу, вместе с ним спало всё внутреннее напряжение, давая ему невероятные силы. Рывком Пётр вскочил из постели и чуть не оступившись, попытался скинуть монстра. Ни чего не получилось, нечто крепко накрепко вцепилось в его горло. Хотя укуса человеку избежать удалось. Челюсть с противным щелчком закрылась в считанных миллиметрах от его щеки. 

С самого начала Пётр и подумать не мог, что ЭТОМУ можно противостоять. Что с ним можно бороться, но сейчас он делал именно это. Пасть чудовища непрерывно щёлкала у лица, глаза горели адским огнём, а пальцы сдавливали шею с каждой секундой сильнее загоняя когти глубже в плоть. 

Человек и чудовище бились об стены, снося весь нехитрый скарб, который находился в комнате. Воздух наполняла небывалая страсть борьбы, душераздирающий вопль монстра, крик Петра и запах первородного ужаса. И вот парень упал на спину, совсем было обессилев. Чудовище приготовилось осуществить задуманное и на мгновение ослабило хватку, выпустив когти из шеи человека. В тот же момент, собрав последние силы с помощью ног, Пётр скинул с себя ужасающее создание. Силуэт с силой ударился о стену. Не дожидаясь дальнейшего развития событий, он выскочил из комнаты в коридор. Глаза, привыкшие за время борьбы с монстром к мраку, страстно искали дальнейший путь к спасению. Лестницы ведущей вниз не было видно. Окон в коридоре тоже не было. Выбрав путь наугад, Пётр побежал по нему, припадая то к одной, то к другой стене в надежде найти выход. Через мгновение из комнаты показался монстр. Его горящие глаза кинулись к Петру, но в тот же момент парень нащупав дверную ручку и надавив на неё, буквально ввалился в комнату, захлопнув за собой дверь. Он отчётливо слышал, как нечто со всего размаху врезалась в неё. Попытки чудовища сломать дверь повторялись несколько раз, но безрезультатно. Потом попытки прекратились. Пётр очень удивился этому, ведь у двери не было задвижки или замка. Во всяком случае, он не успел ими воспользоваться. Как и подпереть ее, чем либо. 

В комнату, в которой он оказался, струился ровный лунный свет, озаряя всё помещение бело-голубым сиянием. Луна была полной. Пётр принюхался, и его чуть не вывернуло наизнанку, в комнате стоял сильнейший невыносимый трупный запах. С этим запахом он был знаком благодаря одной из своих студенческих подружек. Она была студентом медиком, и Пётр вызвался поприсутствовать на препарации ею эксгумированного трупа. Хотел составить впечатление, показаться мужиком. Сблевал. Не получилось показаться. Хорошо в обморок не упал. 

В одном из углов комнаты стояла кровать, на которой лежало тело. Должно быть, от него и исходил столь омерзительный запах. Подойдя на пару шагов ближе, Пётр смог разглядеть тело. А главное его лицо. Несмотря на предположение Петра ни на лице, ни на руках покойного не было и следа тлена. 

– Что за дьявол? – произнёс парень. 

И подошёл к кровати вплотную. На ней лежал тот самый старик, что приютил его. Хозяин этого дома. 

– Эй, хрыч! Вставай! Что тут у тебя происходит? – заорал на старика Пётр. Он кричал и кричал, но результата не было. Прикасаться к телу то ли живому, то ли мёртвому он опасался. Когда он всё же поборов страх нагнулся над кроватью. Хозяин открыл глаза. 

Пётр инстинктивно отпрянул. Но рука старика крепко схватила его предплечье, сдавив подобно тискам. 

Зрачки бесцветных глаз, словно магниты, вцепились в глаза Петра. Парень хотел сомкнуть веки, чтобы не видеть этот взгляд, ни сейчас, никогда. Но сделать это не удалось. Единственное, что мог делать Пётр, это глядеть в глаза старика. В его чёрные, безгранично расширяющиеся зрачки. Вскоре он перестал ощущать, что-либо. Что происходит вокруг, как по его руке сочатся струйки тёмной красной крови от впившихся в неё крепких ногтей живого трупа. Он погружался всё глубже и глубже в этот чёрный бездонный омут. Перед ним стали являться неразборчивые размазанные видения, с каждой секундой становящиеся отчётливее. 

И вот, он взирает со стороны на поселение, окружённое по кругу высоким земляным валом. На валу стены из цельных стволов. На стенах стоят люди. Краски будто бы померкшие. Нависает серое тяжёлое небо. Но на небе нет ни одного облачка. 

На стене стоят молодые крепкие воины, хотя число их невелико. Меж ними старец, облачённый в кольчугу, с длинной седой бородой и волосами, перехваченными на лбу обручем, подле него женщина едва ли намного моложе. За стеной до самого леса расстелен ровный изумрудный ковёр из трав, кое-где украшенный разноцветьем. У самой кромки леса стоят иные воины. Несколько на конях, остальные пешие. 

– Здрав будь, Боговед! – зычно выкрикнул один из конных воинов. 

Ответом ему была тишина. 

– Что же это ты, божевольный, удумал-то? Тебе княже любовь, да почёт, а ты ему меч? — уже грозно вопросил конник. 

– Нет над нами князя, да и ни кого другого! — крикнул со стены старец в кольчуге – Твой князь, не наш! И несёт он нам нового бога, заместо наших! 

– Так, ваши боги отвернулись от вас, Боговед! – засмеялся воин – Вы им надоели! Ратники же твои, все мертвы! Вот только... – он посмотрел себе за спину, и на землю пред остальными, несколько воинов выпихнули два обнажённых тела. 

Вновь воцарилась тишина. 

– Твои сыновья, которых ты отправил против князя! Если не узнал! – прокричал всадник. 

По стене прокатилась волна ропота. Женщина рядом со старцем разразилась громким плачем. 

– Ты же знаешь их сызмальства, Яр! Али забыл? Неужели золото и власть князя настолько затуманили твой разум? – железным тоном ответил старец, и продолжил – Наши боги всегда с нами. Жили и живы. Не то, что ваш распятый мертвец! 

– Всё я помню, Боговед! – конь под Яром танцевал – потому они и живы до сих пор! Хватит! Поклонись князю! Плати дань, и свергни чуры, приняв нового бога! Живи, как прежде! 

– Как прежде не получится! – донеслось со стен. 

– Тут ты прав! – ухмыльнулся конный – Твоя дружина разбита! Твои сыновья пленены! Сколько за стенами воев? Ты прекрасно знаешь, что вам не выстоять! Или ты поклонишься, или мы сожжём твои владения, и это будет уроком для остальных! Меня устраивают оба варианта! Как тебя? 

– Верни моих сыновей! И убирайся к своему хозяину, пёс! – по-прежнему твёрдо ответил старец. 

– Ты всегда был спесив и горд, Боговед! Пришло время ответить за это! Мне надоело слушать твою брехню! – он отдал несколько молчаливых приказов воинам, бывшим при пленниках – Сейчас с твоих сыновей спустят шкуры живьём! А потом я приду за твоей! И даю слово, во всей твоей земле не останется людишек с кожей! Ни детей, ни женщин! 

Опять нависла тишина. 

– Начинайте с этого! – негромко произнёс княжеский наемник, указав на старшего из двух братьев. 

Два воина навалились на полуобнажённое тело. Коленями и собственной массой придавливая его, в то время, как ещё несколько человек крепко и жёстко крепили руки и ноги жертвы к земле. 

– Удал, я не хочу всего этого! – ещё тише произнёс конный, чуть нагнувшись к старшему сыну вождя – Вразуми отца своего! 

Воины замерли, зафиксировав пленника и поднеся острые лезвия к его телу. 

– Ну же! – с принуждением произнёс Яр. 

– Отец! – раздался под небом громкий крик. 

Яр довольно улыбнулся. 

– Отец! Отец! – несколько раз громко прокричал Удал. 

– Удал! – послышался в ответ крик отца, заглушающий громкий материнский плач. 

– Мы бились достойно отец! Никто не посрамил себя пред очами богов и предков наших, отец! Лишь мы, сыновья твои позволили пленить себя и не наша в том вина, отец! Поверь! 

– Верю... – прошептал старик на стене. 

– Да, что уж там – ухмыльнулся всадник в седле, довольный происходящим. 

В скором времени и ухмылка, и довольство пропали с его лица. 

– Отец! – продолжил юноша, придавленный несколькими врагами к земле – Не открывай врат! Они убьют всех! Я видел в их глазах их бога! Он мёртв, отец! Они жаждут крови, злата и земли! Они убьют всех! Не впускай! И не иди под руку князя! Они убьют всех! 

– Начинайте! – в бешенстве брызнул слюной Яр. 

И тут же раздался нечеловеческий крик боли, когда острая сталь мечей и специальных лезвий врезались в кожу Удала, отделяя её от тела. 

– Они мертвы, отец! – раздался захлёбывающийся крик – Мертвы, как их бог! Не открывай врат! О, матушка! Прости меня! 

– Бог, бог! – процедил сквозь зубы Яр, спрыгнув с коня и обнажив тонкое длинное лезвие ножа. 

Он подошёл к пленнику. Лезвия палачей свежевали его кожу, обнажая кровоточащие мышцы. Кое-где уже было оголено не только мясо, но и внутренности. Вены набухнув, подёргивались, вот-вот готовые разорваться. Лучи света, падая на чудовищные раны пленника, заставляли восхититься и отвратиться одновременно, от вида густой сочащейся крови и волокон мышц. Казалось их можно разглядеть до капли, до нитки. 

– Бог, бог! – вновь пробубнил Яр, отогнав державших пленника воев и со всей силы нажав своим коленом на самую страшную рану. 

Раздался крик, разрывающий души и сердца слышащих его. На стене воины подхватили упавшую без чувств пожилую женщину и молча спустили её вниз. Так же молча, казалось бесстрастно, старец продолжал стоять и смотреть. 

– Коломесъ, всё это! Землю и злата князю поднесите, дурки! – с этими словами Яр с силой полоснул лезвием по горлу Удала, прерывая крики и мучения. 

– Вот – протяжно произнёс Яр, влезая в седло коня. 

– Завтра утром – вновь прокричал конный воин, чтобы его было слышно на стенах городца – Мы придём вновь! И тогда или ты откроешь мне ворота, или в живых не останется никого! Решай сам! Мне всё равно, ты же помнишь! 

– Да – вновь более тихо произнёс он, чтобы слышали только ближние – Со второго спустите шкуру, пока не помрёт. Не важно, что будет кричать – с этими словами княжеский сотник скрылся в лесу. 

Когда вопли младшего сына умолкли и все вражьи воины скрылись под пологом некогда родного, а теперь чуждого и не менее враждебного, чем люди, которых он скрывал, леса; старец твёрдым шагом спустился со стены, и тем же твёрдым шагом устремился прочь. Его вмиг выцветшие почти лишившиеся зрения глаза вели его единственной возможной для него дорогой. Вскоре старейшина встал пред грозным ликом божества. 

– О, боги! – возопил он – Последний раз взываю к вам! Вы видели смерть мою! Воинов моих! Моих сыновей! Наших жён и дочерей! Смерть детей наших! Смерть вашей земли! Нечего просить мне боле у вас! Кроме как дать нам сил и ярости в последний час воздать врагам нашим! О, предки! Деды славные! Взгляните на меня! Не дайте чужакам осквернить, да посрамить нас! Да на поругание землю, под их ноги кинуть! Кровью рода моего, да лютой смертью его заклинаю, войдите в нас гневом своим! Яростью своей! Мощью своей! Дабы залили мы кровью нашей, да кровью чужаков землю от ликов ваших, до самых дальних горизонтов! Дабы земля наша, навсегда осталась нашей! И коли погибнуть ей, да только с нами вместе! Да не носить детям вашим ярма рабского! 

И потемнело небо в раз, пуще чёрного крыла лесного ворона. Да раскололся небосвод десятками ослепительных молний. Да гром могучий прокатился над всей землёй. 

В этот же миг видение будто бы стало пропадать. Вновь картина стала мазаться и расплываться. Пётр уже не мог разобрать ответа богов. Сознание начало робко возвращаться к нему, ему представилось, что сейчас он очнётся от страшного и необъяснимого видения, но всё оказалось иначе. Расплывшись, видение вновь обрело чёткие образы. 

Пётр увидел все те же валы со стеной, только на стенах уже никого не было. У кромки леса стояли шеренги закованных в доспехи воинов. Чуть впереди на белом поджаром красавце коне, восседал Яр – княжеский сотник. 

Яр с прищуром смотрел на раскрытые настежь ворота. Ни одного человека видно не было. 

– Правильное решение, старый пень! – произнёс Яр. 

– Возможно это ловушка? – усомнился конный воин по правую руку от него. 

– Скорее всего – согласился Яр – Ну что ж, надо проверить. Выступаем! 

– Смотрите! – с содроганием крикнул ещё один конный, и вскинул руку, перстом указывая на распахнутые врата. 

Из-за стен показались люди. Все мужчины с мечами и щитами, обнажённые по пояс, числом два десятка. 

– Вот теперь я узнаю тебя, Боговед – оскалился княжеский сотник – Добро, Боговед! Добро! 

Достав из ножен меч, вскинув руку вперёд, издал боевой клич. Вся масса воинов пришла в единое движение, устремившись на противника. Их ждала лёгкая и быстрая победа. 

Двести хорошо вооружённых воинов, в кольчугах, шлемах с крепкими щитами против двух десятков. Скинув свои доспехи обречённые воины, шли в бой чистыми пред ликами богов, они не собирались возвращаться. Лишь у немногих из них были мечи, остальные держали в руках топоры, молоты, сулицы, ножи. Щиты также были не у всех. 

Противники быстро сокращали расстояние между собой. Яркое летнее утро внезапно стало мрачнеть. Со стороны поселения задул резкий сильный ветер нагоняя серые тучи. Вдруг один из княжеских воинов замер, буквально остолбенев. Он первый заметил, как обречённые бунтари начали оборачиваться. Их тела раздавались в размерах и покрывались серой густой шерстью. Руки удлинялись, выпуская из рук оружие, вместо которого являлись острые чудовищные когти. 

– Волколаки! – оцепенев от ужаса смог, выдавить из себя он. 

В тоже время и остальные княжеские дружинники, находящиеся в первых рядах, узрели оскаленные пасти волков, на плечах, ещё отдалённо напоминавших людей противников. 

Но было уже слишком поздно. Между врагами осталось всего несколько метров, и первые вои из городца преодолели их одним стремительным прыжком. Раздались первые предсмертные крики, скрежет металла и хруст костей и вязкое хлюпанье плоти, когда когти вонзались в тела. Когда черепа, как пустая ореховая скорлупа, раскалывались одним движением когтистых лап. 

Толпа нападавших сбилась, приняв сокрушающий удар спереди и испытывая давление не успевших увидеть и понять происходящее задних рядов. Но над княжеской дружиной уже неслись крики ужаса – Волколаки! Волколаки! Волколаки! 

Некоторые, слабые духом воины из задних рядов так и не увидев происходящего, и только услышав пугающие возгласы, уже было хотели кинуться назад. Но в тоже время земля под ногами чужаков затряслась и покрылась трещинами, из которых обильно засочилась тёмная, практически чёрная, густая жижа напоминающая кровь. Вскоре вся земля покрылась ею. Воины поскальзывались на ней, спотыкались о земные трещины. Сразу же за кровавой жижей из земли показались мерзкие корнеобразные щупальца. Они обвивали ноги стоявших воинов, и тела уже упавших утягивая их вниз, заставляя захлёбываться во всё обильнее сочащейся земной крови. 

Яр, осадив коня, огромными от ужаса глазами смотрел на происходящее и не мог в него поверить. Кровь потоками сочилась по земле насколько хватало взора, вопли ужаса дружинников оплетённых корнями. Жуткие оборотни, порождённые тёмными богами, вгрызавшиеся и рвавшие на части тела его воинов. 

– О, Чернобог! – взмолился непослушными слипшимися губами Яр. 

В тоже мгновение лапа одного из волколаков с силой схватила уздцы его коня и одним движением свалила его с копыт, заставляя вылететь княжеского наёмника из стремени. 

Яр упал и чуть ли не захлебнулся в одно мгновение в чёрной жиже, погрузившись в неё с головой. Чудом выбравшись, он стал отплёвывать сгустки наполняющей его рот жидкости с тошнотворным железным привкусом. Но сейчас же руки и ноги его были оплетены корнями. Корни с силой устремились вниз, увлекая человека за собой. Яр сопротивлялся изо всех сил. Неожиданно все корни оплетшие, разом освободили его. Яр тут же вскочил на ноги, используя спасительный шанс. Но это была всего лишь иллюзия. 

Яр стоял на полусогнутых ногах, полностью покрытый кровавой жижей, в которой утонули его меч и шлем. Слипшиеся длинные волосы, словно противная пакля приклеились к лицу. Вокруг господствовал ужас и как единое олицетворение его, перед Яром стоял огромный чудовищный оборотень с волчьей мордой. На лбу оборотня мерцал обруч. 

Для Яра всё происходящее вокруг внезапно замедлилось. Движения, звуки. Всплески крови, разрываемые тела, предсмертные стоны. Он стоял напротив своей смерти, смотря ей в глаза. 

– Здесь нет чужих! – вырвалось из волчьей пасти сдавленное рычание. 

Волколак одним мощным движением вспорол брюхо верному княжескому псу, погрузив лапу по локоть. Лапа острыми когтями вышла с другой стороны тела. Изо рта человека густым напором хлестнула кровь. Теперь уже его собственная. Мгновенная боль шоком затуманила его разум, но прежде чем умереть с полузакрытыми веками он ещё ощущал, как оборотень поднял его над землёй заставляя, вывалится из вспоротого живота всю требуху. Он ещё оставался жив, когда поднятый над общей бойней ощущал, как по очереди отрывались руки и ноги. И умер лишь тогда, когда свободная лапа волколака одним движением размозжила ему голову. 

Покончив со своим врагом, волколак повернул звериную голову и устремил свой взгляд туда, где как будто находился и наблюдал за происходящим Пётр. Оборотень словно бы видел, чуял неосязаемый образ, и, как будто зная, вцепился взглядом в несуществующие в этом мире глаза Петра. И парень ощутил те же чувства и эмоции, которые охватили его, когда он вглядывался в глаза мертвеца. Те же смазанные образы, тоже ощущение падения в бездонный мрак. И вот уже он вновь в залитой лунным светом комнате. Старик уже не лежал на кровати в состоянии трупа, а стоял вплотную к нему, не сводя с Петра цепкого взгляда. 

Осознав, что жилистая рука старца уже не сжимает его, Пётр, что есть мочи, ринулся из комнаты, даже не подумав о том, что может ждать его снаружи. 

Не помня самого себя, чудом найдя лестницу, ведущую вниз и затем, тем же слепым инстинктом входную дверь, Пётр выбежал на улицу. Затем из двора он кинулся прочь мимо подобных домов и дворов, пока оступившись, не рухнул на землю. 

Боль от падения была сильной и резкой. Остро заныла щиколотка. Пётр замер, часто и жадно вдыхая свежий воздух тёплой летней ночи. В вышине плыла полная луна, освещая всё своим ровным ярким бело-голубым светом. Чёрно-синий бархат неба был расшит мириадам сверкающих звёздных самоцветов. 

Отдышавшись, Пётр обратил внимание, что не только лунный свет освещает пространство вокруг него. Сидя на коленях, он с безнадёжностью поднял голову и осмотрелся. 

Теперь ставни на всех домах были открыты, а сама улица полна людей. В основном это были дети и старики, ещё молодые девушки, мужчин же практически не было. Многие из присутствующих держали в руках факелы. Среди них Пётр разглядел мальчонку, того самого, которого он встретил, как только попал сюда. В рыжем подрагивающем свете огней мальчик молча стоял и пристально смотрел на чужака. 

Мысли просить о помощи у спасённых божественной волей многие столетия назад у Петра не было. Видение, насланное старцем, дало ему понимание происходящего. А также понимание того, что живым ему отсюда не выбраться. И всё же непреодолимая жажда жить вновь вернулась и захватила его. Покачиваясь, Пётр с трудом встал. Подвёрнутая лодыжка нестерпимо болела. 

Пётр ещё раз осмотрел жителей. Простая одежда, красивые лица и пустые глаза. 

– Я не они! – закричал Пётр. 

Люди взирали бесстрастно. 

– Я не они! – повторил Пётр и рванул рубашку, разорвав ворот. Верхние пуговицы с треском разлетелись в разные стороны, оголяя грудь с нательным крестиком на толстой золотой цепи. 

Люди оставались бесстрастным. 

– Я уйду! Уйду! – выплёвывая сгустки слюны, повторял Пётр – Это ваша земля! Мне она не нужна! Я такой же, как вы. 

Тут он сам вспомнил о кресте на своей шее. Он посмотрел на него. Потом на жителей городца. Все они оставались, по-прежнему молчаливы, с отсутствующими взглядами. Пётр схватил цепь и попытался одним резким движением оборвать её. Цепь не поддалась. Пётр несколько раз повторил попытку. Цепь хоть и была толстой, но невозможность оборвать её, казалась частью всех прочих чудовищных тёмных чар, в плену которых оказался молодой человек. 

Не отказываясь от попыток сорвать крест, Пётр почувствовал, как цепь начала сжиматься на его груди, тут же он ощутил жар. Это был крест. Раскалённый неведомой силой он нестерпимым жаром стал жечь грудь, буквально вдавливаясь в неё. 

– Нет! Нет! – завопил чужак – Я уйду! Будьте вы прокляты! 

С этими словами припадая на больную ногу, он бросился на толпу людей. Толпа молча расступилась, позволяя Петру убежать. Не препятствуя и не пытаясь задержать. 

Хромая и выкрикивая проклятья, Пётр продолжал идти наугад. Вскоре он оглянулся. Все люди молча и не спеша шли вслед за ним. 

Пётр попытался ускориться, но снова упал. Встал и продолжил движение неведомо куда. Так хромая, падая и снова вставая, он оказался в большом круге, окружённом горящими кострами. Со всех сторон за периметром костров возвышались огромные склоны курганов. В центре круга был установлен, чур, в несколько метров высотой, с тремя лицами, смотревшими на три стороны. Подле чура стоял старик, молча смотря на чужака. 

В один момент пламя костров взвилось до небес подвластное неведомым силам. Почва задрожала и в ночной тиши единым порывом взвыли холодные ветра, вздымая грязь и пыль. Костры при этом не задувались, а наоборот, их пламя становилось ярче и выше. 

– Здесь нет чужих! – наконец произнёс старец. Голос его был низкий, ровный и холодный. Казалось, он доносился откуда-то из глубины. Из нутра самой земли. 

Люди с факелами и без, следовавшие за Петром теперь стояли за чертой костров, замкнув живое кольцо. 

Содрогаемая тяжёлыми толчками из глубин почва покрылась сетью множества мелких трещин, которые тут же стали увеличиваться. Происходящее вокруг, вмиг стало до боли знакомым. Всё повторялось, так же, как в видении. И Пётр понял, что повторяется это не впервые. Даже не сотни, а тысячи раз, а может больше. Каждого чужака, неважно каким образом очутившегося на этой земле, пришёл он с миром или злом, сознательно или случайно, ждала одна судьба. 

Лики трехглавого бога будто бы ожили. Глаза засверкали странным нездешним светом, вырезанные в дереве черты, ожили. 

Тысячу лет, скреплённая кровью клятва рода людей и богов, хранила эту землю. Скрыв в густых глубоких лесах от посторонних глаз. И ещё тысячи лет будет хранить. 

Из расширяющихся земных расщелин забурлила тёмная кровь и вслед за ней показались корнеобразные щупальца. Очень быстро руки и ноги чужака были оплетены ими. Перед Петром стоял чудовищный, в своей силе и потусторонности, волколак. Серая шерсть раздувалась ветрами, и на голове в свете луны ярко блестел обруч. Оборотень подошёл к скованному корнями человеку и взглянул прямо ему в глаза. Новые огни вспыхнули за пределами круга, в котором стояли глядя друг другу в глаза, человек и чудовище. Яркими вспышками они зажглись на вершинах холмов окружавших это место и хранивших прах воинов павших за землю своих предков и потомков. 

– Здесь нет чужих! – твёрдо произнёс Пётр, и почему-то улыбнулся тихой спокойной улыбкой. Страха не было. От взгляда чудовища не хотелось бежать, или кричать. Наоборот. 

Волколак, как будто незаметно улыбнулся в ответ, и с новой вспышкой огней вокруг и молнии над ними вонзил когти в тело Петра. 

***

Шумное офисное утро в центре Москвы доводило молодого человека до мигрени. Зайдя в свой кабинет, он рухнул в удобное кресло и обхватил голову. 

– Что ж, это такое? – сам у себя с раздражением спросил человек в дорогом деловом костюме. 

Он откинулся назад и закрыл глаза. Боль, как будто бы стала отпускать. Но это состояние было вскоре прервано открывшейся дверью. Молодой человек посмотрел на вошедшего. 

– Доброе утро, Михаил Сергеевич! – с иронией произнесла девушка, закрывая дверь. 

– Добрее не бывает – скривился человек и вновь откинулся на спинку. 

– А, ты бы завязал с выпивкой хотя бы на день, глядишь и разглядел бы добро – присев на край стола рядом с креслом произнесла девушка. 

– Давай только без этого – не открывая глаз, огрызнулся Михаил. 

– Через час собрание совета директоров! Надеюсь, ты помнишь об этом? – жёстко напомнила гостья. 

– Какое собрание? О Пете до сих пор ничего не известно! – подняв усталый взгляд, возмутился молодой человек. 

– Тебе не звонили? – опустив взгляд, спросила девушка. 

– Нет, Полина, мне не звонили! И никому не звонили! Я же говорю никаких вестей! Чёрт! – выругался Михаил, ослабляя узел галстука. 

– Извини, я знаю, что вы были друзьями – Полина сделала паузу – Я понимаю, что тебе тяжело. Но компания должна работать. Сегодняшнее собрание, должно решить, кто займёт его место. 

– А ты уже решила, кто займёт его место? – с новым раздражением спросил Михаил глядя на девушку – вроде тебе он тоже был не чужой. 

– Замолчи! – сверкнула глазами Полина – ты не в праве даже упоминать об этом! С Петей у нас давно уже было всё плохо. Ты-то об этом должен знать! Если бы он вернулся – Полина осеклась – если бы он вернулся, мы бы расстались. 

– Но он не вернулся – ещё больше ослабляя галстук, констатировал Михаил. 

– Приведи себя в порядок. И через час мы все тебя будем ждать – Полина слегка потрепала его по плохо причёсанной чёлке. 

– Ни машины, ни телефона, ничего. Как будто его и не было – услышала она, подойдя к двери бормотание коллеги. 

– Час – твёрдо повторила Полина и вышла из кабинета. 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, состоящие из одного-двух слов или смайлов, не приветствуются и могут быть удалены модератором.

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp