Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: GennadyDobr, а сыр? И, потом, раз у вас там условия такие стимулирующие, значит, пора потихоньку доить и литераторов)) Чтоб объём «надоев» тоже достигал 11,97 авторских листов.
GennadyDobr: По моему, ты меня с кем-то перепутал.
"Израильские коровы – мировые чемпионы по надоям: они дают больше всех других коров в мире. В 2016 году объем надоев на одну корову вырос в среднем на 1,7% и достиг 11,97 литра молока."
Я, конечно, израильтянин, но не настолько. :lol
Thinnad: GennadyDobr, тогда и производительность должна быть. В месяц по роману
GennadyDobr: Лучше гонорары платить, сперва одному, потом другому, новому...
Thinnad: Ты и не ты... ой, с тебя налоги хорошо снимать)
Thinnad: GennadyDobr, а я думал, ты просто так переволновался, что от счастья впал в забытие :biggrin
GennadyDobr: Тин мне ответил в теме "Кубок Брэдбери":
- Гена, ты шестого июля уже это спрашивал :lol :
Перед лицом своих товарищей торжественно заявляю:
- Тот, кто задавал вопрос шестого июля, уже не я. Ведь целый месяц прошел!
И я другой, и мысли другие.
Так что я за него не отвечаю ))
Jiraia: ой! лучше пока наверно
Jiraia: Привет наверно
GennadyDobr: Тогда луче Йода. Мастар Йода. :hi
Thinnad: скорее, йунга
Thinnad: :lol :lol :lol
GennadyDobr: Моя сказка только что опубликовалась на сайте с датой 30.11.-0001 года.
Трудно сказать сразу, то ли я так от жизни отстал, то вы так меня обогнали.
Обдумываю возможность смены ника на Саксаул или Аксакал.
:wink :lol :scepsis
Thinnad: причём одновременно
Thinnad: И сразу обнимать всего, спасать, пробовать сделать искусственное дыхание
Thinnad: А девочки внизу, в бассейне, кричат: Тинчик прилетел!
Thinnad: Потому когда Тин его подсёк, Аль стразу поскользнулся.
Thinnad: и пролил шампунь для перьев на трамплин
Thinnad: он их вытирал полотенцем
Thinnad: И руки. Собственно у него как раз в руках были крылья
Thinnad: А у Аля крылья оказались заняты
Thinnad: по дороге подсёк ангела под коленки
Thinnad: Almond, а я ласточкой - распахнул ушки и кувырк!
Almond: Thinnad тихонько подошел сзади и столкнул ельфа в бассейн - хрямсь! :biggrin
Thinnad: Спасибо вам преогромное! :bassejn
Thinnad: Комментарии мне видел, обязательно отвечу и напишу ответки! :sun
Bazz: Подвис мой виски,
Выпить нельзя закусить-
Сыр закончился!
Bazz: Dreamer :rolley Улыбнуло
Dreamer: :hi , Bazz , давно вас не было!
Dreamer: Записывать нетленные поэмы, Но он лишь стол... И то, что он умей, увы и ах! Заметно только мне.
Dreamer: Или ногой, из четырёх - одной,
Dreamer: Bazz
Bazz: Мой стол умней меня стократно.
Стоит полвека предо мной.
Поэтом был бы он назначен штатным,
Умей бы он писать рукой!
Fitomorfolog_t: Thinnad Ну да, ну да! Вместо сурьёзной работы и понимания ответственности теущего момента! :biggrin :biggrin
Thinnad: ну вот, *ворчит* Лешая пришла, теперь песни и пляски)))
Fitomorfolog_t: Alizeskis :hi :dance1 :sun :cancan
Alizeskis: Fitomorfolog_t, ОГО! КТО ВЕРНУЛСЯ!!! :glomp :tardhug
Fitomorfolog_t: Thinnad Вникаю )))
Thinnad: привет, путешественница по горам по долам
Thinnad: Fitomorfolog_t, ойой, ты хоть не пугайся, на самом деле всё не так безумно)
Fitomorfolog_t: Привет всем! Я многое пропустила и сажусь вникать ))
GennadyDobr: Thinnad понимаю. Запрещено раскрываться. Все-все, уже умолкаю! Т-с-с... :yes
Thinnad: GennadyDobr, так искренне написано, что чувствуешь порыв следовать образу))))
Но нед.
Earths Soul: :)
Fire Lady: GennadyDobr :)
GennadyDobr: Соллипсизм крепчает...
:fasepalm
Fire Lady: Какой монолог ))
GennadyDobr: Иногда, в редкие минуты раскания, я недоумеваю: Как и почему до сих пор дорогие и уважаемые жители Синего сайта терпят милостиво мои выходки и комментарии в стиле пьяного матроса, мою зубодробительную критику большой дубины и вежливость питекантропа?
Единственное объяснение, приходящее в голову - вы все тут, кроме меня, ангелы, и только притворяетесь земными людьми. Только так можно понять ваше долготерпение и доброжелательность.
Умоляю, крылатые! Оставайтесь и дальше такими же, чтобы я смог постепенно дорасти до вашего великодушия и снисходительности.
Заодно прошу прощения у всех и каждого, задетого дубиной неандертальца. Хо!
:beg
Thinnad: GennadyDobr, да зверушка сама кого хошь съест)) Или заставит жалеть)))
Alizeskis: :lol_fox
GennadyDobr: Жаль, очень жаль. Но хорошо хотя бы, что н съели. :nyam
Li Nata: GennadyDobr желание автора, что поделать
GennadyDobr: А почему профиль Лост недоступен? Варвары, верните зверюшку на место!..
Alizeskis: Это лето я не заметила - промелькнуло, не начиналось. Летом надо в отпуска ездить, а не работать...
Dreamer: Вот так всегда! Заглянула, а и нет никого! Все гоняются за ускользающим летом? :_(
Almond: Омг, уже август. Остановись, мгновенье, ты прекрасно))) :sun
Vitaliy Ju: Almond спасибо:)
Li Nata: GennadyDobr спасибо)) а то я уж думала что такое и не прятаться ли мне куда))
GennadyDobr: Привет всем! Нахожусь на Красном море или в Красном море. Без компьютера и без интернета. Всех люблю или как минимум уважаю. Ты мне я тебе - через пару дней.
Almond: Vitaliy Ju а я уже поглядел. Интересно)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 779
Гостей: 776
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
GennadyDobr
Нерея
Alizeskis
Fire Lady

Последние 3 пользователя
Последняя мечта
Nattallismi
Александр

Сегодня родились
Emiko h84q Hadrim_Ariat Jiraia Sharoarskaya Lisa Гробовщица Ясон

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3231

 

Пока дышу. Часть 2. Главы 4-5

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Dreamer
Проза
Те же.
Постапокалипсис
16+ (R)
2 главы
жизнь на ферме продолжается. Продолжаются и поиски Джо.
в процессе написания
здесь

   

Пока дышу Часть 2, Главы 2-3

CjiQyP uNNU

     

Глава 4

Во глубине сибирских руд

    

     

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Западе я называю другом Чёрный камень.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Севере я называю другом Красный камень.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Востоке я называю другом Жёлтый камень.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Юге я называю другом Белый камень.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Земле я называю другом Паука.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

    

На Верху я называю другом Пятнистого Орла.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

Друг, я буду посылать голос, так услышь меня.

(Ритуальная «Песня четырёх направлений» индейцев племени Оглала).

    

Последний призыв ритуальной песни – «Kola hoyewayin kta ca namah'un we» – ещё гремел у него в голове, тяжёлым зудом отдаваясь в костях застывшего тела, но остановившийся взгляд уже не различал далёких огоньков в старом фермерском доме. Боги снова отправили душу Джо Красной Собаки на поиски...

    

Хрясь! Лезвие колуна вошло в чурбак, мгновенно разваливая его на части. Денис поставил большую чурку на колоду и ударил ещё раз. Колоть дрова было несложно. Но вот складывать их в аккуратную поленницу он просто ненавидел. Хрясь! Хрясь! Хрясь! Собственная ловкость доставляла ему удовольствие. Сухие чурки разлетались по сторонам от широкой колоды и со стуком падали на своих предшественниц.

Звук от ударов топора далеко разносился по тайге, распугивая тараторивших на все лады птиц. Весной и осенью их тут великое множество, на пролёте из тундры к местам зимовий. Самое время птицу бить, но и дровами запасаться, пока сушь стоит, тоже надо. По спине и лицу тёк пот, старенькая рубашка, которую он снял и повязал вокруг талии, потемнела от влаги. Осень выдалась жаркой. Жарче, чем обычно. Но он знал, что это уже ненадолго. В огромном дровнике, который они соорудили давным-давно, ещё оставалось место, и Денис методично и точно опускал тяжёлый колун на аккуратные чурбаки. Хрясь!

– Не надорвись, – послышалось из-за спины насмешливое и напевное.

Ольга была родом из небольшого таёжного посёлка, но южный говорок матери-украинки она таинственным образом сохранила, хотя саму мать припоминала с трудом. Они учились в одном классе и на ту экскурсию в заповедник поехали вместе. Потому и живы остались. Денис не рассердился: такой уж у неё был характер – беззлобно, но колко поддевать всех и вся.

– Не надорвусь. Не боись.

Он разогнулся, выпрямился во весь свой немаленький рост и вытер пот тыльной стороной свободной ладони.

Ольга щурилась на солнце. В руках держала большую кружку.

– На-к' от, квасу-то, а то потом изойдёшь, кто дрова рубить станет?

– Небось, найдется кому? – в тон девушке отозвался Денис и жадно припал губами к ледяному питью.

Лохматый даже летом чёрно-белый пёс Пятнашка, который дремал в тени сарая, вдруг подорвался и зашёлся в истерическом лае, прыгая и хрипя на натянутой до упора цепи. Из-за сомкнутых, оструганных поверху брёвен сплошного забора не было видно, кто взбаламутил собаку. Пятнашка не унимался, и Денис одним махом взлетел на вышку – там хранили зимой запасы, пряча от коварных и пронырливых росомах. У домика на четырёх столбах была крохотная площадка, с неё-то он и увидел незваных гостей.

Двое топтались у ворот, остальные прятались за деревьями поодаль. «Не меньше десятка, – прикинул Денис, – вот засада!» В доме, кроме него и Ольги, никого не было. И до самого вечера не будет. А возвращаясь, ребята рискуют напороться на чужаков...

    

– Хозяин! – в крепкие ворота затарабанили.

Ольга уже стояла на крыльце с двумя ружьями. Денис скривился. Через забор полезут вряд ли, он высокий, на медведя рассчитан. После того как пять лет назад Юльку шатун задрал прямо во дворе, новый и поставили... Денис приложил палец к губам, Ольга кивнула и тихонько пошла к вышке.

– Чего надо? – подал голос Денис, стараясь не очень высовываться – пришлые были вооружены. И не двустволками, одну из которых пыталась подать ему наверх Ольга, а чем-то похожим на «Сайгу». Такая в доме имелась, только патронов давно не было.

– Поговорить бы?

Денис не видел говорящего, который стоял у самых ворот.

– Выдь на свет, поговорим, – ответил он, стараясь, чтобы голос звучал уверенно, а сам лихорадочно соображал, что делать дальше.

Никого они в тайге не встречали уже лет шесть, а то и больше. Вот как сорвало плотину, так и не осталось никого. Низину всю смыло. А тут – толпа целая без дела шарится. Или дело у них? С карабинами наперевес?

Один из двоих отошёл от ворот подальше. Ствол карабина был опущен, но за деревьями заклацали затворы.

– Хорош целиться-то в меня, – прикрикнул Денис, прячась за угол домика, – переговорщики. Говори, чего надо, или отваливай.

Решение возникло в голове спонтанно. Отчаянное, но выбора не было.

– Уйми стрелков своих, а то мои могут и не сдержаться, – громко отчеканил он стоявшему по ту сторону забора парню. – Выйду я. Поговорим.

    

Ольга округлила и без того громадные карие глаза, слушая его торопливый шёпот:

– Пятнашку сними с цепи. Я выскользну, ты сразу ворота закладывай. Не бойся. Не убьют. Надо им чего-то. Да и не знают, сколько нас тут. Молчи, главное!

– Рубаху одень хоть? – вот и всё, что сказала. Хорошо, что не стала спорить.

У ворот поджидали двое. Третий стоял там же, куда отошёл для разговора. Выбили ружьё, заломили руки за спину. Боль заставила Дениса согнуться и захрипеть.

– Хреново начинаем разговор, – выдавил он, глядя в вытоптанную траву у ворот. «Основательно вытоптанную, – машинально отметил мозг. – Если не дураки – поостерегутся».

– А если мы пригрозим тебя грохнуть, откроют? – подошёл тот, первый.

Ботинки у него были крепкие. Хорошие ботинки. Не дай бог такими в лицо получить...

– Не-а, точно – нет. Перестреляют, как белок, да и дело с концом, – прохрипел Денис, надеясь непонятно на что.

– Отпустите.

Чужие руки разжались. «Дисциплина, однако!» Денис выпрямился и глянул противнику в лицо. Роста он оказался небольшого. Потёртая пятнистая куртка, как у вояки. Осунувшееся и небритое скуластое лицо. Глаза серые, умные. Взрослый. Вот-вот помрёт.

– Беда у нас, – выдохнул правду.

Денис поверил сходу. С такими глазами – не врут.

– Две недели идём. Осень. Не отстроиться. Сдохнем же! Сгорела наша база. Раненые есть. Что делать? Мои люди в отчаянии, слышь, парень? Им умирать не завтра. Они жить хотят. Думали, другое место найдём, запасёмся, как-нибудь, а тут такая глушь – нет ничего... По карте – город должен быть, два посёлка. А нету их, как сквозь землю... И река не там, где на карте, и водохранилища нет... Что тут у вас творится?

Денис пожал плечами.

– Мы далеко не ходим, нам и тут хорошо. Водохранилище ушло, когда ГЭС снесло. Давно уже. Карт у нас нет. Вот тут, – он легонько постучал кулаком по лбу, – карты. Сколько вас?

– Одиннадцать. Трое не дошли. Хоть на пару дней пустили бы? Выспаться без караулов...

«Пусти. Козу в огород», – не имел он права решать один.

– Сколько раненых и что с ними?

– Двое с ожогами, один, похоже, руку сломал. В паре мест.

«Итого – восемь».

– Девчонки есть? – спросил и вспомнил Ольгу. С ружьями. На крыльце.

– Две взрослых и мелкая. Двенадцать лет.

«Семеро против восьмерых». Денис вздохнул:

– Пусть сюда все выходят. Дождёмся остальных моих. Будем решать. Воду и еду дам. С вами тут останусь.

«Моих», – он мысленно усмехнулся. Пашка ещё наваляет за самоуправство!

Но Пашки здесь не было. Был только он, Денис, и эти отчаявшиеся ребята, готовые на что угодно.

    

Они расселись у забора кружком. Измученные, нешуточно пожранные мошкой. Жадно ели бутерброды с холодной кабанятиной, пили квас как не в себя, косились на Дениса и почти не разговаривали. Невысокий собеседник, представившийся Стасом, был старшим, и слушали его, как командира. За забором надрывался вконец охрипший Пятнашка, и Денис надеялся, что уж Пашка-то сообразит не выходить к воротам, не осмотревшись. Что сказать лидеру и другу, Денис знал. Не знал только, как он это воспримет.

Зима не задержится. Сейчас жарко, а завтра ударят заморозки. Места в доме не так много. Запасов – ровно чтобы не горевать, да и то не всё закончили ещё. Одиннадцать ртов – не шутка. Неизвестно, что за ребята, что за характеры... Но сколько бы он ни приводил себе возражений, а подумать о том, что они так и отправят этих несчастных в тайгу на поиски удачи, не мог. Даже если оставят у себя раненых и светленькую, невероятно чумазую и лохматую девчонку, остальные не выживут. Факт. А вернётся Пашка? С ним спорщик-Тимоха, девчонки с рыбалки придут? Поймут ли? Поверят?

Денис резко поднялся.

– Стас, отойдём? – позвал он за собой к воротам хмурого парня.

– Всё оружие оставите здесь, за стеной. Включая ножи и что у вас там ещё есть. Пса я придержу, а в дом войдёте – спущу опять, уж не обижайтесь. Я рискую сейчас, знаю, но как-то не с руки мне живых людей на смерть оставлять в тайге. Если есть в головах мысли глупые – забудьте лучше. Пропадёте здесь без нас. Договорились? – Денис ждал ответа, а страх, только что клещами сжимавший сердце, таял.

Он был абсолютно уверен, что будет непросто, что придется до снега всем до одного много трудиться, чтобы пережить зиму. Но он так же был уверен в том, что поступает правильно, и пофиг, что там обрушит на его голову Пашка, ведь на месте Дениса он поступил бы так же!

Обернувшись, чтобы стукнуть в ворота, он с удивлением поднял брови – створка открылась. Руки в боки, в проёме стояла Ольга.

– Сколько ты будешь людей за забором держать, али они звери какие? – гневно вопросила она и толкнула тяжёлую воротину, чтобы распахнуть пошире...

    

Джо смеялся, хлопая себя по занемевшим коленям. Смеялся в голос. Далёкие звёзды удивлённо перемигивались в ночном небе, негромко всхрапывал в темноте ташунка, поджидающий друга-человека, мирно спали на ферме друзья. Древние боги преподнесли Красной Собаке ещё один урок, и Джо пообещал бережно хранить воспоминание о нём рядом с воспоминанием о жителе красной пустыни, Умаре.

Вернувшись на ферму, он завалился в душистое сено, где ему так нравилось, и спокойно проспал остаток ночи.

    

Глава 5

Последний день лета

    

Сразу после завтрака просторный внутренний двор фермы огласили звонкие крики. Кричала Анна. Её перебивали, всё повышая тон, мальчишки Уилсоны. Трой скривился. Он плохо спал после последней вылазки в город. Без Нат, которую, несмотря на её протесты, оставили на ферме отходить от солнечного удара, он нервничал всю дорогу...

    

– Я! Мне Денни поручил! – со слезами в голосе взывала к закрытому окну столовой девочка, прижимая к себе что-то белое и пушистое.

– Дай сюда! Мы сколько за ней ходили, траву носили? Сами вырастим, ездить будем. Верхом, вот! – пытался разжать ей руки Тим. Том крутился рядом, подсовываясь под локоть брата.

– Что там у них? – выглянула во двор Натали и тут же бросилась к дверям.

Трой и Денни, раздвинув занавески, уставились в окно.

Спор шёл из-за крохотного козлёнка, от которого отказалась тупая молоденькая мамашка. Денни поддался на слезливые уговоры и позволил Анне выкормить несчастное существо, хотя, по-хорошему, его стоило просто пустить на суп. Козы плодились с завидным постоянством.

– Придушат... – покачал головой Трой, проводив глазами младших девочек, Паулу и Лилли, собравших последнюю посуду со стола.

– Нет. Натали не позволит. Сейчас. Наведёт порядок, смотри...

Через минуту рассерженная Нат уже удалялась в сторону амбара с козлёнком на руках, а насупившаяся троица смирно плелась следом.

– Хорошо у неё с малышами выходит. Анна так вообще хвостиком за твоей подружкой ходит, – задумчиво пробормотал Денни.

Трой открыл было рот, собираясь возразить насчёт «подружки», но промолчал.

Денни покосился на него и продолжил:

– Что у вас? Ты же понимаешь, драмы нам совсем ни к чему. Её и так обидели...

Трой вскипел. Чего-чего, а морали он выслушивать не собирался. И от кого? От Денни? Который два года жил с Мари, пока она не умерла прошлой весной? Едва сдерживаясь, чтобы не ляпнуть лишнего, он огрызнулся:

– Какие драмы? Ты меня за кого принимаешь, вообще-то? Я лучше тебя знаю, что с ней произошло! Да я пальцем к ней не притронулся... Она нравится мне. Да! И я ей нравлюсь тоже. Что в этом плохого?

– Ничего, – отчего-то улыбнулся Денни. Вздохнул с непонятным облегчением. – Именно на это я и надеялся. Брось, не сердись. Просто ты никогда... Я думал, что тебе всё это не нужно. Один чёрт помирать?

Трой сквозь зубы втянул тёплый воздух. «Припомнил!» – с досадой подумал он. Была у них беседа, и не одна, на тему бессмысленности жизни. Вот и аукнулось... Нет, он не изменил своего мнения, но теперь оно перестало казаться единственно верным, что ли?

– Давай закончим этот разговор? – всё ещё кипя внутренне, предложил Трой. Ссориться с другом не хотелось, учитывая, что он, кажется, был прав...

– Давай. Извини, что спросил, но Натали – хорошая девушка и глаз с тебя не сводит, вот я и подумал... – Денни шагнул к стеллажу, где гнездился целый ворох бумаг: списки, списки, списки.

Завтра снова предстояло отправиться в город.

    

Разобравшись с несносными мальчишками, Нат отправилась искать Джо. Появилась у неё одна мысль...

Джо нашёлся у огородов – проклятые козы опять сбежали! Капуста манила их, заставляя ухищряться в преодолении любых препятствий на пути к цели. По небольшому участку бегали, перепрыгивая через неокрепшие кочаны, Майк и Борис, выгоняя стадо на край поля, где их встречали Джо и сердито лающая Бейли. Вдалеке, у загона, мелькала жёлтая шевелюра Ёршика. Натали подключилась к общей суматохе, гадая, которая из белых козочек могла быть матерью несчастного малыша. Как только удалось спровадить бодливого и вредного козла, дело пошло на лад, и скоро порядок был восстановлен. Высокий и худой как щепка Борис прихрамывал, потирая бедро – козёл поддел его толстыми, загнутыми к спине рогами.

– Джо! – окликнула индейца Натали.

Он развернулся так резко, что чёрные хвостики подвязанных волос взметнулись по сторонам.

– Скво стало лучше? – поинтересовался парнишка, соскакивая со спины Ветра. Золотисто-рыжая шкура коня лоснилась, переливаясь на утреннем свету.

Натали притворно нахмурилась. Джо мягко подтрунивал над ней, но никогда не делал это обидным. Осторожно протянув ладонь к влажной от пота шее коня, она легко коснулась гладкой шкуры и тут же убрала руку. Долго терпеть строгий жеребец не стал бы.

– «Скво» и не болела, если хочешь знать. Я к тебе по делу...

Она изложила Джо свою идею, опасаясь, что он не согласится, но маленький индеец просиял довольной улыбкой. Хитро прищурившись, он громко цокнул языком и безо всяких усилий взлетел на спину коня.

– Скажи, что я вернусь к вечеру! – крикнул он, уже поднимая Ветра в галоп.

    

– О, нет! – простонал Денни, разгибаясь – Луиза поливала водой его спину над большой лоханью во дворе. Холодные струйки тут же устремились за пояс хлопковых рабочих брюк, но Денни этого даже не заметил.

В ворота степенно заходил широко улыбающийся Джо, ведя своего коня в поводу. К рыжему Ветру испуганно жалась невысокая толстенькая лошадка, пятнистая, как леопард, которого Денни видел только на картинках. Теперь стало понятно, зачем индеец искал утром верёвку. Длинную верёвку. Она была петлёй накинута на шею лошадке и примотана к седлу Ветра другим концом.

В амбаре для Ветра высвободили небольшой загон, туда-то и отвёл Джо лошадку. Денни отправился следом и встретил Джо у ворот, невольно поразившись ловкости, с которой маленький индеец сворачивал верёвку через локоть. Пара секунд, и аккуратный моток был перехвачен петлёй посередине.

– Зачем? – только и спросил Денни, не зная, как ещё высказать своё неудовольствие. Он побаивался лошадей, а с появлением на ферме своенравного и недружелюбного Ветра только укрепился в своей антипатии.

– Натали просила. Я сделал, – пожал плечами Джо. – Мальчики хотят ездить верхом, а мой Ветер не для них. Не волнуйся, Денни-кола* (друг, лакотск.), я сам обучу и ташунку, и детей.

«День рождения! – моментально сообразил Денни. – Вот так подарок».

Никто не знал, когда родились братья Уилсоны, Анна и бойкая хохотушка Паула – они были слишком малы, когда появились на ферме. Отмечать дни рождения малышей в последний день лета придумала «мама» Линор. Так и повелось. Никто из старших ребят свои даты рождения с радостью не встречал, а вот эта стала со временем общим праздником. И до него оставалось всего несколько дней.

    

Натали спала беспокойно и просыпалась теперь раньше всех. За лёгкими занавесками едва наметился широкий прямоугольник окна, а в спальне было ещё совсем темно, когда она, стараясь не шуметь, оделась и выскользнула за дверь. Дело было не в тошноте – витамины, которые дала ей Шелли, помогли. Спокойно спать не давали тревога и страх. «Сегодня, – решительно поджав губы, подумала Нат, – всё ему расскажу». Лестница скрипнула, и девушка вздрогнула, замерев на месте. Большой дом спал, погружённый в тишину.

Умывшись, она затянула волосы резинкой в хвост и скептически оглядела результат: лицо больше не было таким худым, скулы не выпирали, но вокруг глаз появилась нездоровая синева, а в самих глазах поселилась неуверенность, испуг. И это ей совершенно не нравилось. «Сегодня праздник, удобнее повода не найти, ведь настроение у него должно быть хорошим, – уговаривала она сама себя. И тут же возражала: – Вчера ты собиралась признаться до праздника, чтобы настроение не портить. Сегодня – именно потому, что настроение... Сколько можно?» Натали закусила губу, продолжая с досадой смотреть на своё отражение. Вид был жалкий. Она дёрнула плечом и резко отвернулась – пора было приниматься за работу.

    

Большая веранда была украшена мигающими гирляндами. Майк поколдовал над аккумулятором, и разноцветные огоньки весело перемигивались в сумерках, провисая между столбами. В торце поставили стол, на котором возвышался кулинарный шедевр, девочки трудились над ним целый день – огромный торт, который венчали свечи. Причёсанные и притихшие братья Уилсоны мялись перед ступенями веранды, а все остальные столпились вдоль перил. Джо медленно вёл через двор пятнистую кобылку.

Тим и Том переглянулись, не веря своему счастью. Они, конечно, знали, что на ферме появилась ещё одна лошадь, но Джо строго запретил к ней соваться. И вот теперь он торжественно протянул старшему из братьев верёвку, подвязанную к недоуздку!

Тим вцепился в неё обеими руками, глядя только в большие лошадиные глаза. Том протянул руку к крепкой шее кобылы.

– Нам? Это нам? – неуверенно пискнул он.

С веранды послышался смешок. И через секунду смеялись уже все. Торжественность момента разрядилась искренним весельем. Джо что-то втолковывал ошарашенным братьям, направляясь обратно к амбару. Теперь за верёвку держались оба брата – Том подхватил свободный конец...

Настала очередь девочек.

Анне преподнесли красивую куклу, которую привезла Нат из города, и рожок для кормления козлёнка. Совсем новенький, с блестящей розовой соской. Пауле достался большой набор для вышивания. Нравилось девочке рукоделие, в отличие от книг. Она, единственная из всех, едва умела читать и учиться не желала совершенно.

    

Когда подарки были розданы, торт съеден, а Шелли охрипла от песен, на веранде появился Майк с громадиной допотопного патефона в руках.

– Танцы! – взвизгнула Анна, спрыгивая на траву перед верандой.

– Танцы? – удивлённо переспросила Натали у Троя, задумчиво сидящего на перилах.

– Ага, – кивнул он, перемахнув ограждение и протягивая руки к Натали. – Давай, прыгай!

Она замотала головой:

– Я не умею.

– Я тоже. Вот и поучимся!

Несвойственный Трою залихватский тон, озорной огонёк в глазах и широкая, немного смущённая улыбка не позволили ей сказать «нет». Была не была – Натали перекинула ноги через перила и соскользнула прямо в сильные руки Троя. На секунду их дыхания смешались, но оба тут же испуганно отпрянули в стороны. Зазвучала музыка, остальные ребята горохом посыпались с веранды во двор, отплясывая парами и поодиночке кто во что горазд. Даже Денни. Даже Джо, приосанившийся, выхаживал кругами вокруг тихони Лилли, самой спокойной и незаметной девочки на ферме. Хохоча, кривлялись мальчишки Уилсоны, самозабвенно кружилась в танце Анна. Вечер подкрался к ферме, и звёзды удивлённо уставились с неба на весело мигающих вдоль веранды соперниц…

    

Натали так и не сказала Трою о том, что беременна. Не смогла.

    

Пока дышу. Часть 2, главы 6-7

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Fitomorfolog_t 20.05.2018 11:43
Комментарий инквизитора
Привет, Дрим!
А мне вот говор Ольги показался и понятным, и естественным – хорошая деталь. И ещё понравилось, как ты отметила удовольствие подростка от своих действий, движения и ловкости: точно-точно, всё так! Вообще чувствуется знание матчасти и продуманность деталей. И ещё – хотя умом я понимаю, что «самовоспитание» подростков может дать самые разные плоды, и необязательно такие добрые (в значении антонима к «худым»), очень тепло от того, что ты выбрала именно эти. Да и правильно: на поддержке внутри группы стоит жизнь, и нельзя, чтобы об этом забывали. Это правильно внутренней правильностью.
Как всегда, блохи.
Лишние запятые:
«Сколько раненых, и что с ними?», «Пашка ещё наваляет, за самоуправство», «гневно вопросила она, и толкнула», «пообещал бережно хранить воспоминание о нём, рядом с воспоминанием о», «Сейчас, наведёт порядок», «Высокий, и худой», «коснулась гладкой шкуры, и тут же убрала», «он громко цокнул языком, и безо всяких усилий взлетел», «стала, со временем, общим праздником» (обе запятые), «с появлением на ферме своенравного и недружелюбного Ветра, только укрепился», «Причесанные и притихшие, братья Уилсоны мялись».

Нехватка запятых:
«Что сказать лидеру и другу Денис знал» (после «другу»), «поколдовал над аккумулятором и разноцветные огоньки весело перемигивались в сумерках» - после «аккумулятором».
Остальное:
«Через забор полезут вряд-ли» - не нужен дефис.
«Но сколько бы он не приводил» - «ни».
«в самих глазах поселилась неуверенность, испуг» - не уверена: не «поселились»?
«девочки трудились над ним целый день – огромный торт» – здесь по контексту лучше после «день» двоеточие вместо тире.

Спасибо за главы ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 20.05.2018 13:14
Спасибо, Фито, дорогая! Ждала твоих замечаний в копилочку - вот теперь собрала всё вместе и можно заняться правкой. Не шибкая я грамотейка, что ужасно! Но зато у меня друзья грамотные!!! Во! Завидуйте ( только не сильно?) Отлично, что Ольгин говорок по душе пришёлся, я даже скучаю по своей северной жизни, и часто. С таким говором там народу немало... Как чётко ты подметила мою линию - поддержка внутри групп, доброта, принятие, - мои герои, все до единого - выжили вовсе не случайно. Это часть спрятанной в тексте морали (куда ж без неё). Группа, семья, помощь, даже риск во имя другого, чужого, но попавшего в беду - залог истинного выживания. Не хлебом единым - должно стать им понятно, рано или поздно. Но скоро появятся и другие герои, у которых не всё так положительно. На силе и жестокости тоже можно выезжать, другое дело, где и какая граница за которой перестаешь быть человеком...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 20.05.2018 13:32
Ну а как же без них, без других-то. Только ведь не случайно у разных народов в древности ценилось одно и то же, одни и те же установки: от них раньше выживание зависело в большей степени, чем сейчас. Но и "другие герои" были всегда, это не порождение нашего времени.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 20.05.2018 17:09
Ага, я именно потому и касаюсь ( осторожненько) разных религий, чтобы высветить их общность, основные ценности.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 16.05.2018 16:38
Спасибо, Лисичка-Элис! Я с удовольствием пишу продолжение, ведь у меня есть уже три таких верных замечательных читателя! Спасибо за увёртливых блох, вот никогда я от них насовсем не избавлюсь...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 16.05.2018 15:59
Привет, Единорожек!

Замечательное получилось продолжение истории.

Новые взгляд Джо на выживших на другом краю света. Удивительно, как умудрились дошагать несведующие товарищи так далеко. И не удивляет меня их отчаянная смелость - они доведённые до отчаяния готовы были силой добиваться. Или умирать. Очень хороший взгляд показан - беда сплочает. Главное, оставаться человеком, а не зверем. Тогда есть шанс всем выжить дольше...

Ребятам на ферме повезло со старшими - с Нат и Троем, с Джо... Заботливые, заменившие родителей. Вышел замечательный день - светлый, яркий. Разительно отличается эта глава от предыдущих - и это хорошо. Словно проблеск синего неба за тучами напоминающий, что хорошая погода тоже бывает. И очень здорово, что в такой новой жизни у ребят остались поводы и желание тянуться к этому свету. Здорово - порадовалась вместе с героями.
Чувства Нат и Троя - зачаровывают. Эта отчаянная первая (?) последняя любовь - пронзительная и звонкая. Это чудо, действительно. И очень хочется, чтобы у них всё сложилось хорошо!

Напоследок - традиционный пакетик блошек

тяжелым – ё

Звук от ударов топора далеко разносился по тайге, распугивая тараторивших на все лады птиц. Весной и осенью их в тайге великое множество – многовато близких повторов

классе, и на – лишняя запятая

рост, и вытер – лишняя запятая

изойдешь – ё

найдетсь – пыталась произнести это слово как есть – не получилось. Может опечатка?

россомах – росомах

вряд-ли – раздельно без дефиса

кивнула, и тихонько – лишняя запятая

«Дисциплина, однако»! – восклицательный знак внутрь кавычек

найдем – ё

А вернется – ё

Включая ножи, и – лишняя запятая

придется – ё

она, и толкнула – лишняя запятая

тяжелую
Далекие
удивленно
– ё

Натали, и тут – лишняя запятая

«Припомнил»! – восклицательный знак внутрь кавычек

что-ли – раздельно без дефиса

Натали подключилась к общей суматохе, гадая, которая из белых козочек могла быть матерью несчастного малыша? – тут не вопросительная интонация предложения.

шкуры, и тут – лишняя запятая

аккумулятором и разноцветные – нужна запятая

легкими
Причесанные
вел
веревку
– ё
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 14.05.2018 22:40
Умка, жаль нельзя коммент из одного смайлика отправить... Смеюсь.. Поправлю. Думаю там мало у кого они есть, Минусинск небольшой. А таких колоритных, как моя тетя Оля и вовсе на свете не сыщешь...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 14.05.2018 18:40
Ура! Новые главы! Я уже так привязалась к главным героям. Натку жалко ужасно. Хоть она и держится молодцом. День Рождения здесь как раз к месту - светлое пятно на невеселом фоне.
И рассказы про детей, которых видит Джо, хорошо вписываются. Надеюсь, в конце все сойдется вместе.

тяжелым зудом отдаваясь в костях - резануло "зудом", почему - даже не знаю.
На, к от - это вот не поняла
для поения - наверное, все таки, для кормления
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 14.05.2018 19:31
на, к от... - на-ка вот :sarkasm так говорила моя сильно южнорусская тётушка, жившая в Минусинске...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 14.05.2018 21:50
У меня нет родственников из Минусинска, вот и не поняла:)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp