Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Птица: Я вам комнату сдам, дам фэтбайк и покажу, в какой стороне море.
Птица: Хотите познать страдания - приезжайте ко мне на Чукотку.
Alizeskis: Fire Lady, ко мне приезжай) на замерзший Байкал съездим
Fire Lady: :bolen
Fire Lady: Alizeskis Гдеж такую взять?! Я такую и сама люблю! А у нас просто холодно, мокро и нет солнца ((((
Alizeskis: Fire Lady, а я люблю зиму) особенно, когда ясно и морозно) с чистым высоким небом. Как сегодня!
Fire Lady: Хочу солнышка :sun Я не готова к зиме :no
Alizeskis: elana, обращайтесь) если вдруг нужна будет помощь, пишите
elana: Alizeskis Спасибо! В следующий раз сделаю, как Вы советуете.
Alizeskis: elana, вот здесь подробно описано, как это делать https://ficwriter.info/forum/pravila-sajta/134-dobavlenie-materiala-i-rabota-s-nim.html#1921 в предыдущей главе ссылку на новую, в новой - на предыдущую ) Читателям будет так удобно читать ваше произведение
elana: Alizeskis Спасибо! А как делаются перекрёстные ссылки между главами?
Alizeskis: Можно публиковать новую главу отдельной публикацией, сделав перекрёстные ссылки между главами. Это удобно, если вы публикуете новую главу или лучше сразу несколько глав. Тогда обновления будут показываться наверху на странице публикаций.
Alizeskis: elana, если вы добавили текст в уже опубликованный, то обновления не будет отображаться. И, чтобы уведомить читателей, лучше написать в комментарии, что изменилось - это увидят в ленте комментариев.
elana: Здравствуйте всем. Я здесь новичок. Пару недель назад начала размещать свой детектив "Двадцать пятый кадр". Сейчас поставила ещё один кусочек. Подскажите, пожалуйста, добавления и обновления где-нибудь отражаются, кроме как на моей странице?
Fitomorfolog_t: Alizeskis Да, здорово ))
Alizeskis: Как складно у нас идут друг за другом работы) Их названия складываются в некий отдельный сюжет)
Эвридика идет за Орфеем. Они делают тропинки.
Alizeskis: Almond, Fitomorfolog_t, бодрого утра!
Fitomorfolog_t: Almond Доброе! Доброе!
Almond: Доброе утро :sun
Thinnad: Рад видеть новых хороших людей)) Птицы - тоже люди!
Thinnad: Привет)
Thinnad: При том качественно!!!
Птица: Никак нет! Если где-то русалок убыло, то в другом месте непременно прибыло!
GennadyDobr: (ворчливо)
Ходят тут всякие, летают,
а потом русалки пропадают.
:scepsis
Fire Lady: Птица приятно )) Любви с раннего утра )) И вам тоже её побольше! :apple :cup :choco
Птица: Любви вам, Леди С:
Птица: А я хулиганю, я мусорю. Мусорить в открытую неинтересно, нет интриги.
Fire Lady: Всем доброго утра и вдохновения :autumnswim
Fire Lady: Птица не надо ничего прятать )) Геннадий добрый!
Птица: *украдкой сует фантик за статую Эвтерпы*
GennadyDobr: Тут авторы, между прочим, в эмпиреях витают, а шуршание фантиков их отвлекает.
:wink
GennadyDobr: Паапрашу не выражаться!
Здесь вам не тут.
В храме муз фантиками не шуршат!
Так жуйте.
8)
Птица: А обычно бывает оживленней?
Птица: *шуршит фантиками*
Alizeskis: Чёт как-то совсем тихо. После конкурса народ ушёл в спячку
Li Nata: :panda_bamboo :cup
Thinnad: :hi
Thinnad: Приветушки)
Fitomorfolog_t: Доброго времени суток!
Fitomorfolog_t: Illusion Friensa А Муза крылышками бяк-бяк-бяк...
Illusion Friensa: Как ваша муза?
Illusion Friensa: Доброго времени суток!
Alizeskis: :lol_fox
Nunziata: :sun
Fitomorfolog_t: Nunziata Клипы смотрю ))
Nunziata: Фито, спасибо, а то я сильно удивилась)
Nunziata: А! внезапно поправилось
Fitomorfolog_t: Добрый вечер ))
Fitomorfolog_t: Nunziata Уже всё в порядке!
Nunziata: Доброго вечера!) у меня с текстом Сказки о попаданке чтото странное. И редактировать не дает
Li Nata: :leaf_down
Almond: :leaf_bouq
Almond: Thinnad а хорошо)
Thinnad: Панда, а как енотик)
Li Nata: у Ангела милота, у Тина красота, а я сохраню и к панде утащу)
Thinnad: :leaf_jump
Thinnad: Almond какая милота))))
Thinnad: ужис короче)
Thinnad: Что ты сутулишься призрачно,
Грустное ты привидение
То ли прохладно у крыши-то,
То ли всем тесно в раю?

ПРизрак с унылой обычностью
Ткнул кривым пальцем в печение,
Что пожирают две мыши вон -
И говорит, посмотрю

Как веселиться ты сможешь-то,
Если печеньем некормленный
Даже проклятые голуби
Могут и ржут надо мной

А за печенье песочное
Призрак промозглою осенью
Панде сыграет да на трубе,
Ангелу гимн споёт
Almond: Ежик в клубок – расфыркался,
Вытащил нос. Иголками
Как бы он в гриб не тыркался,
Всё пропадет под ёлками.
Под одеялки снежные
Осень укроет пяточки,
Будут ей сниться нежные
Ангелы, Эльфы - лапочки.

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1272
Гостей: 1270
Пользователей онлайн: 2

Пользователи онлайн
Птица
Alizeskis

Последние 3 пользователя
bajvik
detektive
Шарлин

Сегодня родились
tinumbra zyka-15 Кристальная звезда

Заказать вычитку

Всего произведений – 3399

 

Двадцать пятый кадр

  Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
Людмила Ртищева
Проза
Журналистка, работники музея и фирмы "25-ый кадр"
Детектив
G
не определён
Из музея похищена коллекция серебряных монет седьмого века.
в процессе написания
Пока только здесь
Жду отклика, замечаний, критики


Детектив-дневник

25 февраля 2003 года, вторник. Семь вечера. Дома

Телефонный звонок застал меня уже в пальто. Звонки перед выходом обычно имеют неприятную особенность путать планы, поэтому я не спешила отвечать. Но определитель назвал знакомый номер – и я сняла трубку.

Это оказалась моя подруга Соня.

– Люся, – сказала она так тихо, что я поневоле напрягла слух, – зайди, пожалуйста, ко мне на работу. Прямо сейчас.

– Что-то случилось?

– Потом… – и повесила трубку.

Соня – заведующая филиалом краеведческого музея, который ещё называют Домом Гончарова. Он находится на той же улице, где я живу, и мне всё равно пришлось бы идти мимо.

«Что же произошло?» – думала я по пути в музей.

Мы виделись только вчера – отмечали прошедший Сонин сорок четвёртый день рождения. В музее по понедельникам выходной, но пришли и научные сотрудники, и смотрители, и сторожа. И, конечно, я, единственная со стороны.

Так было заведено давно, с того самого времени, когда в только что организованный музей Соня пришла младшим научным сотрудником. Я, как её подруга, сразу стала здесь своим человеком.

В Гончаровском музее почему-то всегда работали только женщины. Сначала все они были разного возраста, с разным опытом музейной работы и образованием. Потом – кто-то ушёл на повышение, кто-то – вышел на пенсию, кто-то пришёл позже. И в конце концов весь коллектив научных сотрудников стал состоять всего из трёх женщин-филологов. Все они были почти ровесницами и к тому времени уже стали старшими научными сотрудниками.

Дольше всех вместе с Соней работала Марина. Она пришла в музей всего на год позже. Вообще между ними много общего. Обе – натуральные блондинки. Обе не замужем, и никогда не были. Обе живут в спальных районах. Соня – с пожилой матерью, Марина – с такими же пожилыми родителями.

Но на этом их сходство заканчивается. Соня – невысокая, худощавая, всегда спокойная, даже невозмутимая. Марина же – высокая, статная, говорливая, и при этом излишне впечатлительная, даже мнительная.

Третьей стала Зина. Невысокая плотненькая брюнетка со стрижкой каре. При всей своей кажущейся открытости для меня она – «вещь в себе». Знаю только, что живёт она где-то в центре города, замужем и у неё два сына-подростка. Зина пришла в музей позже других. И проработала недолго – недавно перешла в только что открывшийся отдел развития краеведческого музея.

В том же «головном» музее работает и Аля. Тоже невысокая брюнетка с короткой стрижкой, но худенькая. И выглядит моложе своих сорока с хвостиком. Её я знаю совсем недолго – с тех пор, как она стала подрабатывать в Гончаровском музее ночным сторожем. Слышала, что живёт она в соседнем с музеем доме в двухкомнатной хрущёвской квартире с родителями. Замужем никогда не была.  

Подойдя к Дому Гончарова, я увидела на входе бумажку с надписью: «ЗАКРЫТО ПО ТЕХНИЧЕСКИМ ПРИЧИНАМ». Но лишь только коснулась кнопки звонка, как дверь тут же распахнулась.

– Неклюдова… – полуутвердительно, полувопросительно сказал открывший её незнакомый мужчина в строгой чёрной рубашке и таких же джинсах.

– Да.

– Пройдёмте со мной.

Миновав гардероб, мы вошли в комнату смотрителей и сторожей. Я в ней и раньше бывала. Это коморка метров пять квадратных. С маленьким окошком, выходящим во двор. В ней едва помещается двустворчатый шкаф. Я знаю, что за одной дверцей в нём – плечики для верхней одежды сторожей и смотрителей. А за второй – полки с посудой, едой, книгами и другой необходимой на работе мелочёвкой.

Посредине комнаты стоит накрытый потёртой клеёнкой обеденный стол с двумя старыми стульями по бокам. А в углу, слева от двери, – то ли большое кресло, то ли маленький диванчик, накрытый старым ватным одеялом. Наверное, на нём и проводят своё дежурство ночные сторожа.

Мужчина жестом указал мне на один из стульев, сам сел на второй, напротив, и достал из папки чистый лист бумаги и миниатюрный диктофон.

– Вы находились вчера на территории данного музея? – спросил он строго.

– А собственно, на каких основаниях… – начала, было, я.

– Вот моё первое основание, – и сунул мне под нос раскрытое удостоверение, в котором я без очков, конечно же, ничего не разглядела. Но поняла, что мужчина из милиции. И решила, что это следователь.  – А второе основание – то, что вчера в музее было совершено преступление.

– Убийство! – ахнула я.

– Почему же сразу убийство? Нет, в музее произошла кража. Похищена коллекция серебряных монет седьмого века.

– Именьковский клад!

– Что?

– Монеты принадлежали именьковцам. Именно этот клад поставил точку в споре учёных о том, какие народы изначально населяли территорию Среднего Поволжья. Уже давно возникла версия, что ещё до булгар (прародителей современных волжских татар) здесь жили предки славян именьковцы. В Казани даже прошло всероссийское совещание историков и археологов, посвящённое этому открытию.

– Откуда вам это известно?

– Ещё бы мне да не знать! Клад нашёл Синицын – мой хороший знакомый. Я даже видела первоначальное состояние монет, когда они больше напоминали почерневшие берёзовые листья, чем деньги.

– А вы кому-нибудь рассказывали о ценности клада?

– Конечно! Я ведь журналист. Разве можно было пройти мимо такого факта? Я готовила интервью с кладоискателем для нескольких газет…

– О передаче монет музею вы тоже знали?

– И даже была одним из инициаторов этого!

– Зачем?

– Как вам сказать? Может, вы сочтете меня наивной, но я считаю, что всё найденное в земле принадлежит народу. И каждый должен иметь возможность видеть это, когда захочет. А где такое возможно, если не в музее? К тому же здесь защищённые витрины, сигнализация, охрана. Хотя сейчас я думаю, лучше бы клад остался у Сергея Борисовича.

Говоря это, я вдруг вспомнила, что монеты уже пытались похитить. Как-то, вернувшись домой, Синицыны нашли входную дверь взломанной. В квартиру, где не было не только каких-либо дорогих вещей, но даже приличной мебели, пришли явно по наводке. Но, то ли воров кто-то спугнул, то ли они просто не смогли обнаружить тайник – так или иначе, а для Сергея Борисовича это стало последним аргументом в пользу передачи клада в музей.

Об этом факте я решила не говорить – пусть узнают из первоисточника. Кстати, а Синицыну-то о краже сказали?

– Сергей Борисович уже знает? – запоздало спросила я.

– Кто это?

– Синицын – хозяин клада.

– Нет, ещё не знает.

– Для него это будет ударом…

Следователь промолчал. Он убрал в чёрную пластиковую папку исписанные листы, выключил диктофон, и только после этого сказал: «Пойдёмте к остальным».

Мы молча прошли через холл с билетной кассой, через два смежных музейных зала и свернули влево, в полутёмный коридорчик, который заканчивался открытой настежь дверью в комнату научных сотрудников.

В ней за вчерашним именинным, а сегодня совершенно пустым столом на тех же самых местах сидели все участники событий. Во главе – директор музея Софья, справа от неё – Марина, слева – Зинаида, рядом с которой – Алина.

Я, как и вчера, села рядом с Мариной, как раз напротив входа, а пришедший со мной милиционер – справа от меня, напротив Сони. Затем он снова открыл свою папку и включил диктофон.

В комнате научных сотрудников за вчерашним именинным, а сегодня совершенно пустым столом на тех же самых местах сидели все участники событий. Во главе – директор музея Софья, справа от неё – старший научный сотрудник Марина, слева – старший научный сотрудник Зинаида, недавно перешедшая на работу в основной музей, рядом – Алина, также старший научный сотрудник того же краеведческого музея, подрабатывающая здесь сторожем.

Я, как и вчера, села рядом с Мариной, как раз напротив входа, а пришедший со мной следователь – справа от меня, напротив Сони. Затем он снова открыл свою папку и включил диктофон.

– А теперь восстановим ход событий, – продолжил он начатый с каждым в отдельности разговор. И добавил, обращаясь к Соне, – Во сколько часов клад поступил в музей, и кто при этом присутствовал?

– Синицын принёс его в десять утра. Кроме меня в это время на работе была Марина. Я сама приняла монеты по описи…

– Но почему Синицын пришёл к вам, а не в краеведческий музей? Ведь, как я понял, именно там должен храниться клад. Вы же не имеете к нему совершенно никакого отношения…

– Он и должен был отнести его туда. Но хранитель музея Феликс заболел и утром по телефону попросил принять монеты меня. Мы же филиал краеведческого музея.

– Почему же все-таки вас, а не кого-то из своего музея?

– Дело в том, что в краеведческом музее в понедельник выходной. Кстати, и в нашем – тоже. Но мы собрались специально из-за моего дня рождения. И Феликс прекрасно об этом знал…

– И всё же: зачем при передаче коллекции нужны были лишние руки, когда можно было просто перенести дату?

– Синицын уезжал в экспедицию, поэтому и в его, и в наших интересах было сделать это именно вчера.

– Как оказалось, и ещё в чьих-то интересах… – словно про себя добавил следователь. – Ну, хорошо. Вы приняли монеты по описи… И куда их положили?

– В шкаф в моём кабинете.

– Он запирается?

– Нет. Вернее, замок в нём есть, только ключ давно потерян. Но у нас и прежде там хранились раритеты. Днём кабинет всегда находится в поле зрения сотрудников, а на ночь музей ставится на сигнализацию. Да ещё и сторожем охраняется.

Следователь иронически хмыкнул, но и на сей раз, от комментариев воздержался.

– В течение дня коллекцию доставали из шкафа? – снова обратился он к Соне.

– Только один раз. Когда пришла Люся…

– Во сколько это было? – спросил он уже у меня.

– Я пришла ровно в двенадцать. Соня приглашала к одиннадцати, но сказала, что сначала они сядут за стол со смотрителями в их комнате, а через некоторое время уже узким кругом переместятся сюда. Поэтому мой приход стал сигналом к смене декораций. Ну, а когда мы вот этим составом здесь сели, меня попросили рассказать о кладе…

– А откуда вы узнали, что монеты находятся здесь?

– Я и не знала, пока не пришла в музей.

– После того, как клад снова убрали в шкаф, кто-нибудь заходил в кабинет?

– Да все заходили! – не удержалась я.

– Пусть каждый ответит за себя, – осадил меня следователь. – Вот вы, например, что там делали?

– Распечатывала с флэшки лекцию. Я опаздывала на занятия в университет, поэтому не успевала этого сделать, как обычно, в Интернет-клубе…

– Вы находились в той комнате одна?

– Сначала с Соней – она включила компьютер и дала мне бумагу. Потом её кто-то позвал, и допечатывала я одна. Но вряд ли это заняло больше минуты!

– Хорошо. Кто ещё и зачем ходил в кабинет?

– Я брала письма, на которые срочно нужно было ответить, – сказала Зина.

– Из того же шкафа?

– Нет, из соседнего…

– Я доставала из-за окна салаты. У нас там что-то вроде зимнего холодильника, – отчиталась Марина.

– Я заходила в комнату несколько раз, – сказала Соня, – Во-первых, относила монеты, потом включала и выключала компьютер, а перед уходом там переодевалась. В конце концов, это мой кабинет!

Следователь кивнул и перевел вопросительный взгляд на Алину.

– А какой мне смысл отчитываться, была или не была я там днём, если потом осталась дежурить на всю ночь? У меня больше, чем у кого-либо было возможностей стащить эти монеты – не правда ли? – Голос всегда уравновешенной Алины вдруг зазвенел от волнения и возмущения.

– И всё же, – перебил её следователь, заходили вы днём в кабинет директора или нет?

– Не помню!

– Как же, не помнишь! – вмешалась Марина, – ты же искала там журнал экскурсий, когда я принимала заявку по телефону, а Соня ушла мыть посуду. И так его и не нашла. Когда я зашла в кабинет – ты как раз стояла у шкафа с монетами, а журнал преспокойно лежал на столе.

– Откуда мне было знать, где он у вас лежит? Я посмотрела сначала в одном шкафу, потом во втором…

– Подводим промежуточный итог, – перебил её следователь. – Каждый из вас провёл в кабинете директора не менее трёх минут – а этого вполне достаточно, чтобы подменить пакет с монетами…

– Подменить? – переспросила я. – На что?

– Вот на это, – следователь вынул из портфеля, стоящего в углу дивана небольшой толстенький рулончик и развернул его. Это оказался четырёхугольник из плёнки с пристроченными к нему такими же плёночными полосками – так, чтобы получились карманы. Каждый из них был предназначен для одной монеты. Но вместо денег в кармашках лежали кругляшки из алюминиевой фольги, напоминающие обёртки шоколадных «рублей» или «медалек». Я даже потянулась к одному из них, чтобы понюхать, не пахнет ли он шоколадом.

– Руками ничего не трогать, – предупредил меня следователь. Лучше скажите, видели ли вы подобную упаковку до вчерашнего дня?

– Конечно! Много раз. Синицын все свои монеты хранит именно в таких кармашках. Он сам их придумал по аналогии с кассой букв и слогов для начальной школы. А шьёт их его жена Татьяна.

– У вас тоже есть такие кассы?

– Зачем мне? Я не нумизмат! Но, думаю, уже многие коллекционеры для удобства перешли на них.

– Есть среди присутствующих нумизматы? – задал вопрос следователь.

Все промолчали.

– Выходит, только вы видели эти кармашки до вчерашнего дня… – добавил он, снова обращаясь ко мне.

– Да, видела! И фокус с конфетными обертками могла бы придумать без проблем! Но вы забываете, что я-то, как раз не знала, что коллекцию передают именно в музей Гончарова и в этот день. В отличие от всех остальных. Некоторые к тому же могли подменить не весь пакет, а только его содержимое!

– Ты что, на меня намекаешь? – возмутилась Алина. – А фантики, по-твоему, где я взяла?

– В любом киоске. Эти шоколадные рубли не дефицит.

– Но я до вчерашнего дня даже не знала, как эти монеты выглядят. И увидела их впервые вместе с тобой вот за этим столом.

– Ты могла купить конфеты потом…

– Не могла! Во время дежурства я сижу в запертом и сданном на пульт музее. Марина и Соня подтвердят. Ровно в четыре часа я закрыла за ними дверь и сразу после этого поставила музей на сигнализацию, которая была отключена в 9 часов утра, когда пришла Соня.

– А может, не сразу поставила на сигнализацию, а сначала сбегала в киоск… – неожиданно поддержала меня молчавшая до этого Зина.

– Ну, хватит, – оборвал нашу перепалку следователь, – от предположений воздержимся. Говорит каждый за себя. Вот вы, например, во сколько отсюда ушли? – обратился он к Зине.

– В полвторого. Я вспомнила, что опаздываю на важную встречу…

– А вы? – обратился он ко мне.

– В два. Ровно за пятьдесят минут до лекции. Кстати, и сейчас мне уже пора уходить – сегодня у меня четвёртая пара.

– Хорошо, идите. Понадобитесь – вызовем.

…Отчитав лекцию и даже не заходя, как обычно, на кафедру, я снова поехала в музей. Следователь, наверное, сказал бы по этому поводу: потянуло на место преступления…

И действительно потянуло – ноги буквально сами понесли. Дело в том, что у меня возникла масса аргументов в свою защиту, а также – несколько вопросов, на которые я хотела бы получить немедленный ответ.

Но в музее, на котором всё ещё висело объявление «закрыто по техническим причинам», сидела одна Соня. Кажется, погружённая в глубокие размышления.

– А где все люди? – поинтересовалась я.

– Смотрителей отпустила ещё до обеда – всё равно музей не работает. А Марина отпросилась из-за плохого самочувствия. Ты же знаешь её мнительность: переволновалась – поднялась температура. Ну, а мне сидеть до шести, пока сторож не придёт.

– После моего ухода было что-нибудь ещё интересного?

– Нет, пожалуй. Аля и Зина почти сразу за тобой ушли в свой музей. А следователь ещё немного поговорил со смотрителями и тоже ушёл. Да и что толку было с ними говорить! Я же вчера их отпустила пораньше. Клад они не видели – так что ничего определенного сказать не могли…

– Ты сама-то что про всё это думаешь?

– Думаю, что кража не была экспромтом. Её тщательно подготовили. Я даже уверена, что на плёнке, которую унесли на экспертизу, не найдут никаких отпечатков, кроме тех, что появились на ней сегодня утром.

– Пожалуй…

В это время в дверь позвонили – пришёл сторож.

Мы вышли на улицу. Соня обычно ездит на автобусе и садится недалеко от моего дома. Но сегодня она решила поехать трамваем, который останавливается как раз напротив музея. Нужный ей номер пришёл очень быстро, поэтому мы не успели больше ни о чём поговорить…

Я тоже пошла домой, купив по пути пачку замороженных пельменей и бутылку минеральной воды.

Этот вечер у меня свободен, поэтому я решила, не отвлекаясь ни на телевизор, ни на компьютер хорошенько подумать над всем, что произошло.

Соня, конечно же, права: похищение было продумано заранее. Шоколадные обёртки и, скорее всего, уже разложенные по ячейкам, преступник принёс с собой. Значит, он заранее должен был знать: во-первых, как выглядят монеты, во-вторых, во что они будут упакованы и, в-третьих, что они окажутся именно в филиале музея и именно в понедельник.

Интересно, почему я написала о преступнике «ОН», хотя среди участников события были только женщины? К тому же, хорошо мне знакомые. Может быть, хотела как-то абстрагироваться от симпатий-антипатий и опереться только на факты. А они таковы: если верить сегодняшнему разговору за столом, никто, кроме меня, прежде эту коллекцию не видел и никто, кроме Сони, не знал, что клад принесут в филиал музея.

Соня… Мы знакомы с первого курса университета, в котором получали филологическое образование. В годы учёбы почти не расставались: даже практику выбирали в одном месте. А на каникулы срывались то в Константиново «к Есенину», то в Тарханы «к Лермонтову» то в Ясную Поляну «к Толстому».

После окончания университета я выбрала журналистику. Работала сначала в газете, затем на радио, на телевидении. Соня же сразу пришла в музей Гончарова, который тогда ещё только создавался. Теперь иногда мы не видимся месяцами. Но один день в году встречаемся обязательно. Он выбирается в промежутке между 23 и 26 февраля, чтобы сразу отметить и её, и моё рождение. На этот раз было выбрано двадцать четвертое число, понедельник…

Соня узнала, что клад придётся принимать именно ей, вчера утром, незадолго до того, как ехать в музей. Феликс до последнего надеялся сделать это сам, но утром у него подскочило давление и даже пришлось вызывать неотложку.

Предположим, она купила шоколадные медальки по пути на работу… хотя, нет, тогда она ещё не знала, как выглядят монеты и сколько их. Но она могла купить медальки и после того, как приняла клад! Наверняка, до обеда выходила в магазин – за хлебом, минералкой. Подменить содержимое кармашков у неё тоже была возможность – хотя бы в то время, когда переодевалась в своём кабинете перед уходом домой.

Всё так. Только зачем ей это нужно? Среди всех участников происшествия она, пожалуй, самая незаинтересованная в краже – ведь именно на ней лежит ответственность за этот клад.

Да что я, с ума схожу, что ли? Соня ни за что чужого не возьмёт! Да и к чему ей эти монеты? И знакомых нумизматов у неё никогда не было. В отличие, например, от Гали и Нины, которые уже по сути своей работы постоянно общаются с коллекционерами.

Значит, Соня отпадает… или, нет, не отпадает! Так ли уж хорошо я знаю её нынешних друзей? Она ведь даже со своим мужчиной меня не познакомила, хотя они встречаются уже года три, а, может, и больше. Однажды видела их в театре, но при моём приближении он сразу отошёл. Еле-еле удалось потом из Сони выудить, что работает он мастером в издательстве, там они и познакомились, во время подготовки к выпуску сборника материалов очередной Гончаровкой конференции. Соня сказала, что он разведён, живёт один. Она тоже девушка свободная – к чему такая конспирация?

А ведь этот «кот в мешке» вполне может быть «заказчиком»! После застолья в музее Соня собиралась продолжить праздник у него. Скорее всего, она рассказала ему о кладе. И уже он убедил Соню заменить монеты фантиками. Что она и сделала. Но не в понедельник вечером, а во вторник утром, когда переодевалась в своём кабинете. А через несколько минут вместе с Феликсом, вроде, обнаружила пропажу.

Вполне логично! Хотя вряд ли существуют обстоятельства, которые могли бы толкнуть Соню на подобный шаг.

А если не она, а именно её мужчина стал тем похитителем? Нужно до конца отработать эту версию! Завтра постараюсь встретиться с Сониным поклонником.

26 февраля 2003 года, среда. Девять вечера. Дома.

Сегодня сразу после второй пары поехала в издательство. План у меня был такой: воспользуюсь своим корреспондентским удостоверением и пройду в типографскую столовую. В то время, когда в ней обедают только работники книжного цеха. Всем им выдаются талоны на питание, так что Сонин знакомый вряд ли пренебрегает таким удобством. Правда, я совершенно не помнила его лица, но всё же решила попытаться узнать.

Зайдя в просторный не очень опрятный зал и встав в очередь, я огляделась. За столиками с крышками из тёмно-коричневого пластика, имитирующего дерево, сидели в основном женщины. Несколько мужчин были явно не того возраста – или моложе сорока или значительно старше пятидесяти. И лишь три человека соответствовали нужным параметрам – русые, на вид лет сорок пять – сорок семь. Из-за синих одинаковых халатов они казались почти близнецами. Кто же, из них?

Двое сидели ко мне лицом, и я пристально посмотрела сначала на одного, затем на другого. Никакой реакции! Третий сидел боком, и все места за его столиком были заняты.

Я взяла салат из сырых овощей, кофе. И села так, что оказалась за его спиной. Нужно было как-то привлечь его внимание. Высыпав содержимое стоящей на моём столе солонки в карман своей толстой широкой юбки, я громко сказала, глядя в его затылок: «Вы не могли бы передать мне соль?».

Он оглянулся – и я сразу его узнала. Но он меня опередил:

– Вы ведь Людмила, подруга Сони?

– А вы…

– Иван Николаевич, Иван.

– Мы, кажется, виделись с вами? В театре.

– Именно! А как вы здесь…

– Я внештатный корреспондент одной из газет. Вот воспользовалась пропуском, чтобы перекусить. А вы работаете в издательстве?

– Мастером в книжном цехе. Да что мы с вами разговариваем через плечо. Можно я пересяду за ваш столик?

– Конечно.

Он перенёс свой поднос с наполовину съеденным обедом и продолжал, как хорошо знакомый:

– Соня говорила мне о кладе монет…

– А когда вы с ней виделись?

– Позавчера. Она из музея зашла ко мне, и мы отметили её день рождения. А откуда вы так много знаете об именьковцах?

– Мне рассказал Соловьёв, хозяин клада.

– Я так заинтересовался этими монетами, что захотел непременно их увидеть. Соня не возражала. А вчера позвонила и сказала, что клад уже не у них.

– Да, к сожалению, вы опоздали. Извините, мне пора идти.

Дальнейший разговор не имел для меня ни смысла, ни интереса. «Слава Богу – это не Соня, – думала я. Значит, остались трое…».

Возвращаясь из издательства и проходя мимо музея, я с трудом пересилила желание снова туда заглянуть. Но всё же решила идти прямо домой и хорошенько отдохнуть.

Ещё на четвертом этаже я услышала, как в моей квартире надрывается телефон, и, преодолев бегом два оставшихся пролёта, едва успела поднять трубку. Звонили родители, чтобы поздравить меня с днём рождения. А я про него совсем забыла!

Сунувшись в холодильник, я нашла там лишь пару бутылок третьей «Балтики», собственноручно замаринованные огурчики и баночку консервированных креветок. В хлебнице было пусто, но я вспомнила о лежащих в буфете сухариках, и необходимость идти в магазин отпала сама собой.

Разложив весь этот натюрморт на столе в гостиной, остаток дня я смотрела по видику любимые комедии. Хотя спокойного просмотра не получилось – до ночи друзья и знакомые спешили сообщить, что вспомнили о моём дне рождения…

День оказался гораздо приятней вчерашнего, но в конце его мне всё же пришлось вспомнить историю с кладом. Выйдя прогуляться перед сном, я заглянула в почтовый ящик и вместе с поздравительными открытками обнаружила в нём повестку, предлагающую завтра в десять утра явиться к следователю…

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы, не приветствуются и могут быть удалены модератором.

Комментарии   

 
# Птица 13.11.2018 10:41
По структуре у вас хорошее начало. Сразу вырисовывается картинка, понятно, кто присутствует и что делает героиня. С солью забавная идея)
Но с диалогами вы по-прежнему спешите. Слишком быстрый переход к теме клада, слишком быстро идут реплики, а, главное, у вас одно-единственное действие во время диалога - мужчина пересел. Вы лишаете себя неплохого инструмента - поведения и действий персонажей во время прямой речи, а ведь это отличный способ показать, как они относятся друг к другу или к предмету разговора, а также способ выписать какие-нибудь характерные особенности персонажей, даже их привычки.

Немного смущает городской телефон в наш непростой век мобильников.
Сильно смущает упоминание о дне рождения героини. Каждая подробность, каждая сцена и каждый упомянутый факт в вашем произведении должны работать - на сюжет, на персонажей или на атмосферу. Вот эта (тоже очень быстро и неряшливо описанная) работает плохо. Из нее можно вывести, что героиня рассеяна и асоциальна - она забывает купить продукты, забывает и не отмечает свой праздник. Мне кажется, вы бы хотели выставить ее немного в другом свете.
Кстати, если у героини есть собака, стоило бы написать о ней чуть больше, домашнее животное прекрасно характеризует своего хозяина.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 13.11.2018 13:42
Большое спасибо, что читаете и комментируете - это очень ценно для меня! Позволяет взглянуть на свой текст со стороны и что-то в нём исправить, чтобы сделать лучше.
Правда, на этот раз не соглашусь, что переход к теме клада слишком быстрый. На мой взгляд, он совершенно оправдан: монеты - единственный интерес, который связывает этих двух персонажей. Поэтому они сразу к этой теме и переходят, тем более - время разговора ограничено.
Что касается мобильного телефона. События происходят в начале 2003 года. Именно тогда я и начала писать свой детектив. И писала фактически с натуры. Тогда ни у меня, ни у кого из моих знакомых мобильника не было. Недавно, вернувшись к работе над детективом, я хотела, было, перенести действие в современность, но потом отказалась от этой идеи, потому что некоторые события могли происходить только тогда. К тому же, отсутствие мобильной связи ведёт к не такому быстрому и строго дозированному получению информации героиней. Заставляет её прилагать большие усилия, чтобы получить эту информацию, много размышлять и включать логику.
Что касается дня рождения. Это как раз писалось с натуры. Я, например, тоже забываю купить продукты и пропускаю свой день рождения. Но не думаю, что это меня как-то плохо характеризует.
О собаке. По сюжету она принадлежит живущей отдельно дочери и бывает у героини только иногда. Но, подумав, решила пока её исключить.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 12.11.2018 17:11
Добавила следующий кусочек детектива. Читать со слов: "26 февраля 2003 года, среда. Девять вечера. Дома."
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 04.11.2018 11:44
Здорово, что пишете детектив, хочу верить, что вам удастся и вы захотите соблюсти каноны жанра и получится нечто действительно интересное.

Но есть крупные проблемы. Раскрытие сюжетного зачина при помощи диалога со следователем очень неудачно. Я бы посоветовала сделать это при помощи диалога с подругой героини, потому что в реальности следователи так не работают. Вы когда-нибудь сталкивались с полицией? Давали объяснения или показания?
В реальности сотрудники музея вызвали бы полицию, через какое-то время приехал бы наряд дежурных оперов, в течение дня подтянулись бы эксперты, собрали бы у присутствующих объяснения, поработали бы в помещениях, в течение нескольких дней сформированное дело было бы передано следователю, который уже давал бы оперативникам задания, а сам бы сидел себе в кабинете, потому что на производстве у одного человека, как правило, не одно и не два дела одновременно. В общем, вы совершенно напрасно умещаете всю эту работу в один день и в один диалог. Может быть, рядовой обыватель, незнакомый со спецификой работы полиции, не обратит внимание, но хотелось бы видеть детектив более правдоподобным. Либо перенесите действие в вымышленный мир и можно благополучно уйти от всех этих подводных камней, сохранив детективную интригу.

И еще не забывайте о среде, в которой происходит действие. Как выглядит помещение, в котором они находятся? Какие предметы на виду? Как все освещено? Какое впечатление производит? Быть может, есть что-то странное или что-то необычное, что привлекло внимание героини? Конечно, не обязательно расписывать каждый шаг, но пару-тройку предложений отвести на описания стоит, без них не складывается картинка в голове, все висит в воздухе и я даже не могу понять, как выглядят персонажи.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 09.11.2018 04:39
Спасибо огромное за обстоятельной комментарий. Насчёт описаний места действия и персонажей. У меня всё есть, но позже. Вы убедили меня перенести это в начало, что я и сделаю. Что касается диалога со следователем. Да, я сталкивалась с милицией - как раз давала объяснения и показания в похожей ситуации. Кто спрашивал - опер или следователь - не знаю, потому что, действительно, ничего не знаю об этой среде. Но я изначально пишу не полицейский детектив и все события будут показаны через призму восприятия непрофессионала. И загадка будет распутана только при помощи наблюдательности и логики.
Спасибо ещё раз и, если не сложно, читайте и комментируйте и дальше. На днях я размещу продолжение.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Птица 09.11.2018 13:11
Не спешите выкладывать. К каждой новой сцене добавляйте одно-два предложения, чтобы было ясно, что происходит вокруг, в какое время, какие персонажи присутствуют и этого будет вполне достаточно, ваш жанр все равно не требует живописаний интерьеров и всего такого, в центре внимания действие и диалоги. Но, если будут такие заготовки, вам будет проще вставить в текст уже полновесное описание, если захотите.

Чтобы избежать проблем с полицейской работой, но, в то же время, упомянуть, что стражи закона есть и они работают по делу, их визит вообще можно дать через монолог другого персонажа, который просто присутствовал в это время и рассказывает героине.

Да, и хотела посоветовать - старайтесь не вводить много персонажей за раз. Если это неизбежно, как, например, в случае, когда героиня входит туда, где находится много сотрудников музея, выберите двух-трех нужных вам действующих лиц и, по мере взаимодействия с ними дайте две-три разносторонних подробности.
Например, следователь не просто незнакомец в джинсах и черной рубашке, а, скажем, держащийся слегка вольно или подчеркнуто строго, или в прямоугольных очках, в которых он похож на хорька, или отпустил в ходе диалога пару чисто ментовских шуток (был у меня такой знакомый пристав, когда шутил - не поймешь, то ли всерьез, то ли взаправду подозревает в чем-то противоправном) или что-либо в этом роде, чтобы из маленьких деталек у читателя сложился образ, такой, какой необходим вам.

Хорошо, с удовольствием буду следить за новыми главами. Надеюсь, какие-нибудь из моих советов помогут сделать ваш детектив лучше.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# angellaa 01.11.2018 13:34
Людмила, захватывает с первых строк. Интересно продолжение прочесть.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 09.11.2018 04:40
Спасибо! Я очень рада! Завтра-послезавтра размещу ещё кусок текста.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 31.10.2018 15:53
Люблю детективы! Лучше, конечно, с убийствамо, но и с кражами монет тоже хорошо!
Интересное начало. Немного запуталась в именах многочисленных героинь, но, возможно, это чисто мое восприятие.
Буду ждать продолжения!

Немного "блох":
И конечно я, - и, конечно, я
именинным, а сегодня совершенно пустым столом(,) на
ценный клад серебряных монет - вы меня запутали. Вроде бы клад - это то, что нашли, а то, что в музее - это уже коллекция. Нет?
всё найденное в земле принадлежит народу - не многовато пафоса?
рядом – Алина - так места рядом (справа и слева) уже заняты, может, напротив?
Шоколадные обёртки и, скорее всего, уже разложенные по ячейкам, - "и" лишнее?
Наверняка, до обеда - запятая не нужна
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# elana 31.10.2018 18:42
Спасибо огромное! Удивительное дело - собственные "блохи" имеют свойство быть невидимыми.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp