Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: Последний день! Последний день! :sun
Fitomorfolog_t: МТА , это как-то уж слишком похоже на последнее слово осуждённого, а ведь впереди ещё целый день!
МТА: Спасибо Админам, оргам и критикам. Спасибо коллегам за рассказы. Конкурс получился интересным и содержательным. Всем удачи, больших тиражей и переизданий. С уважением, ваш МТА. :hi
МТА: Последний день. :(
Alizeskis: Кэт, комментариев - 22
ДораШтрамм: кажется... или 17? Не полезу второй раз считать :lol
ДораШтрамм: Кэт двадцать с чем-то :rolley
Кэт: ДораШтрамм Хм... Вдруг озадачилась, а сколько я сама конкурсных прочитала. А считать лень)) Ладно, в Итогах будет видно :rolley
Кэт: GennadyDobr По мне, так отлично сказано! Но могла бы поспорить, вот только все аргументы в чат бы не влезли :biggrin
GennadyDobr: (из переписки)
- Читая, узнаёшь человека лучше,
чем в постели или в совместной жизни.
Потому что годные тексты пишутся всегда и мозгами, и сердцем.
:wink
ДораШтрамм: Кэт ну, когда время есть (а у меня было тогда), можно и за день один. Но потом, да, долго ничего не хотелось читать :lol
Кэт: ДораШтрамм По роману в два дня? Вот это скорость! Роман я один мусолить могу два месяца)) При условии, что он увлёк.
ДораШтрамм: Кэт я на одном конкурсе за месяц 14 романов прочитала :) Но там стимул был - конкурс рецензий :)
Кэт: ДораШтрамм А с другой стороны - как раз интересно прочитать всё и сравнить :rolley
Кэт: ДораШтрамм Я помню, как на Космическом конкурсе здесь случайно увлеклась и почти все откомментировала. Нет, всё-таки мера нужна - потом месяц не могла ничего читать, ведь каждый текст через себя пропускаешь, он остаётся в голове на какое-то время.
ДораШтрамм: Кэт о рекордах не думала, но вообще можно было за месяц все 80 прочитать )
Кэт: ДораШтрамм А вы шли на рекорд? Все хотели охватить? :)
ДораШтрамм: Да, есть еще время, хотя 42 оставшихся рассказа мне все равно не осилить, даже и до 20го ^^
Кэт: А, нет, ошиблась.
Уф, ещё два дня до окончания - до 17-го отзывы, уряяя!!!!! :biggrin
Кэт: Ой-ой!
А сегодня 15-е уже?! o_O
Окончание конкурсного комментирования?
Как быстро и неожиданно. Время - стрелой :scepsis
Кэт: GennadyDobr Фея топор зачехляет - ясновидение развивает:
Лягушка реально подушки взбивает и зиму лапками отгоняет
:rolley
GennadyDobr: Зайцы меряют белые шубки.
Лисы углубляют норы.
Медведи ищут берлоги.
Змеи утепляют лежбища.
Лягушки взбивают подушки.
Кроты варят эль.
Акулы уходят на юг вслед за китами и авторами.
Панды запасаются листьями и прочими дарами деревьев.
Фито преподаёт флоре правила лёгкой зимовки.
Добрая фея зачехляет, смазав, топор до весны.
Осень ходит по лесу.
МТА: Удачного воскресенья! :)
Alizeskis: Доброе утром всем! :sun
Alizeskis: 10 дней тишины и я её нарушу
Almond: Напоминаю правила сайта читателям: ваш отзыв и оценка засчитываются. если вы оставили хотя бы три комментария к конкурсным работам, а не к одному, где автор - ваш приятель.
Almond: :yes
Almond: Thinnad Макароны на ушах, это, Тиннад, просто ах!
Можно даже вермишель
Вот отселя и досель)))
Thinnad: Вместо наших ушиков
Им дадим ракушиков.
И вокруг, со всех сторон
Им навесим макарон
Almond: Thinnad про уху молчи, мой друг,
Много ушиков вокругг.
Вот услышат, налетят
И, заразы, все съедят)
Thinnad: И давай читать стихи
Про хаха и про хихи.
Чтоб сворачивались ухи
А карась просил ухи
Thinnad: :yes
Ты издай такой указ,
Чтоб кормить халвой зараз.
Заразы испугаются
И поисправляются
Almond: Я устал читать рассказы,
Потому что все - заразы.
Обзываюсь я любя,
Отношу к ним и себя)
Кэт: Берка ЗДесь на сайте в разделе "Статьи" - "Критика" - есть статья Асталависты на тему общения авторов и критиков. Полюбопытствуйте :)
Кэт: Fitomorfolog_t Автор с радостной ухмылкой покивает головою
Сыпанёт рукою щедрой в текст нетленки запятые.
И тире все на дефисы переправит он обратно,
Чтоб стонал Читатель слаще и любил сильней, противный.

Спать пойдёт с довольной рожей. Утром встанет спозоранку
И для полноты картины он финал свернёт в рулончик.
Что, не все ешё в восторге, кто-то плачет в уголочке?
Добрый Автор, чтоб утешить, строчки "лесенкой" оформит.
Fitomorfolog_t: разнобой в глагольных формах выпирает, как оглобля. Тихо стонет в час заката ей умученный читатель...
Но едва читатель стихнет, прикрывая томно веки - зазвучит и встрепенётся голос Автора нетленки.
Не казни меня ты, Автор, ведь тебя люблю я очень, и ловлю, внимаю, жажду продлевать любовь и муку этих звуков вдохновенных, этих слов велерчивых, этих бризов и пассатов твоего воображенья.
Li Nata: Великжанин Павел, прочитайте личные сообщения, пожалуйста
Thinnad: А вообще хорошо, что читатели говорят. Я очень благодарен ребятам и девушкам, которые пишут о своих впечатлениях. Обратная связь - штука важная и держит в тонусе
Fitomorfolog_t: МТА И Вам привет )) :hi
МТА: Наверное, тактика отработки литнавыков во многом зависит от представлений о стратегии. Если сверхзадача - быть опубликованным, то достаточно уловить основные тенденции издательств (фэнтези! попаданцы! Чужой против Хищника! Чебурашка с АК-47 против Пятачка с гранатомётом!) и всё срастётся. Но если хочется о наболевшем и наперекор мейнстриму, то будет много сложнее. Привет народу Синего Сайта! :hi
Fitomorfolog_t: Ниому не нравятся категоричные люди, но ведь некоторые уверены в том, о чём говорят, просто потому, что уверены, другие - потому, что есть установленные правила, третьи - потому, что можно, конечно, и так, и эдак, но вот лично они попробовали и убедились, что так лучше )) Вот и приходится думать - кто говорит и что именно. Так что всё просто ))
Fitomorfolog_t: Выход один: думать головой. Увы.
Fitomorfolog_t: А бедному автору всё это фильтровать )))
Fitomorfolog_t: Ну-у... Один будет утверждать, что нельзя использовать в Высокой Литературе словосочетание "нычки и шхеры бичей", другой - советовать усилить финал или кульминацию, третий напомнит, что жи-ши пишется через "и" - я фигурально, разумеется.
Fitomorfolog_t: Берка А, так вот про что вопрос! ))
Thinnad: Несубъективных оценок не бывает) Бывают только более объективные и менее)))
Thinnad: Берка, а что вы понимаете под термином «Профи»? Это первое.
Ну а второе - баланс достигается лишь только среднеарифметическим способом. Кто-то отметил ошибки, кто-то польстил.

Между тем, жанр действительно налагает некоторые рамки и правила, на то он и жанр. Структура рассказа - тоже не придумана рептилоидами, а добыта практикой и основана на психической реакции человека данной конкретной культуры и воспитания
Берка: Так интересно тут каждый (за исключением MTA и GennadyDobr) сам с собой пообщался: и про обидки, и про ранимых авторов, и про ценность комментариев:) А вопрос был, меж тем, вообще другой: менторство, категоричная оценка от не профи — хорошо ли? И еще — где баланс между этим самым "не навреди" и восхвалением автора неудачной работы? И как удержаться от соблазна повоспитывать из автора второго себя, а его работу — впихнуть в привычные для тусовки/жанра/направления лекала?
ДораШтрамм: о! Thinnad, большое спасибо, в этот раз помогло :yu
ДораШтрамм: тест
Thinnad: ДораШтрамм
Thinnad: о, сейчас
: Не помогло :) Тогда в одно слово? :)
Thinnad: не помогло :)
: Сейчас попробуем...
Thinnad: Дора_Штрамм
: Договорились, спасибо большое! :)
Thinnad: я поменяю, а вы перелогиньтесь, ок?
Thinnad: можно попробовать
: А нижнее подчеркивание между двумя спасет?

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1206
Гостей: 1212
Пользователей онлайн: 13

Пользователи онлайн
Mareka80
Сударыня
Alezi
Dust
Carnicero
ДораШтрамм
SBF
Умка
GennadyDobr
Fitomorfolog_t
Astalavista
Serpens_Subtruncius
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Эрнальтеро
Orchidee
Shiza

Сегодня родились
aremajancok Grimmorak

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3400

 

И на Земле, как на Небе. Глава 4

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
yin-yang
Проза
Zul_Kifl
Джонни, Джули и другие
Фэнтези
12+ (PG-13)
повесть
Все случайности неслучайны
закончен
с моего разрешения

– Мило, – кивнула Джули на байк.

– Далеко твой дом? – спросил Джонни, доставая из кармана бланк с парковки.

– А что?

Джонни приподнял брови.

– Ну, взять вещи…

– Не успеем, – покачала головой она. – Фильм скоро закончится, и тогда…

– Я понял, – оборвал её Джонни. – Хорошо, что-нибудь придумаем.

Он вошёл в домик охранника, вручил бумажку, от возврата денег отказался и выбежал наружу. Джули, рассматривавшая байк, вызвала у него улыбку: на ней всё ещё красовался форменный оранжевый фартук, и потому она слегка напоминала официантку, мечтающую закрутить роман с заезжим байкером. Джонни поджал губы. Теперь-то уж точно никакого романа. Пока он не узнает её имя. Настоящее имя.

– Едем. Только фартук сними.

Они уселись, Джонни опустил ладони на руль, а Джули тут же обняла его и прижалась к спине. Хотелось растягивать это мгновение до бесконечности, но он коротко выдохнул и, обернувшись, небрежно бросил:

– Там сзади скоба есть, мо… лучше держаться за неё.

– И что, удобно?

Джонни пожал плечами и закрыл глаза. Как-то по-идиотски всё выходит. Джули разомкнула пальцы, медленно, неохотно отклонилась назад. Платье. Джонни повторил вслух.

– А что с ним не так? – не поняла Джули.

– Подол широкий, ветром будет раздувать.

Джули расхохоталась, повозилась с платьем, поставила ноги на подставку и заявила, что готова. Джонни повёл байк в сторону выезда из города.

– Так куда едем? – крикнул он, обернувшись.

– Куда-нибудь… подальше.

Джонни хмыкнул.

– Тогда в Чикаго.

– Почему это?

– А почему бы и нет?

Она хохотнула, но возражать не стала.

Ехали молча, и Джонни радовался этому. Не знал, о чём говорить. Совсем. Все темы были вычеркнуты, когда он узнал, что Джули – ангел. Ну, или демон, хотя, в сущности, разница невелика. О чём спрашивать? Как дела наверху или внизу? Бред. Он бежал от этого, а теперь говорить с ней? Нет уж, спасибо. Спросить, почему она на Земле, в человеческом обличье? Джонни отказался бы отвечать на подобный вопрос, да и Джули наверняка откажется. Она тоже бежала.

Через какое-то время Джули опять обняла его и наотрез отказалась сидеть «по инструкции», как она сама выразилась. Устала. Джонни снизил скорость, концентрироваться на дороге теперь удавалось с трудом.

В итоге вместо четырёх часов добрались в Чикаго только к шести, голодные и уставшие. Джонни не стал мудрить и остановился возле ближайшего придорожного мотеля. И, как часто случается в подобных заведениях, свободный номер остался один.

– Но там есть кровать и диван, располагайтесь, как будет удобно, – приветливо улыбнулась светловолосая девушка-администратор.

Их номер располагался на последнем, третьем этаже. Джонни открыл дверь, зашёл внутрь. Вздрогнул, потому что Джули опять обняла его со спины и сладко поцеловала в шею.

– Нет, – он высвободился и повернулся.

– В смысле – нет?

На лице её застыло неопределённое выражение, нечто среднее между ухмылкой и удивлением.

– Скажи мне своё настоящее имя.

– Зачем это? – Джули едва заметно отступила назад.

– Тогда нет.

Она странно усмехнулась.

– То есть, когда ты думал, что я – человек, всё было нормально?

– Точно.

– Да какая к чёрту разница? – вспылила Джули.

– Огромная! Если мы с тобой по разные стороны…

– Да плевать!

– Нет!

– Да к чёрту тебя! – Джули махнула рукой и вышла, громко хлопнув дверью.

Её не было два часа. Два долгих часа, за которые Джонни успел возненавидеть сегодняшний день, Сидар Спрингс, Гарольда и себя. Но не её.

Когда Джули вернулась, он лежал на диване, закрыв глаза. Она осторожно подошла и, наклонившись, прошептала в самое ухо:

– Спишь?

Джонни не ответил.

– Хорошо. Отдыхай, Джонни.

Она наклонилась ещё ниже и слегка коснулась губами его щеки. Пахло сигаретами и крепким алкоголем. И тонким, еле слышным ароматом сирени. Раньше почему-то Джонни его не замечал.

Поспать толком не удалось: сначала мешали мысли о настоящем, потом – о прошлом. Лишь к утру ему удалось ухватить пару часов беспокойного сна.

Как выяснилось, Джули накануне вечером сходила в магазин, купила одежду, более пригодную к путешествию на байке. Простенькая куртка из плотного серого льна, джинсы, футболка, кроссовки. Она ничего не говорила, просто зашла в ванную в своём голубом платье, а потом чуть позже вышла уже в новом образе. Более резкая, свободная, уверенная. Такой она Джонни тоже нравилась. Наверное, понравилась бы в любом случае и ситуации.

Утро прошло в молчании. Джули про вчерашний разговор не вспоминала, чему Джонни был рад. Ладно, не рад, но так правильно. Только за завтраком она проронила короткое «Поедем в Милуоки».

– Зачем?

– А зачем мы приехали в Чикаго?

Джонни пожал плечами.

– Мы гоняемся за призраками, – тихо проговорил он, сосредоточенно разрезая тост и окуная его в сырный соус.

– Мой бывший там работает в полиции, отдел тяжких преступлений. Можем попросить последить за случаями массовых убийств.

Джонни кивнул. Звучит как неплохой план. Первого посланника они остановили. Ладно, второй сделает своё дело, но зато потом можно будет у него поинтересоваться насчёт остальных.

Выехали сразу после завтрака. Джули в этот раз сидела как положено пассажиру, зато дважды просила остановиться минут на десять, чтобы размять мышцы.

В Милуоки были к полудню.

– Где работает твой бывший?

– В центральном участке.

Джонни сверился с картой. Совсем рядом.

Возле входа в полицейский участок дежурили репортёры и обычные зеваки.

– Столпотворение. С чего бы это? – пробормотал Джонни, а потом сам же и ответил: – Посланник?

– Наверное. Я не в курсе графика жертвоприношений.

– Мы не пройдём. Звони своему.

– Нет его.

– В смысле?

– Нет у меня никакого бывшего в полиции Милуоки, – напряжённо отозвалась Джули.

Джонни решил, что лучше пока ничего не говорить. Со вчерашнего вечера она вела себя мягко говоря странно.

– Сколько их тут? – задумчиво протянул он.

– Да какая, к чёрту, разница? – отрезала Джули. – Идём.

– Как будто это так просто.

– Проще простого. Я – снаружи, ты – внутри.

Джонни слегка удивился её напору, но промолчал. К тому же, ему было интересно, как она справится с такой толпой, скованная человеческим телом. В кинотеатре Сидар Спрингс Джонни увещевал тридцать во… тридцать семь человек.

– Чего застыл? – нетерпеливо позвала его Джули.

Они молча двинулись к полицейскому участку. Гул голосов усиливался. Джонни считал людей. Два, пять, семь, девять… Джули решительно пробиралась к лестнице. Многие замолкали, глядя на неё, кое-то пытался задать ей несколько дежурных вопросов вроде «вы – родственница одного из погибших?», но она продолжала свой путь.

Из обрывков разговора Джонни понял, что посланник перестрелял всех посетителей какого-то спортивного праздника. И вроде бы всё ничего, но какой-то репортёр вскользь упомянул про сотни жертв. Джонни хотел надеяться, что это преувеличение. Продолжил считать. Шестнадцать, двадцать, двадцать три… На ступенях народ стоял вплотную друг к другу, Джули пришлось освобождать себе дорогу. Молча и жёстко. Люди недовольно расступались или пытались ухватить её за руки, но она небрежно отмахивалась. Шла, уверенно подняв голову. Тридцать три, тридцать шесть, тридцать девять… Сорок.

На самом верху, у закрытой двери, один из полицейских строго говорит «Мэм, сюда нельзя». Джули оборачивается, смотрит снизу вверх на шумную толпу и громко увещевает:

– Не обращайте на нас никакого внимания.

Толпа продолжает жить своей жизнью, но теряет интерес к Джули и Джонни, стоящим у двери.

– Ловко, – небрежно бросает Джонни, словно она проделала это с парой человек.

Число тех, кем могла оказаться Джули, только что сузилось до десятка. Джонни всё меньше нравилась идея путешествия с ней в поисках неведомого нового бога.

– Было бы странно, если они прекратили свои занятия, потому я и сказала так, – пожала плечами девушка, неверно истолковав его слова.

Внутри царило напряжение. Джонни редко случалось бывать в полицейских участках, но обычно все служащие действуют, как отлаженный механизм: спокойно, уверенно, неторопливо. В нынешней ситуации из всех определений подходило только второе.

– Ну? – Джули вяло ткнула его в плечо.

Джонни подошёл к офицеру с худым усталым лицом, одиноко сидевшему за столом. Все остальные были заняты беседой, а ему не хотелось лишний раз тратить силы. Вероятно, увещевать придётся не раз и не два. Офицер заполнял какие-то бумаги и даже не обратил внимания на подошедших людей.

– Простите, офицер? – вежливо начал Джонни. – Нам нужно увидеть его.

– Кого? – мгновенно оторвавшись от бумаг, цепко спросил тот.

– Вы знаете, его.

Офицер положил руки поверх бумаг.

– Кто вас сюда пустил? Никаких журналистов.

– Мы – не журналисты, мы… Психологи-криминалисты.

– Ваши удостоверения, пожалуйста.

Джонни увещевал:

– Вы их только что видели, всё в порядке.

Офицер едва заметно кивнул и, убрав бумаги в стол, запер на ключ и позвал Джонни и Джули за собой. Говорил тихо и по делу: зовут Том Норроуэй, белый мужчина двадцати шести лет, работает учителем физкультуры в средней школе.

– Работал, – поправился офицер.

Джонни решил направить разговор в нужное русло Последнее, что его интересовало – это человеческое имя и род деятельности предвестника.

– Простите, офицер, не могли бы вы уточнить, как ему удалось застрелить всех посетителей спортивного праздника? Мне с трудом верится, что после первого выстрела люди не попытались скрыться. Массовая давка, крики… насколько я понял из краткого доклада, ничего такого не было.

Офицер втянул и без того худые щёки и остановился, строго посмотрев на Джонни.

– Я подзабыл, из какого вы двое города?

– Мэдисон, штат Висконсин, – увещевал Джонни, пряча злость за сухой улыбкой.

– Точно, Мэдисон, – кивнул офицер. – В отчётах такого не напишешь. Потому что не было давки. Они словно терпеливо ждали, пока он всех перестреляет. Гипноз или что-то такое… Я, как представлю, что он выпускал обойму, перезаряжал, а они просто сидели…

– Сколько погибших? – резко оборвала его Джули.

– Теперь уже перевалило за три сотни, – офицер шумно выдохнул и, кивнув на внутреннюю лестницу в конце коридора, двинулся к ней. – Он псих, никто из наших не хочет лишний раз соваться в комнату для допросов. Стандартная процедура – и та мука. Жребий тянем, кто следующий показания брать пойдёт.

Он открыл дверь наружу и пропустил Джонни и Джули вперёд.

– Вы уж девушку одну не оставляйте с ним.

Джонни прыснул, а Джули будто бы не обратила внимания.

– Девушка сама – не промах, – улыбаясь, ответил Джонни.

– Нет, – холодно отчеканила Джули. – Он прав.

Офицер покачал головой, а Джонни почувствовал, как тревога впилась под рёбра. Теперь она совсем другая. Вчера, в кинотеатре, Джули казалась волонтёром мира, сейчас – вершителем приговора.

На третьем этаже вышли в коридор, совсем пустой, если не считать дежурного за столом. Офицер подошёл к дальнему кабинету, завёл их внутрь. В просторном светлом помещении находилось сейчас четверо; каждый из них был занят чем-то своим: искоса наблюдал за скоплением народа внизу, просматривал бумаги, общался с коллегой. Что угодно, лишь бы не смотреть на человека по ту сторону панорамного стекла, отделяющего кабинет от комнаты для допросов. Джули, едва войдя, тут же впилась в него острым взглядом.

У Джонни были более насущные проблемы. Первым делом он отослал обратно провожавшего их офицера, потом занялся остальными: попросил отключить камеры и не обращать внимания на то, что творится в комнате для допросов. Потом подумал и добавил, чтоб в комнату кроме него и Джули никого не пропускали ни под каким предлогом. Закончив, обернулся к девушке, но не обнаружил её в комнате. Зато увидел её по ту сторону стекла за одним столом с Томом. Джонни чертыхнулся и ринулся следом. Сболтнёт лишнего, и прикрытие разлетится как карточный домик. Открыл дверь, влетел внутрь.

Том вольготно устроился на жёстком стуле, насколько это позволяли кандалы, и насмешливо улыбался. Джули сидела напротив, сложив руки на столе словно прилежная ученица.

– И что вы двое будете делать? – хмыкнул он. – В очередной раз задавать глупые вопросы?

– Глупее некуда, – мягко и певуче отозвалась Джули. – Где будут жертвоприношения завтра?

На лице Тома не дрогнул ни единый мускул.

– Какие жертвоприношения, мэм?

– Не делай из меня дуру. Мы были в Сидар Спрингс.

– И? – Том с издёвкой приподнял правую бровь.

Джули напряжённо сжала руки в замок. От прежнего образа школьницы не осталось и следа. Теперь она скорее напоминала родителя сорванца, разбившего стекло в кабинете истории.

– Мы видели Гарольда и знаем, что происходит, – вклинился в разговор Джонни. – Семь дней, семь жертв.

– Какой, мать его, Гарольд? – Том расхохотался. – Я начинаю сомневаться, кто из нас чокнутый.

– Чего ради тебе притворяться? – продолжил Джонни, всё ещё надеясь на положительный результат. – Зачем таиться тем, в чьих силах преломлять волю сотен людей?

– А зачем вам, тупым баранам, лезть в дела пастырей?

Джули вскочила со стула и отвесила ему звонкую пощёчину. Секунду Том недоумённо пялился в пространство, а потом громко расхохотался. Джули гневно свела брови и, ухватив его за волосы на макушке, с размаху ударила об стол.

– Где будут жертвоприношения завтра? – ровным и жёстким тоном спросила она.

– Джули…

– Не лезь.

– Эй, Джули, как ты собираешься после смерти объяснять апостолу Петру, из-за чего ударила ангела Божьего? – осклабился Том.

– Эй, Том, не знаю, как там тебя зовут на самом деле, – в тон ему ответила девушка. – Как ты собираешься отчитываться на Небесах за то, что убил триста ни в чём не повинных людей?

Для убедительности ещё раз приложила его лицом об стол. Хрустнул нос, он глухо застонал.

– Мне не перед кем отчитываться. Мой командир дезертировал, а Бог вообще чёрт знает где.

Командир? Уж не о Михаэле речь? Поподробнее бы с этого места… Чёрт-те что творится в последнее время.

Ещё удар. Том рассмеялся.

– Я сражался с сонмом восставших ангелов. Мне твои удары, что укус комара.

Ещё удар. И ещё.

– Где будут жертвоприношения завтра, мразь? – вернулась к прежнему вопросу Джули.

– Где-то на Земле, кажется.

Ещё удар. И ещё.

– Джули…

– Отвали.

Ещё удар. Джонни оттащил её на два шага назад. Том к этому времени выглядел не самым лучшим образом.

– Пусти, – сквозь зубы прошипела девушка.

– Ты этим ничего не добьёшься, – в самое ухо шепнул Джонни. – Пойдём, если кто-то решит войти…

– Ты с этим разберёшься.

– Джули. Давай уйдём, – он глубоко вдохнул. – Пожалуйста.

Джули коротко кивнула, показала Тому средний палец и стремительно вышла из комнаты. Парень проводил её странным взглядом, а потом подмигнул Джонни.

– Как удачно, что ни один полицейский не зашёл и не напомнил, что арестованных избивать нехорошо.

В груди неприятно дрогнуло. Джонни на секунду опешил, но быстро взял себя в руки:

– Такую мразь как ты даже полицейские не желают защищать. Ты и не такого заслуживаешь.

Том не ответил, только снова

устроился поудобнее на своём стуле.

Джонни вышел, нагнал Джули уже на лестнице. Решил ничего не говорить, она тоже молчала. Спустившись на первый этаж, Джули подошла к двери, потянулась к ручке, и тут же дверь распахнулась. Девушка среагировать не успела, а Джонни приостановил дверь рукой ровно в тот момент, когда она столкнулась со лбом Джули. На лестничную площадку вышла молодая девушка с ярко-розовыми вьющимися волосами, из-под белой шёлковой майки вились вытатуированные цветы.

– Извините, – мягко обратилась она к Джули.

– Сука, – бросила в ответ та.

– Не стоит проецировать свои проблемы на окружающих, – покачала головой девушка и устремилась наверх, сопровождаемая полицейским.

Джули недовольно стукнула дверью об стену. Джонни решился заговорить с ней только на улице.

– Объясни-ка мне один момент. Ты знала, что здесь будет жертвоприношение?

– Откуда?

– Вот это я и хочу узнать. Не бывает таких совпадений.

– Совпадений вообще не бывает, – отрезала Джули. – Какая разница, знала я или нет, мы всё равно опоздали. Даже если бы и не опоздали… Триста человек. Джонни. Он бы не смог увещевать столько, будучи в человеческом обличье, кто-то ему помогал.

– Так знала или нет? – Джонни ухватил её за руку и резко развернул к себе.

– Не знала, – тихо отозвалась девушка, глядя ему в глаза. – Но это – не совпадение. Вчера, пока была в придорожном баре, услышала в беседе про Милуоки и второй день. В каком-то пустяковом трёпе. Вроде как знамение.

Она отвела взгляд и без особого энтузиазма высвободилась.

– У меня руки опускаются. Нам словно подбрасывают ниточку, а потом обрывают её, не давая шанса добраться до сути, – потом резко вскинула голову. – Ты обрываешь. Застрелил Гарольда, не дал дожать Тома…

– Дожать? Да ты бы его убила!

– А, то есть тебе ангелов убивать можно, а мне – нет? – с сарказмом спросила Джули.

Джонни едва открыл рот, чтобы ответить очередной колкостью, но она быстро пробормотала:

– Нет. Хватит. Я просто устала. Идём домой.

Он молча кивнул и решил не говорить, что ни у одного из них нет больше дома.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Для голосования по конкурсу «Кубок Бредбери-2018» вы должны быть зарегистрированы.

Ваш комментарий должен содержать оценку «—», «0» либо «+» и обоснование этой оценки.

Помним, что минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая.
Ноль — работа посредственная, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Модераторы оставляют за собой право напоминать участникам о правилах и пресекать агрессивные действия.

Комментарии   

 
# Умка 02.08.2018 20:39
"Проповедника" не знаю, поэтому для меня было в новинку:)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# yin-yang 01.08.2018 19:28
Спасибо за отзыв)
Ну, писалось не второпях, просто я переключилась на свои любимые диалоги) А вообще, это одна из тех глав, которые больше всего перекраивались. Больше, наверное, только первая.

Дезертировавший в неизвестном направлении Господь Бог, а за ним и ангелы - очень необычная идея. По-моему, нигде больше не встречала - такая же идея в сериале "Проповедник" (хоть я и не смотрела пока).

Похожие имена для похожих персонажей) да, есть такое дело. Я когда-то на Синем участвовала в новогоднем конкурсе с историей, где у персонажей имена имели одинаковое сокращения - Джей и Джей)

Тапки постараюсь исправить, но у меня с пост-корректурой всё сложно. Руки долго доходят.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 03.08.2018 06:20
Цитата:
Дезертировавший в неизвестном направлении Господь Бог, а за ним и ангелы - очень необычная идея. По-моему, нигде больше не встречала - такая же идея в сериале "Проповедник" (хоть я и не смотрела пока).
"Сверхъестественное" тоже
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# yin-yang 03.08.2018 07:11
Сверхъестественное вообще подмногими моментами можно подписать, если вообще не под всем)
Правда, я после 5 сезона бросила, так что не в курсе, куда там кто подевался и почему.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 31.07.2018 14:59
Ага! Вот и долгожданная четвертая глава. Мне показалось, что она писалась несколько второпях?
Дезертировавший в неизвестном направлении Господь Бог, а за ним и ангелы - очень необычная идея. По-моему, нигде больше не встречала.
Сохраняется хорошая динамика. По-прежнему интересно следить за сюжетом.
Один ангел, бьющий в морду другого ангела? Гм, спишем на то, что Джули немного слетела с катушек.
Вообще они два крепких орешка, и два сапога пара: Джонни и Джули. И даже зовут их похоже. Специально?



Тапки:
ехали на мотоцикле молча, так как не о чем было говорить: мне кажется, едучи на мотоцикле вообще невозможно говорить, можно только орать, чтобы услышали.
единственный номер в придорожном мотеле - сомнительно, если это не праздники. В обычные дни там полно мест.
Том не ответил, только снова
устроился поудобнее на своём стуле. - лишний перевод строки
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp