Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Almond: :sun
GennadyDobr: А она заявила - У наших детей будет двойная фамилия. И шерсть дух разных раздельных цветов.
На что не согласишься ради любимой?..
GennadyDobr: Thinnad, однажды черный-черный гималайский медведь влюбился в белую-белую полярную медведицу...
Thinnad: GennadyDobr, я вот даже задумался))))))) Как получилось, что панды чёрно-белые. Если Ната не поведает нам отгадку, придётся сочинять самому. А это может быть...
GennadyDobr: Нужно разобраться. от кого рождаться!
Thinnad: Особенно если не повезло и ты не родился пушистым чёрно-белым мишкой
Thinnad: Да!!! Величественность и красота - наше всё!
Li Nata: а не так-то просто, оказывается, ответить на вопрос - ЧТО РАНЬШЕ: ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИЛИ ЖАНР?)))
Li Nata: «link»
Li Nata: Ура, дискуссия открыта)
Li Nata: а некоторые просто панды :panda_bamboo
Li Nata: GennadyDobr не, монарх прекрасен и величественен!
GennadyDobr: Тин, я принял обет - наполнять Синий сайт ежедневно всяческими нетленками. Но - боюсь показаться навязчивым...
:_(
GennadyDobr: Почему монарх невесел?
Thinnad: :king
Thinnad: Не сдадим! :no
GennadyDobr: вопрос к сайту. Кто постит цитаты в нашей группе в ФБ?
В диапазоне от изумительных до неоднозначных... :scepsis
GennadyDobr: Спасибо за снисходительность )
Li Nata: то есть с Нереичкой)
Li Nata: Я согласен с Арамисом! (с)
Нерея: GennadyDobr не в этом столетии :-)
GennadyDobr: Интересно, как скоро Синему сайту надоедят мои рассказики?..
:scepsis
GennadyDobr: :)
Li Nata: GennadyDobr хотя шутка ваша добавила в дождливый день чуток юга и моря)
Li Nata: GennadyDobr чудесно и романтично) но вам-то зачем? У вас узнаваемый образ, хороший ник и все это соотносится с вашим творчеством - зачем?))
GennadyDobr: Спасибо, Ли Ната!
Подумываю взять псевдоним. Как вам, к примеру, Александр Грин? ))
Li Nata: GennadyDobr спасибо))) возвращайтесь, всегда рады) вам и вашим историям
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
чтобы еще раз вернуться.
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
Аллен: Какая-то прямо обморочная тишина образовалась в чате после стихотворного буйства...
Almond: Подъездно-домовое:

В щель подглядывала соседка,
Черной зависти шла руда.
В ее жизни - такое редко.
А еще точней - никогда.
В полном ритме дрожали лифты,
Разевая железный рот,
По панелям бежали шрифты,
Что писал на стенах народ,
"хы" и "пи" так рифмуя, словно
Все свиданья зависят от них.
И влюбленные - ну условно -
Не получат волшебный стих.
Almond: Thinnad ага)))
Thinnad: Врежусь я сиденьем
Под твоё дыхание,
Сожми меня коленями,
Я - твоё свидание!

Потными ладошками
Сожми покрепче руль.
Поработай ножками,
Я ж тебя люблю!

Мигаю катафотами,
Ласкаю блеском спиц
Оседлай меня-ка ты,
И помчали вниз!
Thinnad: а вот романтишно-велосипедное:
Almond: Thinnad бревна Ильича приплести - это круто))))))))
Thinnad: Almond :O я спать теперь не смогу! И мыться!
Almond: Thinnad :lol Кажется, близится конец)))
Alizeskis: Круть! :popcorn
Almond: Банно-прачечное:

Тазик! Тазик! - кричал он страстно
И мочалкой сновал по ней,
Он по мылку скользил опасно
Возле скользких ее дверей.
Она нежно измазала маслом
Его стойко горячий кран,
И намазала не напрасно - разразился пеной вулкан.
Alizeskis: :applause
Thinnad: Клекот барса и блеянье овна -
Ей сулил наслажденье тот звук!
Как Ильич - перегретые брёвна
Она скинула взвизги подруг.

Словно рысь, словно мягкая белка,
Устремилась в коварный капкан!
Взгромоздилась, окутала грелкой,
Расплескала любви океан!
Thinnad: что-то мелкобуржуазно-нимфеточное:
Thinnad: Almond, вполне, вполне))))))
Alizeskis: Ни поэзию, ни эротику - не мочь))))
Almond: Thinnad :biggrin :butt
Alizeskis: Thinnad, я лучше понаблюдаю - это зрелищнее! :nyam
Thinnad: откуда оладьи вылезли вообще?
Thinnad: присоединяйся
Thinnad: привет, Лисик)
Thinnad: Он её полумесяцем гладил,
Под коленками всласть щекотал!
Целовал между звёзд и оладий,
И туманностей прядь отыскал.

Он кометою в тучи вонзился,
По ладони катилась луна -
солнце в темечко им опустилось,
А комету поймала – она.
Thinnad: Вот, это ты на меня плохо влияешь))
Alizeskis: Almond, хорошая помощь! :nyam
Almond: Alizeskis ну да, это ж в помощь авторам)
Alizeskis: Вот так зачитаюсь - глядишь, сподобится эротичный рассказец у меня))
Almond: Alizeskis ими)
Almond: Alizeskis привет)
Thinnad: :dansing просто отлично)))
Alizeskis: Плюшками балуетесь?
Alizeskis: Привет, Ангел, Привет, Тин!
Thinnad: Almond, кондитерская элегия))))))

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 570
Гостей: 569
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
Морра
Ялира
SBF
Умка

Последние 3 пользователя
Павел Чук
Геннадий C
omexi

Сегодня родились
carnotaurus Eintermeiner Lieben JuliaSky Ангел rain Хрустальная Дженнифер

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3214

 

Птичка Божия не знает

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
GennadyDobr
Проза
Кукабарра. люди, человек
Сказки и мифы
джен
PG
1450 слов
История жизни одной австралийской птички.
закончен
Разрешено только с согласия автора

 

Когда-то она была молодой, и красивой, и глупой. Столичная птичка, она жила в пригороде Канберры. Ее так и звали – Кукабарра, и имя ей подходило.

Весь мир казался ей веселым, красивым и смешным. И она смеялась постоянно, потому что в мире всегда есть над чем посмеяться. Все вокруг такое смешное –кенгуру, попугаи, змеи, собаки динго… Кукабарра смеялась и веселилась, беззлобно и радостно.

Слышавшие ее поддавались магии молодости и красоты. Присоединяясь к смеху красавицы, они будто сами становились красивей и моложе.

Но был среди всех один – юноша, почти мальчик. О, как он густо краснел, когда Кукабарра смеялась над ним! Опьянение властью над глупым мальчишкой, жестокая, но безопасная игра. Что он мог сделать? Только обидеться и уйти , но на это его не хватало.

Увидев его с ружьем, птица не испугалась. Он же никто, ноль, пустое место! Она издевалась над ним, как никогда раньше. И не поверила своим глазам, когда он поднял ружье и выстрелил.

Она не поверила, но дробь была настоящей, свинцовой, и левому глазу хватило одной дробинки.

Парня судили. В Австралии нельзя невозбранно стрелять в священную птицу аборигенов, Никто не поверил, что до преступления довела парня сама птица.

А Кукабарра от боли и горя улетела на север.

 

* * *

На новом месте никто про нее не знал, и она была этому рада. Рана зажила, а добывать себе пищу она приспособилась с одним глазом. Благо, и здесь хватало глупых змей, крабов и ящериц.

Вот только характер у нее изменился. Теперь ее смех звучал язвительно. От нее слов становилось грустно. Единственным оставшимся глазом она видела вокруг только ложь и грязь.

—  Мир это ад, а все люди скоты и негодяи, – вот что орала она, прилетая в городской парк.

— Свиньи, скоты, извращенцы! – доносилось теперь из ветвей.

Женщины вздрагивали и уводили подальше детей, чтобы не слышать этих ругательств. Теперь ее называли Барра.

Она нарывалась долго, и однажды свое получила. Разозленные ее бранью, местные джентльмены объявили награду тому, кто заткнет этот поганый клюв.

Премия досталась мальчишке, не злому, но бедному. Наделав стальных снарядов, он долго ждал в засаде и однажды ему повезло.

Увлекшись, Барра утратила бдительность и замолчала на полуслове. Согнутый уголком гвоздь угодил ей в голову.

С трудом вспорхнув, она из последних сил полетела на запад, в пустыню, чтобы умереть в одиночестве, а не среди злорадных людей. Уже полностью ослепнув, она механически махала крыльями, ожидая смерти, как избавления.

Кто знает, о чем она думала, красивая глупая птица, какому богу молилась? Но, видимо, кто-то ее услышал.

На птицу дохнула речная прохлада. Она поступила, как ее двоюродный брат – зимородок: сложила крылья и камнем ринулась вниз.

Река приняла ее в прохладное лоно и не убила, выпустила на поверхность.

* * *

Птица лежала на отмели мокрой кучкой перьев, когда чьи-то руки вынули ее из воды, а мягкий голос поприветствовал уважительно.

— Здравствуй, сестра-птица! Тебе, я вижу, крепко досталось. Я рад, если смогу тебе чем-то помочь. Ну-ну, успокойся и не дрожи. Мы друг друга нашли, значит, мы друг другу нужны.

Он погладил ее по взъерошенным перьям, поцокал языком, увидев рану на голове, прижал ее к своей голой груди и понес. От него пахло пылью и потом, и он был очень худ. Птица ощущала все его ребра под тонкой сухой кожей. Но он не был слабым, и шел легко, разговаривая с ней и не спрашивая ответа.

Птице стало легко и спокойно. Панический ужас темноты, слепоты и одиночества отступил. Боль в выбитом глазе уменьшилась, и она задремала у него на руках, убаюканная дорогой и журчанием речи.

— Я назову тебя Кука. Для Кукабарры ты слишком увечна, и Барра тебе не подойдет – это имя для сильной и злой птицы. А тебе поздно быть злой. Нужно учиться добру и мягкости, чтобы мир тоже стал мягким и добрым к тебе.

Сильные борются с миром, слабые – любят его, как отца. Мир – наш отец, и у него всегда найдется тепло и ласка всем его детям. И немного еды, конечно.

Спасший ее человек был чудак. Он жил нигде, или везде, как птицы и звери. Но у птиц есть гнезда, у зверей – норы, а этот ходил с места на место, нигде не останавливаясь подолгу.

Ночевал он, как правило, под кустом. Из имущества у него были бумеранг и сухая тыква для воды.

Ел он все, что находил – коренья, ягоды, змей, мышей, ящериц. С ним Кука впервые попробовала лесных жуков и древесных личинок.

Иногда он сбивал глупого попугая, а однажды поймал в пересыхающем ручейке ошалевшую рыбу. Кука ела все, что давал человек, сидя или лежа на земле, и молчала.

Молчать оказалось даже интересней, чем говорить. Сколько она себя помнила, всегда она орала, никому не давая и слова сказать. Сперва это людям нравилось, позже – бесило. Но, только замолчав, она стала думать.

Человек говорил с ней, как с равной, и никогда ни о чем не спрашивал. Молчать с ним было легко. Его голос походил на журчанье ручья – мелодичный и успокаивающий, и будто бы ни о чем. Но, если прислушаться, в его разговорах появлялись странные мысли, и Кука поневоле стала задумываться.

Новая картина мира захватила ее. У человека все было понятно и просто. Над землей - бесконечное небо. В небе летают птицы. Чем выше, тем птицы больше, сильнее.

Выше всех - самая главная, самая сильная птица, командующая всем миром. С ней нужно поддерживать дружбу. Не грубить ей и не дерзить, даже за глаза. Вспоминать иногда незлым тихим словом.

Молиться ей время от времени, просить для себя чего-нибудь по мелочи. Тогда ей будет приятно, и она от щедрот отсыплет тебе всяких вкусностей.

— А если я ей разонравлюсь, она меня что – убьет? Съест? Разве не сами по себе мы, птицы и люди, рождаемся, живем, погибаем?

— Сами, да не совсем. Если она отвергнет тебя, оставит без любви и внимания, недолго же ты проживешь! И не только ты, но и я, и любой живущий.

Ведь столько в этом мире угроз и опасностей – смешно даже думать, что можно самостоятельно все их увидеть и избежать.

Белые люди рассказывают, что болезни – живые, только очень маленькие. Их невозможно разглядеть даже в полдень, на ярком солнце. Но они приходят к нам, и залезают вовнутрь, и мучают, и убивают.

Мне кажется, что я зряч, но, даже умирая, я не смогу увидеть болезнь. Или засуха, или наводнение, пожар, землетрясение – столько опасностей в мире, которые не увидеть глазами…

Кука соглашалась – да, Суперптица, да, поможет, спасет… Буду, буду молиться, раз ей так нравится, что ее прославляют. Только спросила однажды:

— А почему я ее никогда не видела? Ведь если она такая большая, ее должно быть издалека видно?

Человек, судя по голосу, улыбнулся в ответ.

— Помнишь, как ты раньше охотилась? Пока ты не хотела быть видимой, тебя не замечали ни змеи, ни крабы. Потому что ты быстрее, сильнее, и, самое главное, — умнее их.

С великой птицей то же самое. Ты увидишь ее только когда она сама этого захочет. А до тех пор просто живи, и старайся ей понравиться!

— Я буду стараться. Но как я узнаю, что у меня получается?

— У тебя уже получается. Кто, думаешь, послал тебе реку и меня?

— Хорошо, поняла. Но разве не лень ей все время летать и за нами следить?

— А она, может, и не летает, а спит. И этот мир ей снится. А все мы – только ее мысли, фантазии. Кусочки, фрагменты ее длинного сна.

 

Кука представила себе спящего бога. Он спит, и видит сон, в котором летает над миром великой птицей.

Они  долго сидели в тишине и молчании. Потом птица поднялась на лапки и поклонилась:

— Уважаемый сон бога! Не угодно ли будет тебе передать мне, тоже сну, немного древесных личинок? А то мне, то есть сну, отчего-то очень хочется есть!

Человек погладил птицу по голове и пошел ворошить прогнивший ствол упавшего дерева. Кука осторожно пошла вслед за ним, делая шаг за шагом, привыкая двигаться вслепую в этом, может, и снящемся, но твердом и даже колючем мире.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Fire Lady 15.07.2018 00:10
Комментарий инквизитора

Доброго времени суток ))

Вторая часть работы, после полного ослепления птицы больше походит на миф, чем первая. В первой чуть затянуты описания. Вы больше времени уделили отношениям птицы и людей, потеряв настроение мифа.
Мысли, заложенные в рассказ хорошие: о Боге, о месте в мире, о том, как нужно жить (и относиться к окружающим. Но мне показалось, что для небольшого объема произведения лучше было выбрать одну идею.
Немного непонятной мне показалась роль великой птицы. В какой-то момент я подумала, что под её личиной и скрывается Бог, но вы тут же упоминаете Бога отдельно. Это может быть следствием моего личного восприятия текста.

Мне понравились философские мысли второй половины текста, теплота новой дружбы человека и слепой птицы. Понравилось, что перестав бесполезные и часто вредные разговоры, мы начинаем больше думать ))

Немного тапков (все не выбирала):
«Кукабарра. люди, человек» – запятую вместо точки.

«Ее так и звали – Кукабарра, а ей было все равно.» – тут бы объяснить почему ей было всё равно, что скрывает под собой имя, что обозначает.
Я бы добавила к фото птицы запись её необычного голоса-смеха.

«И она смеялась – надо всем, потому что в мире всегда есть над чем посмеяться.» – предложение какое-то недописанное, угловатое.

«Присоединяясь к смеху красавицы, мы как будто освещаемся ее очарованием, и сами становимся красивей и моложе.» – выбивается из стиля мифа. Лучше не «мы», а о людях из мифа, слышащих смех.

«Разве что обидеться и уйти , но и на это его не хватало.» – лишний пробел перед запятой.

«Тогда ей будет приятно, и она от щедрот отсыплет тебе всяких вкусных ништяков.» – «ништяки» тоже очень выбиваются.

Текст чуть надо почистить, убрать лишние затянутости в начале – будет красота )) Спасибо ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# GennadyDobr 15.07.2018 01:14
Спасибо, Леди!
Принимаю все к исполнению.
Кроме великой птицы. Она - Демиург, Создатель этого мира. Бог - это нечто над ним. Создатель создателя, если угодно. Но уже не индивидуализированны й, а безличная сила, принцип жизни, одухотворяющий вселенную.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fire Lady 15.07.2018 08:59
Спасибо за ответ )) Вдохновения вам ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp