Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: GennadyDobr, а сыр? И, потом, раз у вас там условия такие стимулирующие, значит, пора потихоньку доить и литераторов)) Чтоб объём «надоев» тоже достигал 11,97 авторских листов.
GennadyDobr: По моему, ты меня с кем-то перепутал.
"Израильские коровы – мировые чемпионы по надоям: они дают больше всех других коров в мире. В 2016 году объем надоев на одну корову вырос в среднем на 1,7% и достиг 11,97 литра молока."
Я, конечно, израильтянин, но не настолько. :lol
Thinnad: GennadyDobr, тогда и производительность должна быть. В месяц по роману
GennadyDobr: Лучше гонорары платить, сперва одному, потом другому, новому...
Thinnad: Ты и не ты... ой, с тебя налоги хорошо снимать)
Thinnad: GennadyDobr, а я думал, ты просто так переволновался, что от счастья впал в забытие :biggrin
GennadyDobr: Тин мне ответил в теме "Кубок Брэдбери":
- Гена, ты шестого июля уже это спрашивал :lol :
Перед лицом своих товарищей торжественно заявляю:
- Тот, кто задавал вопрос шестого июля, уже не я. Ведь целый месяц прошел!
И я другой, и мысли другие.
Так что я за него не отвечаю ))
Jiraia: ой! лучше пока наверно
Jiraia: Привет наверно
GennadyDobr: Тогда луче Йода. Мастар Йода. :hi
Thinnad: скорее, йунга
Thinnad: :lol :lol :lol
GennadyDobr: Моя сказка только что опубликовалась на сайте с датой 30.11.-0001 года.
Трудно сказать сразу, то ли я так от жизни отстал, то вы так меня обогнали.
Обдумываю возможность смены ника на Саксаул или Аксакал.
:wink :lol :scepsis
Thinnad: причём одновременно
Thinnad: И сразу обнимать всего, спасать, пробовать сделать искусственное дыхание
Thinnad: А девочки внизу, в бассейне, кричат: Тинчик прилетел!
Thinnad: Потому когда Тин его подсёк, Аль стразу поскользнулся.
Thinnad: и пролил шампунь для перьев на трамплин
Thinnad: он их вытирал полотенцем
Thinnad: И руки. Собственно у него как раз в руках были крылья
Thinnad: А у Аля крылья оказались заняты
Thinnad: по дороге подсёк ангела под коленки
Thinnad: Almond, а я ласточкой - распахнул ушки и кувырк!
Almond: Thinnad тихонько подошел сзади и столкнул ельфа в бассейн - хрямсь! :biggrin
Thinnad: Спасибо вам преогромное! :bassejn
Thinnad: Комментарии мне видел, обязательно отвечу и напишу ответки! :sun
Bazz: Подвис мой виски,
Выпить нельзя закусить-
Сыр закончился!
Bazz: Dreamer :rolley Улыбнуло
Dreamer: :hi , Bazz , давно вас не было!
Dreamer: Записывать нетленные поэмы, Но он лишь стол... И то, что он умей, увы и ах! Заметно только мне.
Dreamer: Или ногой, из четырёх - одной,
Dreamer: Bazz
Bazz: Мой стол умней меня стократно.
Стоит полвека предо мной.
Поэтом был бы он назначен штатным,
Умей бы он писать рукой!
Fitomorfolog_t: Thinnad Ну да, ну да! Вместо сурьёзной работы и понимания ответственности теущего момента! :biggrin :biggrin
Thinnad: ну вот, *ворчит* Лешая пришла, теперь песни и пляски)))
Fitomorfolog_t: Alizeskis :hi :dance1 :sun :cancan
Alizeskis: Fitomorfolog_t, ОГО! КТО ВЕРНУЛСЯ!!! :glomp :tardhug
Fitomorfolog_t: Thinnad Вникаю )))
Thinnad: привет, путешественница по горам по долам
Thinnad: Fitomorfolog_t, ойой, ты хоть не пугайся, на самом деле всё не так безумно)
Fitomorfolog_t: Привет всем! Я многое пропустила и сажусь вникать ))
GennadyDobr: Thinnad понимаю. Запрещено раскрываться. Все-все, уже умолкаю! Т-с-с... :yes
Thinnad: GennadyDobr, так искренне написано, что чувствуешь порыв следовать образу))))
Но нед.
Earths Soul: :)
Fire Lady: GennadyDobr :)
GennadyDobr: Соллипсизм крепчает...
:fasepalm
Fire Lady: Какой монолог ))
GennadyDobr: Иногда, в редкие минуты раскания, я недоумеваю: Как и почему до сих пор дорогие и уважаемые жители Синего сайта терпят милостиво мои выходки и комментарии в стиле пьяного матроса, мою зубодробительную критику большой дубины и вежливость питекантропа?
Единственное объяснение, приходящее в голову - вы все тут, кроме меня, ангелы, и только притворяетесь земными людьми. Только так можно понять ваше долготерпение и доброжелательность.
Умоляю, крылатые! Оставайтесь и дальше такими же, чтобы я смог постепенно дорасти до вашего великодушия и снисходительности.
Заодно прошу прощения у всех и каждого, задетого дубиной неандертальца. Хо!
:beg
Thinnad: GennadyDobr, да зверушка сама кого хошь съест)) Или заставит жалеть)))
Alizeskis: :lol_fox
GennadyDobr: Жаль, очень жаль. Но хорошо хотя бы, что н съели. :nyam
Li Nata: GennadyDobr желание автора, что поделать
GennadyDobr: А почему профиль Лост недоступен? Варвары, верните зверюшку на место!..
Alizeskis: Это лето я не заметила - промелькнуло, не начиналось. Летом надо в отпуска ездить, а не работать...
Dreamer: Вот так всегда! Заглянула, а и нет никого! Все гоняются за ускользающим летом? :_(
Almond: Омг, уже август. Остановись, мгновенье, ты прекрасно))) :sun
Vitaliy Ju: Almond спасибо:)
Li Nata: GennadyDobr спасибо)) а то я уж думала что такое и не прятаться ли мне куда))
GennadyDobr: Привет всем! Нахожусь на Красном море или в Красном море. Без компьютера и без интернета. Всех люблю или как минимум уважаю. Ты мне я тебе - через пару дней.
Almond: Vitaliy Ju а я уже поглядел. Интересно)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 695
Гостей: 693
Пользователей онлайн: 2

Пользователи онлайн
Alizeskis
Fire Lady

Последние 3 пользователя
Последняя мечта
Nattallismi
Александр

Сегодня родились
Emiko h84q Hadrim_Ariat Jiraia Sharoarskaya Lisa Гробовщица Ясон

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3231

 

Пока дышу. Часть 3. Главы 5-6

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Dreamer
Проза
Трой, Натали, Джо, Август, Шелли, Хорёк
Постапокалипсис
16+ (R)
2 главы
Страшная находка, разочарование Хорька, сон-путешествие Джо и - наконец-то вместе - Натали и Трой.
в процессе написания
Здесь

   

Пока дышу. Часть 3, глава 4

CjiQyP uNNU

Глава 5

Мертвецы округа Клей

      

Натали оглянулась. Трой и Август с героически-равнодушными лицами возвышались на спинах одинаково бурых, крепких с виду кобыл. С задка телеги свешивали ноги Боб-Лыжник и Фрэнки. Джо двигался впереди понуро бредущей Минни – телега катилась легко, попискивая чем-то железным под днищем, но любимица мальчишек Уилсонов была не в восторге от того, что ей пришлось тянуть за собой этот архаичный транспорт.

Натали перебрала в пальцах вожжи, как учил Джо, и слегка тряхнула провисшие ремни – лошадка ускорила шаг. На хороших участках она бодро рысила, но сейчас телега подпрыгивала на глубоких поперечных трещинах, проросших пучками пожелтевшей травы, и вся процессия вынужденно перешла на шаг. В телеге звякали на кочках велосипеды Фрэнка и Боба. Натали улыбнулась – со стороны они должны были напоминать обоз первых поселенцев, отцов-основателей этой страны. «История повторяется, как фарс», – всплыло вычитанное где-то. Они вовсе не были первыми, они оказались последними… Улыбка исчезла.

    

…Наблюдать за тем, как Джо приручает отбитых от одичавшего табуна кобыл, было интересно, однако, когда дошла очередь до того, что Трою, а потом и Августу пришлось учиться ездить верхом, ребята запротестовали. Это же не велосипед – крути руль да жми на педали! Лошадка Троя недобро косилась тёмным глазом и норовила цапнуть, а кобыла Августа вертелась, как юла, вообще не давая парню сесть себе на спину. При том, что у Джо и даже у малышей Уилсонов всё получалось с лёгкостью!

«Ташунка – не велосипед, который может сломаться в дороге, – доказывая целесообразность своей идеи, терпеливо объяснял Джо. – Куда бы ни разбежались кобылы, Ветер соберёт свой табун и вернёт ко мне. И не придётся сидеть на ферме зимой безвылазно».

Последнее и подкупило Денни, который вовсе не горел желанием разводить лошадей на ферме. И это, и горящие глаза Ёршика, который уже откопал в дальнем сарае ржавый, тяжёлый, но вполне рабочий плуг, мечтая о том, как лошади будут трудиться весной в поле. Натали, напротив, отнеслась к идее Джо с радостью, а научиться править телегой с запряжённой в неё Минни оказалось не так уж и сложно.

И вот спустя две недели они двигались по пустому шоссе в сторону Вермиллиона. Никто там прежде не бывал. Что их ждёт в незнакомом городе, оставалось загадкой и предметом опасений Троя. Как же он не хотел брать её с собой! Натали усмехнулась. «Как нитка за иголкой, так я буду идти за тобой всегда», – она совершенно не помнила, где и когда вычитала это сравнение, но оно очень кстати пришло на ум. Так и сказала, глядя в сердитое родное до замирания сердца лицо. И добавила: «Если суждено случиться чему-то плохому, то пусть это случится с нами обоими. Я больше не смогу быть одна».

    

По обе стороны пустынного, прямого как стрела девятнадцатого шоссе тянулись заброшенные поля. Мили и мили заросших сельских угодий. Судя по дорожному указателю, чудом уцелевшему на потемневшем от ржавчины столбике, ребята были совсем недалеко от цели своего путешествия, когда справа за деревьями показались крыши каких-то построек. До дороги доносился знакомый звук «вжух, вжух», но самого ветряка видно не было.

Джо остановился. Минни уткнулась в хвост Ветру и встала раньше, чем Натали успела натянуть вожжи. Трой и Август не сговариваясь спрыгнули с лошадей и молча принялись привязывать их к телеге. Джо верхом отправился по ныряющей в заросли кустов грунтовой дороге в сторону построек, а Трой и Август, перескочив ров за обочиной, обходили её с двух сторон пешком, с оружием в руках.

Натали, понизив голос, велела побледневшим мальчишкам в телеге:

За лошадьми смотрите!

Карабин отдавал ладоням тепло нагретого осенним солнцем приклада. Она взяла дорогу на прицел.

Минуты превратились в вечность. Время застыло вместе с неподвижным воздухом вокруг. Было слышно только «вжу-ух» да придушенное кваканье одинокой лягушки в канаве. Тысячу лет спустя Нат услышала топот копыт, за кустами мелькнуло рыжее. Джо показался на дороге и громко позвал:

Сюда! Давайте сюда!

Вдохнув, Натали моргнула – в глаза попал пот, шея тоже взмокла от напряжения. Отложив карабин, она взялась за вожжи. Минни охотно развернула телегу и припустила вслед за жеребцом. Привязанные к задку кобылы растерянно бежали следом, одна из них громко заржала. Из-за кустов коротко откликнулся невидимый Ветер.

    

Неровно пожелтевшие кусты и деревья скрывали вытоптанные пятачки пыльной сухой земли перед несколькими постройками. Конец дороги упирался во вполне жилого вида дом, обшитый потемневшей от времени доской. На неширокой веранде ждали Август и Трой. Оружия в их руках не было, и Натали вздохнула с облегчением. Но когда она подошла ближе, тревога снова холодком заползла в грудь – Трой хмурился, а равнодушная маска на лице Августа выглядела уж слишком нарочитой.

Нат огляделась: ворота нескольких загонов были распахнуты настежь, земля перед ними основательно выбита. Возле невысокого сарая уныло свисала с верёвки чья-то одежда. Даже отсюда Натали видела, что вещи не пыльные, а значит, вывешены не слишком давно. Но вокруг было тихо. Слишком тихо, чтобы здесь был кто-то живой.

Что там? – опередил её с вопросом Боб, поднимаясь на веранду.

Сам посмотри, – буркнул Август, окончательно растеряв своё показное равнодушие. Чёрное лицо скривилось в гримасе отвращения.

Трой перехватил Натали у дверей, покачав головой.

Не ходи туда. Не стоит…

Да что? – возмутилась она.

Ответить Трой не успел – из-за дома вывернул Джо.

Ещё двое, – сообщил он, соскакивая со спины коня. – Один – не из этих, – он кивнул в сторону дома, – подстрелили его. Какая-то банда. Продукты взяли, больше ничего не тронули. Странно…

В доме вообще всё цело, – угрюмо подтвердил Трой. – Даже оружие на месте.

Значит, своё имеют, и получше, чем местное, и идут налегке, – процедил Август. Он смотрел в сторону шоссе, скрытого за жёлтой листвой деревьев, окруживших ферму широким полукругом.

Натали крепко сжимала руку Троя, переводя взгляд с одного встревоженного лица на другое.

Сколько? – выдохнула она наконец. Трой был прав, видеть мертвецов ей совсем не хотелось, и даже здесь, снаружи, начал мерещиться запах смерти и желудок сжался.

Четверо в доме, да вон Джо ещё одного нашёл. Они здесь давно, обжитое всё…

Как давно это случилось? – задала Нат главный вопрос. Вопрос, который сейчас беспокоил её больше всего: стоило ли соваться в город, если в нём орудует банда убийц?

Три дня, – уверенно ответил Джо, – не меньше. Тебе стоит глянуть на пришлого, Трой. Такого я ещё не встречал.

Трой кивнул. Шепнул в макушку Натали, касаясь волос губами:

Побудь здесь.

Август перемахнул через хлипкие перила скромной веранды и тяжело припечатал пыль ботинками.

Натали спустилась во двор, глядя, как они втроём заворачивают за угол. Фрэнк в напряжённой позе застыл у телеги с ружьём в руках. В дверях показался отчаянно кашляющий Боб. Клетчатая, выгоревшая на плечах рубашка была натянута на лицо, в руках – коробка с патронами для дробовика.

Им они больше не нужны, – заявил он, откашлявшись и утерев слёзы о сгиб локтя.

Шлейф чудовищного запаха Натали вдохнула совершенно неосознанно, и её тут же вывернуло прямо в буроватую пыль под ногами, только волосы подхватить и успела…

    

Трой смотрел на распухшее тело незнакомца, лежащее у входа в длинную, крытую рифлёным железом постройку. Одет и обут он был, действительно, необычно. Вся одежда была чёрной, так же, как ремень с пустыми ножнами и ботинки на грубой, глубокого рисунка, подошве. Брюки со множеством карманов. Распахнутая на груди куртка, под ней чёрная футболка с дырой в районе сердца и присохшей кровью. При жизни парень был крупным, физически сильным, даже смерть не могла скрыть этого. Лицо посинело, губы и подбородок были покрыты чёрной коркой. «Пара секунд у него была, – мелькнула мысль. – С такой дырой в груди и успел кровью харкнуть? Сказать хотел что-то?» Оружия при убитом не было. Никаких вещей около тела или в карманах. Его обыскали и забрали всё, кроме одежды. И бросили, даже не прикрыв, а ведь свёрнутый в куль брезент лежал в двух шагах от тела…

Тот, кто сумел подстрелить одного из нападавших, обнаружился в тени первого из трёх цилиндрических зернохранилищ. Над ним потрудились насекомые и птицы, но футболка, бывшая, судя по рукавам, светло-серой в день смерти, в районе груди больше напоминала бурое решето. Кому-то очень досадил его меткий выстрел…

Что думаете? – повернулся Трой к Августу и Джо.

Парнишка их разозлил, – Август присел на корточки. – Изрешетили всего. Крупный калибр.

Пришли пешком и ушли пешком. Обуты одинаково. Пятеро пришли. Четверо ушли. Трое – большие парни, один – молодой или небольшого роста. След маленький, лёгкий. Дождя не было, видно хорошо. Идут без груза. Возле дома рюкзаки снимали, небольшие, не слишком тяжёлые. Думаю, ушли они далеко. Нет их в городе. И совсем никого нет, если здесь, так близко, спокойно жили эти ребята... – Джо покачал головой. Красные верёвочки, которыми он перевязывал волосы – низко, за ушами – мотнулись туда-сюда вместе с негустыми метёлочками хвостов.

Трой невольно усмехнулся, глядя, как вытягивается самоуверенное лицо Августа по мере того, как маленький индеец говорит.

Спасибо, кано, – Трой коснулся плеча Джо. – Думаю, ты прав. Едем в город.

    

С высоты моста Ньюкасл-Вермиллион, над слиянием Миссури и Дир-Крик, открывался тоскливый вид на огромные рыжеватые острова ила и песка – после сухого лета обе реки обмелели и обнажили часть своего дна. На девятнадцатом шоссе, которое, судя по карте, становилось пятнадцатым и проходило уже по территории штата Небраска, начиная с точки, где стоял Хорёк, было совсем мало машин. У въезда на мост, который тянулся на две с половиной тысячи футов, застрял грузовик. В кабине одиноко грустил скелет незадачливого дальнобойщика. Да пара легковушек вросла колёсами в полотно дороги впереди.

Хорёк сплюнул вниз, в мутные воды реки. Он всё ещё не мог прийти в себя от досадной ошибки Крюгера, который умудрился подставиться под дробовик деревенского олуха. Теперь придётся изворачиваться вчетвером, а с туповатым Гэгом это будет непросто. Одно дело – охранять команду и совсем другое – принимать участие в чём-то посложнее стрельбы. Хорёк сплюнул ещё раз и оглянулся – его спутники послушно замерли позади, ожидая, когда можно будет снова двинуться вперёд.

    

Он начал готовиться к задуманному три года назад. Гэг уже служил его тенью к тому моменту, и Хорёк отдавал себе отчёт, насколько велика заслуга нескладного, косноязычного, угрюмого дылды в том, что они оба всё ещё оставались в живых. Никто лучше Гэга не разбирался в стрелковом оружии, да и применять его на практике он умел лучше всех. Оружие, интуиция и собачья привязанность к Хорьку – вот чем заслужил Гэг своё присутствие в команде. К выбору остальных подход был несколько иным. Пришлось немало потрудиться, выискивая раскиданных по обезлюдевшей стране парней, в чьих головах были зачатки хоть какого-то интеллекта. Полные тупицы и одичавшая мелкота Хорьку были без надобности. И вот теперь Крюгера больше нет. Чёртов идиот не удосужился проверить сарай, прежде чем сунуть туда свой нос!

    

Хорёк поправил лямки рюкзака, отряхнул ладони, испачканные в серой пыли с высоких перил моста, и перешагнул границу штата Небраска. До конечной цели длинного путешествия оставалось больше двухсот миль.

    

Глава 6

Пока дышу

    

Натали сонно потянулась, и придавленная подушкой книга с грохотом упала на пол. Толстый медицинский справочник. Пособие для студентов отделения гинекологии и акушерства Университета Южной Дакоты, Вермиллион, округ Клейн. Несмотря на то, что книга привела её в ужас, спала Нат крепко. Так, что не услышала, как поднялись остальные девочки. Со двора доносились громкие выкрики. Она потянулась к окну.

Чмокая и покрикивая, чрезвычайно сосредоточенный Фрэнки дёргал поводья, пытаясь заставить Минни развернуть застрявшую поперёк двора телегу. Натали отвернулась. Глубоко вздохнула, повторяя себе, что сердиться не на что. И всё-таки она сердилась. Первая поездка в Вермиллион стала для неё последней – Трой наотрез отказался брать девушку с собой. Они поругались и до вечера не разговаривали, а теперь вот Фрэнк учится управлять запряжённой лошадью…

В комнату тихо вошла Шелли и замерла, увидев, что Натали уже не спит. Только теперь Нат заметила, что на постели подруги стопочками сложены вещи.

Что случилось, Шел?

Кожа Рашель Фрайман имела удивительную особенность – даже летом она сохраняла свою молочную, фарфоровую белизну. И появившийся на щеках румянец не заметить было просто невозможно. Она опустила длинные ресницы, пряча глаза.

Ну же! Не пугай меня, – взмолилась Натали.

Мы с Августом перебираемся наверх, в мансарду.

Румянец уже заливал не только щёки – алели шея и грудь в треугольном вырезе лёгкого свитера.

Натали подскочила к подруге и обняла, смеясь.

Молодцы! Какие же вы молодцы! Я так рада за вас обоих!

Смущённая Шелли робко улыбнулась. В карих глазах мелькнула и тут же пропала искорка любопытства. Натали поспешно принялась одеваться – на холодном полу быстро застывали босые ноги.

Если бы Шелли задала свой вопрос, что бы она могла ответить? Соврать, что близость с Троем ей не нужна? Сказать правду – о том, что ей порой хочется раствориться в нём, когда в объятьях на веранде замирает сердце и рвётся дыхание? Но что делать, если после нескольких поцелуев Трой каменеет телом и лицом и отстраняется от неё сам? Ясно же – она носит чужого ребёнка, крошечного человечка, как на пугающе-подробном фото из книги. И Трою, скорее всего, даже мысль о большей близости неприятна… На глаза набежали слёзы, и Натали небрежно смахнула их. Что-то уж слишком часто она начала себя жалеть!

    

Джо мелко дрожал и не чувствовал этой дрожи. Сизый дымок медленно поднимался над скрученным жгутиком тлеющей травы. Первый заморозок прихватил поникшие стебельки сухих трав, и Ветер шуршал ими неподалёку, то поднимая голову и разворачивая уши, то снова опуская её к земле.

…Олени неслись, не разбирая пути. Закидывая рога на спины, скакали самцы-хоры, их обтекала волна важенок, торопились молодые оленята. Большое стадо, увеличенное изрядным поголовьем хонт-вели* (дикий олень, ханты) прервало гон и очумело ломилось по некрепкому октябрьскому снегу и предательски тонкому льду тундровых озёр. Такого просто не могло быть! Природа оленей велит им сейчас сражаться за внимание важенок, а не бегать по тундре, рискуя затоптать будущих подруг.

Семён изо всех сил старался направить нарты в сторону зимней стоянки, даже развернул хорей острым, словно копьё, концом. Наги-вели, его коренной – отличный бык, умный и послушный – словно обезумел и тащил пристяжных вслед за стадом.

Семён вспотел, привычное спокойствие и рассудительность покинули его, когда мимо пробежал, ныряя в рыхлый снег, не пролинявший до конца песец, а над головой, раздирая серую ткань небес резкими криками, полетели к горизонту, в тундру, сварливые морские птицы. Никогда молодой охотник не видел, чтобы они забирались так далеко от берега Большой воды.

Хой! Давай! Поворачивай же, пропадём! – в отчаянии закричал он на оленей, но всё было напрасно – лёгкие нарты подпрыгивали на кочках, не до конца сглаженных малым осенним снегом, и стремительно летели прочь от океана и от стойбища. Впереди тянулась широкая заболоченная область, где маленькие, но глубокие озерца и летом отсвечивали зеленовато-жёлтым льдом вечной мерзлоты на дне.

Каким-то чудом ему удалось завести нарты в пологую кривую, и он погнал оленей к стойбищу, то и дело подгоняя Наги-вели длинным шестом хорея. Под плотным мехом на широком крупе не было видно следов, но Семён был уверен, что пару раз проткнул ему шкуру до мяса. Наверное, птицы с высоты видели его след, как зигзаг бешеного зайца – так часто олени отклонялись обратно, а молодой ханты выправлял их бег в нужную сторону.

Беда! – закричал он, едва добрался до первого чума. – Беда! Звери бегут!

Крутились и лаяли на привязях собаки – звонкоголосые оленегонные лайки. Откидывались пологи юрт. Шло время оленьего гона. Пастухи в стойбище, а стадо предоставлено воле природы. Все отдыхают…

Чего орёшь? – подхватил хрипящего в запале Наги-вели Игорь. Старший в небольшой семье Ивановых. Впрочем, Ивановым здесь был только он, но какое это имело значение, если все они стали одной семьёй после того, что случилось восемь зим назад?

Олени бегут! Наши и хонт-вели, вперемешку. Прервали гон! Песца видел. Пару волков рядом с оленями. Даже не смотрели в их сторону. Морские птицы улетают в тундру, к югу. Надо уходить! Быстро уходить. Людям скажи! – выпалил Семён на одном дыхании и перехватил своего коренника.

У чума, не выпуская хрипящего и косящего глазом оленя из рук, он крикнул:

Лена! Брось всё! Одевайся быстро!

Не дури, – Игорь, оказывается пошёл следом. – Не пугай людей! Ты сам – как твой олень, бешеный совсем.

Собаки крутились и выли.

Держи! – Семён сунул упряжь в руки оторопевшего Игоря и коротким взмахом своего охотничьего ножа перерезал толстый кожаный ремень. Серо-белая сука Айя рванулась, ремень проскользнул в пальцах. Никогда они не видели, чтобы быстрая собака бежала с такой скоростью. Бежала на юг.

    

Откинулся полог, и она вышла – круглое, раскрасневшееся от тепла и спешки лицо, тревога в милых раскосинках глаз, большой живот, который было уже не спрятать под просторной паркой. Первый, такой важный знак того, что жизнь налаживается. Ведь до неё за всё время с начала Последних дней ни одна молодая женщина в семье не понесла ребёнка, а теперь таких в стойбище было сразу четыре! Может быть это знак того, что болезнь сходит на нет? Об этом не говорили, боясь отогнать удачу, но каждый надеялся в глубине души. И вот – новый удар судьбы!

Усаживая жену в нарты, Семён слышал, как зашевелилось, забурлило стойбище. Игорь говорил – люди слушались.

Я взяла еду, что было. Правильно? – Лена примостила небольшой узел сбоку.

Люблю тебя, – шепнул Семён, отстёгивая общую цепь, на которой рвались и выли собаки.

Хой! Хой-хой-хой!

Нарты рванулись. Он запрыгнул в них на ходу, оглядываясь на шатры чумов, быстро исчезающие в серо-белом покрывале начала долгой зимы. Чьи-то олени уже пускались в путь… Наги-вели летел стрелой по знакомому пути на летнюю стоянку.

Что это? – испуганно вскрикнула Лена.

Семён обернулся, хотел переспросить, но слова примёрзли к языку. Со стороны побережья, видная за много километров, на тундру надвигалась чёрная стена. Только белая полоска гребня отделяла её от серого неба, так широко разинул холодную пасть океан.

Олени захрапели и дёрнули. Нарты скользили, почти не касаясь земли. «Только бы выдержала упряжь», – подумал Семён. Он больше не оглядывался, смотрел только вперёд, туда, где за долгими снегами пряталось короткое лето.

    

…Совершенно продрогший, Джо впервые отправился спать в дом. В спальне ребят освободилось место Августа, о чём ещё днём сообщил ему Трой. Кано грустил. Наверное, тоже хотел делить свои сны с Натали, но почему-то не делал этого. Согревшись в тёплой тишине, Джо задремал, надеясь, что храброму Семёну удалось обмануть Большую воду.

    

Всё утро Натали нервничала: вчера они так и не поговорили, а на завтраке не было ни Троя, ни Джо – рано утром они отправились ловить ещё одну лошадь. Теперь она сердилась только на себя. Сколько им оставалось жить? До лета? Глупо ссориться. Глупо расставаться хоть на минуту, глупо! Четыре крохотных комнатки мансарды выпирали острыми клювами из высокой крыши фермерского дома. Одну занимал Денни. Одну – Август и Шелли. Две оставшихся заняты не были. Натали поднялась по узкой лестнице наверх. Окна свободных комнат выходили в сад. Деревья уже теряли листву. Заснули пчёлы Ёршика, подарив ему небольшой урожай мёда.

Одна из комнат была пуста, а во второй стояла старинная деревянная кровать, прямо поперёк комнатки, под окном, занимая пространство от стены до стены, и тёмный комод с резными ящиками. Больше там ничего не было. «А больше ничего и не надо», – подумала Нат, представляя себе, каково это – заснуть, положив голову ему на грудь, под ритм сердца. Это всё, чего ей хотелось, просто быть рядом каждую свободную минуту!

    

Трой занервничал ещё на подъезде. «Зачем вы мучаете друг друга?» – спросил его Джо утром, когда они отправились искать дикий табун. Покрытая изморозью трава хрустела под копытами лошадей. Первые заморозки сменили тёплую осень неожиданно резко. Он всю дорогу думал только об одном: действительно, зачем? Когда он отстранялся от Натали, не в силах совладать со своим телом, она тянулась вслед, и горькая складочка появлялась на её лбу, рядом с правой бровью. Трой и сам едва не стонал от боли, почти физической, словно каждый вечер их разрезали холодной сталью на две половины. Зачем? Он готов был терпеть сколько угодно, понимая, что ей не нужна новая боль, особенно сейчас, но Джо, как всегда, был прав. Пора прекращать эти муки и просто быть рядом. Столько, сколько можно.

Смелее, кано! – подбодрил его маленький индеец. – Натали – женщина, она не должна делать первый шаг.

Ты будешь меня учить? – фыркнул Трой.

Буду, если вижу, что ты бродишь один в темноте рядом с огнём, теплом и жизнью, – серьёзно ответил Джо.

    

Натали ждала на веранде, кутаясь в ярко-красную куртку. Едва заметив всадников, она рванулась им навстречу, так что, спрыгнув с лошади, Трой первым делом обнял её. От него пахло осенней травой, свежим ветром и немного – потом. Натали запустила руки в тепло распахнутой куртки и прошептала, уткнувшись носом в толстовку с надписью «Американские зайцы»* (бейсбольный клуб Университета Южной Дакоты) на груди:

Ты останешься со мной сегодня?

Как бы тихо она ни шептала – Трой услышал. Вздрогнул. Отстранился, поймал её взгляд. Ответил так же тихо, но очень твёрдо:

Я буду с тобой рядом, пока дышу. Люблю тебя, отчаянная.

    

Пока дышу. Часть 3. главы 7-8

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Alizeskis 11.06.2018 05:29
Привет, Дримчик!

Главы не перестают радовать насыщенностью сюжета. Напряжение - держит. Так получилось, что читала под бравую музыку и до дрожи прочувствовала всё происходящее. Ух.
Думаю, что ребятам повезло, что они разминулись с Хорьком на несколько дней. И что цель этого товарища чётко определена, он не ищет приключений. В этом пожалуй есть плюсы. Мне страшно представить, что будет, когда всё же антагонист проявит себя во всей красе. Не с проста он - ох не с проста.

Вторая глава получилась насыщенной. Здесь много кусочков, разных историий и понемногу. Мир рушится - страшно. Надеюсь, как и Джо, что у Семёна всё хорошо, и они спаслись от катаклизма.

Счастье Шелли и Августа - очень тёплое событие, приятно, когда такой человек меняется. Здорово, что во тьме и отчаянии, которое случается кругом, для ребят есть убежище, есть близкие надёжные люди рядом.
Ситуация с Троем и Натали - очень правдоподобно и переживательно. Жалко ребят - учитывая ,что они уже взрослые и вплотную подступили к финишу жизни.

Следить за историей интересно, но страшно. Жаль, что читать сквозь пальцы не получится.

Напоследок - тапочков мешок (могла повторить за Фито, не специально):

как фарс» – всплыло – запятая после закрывающей кавычки

…Наблюдать за тем, как Джо приручает отбитых от одичавшего табуна кобыл было интересно – пропустила запятую после подчинительной части СПП.

крути руль, да жми на педали! – перед да в значении «и» запятая не нужна

глазом, и норовила – лишняя запятая при однородных сказуемых.

Куда бы не разбежались – «ни»

править телегой, с запряжённой в неё Минни, оказалось так уж и сложно. – думаю, здесь обособление излишне

И вот, спустя две недели, они – думаю, здесь обособление излишне

тобой всегда» – она – запятая после закрывающей кавычки

И добавила – «если – вместо тире – двоеточие, начало прямой речи с заглавной буквы.

стрела 19 шоссе – тут цифры прописью.

когда справа, за деревьями – тут мне кажется запятая излишняя.

с лошадей не сговариваясь, и молча – пропустила запятую перед деепричастным оборотом «не сговариваясь»

Привязанные к задку, кобылы – запятая не нужна, если причастный оборот идёт до существительного

следом, одна из них громко заржала. – тут лучше разделить на два отдельных предложения.

а значит вывешены – «значит» в запятые с двух сторон

растеряв свое
Черное
– ё

откашлявшись, и утерев – не нужна запятая при однородных деепричастиях.

черная футболка – ё

смерть на могла скрыть – «не»

ведь свернутый в куль – ё

подстрелить одного из нападавших, обнаружился в тени одного из трёх – в одном предложении повторяется конструкция «одного из».

молодой, или небольшого роста – тут возможна вариативность, но в целом – запятая лишняя.

Красные верёвочки, которыми он перевязывал волосы – низко, за ушами – мотнулись туда-сюда вместе с негустыми метёлочками хвостов. – тут запятая после уточнения, окружённого тире, потому что уточнение относится к подчинительной части СПП.

становилось пятнадцатым, и проходило уже по территории штата Небраска – лишняя запятая перед «и» при однородных сказуемых

мост который тянулся – пропустила запятую перед «который», СПП.

В комнату тихо вошла Шелли, и замерла – лишняя запятая при однородных сказуемых

вырезе легкого свитера.
Смущенная Шелли
– ё

каменеет телом и лицом, и отстраняется – лишняя запятая при однородных сказуемых

На глаза набежали слёзы и Натали небрежно смахнула их. – запятая перед «и», ССП.

…Олени неслись не разбирая пути.
Закидывая рога на спины скакали самцы
– Запятые при деепричастных оборотах: 1 случай до, 2 после ДО.

прервало гон, и очумело неслось – лишняя запятая при однородных сказуемых

Семён изо всех ил – «сил»

– Чего орешь? – ё

следом. – не пугай людей! – новое предложение с заглавной буквы

Чьи– то олени – «чьи-то» через дефис без пробела. Не ставь в подобных случаях пробелы после дефиса – это мешает автозамене))

«Только бы выдержала упряжь» – подумал Семён.
«А больше ничего и не надо» – подумала Нат
– запятая после закрывающей кавычик

теплую осень – ё

так что спрыгнув с лошади – запятая после «что», деепричастный оборjт
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 10.06.2018 09:31
Комментарий инквизитора:
Привет, Дрим!
Как всегда, хорошая детализация, качественно прописанные пейзажи. События по-прежнему интересны, и я продолжаю ждать их дальнейшего развития. Ох, что-то будет!

Блохи, как всегда:
Лишняя запятая:

«однако, когда дошла», «недобро косилась темным глазом, и норовила цапнуть», «научиться править телегой, с запряжённой в неё Минни, оказалось» (обе запятые), «И вот, спустя две недели, они» (обе запятые), «В доме вообще, всё цело», «Джо, ещё одного нашёл», «застыл у телеги, с ружьём в руках», «откашлявшись, и утерев слёзы», «Брюки, со множеством карманов», «вытягивается самоуверенное лицо Августа, по мере того, как» (обе запятые), «становилось пятнадцатым, и проходило», «Никто, лучше Гэга», «вошла Шелли, и замерла», «Ну, же!», «прервало гон, и очумело неслось», «видели его след, как зигзаг», «Трой, первым делом, обнял её» (обе запятые).

Прочее:
«Наблюдать за тем, как Джо приручает отбитых от одичавшего табуна кобыл было интересно» - пропущена запятая после «кобыл».
«Куда бы не разбежались кобылы» - ни.
«оказалось так уж и сложно» - не так уж.
«что их ждёт в незнакомом городе оставалось загадкой» - тире после «городе».
«прямого, как стрела 19 шоссе» - число буквами, а не цифрами.
«с дырой в районе сердца», «судя по рукавам, в районе груди» - повтор.
«У въезда на мост который тянулся» - запятая после «мост».
«выискивая в раскиданных по обезлюдевшей стране парней» - лишнее «в».
«Олени неслись не разбирая пути», «Закидывая рога на спины скакали самцы» - запятые после «неслись» и «спины».
«прервало гон, и очумело неслось» - повтор «неслись – неслось».
«подгоняя Наги–вели» - дефис вместо тире.
«Наверно птицы с высоты видели» - запятая после «наверно».
«видели его след, как зигзаг бешеного зайца, путающего след» - повтор «след».
«Едва заметив всадников, на рванулась» - она.

Спасибо! Иду читать следующий фрагмент ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 05.06.2018 16:05
Главы хорошо сочетаются друг с другом. Сначала кровь, трупы и безжалостные придурки.
А потом - видения Джо, нежность и любовь.
Очень интересно, что за цель у Хорька и его банды. Заинтриговала. Хотя понятно, что ничего хорошего.
Не уверенна, что мужики так высокопарно выражаются, как Трой в конце главы. Из них порой и простое "люблю" вырвать невозможно. Но для подростковой аудитории самое оно. Пусть будет.

Маленькие тапки:
оказалось так уж и сложно - не пропущено
Никто, лучше Гэга - лишняя запятая
на рванулась им навстречу - она
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp