Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Almond: Thinnad :applause :glasses
Thinnad: :lol Вот кому-то повезёт!
Сувенир такой найдёт)
Almond: Где-то в море, где-то в море,
Где-то в синем-синем море,
Там, где волны,
Там, где рыбы,
Где кораллов ярких глыбы,
Где по рифам вьются травки,
Потерялись эльфа плавки)
Thinnad: Almond, ну да, они вон недавно предательски свернулись в трубочки)
Almond: Thinnad мои уши и не такое выдержат)
Thinnad: вылезают и выползают, точно)))
Thinnad: Ельф здоров, и бодр, и весел.
Изучил семнадцать песен.
Чтоб спеть Алю. Невезуха!
У того отпали ухи(((
Almond: Светлый эльфик скромно прячет
Уши острые в короне,
Прячет ноги в синих кедах
Под своим скромнейшим троном.
Только он напрасно прячет
Эти эльфа элементы -
То и дело вылезают
Где-то ухи, где-то ноги
Thinnad: Смотрит Тин, а под гирляндой
на диванчике - ДВЕ панды!
Вокруг глазок чёрно, рот...
Альчик ел черничный торт!
Thinnad: :fasepalm :umora :umora :umora
Almond: Наша панда громко плачет -
Прищемила Эльфу пальчик.
Тише, пандочка, не жесть,
У него их было шесть!
:lol
Thinnad: Уронили Аля на пол,
Обняли хвостом и лапой,
То есть, может быть хвостом,
Как спасём — и вот потом!
Almond: Thinnad ты ж не мышка)
Thinnad: ах ты зараза)))
Almond: Идет царёк качается,
Пьет сидр на ходу:
Вот досточка кончается,
Но я не упаду) :colorbot
Thinnad: Almond, а про кого?
Almond: Thinnad это не про тебя)
Li Nata: Thinnad а нам не надо, где кишит - мы Тина любим от души))
Thinnad: А под ландшафтом, чуть дыша,
Едят два сереньких мыша
Thinnad: В зелёной сумрачной глуши
Ландшафт ельфями прям кишит!
Li Nata: а мы счастливчики - ведь тут цари эльфийские живут)))
Li Nata: Присоединяюсь))) Урааааааа Тину!
Almond: Во глубине Сибирских руд,
Такие эльфы не живут.
Almond: Пока он там бегает по историям, буду сочинять про него... хм... стихи
Almond: Тин, с днем рождения! :glasses
Alizeskis: Dead December? обращайтесь!
Dead December: Alizeskis О, про ограничение не знала) Спасибо большое!
Alizeskis: Dead December, как вам будет удобно) некоторым удобнее читать, когда всё собрано в одной публикации. Но не забудьте, что существует ограничение по объёму текста - не более 500 т.знаков вместе тэгами.
Dead December: Доброе утро! Подскажите, пожалуйста, что делать, Собираюсь сделать пробную главу, а по завершении выложить полное произведение. Нужно будет просто расширить эту первую главу и убрать пометку "пробная" или опубликовать вторую и следующие главы отдельно?
Thinnad: Тема: Как опубликовать свою книгу на Литрес: Самиздат
Thinnad: «link»
Thinnad: Народ! В 14-00 Мск начинается вебинар от ЛитРеса Самиздата на ютубе
Alizeskis: :lol_fox
Alizeskis: :sun
Alizeskis: Опа!
Alizeskis: Нарушу тишину
Almond: :sun
GennadyDobr: А она заявила - У наших детей будет двойная фамилия. И шерсть дух разных раздельных цветов.
На что не согласишься ради любимой?..
GennadyDobr: Thinnad, однажды черный-черный гималайский медведь влюбился в белую-белую полярную медведицу...
Thinnad: GennadyDobr, я вот даже задумался))))))) Как получилось, что панды чёрно-белые. Если Ната не поведает нам отгадку, придётся сочинять самому. А это может быть...
GennadyDobr: Нужно разобраться. от кого рождаться!
Thinnad: Особенно если не повезло и ты не родился пушистым чёрно-белым мишкой
Thinnad: Да!!! Величественность и красота - наше всё!
Li Nata: а не так-то просто, оказывается, ответить на вопрос - ЧТО РАНЬШЕ: ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИЛИ ЖАНР?)))
Li Nata: «link»
Li Nata: Ура, дискуссия открыта)
Li Nata: а некоторые просто панды :panda_bamboo
Li Nata: GennadyDobr не, монарх прекрасен и величественен!
GennadyDobr: Тин, я принял обет - наполнять Синий сайт ежедневно всяческими нетленками. Но - боюсь показаться навязчивым...
:_(
GennadyDobr: Почему монарх невесел?
Thinnad: :king
Thinnad: Не сдадим! :no
GennadyDobr: вопрос к сайту. Кто постит цитаты в нашей группе в ФБ?
В диапазоне от изумительных до неоднозначных... :scepsis
GennadyDobr: Спасибо за снисходительность )
Li Nata: то есть с Нереичкой)
Li Nata: Я согласен с Арамисом! (с)
Нерея: GennadyDobr не в этом столетии :-)
GennadyDobr: Интересно, как скоро Синему сайту надоедят мои рассказики?..
:scepsis
GennadyDobr: :)
Li Nata: GennadyDobr хотя шутка ваша добавила в дождливый день чуток юга и моря)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 500
Гостей: 499
Пользователей онлайн: 2

Пользователи онлайн
Умка
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Колпак
Amilylight
Боярин Орша

Сегодня родились
DinaraKap Elpis Kikyos GreyPhoenix Hirrivi Чёрный_Бантик

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3226

 

Пока дышу (продолжение)

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Dreamer
Проза
Трой, Натали
Постапокалипсис
16+ (R)
3 главы
продолжение истории о подростках, сражающихся за выживание в опустевшем мире главы 4.5.6.
в процессе написания
Здесь

    

   Начало Пока дышу

CjiQyP uNNU

 

Глава 4

Необходимости

      

Трой вздёрнулся в постели, вырываясь из кошмарного сна. Сердце колотилось, по шее тёк холодный пот, перед глазами стояли обезображенные лица убитых им парней. В темноте мирно сопели спящие, из открытого окна тянуло ночной прохладой. Натянув штаны, он босиком прошлёпал по сонному дому и вышел на веранду, подставив лицо лёгкому ветерку.

      

В дальнем конце дощатого настила, у перил, что-то зашуршало. Из темноты вышла укутанная в одеяло фигура.

– Трой? – послышался неуверенный шёпот.

– Я думал, ты сутки проспишь, – ворчливо отозвался он, не слишком обрадовавшись её компании.

– Не смогла, – вздохнула Нат.

Над серым кульком одеяла в темноте белело только пятно её лица.

– А ты чего не спишь?

– Не смог, – в тон ей повторил Трой, но это было правдой и прозвучало искренне.

Девушка ощупью устроилась в старом плетёном кресле и подобрала ноги, повозившись с одеялом.

– Я из Нью-Йорка, – выдала она неожиданно.

Трой не успел даже удивиться, а она продолжила ровным, тающим в ночи тихим голосом:

– Моя мама – художник. Каждую осень пленэр на новом месте, две недели. Мы приехали в Маунтин Крик. Папа сердился, что далеко забрались, но оказалось, что кемпинг «Орлиное гнездо» вообще в горах, восемь миль по плохой дороге. Меня тошнило...

Трой услышал странный звук. Сдавленный смешок или рыдание? А может быть, оба сразу? Но Нат заговорила снова:

– Там были другие ребята, в кемпинге, но все старше меня, и две девочки – Лиз и Дайэн. Когда взрослые заболели, старшие ребята звонили вниз, в город, и на 911... Но линии были перегружены, и они уехали туда на машине. Питер и Лайом. Только Питеру тоже было нехорошо...

Взрослые умерли той же ночью, а Лайом вернулся только к обеду. Он привёз близнецов, совсем малышей, и Робина, который был на год младше меня. Питера с ним не было. Лайому семнадцать было, но он скулил, как маленький щенок, и плакал всю дорогу. Когда из-за руля вылез, куртка в крови оказалась, и руки ходуном...

Мы долго в город не ездили. Потом уже решились, – она вздохнула, – когда есть стало нечего. А взрослых похоронили. Яму три дня копали. Там сосны, корней много и камни...

Девушка примолкла.

– А я своих не хоронил...

Трой никогда и ни с кем не обсуждал события тех дней и сейчас слышал свой голос словно со стороны:

– Они там, в доме, на втором этаже лежат. Отец маму застрелил, когда она кричать начала, и сам... Я за дверью так и сидел, на полу, у лестницы. Потом накрыл их покрывалом, забрал пистолет и убежал... Думал, никогда туда не вернусь, а вот пришлось.

– Трой! – она приподнялась в скрипнувшем кресле, голос наполнился ужасом. – Так это твой дом был?

Он отвернулся. Нет, плакать он разучился ещё в ту далёкую ночь, когда выбирался из города. Но и ответить не смог, в горле стоял ком.

– Там, у этих, – она произнесла последнее слово с ненавистью, которую он охотно разделил, – остались мои вещи. Мамин рисунок. Последний... Возьмёте меня с собой? Вы ведь поедете в город, я знаю!

– Девочки не поедут. Забудь. Пошли-ка спать. Мы рано встаём, до жары работаем летом.

Трой отлепился от бревенчатой стены и протянул ей руку, помогая встать. Неловко выпутываясь из одеяла, она поднялась. Тонкие пальцы выскользнули из его ладони. На пороге Нат обернулась.

– Я не поблагодарила тебя. Спасибо.

Сказала и исчезла за дверью. Он постоял ещё немного. Почесал за ушами проклацавшего когтями по доскам Барри – слепого старого кобеля, который ткнулся носом ему в колени, требуя ласки. И тоже пошёл спать. На этот раз кошмаров не было.

      

Они собрались в столовой. Старшие ребята: Денни, Ёршик, Трой, Боб-Лыжник – им было по шестнадцать-семнадцать – и мальчишки помладше: Майк, Борис, Ковыляй-нога Томми и братья Уилсоны, десяти и одиннадцати лет.

Денни отпадал сразу, как и смекалистый до всякой техники Майк. Случись что, без них остальные зиму не протянут, учить их ещё и учить. Малышам настукали по носам, и они, надувшись, сидели молча, с красными от злости лицами. «Бойцы», – усмехнулся про себя Трой.

– Я пойду, – возникла в дверях, скрестив на полной груди руки, Марго.

Трой переглянулся с Денни. Марго должно было исполниться восемнадцать через месяц. Стреляла она не хуже других, силища в ней бурлила, что в здоровенной кастрюле суп. Денни кивнул, не проронив ни слова.

Марго смахнула малышей с лавки и прокатилась по ней крепким задом, поближе к центру стола. Поближе к карте. Последней и единственной.

      

– Вас будет шестеро. Их, если верить Нате, пятеро. Все – крепкие ребята, которые будут стрелять без раздумий. Пойдёте дня через три. Пусть помечутся по городу, успокоятся, – Денни говорил мягко, но никто и не думал спорить. Это руки у него не хватало, а с мозгами был полный порядок. – Если не совсем спились и отчаялись, то будут ждать нападения. Место, сволочи, выбрали хорошее, не придерёшься.

– Пойдём в объезд, с севера, где самолёт упал, – подал голос Трой. – На окраине оружейный магазин, мы там один раз всего были, не думаю, что они или кто другой в него забредёт, это местечко знать надо. А дальше гарь сплошная, добровольно туда и дурак не сунется. Но до доков недалеко, только под эстакадой бы пройти тихо...

Город он знал хорошо. Ходил туда не меньше тридцати раз, а то и больше. Его десятилеткой ещё Кристиан с собой брал, пока жив был. Вот тогда страшно было, в первые годы...

Все нависли над картой, а Трой задумался.

Они собрались сражаться и убивать. А кто из них мог убить человека? Только он, Трой, да пятнадцатилетний Майк, которому пришлось год назад пристрелить у ворот совершенно безумного бродягу, швырявшегося на парнишку хуже пса. Остальные только охотились да тренировались в тире за огородом. Но и надеяться, что банда смертников быстро отправится на тот свет или покинет город, тоже не стоило. Похоже, что они избрали его последним пристанищем.

А впереди ждали осенние вылазки в город – зимой с фермы нос не высовывали. Соль, сахар, патроны, одежда, медикаменты, консервы, если раздобудут, и целая куча всего, что за пару ходок не притащишь, на семнадцать-то человек! Это если не брать в расчёт, что все до единого стремились отомстить за Поганца Дьюи и малыша Ли. Выходило, что похода не миновать. Но никакого оптимизма Трой не испытывал. Город не был «их территорией», лишь одной из необходимостей. А война – война стала ещё одной необходимостью, порождённой первой. Никто из них, оставшихся, воевать не умел.

      

Натали почти не видела Троя до последнего вечера перед походом в город. Ей не дали ни скучать, ни лениться – дел на ферме было предостаточно, и трудились все, даже самые маленькие. С расспросами не приставали, и она ощущала благодарность и облегчение. Только Шелли наутро принесла целую пачку болеутоляющих и молча протянула Нат.

Многое здесь удивляло. Девчушке, которая горько оплакивала гибель Ли, Анне, было всего десять. Как и паре мальчиков. Как умудрились остальные, сами бывшие детьми, вырастить этих малышей, Ната не понимала. Она хорошо помнила судьбу близнецов в «Орлином гнезде», которые едва протянули до первого снега и умерли после того, как дружно заболели...

Жизнь на ферме была подчинена строгому распорядку. Здесь у каждого имелись свои обязанности и своя ответственность перед остальными. Насколько видела Натали, никого это не тяготило, скорее, наоборот. Младшие скисали только тогда, когда шли на занятия по вечерам. Да! Их учили! Читать, писать и считать. Географии. Минимуму физики и химии. Биологии. Горы учебников и книг высились в небольшой библиотеке, полки которой и так были забиты до невысокого потолка.

Та самая Шелли, которая присматривала за Натой, присматривала и за младшими. А ещё она пела под гитару по вечерам в общей столовой. И вытянутое, с большим носом и глазами навыкате лицо девушки становилось удивительно красивым, когда она уносилась мыслями вслед за своим глубоким чарующим голосом.

Натали было жаль, что придётся оставить всё это. Но поступить по-другому она не могла. Она обязана была вернуться, несмотря на категорическое «нет» Троя и более пространный отказ Денни. Ими двигала месть и защита группы, ею – острое желание предотвратить нечто подобное тому, что произошло с ней самой. Но не только это. Быть причиной, пусть и невольно, гибели ни в чем не повинных мальчиков, которых здесь очень любили... Видеть, как темнеют серые глаза Троя, как заламывается жёсткая складочка между бровями, стоит ей только появиться, и точно знать, что является тому причиной – он винил её, хоть и не сказал об этом ни слова... Она просто обязана была что-то сделать и знала – что именно.

      

Взятый со склада в амбаре «Ремингтон», похожий на тот, который отобрали у неё в городе, колотил по спине. Стрелять из пистолета она не умела, охотились в «Орлином гнезде» с карабинами. Была ещё парочка помповых ружей, но к ним Натали так и не привыкла. Велосипед шуршал шинами в едва наметившихся утренних сумерках, она жала на педали изо всех сил, подпрыгивая в седле на незаметных в темноте трещинах и кочках и морщась от тупой боли в животе. В закусочной уже никого не было, но уехали они совсем недавно.

Отряд провёл там ночь, чтобы войти в город рано утром, а Натали улизнула с фермы ночью, чтобы нагнать ребят до того, как они подойдут к городу – она сомневалась, что сможет их там найти.

Ехать совершенно одной по пустой ночной дороге было нестрашно. Со страхами Натали разобралась давным-давно, когда они с Робином отстреливались от стаи волков, загнавших их высоко в заснеженный лес. Она почти потеряла голову тогда...

      

…Волков было шестеро. Некрупные, со впалыми рыжеватыми боками, они окружали двоих подростков, зажимая на небольшом пятачке возле обнажившихся скал.

– В бошку стреляй, в бошку! – коверкая слова, хрипел задохнувшийся от долгого бега Робин.

Звери ворчали, огрызались друг на друга, щёлкая зубами, и подходили всё ближе. Деваться Нате с Робином было некуда. У каждого – по два выстрела. Пятизарядные карабины были их привычным оружием для охоты, и остаток патронов мозг отмечал автоматически. Перезарядить уже не успевали. И вот тогда страх набросился на неё в полную силу. Карабин опустился, выскальзывая из окоченевших рук. Горло сжалось в судорожном спазме, сердце трепыхалось отчаянно и неровно. Зрение сузилось до узкой полосы. И ничего она поделать не могла. Словно сквозь вату донеслось:

– Приготовься!

Но она готовилась умереть, она сдалась. И тогда в полосе оставшегося зрения возникла волчья морда. Ната видела её болезненно чётко, до последней шерстинки, до инея на кончиках коротких усов. Пасть была приоткрыта, подрагивал длинный розоватый язык, и глаза... Не было в них ни злости, ни ярости, ни страха – ничего человеческого в чистых безжалостных глазах зверя. Он смотрел на неё, как на свою добычу. Он готовился к прыжку. Словно во сне, не отрываясь от этих жёлтых глаз, Ната подняла карабин и нажала на спуск. Волка отбросило...

Они пристрелили троих. Трое успели убежать.

С тех пор она перестала бояться чего бы то ни было, но навсегда запомнила, что страх убивает первым и лишь потом ты становишься добычей кого-то другого.

      

Над шоссе распахнулось полное звёзд небо. Впереди, на востоке, оно слегка посветлело узкой полоской. На другой стороне дороги, за разделителем, начинали угадываться едва различимые силуэты машин. Девушка налегла на педали, до рези в глазах всматриваясь вперёд, во мрак.

Натали повезло. Она нагнала отряд прямо перед тем, как они свернули с шоссе на заросший травой просёлок.

      

Глава 5

Война

      

Трой любил читать. Книги служили для него одной из немногочисленных отдушин в участившихся приступах отчаяния. Он балансировал над пропастью бессмысленной перспективы – жить ради того, чтобы протянуть ещё год, ещё несколько месяцев... Книги удивительным образом оправдывали для него многие миллиарды исчезнувших из этого мира людей. Оправдывали сам факт их существования...

Но сейчас он злился на себя за то, что читал, похоже, вовсе не те книги. «Какого чёрта она попёрлась за нами? – недоумевал Трой, поглядывая на пристроившуюся справа Нат. – Мало ей досталось в городе? Ну что за идиотизм?»

Он никогда не мог понять девчонок. Что ими двигало, какие мысли крутились в хорошеньких головах? Старался не задевать их и держаться в стороне. Но эта – прилепилась и катит себе преспокойно рядом, радуясь, что обратно не отправили. Желание задать девушке хорошую трёпку было так велико, что зудели руки, жаль, что время и место не позволяли даже толком высказать своё негодование.

«Хорошо, что хотя бы окликнуть сообразила, – раздражённо думал он, косясь на спутницу. За спиной у неё целился в светлеющее небо ствол охотничьего карабина. – Тоже мне, вояка. Головная боль». Ему было жаль её, и в то же время он испытывал непонятную неловкость, даже вину, совершенно не понимая почему. Это выводило из себя.

      

Впереди за просевшими крышами и ржавыми кемперами самого бедного и запущенного пригорода уже показалась плывущая над утренним туманом изогнутая махина автомобильного виадука – он перешагивал северную окраину города на исполинских ногах-колоннах, пронося серую ленту федеральной трассы над городом и рекой с востока на запад. Съезд с него, закрученный в замысловатую петлю, давно обвалился, но сам виадук устоял, бросая вызов времени и обстоятельствам.

Отряд двигался цепочкой, лавируя по замусоренным и заросшим травой переулкам, минуя длинный, на всём протяжении наклонившийся в сторону улицы забор кондитерской фабрики, вброд пересекая неведомо откуда возникший среди однотипных домов окраины ручей.

      

Войти в оружейный магазин можно было только из проулка, фасад украшала изогнутая и покорёженная витринная «штора». Трой был здесь давно, но дверь по-прежнему перегораживал двухметровый обломок вывески. Так, словно Кристиан поставил его только вчера. А ведь взрывного, грубоватого, но надёжного как скала парня уже лет пять как на свете не было!

Внутри царила пыльная тьма. Зажужжали инерционные фонарики, и жёлтые пятна света запрыгали по стенам. Трой уверенно толкнулся в стальную дверь за прилавком. Она туго, но подалась. Оружие трогать не стали – каждый шёл со своим, пристрелянным, а вот патроны и дополнительные обоймы были нужны, ведь из последней вылазки Трой ничего не принёс... Разобрали только ножи.

Ёршик посветил на хищное лезвие прекрасного армейского клинка и прицокнул языком. На руки и шею Троя словно сыпанули пригоршню пауков – так противно пробежались мурашки по коже. Он отчаянно надеялся, что до рукопашной дело не дойдёт, шансов у отряда в таком случае было мало. Рассовав по карманам магазины для своего вальтера, он двинулся к выходу.

      

Северный район города выгорел почти полностью, до самой реки. Рухнувший туда пассажирский самолёт сработал словно искра в стоге сена. Устоявшие в пламени стены таращились пустыми глазницами окон на пробирающихся через спрессованные завалы ребят. Теперь они шли пешком, растянувшись короткой цепочкой вслед за Троем. Шли молча не столько из соображений безопасности, сколько из-за невозможности произнести хотя бы звук, нарушающий мрачную, выплавленную в огне обстановку этого страшного места. Трою казалось, что если ад существует, то выглядит он примерно так – лишённый жизни, оплавленный, залитый могильной тишиной.

Рваные клочья туч, ползущие с востока, наконец добрались до города, сбились в серую пелену и брызнули с небес первыми каплями мелкого дождя. Трой поёжился, когда с волос капнуло за воротник лёгкой куртки, но погода была сейчас на их стороне, скрадывая звуки шагов и, возможно, заставляя банду отсиживаться под крышей...

      

Натали несла карабин в руках, машинально пристраивая ладони к широкому цевью. Эта модель была проще, ствол – короче, но в своей способности попасть в цель девушка не сомневалась. Впереди подпрыгивали при ходьбе широкие плечи парня со странным прозвищем Лыжник. Имени его она не запомнила. Он, единственный из всех, был вооружён автоматом, остальные шли с пистолетами. «Если все стреляют, как Трой, то это неплохо, – размышляла девушка. – Те пятеро с оружием не расставались, а значит, и пользоваться им умеют».

За её спиной двигалась Марго. Высокая, полноватая, невероятно серьёзная. Короткие рыжие волосы спрятаны под кепкой, мешковатая одежда скрывает фигуру. Она одна никак не выразила недовольства тем, что Ната присоединилась к отряду. Посмотрела оценивающе и кивнула, скривив в невесёлой улыбке полные губы.

Нат двигалась легко, расслабленно, позабыв о боли. Все её чувства сейчас обострились, словно она снова оказалась в лесу, выслеживая добычу. Звуки стали невероятно отчётливыми, не смешиваясь и не перекрывая друг друга. Дыхание спутников, хруст камня под чьим-то ботинком, мягкий шелест дождя, монотонное позвякивание железки где-то на уровне устоявших в огне верхних этажей.

Они миновали эпицентр пожара, и впереди показались почерневшие колоссы опор виадука. Здесь изгибалась пологим горбом самая высокая его часть. Отряд ступил под широкую ленту дороги. Трой дал сигнал к остановке, и его обступили тесным кружком. Нат подошла тоже, но держалась за плечом Марго.

– Натали, – неожиданно позвал её Трой. Он был серьёзен и в то же время спокоен, даже холоден. С мокрой чёлки капала на лицо вода. – Вот доки, здесь – лодочная станция, ресторан и рыбацкий клуб, – он чертил лезвием ножа во влажной пыли. – Где именно они осели?

– Здесь, – она уверенно указала на клуб. – Там вышка ещё такая, со стеклом...

      

Дождь прекратился внезапно и не вовремя. Накрыть всех в одном месте не удалось. На вышке, за грязным пластиком окон, маячила чья-то фигура. Убедившись, что весь его отряд занял удобные позиции, Трой прицелился...

Они были уже пьяны либо слишком много выпили накануне, но это нисколько не уменьшило яростного азарта, с которым эти парни боролись за свои жизни. Вопя ругательства, они яростно поливали огнём укрытия, из-за которых вёл стрельбу его отряд. Трой видел – ещё немного, и кто-нибудь из ребят может дрогнуть. Огромными скачками, перепрыгивая сечку выбитого пулями каменного крошева, он рванулся к самому безрассудному стрелку. Отдача била в руку. От пальбы закладывало уши. Его накрыла волна безрассудного отчаяния. Он заорал что-то нечленораздельное, бросив себя за батарею пустых бочек, откуда уже почему-то никто не стрелял.

Нелепо отставив ногу, запрокинув небритый подбородок к светлеющему небу, там полусидел жилистый блондин. На груди, вокруг аккуратной дырочки, расплывалась кровавая клякса. Над головой Троя свистнуло, и он присел, опомнившись. Кто-то вскрикнул, зазвенело разлетавшееся стекло. Пули входили в дерево со странным гулким звуком – остальные противники перебрались в клуб.

    

Их было пятеро, Натали не ошиблась. В клубе царил невероятный бардак, похоже, что им оставалось совсем немного. Или отчаяние близкой смерти накрыло их слишком рано? Трой вошёл туда первым, после того как наступила тишина, и ждал остальных, когда наверху послышался какой-то шорох. В три прыжка он перемахнул скрипучие ступени деревянной лестницы и наткнулся на направленный ему в грудь ствол дробовика.

Парня, который держал его в руках, шатало. Кожа лица оплыла вниз, словно воск с горящей свечи, серые пятна покрывали шею и руки, глаза слезились, и он непрерывно моргал. Трой видел, как напряглась рука, как дрогнул палец на курке.

Все произошло очень быстро, но Трой ощутил не страх – иррациональное чувство облегчения заставило его шумно выдохнуть. Воздух загустел, зрение стало болезненно резким, отмечая полоску солнечного луча, выжелтившую доски пола, и крупные красные капли, упавшие прямо в эту полоску... Выстрела он не услышал.

Парень пошатнулся, его губы искривила странная ухмылка, а потом их окрасила кровь, и он упал. Трой обернулся. На верхней ступеньке стояла Натали, её карабин всё ещё был поднят, а чёрные глаза, один из которых немного заплыл – абсолютно пусты. У длинного окна громоздился бильярдный стол, затянутый посеревшим от пыли сукном, заляпанный тёмными пятнами, заставленный по краю пустыми бутылками. Именно туда, на этот стол и смотрела девушка, бледная, с помертвевшим лицом.

– Лыжник ранен, – не отрывая глаз от стола, прошептала она одними губами. – И Марго...

Трой взял её за худенькие острые плечи и легко развернул спиной к столу, мертвецу с дырой в горле, грязным окнам, ужасу, который отражался в застывшем взгляде девушки. Подтолкнул, и она послушно пошла вниз по лестнице, медленно, словно сонная, переставляя ноги в ярких кроссовках со ступеньки на ступеньку.

    

Марго лежала за ржавой лодкой. Лицо посерело, губы приобрели голубой оттенок. Девушка была ещё жива, полная грудь приподнималась с бульканьем и рывками, из горла вырывалось сипение. Она смотрела в небо, из уголков глаз стекали слёзы, пропадая в рыжих завитках волос на висках. Трой опустился на колени, взял мягкую, вялую, холодеющую руку в свои ладони и согревал до тех пор, пока совсем не остановилось голубое небо, отражавшееся в её голубых глазах.

Ёршик зло хлюпал носом, не в силах сдержать слёзы и не умея их не стыдиться. Лыжник сопел, зубами затягивая шпагат выше раны на простреленной руке. Все молчали. А что тут скажешь? Трой смотрел в её спокойное, красивое, а не обезображенное разложением заразы Последних дней лицо и думал о выборе, который она сделала...

    

Тело Марго опустили в дырявую лодку, которая затонула, снесённая течением почти к середине реки. Перед тем как уйти, Трой поднялся наверх, в бильярдную. Аккуратный рюкзак, никем нетронутый, так и лежал возле дальней ножки стола. Трой помедлил и растянул завязки. Свёрнутый вчетверо лист плотной бумаги был упакован в прозрачный пакет и прижат вещами к спинке. Акварель почти не выцвела, сохранив на рисунке спокойствие и прозрачность воздуха над спящим озером. Мама Натали была, несомненно талантлива. Он положил рисунок на место и вышел из клуба.

– Держи, – осторожно тронул он девушку за плечо, протягивая рюкзак.

Губы девушки дрогнули. Она задержала на его лице взгляд, выражение которого трудно было бы объяснить, и выдохнула:

– Спасибо.

      

Глава 6.

Притяжение

      

Трой налегал на педали и постоянно оборачивался, с тревогой вглядываясь в бледное лицо раненого. Велотележка, в которой постанывал Боб-Лыжник, временами тряслась на неровностях дороги. Пуля прошла навылет, даже кость, кажется, уцелела, но едва отступил шок, парню стало плохо. К велику Томми прицепили ещё одну тележку, и она позвякивала содержимым позади. В неё покидали наспех собранное барахло, пока Трой и Ёршик возились с новыми велосипедами – никто не захотел возвращаться через гарь, да и Бобу становилось всё хуже. Тронулись в путь, как только Нат с Борисом приволокли чуть ли не половину аптечного склада из супермаркета.

      

Все подавленно молчали. Город остался далеко позади, когда Нат, по-прежнему старавшаяся держаться рядом с Троем, спросила:

– А что теперь?

– В смысле? – не понял Трой. Неожиданный вопрос сбил с невесёлых раздумий о судьбе Марго.

– Ну... мы вернёмся, Боб поправится, и все станут просто жить дальше?

Она смотрела прямо перед собой. Горячий от раскалённого асфальта встречный ветерок трепал тёмные волны её волос.

– Это лучшее, что мы можем сделать, – отозвался Трой, покосившись на свою спутницу.

На обращённой к нему щеке девушки горело яркое пятно румянца, пробивающегося сквозь желтизну сходящих синяков. Он и сам начинал пыхтеть от жары, лицо пылало, и пот разъедал глаза. «Лучшее, что мы можем сделать? – издевательски поинтересовалось эхо ответа в его голове. – Ты лгун, Трой Габриэль Спенсер. Ты лжёшь этой девчонке, которая тебя так бесит, особенно теперь, когда она спасла твою глупую жизнь. Но ты лжёшь и себе. А ещё ты трус, потому что знаешь правильный ответ, но никогда не решишься его произнести». Он с ожесточением заработал ногами, вырываясь вперёд. Протестующие мышцы налились болью и отвлекли от ядовитых мыслей. Больше заговорить она не пыталась.

      

За две недели после возвращения Натали незаметно для себя привыкла к ферме настолько, что кошмары последнего года стали сглаживаться в памяти. Она почти подружилась с суровой на вид, но необыкновенно доброй и понимающей Шелли, которой оказалось всего шестнадцать, хотя выглядела она куда старше своих лет. Нат больше не путалась в именах, охотно и с удовольствием шла на любую работу. Но самое главное – она испытывала давно забытое чувство защищённости, которым дышала и не могла надышаться, словно чарующим ароматом иной, совершенно немыслимой до сих пор жизни.

И только одна тревожащая нота диссонансом врезалась в мелодию свалившегося на девушку покоя – Трой. Задумчивый, не слишком общительный, с ней он избегал любых контактов. И это ранило. Неведомая сила заставляла Натали отмечать как его присутствие, так и отсутствие в поле зрения. Он словно был центром этого маленького мирка, и она тянулась к этому центру, наталкиваясь на равнодушное «привет» за завтраком, досадуя на саму себя, не понимая, что происходит с ней, пряча за внешней невозмутимостью свою растерянность.

      

На-ат! Нат, смотри! – Маленькая Анна вывалилась из сплошной стены кукурузных джунглей, пыхтя от натуги. Её крик тут же перекрыл истошный визг, от которого заложило уши.

Брось его! – только и успела крикнуть Натали, хватая карабин, который всегда пристраивала в тени у четырёхколёсной тележки, если работала на этом участке поля.

Кабаны. Вернее, одичавшие свиньи. Крайне опасные рядом со своими поросятами. Они с лёгкостью пробивались через все ограды и норовили уничтожить урожай. А теперь Анна, глупышка, бежала ей навстречу с визжащим и дрыгающимся поросёнком в руках!

Брось!

Всё произошло одновременно. Растерянная девочка наклонилась, чтобы выпустить поросёнка, который верещал не переставая. За её спиной затрещало, и на краю картофельного поля появилась свинья. Огромная буро-коричневая от грязи храпящая махина неслась вперёд с неукротимой энергией торнадо. Натали вскинула карабин и выстрелила через голову Анны. Свинья даже не вздрогнула, пролетев по инерции с десяток футов, и сбила ребёнка с ног своей тушей. Поросёнок продолжал визжать. С дальнего конца поля кто-то из ребят бежал к ним во весь опор. Натали медленно, на деревянных негнущихся ногах пошла к неподвижной свинье.

Анна пошевелилась, приподнимаясь. Из-под неё рванул в сторону поросёнок. Только тогда Нат смогла сделать вдох. Лёгкие обожгло, закружилась голова, мгновенно ослабели ноги.

Цела? – Голос сел, или она сорвала его отчаянным криком, но получилось хрипло.

Ага, – кивнула совершенно ошарашенная девочка. – Поросёнок удрал, – добавила она, растерянно разводя в стороны перепачканные землёй руки.

Подбежавший Ёршик нашёл их, сидящих в обнимку возле трёхсотфунтовой туши, дружно смеющихся. Слёзы на глазах обеих подсказали, что это истерика, а не веселье. Ната засадила пулю чётко между глаз громадной свинячьей головы. «Пора идти в город за солью, – подумал парень, едва облегчение вообще позволило ему думать. – Скоро начнётся охота».

      

– Ты героиня сегодня, а?

Натали вздрогнула. Трой так редко обращался непосредственно к ней, что заботливо вычищенный карабин едва не выпал из рук. Он стоял в дверях оружейной, привалившись плечом к косяку, и смотрел на неё с загадочным выражением лица. Впрочем, он всегда так смотрел, особенно если думал, что она этого не замечает.

Нат пожала плечами:

– Ерунда.

– Разумеется, – согласился Трой, вызвав всплеск неожиданного сожаления в её душе, – но на ужин сегодня будут чудесные отбивные. Пошли?

Горячая волна радости поднялась, грозя добраться до щёк и рассказать всему миру, как она смущена. Натали кивнула и отвернулась, закрепляя карабин в деревянной стойке. Медленно, неловко, давая себе время успокоиться. Стараясь не гадать, какая муха его укусила.

Горизонт алел закатом, снова обещая жару. Широкий двор окрасился в коричневатые тона. Они оба нахмурились на садящееся солнце, переглянулись и засмеялись. Лето стояло удушающе-жаркое, скважина едва справлялась с поливом, и смешного тут было мало, но смеялись они над собой. Над одинаковой озабоченностью. Над тем, что живы, наперекор всему на свете. Над тем, что одновременно и остро испытали от этого одинаковую радость.

– Ты правда молодец, – заговорил Трой по дороге в дом. – Не растерялась.

– Сама не понимаю, как я успела, – призналась Нат. – Сообразить-то недолго было, а вот выстрелить... Подумала бы хоть секунду – попала бы в Анну и не попала бы в свинью.

Она передёрнулась от запоздалого озноба. Трой остановился – тёмный силуэт на фоне пылающего неба.

– Пойдёшь со мной в город?

Вопрос снова застал её врасплох. Сердце подпрыгнуло, кровь прилила к лицу, сбивая дыхание.

– Пойду. Конечно, пойду, – Натали прикусила язык, чтобы предательское «куда угодно» не сорвалось с губ. Потому что это было бы правдой, но правдой никому не нужной. Она прекрасно стреляла. Ей было семнадцать. Она была выносливой. Могла убить, если надо.

У него имелась масса причин позвать с собой именно её, а не кого-либо другого, и незачем воображать лишнего...

      

Выехали на рассвете. Старенький Барри проковылял за ними до ворот, вяло помахивая хвостом, и уронил лохматый зад во влажную от росы пыль, по-стариковски кряхтя.

Трой поглядывал то на свою спутницу, то на знакомую до каждой кочки дорогу, ведущую от границ фермы к шоссе, то на небо, которое наливалось прозрачной зеленью, и молчал. Он не стал объяснять Денни свой выбор, проигнорировал изумление в глазах Нат, когда предложил ей отправиться в город вместе, даже себе самому не смог ответить, почему принял такое решение. Девушка тоже молчала, изредка кидая в его сторону короткие взгляды.

Тишина навевала обманчивое чувство безмятежности, но Трой никогда не умел расслабиться по-настоящему. Безопасности не существовало, а её иллюзия как раз и была самой опасной вещью на свете. Но на этот раз они добрались до предместья без приключений, если не считать того, что Нат, объезжая яму, резко дёрнула рулём, и велосипед, выписав затейливый крендель передним колесом, в неё свалился. Вместе с седоком и прицепленной сзади сетчатой тележкой, которая перевернулась и опрокинулась на девушку. Яма была неглубокой, дно устилала перепревшая листва, так что происшествие было скорее комичным, чем трагическим.

Трой помог смущённой девушке выбраться и вытащить велосипед. Она, краснея, буркнула «спасибо» и вздрогнула, когда он потянулся рукой к растрепавшимся кудрям – там застрял скрученный сухой лист.

– Не бойся, – он показал и отбросил его в сторону.

      

С момента вылазки в город он расценивал её поведение по-своему, стараясь поменьше контактировать и вообще – держаться подальше. Бильярдная в рыбацком клубе, её взгляд, за которым вставала боль, то, как она оглянулась, уходя от реки, словно отрубала что-то... Его мысли с непривычной навязчивостью крутились вокруг этой худенькой девчонки, взгляд непроизвольно задерживался на ней сам собой, но надо было дать человеку время прийти в себя. Не хотелось служить вечным напоминанием. Однако заметив, что Нат сама постоянно ищет его глазами, он решил, что её немного отпустило.

      

– Прости! Задумалась.

Она отряхнула грязь с ладоней и перекинула ногу через раму, усаживаясь обратно на велосипед.

– О чём? – полюбопытствовал Трой.

– О ферме. О ребятах. О том, кто был первым и всё так здорово устроил.

– Его звали Стив. Стив Холланд, – начал Трой, прикрыв на секунду глаза. – Он был здешним, с одной из соседних ферм...

Почему именно она оказалась тем человеком, который разбил корку льда на замороженных в глубине души воспоминаниях? Потому, что побывала в его доме? Потому, что её не было с ними в тот первый, самый страшный год? Картины прошлого вставали перед глазами, вызывая одновременно боль и облегчение. Он говорил, не переставая подмечать малейшие изменения в окружающем. Зашуршал в траве какой-то мелкий зверёк. Крыса? Где-то далеко, среди развалин, что-то уныло и однообразно поскрипывало. Собственный голос звучал, словно из чужих губ, не мешая чутко улавливать остальные звуки, – сила привычки была достаточно велика, чтобы Трой утратил контроль хоть на миг.

      

– …а все ближайшие фермы мы сожгли. Ходили целой ватагой. Стив сказал, что это для нашей же безопасности. И оказался прав, как всегда. Мы ему обязаны тем, что выжили, – закончил Трой, опуская глаза на свои руки.

Загорелые кисти крепко сжимали прорезиненные накладки руля, а он видел на них кровь. Много крови. С того самого, первого, года он так и не смог её смыть... Но об этом рассказывать не стоило. Как и о том, что Стив вовсе не был героем – он просто стремился обеспечить своё выживание и был достаточно умён для этого. Умён, силён и жесток. Он только не подозревал, что жить ему оставалось всего-то до весны...

Нат не перебила его ни разу, слушала очень внимательно. Трой гадал, что за картины вставали в глубине её непроницаемо-чёрных глаз, но предместья закончились, как и время для рассказов – они въезжали в город.

    

Пока дышу главы 7-8

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Dreamer 17.04.2018 14:10
Поправила, почистила. Спасибо за тапочки!!! :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 15.04.2018 14:03
Комментарий инквизитора

Добрый день, Дрим! Повествование по-прежнему захватывает, хотя, возможно, стоило бы сократить описания-пересказы причин тех или иных эмоций: похоже, это та беда, бороться с которой сложно )) Хотя я далека от того, чтобы считать их вовсе не нужными, всё же есть возможность часть их передать через действие.

И я укрепилась в мысли, что тот кусочек-рассказ о прошлом Нат, о котором я писала в прошлый раз, лишний: она в этих главах пересказывает кое-что из своего прошлого и говорит о других подростках – «Там были другие ребята, в кемпинге, но все старше меня, и две девочки – Лиз и Дайэн». В общем, из этого уже следует, что она позже осталась одна (только вопрос – а что случилось с девочками?)

Немного блох.
«Над светлым кульком одеяла, в темноте белело только пятно её лица» - в общем-то, понятно, но получается – светлое пятно одеяла и над ним белеет только лицо; одеяло не в счёт. Можно заменить одеяло на тёмное, чтобы не спотыкаться.
«Каждую осень пленэр на природе» - тавтология: на пленэре – это и значит «на открытом воздухе, на природе».
«Ходил туда не меньше тридцати раз, а то и больше» - тут «не меньше» и «больше» конкурируют: либо «не меньше тридцати раз», либо «тридцать раз, а то и больше».
«Его, дестилеткой, ещё Кристиан с собой брал» - не нужно выделение запятыми.
«Остальные только охотились, да тренировались в тире» - не нужна запятая, это однородные члены предложения, соединённые «да» в значении «и».
«что все, до единого, стремились отомстить» - не нужно выделение запятыми.
«которые едва протянули до первого снега, и умерли» - не нужна запятая.
«Та самая Шелли, которая присматривала за Натой, присматривала и за младшими» - повтор.
«Быть причиной гибели ни в чем не повинных мальчиков, которых здесь очень любили, пусть и невольно...» - получается, что невольно любили.
«И тогда, в полосе оставшегося зрения, возникла волчья морда» - не нужно выделение запятыми.
«но дверь, по-прежнему, перегораживал» - не нужно выделение запятыми.
«грубоватого, но надёжного, как скала парня» - не нужна запятая после «надёжного».
«Шли молча, не сколько из соображений безопасности, сколько из-за…» - не столько, сколько.
«красные капли упавшие прямо в эту полоску...» - пропущена запятая после «капли».
«биллиардный стол» - чаще всё же пишут «бильярдный», хотя и это написание возможно.
«Лучшее что мы можем сделать?» – запятая после «лучшее».
«Натали, незаметно для себя, привыкла к ферме» - не нужно выделение запятыми.
«особенно, если думал» - не нужна запятая.
«Вместе с седоком, и прицепленной сзади сетчатой тележкой» - не нужна запятая.
«и однообразнопоскрипыв ало» - пропущен пробел.

Спасибо за главы, буду с нетерпением ждать продолжения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Dreamer 15.04.2018 14:24
Эх, сколько лишних закорючечек наловила, Фито! Спасибо! Люблю я это дело.... :lol: Спасибо за замечания, спасибо, что читаешь так внимательно! Будем править. Хорошо , что вещь в процессе, и можно её шлифовать прямо по ходу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Dreamer 15.04.2018 13:31
И снова спасибо, Элис! Я рада, что нравится! Писать для подростков и сложнее и проще. Сложнее, в том смысле, что недопустима малейшая фальшь, они её за версту почуют... Я стараюсь. Правда стараюсь.
Спасибо за мешок блох! Ура! Займусь их исправлением!!!!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Alizeskis 15.04.2018 13:07
Здравствуй ещё раз, Дримчик)))
Напряжение растёт, герои выходят на тропу войны.
Читать становится эмоционально тяжело - вот эти контрастные картины мирной жизни и безжалостной и смертельной бойни - просто до слёз. А они ведь действительно дети. Внезапно выросшие.

Я повторюсь - опять и опять - история написана просто классно! Очень мне нравится стиль - хочется читать и читать дальше. Героям сопереживаешь, видишь их глазами происходящее - и сердце сжимается.
Хорошо влилась Нат в группу ребят - и здорово, что они её приняли - это большая новая дружная семья. Конечно жалко Марго - и её выбор фаталиста. Ей же недолго оставалось. Но она помогла своим.

Пронзительная сцена боя, когда только закончился дождь, даже сыро, возможно тучи ещё ползут, быть может радуга где-то. А тут - пальба, крики. Смерть. Страшно...

*смахнув слезу* Наловила блошек:
Сдавленный смешок, или рыдание? – возможно здесь лишняя запятая

Трой никогда и ни с кем не обсуждал события тех дней, и сейчас слышал – лишняя запятая

ужасом, – так – точка вместо запятой

Дении – Денни

упал, – подал голос Трой, – на окраине – лучше начать прямую речь после слов автора как отдельное предложение

они, или – лишняя запятая

которые едва протянули до первого снега, и умерли после того – лишняя запятая

несмотря на категорическое «нет» Троя, и более пространный отказ Денни – лишняя запятая

остреливались – отстреливались

поглядывая на пристроившуюся справа Нат, – мало ей досталось в городе? – точка вместо запятой.

«Хорошо, что хотя бы окликнуть сообразила, – раздражённо думал он, косясь на спутницу, за спиной у неё целился в светлеющее небо ствол охотничьей винтовки – тоже мне, вояка. Головная боль». – от здесь непонятно, где заканчиваются слова автора и начинается прямая речь.

дверь, по-прежнему, перегораживал – лишние обе запятые

надёжного, как скала парня – пропустила запятую после сравнительного оборота

желтые – ё

скрадывая звуки шагов, и, возможно, заставляя банду отсидеться под крышей... – лишние обе запятые

вооружен – ё

Он был серьёзен, и в то же время спокоен – лишняя запятая

челки – ё

– Здесь. – она уверенно указала на клуб, – там вышка ещё такая, со стеклом... – вместо точки – запятую, а вместо запятой – точку и начать прямой речи с заглавной.

вел – ё

глаза слезились и он непрерывно – пропустила запятую перед «и»

не отрывая глаз от стола прошептала она, одними губами – нужна запятая после деепричастного оборота

худенькие остые плечи – острые

взял мягкую, вялую, холодеющую руку в свои ладони, и согревал до тех пор – лишняя последняя запятая

билиардную. – бильярдную

Трой помедлил, и растянул – лишняя запятая

Свернутый – ё

в четверо – слитно

Пуля, ранившая его, прошла навылет – здесь понятно и без уточнения, что пуля та, что ранила. Другая бы не прошла навылет)

кость кажется уцелела – в запятые «кажется»

его голове, – ты лгун – лучше точку вместо запятой

лжешь – ё

и сбивая ребенка с ног своей тушей – не забывай про ё, и лучше здесь обойтись без деепричастия. «сбила» будет вполне уместно

думать, – скоро – лучше точку вместо запятой

Он стоял в дверях оружейной, привалившись плечом к косяку и смотрел на неё с загадочным выражением на лице. – пропустила запятую в конце деепричастного оборота.

Над тем,что одновременно – ускользнул пробел

– Пойдешь – ё

Старенький Барри проковылял за ними до ворот, вяло помахивая хвостом и уронил – пропустила запятую в конце деепричастного оборота.

буркнула «спасибо», и вздрогнула – лишняя запятая при однородных сказуемых

Билиардная – бильярдная

какое-то мелкий зверёк – какой-то

однообразнопоскрипывало – ускользнул пробел

С нетерпением жду продолжения!

Удачи в творчестве, Дрим!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 11.04.2018 19:13
О! Новые главы! Так быстро!
И хорошо читается. Всего в норме: и действия, и чувств. Было интересно.

По сюжету. Здесь зависит от того, для кого написано. Если для аудитории "young adult", то все хорошо. Если для взрослых: слишком много предсказуемых штампов. Девочка, пустившаяся вдогонку и так вовремя выстрелившая, спасенный рисунок, зарождение первой любви...

Еще. Точность стрельбы из пистолета очень маленькая. Наверняка попасть можно только с расстояния метров десять. Ружье несомненно лучше. И, если Автор имеет в виду Маунтин Вэлли рядом С Нью- Йорком, то достать автомат там очень трудно. Они запрещены и в штате Нью-Йорк, и в Нью Джерси. У полицейских не отберешь - у них тоже пистолеты.

Тапулечки:
Трой вздёрнулся в постели - "вздёрнулся" сюда не подходит. Может "вскинулся"?
ворчливо отозвался он - "ворчливо" здесь не смотрится.
безумного бродягу, швырявшегося на парнишку хуже пса - здесь что-то не так
присматривала за Натой, присматривала и за младшими - два раза "присматривала" здесь конкретно тавтология
он интерпретировал её поведение по-своему - "интерпретировал" - не то
однообразнопоскрипывало - пробел

Про грамматические и пунктуационные ошибки напишет тот, кто в этом лучше разбирается. По-моему, их довольно много.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 11.04.2018 19:31
Конечно, это янг. Маунтин Велли здесь - маленький городок( абстрактный) в районе Блек Хиллс, но не у горы Рашмор, конечно. Это место где спаслась Нат. А городок ( пока безымянный), в юго-восточной оконечности Южной Дакоты, где происходят события, просто усреднённая версия города с населением 10-11 т.ыс человек, а-ля Вермиллион.( автомат - там) У нат был карабин Ремингтон 500 серии, довольно распространённое охотничье ружье. Трой стрелял с близкого расстояния, конечно, не более 15-20 метров. Стреляют хорошо ВСЕ. В мире, где необходимо защищаться и охотиться, этот навык просто обязателен. У меня разряд по спортивной стрельбе...(давнишни й, правда) О, ошибки - моё всё!! Я могу двадцать раз прочитать и не заметить опечатку. Хорошо вижу в чужом тексте, и совершенно слепа в своих. Она шла за рисунком, как раз. только убийство заставило её об этом забыть. Нат не убивала людей раньше. Я рада, что читается легко, янги не сильно жалуют сложные тексты, хотя мой без глубоко запрятанной морали и не обойдётся, надеюсь. Спасибо! Если замет :-) ите явный косяк в моей Америке - напишите? Я-то там не была. только в Европе, а это все же другой мир...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 11.04.2018 20:12
Для девочек (мальчики нынче не читают) - самое оно. А без морали все равно нельзя:)
А почему действие разворачивается именно в Америке?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 11.04.2018 21:22
Про Америку - мне захотелось с этим поиграть. Чуть дальше станет понятно - почему центрально-серевроам ериканские штаты, а не Сибирь, например. Дети выжили везде. Но условия выживания в США и Монголии будут несколько отличаться для написания чего- то интересного. Как и в Сибири, о которой я знаю достаточно много. Я в курсе про возраст янгов, ага.
Про стрельбу - я противник насилия, тем более убийств живого существа ( моя работа связана с животными), но оружие нежно люблю. И стрелять раньше очень любила. По мишеням, разумеется. Не вызвала сомнений моя картинка Америки пока?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 11.04.2018 21:57
Не уверенна в том, что правильно было называть городок Маунтин Вэлли. Дело в том, что это довольно полулярный брэнд миниральной воды. То есть как бы имя уже "захватанное". А в остальном вполне похоже.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 11.04.2018 22:10
Спасибо, подумаю, как переназвать. Хочется и узнаваемо-понятное, и неопределимое с точностью... :scepsis
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 12.04.2018 01:18
Предлагаю навскидку: Джорджтаун, Берлингтон, Маунт Вернон, Риверсайд.

Есть почти в каждом штате.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 12.04.2018 01:22
Маунт Вернон звучит заманчиво! Да. Мне нравится! спасибо! Умка, а как измеряют объём ведра в штатах? скольки-то галлонное?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 12.04.2018 15:00
Да, объемы в галлонах. Один галлон где-то 4 литра.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 12.04.2018 01:23
А второй - Риверсайд... гениально.( подпрыгивает от радости)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 11.04.2018 20:35
Да, еще: янгами считаются дети от 13 до 18. Но рейтинг можно безболезненно сменить. Ничего слишком такого в тексте пока нет.
Спортивная стрельба - это хорошо. У меня на этом муж и дети немножко свихнулись. Дома два сейфа. Один с ружьями, один с пистолетами. Меня тоже в тир постоянно тянут. Хорошо еще, что на охоту не ходят. Меня не вдохновляет вид застреленного оленя.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Dreamer 11.04.2018 21:26
" Ничего слишком такого" - это я очень стараюсь быть аккуратной. Понимаю, что мой гуманизм и некоторое пуритантство прихвачены из прошлого века, но я и сама оттуда ...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Умка 11.04.2018 21:59
Для молодежи такой гуманизм и нужен. Не помню, чтобы в какой-нибудь популярной книге для подростков было много кишок и крови.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 11.04.2018 23:07
И не забываем также о существовании Федерального Закона о защите детей от информации. Так что всё правильно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Умка 12.04.2018 01:14
Во! Учителя плохого не посоветуют!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp