Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
GennadyDobr: Вот не зря я всегда не любил котов.
:scepsis
Incognito: GennadyDobr правда я молодец? Дьявольски плодовитый автор и кот
GennadyDobr: Комментируя пятую подряд работу Incognito,
решил, что у меня начались галлюцинации...
:fasepalm
Incognito: Гена грозит топором, а прячет букет ромашек :P
Incognito: Неподдельная радость)) :bro
GennadyDobr: Ура!
Шорт-лист!
Столько рассказов для нежной критики!
:bayan
Это просто праздник какой-то ))
Alizeskis: Thinnad, привет, солнечный! :snug :love
Alizeskis: Thinnad, ой! Ранний Тин!
Thinnad: Доброго утра! :dansing
Almond: Доброго утра всем! :sun :sun :sun
Incognito: Ещё не все работы доступны для прочтения, но список ШОРТЛИСТ можно посмотреть вот здесь
Incognito: ну вот. *упал, сдох*
Кэт: Incognito Коты от любопытства только пушистее становятся! :P
А если серьёзно, то дальнейшее зависит от ответа несколько другого существа, и не здесь))
Упрыгала, переполнившись СЧАСТЬЕМ! Всем его желаю - и много-много, вот!))
:run_away
Incognito: Кэт, колись! Коты от любопытства дохнут, доа!
Кэт: Ой! В смысле, вот:
:chicken :hurray :colorbot
Патамушта кое-что загадала - и заста-а-ала! КАЙФ!!! :rolley
Кэт: ААААА! Я кота застала здесь, КОТА! Инкогнито, любименький! Вот и вот:
Natasha: :sun
Li Nata: Incognito не получается)) пойду я... домой :panda_bamboo :tomato
Li Nata: :fasepalm :fasepalm :fasepalm
Incognito: Li Nata мрррр) Котик работает маленькими лапочками :rolley
Li Nata: Incognito :pet
Thinnad: Alizeskis :rolley мммм, все затаили дыхание
Alizeskis: Thinnad, уже завтра! :nyam
Thinnad: Через три дня мы все увидим Шорт по конкурсу!
Thinnad: :my_treasure
Кэт: Зачиталась старыми постами на форуме, потянулась их "Спасибнуть", а там уже моё "спасибо" стоит... Ну почему можно нажать только раз? :_( :rolley
Кэт: :cup :chicken :cup :run_away
Хорошие здесь всё-таки смайлы)))) Выпила чаю - и свалила работать дальше...
Всем ночи творческой :rolley
Li Nata: :panda_bamboo :lapki :lapki
Earths Soul: Мде, Тин, с октября по февраль включительно его почти не видишь.
Thinnad: Earths Soul солнце пропадёт? o_O Что, уже всё, закончилось?!
Earths Soul: Спасибо, Natasha. У нас через пару дней надолго пропадёт
Natasha: :sun всем)
Thinnad: Тогда надо становиться Карабасом - чтоб и буратины были, и мальвины, и прибыль от них)
Li Nata: Но кто его знает, что у них, у Буратин, в голове) они ж *стучит по дереву - тум тум, деревянные)
Li Nata: GennadyDobr Своя собственная Буратина - это, конечно, хорошо) даже очень хорошо.
GennadyDobr: (мечтательно)
- Вытесать из бревна Буратину.
Thinnad: Тратить время на брёвна и менять куртку на луковицу?
GennadyDobr: (задумчиво)
- Мечтаю о карьере папы Карло...
:wink
Li Nata: *проверяет пальцем лезвие
GennadyDobr: Так ведь топор остёр.
Вот и рубишь осторожно, чтобы лишнего не отсечь.
:nazgul
Thinnad: Как ты по-доброму прям :)
GennadyDobr: Carnicero,
тупить боюсь.
Опасная привычка.
Carnicero: GennadyDobr Это Вы зря, тупым больнее получается. :spider
GennadyDobr: Не знаю, кого пользователь Последняя мечта назвал соискателями.
Наверное, нас, участвующих в работе сайта, пишущих здесь.
Выполняя его просьбу, иду оценивать шедевр.
По достоинству.
Топор наточил.
: Уважаемые соискатели. Сегодня я опубликовал свой первый стих. И хотел вас попросить. Не могли бы вы оценить этот шедевр по достоинству. Заранее благодарю.
Кэт: Almondу:
добрый-добрый день! :)
Кэт: Alizeskis Не поймала, не поймала! :hurray
Но всё равно, вот: :friend
Динамит: Alizeskis я поняла, спасибо)
Alizeskis: Динамит, что? Насчёт удаления пишите модераторам.
Динамит: Alizeskis а можно удалить?)
Alizeskis: Кэт, привеееет! :glomp :tardhug я наконец-то тебя поймала!
Кэт: Всем бодрого обеда! :cup
Carnicero: В таком случае, я Вам рекомендую, есть его перед рассветом :pilot
Кэт: Alizeskis Аналогично :rolley
Кэт: Carnicero У меня не бывает бессонницы)) Просто нестандартный режим жизни))
Но, кстати, от арбуза реально в сон потянуло тогда - они его снотворным, что ли, удобряли.
Alizeskis: Динамит, потому я свои старые работы не смотрю :no :wink
Динамит: Посмотрела свои старые работы здесь... стыдно, очень стыдно:/
Carnicero: Кэт :biggrin лучшее средство от бессонницы?
Кэт: Carnicero *Кэт глубоко задумалась и пошла жрать арбуз* (самое время, третий час ночи - ну а что?)
Carnicero: Кэт Это в зависимости от ситуации :scepsis

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 715
Гостей: 704
Пользователей онлайн: 11

Пользователи онлайн
Alezi
Dust
Таша
Боярин Орша
yin-yang
yin-yang
yin-yang
GennadyDobr
Kat
Alizeskis
Incognito

Последние 3 пользователя
Alezi
Dust
Вивальди

Сегодня родились
Господин Алекс Элайз

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3371

 

Без четверти двенадцать

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Carnicero
Проза
Грек и иные
Фэнтези
12+ (PG-13)
18к
Третья попытка
закончен
С согласия автора

 __________________________________________________

 


   
 Дождь то чуть затихал, то вновь усиливался, но не прекращался. Земля  под ногами раскисла. Уставший человек с тоской воткнул лопату в жижу под ногами и мельком взглянул на часы: 23:40. Яма уже доходила ему до пояса, дальше тянуть было нельзя. Громилы охранники, прежде бешено гнавшие темп, похоже, смирились, подгоняя обреченного уже без злобы, а больше от скуки. Поигрывая светом фонариков на ближайших деревьях, они с ленцой наблюдали за ритмичными, как метроном, шлепками  земли о насыпь.

   — Еще немного — и конец, — с горечью подумал приговоренный, —черт меня дёрнул связаться с этими братьями Даудовыми... Нахрен я повелся на их посулы?... Проклятая жадность!!!

  Бедолага, известный в узких кругах как Грек, ранее проходил в полицейских досье активным участником ОПГ. Но, немного остепенившись и нарочито отойдя от дел, он ударился в  политику, а засветившись в СМИ, стал известен обывателям как бизнесмен и меценат — Григорий Леонидович Анемиди.

  Впрочем, жалуясь  на судьбу в ночном лесу на дне ямы, горемыка немного лукавил, по-другому он поступить не мог. Хоть риск и зашкаливал, куш обещал быть жирным, а это и составляло основу его жизни. Лишь идя каждый раз на риск, только балансируя на грани фола, Грек чувствовал вкус жизни и смог добиться всего. Но Фортуна — девушка ветреная... и вот конец игры.

  Анемиди осторожно огляделся. Братки, устав наблюдать за его монотонным трудом, практически перестали обращать на него внимание.  Двое, закурив, стояли у края могилы,  отчаянно жестикулируя, что-то оживленно обсуждая на своем гортанном наречии. Третий, их вожак, неожиданно сорвавшись с места, опрометью бросился в ближайшие кусты, вызвав взрыв смеха у товарищей.

  — Лучшего момента не представится, — прожгла мозг Григория шальная мысль.

  Присев  на дно могилы, он сделал вид,  что пытается поднять мешающий ему камень. Перехватив лопату  штыком вперед, Грек, резко выпрямившись, нанес страшный удар  в пах одному из своих мучителей. Его  напарник, не ожидавший  такого подвоха,  попытался отскочить назад, споткнулся и упал, выронив пистолет. Подстегиваемый адреналином, Григорий буквально вылетел из ямы. В два прыжка он добрался до конвоира и, несколько раз рубанув его лопатой,  бросился в чащу: напрягая все силы, разрывая жилы, как бегут один раз в жизни. Сзади из кустов загрохотали выстрелы.

    — Только бы  свалить с поляны... свалить с поляны...  —  застучало у него в голове.

   Мгновение — и  Грек скрылся за ближайшей березой. Еще десяток шагов, и он нырнул в заросли орешника, в спасительную тьму. Споткнулся. Упал.  Вскочил. Бросился дальше в ночь, не разбирая дороги, прочь от своей могилы. Где-то далеко позади мелькали всполохи фонарей и слышался треск сучьев начавшейся погони. Беспорядочная стрельба прекратилась.

   Вдруг земля ушла у него из-под ног, заставив кубарем скатиться вниз по практически отвесному склону. В темноте ночного леса беглец не заметил овраг.  С шумом, проделав просеку в гуще крапивы,  он влетел в глиняную жижу на дне балки и, распластавшись, как препарированная крыса на столе, затих, ожидая выстрелов сверху.

   Так под моросящим дождем Анемиди и лежал, боясь пошевелиться, пока голоса преследователей где-то сверху совсем не стихли.

   — У-уф, вроде оторвался, — Григорий осторожно привстал, ощупывая себя, — везет мне сегодня: от смерти сбежал, руки-ноги целы, и это при падении с такого обрыва.

   Он попытался что-либо разглядеть в кромешной тьме, но без  луны даже не увидел краев оврага. Взглянул на часы - без четверти двенадцать.

   — Время как остановилось, — с удивлением отметил он. — Ладно, хватит искушать судьбу, пора убираться отсюда.

     Не рискуя подниматься по крутым склонам и опасаясь новой встречи с головорезами, Грек встал на четвереньки и пополз под прикрытием зарослей  подальше от этого места.

   Так он двигался довольно долго, пока небо не прояснилось и не показалась луна, наконец позволившая с трудом, но всё же выбраться наверх. Лес за время его путешествия сильно изменился. Веселенький березняк — место казни, выбранное палачами, сменился вековым буреломом. 

  — Хм, с направлением ошибся. Не думал, что в Подмосковье еще осталась такая глушь, —  огляделся с неприязнью Грек, — но делать нечего, надо идти дальше.

  Продираясь по чащобе, Григорий быстро понял, что ночной лес не лучшее место для скитаний и, вскоре наткнувшись  на вывернутое с корнем дерево, решил заночевать в этой берлоге. Обессиленный, он забрался в неё и, несмотря на сырость и острые впечатления вечера, мгновенно уснул.

   Уже рассвело, когда Анемиди открыл глаза. Плотный туман окутал лес, скрывая все невзгоды прошлой ночи, наполняя мир безмятежностью.

  —Походу, раннее утро, — решил он, лениво потягиваясь и с удивлением замечая, что  костюм сухой, ничего не болит, а в душе царит необыкновенное умиротворение. Только, вероятно, от пережитого за ночь сильно ныло в желудке.

    — Для нового дня уже неплохо. Но сколько же это я проспал? - Грек удивленно посмотрел на часы. - Что за чёрт?!  Всё то же число. Всё те же без четверти двенадцать. Стекло цело... Противоударный механизм...  Почему стоят?

   Он снял их с запястья, постучал пальцем по стеклу, приложил к уху, прислушиваясь.

   — Что-то не так, — заёрзал червь сомнения в его мозгу, несмотря на царившую вокруг безмятежность.

   — Тишина, — озарило Грека, — абсолютная, до звона в ушах. Ни щебета птиц, ни звона комаров, ни шума ветра в ветвях.

   Анемиди осторожно выполз из своего логова. Огляделся. Он еще ни разу не сталкивался с такой пеленой, настолько густой, что даже ближайшие деревья виделись сквозь нее тонкими темными нитями, вшитыми в молочную мглу. 

  «Словно кисель. — Недовольно пробормотал Григорий, помахав руками, пытаясь отделаться от ощущения, что она затрудняет движение.— Ну и как отсюда выбираться?»

  Не найдя ориентиров, за которые мог бы зацепиться глаз, Анемиди просто зашагал прочь от своего убежища.

   Новое неприятное открытие настигло его всего через несколько шагов, у первых же деревьев -  лес был мёртв. Сухие стволы вековых сосен стояли, не шелохнувшись, как обелиски на кладбище. Ни мха, ни травинки. Голая земля. Словно перед рассветом стая саранчи пировала здесь. Грек поёжился: «Твою ж мать, в какой чернобыль меня занесло?! Час от часу не легче. Так... Надо найти овраг и топать обратно к родным березкам. Ну его на фиг, этот экстрим».

    Но сколько беглец ни плутал, к цели он так и не вышел.

   — Не может же он целый день простоять, проклятый? Полдня уже тут блуждаю, — возмущался он всё сильнее сложившейся ситуации,— может, по кругу хожу? Ни солнца, ни мха. Как выходить-то?... Как жрать-то охота...

  И тут перед Григорием выросло нечто, заставившее его застыть в нерешительности. Неосязаемое, словно сгусток тумана или размытая тень, оно неподвижно зависло в бледном сумраке, едва касаясь земли, будто присматриваясь к человеку. 

   — Это что за хрень? Туман, что ли, так клубится... Или мерещится?—пробурчал Грек в растерянности, но из осторожности начал обходить непонятную иллюзию стороной.

   Мираж вздрогнул и, извиваясь, устремился к нему. Мистический ужас охватил Григория, заставив снова, как прошлой  ночью, рвануть что было сил. Но на этот раз фарт был не на его стороне. Легко догнав человека, наваждение закружило вокруг него, слегка касаясь тела с разных сторон. Поняв, что не сбежать, Анемиди резко остановился и приготовился дать последний бой. Сгусток тоже застыл перед ним, пульсируя, выбрасывая в сторону жертвы то ли собственные завихрения, то ли щупальца. Беглец напрягся, но вместо атаки видение сделало прощальный круг и пропало без следа.

   — Привидится же такое... — выдохнул Григорий. Сердце его рвалось из груди. Как рыба на суше, хватая воздух ртом, он оперся на дерево, перевести дух. Закрыв глаза, бедолага потихоньку приходил в себя и не сразу заметил, как из-за соседнего ствола выплывает еще один морок.

    — Все, больше с места не сдвинуть... рви меня здесь, — оскалился беглец.

   Но нападения вновь не последовало, только странные танцы по кругу и быстрое исчезновение. Отдышавшись,  Грек с опаской продолжил путь. Сгустки стали возникать всё чаще. Кружа поначалу в одиночку, затем  они сбились в небольшие группы. Вскоре тени просто замельтешили, точно мушки в глазах, слегка раздражая, но не причиняя вреда.

 — Проклятый туман... Нервы после вчерашнего совсем ни к чёрту... — ворчал Анемиди, устав от их хороводов. Наконец, не найдя другого здравого объяснения, он просто приравнял эту бесовщину к играм уставшего разума и вообще перестал обращать на них внимание. 

  Так, блуждая во вневременьи, мучаясь от  голода и неизвестности, Григорий вышел к реке. 

   Оглядевшись на берегу, Грек окончательно скис. Вид, открывшийся его взору, угнетал своей монотонностью. Казалось, прошедший  ночью дождь  смыл последние  цветные краски с этого мира, превратив его в наброски комиксов Фрэнка Миллера.

 Разрезая кипенное полотно тумана, чёрный как ночь поток в торжественной тишине нёс свои воды - ни плеска волн, ни крика чаек. Ледяной холод,  шедший от него, отбивал любое  желание приблизиться. По-видимому, даже туман, обрываясь резко у кромки воды, был не властен укрыть его. В довершение картины, небо над рекой, затянутое хмарью, словно подражая серому песку под ногами, нависало тяжёлой плитой. 

  — Ну, хоть какая-то смена пейзажа, — промямлил Анемиди, превозмогая холод.

   Кидая камешки в воду, стоя на берегу, он задумался о дальнейших планах. Смекнув, что, следуя вдоль реки, быстрее выйдешь к людям, Григорий решил ни за что больше не возвращаться в лес. 

   — Чем дальше от истоков, тем ближе цивилизация, — провозгласил Грек и поплёлся  вниз по течению, к устью.

    Пепельный песок под ногами, черная река и белая мгла. Так, буквально пропитываясь ледяной серостью и тоской, он шёл какое-то время, пока в глазах не начали вспыхивать и кружиться разноцветные шары. Изнывающий от безделья разум взбунтовался. Чтобы дать работу скучающему мозгу и хоть как-то привязаться к пространству и времени, Анемиди начал считать шаги:

    — 1... 2... 3... 6532... 6533...

 На 7835 в тумане появилось что-то похожее на очертания человека.

   — Э -э -эй, уважаемый!!! — вне себя от радости заорал он и бросился к незнакомцу. Однако силуэт никак не отреагировал на его истошные вопли. Григорий даже подумал, что ошибся, приняв за человека куст  на берегу или пень. Но, приблизившись, он убедился в обратном. Это был мощный старик с копной седых волос, всклокоченной бородой и орлиным носом, одетый в рваную тельняшку и рыбацкие забродники. Впрочем, привлекала к себе внимание не мощь его тела, а поразительной  силы взгляд. Свет, излучаемый серо-голубыми глазами, буквально проникал в самые дальние  закоулки души, подавляя  любую волю,  не оставляя  тайнам  человека ни единого шанса.

  Он стоял не шелохнувшись, опершись на  длинный шест, пристально вглядываясь  в клубящийся туман. Рядом, в спущенной на воду лодке, незамеченной сразу, сидела  еще пара человек, так же не проявивших к путнику никакого интереса. 

   — Девяносто девятый, скоро последний подойдет, и отправимся, —обратился старик в сторону судна.

  — Ты чо, совсем тут оглох, старый хрыч? - накинулся Грек на незнакомца вместо приветствия. Но, подойдя поближе и ощутив на себе его взгляд, Анемиди решил сменить тактику и  спросил: — Старик, до города далеко? Не подбросишь?... Я заплачу...  Хорошо заплачу.

    В подтверждение слов он полез во внутренний карман пиджака за кошельком и, достав все имеющиеся доллары, бумажки три-четыре, без сожаления протянул  их рыбаку. 

    — Обол, —даже не взглянув на деньги, обронил незнакомец.

    — Чо? Кто балабол? Ты ничо не попутал?

    — Переправа на тот берег — стоит обол, — уточнил старик  назидательно, — медная монета.

   —Хозяин-барин, — обрадовался удачной сделке Грек, снова раскрыв кошелек: всевозможные банковские карты, внушительная пачка рублей — мелочи не было. Обшарил карманы и прощупал подкладку — пусто.

    — Эй, на судне, мелочишкой не богаты? —  попытался он не упустить свою удачу.

Пассажиры всё так же понуро сидели в лодке, никак не реагируя на окружающую действительность.

    — Ну, вы и жлобы... Хороший курс даю, — Григорий весело затряс одной из зеленых бумажек.

    — Они тебя не слышат, в реке уже, — обронил лодочник.

 — Да, тяжко тут у вас с экологией, — попытался сострить Анемиди, — но ты вроде ничего, крепок еще. Дед, это доллары американские. Видел раньше такие? Мне в город надо. Или на крайняк в вашу Голожоповку, — сдерживая раздражение на тупого аборигена, начал разъяснять бизнесмен, — моторку себе купишь.

     — Не работают тут ваши механизмы. Реальность другая и физика, значит, иная, — устало бросил старик с видом академика, случайно оказавшегося на вступительных экзаменах в ПТУ, — что за времена настали?! Надо руководство просить, пускай таблички с инструкциями развесят по периметру для идиотов. Ты не в лесу на Рублевке. Ты даже не в России. Это Аид — царство мертвых.

     — Дед, ты чо несешь? Не опохмелился, что ль, с утра? — взорвался  Грек. Препирательства  сумасшедшего окончательно раскололи скорлупу его терпения, расплескав копившуюся с утра злость. — Ладно,  не захотел по-хорошему, зайдем с другой стороны.

     Несмотря на очевидную силу перевозчика, он решил действовать нахрапом, понадеявшись на опыт молодости и эффект неожиданности:  подскочить  поближе, использовать свой проверенный кросс и, заполучив жердь, дальше действовать по обстоятельствам.

    Но старик как будто именно этого и ожидал. Неуловимым движением шеста он парировал выпад и, ловко перехватив, нанес им несколько быстрых и болезненных ударов агрессору. Грек, чертыхаясь, рухнул на землю как подкошенный.

   — А ты не кипятись... не кипятись... Лицо в речке обмой.. Полегчает, —спокойно сказал перевозчик, будто конфликта и не было, — и больше не пытайся геройствовать, и не таких успокаивали.

    Кряхтя, Григорий поднялся с земли, с опаской поглядывая на шест, заковылял к реке. Присев на корточки у самой кромки, он попытался пригоршней зачерпнуть воды.

    Боль. Ни с чем не сравнимая боль пронзила всю его плоть, судорожно откинув тело назад. Каждая клетка организма возопила о страдании.

  — Да уж, Стикс ни разу не Яуза, — усмехнулся старик, довольный полученным результатом.  Без меня на тот берег ни одна толика вещества попасть не сможет, не то, что человек. Еще  доказательства нужны?

  Анемиди отрицательно замотал головой, еще целиком не отойдя от случившегося. Сквозь дымку боли в его сознании начала складываться новая мозаика бытия. В памяти стали всплывать образы из детских мультиков и книг: Древняя Греция, мифы, герои и олимпийцы.

    — Дедушка, так я ж в России, в 21 веке... жил. Почему Аид? —отказывающимися подчиняться губами выдавил из себя новоявленный мертвец, пытаясь осознать новую реальность.

  — Дедушка?! —  захохотал перевозчик, всем видом показывая, что разговор начинает ему нравиться.

    — Тебя, дурака, атеистом пристрелили, а значит, других реальностей для тебя не будет. Куда тебя  девать? Вот тебе новый... Этот... как же его... — Старик поморщился,  вспоминая услышанное им ранее заумное слово.— Континимум?  Во! Континум по крови предков и определили. Раз они эллины. Добро пожаловать к нам. — Но, опомнившись после секундной слабости, он уже строже добавил: — Так что давай обол или проваливай, другого бытия для тебя не предусмотрено.

   — Куда проваливать? — Григорий тупо уставился на лодочника.

   — Теперь твоё пристанище — только этот лес. Предбанник  миров, так сказать. Обитель вечного голода и жажды.

   Холодный ужас вцепился в мозг Григория. Непослушными руками он снова автоматически полез в пиджак за кошельком. Опомнился. Рубли и баксы — бумага, карточки вообще смешно. В последней вспышке ярости Грек швырнул бумажник в реку и безвольно осел на песок.

   — Что бы предложить ещё? — Как вино пустой бокал, отчаяние начало заполнять его душу. Вероломно выступили предательские слезы. Смущаясь своей слабости, он неловко размазал их по щекам. Без четверти двенадцать — взгляд  выхватил положение навсегда застывших стрелок: «Стоп. Часы и золотая цепь - достойная плата за переправу».

  — Пожалуйста, возьми золото, это ж лучше никчемного медяка, —подполз Анемиди к паромщику, стелясь в мольбах.

   — Нельзя. Высшие установили цену и строго следят за ней.

   — Умоляю, это же настоящий  «Патек Филипп» — хоть и не ходят, но вещь дорогая, статусная... ограниченная серия... для коллекции подойдет, — начал он нахваливать подношения, пытаясь попутно схватить руку старика, чтобы вложить в неё побрякушки. Но лодочник лишь грозно воткнул перед ним своё оружие, обозначая окончание торгов, не пожертвовав ни лепты своей  принципиальности.

  Выронив никчемную «бижутерию» на песок, Григорий безвольно опустился рядом и с тоской посмотрел на лодку.

    — Последний пассажир!!! — взорвалась в его голове мысль.

Не медля ни секунды, Грек бросился обратно в лес.

   Харон опёрся на шест и снова устремил свой взгляд вдаль. Безучастно наблюдая, как бегущий Анемиди распадается на нечто неуловимое, просто сгусток тумана. Как на неуверенно бредущего незнакомца набрасывается новый морок — вечный скиталец, жаждущий мелочи.

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Для голосования по конкурсу «Кубок Бредбери-2018» вы должны быть зарегистрированы.

Ваш комментарий должен содержать оценку «—», «0» либо «+» и обоснование этой оценки.

Помним, что минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая.
Ноль — работа посредственная, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Модераторы оставляют за собой право напоминать участникам о правилах и пресекать агрессивные действия.

Комментарии   

 
# Carnicero 08.09.2018 10:47
По советам, более опытных комрадов, немного подправил огрехи.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # GennadyDobr 05.09.2018 17:16
Комментарий стажёра инквизиции.

Здравствуйте, уважаемый Carnicero!
Поскольку в этот раз рассказ серьёзный, то и разбор будет без улыбки.
первое, что меня удивило, это ваша грамотность.
Вначале она была абсолютной, к середине начала хромать на все ноги, а ближе к концу просто исчезла в тумане.
Несколько примеров из середины.

выбрасывая в сторону жертвы толи, собственные завихрения, толи щупальца. То ли пишется отдельно, первая запятая лишняя.

Так блуждая вневременьи, - или во вневременьи, или просто - вне времени.

открывшейся его взору - выделяется запятыми

Небо затянутое хмарой - запятая после небо и заменить хмара на русский аналог. Не все знают украинский.

шедший от него - выделяется запятыми

и т.д.

Но я, как вы уже знаете, не корректор.
Поэтому давайте о рассказе в целом.

В отличие от предыдущего, он правильно задуман и выполнен.
В нём наличествуют все обязательные компоненты рассказа - завязка, развитие, кульминация, финал.
И язык в нём ровный и местами красивый, образный.
Хотя - никто не идеален.
Рядом с чудесными описаниями - безграмотные речевые конструкции,
способные отвратить от чтения менее любознательного читателя.
И несколько совершенно диких ошибок.

Вывод.
Путём несложных итераций рассказ можно приблизить к очень приличному уровню.
Нужно только поработать над ним тщательно.
Удачи!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Carnicero 05.09.2018 21:01
Приветствую Вас уважаемый Инквизитор!!!
Спасибо Вам за не лёгкий труд. Каюсь в своей не усидчивости и поверхности, сил на вычитку всего рассказа не хватает. Впредь обязуюсь всё делать более обстоятельно.
P.S. Слово "хмара" упоминается в Этимологическом словаре русского языка. — М.: Прогресс. М. Р. Фасмер. 1964—1973.- является старославянским и по моему скромному разумению вполне допустимым.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # GennadyDobr 05.09.2018 22:00
Попробуйте довести до совершенства этот,
прежде чем браться за новые.
Такая работа даст многое вам самому.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Carnicero 05.09.2018 22:17
Спасибо, попробую.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Thinnad 05.09.2018 22:05
Цитата:
P.S. Слово "хмара" упоминается в Этимологическом словаре русского языка. — М.: Прогресс. М. Р. Фасмер. 1964—1973.- является старославянским и по моему скромному разумению вполне допустимым.
Вы не совсем правы) Дело в том, что если вы употребляете слова вне стиля повествования, они портят его. Это касается всех «выделяющихся» слов – старинных, канцелярских, сленговых, иностранных и т.д.
Конечно, я имею в виду авторские слова – в отношении речи персонажей всё несколько проще.

А вот скрин из словаря Фасмера. Правда, это издание 2, но оно стереотипное, то есть репринт с тех же печатных форм, без изменений.

Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Carnicero 05.09.2018 22:18
Спасибо, за ценное замечание.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp