Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
GennadyDobr: Лягушки в пруду
на зиму засыпают.
Им нету зимы.
GennadyDobr: Лягушки в пруду
Кэт: Вечер тёмный, вечер томный
Вдруг в окошко заглянул,
Мявкнул, словно кот бездомный,
Влез и под столом уснул...

Всем вечера творительного! А также родительного :rolley
Кэт: ДораШтрамм Рада, что всё разъяснилось))
ДораШтрамм: Нашла, наконец, формулу. Что ж, в этом есть смысл. Мне будет, чем заняться сегодня :biggrin
Alizeskis: Ура! Всё закончилось! Скоро итоги! :boob1
ДораШтрамм: Кэт да ничего я вас не путала. Посчитала плюсики-минусики для мистики-хоррора, а тут вы с какими-то формулами o_O
Кэт: Всем вечера томного :cup
Упрыгала :run_away
Кэт: ДораШтрамм Вы меня запутали, я совершенно перестала понимать, что к чему на этом конкурсе с оценками)) И группы какие-то... Надеюсь, всё разъяснится чуть позже, или кто-нибудь из администрации ответит, или на итогах всё разъяснится :rolley
МТА: : Fitomorfolog_t Уезжал (далеко). Волновался, что не успею с благодарностями (и не успел бы! :) . Очень боюсь показаться невежливым. Теперь жду подведения итогов, чтобы поздравить победителей. :rolley
Alizeskis: Последний день! Последний день! :sun
Fitomorfolog_t: МТА , это как-то уж слишком похоже на последнее слово осуждённого, а ведь впереди ещё целый день!
МТА: Спасибо Админам, оргам и критикам. Спасибо коллегам за рассказы. Конкурс получился интересным и содержательным. Всем удачи, больших тиражей и переизданий. С уважением, ваш МТА. :hi
МТА: Последний день. :(
Alizeskis: Кэт, комментариев - 22
ДораШтрамм: кажется... или 17? Не полезу второй раз считать :lol
ДораШтрамм: Кэт двадцать с чем-то :rolley
Кэт: ДораШтрамм Хм... Вдруг озадачилась, а сколько я сама конкурсных прочитала. А считать лень)) Ладно, в Итогах будет видно :rolley
Кэт: GennadyDobr По мне, так отлично сказано! Но могла бы поспорить, вот только все аргументы в чат бы не влезли :biggrin
GennadyDobr: (из переписки)
- Читая, узнаёшь человека лучше,
чем в постели или в совместной жизни.
Потому что годные тексты пишутся всегда и мозгами, и сердцем.
:wink
ДораШтрамм: Кэт ну, когда время есть (а у меня было тогда), можно и за день один. Но потом, да, долго ничего не хотелось читать :lol
Кэт: ДораШтрамм По роману в два дня? Вот это скорость! Роман я один мусолить могу два месяца)) При условии, что он увлёк.
ДораШтрамм: Кэт я на одном конкурсе за месяц 14 романов прочитала :) Но там стимул был - конкурс рецензий :)
Кэт: ДораШтрамм А с другой стороны - как раз интересно прочитать всё и сравнить :rolley
Кэт: ДораШтрамм Я помню, как на Космическом конкурсе здесь случайно увлеклась и почти все откомментировала. Нет, всё-таки мера нужна - потом месяц не могла ничего читать, ведь каждый текст через себя пропускаешь, он остаётся в голове на какое-то время.
ДораШтрамм: Кэт о рекордах не думала, но вообще можно было за месяц все 80 прочитать )
Кэт: ДораШтрамм А вы шли на рекорд? Все хотели охватить? :)
ДораШтрамм: Да, есть еще время, хотя 42 оставшихся рассказа мне все равно не осилить, даже и до 20го ^^
Кэт: А, нет, ошиблась.
Уф, ещё два дня до окончания - до 17-го отзывы, уряяя!!!!! :biggrin
Кэт: Ой-ой!
А сегодня 15-е уже?! o_O
Окончание конкурсного комментирования?
Как быстро и неожиданно. Время - стрелой :scepsis
Кэт: GennadyDobr Фея топор зачехляет - ясновидение развивает:
Лягушка реально подушки взбивает и зиму лапками отгоняет
:rolley
GennadyDobr: Зайцы меряют белые шубки.
Лисы углубляют норы.
Медведи ищут берлоги.
Змеи утепляют лежбища.
Лягушки взбивают подушки.
Кроты варят эль.
Акулы уходят на юг вслед за китами и авторами.
Панды запасаются листьями и прочими дарами деревьев.
Фито преподаёт флоре правила лёгкой зимовки.
Добрая фея зачехляет, смазав, топор до весны.
Осень ходит по лесу.
МТА: Удачного воскресенья! :)
Alizeskis: Доброе утром всем! :sun
Alizeskis: 10 дней тишины и я её нарушу
Almond: Напоминаю правила сайта читателям: ваш отзыв и оценка засчитываются. если вы оставили хотя бы три комментария к конкурсным работам, а не к одному, где автор - ваш приятель.
Almond: :yes
Almond: Thinnad Макароны на ушах, это, Тиннад, просто ах!
Можно даже вермишель
Вот отселя и досель)))
Thinnad: Вместо наших ушиков
Им дадим ракушиков.
И вокруг, со всех сторон
Им навесим макарон
Almond: Thinnad про уху молчи, мой друг,
Много ушиков вокругг.
Вот услышат, налетят
И, заразы, все съедят)
Thinnad: И давай читать стихи
Про хаха и про хихи.
Чтоб сворачивались ухи
А карась просил ухи
Thinnad: :yes
Ты издай такой указ,
Чтоб кормить халвой зараз.
Заразы испугаются
И поисправляются
Almond: Я устал читать рассказы,
Потому что все - заразы.
Обзываюсь я любя,
Отношу к ним и себя)
Кэт: Берка ЗДесь на сайте в разделе "Статьи" - "Критика" - есть статья Асталависты на тему общения авторов и критиков. Полюбопытствуйте :)
Кэт: Fitomorfolog_t Автор с радостной ухмылкой покивает головою
Сыпанёт рукою щедрой в текст нетленки запятые.
И тире все на дефисы переправит он обратно,
Чтоб стонал Читатель слаще и любил сильней, противный.

Спать пойдёт с довольной рожей. Утром встанет спозоранку
И для полноты картины он финал свернёт в рулончик.
Что, не все ешё в восторге, кто-то плачет в уголочке?
Добрый Автор, чтоб утешить, строчки "лесенкой" оформит.
Fitomorfolog_t: разнобой в глагольных формах выпирает, как оглобля. Тихо стонет в час заката ей умученный читатель...
Но едва читатель стихнет, прикрывая томно веки - зазвучит и встрепенётся голос Автора нетленки.
Не казни меня ты, Автор, ведь тебя люблю я очень, и ловлю, внимаю, жажду продлевать любовь и муку этих звуков вдохновенных, этих слов велерчивых, этих бризов и пассатов твоего воображенья.
Li Nata: Великжанин Павел, прочитайте личные сообщения, пожалуйста
Thinnad: А вообще хорошо, что читатели говорят. Я очень благодарен ребятам и девушкам, которые пишут о своих впечатлениях. Обратная связь - штука важная и держит в тонусе
Fitomorfolog_t: МТА И Вам привет )) :hi
МТА: Наверное, тактика отработки литнавыков во многом зависит от представлений о стратегии. Если сверхзадача - быть опубликованным, то достаточно уловить основные тенденции издательств (фэнтези! попаданцы! Чужой против Хищника! Чебурашка с АК-47 против Пятачка с гранатомётом!) и всё срастётся. Но если хочется о наболевшем и наперекор мейнстриму, то будет много сложнее. Привет народу Синего Сайта! :hi
Fitomorfolog_t: Ниому не нравятся категоричные люди, но ведь некоторые уверены в том, о чём говорят, просто потому, что уверены, другие - потому, что есть установленные правила, третьи - потому, что можно, конечно, и так, и эдак, но вот лично они попробовали и убедились, что так лучше )) Вот и приходится думать - кто говорит и что именно. Так что всё просто ))
Fitomorfolog_t: Выход один: думать головой. Увы.
Fitomorfolog_t: А бедному автору всё это фильтровать )))
Fitomorfolog_t: Ну-у... Один будет утверждать, что нельзя использовать в Высокой Литературе словосочетание "нычки и шхеры бичей", другой - советовать усилить финал или кульминацию, третий напомнит, что жи-ши пишется через "и" - я фигурально, разумеется.
Fitomorfolog_t: Берка А, так вот про что вопрос! ))
Thinnad: Несубъективных оценок не бывает) Бывают только более объективные и менее)))
Thinnad: Берка, а что вы понимаете под термином «Профи»? Это первое.
Ну а второе - баланс достигается лишь только среднеарифметическим способом. Кто-то отметил ошибки, кто-то польстил.

Между тем, жанр действительно налагает некоторые рамки и правила, на то он и жанр. Структура рассказа - тоже не придумана рептилоидами, а добыта практикой и основана на психической реакции человека данной конкретной культуры и воспитания
Берка: Так интересно тут каждый (за исключением MTA и GennadyDobr) сам с собой пообщался: и про обидки, и про ранимых авторов, и про ценность комментариев:) А вопрос был, меж тем, вообще другой: менторство, категоричная оценка от не профи — хорошо ли? И еще — где баланс между этим самым "не навреди" и восхвалением автора неудачной работы? И как удержаться от соблазна повоспитывать из автора второго себя, а его работу — впихнуть в привычные для тусовки/жанра/направления лекала?
ДораШтрамм: о! Thinnad, большое спасибо, в этот раз помогло :yu
ДораШтрамм: тест

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1068
Гостей: 1066
Пользователей онлайн: 2

Пользователи онлайн
ДораШтрамм
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Эсаро
Эрнальтеро
Orchidee

Сегодня родились
ville МаТольна

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3401

 

Идеальная жизнь

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Ксения Малышева
Проза
две женщины
Реализм
G
16 520
Что вы чувствуете от слов: "идеальная жизнь"? И что вы готовы сделать для этого?
закончен
Разрешено только с согласия автора
Буду рада Вашим комментариям и рецензиям

***

Вечерний перезвон колоколов тихим шёпотом доносился из церкви в центре города. Лиза вынырнула из воды и села в холодной ванне, отгоняя остатки наваждения: «Сколько я уже здесь?» – по коже побежали мурашки. Она провела рукой по розовой воде: «Месячные?» – передёрнуло её. Лиза выдернула пробку и повернула барашки. Горячий поток обжигал, вытравливая из тела скопившуюся боль. «Ещё один свободный день», – улыбка, дремавшая последние две недели глубоко в сердце, осветила лицо.

Лиза тихонько запела «Самая любимая…», разминая зардевшиеся бёдра и наполняя тело лёгкостью. Сколько она не пела? Вот так. Просто… в её воспоминаниях о родительском доме она изображала певицу перед зеркалом то в душе с лейкой-микрофоном, то в своей комнате с расчёской. А после?

Лиза встала за шампунем. Сквозь пар мелькнула серая тень, исчезнув в запотевшем зеркале. Лиза провела по нему рукой и увидела старуху с седыми волосами по самый пояс. Залитые кровью глаза равнодушно смотрели на неё, а безвольно опущенные руки придерживали огромный садовый секатор. Лиза, зажмурившись, с криком рухнула в воду, ноги впустую колотили воздух, чтобы скрыться от видения, а пар медленно затягивал зеркало, скрывая безумный силуэт.

Лиза выскочила из ванной. Казалось, будто сердце бежит впереди, словно старуха может покинуть потустороннее жилище и догнать её. Лиза влетела в спальню и закрыла дверь, подперев тумбочкой. Прислушалась. Тишина. Сердце возвращалось на место. Она бесстыдно взглянула на икону Богородицы, подаренную ей свекровью на свадьбу, и села на кровати. Скрип. По коже вновь побежали мурашки.

Распахнувшиеся от сквозняка балконные двери звали, а луна, словно глаз великана, смотрела прямо на неё, разглядывая рыхлое тело тридцатилетней женщины, забывшей о спорте. Она шагнула вперёд. Дверь сарая во дворе дрогнула. Лиза прищурилась. Никого. Она провела ладонями по лицу, снимая налипшие кошмары. Маринка в доме напротив пристально разглядывала Лизу, будто упрекая её за полноту фигуры, а потом, словно убедившись в своём превосходстве, улыбнулась. «Рыжая мымра», – такое прозвище получила соседка за свой упругий зад, не вылезающий из коротких джинсовых шорт, не раз привлекавший взгляд мужа Лизы.

«Ведь у ней не такая комплекция», – плакалась Лиза маме в трубку, поглощая чай с халвою, и глядя, как Маринка возвращается с вечерней пробежки. Ей хотелось верить, что соседка так же, как она, вечерами пьёт чай с плюшками.

Лиза, сбросив от себя полотенце, с улыбкой подошла ещё ближе к балкону. Ровная спина, округлые бёдра и грудь третьего размера привлекали многих мужчин и даже вон, женщин: «Кроме мужа, похоже», – усмехнулась Лиза, задёргивая тюль.

Откинувшись на кровати, она коснулась соска. Возбуждение зажгло огоньки тела, как на ёлочной гирлянде, беспорядочно разбросанной по кровати. Рука опустилась вниз по животу, и длинные пальцы, всю юность выводившие гаммы в музыкальной школе, то глубоко проникали внутрь, то быстрыми, резкими толчками приподнимали на вершину волны, приглушая картины и звуки ушедшего дня. Лиза, широко открыв глаза, запрокинула голову назад, и глубокий протяжный стон пронёсся по комнате.

Лиза взяла с тумбочки сигареты и затянулась. Завтра вернётся муж, и, если поездка прошла неудачно, придётся вести себя очень осторожно. Зато потом они поедут на несколько дней в Ялту и, как в молодости, будут гулять целыми ночами под луной, занимаясь сексом на пляже, в номере... и тогда… А вдруг он сможет удовлетворить её снова? Она улыбнулась, затушила сигарету и уснула.

***

Лиза проснулась от внезапного звонка. Она лежала на кровати, раскинув дрожащие ноги и руки. Яркое утреннее солнце слепило, а рядом разрывался телефон голосом Стаса Михайлова. Она сжалась, сгоняя с себя остатки сна-наваждения, в котором её преследовала окровавленная старуха с секатором. Лиза рукой провела по лицу, покрытому испариной, ощущая во рту вкус крови. Липко. Она с удивлением смотрела на красные пальцы. Тишина. Лиза, закусив губу, взглянула на потухший экран телефона и опустила ноги с кровати. Отчаявшись попасть в тапки, босая подошла к окну и посмотрела во двор.

Чёрное окно сарая заглядывало прямо в душу. Оттуда тянулась липкая темнота со вкусом крови и отчаяния, хватавшая Лизу за желудок, заставляя тот сжиматься в рвотных спазмах. В доме напротив мелькнула тень, на мгновение остановившись у окна. «Мымрина», – мелькнуло в голове. – «И что она вынюхивает?» Снова запел Михайлов, а на экране высветилась надпись «Виктор Владимирович». Лиза, в недоумении приподняв бровь, взяла трубку, казалось, что сердце ухнуло в чёрную пропасть от смутного предчувствия, замерло, а потом попыталось догнать само себя.

– Елизавета Павловна, здравствуйте! Прошу прощения за ранний звонок, но я не могу дозвониться до Александра Сергеевича. Дайте ему трубочку, пожалуйста, – голос на другом конце провода любезничал. Если бы Лиза сейчас оказалась на базе, то шеф мужа непременно бы прицокнул языком, глядя ей вслед, со словами: «Да, хороша у тебя жена Сергеич, умеешь ты баб выбирать».

– Здравствуйте, Виктор Владимирович, – Лиза едва справлялась со своим дыханием, будто тонула. – Он же сегодня приезжает, – шифоньер, кровать, тумбочка плавно поехали влево, словно детская карусель начала свой неспешный ход. Медленно. Потом быстрее и быстрее, словно набирая обороты. Лиза закусила губу, пытаясь вернуться в нормальное состояние, во рту появился вкус крови. Она осела на кровать.

– … сразу ушёл… – донеслось до неё издалека.

– Простите, что Вы сказали, – губы не слушались, язык отказывался двигаться, но её шёпот услышали.

– Я говорю, вчера после обеда вернулся и сразу ушёл. Вроде домой собирался, – кричал Виктор Владимирович.

– Нет, его… его не было, – Лиза выронила трубку. Она вспомнила, как соседка заглядывала вчера в её окно, будто хотела убедиться, что Лиза ничего не знает. «Ушёл, к ней ушёл», – внезап­но открывшаяся перед ней, только что хватавшая её за руки и ноги и тянувшая в темноту, пропасть захлопнулась. – «Я свободна? Я свободна?!»

– Я свободна! – она подбежала к окну, распахнула тюль и вдохнула так, будто собиралась немедленно взлететь. Слёзы холодили щёки. Спина выпрямилась, а груди, не скованные бюстгальтером, слегка подпрыгнули. Она взглянула на темнеющие окна соседского дома и победно улыбнулась, будто отдала Маринке всю боль, что преследовала все годы замужества. «Почему она не развелась?» – не раз спрашивала себя, но всегда уходила от ответа, оправдываясь расхожей фразой: «Любовь зла – полюбишь и … сама знаешь кого!», а потом, сидя дома в темноте, как волчица зализывала раны после очередного пьяного дебоша мужа.

Лиза подошла к телефону и набрала номер матери. По спине с кончиков волос сползло несколько капель воды, словно заблудившиеся черепашки, сначала медленно и лениво, а потом всё быстрее, будто устремляясь в море. Гудок. Ещё гудок. Лиза ощутила, как липкая темнота, исходящая из сарая, через открытый балкон снова проникает в их спальню. Гудок. Лизе захотелось бросить трубку. Казалось, тьма уже касается её пальцев на ногах, поглощая их один за другим и проникая внутрь. Лиза расплакалась. Голос на другом конце провода, прорвавшийся из другого, более солнечного и светлого мира, заставил почувствовать всю обиду брошенной женщины.

– Привет, Лизок! Как ты моя девочка? Отдохнула? – голос матери звучал так, будто она только что выиграла в лотерею.

– Привет, ма. Мой опять загулял, – боль от предательства на мгновение захлестнула разум Лизы, стирая из памяти все драки и выжимая все невыплаканные слёзы. Она плюхнулась в пуховое одеяло на незастеленной кровати, но взгляд по-прежнему оставался прикованным к сараю.

– Глупости, с чего ты взяла? Он сегодня же приедет? – мама с хрустом что-то жевала. Хрум. Щелчок в голове. Хрум-хрум. Возле сарая окровавленная старуха, грызущая косточки над трупом. Хрум. Старуха посмотрела в её сторону. Лиза мотнула головой и та исчезла, забирая боль с собой.

– Шеф звонил, он вчера приехал, – выдохнула Лиза в трубку.

– А может с ним чего случилось? С козлом твоим? Ты в милицию звонила? – мать даже перестала есть.

– Нет, – Лиза сжала зубы, встала и с ненавистью посмотрела в окна соседки. Темнота ответила ей тишиной, а взгляд снова зацепился за сарай: «Блин, да что в нём, чёрт подери?», – она всмотрелась в окно, но оно молчало.

– Скоро буду, – сказала мама и положила трубку.

Лиза распахнула тюль и вдохнула так, будто собиралась немедленно взлететь. Слёзы холодили щёки. Спина выпрямилась, а груди, не скованные бюстгальтером, слегка подпрыгнули. «Я свободна! Я свободна!» – звенело в её голове, а лёгкость разливалась по всему телу.

– Я начну новую жизнь, – Лиза неуверенно попробовала слова на вкус. А потом крикнула: – У меня будет ИДЕАЛЬНАЯ жизнь, слышите? Идеальная! – Лиза развернулась и подошла к бару. Одну за другой она доставала бутылки, отставляя крепкие напитки в сторону. Наконец, ей в руки в самом углу попалась бутылка из тёмного стекла со скромной бардовой этикеткой. Лиза откупорила её так, словно всю жизнь работала барменом, и плеснула вино в бокал. Удар в голову. Кровь брызнула во все стороны, стекая по рукам, заливала пол. Её привкус на губах вызвал рвотные спазмы. Лиза упала на колени, оставляя остатки вчерашнего ужина на полу, а желудок продолжал всё сжиматься. Осколки разбитого бокала впились в ладони. Лиза поднесла руки к лицу. Кровь, на этот раз настоящая кровь, оставляла темные красные дорожки до самых локтей. Теряя сознание, Лиза увидела в проходе балкона всё ту же старуху с окровавленным секатором.

Ночь. Осеннее поле. Лёгкий пеньюар едва прикрывает тело. Остывшая земля холодит ноги, а срезанная сухая трава исколола ступни до крови. Каждое движение даётся ей с болью. Но она идёт дальше. Сзади огромными шагами приближается чёрная фигура, с каждой минутой становясь всё ближе и ближе, и не давая ни единого шанса скрыться. Страх сжимает желудок. И вот уже липкая темнота хватает за ноги, цепляется чертополохом за подол, тянет за длинные распущенные волосы. Овраг. Прыжок. Кол с силой входит в лоб… мертва? Жива! Пока жива… Боли нет. Кровь заливает глаза. Лиза падает. Тьма вглядывается в неё, будто хочет поцеловать. «Саша, Сашенька», – полушёпот смешивается с бульканьем крови в горле.

***

Лиза закрыла входную дверь за матерью, провожая ту домой уже поздно вечером, и взглянула на свои перевязанные руки «Чёрт подери, что же со мной происходит?».

Взяв бокал, она подошла к окну, даже не придерживая лёгкий пеньюар, распахнувшийся от ветра. Маринка стояла всё там же. Лиза подняла бокал, будто чокаясь с ней, а потом пригубила. По коже побежали мурашки, прогоняя скопившееся за этот день напряжение, а мышцы наполнились воздухом, в голове приятно зашумело. Лиза почувствовала, как липкая тьма, всё время рвущаяся из сарая, ослабила хватку. Она бросила взгляд на соседский дом. Маринки больше нет. Лиза залпом осушила бокал и, продумывая план, подошла к шкафу.

Она выудила самое откровенное бельё из тех, что привозил ей муж из каждой поездки. Тугая резинка бюстгальтера долго не хотела поддаваться. Бочка с упрёком свисали сверху кружевных трусиков, живот тоже не собирался уступать место верхней резинке, поглощая её целиком. Только груди игриво посматривали из чашечек. «Словно блядь в кружевах… то что надо!» – подмигнула Лиза отражению и, чокнувшись с ним, выпила бокал до дна.

Её взгляд упал на платье в дальнем углу. Она купила его давно, но носила редко. Ярко-красное платье в пол с разрезом на спине до самых ягодиц, когда она надела его для мужа в первый раз, ужинали они после секса. Лиза поправила грудь и схватилась за бутылку. Пуста. Она причмокнула. Хищная улыбка пробежала по лицу. Выудив из шкафа туфли к платью и накинув полушубок из искусственной шкуры, Лиза вышла из дома.

Купить приличное вино труда не составило, ей тут же его откупорили и, подхватив пластиковый стаканчик, Лиза почти трезвой походкой пошла к дому. Поравнявшись с Маринкиным домом, в бутылке вино плескалось уже на дне.

«А почему бы нет?» – Лиза взглянула на бутылку, а потом на дом Маринки, и двинулась к нему. Звонок. Тишина. Наконец трубку домофона сняли и она услышала: «Лиза, ты?»

– Да, – Лиза провела рукой по волосам, поправила брови и ресницы, пытаясь привести себя в более трезвый вид. И, закусив губу, стала ждать.

Марина открыла калитку.

– Привет, Лиза. Всё хорошо? – Марина всматривалась в Лизу, словно изучала её, как подопытного кролика. Лиза поёжилась.

– Знаешь, Маринка, я долго не буду ходить кругами, – Лиза мотнула головой, убирая выбившуюся прядь. – Мой у тебя?

Марина ошарашено смотрела на неё, хлопая длинными ресницами. Лиза уже представила, как прижимает ягодицами ту к земле, и выдергивает пинцетом волосинки все по одной.

– Нет, – Марина поморщилась.

– Да где ж он ещё может быть, кроме тебя, кобель этот??? – Лиза разозлилась.

– Лиза, у тебя всё в порядке? – Марина, всматриваясь в лицо, подошла к Лизе и положила ей руку на плечо.

– Что? Как у меня может быть в порядке, если мой мужик ушёл к другой бабе? К тебе? – Лиза грудью толкнула Марину к дому. – Что, думаешь, жопу накачала, так можно теперь других мужиков уводить?

– Лиза, нет у меня твоего мужа, – Марина протянула руки перед собой, защищаясь от Лизы.

– Да? А ну покажи! – Лиза отстранила девушку и уверенно пошла в дом, прикладываясь к бутылке.

Прихожая. Лестница. Кухня. Пусто. Лиза оглянулась вокруг, будто искала то место, где мог бы спрятаться муж. Голова кружилась, но она уловила движение наверху. Лиза бросилась по ступеням, словно пыталась догнать то ли будущее, то ли прошлое. В темноте второго этажа не сразу заметила гантели на полу.

Она открыла глаза, прямо над ней на коленях стояла старуха, дыша ей в лицо. Лиза врезала ей. Вскрик. Она присмотрелась. Марина держалась за щёку и ошарашено смотрела на Лизу, распластавшуюся на матах. Лиза встала и, сбросив сломанные туфли, прошла в спальню. Никого. Она подошла к окну и увидела свой сарай. Резкий спазм желудка заставил её упереться в стекло. Тошнота. Дыхание перехватило. Лиза прикрыла глаза.

– Лиза, вы вчера ругались в полисаднике, я испугалась за тебя, и хотела убедиться, что ты жива. Вот и всё, – Марина подошла к окну, у которого стояла Лиза, и обняла её за плечи. Боль ушла, уступая место дикому страху. Лиза бросилась к выходу.

***

Лиза облизнула пересохшие губы. Пора было с этим кончать. Она резко отворила калитку и, едва держась на ногах, вошла во двор. Плитка холодила ступни. Обнимая бутылку, чтобы та не выскользнула, Лиза ступила на рыхлую землю. Весенний ветерок трепал её платье, а ноги приятно утопали в мягких комьях. Забыв то, ради чего пришла сюда, Лиза, словно бабочка, порхала с цветка на цветок, любовно посаженные несколько дней назад, а едва поднявшиеся листья, вжимались в землю под её весом.

Она кружилась и парила с закрытыми глазами, пока не рухнула на хлипкую дверь сарая. Та жалобно звякнула и слегка приоткрыла рот. Сердце у Лизы замерло. Тишина. Ничего. Лиза, приложившись к горлышку бутылки, рассмеялась и распахнула дверь.

Лампа, реагирующая на движение, сверкнув холодным глазом, осветила мужа. Лиза икнула. Сарай вдруг поехал влево, будто впрыгнул в отъезжающий вагон, вместе с домом, перетоптанными цветами и весенним лёгким воздухом.

Удар головой о косяк. Лиза почувствовала резкую боль в затылке, живот стал каменным, а рот наполнился кровью и рвотными массами. Она пыталась сдержаться.

Её вывернуло наизнанку, красные сгустки медленно сползали с двери. Запах испражнений и крови медленно проникал в лёгкие, отравляя их изнутри, будто хотел задушить её. Лиза оперлась на косяк. Ноги еле держали. Будто в замедленном кино она оказалась на полу около ботинок мужа.

Удар в живот. Лиза согнулась от боли, вцепившейся в неё зубами до самого позвоночника, и схватилась рукой за стол, чтобы не упасть. В другой она по прежнему сжимала тяпку. Её вырвало прямо ему на ботинки. «Сука», – выругался муж и плюнул прямо ей в лицо. – «Блядствовала, шлюха?»

Лиза на коленках вползла в сарай, ощупывая мужа, словно хотела убедиться, что это он. Рядом валялся секатор.

«Поиграем, детка?» – муж перекидывал с одной руки в другую секатор. «А ну-ка скажи, зачем тебе ручки? А?» – Саша сделал выпад в её сторону. От ужаса Лиза замахнулась тяпкой и всадила её промеж глаз. Муж в недоумении смотрел на рукоять, висевшую перед лицом. Он перевёл взгляд на неё: «Я убью тебя», – зарычал он, отхаркивая кровь, пошедшую ртом, и бросился к ней. Лиза метнулась сначала в сторону, а потом к выходу, сзади раздался грохот, но она, не оглядываясь, выскочила из сарая.

– Не-е-ет! – крик вырвался из сдавленной груди, ударился о потолок, отскочил от стен и выскочил за пределы сарая. – Нет, нет, нет, – Лиза повторяла раз за разом, будто забивая гвозди в крышку гроба своей идеальной жизни.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Для голосования по конкурсу «Кубок Бредбери-2018» вы должны быть зарегистрированы.

Ваш комментарий должен содержать оценку «—», «0» либо «+» и обоснование этой оценки.

Помним, что минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая.
Ноль — работа посредственная, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Модераторы оставляют за собой право напоминать участникам о правилах и пресекать агрессивные действия.

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp