Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Almond: :sun
GennadyDobr: А она заявила - У наших детей будет двойная фамилия. И шерсть дух разных раздельных цветов.
На что не согласишься ради любимой?..
GennadyDobr: Thinnad, однажды черный-черный гималайский медведь влюбился в белую-белую полярную медведицу...
Thinnad: GennadyDobr, я вот даже задумался))))))) Как получилось, что панды чёрно-белые. Если Ната не поведает нам отгадку, придётся сочинять самому. А это может быть...
GennadyDobr: Нужно разобраться. от кого рождаться!
Thinnad: Особенно если не повезло и ты не родился пушистым чёрно-белым мишкой
Thinnad: Да!!! Величественность и красота - наше всё!
Li Nata: а не так-то просто, оказывается, ответить на вопрос - ЧТО РАНЬШЕ: ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИЛИ ЖАНР?)))
Li Nata: «link»
Li Nata: Ура, дискуссия открыта)
Li Nata: а некоторые просто панды :panda_bamboo
Li Nata: GennadyDobr не, монарх прекрасен и величественен!
GennadyDobr: Тин, я принял обет - наполнять Синий сайт ежедневно всяческими нетленками. Но - боюсь показаться навязчивым...
:_(
GennadyDobr: Почему монарх невесел?
Thinnad: :king
Thinnad: Не сдадим! :no
GennadyDobr: вопрос к сайту. Кто постит цитаты в нашей группе в ФБ?
В диапазоне от изумительных до неоднозначных... :scepsis
GennadyDobr: Спасибо за снисходительность )
Li Nata: то есть с Нереичкой)
Li Nata: Я согласен с Арамисом! (с)
Нерея: GennadyDobr не в этом столетии :-)
GennadyDobr: Интересно, как скоро Синему сайту надоедят мои рассказики?..
:scepsis
GennadyDobr: :)
Li Nata: GennadyDobr хотя шутка ваша добавила в дождливый день чуток юга и моря)
Li Nata: GennadyDobr чудесно и романтично) но вам-то зачем? У вас узнаваемый образ, хороший ник и все это соотносится с вашим творчеством - зачем?))
GennadyDobr: Спасибо, Ли Ната!
Подумываю взять псевдоним. Как вам, к примеру, Александр Грин? ))
Li Nata: GennadyDobr спасибо))) возвращайтесь, всегда рады) вам и вашим историям
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
чтобы еще раз вернуться.
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
Аллен: Какая-то прямо обморочная тишина образовалась в чате после стихотворного буйства...
Almond: Подъездно-домовое:

В щель подглядывала соседка,
Черной зависти шла руда.
В ее жизни - такое редко.
А еще точней - никогда.
В полном ритме дрожали лифты,
Разевая железный рот,
По панелям бежали шрифты,
Что писал на стенах народ,
"хы" и "пи" так рифмуя, словно
Все свиданья зависят от них.
И влюбленные - ну условно -
Не получат волшебный стих.
Almond: Thinnad ага)))
Thinnad: Врежусь я сиденьем
Под твоё дыхание,
Сожми меня коленями,
Я - твоё свидание!

Потными ладошками
Сожми покрепче руль.
Поработай ножками,
Я ж тебя люблю!

Мигаю катафотами,
Ласкаю блеском спиц
Оседлай меня-ка ты,
И помчали вниз!
Thinnad: а вот романтишно-велосипедное:
Almond: Thinnad бревна Ильича приплести - это круто))))))))
Thinnad: Almond :O я спать теперь не смогу! И мыться!
Almond: Thinnad :lol Кажется, близится конец)))
Alizeskis: Круть! :popcorn
Almond: Банно-прачечное:

Тазик! Тазик! - кричал он страстно
И мочалкой сновал по ней,
Он по мылку скользил опасно
Возле скользких ее дверей.
Она нежно измазала маслом
Его стойко горячий кран,
И намазала не напрасно - разразился пеной вулкан.
Alizeskis: :applause
Thinnad: Клекот барса и блеянье овна -
Ей сулил наслажденье тот звук!
Как Ильич - перегретые брёвна
Она скинула взвизги подруг.

Словно рысь, словно мягкая белка,
Устремилась в коварный капкан!
Взгромоздилась, окутала грелкой,
Расплескала любви океан!
Thinnad: что-то мелкобуржуазно-нимфеточное:
Thinnad: Almond, вполне, вполне))))))
Alizeskis: Ни поэзию, ни эротику - не мочь))))
Almond: Thinnad :biggrin :butt
Alizeskis: Thinnad, я лучше понаблюдаю - это зрелищнее! :nyam
Thinnad: откуда оладьи вылезли вообще?
Thinnad: присоединяйся
Thinnad: привет, Лисик)
Thinnad: Он её полумесяцем гладил,
Под коленками всласть щекотал!
Целовал между звёзд и оладий,
И туманностей прядь отыскал.

Он кометою в тучи вонзился,
По ладони катилась луна -
солнце в темечко им опустилось,
А комету поймала – она.
Thinnad: Вот, это ты на меня плохо влияешь))
Alizeskis: Almond, хорошая помощь! :nyam
Almond: Alizeskis ну да, это ж в помощь авторам)
Alizeskis: Вот так зачитаюсь - глядишь, сподобится эротичный рассказец у меня))
Almond: Alizeskis ими)
Almond: Alizeskis привет)
Thinnad: :dansing просто отлично)))
Alizeskis: Плюшками балуетесь?
Alizeskis: Привет, Ангел, Привет, Тин!
Thinnad: Almond, кондитерская элегия))))))

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 578
Гостей: 576
Пользователей онлайн: 5

Пользователи онлайн
Морра
Ялира
SBF
Умка
Li Nata

Последние 3 пользователя
Павел Чук
Геннадий C
omexi

Сегодня родились
carnotaurus Eintermeiner Lieben JuliaSky Ангел rain Хрустальная Дженнифер

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3214

 

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 7

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Lyngaur
Проза
Сеня, Веня
Приключения,Романтика,Философия,Фэнтези,Юмор
гет
12+ (PG-13)
Планируется макси
Часть, в которой происходит э лонгвишд встреча с ОПНёй
закончен
С разрешения автора
Если ты ещё не здесь, то ты однозначно там!

    

Где-то между этим и тем Сеня и Веня искали себя 6

   

Горячий воздух обжигал лёгкие. Они бежали, увязая босыми ногами в песке, спотыкаясь, и падая на четвереньки. Перевалив дюну, они просто покатились вниз, не в силах бороться с гравитационной силой. Бежали как можно подальше от оазиса и страшного хозяина.

     

– Я хотел бы знать, когда это всё закончится! – Простонал задыхаясь Веня.

– Скажу, – не поверишь! – Отвечал Сеня

Друзья лежали в песке и смотрели безумными глазами в ночное небо. До наступления тьмы они всё время бежали. Или ползли. Или ползком бежали. Так или иначе, остановились они когда опорно-двигательный аппарат совсем уже отказывался функционировать. Над пустыней была тихая звёздная ночь, своим величественным спокойствием контрастировавшая с безумным состоянием двух физически и нервно измотанных парней.

– Расскажи мне сказку! – Попросил Веня

– Какую тебе ещё сказку?

– Волшебную! – Мечтательно произнёс Веня.

Сеня повернулся к другу с явным желанием сказать что-то увесисто-резкое, но, посмотрев на его наивное и доброе лицо, передумал. Снова молча лёг, и воцарилось молчание.

Легкий ветерок нёс песчинки, которые едва ощутимо ударялись в обнажённую кожу. При акцентировании внимания на этом, пришло совсем неуместное в данных обстоятельствах возбуждение. Сеня, смутившись, перевернулся на живот, чтоб скрыть от друга, встающий член.

– Чего тебе неймётся? – Спросил бестактно Веня.

Сеня решил просто промолчать в ответ.

– Ты вообще мне сказку обещал! – Снова подал голос Веня.

– Я? Тебе? Сказку? – Вскричал Сеня и расхохотался, не выдержав такой наглой простоты Вениной. Смех оказался очень кстати, так как сразу убрал интимное неудобство.

– Сказку? – Снова вскричал Сеня, поднявшись на локтях. – Какая тебе сказка? Тебе мало реальности? Приключений мало? Лично мне хватает! И, думаю, ещё надолго хватит.

Веня обиженно промолчал, думая о том, что ему открылось в Параболическом Общественном. Те, чудеса, что он пережил когда-то… Сеня не видел и сотой доли этого и умничает здесь.

– Чего надулся, сказочник? – Опять этот Сеня.

Веня молчал.

– Ну так слушай! Жил в Пустыне Сладострастия Живой муравей. Пришли к нему два кренделя. Он их напоил самогоном, накормил фруктами… – Продекламировал Сеня и замолчал.

– И что дальше? – Спросил Веня

– А ты забыл? – Усмехнулся Сеня.

– Кого?

– Его! – Раздражённо крикнул Сеня. – Или ты хочешь знать, что было БЫ!.. Лично я не хочу это знать.

Опять повисло молчание.

Звёзды мерцали в ночной тиши. Огоньки далёких миров. Серп молодой луны разбавлял ночной пейзаж. Ночь в пустыне была безмолвной. Тишина раздражала, давила на психику. И Веня начал рассказывать:

– Я шёл полем домой. Я увидел Ягуара. Я сказал ему: „Come with me!”, и он пошёл. Он сопровождал меня до самого края осознанности. Когда я три раза сказал: „out”, я выхлопнулся из тяжёлой пелены и пошёл наискось.

– Подожди! – Перебил его Сеня. – Кто был за рулём Ягуара.

– Он был без руля. – Отвечал Веня.

– Кто?

– Слушай дальше! – сказал Веня, немного помолчав. – Вылез я в окошко, а там дождь, и я решил обождать…

– Что ты решил?

– Когда?

– Ай, давай дальше! – С досадой воскликнул Сеня.

– В общем, они мне рассказали…

– Постой, кто они?

– Розенкрейцеры

– Где ты видел розенкрейцеров? – Сеня аж подскочил.

– В окошке. – Невинно ответил Веня

– Э, брат! – Воскликнул Сеня и лёг.

Веня замолчал, снова обидевшись.

– Ну, что там дальше?.. – Нетерпеливо вопросил Сеня.

– Ты меня сбиваешь постоянно, и я не могу сконцентрироваться!

– Сядь в позу лотоса и отбрось всё лишнее из сознания! – Посоветовал Сеня.

Веня внял совету друга, сел и начал медитировать.

     

Сене стало совсем скучно. Веня сидел как Шива Кайласанатха, бледно-серый в свете звёзд и молодой луны. Загадочен был Веня. Загадочен и непостижим. Вроде прост как две копейки, а порой такие штуки выдаёт, что потом и себя не узнаёшь.

Так Сеня размышлял, глядя на медитирующего друга. Он помнил тот момент, когда нашёл его, лежащего в луже из не пойми чего. И не пойми что звучало из его обблёванного рта. Звуки речи, которой он, Сеня, никогда до этого не слышал.

– Это ж надо было так набраться! – Воскликнул тогда Сеня.

– Я не на меня! – Отвечал тогда же Веня.

– Хорош, философствовать! Пошли лечиться!

И вроде бы вылечил Сеня Веню. Да только временами тот всё равно коленца выкидывал. «Неспокоен, как сама жизнь» – Подумал Сеня.

– Они мне сказали, что в лунном кратере восемь в пятой степени живёт дева. Она вся из себя и оттого — не в себе. Караваны привозят ей любовь в сундуках. Она закатывает пиры и выкатывает глаза от чувственных инноваций. Стонет в будуарах ночи и расточает огонь безудержности на придворных и гостей.

– Ого! – Воскликнул Сеня. – Это ты сейчас про что?

– Не спрашивайте, и вам не солгут! – Наставительно ответствовал Веня.

– Однако! – Всё что мог сказать Сеня.

– Подвенечное платье было сшито из лоскутков. Из лоскутков эпидермиса.

– А? – Произвёл сеня.

– Слушай! – Ответил Веня и продолжил: – Майские поля рдели посевами мака и отрубленными головами. Она шла по полю, собирая росу и вдыхая запахи бойни.

– А можно, без этого? – Поморщившись, спросил Сеня.

– Без этого никак! Без этого будет то! – Ответил Веня, приподняв назидательно палец. Он всё ещё сидел в позе лотоса и излагал… сказку. – Когда я подошёл ближе, я увидел, что там были не все. Что все были не там. Что там все не были. Что там. Что там…

Сеня подобрался к другу и хлопнул его по затылку.

– Спасибо! – Сказал Веня. – Теперь можно продолжать.

– Давай. – Сказал Сеня, усевшись поудобнее.

– Я сказал ей: «Привет!», и она улыбнулась. Я сказал ей: «Давай, займёмся аэробикой!», и она порекомендовала мне воспользоваться аэрогрилем. Было очень непросто вызвать её на диалог. Она сбросила сандалии и прыгнула в прорубь небытия. Я устремился за ней, но перепутал коридоры и вышел на платформе 9 и ¾. Мимо пробегала Гермиона с багажом. Я мог бы воспользоваться ею для реализации своих нетривиальных задумок, но она уже вскочила в вагон, а у меня билета не было.

– Эх, ты! Такая классная мадемуазелька, а ты упустил!

– Ну, как бы... не всё коту масло, знаешь ли.

    

Бывают в жизни расставанья,

Бывает, жаждем мы не то,

Бывает, ждём, а…

    

– Ты давай, историю продолжай!

– Хорошо. – Вздохнул Веня. – В общем он сказал: «Пока!», и я пошёл домой.

– Кто он?

– Тот, кто без руля.

– А? – Сеня открыв рот смотрел на друга, не догоняя его нетривиальностей.

– Всё! – Резко сказал Веня.

– Что всё?

– Сказка закончилась.

– Как? Я ещё ничего не понял!

– А понимать необязательно! Главное почувствовать... Ты ведь почувствовал?

– А, ну да! Когда ты про Гермиону… Да и про головы на поле… – Сеня вздрогнул при этих словах. – Разные чувства, надо заметить.

– Чувства и должны быть разными. Чтоб не заплесневеть! – Отвечал Веня. – А теперь, давай спать.

     

Уснуть ребятам долго не удавалось. Сначала они считали звёзды. Потом посчитали, что сбились, и хотели начать заново, но не смогли определиться, с какой звезды следует начинать. На этой почве снова поссорились. Однако бить морды не стали. После последнего мордобоя, морды их лиц уже приходили в нормальное состояние, и не хотелось опять ходить с гематомами.

На том и порешили. Решили заключить перемирие. Обнялись, расплакались, расцеловались, перепихнулись. А на утро выбросили всё лишнее из памяти и пошли в поисках новых приключений. И приключения не преминули объявиться в виде давно уже набившей оскомину ОПНи.

     

– Оба-на! – Восклкнул Веня.

– Не Оба-на, а ОПНЯ! – Поправил его Сеня.

– И то правда!

Сеня посмотрел на друга скептически, но решил не поднимать давеча перетёртый спор о том, что есть единственная в своём роде правда, а что — лишь допущение на правах варианта. ОПНЯ же была непреложна. Была явна во весь рост и вполне материальна. ОПНЯ стояла прямо посреди пустыни, и как обычно всё вокруг было усеяно презервативами. То ли она, перемещаясь с места на место, переносила их с собой — создавала себе зону комфорта так сказать, то ли… 

– Что будем делать-то с ней? – Сбил Веня Сенины мысли.

Сеня скорчил недовольную гримасу.

– Почему именно я должен знать, что с ней делать? – Спросил он. – У тебя вон на плечах тоже есть неплохая думалка.

– Спасибо. Но она пока не спешит с выводами.

– Очень разумно с её стороны. – Заметил Сеня. – Надо подойти поближе. Но так, чтоб нас не перекинуло опять куда-то.

Ребята осторожно подобрались к гудящему безобразию и уже с гадливостью ступали по песку усеянному латексными изделиями.

– Кто ж это так по-чёрному веселился возле неё? – Воскликнул Веня, остановившись.

– Ты снова со мной в Брейн-ринг играть намыливаешься? – Возмущённо откликнулся Сеня. – Потом добавил: – Может статься, что эту резину не здесь юзали, и эта ОПНЯ невероятная каким-то манером притянула всё это непотребство сюда из иных мест.

– Интересная гипотеза. – Резюмировал Веня, – Но проблемы не решает.

Сеня в ответ на эту наглость лишь покачал головой. Спорить дальше смысла не было.

Друзья стояли и смотрели на дичайшего вида объект, возвышавшийся перед ними покосившейся буквой «Г». В мозгу какого незрелого архитектора мог родиться этот образец тщеты и абсурдности людских устремлений!

– Обрати внимание на эти куртуазные окошки! – Воскликнул Веня. – Кто может через них смотреть?

– Куртизанки.

– Чего?

– Кончай придуриваться! – Строго ответил Сеня. – Пора закидывать невод!

– А у нас нет невода.

– Это была фигура речи.

– И? – Многозначно вопросил Веня.

– Вот тебе и И! Нечего было подходить сюда с голыми руками!

– Ну так у меня не только руки голые! И не только у меня! – Лукаво ухмыльнувшись, заметил Веня.

– И что ты предлагаешь? Отыметь её?

– А это мысль! – Весело воскликнул Веня. И уже двинулся к ОПНе.

– Постой! – Одёрнул его тревожный голос Сени.

– Что такое? – Недовольно спросил Веня, обернувшись. У него уже романтика играла во всю. Уже и орудие любви приняло боевую готовность. Горяч парень! Ничего не скажешь!

– Посмотри ещё раз вниз и подумай! – Строго сказал Сеня.

Веня опустил взгляд на запорошенный, как осенними листьями, гандонами, песок и нахмурился в непонятках.

– Ты что, предлагаешь воспользоваться?.. – С обидой и злостью вскричал Веня, задохнувшись от обиды и не продолжив мысли.

– Идиот! – Вскричал не менее злой и растроенный Сеня. – Окинь взглядом всё это!..

Веня с изменившимся, серьёзным и тревожным лицом оглядывал усыпанный резиной песок вокруг ОПНи.

– Понял теперь? – Вскричал Сеня. – Они тоже пытались!..

     

– А ты уверен, что всё было именно так? – Спросил Веня, хмуро. – Что они пробовали её трахнуть, а она их… что?.. перебрасывала куда-то?

– Я разве говорил, что я в чём-то здесь уверен? – Отвечал Сеня и вздохнул. – Я лишь делаю вывод, – наиболее правдоподобный в данных обстоятельствах.

Друзья стояли в нерешительности и смотрели на гудящий монструозный агрегат. На бесформенной грязно-серой стене этой фекалокачки красовались четыре огромные буквы ОПНЯ. Никаких расшифровок и никаких других надписей не виднелось. Оставалось лишь гадать, что имели в виду авторы данной недобашни.

     

И тут ребята заметили, что начали происходить некие изменения в объективной реальности. Как будто волны пошли по картинке мира. Крупная рябь двигалась по поверхности ОПНи. Даже мерное гудение её как-то изменилось; исходило рваным ритмом, захлёбывалось и откашливалось.

– Что за нифига себе!? – Воскликнул Веня.

– Её колбасит. – Ответил Сеня.

– Это я вижу! – Откликнулся Веня. – Но информативности в этом явлении мало.

– А ты ждёшь, что каждое явление будет давать тебе полный отчёт о своей сути прежде, чем произойти?

Веня, открыв рот уставился на друга. И пока они вот так смотрели друг на друга, произошли уж совсем дивные дела: ОПНЯ показала свету свои ноги — не ахти какие, но за среднестатистический двигательный аппарат сойдут, – вытащив их из песка. Шагнула в сторону друзей, схватила их руками, столь же чудесным образом возникшими из неведомо откуда, и начала трясти.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp