Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: Доброго утра, неспящие!
Alizeskis: :lol_fox
Allon-sag: Спасибки все зашел
Thinnad: Ну и потом не забыть его, когда будете заходить снова)
Thinnad: Написать, какой вы хотите. Мне.
ryabov-damir@rambler: подскажите как изменить ник на сайте
Alizeskis: Incognito :pet :blowkiss
Fitomorfolog_t: Incognito :-* :pinked :sun
Incognito: Amaretto :friend
Поздравляю))) Самая проницательная - видно, невидимость помогает
Amaretto: Incognito лови! :-*
Amaretto: Танцуют все!
Amaretto: Судя по обсуждению приза, у нас тут все друг друга целуют)))
Amaretto: Ух ты! Таки 56 работ))
Incognito: котикрад)
Incognito: мррр!
Dreamer: :-* Это котику!
Incognito: :pet
Incognito: можете начинать, кстати))
Incognito: Тем более, что это он не покладал лапочек!
Incognito: наоборот! Котиков целовать нестрашно
Аллен: Инкогниту целует победитель - на радостях. А к Тину очередь выстроится только так. Сам не рад будет
Fitomorfolog_t: Или обоих...
Fitomorfolog_t: Инкогниту!
Li Nata: или Инкогниту))))))))))))))
Fitomorfolog_t: что, впрочем, не отменяет того факта, что собрать выигрыш сложно ))
Li Nata: Fitomorfolog_t само собой)))
Fitomorfolog_t: :umora У меня почему-то в голове картинка, что проигравшие целуют Тина
Аллен: В смысле проигравшие целуют выигревшего? Эх, помотается он по миру, пытаясь свой выигрыш получить
Incognito: наааааа... поцелуи?
Аллен: Мимо моей ставки пронеслось две лоша... пардон, текста. Кстати, а на что мы спорили?
Li Nata: Incognito я на два)) мне традиционно не везет в азартных играх))
Incognito: Dreamer, ничего, даже Коты промахиваются)))
Dreamer: А-а! Мы с Фито промахнулись на один рассказ... :rolley
Incognito: Ура, Амаретто выиграла половину ставки! Всего 56 работ в списке!
ryabov-damir@rambler: Надеюсь что чуть чуть не считается и опоздав на 15 минут с выкладкай рассказ я не пролечу (((????
ryabov-damir@rambler: блин не успеваю немного осталось сделать вычитку и отправить рассказ АААА
Fitomorfolog_t: Ого! Уже 53 работы, а я ставила на 55! Пролетаю ))
Incognito: Ребята, какое-то количество работ я сегодня посмотреть не успею. Тем более, что шлют и в полночь :rolley
Но если кому не успею ответить сегодня - напишу завтра. Не переживайте.
Incognito: А я как-то рад :rolley
Fitomorfolog_t: Alizeskis Не говори!
Alizeskis: Сегодня последний день приёма работ? О,О
Как быстро время пролетело!
Alizeskis: Все ссылки в ЛС.
RKaman: С удовольствием прочту статью вашу))) киньте ссылкой плиз))))
: Извиняюсь, что кого- то обидела казалось бы невинной просьбой разместить на главной статью известного писателя Дмитрия Вишневского "Как писать Хоррор. Она из того же разряда, как писать рассказы, оформить книгу и прочее. Известная, между прочим, и выложена в интернете. Я не с целью пропагандировать творчества предлагаю выложить эту статью, а с той целью, что всем нам полезно поучиться. А еще я смеялась над юмором писателя Вишневского. Уважаемые Инкогнито, Thinnad пожалуйста, будьте добры, прочитайте короткую статью, и скажите, смеялись ли Вы? Может это невежливо, но я сильно интересуюсь.
Alizeskis: ryabov-damir@rambler, шорт лист будет опубликован после окончания комментирования
ryabov-damir@rambler: как понять какие работы попали шорт лист а какие нет
Thinnad: Публикация на других ресурсах до финала. Нарушение правил анонимности. Желание автора (многие обижаются на критику)
ryabov-damir@rambler: Спасибо, эх еще бы знать эти разные причины можно было бы избежать косяков в рассказах)))
Thinnad: Неактивные ссылки в списке принадлежат снятым работам. Их снимали по разным причинам.
Thinnad: Да, размер текста считается с пробелами и знаками пунктуации. Как в Ворде
ryabov-damir@rambler: и еще вопрос выделенные черным цветом выложенные рассказы я так полагаю сняты с конкурса? или как?
ryabov-damir@rambler: какой размер текста надо указать - с пробелами или без них
ryabov-damir@rambler: Подскажите плиз в форме для отправки конкурсной работы указан размер текста
ryabov-damir@rambler: Всем дорого дня!
Thinnad: УВАЖАЕМЫЕ АВТОРЫ.
Не требуйте, пожалуйста, мгновенного ответа на вашу заявку.
Работы мы принимаем уже полтора месяца, и вы подождать, когда рассмотрят вашу, вполне можете.
Fitomorfolog_t: Incognito Ага, точно!
Incognito: Мне кажется, что если тебе нравится материал, то ты его разместишь на своей страничке. Ты не можешь прийти к кому-то и сказать «размести это» - по меньшей мере, бесплатно)))

Это же так просто, даже если правил не знаешь.
Fitomorfolog_t: Thinnad Да я вообще мучаюсь загадкой. почему на главную страницу сайта надо помещать материал со стороннего ресурса, особенно учитывая, что просит (требует?) это собеседник, не использующий даже традиционного гордо звучащего обращения к трактирному половому: "Человек!", а ограничивающийся абстрактным "Кто-нибудь!"
Thinnad: вы забыли добавить «пожалуйста». Без этого не считается.
: добавьте кто нибудь в главную страницу статью Дмитрия Вишневского как писать Хоррор

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 621
Гостей: 762
Пользователей онлайн: 5

Пользователи онлайн
Serg
Falcon2000
Anaptix
Птица
Умка

Последние 3 пользователя
Serg
kisa13
kamski

Сегодня родились
Шатла

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3546

 

Золотой ключик

  Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
Инкогнито
Конкурсные работы
Зинча, Софья Алединская
Мистика
12+ (PG-13)
рассказ
-
закончен
конкурс «Шаги за спиной»

 1.fw

 

           

Золотой ключик

         

День первый

Лязгнула раздвижная дверь. Русоволосый, сероглазый гусар в малиновом, ладно охватывающем талию доломане остановился на пороге, снял кивер и медленно обвёл взглядом присутствующих.

– Сами-то мы не местные, – скорбно известил он. – Давыдова не видали?

Грянул хохот. Кто-то присвистнул. Кто-то хлопнул в ладоши, и аплодисменты – нестройные, но энергичные – пронеслись из одного конца вагона в другой.

– Ну ты даёшь, Елагин! – выкрикнули из угла. – Орёл!

Компания, расположившаяся через проход слева, раскладывала на коленях бутерброды. Девушка рядом, выставив для упора ногу в высоком сапоге со шпорой и наклонившись, переплетала косу – ловко пропускала между пальцев чёрные пряди, густые и блестящие, как конская грива. Парень в штормовке, сидевший напротив, мазнул ладонью по запотевшему стеклу. За окном небо светилось палево-розовым, вагон покачивался, колёса стучали и стучали. Далеко у входа забренчала гитара, и полвагона подхватило:

Ваше благородие, госпожа Удача!

Для кого ты добрая, а кому иначе…

Зинаида закрыла глаза. Хорошо, что решила ехать сегодня, а не завтра с утра. Совсем из головы вылетело: первые выходные сентября – Бородинский фестиваль. Пущены дополнительные электрички, и всё равно, утром хорошо если удалось бы втиснуться в тамбур, а сейчас она даже сидела.

– А ведь завтра как раз настоящая годовщина, – сказали рядом. – Седьмое сентября.

– Да…

Сначала Зина не прислушивалась. Её соседка и парень в штормовке, видимо, были давними знакомыми. Их реплики ни о чём не говорили Зине – какой-то Сашка, новый трензель, – но голоса звучали тепло.

Девять граммов, сердце, постой, не зови.

Не везёт мне в смерти – повезёт в любви.

– А ты знаешь легенду о Вечной вдове? – спросила соседка.

– Расскажи.

– Ну, тогда ведь жуть, что творилось. Армия отошла к Москве, по дороге оставляя умирающих, кого-то из раненых вывезли, кого-то оставили на попечение местных жителей. Восемьдесят тысяч погибших, часть из которых похоронили почти сразу, часть – в ноябре, пока не промёрзла земля. Кого-то хоронили лишь следующей весной. В общем, кошмар.

Зина чувствовала попытки рассказчицы переключиться с обыденной речи на повествовательную. Её собеседник не перебивал. Приоткрыв глаза, Зина увидела обоих: девушка наклонилась вперёд, теребя косу, парень вслушивался, приподняв подбородок и повернувшись боком.

– Многие разыскивали своих погибших и пропавших без вести. И вот был один гусарский поручик, невеста которого тоже поехала его искать. Звали её Софья.

Девушка замолчала.

– Ну и?..

– Сначала Софья надеялась, что он выжил, и искала в госпиталях. Потом искала тело. Для неё это стало идеей-фикс. Она отказывалась верить в то, что её жених мёртв, и в то же время теряла надежду. Должно быть, помешалась от того, что видела, не знаю. Наконец она заявила, что отдаст всё на свете за то, чтобы узнать точно, и что любое знание легче, чем эта неизвестность. И вот тогда к ней пришёл некто.

Речь рассказчицы наконец стала гладкой. Зина вслушивалась, из вежливости стараясь не проявлять интереса к чужому разговору.

– После беседы с ним Софья вышла из палатки, которую ей предоставили, мертвенно спокойной. Никто не знает, что именно она отдала за своё знание, но тот человек ушёл, унося под плащом большую коробку или ларец. Однако в тот же вечер Софья нашла-таки останки, в которых опознала своего жениха.

– А потом?

– Она продолжала жить. Говорят, что она не может умереть, ведь смерть для неё – это встреча с женихом, и что это и есть расплата. Ещё говорят, что в годовщину смерти жениха её можно увидеть на Бородинском поле, и что у всех, кто её встречает, она спрашивает про ключ.

– И всё?

– Ну, тебе мало?

– История без конца. И почему «вдова», если она была невестой?

– Не придирайся. Просто «Вечная невеста» звучит гораздо оптимистичнее.

        

Знаете ли вы, что такое «секретик»?

Роешь ямку в земле. На дно кладёшь фольгу от конфеты, затем – лепестки цветов и всё, что захочешь. Сверху – осколок стекла, и его надо хорошенько вжать краями в стенки ямки. Потом засыпаешь стекло землёй. Вот и всё!

Зинча послюнявила палец и расчистила окошко в земле. «Секретик» на этот раз был особенный. Среди рыжих лепестков бархатцев блестел ключик. Настоящий золотой ключик, совсем как у Буратино!

Ключик Зинча нашла на дороге. Маленький, желтого металла, на длинной цепочке. Когда показала маме – та даже ахнула сперва:

– Зинча, да ведь это золото!

И заторопилась:

– Надо написать объявление. Вдруг хозяин найдётся! Посмотри, тут даже проба выбита.

Но папа усомнился:

– Если бы проба – были бы три цифры, а тут две. И заводского клейма нет.

И правда. Мама даже сняла с пальца обручальное кольцо, чтобы показать Зинче: на внутренней поверхности ободка тоненько-тоненько прорисовывались цифры «583» и пятиконечная звёздочка. А на бородке ключа – «58», и ещё буквы какие-то. Цвет металла, если положить рядом, тоже отличался, был желтее, красивее.

Пока взрослые разглядывали и сравнивали, Зинча переживала: если дорогое украшение – и правда, надо найти хозяина и отдать. Лучше пусть будет латунь! Тогда ключик будет совсем-совсем её.

– Держи, Зинча, владей! – сказал в конце концов папа. – Будешь искать волшебную дверцу.

Такая дверца – разве что в мышкину норку. Или в подземное царство, как в «Чёрной курице». Но Зинча была не против.

        

«Следующая станция – Санаторная!»

Зинаида встрепенулась. Надо же, задремала, и даже причудилось что-то из детства. Не заснуть бы снова! Санаторная, Тучково, а там и до её остановки недалеко.

       

На станции она вышла одна. Вздрогнула – воздух оказался промозглым, или так показалось после тепла вагона? Небо над ёлками ещё отсвечивало бледно-лимонным, но стоило поторапливаться. Надо же, как рано темнеет.

Электричка, взвизгнув и набирая ход, увезла прочь свет, тепло, дружеские подначки – чужие, но приятные. Зина, поёживаясь, заспешила прочь: сперва вдоль платформы, затем – по узенькой, неровной от старости асфальтовой дорожке. Знакомый путь мысленно разбивался на три куска, каждый примерно по десять минут.

Под деревьями оказалось совсем темно. Каждая колдобина, через которую днём Зина перешагнула бы, не заметив, сейчас словно нарочно прыгала под ноги. Зина пошла медленнее, наощупь, жалея, что телефон почти разряжен: лучше не светить встроенным фонариком, а поэкономить. Дважды она ощущала, что идёт по мягкому, и осторожно возвращалась на тропу.

«Сейчас выйду к участкам, там светлее!»

Невидимые деревья шелестели на ветру. Пахло осенью: сыростью, грибами, палой листвой. Завозилась в ветвях и захлопала крыльями какая-то птица.

Потом почудились шаги. Зина понимала, что, если есть попутчик, – его лучше дождаться, но вдруг всколыхнулся страх. Некто шёл сзади, без фонарика, как и она. Зина замерла. Собственное дыхание отдавалось в ушах, и она постаралась сдержаться, прислушиваясь.

Шелест шагов: два шага – и тишина. Тот тоже замер. Зина заторопилась вперёд и снова встала. И снова различил шелест, оборвавшийся секунду спустя.

Зина сорвалась с места, убыстряя шаги и проклиная туфли: они казались такими удобными в городе, но тут ноги норовили подвернуться.

«Вот-вот ворота!»

Асфальт кончился, теперь под ногами был гравий.

Ворота оказались перед лицом внезапно, и Зина с размаху вцепилась в решётку. Лязг железа показался слишком громким. Нашарив щёлкнувшую ручку, Зина проскользнула в калитку. Неизвестный – кто бы он ни был – не решится нападать среди домов. В это время года тут ещё бывают дачники, не станет же он…

Посёлок казался вымершим. Ни огонька, ни звука. Пусто?

Скрип гравия под шагами преследователя приближался. Зина развернулась к нему.

По дороге приближалась девушка – такая же запоздалая дачница. Проходя мимо, девушка оглянулась. Зина видела смутно белеющее лицо в обрамлении чёрных волос.

«Она просто испугалась, как я, и прислушивалась!»

Облегчение было таким полным, что Зина упустила момент: девушка шла в ту же сторону, куда было нужно и ей, вот теперь-то можно было пойти вместе! Но догонять и признаваться в своих страхах стало стыдно. Зина вернулась на дорогу. Теперь шаги впереди успокаивали.

Деревьев над головой больше не было, но светлее не стало. Небо плотно обложило тучами: ни звёзд, ни луны. Потерять такую широкую дорогу Зина не боялась, но выбитая в грунтовке колея оказалась чередой луж и кочек. Зина старалась держаться середины, но то и дело оступалась. В туфлях хлюпало.

Шаги стихли: идущая впереди девушка свернула в одну из калиток. Зина снова была одна.

Трель телефона раздалась внезапно.

– Зинча? Ты как?

Такой родной голос.

– Мам, привет. Всё в порядке, я уже на половине пути. Когда дойду – позвоню. Только ты не переживай, я иду медленно. Как папа?

– Лежит, – мама вздохнула. – Температуру сбил. Ворчит, что я с тобой не поехала. Мол, не маленький, стало бы хуже – вызвал бы «скорую».

– Нет уж, лучше ты с ним побудь. Я тоже не маленькая. Я потом позвоню, хорошо? Батарейка садится.

Нажав отбой, Зина посмотрела на индикатор заряда: ноль.

Дорога тянулась и тянулась. То ли Зина шла медленнее, чем думала, то ли время в темноте текло иначе. Наконец она наполовину увидела, наполовину догадалась, что впереди поворот. Здесь Зина обычно срезала путь по перелеску, но на этот раз не решилась. Она шла, аккуратно фиксируя: поворот, ещё – и вот наконец последний отрезок пути между двумя длинными заборами, за которыми проглядывали дома. По-прежнему ни лучика света в окнах, ни звука за плотно закрытыми калитками, ни проблеска в небе. Зоя перешла на левую сторону грунтовки, чтобы не пропустить начала короткой, не более нескольких десятков метров, тропинки. Ещё пара минут – и она дома.

Сход с дороги чернел, словно вход в пещеру. Здесь мрак был непроницаемым. Осторожно нащупывая путь, Зоя внезапно поняла, что потеряла тропу. Ветви касались волос, и девушка протянула руки вперёд, прикрывая лицо и отводя гибкие прутья. Нашарила телефон, чтобы посветить под ноги. Экран оставался тёмным. Аккумулятор всё-таки сдох.

Полсотни метров в кромешной темноте. Конечно, она промахнётся мимо калитки, но должен ведь быть забор! Она не сможет не узнать, куда именно вышла. Здесь она собирала грибы, когда была маленькой. Она же знает это место как свои пять пальцев!

Может, она забрала слишком влево? Девушка пошла правее. Ни забора, ни калитки. Где же она?

Кажется, впереди стало светлее. Ещё несколько шагов – и Зинча оказалась на дороге. На незнакомой дороге, которой тут не могло быть. Воздух пах моросью и дымом, мелкие капли тумана оседали на лицо.

Одинокий фонарь – наконец-то фонарь! – освещал узорчатую кованую решётку, за которой высокие, с тёмной густой листвой кусты обрамляли садовую дорожку. Девушка прошла вдоль решётки в одну, затем в другую сторону, пытаясь найти хоть что-то, что подсказало бы, куда она попала. Тёмная громада дома с мезонином и белыми колоннами ничем не напоминала дачные постройки. Неподалёку притулилось нечто, вызвавшее в памяти слово «флигель», и вдруг его окна блеснули розовым, словно там, за ними, бился живой огонь. А потом свет за стеклом стал ровнее, и кто-то – Зина ясно увидела старческую руку с длинными аристократическими пальцами – поставил на подоконник свечу.

– Эй! – голос Зины сорвался на беспомощный писк. Может, не стоит? Но как тогда выбраться отсюда? Что за глупости, здесь человек, и он поможет.

– Эй! Хозяева!

Тишина.

– Эй! Есть кто-нибудь? Подскажите дорогу, пожалуйста!

Тишина.

– Эй! Я сбилась с дороги. Помогите, пожалуйста!

Ей показалось, или правда кто-то идёт? Точно, шаги. Медленные, шаркающие. Фонарь в руках старухи раскачивался, позволяя разглядеть лишь кусок тёмно-синего платья.

– Простите, пожалуйста! Как пройти к садовым участкам «Авиатор»? Они где-то близко, но я…

Калитка резко распахнулась. Жёсткие, как сучья, пальцы впились в плечо девушки. Рывок – и сзади с лязгом захлопнулась створка. Старуха, не выпуская Зинчиного плеча, подняла фонарь, и тот осветил костлявое лицо с глубокими, чёткими морщинами, абсолютно белые волосы под чёрной кружевной шалью, дряблую жёлтую шею над вырезом бархатного платья, украшенного пожелтевшим полотняным букетиком.

– Ты принесла ключ?

Старуха наклонилась так, что её чёрные, глубоко запавшие глаза приблизились вплотную. На Зинчу пахнуло ландышами, старческой кожей и свечным нагаром. Она рванулась, но старуха держала цепко. Спиной девушка ощущала твёрдые завитки решётки. Старуха дышала тяжело, её голос оказался сиплым, словно сорванным.

– Давай сюда! Ну же, быстро!

«Да она сумасшедшая!»

Зина зашарила в кармане. Ключи? Пусть, только бы вырваться! Связка зацепилась за подкладку, и девушка дёргала, пока не услышала треск рвущейся материи. Чтобы взять ключи, умалишённая выпустила девушку, и тут сверху с хлопаньем крыльев упала тень. Что-то тёмное, обдав запахом перьев, пронеслось над Зинчиным плечом и ударило в лицо старухи. Фонарь упал, зазвенело стекло. Пламя взметнулось и погасло. Зинча шарахнулась, снова упёрлась лопатками в решётку, но на этот раз та поддалась – калитка! Девушка вывалилась наружу, развернулась и бросилась прочь.

         

Ветви хлестали по лицу, туфля слетела и осталась сзади, и Зинча скинула вторую. Внезапно она споткнулась, вскрикнула, вытянув руки вперёд – и пальцы наткнулись на круглые прутья. На этот раз калитка оказалась нужной.

Спустя какое-то время Зинча сидела на диване, подобрав ноги и зажав в ладонях кружку с горячим чаем. Свет она зажгла везде, и на веранде, и в комнате, обогреватель включила на полную мощность, и пережитое начинало казаться забавным недоразумением. По крайней мере, если она сейчас позвонит родителям, сможет говорить так, что они не перепугаются. Да и чего пугаться? Заблудилась в темноте, оказалась дезориентирована и встретила бабку в деменции. Всё. Зинча решительно включила уже подзарядившийся телефон и выбрала в меню последний входящий номер.

– Всё в порядке, я дома.

– Отлично! Печку топишь?

– Нет, тут не холодно. Обогревателем обойдусь, – и, отвечая на невысказанное «Почему так долго?», добавила: – Представляешь, в темноте заблудилась, только недавно вошла. Ни одного фонаря на всём пути!

– Да я знаю уже. Разговаривала с Галиной Семёновной, она говорит – больше двух часов света не было. Какая-то авария на ЛЭП.

Галиной Семёновной звали соседку.

– А она-то откуда знает?

– Да у неё подруга на подстанции, так что наша Галя всегда в курсе.

Ну вот и ещё одна деталь получила разумное объяснение. Зина пообещала, что ни за что не потащит тяжёлый рюкзак, предостерегла от излишнего увлечения аспирином-Ц и нажала отбой

          

Ноздреватый, словно проеденный оспой снег лежал на обочинах, копыта с чавканьем месили дорогу. Софья подтыкала со всех сторон беличью полость, но влажный ветер проникал даже сквозь мех. Надо было брать карету… нет, не надо: по такой распутице если увязнет – не вытолкать. Да и видно хуже.

Из сырого, наполовину разбросанного стога виднелась рука со вздувшимися, чёрными пальцами. Гнедая Майка всхрапнула, задирая голову и приплясывая, а Забава даже ухом не повела.

– Стой!

Фёдор покорно натянул вожжи, слез с козел и помог сойти в грязь.

– Да не он это, барышня.

– Всё равно. Я хочу убедиться.

«Где ж тут опознать. Тут всех и не разыщешь враз. Зря вы, барышня, это затеяли», – и всё это Фёдор умудрился сказать двумя словами:

– Эх, барышня!

Пока Фёдор расшвыривал солому, Софья придерживала лошадей и смотрела во все глаза. Лицо мертвеца оказалось обглоданным, щеки и губ не осталось, только зубы поблескивали в чёрно-багровых дёснах.

– Не он. Едем.

И до самого вечера, на всём пути до Шевардина раз за разом, подходя к изувеченным, вздутым останкам, говорила: «Не он. Едем».

        

Зинча, задыхаясь, вывалилась из сна. «Господи, это не на самом деле». Ночная рубашка промокла от пота. Зинча зажгла ночник, включила чайник и долго согревалась, прежде чем попробовать уснуть снова.

Ночной кошмар оказался пугающе ярким и связным. Она словно была другим человеком – этой барышней, Софьей. Там, во сне, Зинча даже знала фамилию: Алединская. Софья Андреевна Алединская. Красивая фамилия, и девушка была красавицей. Чернобровая, тонкокостная. В кошмаре Зинча видела себя-Софью одновременно со стороны, словно бы сверху, и изнутри. Даже запахи и звуки приснились так явственно, и в горле было больно, словно она хотела рыдать и не могла.

        

День второй

Утро оказалось солнечным, бодрящим, пахнущим яблоками и свежестью. Зинча достала из летней кухни ящики и ворох газет, проверила остроту лезвий на приспособлении, которое папа называл «сачок для ловли яблок», и отправилась в сад.

Кошмар отодвинулся и почти забылся, да и вчерашние блуждания во мраке больше не пугали. Эк её впечатлило: разряженные в гусаров реконструкторы, легенда, темнота и в довершение сумасшедшая старуха!

За сеткой-рабицей, отделявшей её шестисоточные владения от тёти-Галиных, виднелся внушительный, обтянутый спортивными штанами базис: соседка сажала тюльпаны.

Зина упорно работала до вечера: собрала и сложила отдельно падалицу, а затем снимала отборные, прозрачно розовеющие яблоки с папиной любимицы неизвестного сорта, пока от размахивания тяжёлым сачком не заболели плечи. Отнеся к дому последнюю корзину, девушка сменила садовые резиновые шлёпанцы на короткие сапожки. Надо было, в конце-то концов, понять, куда её вчера вынесло, и успокоиться. К тому же жаль было городских туфель.

Она прошла по знакомой тропинке до того самого места, где та выходила на дорогу. Внимательно вглядываясь, Зина вдруг остановилась. Полускрытая раскидистым орешником кованая решётка, точнее – одна её секция, вросла в землю в незапамятные времена. Она не примыкала ни к одному из участков, и, возможно, поэтому её никто не удосужился убрать.

На другой стороне дороги в штакетник оказалась встроена ажурная калитка. Зина проходила мимо сто раз, калитка была настолько привычной, что девушка давно её не замечала. Дорожка вела к обычному старому дому с верандой и белыми столбиками крыльца. Правее, у самого штакетника, стоял хозблок. Краска на дощатых стенах облупилась и свисала клочьями. Участок казался нежилым. Так вот где Зина блуждала вчера! Темнота, непривычный ракурс и разгулявшееся воображение превратили всё это в дом с мезонином и флигелем. Точно, она, должно быть, совсем немного не дошла до калитки «Авиатора» и забрала вправо.

Порыскав в кустах, Зина нашла коричневую туфлю. Её пара обнаружилась неподалёку. Значит, всё и впрямь было именно здесь.

Окончательно успокоенная, девушка вернулась к себе. Туфли она вымыла ледяной водой из-под крана в саду и поставила сушиться. Надо же, как всё просто разрешилось! Нельзя, ну нельзя быть такой впечатлительной.

– Бурати-ино, отда-ай клю-учик! – развеселившись, провыла девушка. И вспомнила: детское сокровище, золотой ключик. Надо же, какое совпадение, ей как раз приснилось по дороге сюда что-то такое из детства. Тёплое и приключательно-таинственное.

Посмеиваясь, Зинча порылась в ящике древнего комода и отыскала жестянку из-под зубного порошка. В ней когда-то хранились самые важные Зинчины ценности. Вернулась на диван и высыпала содержимое коробки на одеяло.

Малиновая стекляшка, чешская переливающаяся бусина, оловянная фигурка пуделя, пятнадцатикопеечная монета с надписью: «РСФСР» и цифрами «1922». И ключик – крохотный, золотистый, поблёскивающий точно так, как двадцать лет назад.

Скоро тридцатник, а столько удовольствия – разглядывать всю эту ерунду. С каждым предметом была связана история. Даже не история, нет, какое-то дорогое ощущение, настроение. И всё же ключик – сейчас, как и тогда – выглядел особенным. Настоящим. Словно им и правда что-то открывали!

Кто-то постучал в стекло – резко, требовательно. Зинча вздрогнула и обернулась. На яблоневой ветке сидела сойка. Увидев, что Зинча её заметила, птица выбила по стеклу новую барабанную дробь и замерла, наклонив голову.

– Кыш! – Зина вскочила. Пугаться ещё и птицы – это уж слишком. Задёрнув штору, она сгребла «драгоценности» в жестянку и спрятала на место. Теперь поужинать, а перед сном – спокойно почитать. А впереди ещё завтрашний день.

      

На этот раз она оказалась на краю поля. Запах разложения перебивался другим – едким, тяжёлым запахом горелой плоти. Сырой ветер трепал полотнище палатки походной церкви. Чёрный дым, тонкой струйкой поднимавшийся над обширной ямой, относило в сторону реденького, ещё не зазеленевшего леса.

С духами скончавшихся праведников упокой, Спаситель, душу рабов Твоих, сохраняя их в Твоей блаженной жизни, Человеколюбец.

Священник обходил яму, взмахивая кадилом. Софья подошла ближе и остановилась.

Сверху лежало крупное тело в синих лохмотьях, и Софья покачала головой:

– Не он.

То, что было рядом, опознать не удалось бы никому: нога в побуревшей лосине, часть торса, и ещё куски тел, из-под которых высовывалось обугленное копыто.

– Он… отпевает лошадь?

Софья не хотела, чтобы её слова прозвучали громко, но священник отвлёкся на миг – взглянул коротко и вновь сосредоточился на каноне.

– Эх, барышня!

Софья не ждала продолжения, но Фёдор, помолчав, добавил:

– А иных и вовсе без отпевания зарыли.

          

День третий

Сливы осыпались, но их можно было собрать. Размышляя, что из них сделать – варенье или наливку – Зинча ввинтилась в смородиновые заросли, чтобы дотянуться до особо богатой россыпи. Мелкие ветви норовили попасть в глаза, цеплялись за волосы.

От неудобной позы заболели плечи, но Зинча не отвлекалась, пока не собрала всё: лучше уж покончить с делом за один присест, чем выпутываться, а потом забираться сюда снова.

Вот тут как раз двадцать лет назад она делала «секретики». Смородиновый куст посадили позже.

Кусты протестующе зашелестели, не желая выпускать. Зинча выпрямилась, прошла к крыльцу и села. Миску со сливами она поставила рядом.

«Если бы я читала обо всём этом в книге – давно бы уже решила, что героиня идиотка и не понимает очевидного, – подумала она. – Но на самом деле я просто буду выглядеть очень глупо. А кто сказал, что выглядеть глупо – плохо?»

Она вскочила, вошла в дом и уже через пару минут выскочила снова. Сдержалась, заставляя себя идти медленнее. Она просто гуляет.

Ощущение было как в детстве. Тогда Зинча сбежала ночью в лес – проверяла, не струсит ли. А на самом деле очень хотела оказаться в книге. В «Трёх мушкетёрах». Понимала, что так не бывает, и всё же: вдруг надо просто очень захотеть? Вдруг грань, которая отделяет реальность от чего-то иного, совсем рядом?

В тот раз ничего не получилось, конечно. Реальность держала цепко.

Зинча шла, стискивая в пальцах золотой ключик, и старалась ни о чём не думать.

У ажурной калитки она остановилась. Участок по-прежнему казался нежилым.

– Софья Андреевна! Софья Андреевна!

Зашаркали шаги по гравию. Хозяйка вышла из-за дома. Она была в синем, как ночью: сатиновый рабочий халат и растянутые на коленях, застиранные до блёклости треники.

Лязгнула калитка. Софья Андреевна Алединская, прямая, как стек для верховой езды, молча смотрела на Зинчу чёрными запавшими глазами, и Зинча постаралась выпрямить спину.

– Я принесла ключ.

Золотая вещица перешла из одной руки в другую – старческую, с длинными худыми пальцами. Софья Андреевна только на миг поднесла её к глазам и сжала в кулаке – крепко, до белизны в костяшках. Молчание затягивалось. Наконец древняя дама величественно наклонила голову:

– Проходите, дорогая. Мне кажется, вам надо выпить чаю.

Зинча прошла за старухой в дом и села в продавленное пыльное кресло. Пахло корвалолом и свечами. Комната оказалась тесной, и ещё большую тесноту придавали ей фотографии и рисунки в рамках. Некоторые оказались совсем старыми, бледными.

Пушка на высоких колёсах на фоне берёз. Рядом с мужчинами в устаревшей форме – две женщины, одетые одинаково, в серые платья и белые фартуки, с волосами, наглухо закрытыми белыми платами. Помещение с железными койками, и снова женщины в белых платках. Снова военный снимок, но форма иная: женщина средних лет в гимнастёрке и пилотке, с брезентовой сумкой через плечо.

Софья Андреевна поставила перед Зинчей чашку и налила чай. В левой руке она по-прежнему сжимала ключ, и от этого её движения были неловкими. Старуха села и свободной рукой придвинула к себе вторую чашку.

– Софья Андреевна, простите за любопытство, – и, дождавшись кивка старухи, Зинча выпалила:

– Что было в ларце?

– Счастье, – слово прозвучало обыденно. – Счастье нельзя купить или продать, и я отдала его на время. На сто шестьдесят девять лет. Тринадцать чёртовых дюжин.

– Но ему-то какая выгода? Ну, тому? И вообще, кто это был?

Софья Андреевна покачала головой и хрипло рассмеялась.

– Он продавал счастье крохами, крупицами. Покупатели находились.

– Но вы же сказали…

– Что счастье нельзя купить, да. Люди покупали нечто – временный успех, за которым следовала расплата. Не денежная, другая. Но они не связывали это с актом купли-продажи: им казалось, что надо купить ещё, и ещё. А моя жизнь была длинной, и всё то счастье, которое в ней могло бы быть, уходило туда, в ларец.

– Значит, срок истёк… – Зинча сосчитала в уме, – в восемьдесят первом?

– Весной восемьдесят второго. Но ключа в это время у меня уже не было. Глупо, но его унесла сорока.

– Сорока!

Зинча отхлебнула чай: тот оказался терпким и ароматным, с примесью апельсиновых корочек.

В открытое окно влетела сойка. Софья Андреевна не удивилась, погладила птицу по рыжеватой спинке.

– Это Саша за мной присматривает.

И кивнула на акварель с изображением сероглазого мужчины в красном ментике. Художнику особенно удались выражение лица и взгляд: словно молодой человек с трудом сохранял приличествующую серьёзность.

– Вот, прислал компаньонку, чтоб не скучала.

Старуха разжала пальцы и показала птице ключ на открытой ладони. Сойка наклонила голову, посматривая блестящим умным глазом.

– Простите, Софья Андреевна. Мы просто не знали. Родители решили, что вещь недорогая, не стали искать владельца.

Старая дама величественно кивнула, принимая извинения.

– Теперь у вас, дорогая моя, тоже всё сложится.

И, видя непонимание на Зинчином лице, пояснила:

– Владеть ключом от чужого счастья опасно. Предмет такой силы способен исказить рисунок вашей судьбы.

– А вы?

Дама снова качнула головой.

– Не беспокойтесь об этом.

        

Зинча уезжала на следующее утро. Рюкзак всё-таки оказался тяжёлым, хотя большая часть яблок ждала своего часа дома, на веранде.

Дойдя до ажурной калитки, девушка увидела белый с красной полосой микроавтобус. Хлопнула дверца, старая машина, скрипя колёсами по гравию, тронулась с места.

Зинча, остановившись, смотрела вслед. Вот машина достигла поворота, мелькнули цифры «03» на борту.

Прямой участок дороги под слепящим солнцем вдруг показался длинной аллеей. И там, в конце сияющего осенним золотом туннеля, гусар в малиновом ментике вёл, поддерживая под руку, даму в платье, подол которого задевал не просохшую после ночного дождя дорожку.

Зинча сморгнула, и двое пропали.

      

Ближе к станции Зину обогнала группа парней. Они совсем было ушли вперёд, но вдруг один остановился:

– Разрешите помочь.

Он так и сказал – «разрешите помочь», а не «давай, помогу», и Зинча фыркнула: парень явно не вышел из роли, не хватало только звяканья шпор. Отказать было невозможно.

Скинув рюкзак и повернувшись к парню, Зинча вгляделась.

Русые волосы, серые глаза. Парень щурился, словно в любую минуту готов был рассмеяться. Как тот, на портрете.

– Александр Елагин, к вашим услугам. Мы не могли встречаться раньше?

– Разве что случайно, – и Зинча величественно кивнула, передавая рюкзак.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемый читатель!
При конкурсном голосовании просим оценить текст, поставив оценку — плюс, минус либо ноль с обоснованием этой оценки.

Помним: минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая, качественная.
Ноль — работа средненькая, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Комментарии   

 
+1 # Fire Lady 18.01.2019 19:24
Доброго времени суток

Рассказ понравился. Хорошая смесь реализма и мистики. Написано правдоподобно и кое-где пугающе.
Стиль легкий, читается приятно. Много мелочей, создающих атмосферу и оживляющих персонажей.

Чуть доработать с историей про вдову. Не обязательно, чтобы её рассказывали в электричке. Они могут байки травить и перечислять несколько. При упоминание, всплывут воспоминания –героиня могла уже слышать местную легенду, она её пугала и даже уже снилась в детстве или в подростковом возрасте. Он про ключ она не слышала – всегда птица будила или сама старалась проснуться. Тогда всё будут органичнее. Хотя само начало мне нравится, но о легенде лучше вскользь упомянуть, а героиня её вспомнит и сама нам расскажет. Это и будет толчком, позволит призраку до нее снова достучаться – в снах.

И название немного смутило. Но автору виднее. Конечно, ключ стал отправной точкой, но очень уж Буратино вспоминается.

В остальном персонажи живые и яркие. Концовка приятная. Спасибо за рассказ ))

Оценка «Плюс»
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # RKaman 15.01.2019 20:22
Плюс за качество повествования.
Хорошо сделано, подано.
Видно, что автор от души писал) порадовал)
спасибо!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Astalavista 15.01.2019 09:40
Здравствуйте автор.

Интересной и по-своему доброй получилась у вас история. Зацепила всем, от самого начала, которое заинтересовало офицером и заставило улыбнуться:
– Сами-то мы не местные, – скорбно известил он. – Давыдова не видали?
...до грамотно закольцовывающего историю конца все с тем же офицером:
– Александр Елагин, к вашим услугам. Мы не могли встречаться раньше?
Прошлое и настоящее крепко переплелись, стали неотделимы друг от друга, что очень хорошо. Получившееся двойственное восприятие героев только сыграло на руку, связало еще крепче. Чувствуется за этим хорошая проработка.
История сама по себе читателям близкая, потому что много в ней знакомых вещей от атмосферы поездки в поезде до боли от собранных яблок. Неспешное повествование, когда словно прогуливаешься по парку и наслаждаешься каждым цветочком добавляет шарма.

Вы два раза переименовываете героиню:
Зоя перешла на левую сторону
Осторожно нащупывая путь, Зоя внезапно


Мне тоже подача легенды очень не понравилась. Настолько все кричит о том, что вот именно с ней тут и будет все связано, что смазывает вкус. Возможно, стоит вообще устроить небольшие посиделки с рассказами, где легенда станет одной из многих? В любом случае, стоит подумать, как грамотнее подать информацию, чтобы не вдруг.

Плюс
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Птица 13.01.2019 09:15
Рассказ мне очень понравился, все в нем есть, всего в меру, к стилистике и логике никаких претензий, плюс без оговорок. Действительно, ну очень гармоничное слияние мистики и реальной жизни, одно перетекает в другое и история выглядит ну очень цельной и правдоподобной.

Но все же скажу о том, что не совсем получилось.
Во-первых, затянута сцена, где Зина заблудилась вечером. Ну вот совсем затянута, я читала с мыслью - ну когда ж оно закончится и сюжет, наконец, получит толчок. И это единственное место в рассказе, которое хотелось пролистать.
Во-вторых, рассказанная в начале легенда выглядит, как чужая и совершенно неподходящая голова, отрезанная и приставленная к туловищу. Уж слишком натянуто смотрится история, услышанная в электричке, которая по чистой случайности получила продолжение. Не хочу давать советы, как было бы сделать лучше, вы явно не новичок и сами сможете придумать более логичную связку между легендой и произошедшими событиями, но над этим стоит подумать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Amaretto 11.01.2019 21:54
Здравствуйте, автор!

Приятный рассказ. Внимание к деталям, красочные описания обстановки, также единая выдержанная атмосфера в тексте. Взять отдельные кусочки - по ощущениям можно будет сказать, что они из одного и того же произведения. Хорошо чувствуется работа над стилем.

Легенда получилась достаточно интересной и таинственной, а ее связь с настоящим временем и Зиной вышла довольно простой, но при этом естественной и обоснованной. Попадание ключика в руки к девушке не кажется притянутым, а очень даже понятным и в гармонии с остальной историей.
Эпизод с детскими "секретами" побеждает в номинации "как заставить читателя поверить"))

Читать было интересно, за героиней хотелось следить, история увлекает, а в нужной ситуации чувствовалась мистика.
Что меня немного смутило, так это некая скоротечность момента, когда Зина поняла, что к чему, и решила отнести ключ хозяйке. Вот, знаете, факты медленно собирались, интрига нагнеталась, а потом резко все встало на свои места. То есть начало было более плавным и раскачивающимся по сравнению с концовкой.
Мне кажется, нужно сделать путь Зины к кульминации равномерно нарастающим, а то она как-то слишком легко осознала ситуацию и без проблем достигла цели - вернула ключ.
На фоне общего столь позитивного впечатления от рассказа это кажется мелочью, но все же чуточку не хватило в этом аспекте))

Кстати, в моменте с прогулкой по тёмной тропе несколько раз Зина названа Зоей - видимо, случайно.

Конечно, плюс.

Удачи и вдохновения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dj_taisauti 11.01.2019 21:21
Хороший словарный запас, хороший стиль, грамотный текст и форматирование. Рассказ написан профессионально. Диалоги не режут слух натужными фразочками, как это часто бывает у новичков. Описания образов и окружения выглядят вполне реалистично. Вот только некоторые описания кажутся несколько затянутыми для короткого рассказа. Например, путь девушки от электрички до своего дачного участка. Ещё, рассказ легенды про вечную вдову в электричке - это ведь рояль в кустах. Может как-то по другому показать эту легенду? Например, Сенча ещё в детстве слышала от подруг на дачах эту страшную историю. Это было бы логичнее, поскольку вдова та как раз живёт на этих же дачах. Но это мелочи. Рассказ хоть и неспешный, но тёплый и яркий. Сюжет не страшный, но добрый. У меня вызывает симпатию и Сенча, и эта бабушка. Да и конец оставляет приятное впечатление. Нет динамики, нет трагизма, даже момент, когда Сенча заблудилась, выглядит только как небольшая оказия. Но всё равно всё на своём месте и события текут реалистично своим чередом, оставляя приятное послевкусие. С меня плюс.

Только два незначительных замечания:
...А кто сказал, что выглядеть глупо – плохо?» – точка потерялась.
наглухо закрытыми белыми платами – платками.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 12.01.2019 04:36
Цитата:
...А кто сказал, что выглядеть глупо – плохо?» – точка потерялась.
Из любопытства спрошу - где нужна точка? Правда, не могу предположить, где тут не хватает точки. Если за кавычками, то там она не нужна, поскольку есть вопросительный знак в конце предложения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dj_taisauti 12.01.2019 12:31
Цитирую Alizeskis:
Из любопытства спрошу - где нужна точка? Правда, не могу предположить, где тут не хватает точки. Если за кавычками, то там она не нужна, поскольку есть вопросительный знак в конце предложения.

Примечание 1. Если перед закрывающими кавычками стоит знак вопросительный, или восклицательный, или многоточие, то те же самые знаки не повторяются после кавычек; неодинаковые же знаки, если они требуются в силу характера соответствующих частей текста, могут ставиться перед закрывающими кавычками и после них, например:

Читали ли вы роман Чернышевского «Что делать?»
Но:

Драматический кружок готовит к постановке пьесу «В бой!». Отчего вы говорите: «Как бы не так!»?
Ссылку здесь давать нельзя, но это взято из сайта грамота.ру
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Alizeskis 12.01.2019 12:42
Только вот примеры и то самое предложение - разные по синтаксической конструкции.
Потому что примеры относятся к случаям, когда часть текста в кавычках является частью большого предложения. Тогда знак за кавычками закрывает общее предложение.
Здесь же всё, что заключено в кавычки - одно предложение.

Вроде понятно постаралась расписать...)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Serpens_Subtruncius 12.01.2019 22:25
Элис права. Приведенные примеры из грамоты.ру касаются цитат и названий в кавычках, которые являются членами предложения, которое неизбежно замыкается точкой. А в данном примере - простая прямая речь в кавычках. Зачем там дополнительная точка?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dj_taisauti 12.01.2019 22:34
Спасибо. Век живи - век учись).
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Thinnad 13.01.2019 01:23
Как хорошо, когда есть Филологический Консультант, который может сказать ТОЧНО.
Как-то так получилось, что я в последнее время сам часто сталкиваюсь именно с этим вопросом и не знаю, как правильно. А теперь, после объяснений, сразу всё понял!
Спасибо участникам беседы.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dreamer 11.01.2019 20:20
Добрый день, Автор! Очень хороший рассказ, Мистическая история, красиво вписанная в обычную жизнь обычной женщины. Получите заслуженный плюс.
Но есть несколько смутивших меня моментов.
Сон Зинаиды в электричке начинается со слов "Знаете ли вы?" И продолжается авторской речью, вплоть до самого сна, и всё это вместе выделено общим курсивом. И сильно сбивает.
И еще мне показалось слишком затянутым, даже вязковатым начало. Темп повествования у вас и и так не быстрый, размеренный, а начале, когда она долго плутает в темноте, сталкивается с незнакомкой - атмосфера сгущается и заканчивается... ничем. Расслаблением. И снова долгая раскачка. Но это все ИМХО. Спасибо за рассказ.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 11.01.2019 18:39
Понравилось!
Рассказ, где мистика и жизнь так тесно переплетаются, что трудно сказать, где кончается одно и начинается другое.
Зинаида, Зинча - такая обычная, как все, но сумевшая заглянуть за грань. Очень редкое имя, интересно будет узнать потом, почему Автор выбрал именно его.
Очень понравился кусочек про "секретики". Вспомнила свое детство. Милые сердцу мелочи. Стеклышки, найденные во дворе, порезанные пальцы, золотые и серебряные обертки от шоколадных конфет...
Тема довольно невеселая, но в конце возникает лучик надежды для всех живших и живущих. Чуть не прослезилась, когда Софья встретилась, наконец, со своим женихом.

У меня несколько не замечаний даже, а размышлений по поводу:
В начале меня немного напрягло то, что девушка в поезде рассказывает нужную нам легенду своему другу. Как-то это немного искусственно. Я понимаю, Автор пытался вписаться в положенный объем. Может, просто пустить легенду в начале курсивом?
Сразу после этого героиня видит сон про ключик. Поэтому кто эта старуха, и что она хочет, сразу становится очень прозрачным. Может, пустить этот абзац после первой встречи Зинчи и Софьи Андреевны? Чтобы немного больше загадок было в сюжете.
Что это за птица, которая кинулась в лицо старухи? Та самая сойка? Так вроде она же присматривает за Софьей. А тут так грубо - в лицо.
Зачем так подробно расписывать встречу с девушкой на темной дороге. Мне кажется, длинновато.
Почему вполне адекватная Софья Андреевна кажется агрессивно-полоумной при встрече с Зиной? Так и представляется эпизод из Золотого Ключика, где Карабас-Барабас кидается на Буратино: "Где находится дверььь!!!"

Но это все мелочи. Просто, наверное, Автор не дал рассказу вылежаться.
А так сюжет, атмосфера, стиль все есть. Большой крепкий Плюс.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 12.01.2019 04:39
Цитата:
В начале меня немного напрягло то, что девушка в поезде рассказывает нужную нам легенду своему другу. Как-то это немного искусственно. Я понимаю, Автор пытался вписаться в положенный объем. Может, просто пустить легенду в начале курсивом?
Это называется "стечение обстоятельств". Эта рассказанная легенда и запускает цепь событий. Если Легенду вводить отдельным блоком, вот тогда будут все остальные события с пустоты. Вот тогда легенда, да и остальная история, будет искусственно смотреться. ИМХО.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 13.01.2019 03:13
Я не спорю. Я размышляю...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp