Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Кэт: Alizeskis Снов тебе сладких, как шоколад, и тёплых, как лягуш... то есть как шуба, вот! :)
Alizeskis: Я всё-таки потопаю бай)) всем сладких снов) заранее))
Alizeskis: Кэт, хыть)))
Кэт: Alizeskis А Лост так и не отозвался. Может, и правда тебе шоколадку классную добывать отправился ))
Alizeskis: Кэт :biggrin
Кэт: Alizeskis Ну... почиитать и я бы дальше готова :rolley
Alizeskis: вообще... надо бы) но я готова почитать дальше
Alizeskis: Кэт, да... шёл спать - прошёл мимо)
Кэт: Alizeskis Продолжишь? Или ты скоро спать?
Alizeskis: Бедная лягушечка!
Alizeskis: Кэт :lol Прелесть!
Кэт: Alizeskis Импровизация... Типа такого?
"Лисичке как-то бог послал густую шубу.
На ель Лягушка взгромоздясь,
Погреться уж на солнце собралась,
Да от мороза чуть не дАла дубу..."
Alizeskis: Кэт, к отпуску)
Кэт: Alizeskis Тьфу ты! Я прочитала "инвентаризация"! К чему бы?..
Alizeskis: Кэт, импровизация!
Кэт: Alizeskis Озадачила :) Басня "ворона и лисица" есть, но там инструкция для лисы, как выиграть. А басню "Лягушка и лисица" вроде и вовсе пока не написали, нетю инструкции, значит.
Кэт: Лост Лост, а вы в засаде с попкорном сидите или утекли добывать эксклюзивный шоколад для лисы?
Alizeskis: Кэт, это ещё нужно постараться - чтобы отобрать :biggrin
Кэт: Alizeskis То есть тебя даже добавка про лисью шубу не смутила? Тады ок, когда-нибудь.
Alizeskis: Кэт, я приеду - и без заманух)) только не в этом году - и времени нет, и денег, и отпускных дней мало слишком. Ехать-то нужно на подольше! Чтобы не носится с пожаром в голове.
Кэт: Alizeskis М-м-м :rolley
А пришли мне список лисо-заманух, а?
Я тя стану в гости на лето заманивать :rolley
А лисью шубу потом...
Alizeskis: Кэт, и шоколадка :yes
Кэт: Alizeskis Ага! Попалась! Думала, придётся за мясом бежать, а тебе и шоколадка подошла?
(ищу-ищу НУЖНЫЙ смайлик в базе, но такого... эм... в общем, такого там точно нет )))))
Alizeskis: Кэт :tardhug
Alizeskis: Лост, О! Зельёный аж всколыхнулся :biggrin
Кэт: Лост Так без взаимности всё равно :rolley
Тады так:
Alizeskis :choco
кис-кис-кис... ой, то есть лис-лис-лис! :)
Лост: Минутка фемслеша в чате)))
Alizeskis: ^^
Кэт: Alizeskis Ой! Промахнулась мимо смайла!!!!!!!!!! :pinked :pinked :pinked :lol
Кэт: Alizeskis :deepkiss
Alizeskis: Кэт, привет! :hug
Alizeskis: Кэт, думаю, если кто-то напишет, то будет))
Кэт: А "Угадайки" в этот раз не будет?
Кэт: (сокрушается) Опять я Котика погладить прозевала! :_( йих...
Earths Soul: В добром и разнообразном космосе :P
Earths Soul: Или даже души самого этого мира... :P
Earths Soul: Эх... :( ))
Fitomorfolog_t: И, главное, поа что никаких одиночеств непонятой души в злом бездушном мире ))
Fitomorfolog_t: Incognito Ага, есть такое )))
Incognito: На этом конкурсе большинство текстов ну такие прям интересные!
Incognito: Earths Soul, надо тебя туда заслать. Чисто ради любопытства)))
Earths Soul: Более успешно написала Лис! Она просто на него ходила)))
Incognito: И оба одинаково успешно?
Incognito: А что, вы оба писали?
Alizeskis: Earths Soul, а я писала)
Earths Soul: В принципе, можно также ответить. Вот )) :lol
Alizeskis: Вот любопытно, кто-нибудь ещё писал Тотальный диктант? :scepsis
Earths Soul: :lol
Alizeskis: И опять тишина в чате :lol_fox
Fitomorfolog_t: Ого, кого я вчера пропустила!
Thinnad: привет)
Thinnad: О! Драконий салют
Polina Remi: Салют!
Кэт: Li Nata Логично. Значит, не буду писать :biggrin :biggrin :biggrin
Li Nata: не вижу...
Li Nata: Кэт а смысл писать по конкурсу - и публиковать внеконкурсным?
Кэт: Когда утро начинается с двух таких смайлов - :fasepalm :fasepalm
Пошла писать внеконкурсное.
Надеюсь на то, что за него в итоге не покусают...
Dreamer: Кэт Да, весна настоящая! :)
Кэт: Dreamer В Питер пришло солнце? Праздник :rolley
Dreamer: Кэт Привет, и как у нас!!! :yes

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 368
Гостей: 361
Пользователей онлайн: 8

Пользователи онлайн
AnnaVolhi
AnnaVolhi
AnnaVolhi
AnnaVolhi
Ежиха272
Lyngaur
Лост
Умка

Последние 3 пользователя
lex876
Лютер Мёрчант
AnnaVolhi

Заказать вычитку   11567950

до окончания приема рассказов
1
1
0
0
Дней
2
2
3
3
Часа
0
0
5
5
Минут

Всего произведений – 3152

 

Пикник с ангелом

  Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 
Инкогнито
Конкурсные работы
Кай и ангел
Фантастика
12+ (PG-13)
рассказ
Слово – мерзкое слово, от которого любого рельсохода бросает в холод. Крик ужаса вырывается у всех, когда кусок тьмы обрушивает мощь древних Богов на поезд, что так и не набрал скорость.
закончен
Написано по книге «Рельсы» Чайна Мьевиль. Иллюстрация найдена в интернете и доработана автором.
конкурс «Сто лет одиночества»

element 004.fw

 


1 дюйм=2,54см

1 фут=30,48 см

1 ярд=0,914 м

    

rail

                  

Холодный ветер по губам. Пронзительный крик долетит до хвоста состава, взмоет к небу и опадёт. Слово. Одно слово – и слетает с поезда ночная тишь. Его подхватывают, передают из уст в уста, как страшную сказку. Ту сказку, из которой выполз монстр.

Глядят из черноты два глаза-фонаря – красный, белый – на поезд-гусеницу. Рёв пара не заглушает вопля ужаса.

Визжит свисток. Грохочут по переборкам ноги. В карманах шипят рации, плюются командами. Стучат колёса – быстрей-быстрей! Трясётся поезд, скачет по рельсам песчаным зайцем. Дрожат переборки, как дрожат колени у команды – от капитана до последнего юнги, – но кто признается? Бегут, кричат – и молятся. Беззвучно – на слова не хватит времени.

Времени не хватает и котлу. Надрываясь и сыпля искрами, он глотает и глотает уголь. Шипит, пыхтит, парит. Локомотив, честный труженик, обделённый страхом. Жёлтый луч носового фонаря рукой слепца нашаривает путь спасения.

А над всем этим нарастает гул. Нечеловеческий. Небесный гул. Божественный.

О, Каменноликие!

Ангел!

Слово – мерзкое слово, от которого любого рельсохода бросает в холод. Одно-единственное слово вырывается у всех, когда кусок тьмы обрушивает мощь древних Богов на поезд, что так и не набрал скорость.

       

Удар. Крики. Боль. Тишина. Боль. Тьма.

      

В пустоте рельсоморья чернеет клякса разбитого поезда. В складках бывших вагонов, как жучьи дети, дохнут пассажиры. Умирать в толпе чуть менее страшно, чем в одиночестве. Тебя слышат, а потом – нет. Знают – сосед шагнул за край. И смерть кажется настоящей.

А одиночество пожирает само себя…

     

Кай цедит сухой зимний воздух через обломки зубов. Из носа течёт. Из левого уха тоже. Пальцы скребут – камень, не песок. Хорошо. Возможно, умирать придётся долго…

Над глазами качается низкое серое небо. Под лопаткой – острый камень, полдюйма не доставший до лёгких. Угол шпангоута* едва не переломил шею. Под ладонью щебень и щепки. И кусачий кусок живой плоти: скребёт лапками, щиплет жвалами и истекает кислотным соком. Неудачливая тварь борется за право не-подохнуть, пусть и остались от неё башка с клешнями да пара сегментов тела.

По правую руку тишина, какой Кай не слышал в Тундре. По левую – ангел. Не-живая не-машина. Нет нужды поворачивать голову, чтобы разглядеть горб, утыканный чадящими трубами. Над пятном катастрофы разносятся утробный клёкот котлов и посвист сервоприводов. Кай не видит, но слышит, как тварь копошится, сталкивая с путей покорёженный остов, который некогда был пассажирским поездом, а стал утилем.

Где-то за пределом восприятия раздаётся глухой кашель. И ангел меняет колею. Пропадает из поля зрения, лишь затем чтобы пронести исполинскую тушу в трёх футах от кончиков пальцев. Кай видит «глаз», красный фонарь, и лезвие, выползающие из паза. В шипении пара слышна Песня Смерти. Надрывный вопль обрывается на сверхвысокой ноте. Влажный хруст – и на южную тундру навалилась трескучая, шипящая полуденная тишина.

В тишине меняется картина. Одинокий, посреди катастрофы. Один на один с тундрой. На пикнике у божественной твари. Тет-а-тет со Смертью…

     

Ночь разворачивается стылой и непроглядной завесой – ангел всё копошится. Безупречный и целеустремлённый.

Стальная балка, на которой лежит притихший юнга, отлетает в живую темноту. Кай сваливается безвольным мусором, ощутив носом всю твёрдость камня. Над головой шевелится мрак, жарко дышит в спину паром. Ангел вспарывает рылом остаток обшивки вагона, превратив лаковое дерево в кучу щепок. Колёса разных размеров катаются взад-вперёд, рельсы прогибаются под тяжестью божественной рельсопутной колесницы. Надломленное сопло выдыхает в макушку тухлый выхлоп.

Камень воняет машинным маслом, углём и кровью. Кай дышит, глотая всхлипы и стоны, и борется с головокружением и тошнотой. Раздавленная в кулаке тварь, истёкшая кислотным соком, не притворяется живой.

     

Ангел расчищает пути и во второй день, а на третью ночь вонзает коготь-клешню в плоский камень, на котором распластался спящий (или потерявший сознание, как посмотреть) юнга Кай. Плита исходит трещинами-каньонами и задирает кромку, как портовая девка – юбку. Кай катится – на бок, на спину. Переворачивается, вскрикнув, – и наматывается на конечность чудовища.

Кажется, ангел удивлён. Затихают котлы и сервоприводы. Весь гигантский божественный механизм замер – только булькнула под обшивкой жидкость. А потом суставчатая нога-клешня взмывает и тащит юнгу, как мусор.

Тут же лёгкие вбирают жаркий воздух. Раскрываются спёкшиеся губы – и выбрасывают во влажный выдох чудовища надрывный вопль. Кай взлетает и взлетает, пока под ступнями раскрывается горнило в лепестках диафрагмы. Из пасти ангела несёт жаром сваренного сто тысяч лет назад супа из поношенных носков. В глубине плещется и перекатывается Изначальное Пламя.

Клешня-нога зависает на излёте. Кай хватает ртом воздух, а пальцами намертво вцепляется в ржавые заклёпки. Секунда – вздох. Вопль! Ангел дёргает конечность – вверх-вниз, стряхивая налипший мусор в пасть.

Вверх-вниз.

Перед глазами – горнило с огнём древних богов, под пальцами – осклизлый металл.

Раз. Два. Три.

Желудок застревает в горле. По подбородку течёт липкое, вонючее…

Стоп. Передышка.

«Глаза»-фонари, красный и белый, поворачиваются в пазах, фокусируются на упрямой штуке, налипшей на суставчатую ногу. Гляделки заканчиваются быстрее, чем хотелось юнге. Клешня подаётся в сторону и…

На крик не хватает времени. Воздух хлещет в лицо, ноги взлетают над головой. Диафрагма расходится шире, открывает ржавое горло, где две дробилки месят вхолостую тухлый мусор. В них нацелена клешня.

Неровный шов срезает подушечки пальцев – Кай соскальзывает. Он слепо толкается ногами. Тварь изрыгает вопль, от которого выворачивает суставы и взвизгивают кости. Дробилка жадно хватает клешню и сминает. Клешня раздвигает зазубренные барабаны и вонзается глубже.

Юнга падает прямиком в светящееся пламя. Голову щедро посыпает искрами – ангел жрёт сам себя, и вопит от… От боли? От злости? От незавершённой божественной воли. Нутро искривляется – ангел исходит судорогой, скручивается, как канат в просаке.

Кай лежит на стекле, под которым горит огнём сердце ангела или то, что может им являться. Искра жизни, капля божественной силы, которая двигает чудовищем. Глаза слезятся от ирреального света. Стекло трещит серебряной паутиной. Через дыру прорывается жар. Сосредоточение пламени – крупица, величиной не больше ореха. И Кай хватает её. Зачем? Он спросит себя позже. Пальцы обнимают металл, прикипают к гладкому боку. Парниша дёргает опалённую ладонь и вырывает с корнем золотистый раскалённый цилиндр.

В недрах монстра оглушительно щёлкает. Вся суть ангела вздрагивает. Невидимые шпангоуты-рёбра с воем изгибаются, пропарывая металлическое брюхо. Кай летит вместе с мусором, пережёванным тысячу лет назад, к небу. И обрушивается на землю рельсоморья. Твердь вздрагивает от танца взбесившейся машины. Разноразмерные колёса срываются с рельс, месят землю вместе с её обитателями. Рёв ангела сливается с визгом тварей.

Кай катится, как подхваченный ветром куст. Прочь. Прочь. Пока локти не врезаются в шершавый бок валуна. Тогда он ползёт вверх. Земля под животом приходит в движение – песчаные крысы, сколопендры, у которых желание жрать пересиливает страх смерти, высовываются из нор, вцепляются в брючины и башмаки. Жертва не желает быть съеденной и бьёт ногами по мордам, жалам, клыкам. Раздавливает и убивает.

На вершине Кай поворачивается. Ангел слепо роет землю, перепахивает камни, рельсы, шпалы. Достаточно далеко, чтобы перевести дыхание. Юнга смотрит на то, что до сих пор жжёт ладонь. Компас. Поездной компас, без трещин, зазубрин, сколов и в золотой раме. Под выпуклым стеклом на игле качается стрелка, показывая куда-то за правое плечо. Не на север.

Камень вздрагивает – обломок рельса вонзается в дюйме от ноги. Следующий снаряд вспарывает воздух над головой, – и Кай спешит убраться. Ангел разрывает пути, как нити, – ближе и ближе.

Кай прыгает на вздыбленную шпалу, на кусок рельсы, перепрыгивает дальше. Песок под ногами плывёт, шевелится, вскипает. Ангел рылом выворачивает валун, как садовник клубень. Кай скачет, оглядывается – и скачет дальше. Ярд за ярдом. Прочь. И ангел остаётся позади.

    

Когда ленивое солнце скидывает покрывало ночи, юнга останавливается. Под ребром выводком сколопендр беснуется боль. Горячий компас пульсирует в руке. Монстр из легенд где-то позади – на другом конце стрелки. Кай не останавливается дольше пары вдохов, пока даже облако пыли не исчезает. Тундра тиха, как скорпион, и так же опасна. Со шпалы на рельс, с камня на шпалу.

Прочь!

    

Рельсы справа. Пути слева. Впереди и позади. Безбрежное рельсоморье – от горизонта до горизонта. Смерть приплясывает рядом.

Желудок завязан в кинжальный узел. В голове колокол непрерывно отбивает восемь склянок*. На песок капает пот и кровь. Тундра стрекочет, щёлкает и шипит. Между шпал роются мелкие хищные твари и черви в руку толщиной. Кай тащится вторые сутки, перекидывая безвольные конечности по твёрдым островкам. Туда, куда указывает компас.

    

Галька подрагивает, расползается в стороны под мерный стук колёс. Юнга, боясь оглянуться, прибавляет шаг. Ноги подводят: правая – налево, левая – направо. Кай падает, разбивая лицо, колени и руки от локтей до ладоней. Он лежит, всем телом слушает дрожь земли – и плачет. Неужели… всё? Повеселил Смерть – хватит.

– Человек за бортом! – крик из прошлой жизни. – Лево правь!

Колёса – одного размера – выстукивают Песнь Жизни. Кай глотает пыль и глубоко, до тошноты, вдыхает запах мазута и горячего железа. Юнга переворачивается – пар обжигает набрякшие веки – и видит небо в паровозном дыму.

– Эй ты!.. – Он больше не слышит ничего.

    

Кай катается по кушетке – от окна к осколку зеркала. Видит текущее за стеклом рельсоморье – поезд спешит по делам. И видит своё лицо. Отмытая от крови рожа, зеленеющие пятна гематом, карта царапин ото лба до подбородка. Кай этого не замечает. Он смотрит на волосы – примятая чёлка, совершенно седая, которые, прощаясь, потрепала Смерть. Глаза, что видели божественный пламень, как выжженная на солнце кость, белые.

Кай отталкивает отражение. Перебинтованной рукой нашаривает за пазухой горячий комок. Компас, указывающий не на север. Сердце ангела

    

_____________________

    

Шпанго́ут (нидерл. spanthout, от spant – «балка» и hout – «древесина») – поперечное ребро корпуса судна; деревянный или металлический поперечный элемент жёсткости обшивки корпуса корабля или летательного аппарата. В тексте – поперечный элемент жёсткости обшивки поезда.

Восемь склянок – Умершего на корабле моряка почитали восемью ударами судового колокола, означающими «конец вахты». В английском языке словосочетание «Eight Bells» («восемь ударов колокола») является фразеологизмом к слову «некролог».

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
+1 # Fire Lady 15.04.2018 23:08
Доброго времени суток, автор

Текст атмосферный и насыщенный. Герой активно борется за жизнь и выигрывает в схватки: и с Ангелом, и со Смертью.
Жаль, что описания событий слишком «густые». Автор чуточку перемудрил с атмосферностью, не объясняя многие вещи (их можно додумать, но хочется видеть мир автора, а не свой – хотя некоторые читатели со мной не согласятся).
Например: «Не-живая не-машина» – что значит «не машина» я не поняла ((( Если он разумен, то почему убирает людей. Понятно, что человеческая жизнь может ничего не стоить для него, но к чему тогда такое внимание к «мусору». И вас образы стали так сложны, что у меня пропало понимание происходящий действий.

Образы местами лишены логики. Например: «Раздавленная в кулаке тварь, истёкшая кислотным соком, не притворяется живой.» – а она может притворяться живой?

«– Человек за бортом! – крик из прошлой жизни. – Лево правь!» – поезд может чуть подать влево? Или это стандартная команда?

«Между шпал роются мелкие хищные твари и черви в руку толщиной.» – мир вне поезда враждебен? Выжить можно только не останавливаясь? Не отказалась бы от пояснений.

«Кай тащится вторые сутки, перекидывая безвольные конечности по твёрдым островкам.» – до этого он еще несколько дней был погребен под поездом. Пять дней – надо что-то есть. Я бы добавила подробностей выживания в мире (вне поезда).

Эмоциональная составляющая рассказа высокая, Юноше сопереживаешь. Хотя одиночеством его состояние не назвать: один – это еще не одинокий.

Пока «нолик». Спасибо за участие в конкурсе.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Amidas 13.04.2018 12:35
Автор, следует начать с того, что я не увидела здесь темы конкурса. Почему - объясню. Вы показываете борьбу Кая с механическим чудовищем, борьба не на жизнь, а на смерть, борьбу с чудовищем, которому всё равно живой ли человек или нет. Он для ангела - мусор, который надо убрать и переработать. Но где здесь одиночество? То есть, я так понимаю, вы имели ввиду, что будь там другие люди, ему было бы не так страшно помирать? Он не боролся бы, да?

Далее, мне сложно судить о самобытности произведения поскольку вы даёте много понятий, но ни одно из них не объяснено. Нет, по контексту я могу догадаться что и как там происходить и зачем, но...

По сути, текст написан неплохо, хорошие образы. Но как и другие работы на конкурсе, много описаний ощущений - мало смысла. И, к сожалению, я не могу судить о том насколько хорошо вы передали стилистику Мьевиль, поскольку мне этот мир по душе не пришёлся и я его не знаю.
Главного здесь нет - темы конкурса. Ноль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Лост 13.04.2018 11:46
С оценкой пока колеблюсь между минусом и нулём, посмотрим, что ещё пришлют на конкурс.

Для начала: тут нет никакого "стиля", тут есть намешанная кое-как и напёханная по принципу "много -- не мало" подборка вычурных образов; половину из них можно сразу удалить и текст только выиграет. Почему? -- потому что фатальное несоответствие рваной, эллиптической подачи материала и образов, которые требуют совсем иной ритмики.

В своё время по улицам шатались хитроглазые продавцы, которые впаривали лохам "почти айфоны" и "почти айпады" (собранные, разумеется, в соседнем подвале) за копейки. Вот этот рассказ -- такой "почти айфон", издалека блестит, а рассмотришь -- тут потёки клея, там экран отходит, локализованная на 30% прошивка и т.д. и т.п.

Рассказ к теме конкурса притянут не то чтобы хотя б за уши, а за сопельку. Кроме того, можно ли назвать этот кусок текста полноценным рассказом? -- сомневаюсь. Это эпизод.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dribadan 12.04.2018 19:47
Начну с плюсов:
Стильно, ярко, ритмично, смело.
Теперь минусы:
К сожалению, не оригинально. Идёт эксплуатация чужой книги.
Стиль слишком доминирует над содержанием. Яркость текста убивает весь смысл.
Незаконченность произведения. Больше похоже на фрагмент.
Кое-где разные времена глаголов.
Не соответствует теме конкурса. Одиночества я здесь не увидел.

Если бы произведение участвовало в другом конкурсе, поставил бы плюс или ноль, но здесь оно совсем неуместно, при всех достоинствах.
За неуместность от меня МИНУС
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 12.04.2018 17:45
Название действительно не очень удачное. Думаю, Автор долго не заморачивался, поставил первое, что в голову пришло. Но это не страшно. А смешение поездной и морской тематики - это же по мотивам. А оригинала мы с вами не читали.
Про ангела сказано достаточно: Не-живая не-машина
Да, приходится напрягаться, когда читаешь. Но не все же время кушать кашу-размазню, где все разложено по полочкам.
Мне очень понравился язык. Красивый, образный.
С первого предложения. "Холодный ветер по губам". Вроде, противоречит всем правилам, а хорошо.
Ну и дальше:
В складках бывших вагонов, как жучьи дети, дохнут пассажиры.
сопло выдыхает в макушку тухлый выхлоп.
задирает кромку, как портовая девка – юбку.
И это только начало.
От меня "плюс". Прежде всего за стиль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # SBF 12.04.2018 17:58
Да, конечно, понятно, что по мотивам. Но обычный - любой - читатель вовсе не обязан прочитать произведение, на которое опирается автор. В моем понимании рассказ - это нечто законченное, понятное без дополнительных поисков и ссылок. Я догадываюсь, что юнга в поезде - это чем-то обусловлено, но в рассказе никаких обоснований и пояснений этого нет. И, кстати, в чем для рассказа важность, что он именно юнга, как это играет? Про ангела то же самое: с чего, почему, зачем эта "не-живая". "не-машина" действует именно так, а не иначе? Какие мотивы, где посыл? Контекста очень не хватает. Поэтому и смысл всего описанного действия в целом как-то размывается, становится кусочным.
Но стиль, конечно, хорош.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 12.04.2018 21:20
Да, сколько читателей - столько мнений. И это хорошо, иначе все рассказы были бы подстрижены под одну гребенку:)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dreamer 12.04.2018 16:28
О хорошем.
Виновато ли моё воображение или мастерство Автора - мне не понадобилось знание первоисточника. Но вот теперь точно почитаю Мьевиль. Мир сложился, нарисовался в момент. Смешение паровозно-морского произошло гармонично и вообще порадовало, но думаю это как раз не автора задумка. Очень ярко. очень образно, очень вкусно ( я о языке). Автор - мастер будить эмоции читателя. Да, отсылом к боли и ужасу, но тем не менее.
О грустном.
Скачущее время.
Надрывный вопль обрывается на сверхвысокой ноте. Влажный хруст – и на южную тундру навалилась трескучая, шипящая полуденная тишина.
Затихают котлы и сервоприводы. Весь гигантский божественный механизм замер – только булькнула под обшивкой жидкость
И еще есть такое. Если бы продолжение фраз не возвращалось в настоящее, но перескок даже не бросился бы мне в глаза.
И - второе предложение в тексте. Почему время - будущее? а потом опять динамичное настоящее?

Огромное количество глаголов. резких, отрывистых, гонит текст , героя и читателя вперёд со страшной силой, а мимо мелькают чудесные существительные и прилагательные, составляющие богатый ваш язык. Но чтобы восхититься и смаковать их прелесть не получается задержаться и перевести дух - глаголы гонят вперёд!
Не буду рассуждать о том, что это кусок чего-то большого. Ясно и так. Как собственно рассказ, -та вещь воспринимается с трудом. Хочется и начала и конца. Но ставлю свой плюс, чисто субъективный.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Selar 12.04.2018 15:32
Видимо, чтобы в полной мере оценить задумку, нужно знакомство с первоисточником. Язык, конечно, на хорошем уровне, образы яркие присутствуют и всё такое тоже есть. Однако не хватило собственно истории. Вернее она там есть, но не впечатляет совершенно. Судьба героя тоже как-то особо не зацепила. За форму плюс, за содержание минус. Итого НОЛЬ.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # SBF 12.04.2018 15:07
Не очень понятно, почему "пикник". Вовсе не понятно, кто такой ангел. Смешение морской и поездной тематики также сбивает с толку.
Как таковое одиночество присутствует, как мне кажется, лишь в виде отсылки.
На мой вкус, многовато мрачности, но это - дело вкуса.
А вообще, рассказ кажется фрагментом романа - есть ощущение не законченности (как и не начатости, кстати).
По ощущению, автор наверняка может писать впечатляющие хоррор-романы. Но здесь-то рассказ...
С другой стороны, текст написан грамотно, четко и профессионально.
По совокупности - ноль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp