Синий сайт

Всего произведений – 3654

 

Подвал

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
AwT
Проза
-
Мистика,Хоррор
16+ (R)
27584
Стивен всегда боялся спускаться в подвал. Но в свое шестнадцатилетие он решил посмотреть своим страхам в лицо, а они посмотрели на него в ответ.
закончен
конкурс «Шаги за спиной»

1.fw

   

Стивен открыл глаза и жадно втянул носом воздух. Его уже неделю не покидало чувство предвкушения: этот день должен был стать особенным. Он повернул голову и посмотрел на молодую женщину, запертую в деревянной рамке. С черно-белой фотографии смотрела мама: такая, какую он никогда не видел. Диагноз «опухоль мозга» ей поставили, когда Стивену было три с половиной года. Ему стукнуло пять, когда она умерла. Многие утверждали, что она долго держалась. Долго, но недостаточно, ведь она не дожила до сегодняшнего дня, когда Стивену исполнилось шестнадцать лет.

Он чувствовал, что эта цифра – некий рубеж между детством и взрослой жизнью. Столько всего должно произойти в этом году: получение прав и выбор колледжа, первый выпускной, но самое главное – отец обещал взять его на охоту. Вспомнив об этом, Стивен едва не подпрыгнул на кровати.

Он рывком откинул одеяло и сел. В окно пробивался яркий, солнечный свет. Казалось, само утро в этот день решило сделать Стивену подарок. Ему нравилось, что день рождения выпал на период летних каникул: можно было полностью погрузиться в празднование, не задумываясь о зубрежке и контрольных. Стивен натянул штаны и футболку, а затем бросил взгляд на свою кровать. У отца был один безумный пунктик: он требовал, чтобы сразу после пробуждения Стивен заправлял свою постель. Один раз он забыл об этом правиле, и отец наказал его по всей строгости родительского «кодекса». В остальном Стивен не мог пожаловаться на родителя. Между ними было несколько разумных договоренностей, как между любым взрослым и его ребенком, но отец никогда не перегибал палку. Единственный запрет, который Стивен до конца не мог понять – это запрет спускаться в подвал. Отец говорил, что хранит там опасные вещи, правда никогда не уточнял, что именно. Но Стивен и так обходил подвал стороной, потому что он всегда его пугал. Какое-то время Стив слышал голоса, доносящиеся, казалось, прямо из стен: чаще всего это были стоны, иногда даже плач, а один раз из подвала слышалось что-то похожее на пение.

Победив покрывало, Стивен в приподнятом настроении вышел из комнаты, но тут же замер на лестнице, услышав голос шерифа Бронкса:

– Вторая семья за эту неделю, Джон. Тела обескровлены, а девушка похищена. Одному Богу известно, что с ней сделают. Нам надо поскорее найти эту тварь.

– Я работаю над этим, – в голосе отца звенела сталь.

Настроение Стивена резко пошло вниз – обычно приезд шерифа означал, что день Джон проведет не с сыном. После смерти мамы многое изменилось. Раньше отец преподавал в колледже историю и увлекался мифологией разных народов, но после одного случая, потрясшего их городок, начал помогать полиции с «оккультными» преступлениями, и частенько где-то пропадал.

Стивен нарочито громко затопал по лестнице, привлекая к себе всеобщее внимание.

– Доброе утро, Стивен, – шериф Бронкс кивнул подростку, и Стив заметил, что на усах шерифа застыли капли кофе.

– Пап, ты обещал сегодня отвезти меня на охоту, – протянул подросток, глядя на отца суровым взглядом.

– Я приготовил твои любимые сэндвичи с арахисовым маслом, – примирительно произнес отец. – Мне бы очень хотелось провести этот день с тобой, но у меня появилось неотложное дело.

– У тебя каждый раз неотложное дело! Между прочим, шестнадцать лет – неотложнее любого дела. Хочу напомнить тебе, что такое событие бывает раз в жизни, – Стивен упер руки в бока, чтобы придать своей позе значительности.

– Джон, я подожду в машине, – шериф Бронкс вытер ладонью усы, и заторопился на выход, по пути зацепив ногой табуретку.

– С Днем Рождения, – улыбнулся он, прежде чем скрыться за дверью.

– Стив, присядь, – отец кивнул на стул напротив.

Внутри Стивена боролось два человека: бунтарь и примерный сын. С одной стороны, он уже привык, что отец частенько где-то пропадает. В этом даже были свои плюсы, но только не сегодня. Это его день, и ему хотелось отвоевать право на внимание отца. Всем своим видом показывая недовольство, Стивен подошел к столу и сел.

– Ты знаешь, что моя работа важна.

– Знаю.

– Если шериф приехал, значит, произошло что-то, что требует моей срочной консультации. Я знаю, как ты хотел сегодня поехать на охоту, но мы обязательно сделаем это завтра. Обещаю.

– Твои обещания ничего не стоят, – скривился Стивен.

Джон устало выдохнул. Только сейчас Стив заметил, как отец постарел за последние годы. В поредевших волосах и щетине пробивалась седина, морщины на лбу стали глубже, а глаза приобрели мутноватый оттенок. Работа с шерифом будто высасывала из отца жизнь.

– Стив, ты уже взрослый, и должен меня понять. К тому же я приготовил тебе подарок, – Джон порылся в кармане и извлек на свет небольшую коробку, перевязанную лентой. Взгляд Стивена скользнул по названию: «Thriller», и он не смог сдержать улыбку.

– Я уже месяц коплю на этот альбом!

– Знаю, поэтому решил, что тебе понравится. С Днем Рождения.

– Это лучший подарок! – Стивен схватил кассету и потряс ее в воздухе. Обида моментально растаяла.

– Вот и отлично. Мне нужно идти, но я освобожусь к пяти, и мы отпразднуем ужином.

Стивен проводил отца взглядом. Неужели сегодня не будет стандартных наставлений?

– И да, никаких вечеринок, и не ходи…

– В подвал, – передразнил отца подросток. – Знаю, пап. Тем более, подвал заперт, а сверхспособностями я пока не владею, но говорят, что после шестнадцатилетия появляется телекинез.

– Пытливый подростковый ум не остановить замком. Я серьезно, Стив.

– Я так и понял. Не буду. Если Ванда еще не уехала, то мы с ее братом сходим в кино и погуляем по торговому центру.

К счастью Стивена, его соседка Ванда оказалась дома. Они включили новый альбом Майкла Джексона, и Ванда на каждой песне визжала, как сумасшедшая, заглушая музыку. Когда кассета закончилась, они вместе с ее братом Кори направились в торговый центр. Его открыли только в этом году, и для маленького городка это стало важнейшим событием. Подростки сутками зависали напротив пестрых витрин или устраивали сходки рядом с палатками фастфуда. И, конечно, именно в новом торговом центре обосновался самый крутой в городе кинотеатр. Хотя Ванда была против, выбор пал на «Полтергейста», которого все еще крутили на большом экране.

– Это Спилберг, дуреха, – со знанием дела произнес Кори, а сестра закатила глаза.

Надо сказать, что фильм получился действительно жуткий. На одном моменте Стивен даже зажмурился, хотя потом с жаром это отрицал.

После кино Кори купил им по бутылке пива. В прошлом году брату Ванды исполнился двадцать один год, но он все еще предпочитал тусоваться с подростками и нигде не работал. Пиво показалось Стиву слишком горьким, но он допил до конца, и даже попросил купить ему еще одну бутылку. Глотая пенную жидкость, он чувствовал себя запредельно крутым и взрослым.

– Пойдем к нам, еще раз послушаем Триллер? – предложила Ванда, когда они вернулись к дому.

– Я обещал отцу с ним поужинать, – Стивен не слишком уверенно держался на ногах.

– Тогда завтра?

– Завтра отец обещал меня отвезти на охоту.

– Ладно, – разочарованно протянула Ванда и на этом их разговор закончился.

Дома Стивен оказался в начале шестого. На столе засыхали недоеденные сэндвичи, было тихо, и ничто не выдавало присутствие Джона.

– Пап? – наудачу крикнул Стив, но ответа не последовало.

– Трепло!

Стивен почувствовал, как жаркий комок злости поступил к самому горлу. Если отец не выполняет своих обещаний, то почему он должен? Скорее всего, дело было в алкоголе, который разгонял кровь и туманил разум, но Стив решил побороть своего давнего врага и спуститься в подвал. На самом деле, он давно знал, что отец прячет запасной ключ в своей комнате.

Стивен отсчитал три половицы от ножки кровати, постучал, проверяя наличие полости, а потом попытался подцепить дощечку пальцами. Вышло у него это далеко не с первого раза. В небольшой выемке лежал самый обычный металлический ключ. Стивен смотрел на него насколько секунд, а затем решительно вытащил из тайника.

В голове крутились мысли о том, что он уже достаточно взрослый, чтобы бояться какого-то подвала. Хотя старая дверь с потеками краски все еще выглядела весьма угрожающей. Может быть, позвать Ванду и Кори? Стив мысленно отругал себя и подошел к двери. Он коснулся рукой замка и почувствовал, как холодок скользнул по спине.

– Это просто чертова дверь.

Стив вставил ключ в замок и повернул. Запор щелкнул и дужка приподнялась. Липкими от пота пальцами, Стивен снял замок и аккуратно положил его на пол.

Сначала он приоткрыл дверь совсем чуть-чуть и заглянул внутрь, но не смог разглядеть ничего кроме темноты. Сердце отчаянно трепыхалось в горле, Стив сглотнул и рванул дверь на себя. Перед ним открылся черный провал. Тьма клубилась и дышала, тянуло сыростью и холодом. Стивен сделал шаг вперед, все еще оставаясь на границе тьмы и света, и провел рукой по стене, нащупывая включатель. В тишине тумблер клацнул, подобно выстрелу. Провода загудели, и под потолком загорелась тусклая лампочка. На первый взгляд подвал выглядел вполне обычно: старые стены, обитые войлоком, полки, заставленные банками и проход вглубь. Стивен даже почувствовал разочарование, но оно быстро сменилось ужасом, когда из глубины подвала донесся приглушенный вой, будто кто-то пытается кричать сквозь сжатые губы.

Стив отступил назад, лихорадочно соображая, что делать. Первой на ум пришла мысль закрыть подвал, вернуть ключ на место и притвориться, что ничего не было. Снизу раздалось несколько глухих ударов.

– Кто тут? – со всей силы крикнул Стивен, и всё затихло. Он еще раз сглотнул, чувствуя, что в горле пересохло, а слюна вязкая и кислая. Неожиданно из глубины подвала снова донесся протяжный стон, а удары начали повторяться с новой силой.

Там явно кто-то был. В голове пронеслись все ругательства, какие Стивен только знал. Он должен был спуститься и посмотреть, кто в подвале, но Стив не мог идти безоружным. Спотыкаясь, он побежал на кухню и выбрал самый большой нож.

У входа в подвал парень помедлил, собирая остатки храбрости. Выкрикнув что-то нечленораздельное, Стивен парой прыжков преодолел лестницу. Оказавшись внизу, он сразу же развернулся к источнику звука и выкинул руку с ножом вперед. Лезвие разрезало пустоту, а его взгляд выхватил картину, от которой сердце едва не выпрыгнуло из грудной клетки.

К стене в виде распятия была прикована абсолютно голая девушка. Вытянутые руки и ноги плотно обвивали железные браслеты, а над головой висело три креста. Рот был заткнут металлическим шаром на кожаном ремешке, шею стягивал ошейник.

– Нет, – вскрикнул Стив, пятясь назад и роняя нож. Он пытался дышать, но воздух обжигал горло, и будто не доходил до легких.

Кожа девушки была такой бледной, что казалась фарфоровой. Спутанные каштановые волосы доходили до плеч. Она выгнулась ему навстречу, кожа натянулась, и под маленькой грудью выступили ребра.

– Нет, – еще раз повторил Стивен и замотал головой. Алкоголь моментально выветрился. Он развернулся и, что есть силы, припустил назад, не заметив, как за секунду оказался наверху. Содержимое желудка едва удалось донести до раковины. Его рвало толчками, и казалось, что вместе с завтраком, обедом и пивом, он выблевывает собственную душу.

– Этого не может быть, не может быть, не может быть, – шептал Стивен после каждого спазма тошноты.

Прошло около десяти минут, прежде чем он худо-бедно сумел собрать себя воедино. В голове гудело, мысли жужжали осиным роем.

– Мне просто померещилось. Игра света и тени, галлюцинация. Наверное, пиво было просрочено, – убеждал себя Стив, меряя шагами кухню. Он сам не верил своим доводам, то и дело бросая взгляд на провал, где мерцал тусклый свет.

Стивен знал, что не простит себя, если не посмотрит снова. Не позволяя себе передумать, он забежал в подвал, как можно громче топая по ступеням, словно это действие могло прогнать фантом девушки.

Стив зажмурился и медленно досчитал до десяти, а затем распахнул глаза. Перед взглядом заплясали черные пятна, а потом они начали лопаться, словно мыльные пузыри, и Стивен снова увидел ее: девушку, прикованную к стене. Он старался не пялиться, и пошарил взглядом вокруг. Помимо крестов слева и справа от пленницы были прибиты старые пожелтевшие матрасы, видимо для того, чтобы заглушать крики. Эта мысль болью отозвалась в желудке. Все это время отец врал ему.

Стивен перевел взгляд на лицо девушки. Она смотрела на него выпученными от страха глазами и мычала: это все звуки, которые ей позволял издавать кляп. Неожиданно она начала биться затылком о стену, и Стивен понял, что именно эти удары слышал, когда открыл подвал.

– Не надо! – чужим голосом взмолился он. – Я ничего тебе не сделаю. Сейчас подойду и сниму эту штуку с твоего рта, только, пожалуйста, не кричи.

Девушка сделала движение головой, отдаленно похожее на кивок.

Стив опасливо приблизился к ней, стараясь не смотреть ниже лица. Все еще влажные пальцы коснулись ремешка. С застежкой пришлось повозиться, но когда рот девушки был освобожден, Стивен едва не вскрикнул снова. Ее губы были обожжены, а сквозь почерневшую кожу проступала окровавленная плоть.

– Помогите! – попыталась проорать девушка, но голос подвел ее, и из горла вырвался лишь натужный хрип. Стивен замахал руками, призывая ее не кричать. Тогда она начала плакать, и это еще сильнее напугало Стива, потому что из ее глаз вместо слез потекли кровавые капли.

– Что он со мной сделал? – испуганно прошептала она, видя, как на полу растекаются красные пятна.

– Я..я не знаю, – на лице Стива отразилась гримаса боли и отчаяния.

– Мне очень больно.

– Пожалуйста, не плачь. Кажется, от этого тебе только хуже.

Стивен поднял руку с желанием положить на плечо девушке, но остановился в миллиметре от ее кожи.

– Меня зовут Стив, а тебя? – спросил он, лихорадочно соображая, что предпринять.

– Стив? – пробормотала девушка моментально прекратив плакать, и пристально посмотрела на парня. – Он так называл своего сына. Стив.. Стивен. Теперь он тебя подослал?

Последние слова она выплюнула, словно яд.

– Нет! Я ничего не знал. Отец запрещал спускаться в подвал.

– Теперь знаешь. Меня зовут Лив.

– Давно ты здесь?

– Кажется, что уже целую вечность. Мне очень больно, Стив. Представляешь, через что мне пришлось пройти? – уголок губ Лив дернулся и на ее лице появилась пугающая ухмылка.

– Нет, пожалуйста, не хочу знать. Он все-таки мой отец. Но я тебе помогу.

Стивен вспомнил, что выронил нож и сразу кинулся его искать.

– Просто позови кого-нибудь, – взмолилась Лив.

Он замер, обдумывая эту мысль. Стивен мог добежать до Ванды и рассказать все ей, а потом они вместе позвонили бы в полицию. Но тогда отца арестуют. Может быть, поговорить с шерифом Бронксом?

Лезвие блеснуло на полу. Стив ухватил нож за рукоятку, и тут же кинулся ковырять замки на браслетах. Отец мог вернуться в любую секунду. С одной стороны, Стивену хотелось, чтобы Джон застал его здесь, и все тайны разом рухнули, как карточный домик, но с другой, это могло обернуться еще большим кошмаром.

Попытки хоть как-то взломать замок оказались тщетны. Стивен почувствовал, как волной накатывает отчаяние. Ощущение «взрослости» испарилось, словно утренний туман. Он маленький никчемный ребенок, который боится всего на свете.

– Черт! – прокричал Стив и швырнул нож в сторону, когда вместо того, чтобы открыть чертовы кандалы, сломался железный кончик.

– Ты никого не позовешь, потому что любишь его и будешь защищать, – голос Лив звучал глухо и безжизненно.

– Дело не в этом. То есть не только в этом. Я не могу никого впутывать. Но я что-нибудь придумаю.

– Как скажешь.

Ее ответ только сильнее распалил Стива. Ему хотелось сказать что-то еще, но слова шипами застряли в горле. Мог ли он ей что-то обещать?

– Он должен скоро вернуться. Прости, но мне нужно идти. Если он узнает, что я был здесь… – Стивен осекся, потому что в его голове вспыхнуло разом множество вариантов один кошмарнее другого.

Лив ничего не ответила и не пошевелилась. Измученным взглядом она следила за движениями Стива. Когда металлический шар коснулся губ, Стивен услышал шипение, и запахло паленой плотью. Лив взревела и выгнулась всем телом. Он с ужасом осознал, что причиняет девушке боль. Стивен стиснул зубы, и постарался затянуть ремень не туго.

– Я обязательно что-нибудь сделаю, – произнес он, отворачиваясь, и через мгновение взлетел по лестнице наверх.

Щелкнул выключатель, лампочка с легким треском погасла. Темнота поглотила их страшную тайну.  

Перво-наперво, Стивен запер подвал и вернул ключ на место, а затем приступил к отмыванию блевотины. Ему хотелось оттереть каждый уголок дома, будто это он совершил немыслимое преступление и теперь вынужден заметать следы. При этом в голове продолжали биться мысли: одна хуже другой. Он припомнил, как отец однажды вышел из подвала, а вся его рубашка была заляпана бурыми пятнами.

– Банка с томатным соусом взорвалась, – невозмутимо произнес он тогда.

Голоса, которые Стивен слышал, принадлежали далеко не приведениям. Как давно это продолжается? Сколько их было? Что ему делать?

Давно стемнело, но отец все не возвращался. Страх накатывал на Стивена, словно волны в полнолуние. Только ему казалось, что он смирился с ситуацией, как его снова захлестывала паника. Когда, наконец, на подъездной дорожке послышалось знакомое шуршание шин, он рванулся в свою комнату и запрыгнул под одеяло прямо в одежде.

Внизу хлопнула дверь, и отец позвал Стива по имени. Парень зажмурился с такой силой, что векам стало больно. Лестница заскрипела от тяжелых шагов Джона.

– Ты уже спишь что ли? Я купил торт, – буднично пробасил отец. Стивен почувствовал, как кислый ком тошноты снова подступает к горлу.

Отец приоткрыл дверь и заглянул внутрь. Увидев холм из одеяла на кровати, он лишь тихо хмыкнул.

Стивен слышал, как Джон спустился по лестнице. Отец походил внизу, хлопнул дверью холодильника, открыл кран, но почти сразу же закрыл его, и после этого тяжелыми шагами, кажется, направился к подвалу. Сердце Стивена стучало набатом, отбивая дробь в каждой клетке тела. Он вспомнил, что видел связку ключей на брелке, пристегнутом к ремню отца, и подумал, что мог бы тихо прокрасться вниз, взять что-то тяжелое, подойти сзади и… От этих мыслей перехватило дыхание. Стивен прокрутил в голове несколько вариантов, но ни один из них не казался достаточно надежным. Он лежал и старался не думать о том, что отец сейчас там – внизу, вместе с беззащитной девушкой по имени Лив.

В конце концов, даже наполненная тяжелыми мыслями, ночь растаяла в предрассветном мареве. Стивену показалось, что пару раз он проваливался в липкий кошмар, и ему мерещилось, что отец ходит по его комнате. А может быть, это происходило наяву.

План зыбкий и пугающий созрел в голове парня, и теперь он ждал, когда солнце поднимется достаточно высоко, чтобы он смог выбраться к Ванде. Ее мама принимала снотворное, и Стив хотел попросить таблетки, чтобы усыпить отца. Он освободит Лив, а что делать потом – Стивен толком не придумал.

Наконец, на циферблате высветилось: восемь ноль-ноль, и Стивен, как заведенный, вскочил с кровати. Он уже почти добрался до выхода из комнаты, когда вспомнил, что не заправил кровать. Ни одна мелкая деталь не должна выдать его. В этот раз он никак не мог справиться с чертовым покрывалом, и к концу нехитрой процедуры Стива знатно мутило, поэтому он поспешил покинуть комнату.

Стивен старался спускаться, как можно тише, но ступени предательски скрипели. Он боялся, что разбудит отца, но, как оказалось, совершенно напрасно, потому что Джон уже не спал. Он сидел за кухонным столом, развернув газету, и пил чай.

– Доброе утро, Стив, – слишком спокойным тоном произнес отец.

– Привет, пап. Я вчера у Ванды кассету забыл, хотел сходить, – скороговоркой ответил Стивен.

– Думаю, это подождет. Я хочу поговорить с тобой о том, что вчера произошло.

Джон отложил газету и пристально посмотрел на сына. Внутри Стивена все похолодело. Он знает.

– Прости, я не хотел… Тебя так долго не было, – трусливые слезы выступили на глазах. Стивену было страшно и стыдно одновременно.

– Стив, я понимаю, что ты уже взрослый. Но я надеялся, что когда ты захочешь попробовать алкоголь, то сначала придешь ко мне. И я бы не позволил тебе пить какую-то дешевую дрянь, которой вы вчера травились с друзьями.

Стивен оказался в таком замешательстве, что слезы мгновенно высохли. А вот дрожь в руках парень смог унять далеко не сразу.

– Как ты узнал? – хрипло спросил он.

– Во-первых, ты завалился спать прямо в одежде. А, во-вторых, запашок в твоей комнате еще тот. В следующий раз хотя бы окно открой, – Джон мягко улыбнулся, и внутри у Стива что-то перевернулось. Как он может быть одновременно заботливым отцом и маньяком?

– Прости, пап, – еще раз повторил Стивен.

– Я прощу тебя, если ты тоже меня простишь, – отец вдруг стал серьезным и встал из-за стола. – Мне снова не удастся сдержать обещание. Мы с Майком напали на след, и мне нужно уехать. Но я постараюсь вернуться не так поздно, и мы все-таки съедим по кусочку торта, а ты расскажешь, как вчера отпраздновал.

– Хорошо, – только и смог выдавить Стивен в ответ.

Он заторопился и выскочил на улицу, прежде чем отец успел сказать что-то еще. Прохладный утренний ветер успокаивал. Стивен почувствовал облегчение, будто все произошедшее оказалось ночным кошмаром. Он почти верил в это, но все же держал курс на дом Ванды.

К его великому счастью, девушка не спала, и, увидев взъерошенного парня с синяками под глазами, ни о чем не спросила. Снабдив его указаниями, что «нужно не больше одной таблетки за раз», девушка скрылась в доме и вскоре вернулась с салфеткой, в которую бережно была завернута недельная доза.

Стивен слышал, как уехал отец, и знал, что у него есть время до вечера, чтобы все хорошенько обдумать. Однако сколько бы мысли ни крутились в голове, ничего лучше на ум ему не приходило. Пару раз Стив порывался проверить подвал: ему хотелось убедиться, что Лив не плод его опьяненного сознания, и что она все еще жива. Но Стивену не хватило решимости.

День начал близиться к закату, когда Стивен понял, что медлить больше нельзя. Он вымыл заварной чайник, щедро засыпал в него заварки и залил кипятком. Затем долго смотрел на таблетки: считал, прикидывал, и, в конце концов, решил использовать все, что дала Ванда. Мелкое белое крошево было бережно высыпано в чайник. Стив хорошенько размешал отвар и понюхал. К запаху чая примешивался слабый сладковатый аромат, но он надеялся, что сможет заболтать отца, и тот ничего не заметит.

Джон вернулся ближе к десяти. Выглядел он усталым, и ко всему прочему его одежда была испачкана грязью, а местами порвана.

– Ты не с медведем случайно сражался? – попытался пошутить Стивен.

– Если бы, – устало выдохнул отец и метнул взгляд на подвал.

– Раздевайся, я чай заварил.

– Это ты хорошо придумал. Я только душ приму и спущусь.

Стивен кивнул, стараясь, чтобы жест не выглядел нервным. Он поджег газ под чайником, и начал наворачивать круги, дожидаясь заветного свиста.

Отец, чистый и даже повеселевший, спустился аккурат к тому моменту, когда Стив разбавлял крепкую заварку кипятком, молясь, чтобы доза не оказалась слишком маленькой.

Джон достал из холодильника торт, и разрезал его на хирургически ровные куски. Заметив, что отец орудует тем самым ножом с отломанным кончиком, Стивен вздрогнул. Теперь он не мог вспомнить забирал ли его вчера из подвала?

Они устроились друг напротив друга, и со стороны выглядели по-киношному обычными. Но Стивену казалось, что он сидит не на стуле, а на доске, утыканной гвоздями.

Отец сделал первый глоток и откусил кусок торта. Копируя его движения, Стив сделал то же самое.

– Мог и покрепче заварить, – заметил Джон.

– Мы с тобой сто лет не пили чай вместе, я уже и забыл, как ты любишь.

– Ты все еще на меня дуешься?

Стивен неопределенно пожал плечами, и отгородился своей чашкой. Они сделали еще по паре глотков, когда отец несколько раз моргнул, пытаясь сфокусироваться, и пробормотал:

– Стив, скорую…

Голова со стуком приземлилась на столешницу.

– Папа, – вскрикнул Стивен, испугавшись, что переборщил. Он подскочил к отцу и наклонился, с облегчением отмечая, что тот все еще дышит. Теперь его встревожила другая мысль: как долго он пробудет в таком состоянии?

Стив бросил взгляд на пояс, и с досадой обнаружил, что отец переодел штаны, и никакого пояса на нем сейчас нет. Парень пулей взметнулся по лестнице наверх. Ему потребовалась целая минута, чтобы откопать в ящике ремень отца с брелком и ключами. Еще минута ушла на то, чтобы дрожащими руками отцепить брелок.

На лестнице Стивен споткнулся, и едва не полетел кубарем вниз. Сердце билось с такой скоростью, что казалось, может просто не выдержать этой бешеной скачки.

Хоть и не с первого раза, но среди ключей Стиву удалось отыскать тот, что от подвала. В этот раз парень не стал церемониться и просто кинул тяжелый замок на пол. Звук получился такой громкий, что пришлось проверить, не разбудил ли он отца. Джон все еще лежал лицом на столешнице, а на его губах пузырилась слюна.

Стивен повернулся к проходу, быстро нашарил выключатель и оказался внизу едва ли не раньше, чем провода загудели под потолком.

– Я же обещал, – пробормотал Стив, приближаясь к девушке. Он бросил на нее один единственный взгляд, чтобы убедиться, что она жива, а затем занялся оковами. Сначала освободил рот и горло.

– Что ты с ним сделал? – испугано спросила Лив.

– Снотворное. Не знаю, надолго ли это, – подбирая нужный ключ, ответил Стив.

Руки ему удалось освободить быстро, а с браслетами на ногах пришлось повозиться.

– Отойди, Стивен, – чужим голосом произнесла Лив, поочередно потирая каждое запястье. От неожиданности Стив отпрянул и поднял взгляд. Кресты над головой девушки медленно начали поворачиваться, пока не приобрели перевернутое положение.

– Посмотри на меня, – приказала она. Стивен почувствовал, что его взгляд сам собой обращается к ее лицу. Лив сделала резкое, едва уловимое движение и оказалась совсем рядом. Ожоги на губах медленно затягивались, плоть обрастала кожей.

– Не думала, что моя судьба окажется в руках какого-то мальчишки. Твой отец убил моего компаньона, а меня держал здесь, надеясь выпытать информацию. Как удачно, что его сынок оказался таким сердобольным. Я должна отблагодарить тебя… как следует.

Взгляд Стива лихорадочно скользил по лицу девушки. Она улыбнулась, обнажая острые, как иглы, клыки.

– Попрощайся с прежним Стивеном, – шепнула Лив, и резко впилась зубами в шею. Он почувствовал, что жизнь медленно утекает из него. Тело стало ватным, а разум затянуло туманом. Оторвавшись от шеи, Лив влила ему в рот что-то обжигающее и заставила проглотить. Почувствовав солоноватый металлический вкус, Стив с ужасом понял, что это кровь.

– А теперь мы разберемся с твоим отцом, – прошипела девушка. Она взяла Стивена за руку и повела наверх. Внутренне Стив сопротивлялся, но тело полностью подчинялось ей.

Лив усадила его на стул, и он впал в оцепенение, не способный пошевелить ни единым мускулом. Она подскочила к отцу и оттянула за волосы.

«Нет, пожалуйста, не надо. Умоляю! Забери меня», – орал Стивен, но его губы были сомкнуты.

Лив несколько раз проткнула шею Джона клыками. Он застонал, но даже не открыл глаза. Затем она разорвала рубашку и впилась когтями в спину, оставляя глубокие кровавые борозды. Джон вскрикнул что-то неразборчивое.

– Тише, тебе еще не настолько больно, – прорычала она и разом вывернула обе руки отца под неестественным углом. Затрещали кости, и изо рта Джона вырвался нечеловеческий вопль. Стивен видел, что отец еще жив, и эта мысль сводила его с ума. Лив ломала их обоих. Каждую косточку выкручивала по отдельности, заставляя Стивена смотреть и слушать. Внутри себя он метался в предсмертной агонии, но не мог даже попросить о пощаде.

До его ноздрей донесся металлический запах крови, и Стив почувствовал жжение в горле. Привычное ощущение жажды стало немыслимо иным, будто в рот влили расплавленный свинец. Но самое ужасное заключалось в другом – ему нестерпимо захотелось впиться зубами в собственного отца.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# ДораШтрамм 20.01.2019 15:18
Ну, наверное, за претензию на оригинальность тут можно принять концовку: все закончилось плохо, мальчик стал вампиром. В остальном, конечно, оригинальностью и не пахнет, как уже верно все до меня отметили.
Вопрос: почему Стива не смутили сгоревшие губы бедной девушки. Он-то прикасался к шару-кляпу - и ничего. Как минимум, насторожить должно было. Как и кресты над ее головой. Если бы девушка просто сидела на цепи, вся такая несчастная, рассказала ему душещипательную историю про папу-маньяка, который тут всячески над ней издевается, было бы более достоверно. А тут Стив, не подумав обо всех странностях, просто решает, что его отец - гадский гад. Если бы у них плохие отношения были, он бы бил его, тиранил, держал в ежовых рукавицах, да, тогда у Стива были основания. И какой подросток не видел фильмов про нечисть, которая боится крестов и от соприкосновения с железом дымится?
Если придумаете, как обойти этот момент, претензий к рассказ не будет. Но пока ноль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# CheezeLeone 18.01.2019 09:03
Сюжет рассказа довольно прост, и сами использованные приемы не являются чем то новым. Местами текст выглядит немного "искусственно" - автор явно живет не в США. Было бы интересно увидеть эту историю не в виде рассказа - быть может, она раскрылась бы в другом свете.
Тем не менее, при перечисленных выше недочетах, в рассказе грамотный, красивый язык, хорошие описания, живое повествование. Интересная подача заурядного сюжета. "Темп" рассказа сохраняется на должном уровне. Читать интересно, за героя переживаешь, преставить себя на его месте - абсолютно жутко.
Плюс
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# RKaman 15.01.2019 16:05
В глаза с самого начала бросаются многочисленные "он" и "Стивен" - и так по тексту.
втянул носом воздух, настроение резко пошло вниз и подобное очень уж нехорошо)
до его ноздрей донесся ..... впиться зубами, день начал близиться к закату...
вампиры - люблю про кровососов, но этот текст слегка скучноват, извините уж.
Но, исходя из представленных на конкурс, это не ноль ,конечно.
Ставлю плюс.
Читабельно, в конце концов))
спасибо!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Astalavista 15.01.2019 08:42
Здравствуйте, автор.

У вас не особо оригинальная история, что сразу бросается в глаза, тем не менее в общем ряду подобной темы именно ваша при всех огрехах гордо пробивается если не в локомотив, то в первые вагоны точно. Хорошо написано? Хорошо. Ну да, к космосу не подключились, свое не создали - но смогли преобразовать, сделать под себя. В общем, в выбранной нише ваш текст крепко стоит на ногах.
Текст насыщенный, каждое слово имеет вес, стоит на своем месте. Описания и диалоги грамотно сбалансированы. Герои живые, понятные. Поведение Стива правдоподобно: он эдакий маленький взрослый, следить за которым было временами умилительно, временами - переживательно. Даже его откровенные глупости можно списать на отсутствие опыта и страх. (А еще можно покричать: "Потому что американцы тупые!" но я никого не хочу оскорблять, поэтому не буду)) По крайней мере в своем характере, на мой взгляд, он действует в общем правдоподобно.

Несколько не хватило переживаний по поводу девушки. Т.е. вы хорошо показываете, что Стив боится (и как: чрез физиологию! - всем бы так), но не хватает боязни за девушку. Вот если бы он подумал "как она там, бедняжка" хоть одним предложением, было бы лучше.

Также нет у вас конца. Все обрывается кульминацией: осознаванием Стивеном жажды. Но какого-то итога, решения, даже неприятного осознавания ПОСЛЕ нет. Структура нарушена.
Тем не менее поставлю плюс - все же положительного больше, да и некоторые огрехи подтянуть будет не сложно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 13.01.2019 10:23
Для разнообразия поставлю плюс. Просто за то, что удалась неожиданность, рассказ красиво перевернулся, не самая плохая речь и не самый плохой стиль. Множество деталей, живые персонажи - все это, на мой взгляд, может и сгладить шероховатости.

То, что действительно не удалось - это попытка изобразить американский быт, явно кося если не под Великого и Ужасного, то под американские ужастики. Ну не верю и все. И что до обидного не получилось - это поведение паренька в кризисной ситуации, это, я думаю, главный косяк всего рассказа. Он не так себя ведет с вампиршей, не так себя ведет, скрывая эту тайну, это все отыграно из рук вон плохо. Но все же у рассказа есть будущее, как мне кажется.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 13.01.2019 02:13
Добрый день, Автор!

Тут у нас классический сюжет: замок Синей Бороды. Но наоборот. С сюрпризом. Хоррор на лицо. И хорошо подано.
Сюжет развивается, как и должен, с завязкой, самим рассказом, кульминацией и развязкой. Читать было интересно. Стив получился живым и понятным, и жалко его было ужасно, когда он узнал "правду" об отце.
Автор в нужных местах развесил ружья, как, например, пропавшую девушку, которую так никогда и не нашли.
Но классический сюжет рассказ и погубил. Почти все стало ясно с криков из подвала, а все - как только появилась девушка-жертва. И дальше оставалось только поудобнее устроиться в кресле с попкорном и ожидать закономерной развязки.
А тут еще все время мысль лезет в голову: ну не полный же идиот отец Стивена, чтобы держать вампиров в собственном подвале, в одном лестничном пролете от сына, и с ключом под матрасом.
Стиль порадовал. Читать легко. Никаких подводных камней, словесных буераков и оврагов.
Ошибок специально не искала, а сами они в глаза не бросались.

Чуть-чуть тапок:
Джон вскрикнул что-то неразборчивое - выкрикнул; вскрикнул не предполагает зависимых слов
тумблер клацнул, подобно выстрелу - выстрел уж точно не клацает. От него уши закладывает. В тир все с наушниками ходят.
Имя Стивен - полное, Ну, как бы вы в рассказе все время называли героя Александром или Вячеславом. Лучше сделать его Стивом, по аналогии с Сашей или Славой. все же ему только что исполнилось 16 лет.
Почему для Стивена пойти на охоту с отцом важнее получения водительских прав? На охоту детей можно брать с 12 лет. Как-то не верится, что заботливый отец тянул 4 года, чтобы отвести сына поохотиться.
Стивен ждал до 16, чтобы в первый раз попробовать пива? Для этого он должен был быть или правильным до отвращения, или не иметь друзей. По-моему, ни к тому, ни к другому типу он не относится.
От меня Ноль. Но с большим плюсом. Но чуть подправить - и все будет замечательно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 11.01.2019 23:29
Здравствуйте, Автор! Присоединяюсь к предыдущим комментаторам, в части достоверности поведения Стива в подвале. По тексту выходит, что он почти на сутки оставил несчастную жертву ( как ему казалось) в подвале, снова заткнув ей рот? Вас самого это не смутило? Если он так боялся отца, то откуда взялась смелость на отраву в чашке. Если нет - то почему? Про то, что папа пытал вампиршу в подвале в лучших традициях инквизиции, я уже молчу, и бесстрашно оставлял сына! одного в доме с ней, пусть и прикованной... Вынуждена ограничиться оценкой ноль, извините.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dj_taisauti 11.01.2019 23:05
Идея с запретной комнатой стара как мир. Не считаю это недостатком. Почему бы и не обыграть эту идею на свой лад? Всё было хорошо и реалистично до сцены в подвале. Его страхи и сомнения я ещё могу как-то принять, но вот поведение девушки совершенно противоестественно. Я понимаю, что она вампир, но почему подросток не понял, что девушка слишком хладнокровна для человека, который уже давно прикован в столь неуютной позе. Да и парень… вот никак не могу себе представить пацана, который после всего увиденного, аккуратно обратно застегивает стальной кляп на обожжённый рот девушки. И зачем надо было усыплять отца, если он спокойно мог выпустить девушку, пока отца не было дома? Боялся, что отец заругает? А так не заругает?
Не понятна мне мотивация отца. Зачем он её приковал, да ещё так картинно, по-киношному? Например, убил бы осиновым колом – это было бы логичнее.
В чём авторская задумка? Слушайся папу и если он говорит не входить в подвал, значит не стоит входить? ). И потом, сюжет очень быстро сливается после кульминации, на самом интересном месте. Мне кажется, стоило бы развить концовку. Всё закончилось банальной лажей для отца и сына, без малейшего сопротивления.
Вместе с тем, рассказ написан хорошим языком. Здесь есть над чем работать. Убрать эти штампованные американизмы, с Джоном, Стивеном, шерифом, развить сюжет, сделать его логичнее и ярче, и тогда рассказ обещает быть весьма неплохим, а пока ноль.

Замечания:
провел рукой по стене, нащупывая включатель – выключатель.
Провода загудели, и под потолком загорелась тусклая лампочка – никогда не слышал, что бы в домашней электропроводке гудели провода. Гудеть может дроссель люминесцентной лампы или трансформатор.
видел связку ключей на брелке – брелоке.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 11.01.2019 21:52
Добрый вечер, Автор!
Сперва немного вычитки.

"пробивался яркий, солнечный свет" - лишняя запятая.
"мы с ее братом сходим в кино и погуляем по торговому центру.
...Когда кассета закончилась, они вместе с ее братом Кори направились в торговый центр. Его открыли только в этом году, и для маленького городка это стало важнейшим событием. Подростки сутками зависали напротив пестрых витрин или устраивали сходки рядом с палатками фастфуда. И, конечно, именно в новом торговом центре ..."
- повторы.
"полки, заставленные банками и проход вглубь" - пропущена запятая.

"Кажется, что уже целую вечность. Мне очень больно, Стив. Представляешь, через что мне пришлось пройти? - уголок губ Лив дернулся и на ее лице появилась пугающая ухмылка". - вот тут девушка ведёт себя неестественно. Так не будет вести себя испуганная девушка, которую похитил маньяк. Да, в свете последующего это получает объяснение, но - неужели Стив такой наивный, что не понимает, что обычному человеку не под силу выдержать ещё сутки в том виде, в каком он её оставляет?

"При этом в голове продолжали биться мысли: одна хуже другой" - кажется, вместо двоеточия лучше запятую.
"План зыбкий и пугающий созрел в голове парня" - уточнение надо выделить запятыми.
"поочередно потирая каждое запястье" - сколько их у неё?

Теперь по смыслу. Тут, с одной стороны, классический перевёртыш и проблема отцов и детей: обычные (увы) отношения, когда не хватает тепла и нет доверия, что и приводит к предсказуемому финалу. С другой - я частично об этом уже сказала: ну какой нормальный человек выдержит лишние сутки непрерывных мучений? Хорошо, согласна, она- не нормальный человек. Меня больше здесь удивляет поведение Стивена: он затыкает рот девушке жгущимся кляпом, словно это так, небольшое неудобство - мол, потерпи ещё несколько часов? А по факту, сутки? Он надеется застать девушку в сознании? Он не удивлён, что застал её в сознании. когда нашёл в первый раз?

Здесь, при приличной задумке, неестественность и нарочитость ситуации сводит на нет весь возможный эффект.

От меня ноль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp