Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Makschim: Птица спасибо птичка!
Птица: Makschim, да, с пробелами
Makschim: Добрый вечер! А на конкурс "шаги за спиной", 30 тыс. знаков текст для участия это с пробелами?
Кэт: Вечер тёмный, вечер томный...
Всем удачных выходных!
Здесь оставлю чашку с чаем,
А сама... ой, прыг-прыг-прых...
:cup :run_away
Thinnad: :hi добрый день-вечер
Alizeskis: И да - накрутка лайков на конкурсниках не влияют на оценку произведения никак. Только показывают нечестных авторов.
Alizeskis: УВАЖАЕМЫЕ КОММЕНТАТОРЫ! ЧТОБЫ ВАША ОЦЕНКА БЫЛА ЗАСЧИТАНА, ВАМ НЕОБХОДИМО ЗАРЕГИСТРИРОВАТЬСЯ НА САЙТЕ.
Alizeskis: elana, анонс на главной странице, но что б вы не заблудились вот вам прямая ссылка https://ficwriter.info/konkursy-i-turniry/28-konkursy/anonsy/6924-steps-behind-competition.html
elana: Astalavista А где этот анонс? И зачем вообще этот конкурс? Цель его?
Alizeskis: Astalavista, сразу видно новеньких)
Astalavista: Alizeskis, Thinnad, зато весело.
Astalavista: elana, об этом так же сказано в анонсе.
Astalavista: elana, на первом этапе конкурса работы отбираются путем читательского голосования. Читатели оставляют под работой аргументированный комментарий с оценкой: плюс, ноль или минус. По сумме таких оценок и отбираются работы, которые затем будут рассматривать уже судьи.
elana: Здравствуйте всем! Подскажите, пожалуйста, что такое "конкурсное голосование" и для чего оно.
Alizeskis: Thinnad, Каждый раз одно и тоже)) :umora :fasepalm
Thinnad: :lol :lol :lol
Thinnad: Голосование проводится в комментариях
Thinnad: Ребята, кто ставит ЛАЙКИ на конкурсниках, не надорвитесь.
Earths Soul: Доброго. Мы тут как раз мои мозги дегустируем. Присоединяйтесь. Птице нравится.
Aleks_Koyl: Доброго времени суток всем)) :hi
Thinnad: Мозгоклюй))))
Птица: Мозги! Мозги!!
Earths Soul: Almond пускай, я смотрю, птичка любит, сковырну грамульку, угощу)
Earths Soul: Птица мозги-то?)) Да не то слово! :lol
Птица: ...Вкуснятина!
Serpens_Subtruncius: ...и станут белыми и блестящими...
Almond: Earths Soul гляди, мозги засахарятся) :yes
Earths Soul: Окунул ложку в сгущёнку и лизнул :P
Incognito: железку лизни))
Earths Soul: :P
Alizeskis: Almond, ой, ангел мимо пробегал пролетал *помахала вслед*
Almond: :lapki :lapki :lapki
Птица: Ура, он загрузился сам. За ночь осознал свое поведение!
Alizeskis: Я сегодня молодец! Но забыла лечь спать :foxy
Alizeskis: Птица, я тут. Пиши в ЛС, что случилось
ДораШтрамм: Thinnad круто, спасибо!
Птица: Спасите-помогите! Лисичка, вы здесь? Не поможете залить текст из вордовского файла? Опять не грузится редактор. И не загрузится Т_Т
Alizeskis: Agnes, примите личное сообщение, пожалуйста!
Agnes: Всем здравия! Пытаюсь добавить свой рассказ, но при его отправлении всё исчезает... Подскажите, пожалуйста. что за проблема?
GennadyDobr: Птица, лишь бы не серёжка ольховая, лёгкая, словно пуховая ) :)

Выздоравливайте поскорее! Птицы должны петь.
:bolen
Птица: А у меня вот можжевеловая иголочка встала в горле на все утро.
Птица: Любви и вам. Ну, хотя бы фитолюбви С: чисто вегетативные отношения.
Fitomorfolog_t: Привет всем ))
Fitomorfolog_t: Вот что значит проспать! Все уже тут!
Thinnad: «link»
Thinnad: ДораШтрамм признаю. лоханулись немного и не разместили последний список на форуме.
Вот конкурсники:
Aleks_Koyl: Всем привет, очаровательная Джейн меняет место жительства и надеется что с 2019 года она буде почаще заглядывать не только на любимый сайт , но и в собственные дом (кофейню)
ДораШтрамм: Thinnad ну а как теперь найти шорт?
Thinnad: А почему там должны быть работы Кубка? Тот конкурс закончился, новый начался)
ДораШтрамм: Alizeskis я через страницу кубка зашла, щелкнула по ссылке шор и попала на Шаги «link»
Alizeskis: ДораШтрамм, о.о
Ээээ... где такое было?
ДораШтрамм: Люди добрые, а почему шорт "Кубка" превратился в заготовку для новогоднего конкурса?
Thinnad: НЕстрашно) Модерация первого форумного сообщения - это защита от спамеров. Бывают умники, ага)
Птица: Ой, в форуме отписалась два раза, не увидела, что есть премодерация. Амаретто, я нечаянно.
Almond: :lapki :lapki :lapki
elana: Thinnad спасибо! Теперь всё понятно.
Thinnad: Послал в личку
Thinnad: я сейчас сделаю и вам скрин покажу, это очень просто!
elana: Thinnad спасибо! И в первой части (во второй половине) - та же фигня. А как всё-таки это убирается?
Thinnad: Готово)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 828
Гостей: 815
Пользователей онлайн: 14

Пользователи онлайн
Melissa
Акселана
505
Azog
Agnes
Semagin
Птица
ДораШтрамм
RKaman
Dj_taisauti
Умка
Fire Lady
Fire Lady
Fire Lady

Последние 3 пользователя
Melissa
Акселана
Тамерлан

Сегодня родились
Ada Aki Rashelle Fear Tamila

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3447

 

Легко ли быть...

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Джонлок
Шерлок BBC
Шерлок, Джон, Джек Харкнесс и его команда, Скалли, Малдер, Доктор, ОЖП
Драма
ОЖП, ОМП
джен
16+ (R)
Миди
Необычные убийства заставят их воссоединиться
закончен
Фанфик был создан не с целью извлечения прибыли, и права на использованных персонажей принадлежат сэру АКД, Крису Картеру, Расселлу Т. Девису, Стивену Моффату, Марку Гэтиссу и ВВС
Спросите разрешения
Работа посвящается всем поклонникам этих сериалов

 


Легко ли быть...

       

Обращение к читателям...

           

Наша Вселенная, Галактика Млечный путь, Солнечная система, Планета Земля. Наши дни...

               

Уважаемые мои читатели! Я, взявшись за написание этого произведения, хочу сказать, что вполне осознаю всю огромную ответственность, возложенную на меня в связи с таким жанром, как кроссовер по трем известным фэндомам. Кроме того, я переживаю о том, насколько удачно и правильно смогу переплести их в одном времени. Понимаю, для работы подобного уровня это неважно, но очень хочется, чтобы они были гармоничны друг с другом. Это самое главное, иначе все задуманное не будет иметь смысла.

Для того, чтобы как-то изначально сориентировать вас в происходящем, думаю, уместно оговорить некоторые значимые условия совместного сосуществования наших героев.

Во-первых, действие разворачивается в наше время, то есть для фэндома «Шерлок ВВС», после возвращения детектива.

Во-вторых, команда Джека Харкнесса, соответствует составу в Торчвуде–3, и, следовательно, никто не умер: и Янто, и Тош, и Оуэн — все живы и полны планов на Будущее. Хотя, Оуэна трудно назвать живым...

В-третьих, доблестные агенты ФБР Дана Скалли и Фокс Малдер уже давно не работают вместе, но к последнему периодически обращаются за помощью агенты ФБР, заходящие в «тупик»...

В-четвертых, Таймлорд предстает в своем десятом перевоплощении (на мой взгляд, самом удачном)...

Отношения героев не будут выходить за рамки, установившиеся в данных сериалах.

Постараюсь обойтись без ООС...

И еще, «странные» названия 1 и 2 частей найдут свое отражение позже...

Очень надеюсь, что после прочтения этого фанфика, вы не будете разочарованы и не станете жалеть о потраченном времени.

                                                                        

                                                                           С искренним уважением, Джонлок. 

              

Глава 1. СHORD

            

Великобритания, Лондон. Наши дни...

       

Доктор Уотсон устало брел домой на Бейкер-стрит после случившегося сегодня на работе восьмичасового безумия, которое ему показалось вечностью. В магазин заходить не хотелось, он готов был просто выпить чай с сахаром и скорее лечь спать, хотя где-то в глубине души и лелеял зыбкую надежду на то, что в холодильнике осталось что-нибудь более существенное, напоминающее пищу. Шерлок после возвращения иногда пытался проявить некоторую заботу и покупал незамысловатую еду, но сам ее практические не касался, чему сейчас тихо радовался Джон, предвкушая, что хотя бы печенье, а, если повезет, то и сэндвич, попадут, наконец, по месту назначения. В кармане противно завибрировал мобильник. Достав его, доктор увидел на экране незнакомый контакт...

— Джон! — услышал Уотсон голос своего друга, ответив на звонок. — Скорее всего, тебе остался один квартал до нашей квартиры, но ты мне нужен будешь в кафе «Chord». Даю тебе двадцать минут, Джон. Это на Манчестер-стрит. Поторопись, я думаю, ты тоже голоден. Есть разговор.

— Шерлок? Что это за номер? Где твой мобильник? Что еще ты придумал? Я устал и не хочу тащить свой зад ни в какие кафе, — раздражение Джона было очевидным.

— Тебе понравится то, чем я хочу с тобой поделиться.

— А где же твое любимое смс? А? Почему ты звонишь?

— Время, Джон. Жду, — не утруждая себя объяснениями, Шерлок отключил связь, не оставив выбора своему другу, впрочем, как всегда, и направился в кафе, которое для него было уже практически за углом.

Конечно, Холмс никогда бы не позвал соседа в одну из точек общепита, если бы не крайняя необходимость, а здесь она, по-видимому, уже вырисовывалась. Зайдя внутрь, детектив выбрал столик, который был ближе к выходу, словно опасаясь, что явившийся Уотсон мог его не заметить, и принялся изучать меню.

Джон негодовал, что снова не смог дать отпор детективу и нарушил свои планы о таком желанном отдыхе. Но раз Шерлок нуждался в нем, значит, он должен идти. Доктору все-таки показалось немного странным название кафе для «утренних встреч», а так все, как обычно — тихое раздражение на свою зависимость и почти покорное подчинение.

Шерлок успел сделать заказ, ориентируясь на вкусы и предпочтения своего дорогого соседа, которые он уже давно, конечно, выучил, и уже в нетерпении постукивал пальцами по крышке столика, ожидая его появления. Официантка кидала на него многозначительные взгляды, не скрывая своего удивления. Ему было абсолютно все равно, какой ассоциативный ряд рождался у нее в голове. Да, ей явно не хватало серого вещества, которое бы давно уже притормозило ее невоспитанность. Плевать, Шерлок был увлечен новым делом, приобретшим какой-то ореол «невозможного»...

Уотсон влетел в кафе, словно вихрь, внеся с собой часть уличного шума, но закрывшаяся за ним дверь опять вернула все на свои места. Шерлок чуть повернулся в его сторону, но не удосужился встать, а лишь выдавил сухое «привет» и пододвинул ближе к другу тарелку с едой, заказанной для него, одарив при этом Джона дежурной улыбкой. Уотсон привык ко всякому проявлению «внимания» со стороны Холмса, но иногда ему все-таки хотелось врезать по его самодовольной физиономии. Однако сейчас Джону больше хотелось есть, и он, не задавая вопросов, начал поглощать пищу, поддерживая молчание, зная, что любым произнесенным словом лишь вызовет гнев Шерлока. А детектив продолжал наблюдать за трапезой доктора на сей раз более внимательно, чем обычно, в то время как сам лишь пил кофе из маленькой чашки, при этом он умудрялся держать ее за крохотную ручку, не сняв перчаток. В голове у Джона возникли картинки о сумасшедшем Шляпнике из рассказов Льюиса Кэрролла об Алисе. Он живо представил, как выглядел бы Шерлок в цилиндре, и, глядя в упор на детектива, стал улыбаться, продолжая пережевывать пищу. По мере пополнения желудка настроение начинало набирать обороты и вступало в неравную схватку с усталостью и бессонной ночью.

— И как, Джон, тебе нравится? Что ты сейчас чувствуешь? — холодный голос Шерлока заставил Джона немного съежиться.

— Что, прости? И, кстати, что с твоим телефоном? — спросил Джон после того, как с трудом проглотил непрожеванный кусок.

— Ничего особенного — он немного дезориентирован. Итак, что ты чувствуешь, Джон? Сейчас, в данный момент.

— Ты... Опять твои эксперименты, Шерлок? Я устал! Я хочу есть и спать! И из всего этого, что именно тебя интересует? — запивая очередной кусочек мяса чаем, все больше раздражался Джон.

— Джон, ты уже достаточно закинул куриного филе себе в желудок, чтобы немного передохнуть и уделить толику твоего драгоценного внимания моей скромной персоне. Скажешь обратное? — Шерлок изогнул бровь, словно в знак вопроса.

— Хорошо. Ладно. Так, что я чувствую сейчас?.. — концентрируясь на собственных ощущениях, пробормотал доктор. — Да? — поднимая глаза к своему "мучителю", уточнил он. — Итак, я был зол...

— Нет, Джон! Про то, что было до этого, я и так знаю. Это мне неинтересно. Сейчас, именно сейчас, когда ты вкушаешь блюдо из курицы, которое ты любишь, а здесь его готовят именно так, как тебе больше всего нравится.

— Ну, тогда ты и так должен знать, что я сейчас испытываю, — лукаво улыбаясь, ответил Джон, в упор глядя на Шерлока, и на ощупь проколов вилкой очередной кусочек мяса, отправил его в рот.

Наблюдая со стороны, можно было подумать, что разговор этой пары перешел в разряд флирта — они слишком долго продолжали свой диалог, только лишь обмениваясь взглядами, и задумчиво улыбались. Неважно, что это было сражение, где каждый хотел выйти победителем. Точнее, Шерлок в очередной раз ждал, когда Джон поднимет «белый флаг», признавая свое поражение. Так было всегда. И так будет...

— Мне нужны твои ощущения. Опиши их словами, Джон! — Шерлок был категоричен и явно взволнован. Нет, не раздражен, а именно взволнован.

— Я почти спокоен. Уже. Мне хорошо и приятно. Хочется лечь и закрыть глаза. Расслабиться, — Джон прикрыл глаза, словно представляя, каково это было бы проделать прямо сейчас.

— Еще! Что про запахи, капитан?

— Капитан? Кхм... Ты меня так никогда не называешь, что подвигло тебя сделать это сейчас, мистер Холмс? — подняв брови вверх, вызвав тем самым волны морщин на лбу, спросил Уотсон.

— Вызываю у тебя ассоциативный ряд, готовый взорвать твое обоняние и подвигнуть его на анализ ощущений, испытываемых сейчас.

— Ты заставляешь меня вспоминать не самые приятные запахи в моей жизни...

— Расскажи мне о приятных. Это как раз то, о чем я тебя прошу. Джон, уговаривая тебя, я уже потратил кучу драгоценного времени, словно умоляю тебя сделать что-то непристойное, — Шерлок резкими движениями оголил кисти рук, сдернув с них перчатки, выдавая свое раздражение.

Джон наслаждался. Хоть он уже и сдался, но всячески мешал себя «пережевывать», «кувыркаясь» и «брыкаясь», насколько это было возможно.

— Я люблю, когда пахнет вкусно. Что ты улыбаешься, Шерлок? Нет, мне не просто нравится, а я это люблю.

— Но ты ведь доктор. И я не уверен, что ты любишь запахи своей работы.

— Именно! Неужели ты думаешь, что осматривая человека, где бы то ни было, и волей-неволей «вкушая» его запахи, я перестану ценить то, что мне действительно по душе? Ни одно животное, прости, Шерлок, за такое сравнение, не пахнет так, как человек, — доктор Уотсон сделал паузу, выпил остатки чая и продолжил: — Так вот. Градация нашей обонятельной памяти происходит во время всей нашей жизни и зависит от кучи причин.

— Джон, я изучил то, о чем ты хочешь мне рассказать. Так что можешь себя избавить от этого. Я знаю, что наши запахи связаны с эмоциональной памятью, но есть что-то еще, о чем официальная медицина еще не знает или слишком широко не афиширует. Поэтому хочу знать, какие догадки возникнут в твоей голове, когда ты увидишь то, что видел ночью я.

— И где ты был? — это все, что на тот момент смог из себя выдавить доктор.

— В морге, — отрезал Шерлок.

— У Молли?

— Нет. Счет оплачен. Вставай и пошли, — сказал детектив и, обойдя стол, потянул Джона за собой.

              

***

Великобритания, Лондон. Ночь накануне...

            

Шерлока мучила бессонница. Впрочем, в этом не было ничего удивительно. Уже почти сутки Холмса занимало одно дело, на первый взгляд, вроде бы, простое: брошь — фамильная драгоценность одной из уважаемых семей Британии, была украдена, и не кем-нибудь, а самой владелицей. Раскусив этот незатейливый ребус в два счета, Шерлок почему-то не стал сильно сопротивляться просьбе Майкрофта и придумал комбинацию по незаметному ее возвращению на место в шкатулку, уже зная, что его счет на пластиковой карте увеличится сам собой. И нет никакого удовлетворения — ни погони, ни никотиновых пластырей, ни азарта, ни споров с Джоном...

Шерлок шел, наслаждаясь предрассветным Лондоном, как вдруг получил смс от Лестрейда: «Есть нечто необычное». Что может предложить инспектор Скотланд-Ярда «необычного»? Но ассоциации с этим словом и возможные варианты материализации оного заставили детектива улыбнуться и набрать номер Грега.

— Здравствуй! — голос был весьма взволнованным. — Не разбудил, видимо...

— К делу, Лестрейд.

— Шерлок, у нас странные трупы. Понимаешь...

— Они что, ходят и разговаривают? — в голосе детектива слышалась ирония.

— Перестань меня перебивать! Иначе я кладу трубку.

— Клади, — усмехнулся Холмс, — ведь это ты мне звонишь в такую рань, а не я тебе. Значит, я тебе очень нужен. Так что, как бы я себя не вел, ты все равно продолжишь говорить, в чем дело.

В ответ на всю эту тираду послышался лишь глубокий медленный вдох, словно инспектор просчитывал до десяти, чтобы успокоиться и не продолжать этот бесконечный спор.

— Во-первых, они пахнут по-разному. Во-вторых, они не остывают. В-третьих, причина смерти не ясна. Точнее ее нет. В-четвертых, они все со странным клочком бумаги. В-пятых, Шерлок, они все... голые. Ты...

— Да, я уже еду, — ответил на незаданный вопрос Шерлок и почувствовал, как удары сердца набирают обороты.

Тела находились в судебном морге, принадлежащем Скотланд-Ярду. Стоит ли говорить, что появлением Шерлока все были недовольны, но тут же, переводя взгляд на трупы, понимали безысходность положения и, молча, отступали, давая ему возможность осмотреть их.

На трех секционных столах лежали тела людей. Европеоидной расы. Двое мужчин и одна женщина.

Ближе всего к вошедшему детективу был один из мужчин. Блондин, лет тридцати, с правильными чертами лица, даже сейчас, можно сказать, что при жизни он был весьма обаятелен. Кожа его была в безупречном состоянии и такого живого оттенка, что к ней хотелось прикоснуться и ощутить ее бархатистость.

— Мистер Холмс... — начал было один из сотрудников, но был остановлен безоговорочным жестом детектива — поднятой вверх ладонью.

Снова воцарилась тишина. В это время детектив наклонился к жертве и понюхал тело, нахмурил брови, несколько замешкался и снова принюхался. Потом он снял перчатки, понюхал тыльную сторону своей кисти и снова — труп. Глянув в сторону Лестрейда, Холмс резко подошел к нему и, наклонившись к самому вороту его рубашки, понюхал шею, заставив уши и щеки инспектора залиться краской, затем быстро вернулся на место осмотра тела молодого человека. Шерлок достал свою лупу и стал рассматривать его еще более тщательно. Шесть футов плоти лежащие перед ним требовали времени. Конечно, их уже первично осмотрели судмедэксперты и ничего не нашли. И сейчас вид снующего Шерлока вызывал у них лишь усмешку, которую они с трудом сдерживали. И вот настал момент, когда Холмс поднял на них глаза, высказав в одном взгляде все свое презрение к их интеллектуальным возможностям. Улыбки стерло с их лиц надолго, по крайней мере, Шерлок больше их не наблюдал. Осмотрев труп спереди, он попросил его перевернуть и проделал все то же самое — от макушки до пят. Потом, взяв лежащий рядом на столе аккуратный кусочек бумаги размером два на полтора дюйма, стал изучать его и в конце тоже понюхал. На нем было лишь одно слово: «ĵaluzo»**.

То же самое ждало и второй труп. А этот мужчина был лет тридцати пяти, брюнет, довольно плотного телосложения, с выраженной щетиной и волосатой грудью. Его переворачивать было гораздо труднее, но и это сделали беспрекословно. Бумага такого же формата с тем же самым словом. И опять же никаких повреждений и следов уколов Шерлок не обнаружил. Запах от них исходил одинаковый, и температура на поверхности тел была практически равной, насколько точно он мог полагаться на тактильный компонент осмотра.

Третий труп — молодая девушка. Она чем-то напоминала уснувшего ангела... Белокурые волосы рассыпались по металлической поверхности стола. Казалось, еще мгновение — и она откроет глаза. Но настрой Шерлока был далек от поэтического, и он с ней проделал те же действия, что и с предыдущими двумя жертвами. Тот же запах... та же бумага... слово...

Закончив осмотр, детектив выпрямился и еще раз прошелся взглядом по телам, словно освежая в памяти все, только что увиденное.

— Итак. Все трое убиты. Это убийства из-за ревности. Мужчины — геи. Однако убийца ревновал их всех к одному, совершенно другому человеку. Перед смертью у всех троих был половой акт, но ненасильственный. Скорее всего, с тем, из-за кого их и убили. Вот только, чем их отравили, я пока не понял.

— Отравили? — кто-то из присутствующих посмел нарушить тишину.

— Очевидно! Или Вы любезно согласитесь нас посвятить в Вашу версию? — самодовольно ответил Шерлок на вопрос, даже не оборачиваясь к задавшему его.

— Возможно, излучение...

— Боже, — Холмс зажал губы и закатил глаза вверх, — что за любитель паранормального у вас объявился, Лестрейд.

— Это наш новый инспектор. Сержант Маклир, — куда-то глядя в пол, ответил Грег, но, тут же подняв глаза, продолжил: — Дело, и правда, неоднозначное, Шерлок.

— И что успел выяснить ваш охотник за «чужими»? — одарив его ухмылкой полной презрения, поинтересовался Шерлок.

Маклир выступил вперед и начал свой доклад, при этом на его лице не было и тени сомнения в правильности всего происходящего:

— Все три жертвы найдены полицией Кардиффа. С десяти вечера до двенадцати ночи. После сообщения нам их тут же транспортировали в наш морг для дознания и выяснения причин. Личности жертв не определены поисковиком. Их как будто нет... Мы связались с Интерполом, но ответа пока не получили. Одежды и личных вещей при них не обнаружено. Температура тела у всех 36,2 градуса по Цельсию. Аутопсию просили не проводить до Вашего осмотра. Анализ бумаги, которая использовалась для этих записок, тоже не делали. Их извлекли изо рта каждой жертвы. С ней, с этой бумагой, мистер Холмс, возникает первый неразрешенный вопрос, — Маклир сделал небольшую паузу, словно рассказчик какой-то невероятной истории, и явно сдержался, чтобы не одарить всех довольной улыбкой. ― Я сфотографировал все три экземпляра. Но на снимках нет никакой записи и...

— Избавься, сержант, от такой техники, — грубо оборвал его Холмс.

— Это пленочный фотоаппарат. Цифровой выходит из строя... Пока мы Вас ждали, я сделал снимки, проявил пленку и распечатал фотографии. Там нет никакой надписи, ни на негативах, ни на самих фотографиях. Тем более странно, что все видят одно и то же слово, написанное на разных языках. Я и инспектор Лестрейд на английском, сержант Готье — на французском. А Вы, мистер Холмс, на каком языке увидели Вы?

— На эсперанто, — задумчиво ответил Шерлок.

— Сперму отдали на исследование. Пока взяли все возможные анализы. Я вызвал уже бригаду по измерению излучения. Скорее всего, смешанного. Но наш портативный счетчик Гейгера показывает лишь небольшое превышение нормы рентгеновского излучения.

— Вы исключили летаргию? — вытащив вдруг прекративший функционировать мобильник из кармана и безнадежно крутя его в руках, будто это могло его оживить, спросил Холмс.

— Конечно. Электрокардиограмма и энцефалограмма сняты. Результаты сложны в трактовке, потому что очень много помех, но однозначно одно — они неживые.

— Думаю, я уже сполна получил дозу облучения. Я покидаю вас. Буду ждать заключения аутопсии. Счастливо оставаться.

Шерлок рад был покинуть это общество по двум, вполне очевидным, причинам: во-первых, он, и в правду, был растерян от полученной информации, а вторая была еще очевиднее первой — облучение, источником которого являлись тела, могло быть действительно опасным.

__________________________________________________

Примечания автора:

«Chord» — с англ. «аккорд»

** «ĵaluzo» — с эсперанто «ревность».

      

     

Глава 2. WOOT '

    

США, Вашингтон, округ Колумбия, штаб-квартира ФБР. Наши дни...

           

Прошло совсем немного времени с момента «воскрешения» отдела «Секретных материалов». Но, даже после признания ФБР его заслуг и снятия с него всех обвинений, Малдер не захотел вернуться туда на постоянную работу, а согласился лишь быть иногда внештатным консультантом молодого агента Норы Шолто, назначенной на должность спецагента в этом отделе.

Фокс Малдер вот уже почти восемь часов не находил себе места после увиденного. Весь его опыт и знания, накопленные за годы работы в отделе «Секретных материалов», не могли дать ему более или менее ясного ответа на вопрос, что это все-таки было? Надо было уговорить Скалли приехать, бросить своих чертовых студентов и приехать. Она ему нужна! Да, и пусть это лишь отголоски их прошлого, но так должно быть. Пришло время им снова заняться совместными расследованиями, окунувшись с головой в это безумство. Малдер откинулся на спинку кресла и, раскачиваясь из стороны в сторону, отталкиваясь для этого ногой от пола, закрыл глаза, чтобы еще раз прокрутить в своей памяти все, хотя бы отдаленно напоминающее увиденное им в морге.

Прошло достаточно много времени с момента обнаружения трупов — несколько часов, но расследование не продвинулось ни на йоту. И взвесив все «за» и «против», Малдер набрал номер Даны.

— Скалли слушает, — раздался после трех гудков до трепета знакомый голос.

— Привет! Это я. Как у тебя со временем? Есть кое-что, чем я хочу с тобой поделиться.

— Я планирую проснуться только через два часа и отправиться на работу. Малдер, я немного занята в Академии, если помнишь. И я к тебе не приеду, даже не пытайся уговаривать.

— Как ты такое обо мне можешь думать? Отвлекать такого профессионала, как ты, от работы?! Я — всего-навсего простой смертный, не уполномоченный такими возможностями, — с притворной иронией в голосе сказал Малдер.

— Ты невозможен! Выкладывай, что опять стряслось? — согласилась Дана, явно улыбаясь в ответ.

— Это, однозначно, люди. Их двое — мужчина и женщина. Под категорию похищаемых они не укладываются, хотя инопланетное влияние исключить полностью невозможно. Но обо всем по порядку. И первое, что, надеюсь, тебя заинтересует они не коченеют, Скалли. Они теплые и вкусно пахнут, примерно, как ты...

— Ты что, выпил? Что за глупости ты несешь? Как труп может пахнуть мной? Ты там совсем с катушек съехал без меня? Ты сейчас где?

— В морге ФБР. И думаю, тебе лучше взять отгул и приехать, радость моя, — высказал, наконец, свою просьбу Малдер.

— Но если это окажется не таким значимым, как ты говоришь, ох, Малдер, берегись! — стараясь говорить как можно более сурово, чтобы ее угрозы дошли до сознания этого одержимого, она нажала отбой.

— Да, агент Скалли, это, наверное, самое невероятное, из всего виденного за последние годы, что я мог заиметь, чтобы выдернуть тебя из твоего преподавательского амплуа, — произнес Малдер свои мысли вслух. — Да, как в старые добрые времена, — закончив свою мысль, Фокс открыл крышку ноутбука и стал пролистывать файлы, которые могли бы дать хоть небольшую зацепку, некоторый намек на похожесть событий.

Тела нашли в северной части Вашингтона примерно в одиннадцать часов вечера накануне. Недалеко друг от друга. Еще до этого начался дождь, который, похоже, не собирался останавливаться, словно выполнял квартальный план по поливу округа Колумбия. Малдер любил дождь. Он умиротворял его своей монотонностью, даря упорядоченность мыслям. А это именно то, что сейчас требовалось. Бывший агент спецотдела, созданного исключительно для расследования «необычных» дел, сейчас больше, чем когда-либо «напоминающий призрак»**, был погружен в свой «подвал» знаний...

Ливень смыл все возможные следы вокруг этих тел. Друг от друга они находились буквально в паре метров. Полисмен, обнаруживший их, решил, что эта парочка занималась сексом где-то неподалеку, и кто-то их изощренно умертвил. А потом трупы, полностью обнаженные, просто вытащили на улицу и оставили под дождем, будто это было необходимым действием для завершения обряда, требовавшего омовения небесной водой.

Единственное, до чего правильно додумался обнаруживший их представитель закона, это поставить в известность начальника своего отдела, а тот, по счастливому стечению обстоятельств, обратился сразу в ФБР уж очень не хотелось очередных «висяков» на их территории. Их привезли прямиком в морг штаб-квартиры.

Идиллию тишины и мыслей нарушил звонок мобильника, высветился номер Скалли.

— Что случилось? Ты уже за рулем? — спросил Малдер, отвечая на звонок.

— Почти. Я просто хотела тебя спросить, почему ты не отправишь тела сюда, в Куантико? Центральная лаборатория все же предпочтительнее, чем...

— Не думаю, что это оптимальный вариант. Знаешь, я вообще склонен думать, что это не единственные трупы подобного рода, — бесцеремонно перебив ее, сказал Фокс, не отрываясь от просмотра на экране своих папок.

— Тем более, Малдер, если это «серийник», надо трупы переправить к нам, — продолжала отстаивать свое мнение Скалли.

— Я понимаю, что предрассветный час не лучшее время для путешествий, но пойми, я чувствую, что оно того стоит. Ты мне веришь?

— Ты в своем репертуаре...

— Поэтому ты все еще отвечаешь на мои звонки. В любое время суток, — делая акцент на каждом слове в последнем предложении, ответил Малдер.

— Чем ты нахально пользуешься.

— Я не «нахально пользуюсь», а пытаюсь тебя возбуд... разбудить, чтобы не переживать за тебя, пока ты будешь вести машину.

— Твои мнимые оговорки по Фрейду никогда не доводили до добра. Неужели я, и правда, тебе так нужна? — съехидничала Скалли.

— Я скучаю, — тихо сказал он.

— Я тоже. И промчалась уже почти пару миль.

— Жду, — констатировал Малдер и нажал на сброс.

            

***

Скалли припарковала машину на стоянке и с некоторым щемящим чувством внутри пошла на пропускной пункт, на ходу придумывая причину, якобы приведшую ее сюда в столь раннее время. Дана понимала, что со стороны любые её объяснения будут выглядеть странными и малоубедительными, потому что она давно не являлась действующим агентом, да и вряд ли ей повезет натолкнуться на того, кто мог бы ее еще помнить. Но не успела она дойти до двери, как та открылась, и навстречу к ней вышла молодая женщина, на первый взгляд, довольно невзрачной внешности, ростом около пяти с половиной футов, среднего телосложения, в брючном костюме, великолепно скроенном по фигуре. В её голубых глазах просматривалась усталость вперемешку с каким-то лихорадочным блеском. Если бы Скалли увидела ее где-то за пределами этого здания, то, как врачу, ей бы в голову пришла только одна мысль, что у этой женщины явно высокая температура на фоне вирусной инфекции, и она вот-вот начнет нести какой-нибудь бред. Но та лишь улыбнулась в ответ на вопросительный взгляд Даны и протянула руку для рукопожатия:

— Рада Вас приветствовать, доктор Скалли! — улыбка стала шире, а слабый румянец еще сильнее, и она добавила: — Я спецагент Нора Шолто. Работаю над делом «святых трупов». Как дорога? Хотите кофе?

— Да, пожалуй, не откажусь, агент Шолто, — все еще думая, с чего начать расспрашивать о деле, ответила Дана.

— Доктор, пожалуйста, зовите меня просто Норой. Я очень рада с Вами познакомиться, агент Малдер так много о Вас рассказывал, простите за банальность... кхм... Секунду! — сильно смутившись, она подскочила к аппарату с напитками, нажала пару кнопок, после чего осторожно взяла стаканчик с горячим черным кофе без сахара и подала гостье, при этом не спросив ее о выборе, очевидно, хорошо зная предпочтения последней.

— Спасибо, — сделав глоток, на секунду прикрыв глаза и глубоким вздохом прервав поток нахлынувших от знакомого вкуса воспоминаний, Скалли спросила: — почему «святых трупов», Нора?

— Знаете, их запах... и к тому же отсутствие признаков разложения... Это сильно напоминает кое-какое из ваших с агентом Малдером дел. Очень давнее. Но есть одно «но»: от них на расстоянии двадцати семи дюймов исходит электромагнитное излучение, вырубающее мобильные телефоны и прочую технику. Мы хотели их просканировать на аппарате ЯМРТ, но пока ждем специалистов, которые смогут дать нам ответ, насколько безопасно их пребывание внутри агрегата.

— И давно Вы знакомы с Малдером? — наконец-то задала давно вертевшийся у неё на языке вопрос Скалли, пока они спускались на лифте.

— Уже год. Заинтересованные люди мне предложили работу над секретными материалами. Так получилось, что я теперь занимаю его бывший кабинет, а потом и нас познакомили под предлогом, что он меня научит некоторым нюансам ведения подобных дел.

— Ну и как, — окинув агента оценивающим взглядом, стараясь придать нотки безразличия своему голосу, спросила Дана, — успешно изучили нюансы?

— Да. Но иногда я позволяю себе роскошь, и обращаюсь к нему за помощью, когда интуитивно чувствую, что есть нечто, чего я не могу еще распознать сама. Он никогда не отказывает. Думаю, ему нравится вспоминать былые времена.

— А Вы довольно самоуверенны, мисс Шолто.

— Извините, что пришлось Вас потревожить в такое время.

В этот момент знакомая дверь распахнулась перед ней, и Скалли увидела несколько модернизированный старый кабинет Малдера, с неизменным плакатом «I want to beliеve» на стене и идеально наточенными карандашами фирмы «Кoh-i-noor», воинственно топорщащимися своими остриями в подставке, а сам его прежний хозяин сидел за столом, внимательно вглядываясь в монитор ноутбука, и щелкал мышкой.

— Вут*! Спасибо, что догадалась ее немного задобрить этим нечто, отдаленно напоминающим кофе, — сказал Фокс, отрываясь от экрана и поднимаясь навстречу вошедшим.

— Привет! — улыбнулся он, заключая Скалли в объятия.

— Привет, — прошептала та в ответ, прижимаясь еще сильнее.

Мизансцена немного затягивалась, непроизвольно вызвав осторожные покашливания Норы, которая, находясь здесь же, стала невольной свидетельницей всего происходящего.

— Вут? — переспросила Скалли, иронично улыбаясь собственным аналогиям, возникшим в голове, и качнула головой в сторону агента Шолто.

— Ага! Это первое, что она воскликнула, когда нас представили. Я и решил, что это будет ее секретное прозвище, известное и позволенное к произношению только избранным. Так что, доктор Скалли, теперь Вы состоите в обществе посвященных, — почти торжественно произнес Фокс и улыбнулся.

— Ясно. К делу? — Скалли слегка подняла брови.

— Как скажешь. Итак, думаю, повторяться нет смысла, начну сразу с моих теорий. Это — однозначно, люди. Причем, мы попытались пробить их по нашей базе данных, — обернувшись к агенту Шолто, Малдер продолжил, — Вут, подготовь тела к вскрытию и проследи, чтобы не было лишних, ну, ты меня понимаешь, Скалли они ни к чему. Так вот, по нашей базе данных мы смогли найти только мужчину. Вот здесь как раз появляется первая «нестыковочка», — Малдер направился к столу, поманив Скалли за собой, и, дотянувшись до мышки, щелкнул по окну на рабочем столе. Перед ними предстали две фотографии одного и того же человека. Фокс жестом «Вуаля!» показал на результат поисков. На первой он выглядел бравым офицером военно-воздушных сил США времен Второй мировой войны под именем Скотт Браун, пропавшим без вести в 1943 году. На второй — был труп этого же мужчины, судя по антропометрическим показателям и абсолютной похожести лица, только полностью обнаженный. И абсолютно не постаревший, как будто снимки сделаны были в одно и то же время.

— По-моему, ты восклицаешь «woot» каждый раз, как только она звонит, прося тебя о помощи, а? — Дана посмотрела на своего бывшего напарника, слегка подмигнув.

— Возможно, — немного смущаясь, словно пойманный с поличным маленький мальчишка, ответил Фокс. — Вопрос в том, как этот Скотт Браун оказался здесь в том состоянии, в каком он находится? С родственниками мы пока не связывались, хотя и нашли его внучку. Других живых его потомков нет. С ней не созванивались, потому что вряд ли будет от этого толк. Пойдем, на месте расскажу, что за мысли меня одолевают. Нам предстоит провести несколько неоднозначных тестов.

Выйдя из кабинета, они, словно вновь став действующими агентами и, как когда-то давно, идя рядом друг с другом, направились в секционную, где их, собственно, и ждала Шолто, приготовившая для них защитные фартуки.

— Разрешите! — кто-то настойчиво, но нежно положил руку на плечо Малдера, принуждая его несколько отодвинуться. Фокс повиновался. Голос женщины находившейся за его спиной был до невозможности обворожительным. Очень хотелось посмотреть на его «хозяйку» и сделать все, чтобы она ни попросила.

— Вы кто, простите? — Скалли пыталась вернуть контроль над ситуацией.

Обладательница иссиня черных прядей, абсолютно не обращая внимание на Дану, прошла мимо нее и, не сводя глаз с Норы, сказала:

— Все сама... Разве этим болванам можно доверить что-нибудь поистине важное? Нет, все сама. Им бы все... К черту их! К черту Фила! — подойдя вплотную к молодому агенту, она продолжила: — Не будь я так занята, сладкая, я бы тебе показала занимательные вещи, — и бесцеремонно прижавшись к ее волосам, вдохнула их запах и тут же продолжила: — Дела превыше всего, — и мило улыбнувшись, на глазах у потерявших на мгновение самообладание сотрудников спецслужбы, незнакомка нажала несколько кнопок на неком устройстве, прикрепленном к запястью, и, окружив себя светло-голубой аурой, взялась одновременно за руки обоих трупов, вовлекая и их в мерцающий ореол. На несколько секунд свечение стало еще более интенсивным, превращаясь в золотистое, и они исчезли.

— Боже... — только и изрек Малдер.

Агент Шолто тем временем шарила руками по воздуху в том месте, где только что стояла незнакомка, так легко обведшая их вокруг пальца и самым наглым образом укравшая их улики. Словно эта троица могла закатиться под стол или просто стать невидимой, но остаться ощутимой...

— Малдер, я надеюсь, что и на этот счет у тебя есть хоть какая-нибудь теория, — Скалли была явно растеряна, несмотря на весь свой немалый опыт работы над секретными материалами.

— Удивительное создание! — глядя в никуда, словно отвечая собственным мыслям, промолвил Фокс. — Нора, будь осторожнее, такая может вернуться и за тобой, — и, улыбнувшись, констатировал: — Дамы! Аутопсия закончена. Всем спасибо!

Малдер наклонил голову, медленно повернул ее в сторону двери, вслед за ней развернул все тело, и плавно, словно утекая, вышел из секционного зала. Скалли, на секунду задумавшись, коснулась кончика носа пальцами, согнутыми в кулак, и тут же направилась за своим прежним напарником. Шолто ничего не оставалось, как последовать за ними, пребывая в полном недоумении.

— Сэр, мне кажется, нас с доктором Скалли самое время посвятить в Ваши теории, пересеченные с реальностью, — тон был достаточно требовательным, чтобы всем напомнить, кто тут «главный».

— Дело принимает интересный оборот, — в голосе Малдера можно было услышать нотки некоторой неуверенности.

— Давай, делись! Уверена, мисс Шолто тоже будет интересно.

— Дана, знаешь, почему я был против перевоза тел в Куантико? Потому что я интуитивно знал, что для этих несчастных путешествие еще не окончено. Хотя, для того, кто это делает, думаю, вообще существует мало преград. И это еще раз доказывает, что эти люди не из нашего времени. Жаль, что ты не успела ощутить их запах.

Скалли недоуменно подняла бровь, а Нора еле заметно улыбнулась.

— Малдер, не хочешь ли ты сказать...

— Да, я тоже сначала подумал о том деле № 311: так же нет разложения, окоченения, температура около девяноста восьми градусов по Фаренгейту и запах... Тебе показалось тогда, что пахло тюльпанами...

— Я прекрасно об этом помню, но какая связь между тем трупом и нынешними? Тот же, вроде, имел ожоги на шее в форме пальцев?

— Никакой! — ответил Фокс. — Кроме того, у этих двоих был половой акт незадолго до того, как их нашли. А еще, у агента Шолто во время осмотра тел вышел из строя мобильник, что и натолкнуло нас на мысль об излучении, исходящим от них на определенное короткое расстояние. Тут явно не воздействие ядовитых веществ: никакой гениальной композицией не достичь такого результата. Я спрашивал мнение компетентных людей. И вывод здесь напрашивается однозначный — это один из видов бальзамирования. В далеком будущем. Но думаю, оно будет доступно не всем... Это даже больше похоже на специальный метод, применяемый для чего-то. Пока не знаю, для чего именно, но уверен, что в моих рассуждениях есть рациональное зерно, — Малдер замолчал, словно собираясь с мыслями, и в то же время обвел взглядом своих собеседниц, будто ожидая от них реплик на сказанное, но через пару мгновений тишины, продолжил: — Что вы знаете про пятьдесят первую параллель?

— Сэр, я недавно пыталась разобраться в этом вопросе, наткнувшись на одну старую статью в «Одиноком стрелке», перечитывая одно из неразгаданных вашим отделом дел, — подала, наконец, голос агент Шолто.

— И что ты можешь сказать? — на лице мужчины можно было заметить нескрываемую гордость за свою подопечную.

— Там эти парни пишут как-то довольно расплывчато о своей теории, но смысл в том, что на планете Земля есть особые места, и их якобы можно просчитать, в которых пересекаются некие виды энергии, способные раскрывать непознанное. Поэтому пока ничего важного, касательно нашей ситуации сказать не могу. Иначе, я бы Вам не позвонила. Неужели, их похищение связано напрямую с какими-то координатами, сэр? — девушка переступила с ноги на ногу, сильно смущаясь собственного незнания.

— Да, агент Шолто, в этом предположении, думаю, Вы правы. Их забрали, потому что здесь не та параллель, — констатировал Малдер и, многозначительно подняв брови, откинулся на спинку кресла, когда-то безраздельно принадлежавшего ему.

— Замечательная логическая цепь. Думаю, рассуждения длиною, как минимум, в диссертацию ты просто счел неуместными, да? — Дана, приподняв рукав пиджака, посмотрела на часы. — Тогда, уверенна, мне самое время откланяться. У вас тут и без меня довольно сплоченная команда, — натянуто улыбнувшись, она развернулась и направилась к выходу.

— Скалли! — Малдер соскочил с кресла и стремглав бросился к своей напарнице. — Дана, прошу! — сказал он как можно более нежно и уже чуть решительнее добавил, — Останься! Твоя Академия никуда не денется, а это дело обещает быть, возможно, самым невероятным из того, что мы видели.

— Вот именно, «невероятным»! Ты не думал, что ты находишься под действием каких-либо галлюциногенов? Путь поступления значения не имеет. А меня накормили ими через любезно предложенный кофе, — сказала, слегка кивнув головой в сторону Норы, Скалли, в которой стоял на своем врач. — Как тебе такая теория, а? Пока не пойму ее конечную цель, но она явно где-то на поверхности.

— Боже... Ты параноик! — покачав головой из стороны в сторону, сказал Фокс и начал смеяться. — На тебя, — сделал паузу, чтобы глотнуть воздуха и продолжил, — так студенты влияют?

— Это трезвый взгляд на ситуацию, Малдер, — не теряя своей серьезности, ответила Дана. — Какое путешествие во времени? Какое супербальзамирование? — размахивая руками, выпалила бывший агент ФБР.

— Тебе впору писать научный роман под названием «Сто и одно разоблачение увиденного»! — сжимая ее плечи чуть сильнее, мужчина спросил: — Что с тобой?

— Доктор Скалли, они — реальность. Я даже успела сделать несколько фотографий, мы измерили радиус излучения, исходящего от них, успели взять на анализы их кровь и найденную сперму.

— Фотографии? При наличии...

— С расстояния. Точнее, находясь за пределами секционной комнаты, через стекло.

— Ладно, — сдалась Скалли, и Малдер почувствовал, как спало напряжение с ее плеч. Видимо, где-то в глубине души она, действительно, скучала по своей прежней работе. — Что там еще вы успели понапридумывать?

Малдер улыбнулся, приобняв Скалли, нежно развернул ее, направляя в противоположную сторону от выхода и, не убирая рук, продолжил управлять ее движением.

— Запах, — начал Фокс, наконец, усадив Дану на стул, — вот, что мне интересно пока больше всего остального.

— Сэр, а где же нам искать трупы? Точнее, они еще в нашем времени?

— Да, они в нашем времени, и я даже догадываюсь, где стоит начать поиски.

— И где же? — почти в один голос спросили обе женщины.

— В Британии. Точнее сказать пока не могу, возможно, в Кардиффе или Стоунхендже.

На Малдера молча взирали две пары глаз, выражавшие крайнее изумление.

— Есть странная пятьдесят первая параллель, на которой уже известны древние города-святилища-обсерватории: Стоунхендж, Аркаим, Синташта. Так вот, есть все возможные математические выкладки для расчетов, почему именно эта северная широта. Тангенс угла, равного пятидесяти одному градусу, очень близок к двойному значению золотого сечения. Еще его называют «божественной пропорцией» она есть даже в нас, если произвести деление тела точкой пупа важнейший показатель золотого сечения. Пропорции мужского тела колеблются в пределах среднего отношения тринадцати к восьми, что равно одной целой шестистам двадцати пяти тысячным, и несколько ближе подходят к золотому сечению, чем пропорции женского тела. Но это так, лирическое отступление. Так вот, основываясь на расчетах с помощью тригонометрии, можно предположить, где еще могут возникнуть подобные условия. Почему же была выбрана именно эта широта для строительства этих неоднозначных памятников? Давайте воспроизведем схему измерения. Предположим, что измерения начинались с палки, воткнутой в землю, по возможности, строго вертикально и тени, отбрасываемой солнцем от нее. Это прямоугольный треугольник. Расчеты произведем для полудня в день равноденствия, пусть двадцать первого сентября, на широте 51,332 градуса. Стороны треугольника надо получить в целых числах. Высота гномона двадцать единиц, длина тени двадцать пять единиц, длина линии, соединяющей вершину гномона и конца тени, будет равна гипотенузе нашего треугольника — тридцати двум единицам. Весьма примечательный треугольник получился. Соотношение сторон получается «золотым сечением». И именно такой треугольник можно получить на нашей широте - в тридцать девять градусов. Поменяются местами только катеты и углы получаемого прямоугольного треугольника. Вот, в общем-то, к чему сводятся все мои умозаключения, построенные на той самой статье, о которой говорит Нора. На этой странной параллели находится Кардифф, Лондон, Киев и много еще каких городов, но я уверен, что наша «пропажа» где-то в Британии. И если агент Шолто свяжется со своим близким другом в Лондоне и узнает у него, не находили ли странные трупы, напоминающие наши, то это гораздо значительнее упростит все наше путешествие.

Нора, не дожидаясь повторения просьбы, уже набирала номер на мобильнике и, приложив его к уху, посмотрела на Малдера, еле заметно улыбнувшись.

— Привет, Ник. Прости, что...

Дальнейший разговор происходил в коридоре, и Скалли будто этого и ждала:

— Ты ей очень нравишься.

— И она мне. Довольно талантливая и целеустремленная, — делая вид, будто не понимает, о чем говорит Скалли, ответил Фокс.

— Я о другом. И ты меня прекрасно понял...

— Она знает, что на меня может влиять лишь одна из женщин на этой Земле. И даже если Нора будет ее усиленно поить кофе, она все равно не будет к ней благосклонна. Она достаточно умна, Дана.

— В Кардифф! — сказала, сияя, вошедший агент. — Я заказала вам билеты на ближайший рейс в Лондон. У меня тут еще есть крайне неотложные дела, к сожалению, присоединюсь к вам позже. Черт! — вытянув одну руку вверх и чуть подпрыгнув, Шолто позволила себе это проявление эмоций и продолжила более сдержанно: — Это невероятно! Теперь их уже пятеро. Сэр, Вы просто потрясающий! — продолжая радоваться как ребенок и не скрывая своего восхищения Малдером, не унималась Нора.

— Что ж, Скалли, как в старые добрые времена. Это, конечно, далеко не картофельный штат, но все-таки не менее захватывающее приключение, — сказал Фокс, намекая на одно из первых дел.

__________________________________________

Примечания автора:

' «Woot» — выражение крайней радости (что-то вроде «Ура!») или, что реже, согласия с собеседником. В разговоре также может обозначать недоумение «Woot?» («Чего?») как искажение от слова «what».

** «Spooky» — с англ. «напоминающий приведение», «жуткий». Прозвище Малдера во время учебы в Академии.

             

          

Глава 3. TORCHWOOD

           

Великобритания. Кардифф. Наши дни...

       

Вот уже вторые сутки манипулятор временной воронки не давал Джеку покоя. Звук, который он испускал с какой-то странной периодичностью, был ему не знаком. Соответственно, как его дешифровать он тоже пока не знал. Ясно было одно, что-то происходило с капитаном, точнее с его телом, потому что этот сигнал очень напоминал тот, что устройство издавало, когда их отношения с Джоном Хартом были особенно горячи, а тому угрожала смертельная опасность. Как это работало, Харкнесс не знал. И тогда, в далеком прошлом для него, а ныне в еще не свершившемся будущем для всех нас, он разобрался с этим вопросом не сразу.

Но сейчас... Что-то было не так.

Джек сидел у себя в кабинете и через стекло наблюдал за своей командой. Оуэн набирал отчет о вскрытии убитого пришельца. Янто ходил с деловым видом по Хабу и что-то озадаченно спрашивал у каждого из присутствующих. Гвен нет. Она дома: Рис заболел совершенно невовремя, а может, это очередная уловка с его стороны, чтобы увидеть любимую женщину. Джек понимал его желание и одновременно злился на него за это. Потому что сей факт нарушал последовательность действий Харкнесса. А капитан очень не любил, когда вмешивались в его план работы. Очень...

Он перевел взгляд на Тош, которая усердно составляла график резкого увеличения остаточной темной энергии на Земле. Регистраторы Торчвуда отмечали ее рост в последние несколько часов. И пусть всего лишь на тысячные доли от постоянной допустимой массы, но это всегда говорило о сильных межвременных перемещениях вне поля пространственно-временного разлома, что почти всегда означало угрозу безопасности. Бывший Агент Времени уже однажды испытал это на собственной шкуре, в далеком пятьдесят первом веке, примерно около ста двадцати лет назад... Но он никогда этого не забудет — «нож в спину» от особо приближенных к Сердцевине Временного Агентства*.

Глава Торчвуда развернулся в кресле к своему рабочему столу и достал шкатулку. С виду это был обычный деревянный ящичек, но там внутри была почти вся жизнь Джека... Не того задиры-парня с непростым именем из пятьдесят первого века, который жаждал сражений и удовольствий, славы и денег, а того самого капитана, который, ожидая Доктора, прожил непростую и долгую жизнь, наполненную болью потерь — самого себя в бесконечности времени, своих любимых и верных друзей в смерти...

Джек достал фотографии еще тех времен, когда человечество лишь осваивало это волшебство. Он всегда особенно нежно касался пожелтевших и таких же тленных, как и все, листков фотографической бумаги. Мягко провел подушечками пальцев по изображениям на каждой из них, словно от его прикосновений они могли ожить хотя бы на мгновение... Но они живы только в его воображении, и, чем дороже образ, тем глубже он спрятан, потому что, потеряв его однажды, еще больнее переживать его потерю вновь и вновь, воскрешая в памяти произошедшее. Капитан старался не чувствовать... Он жил работой, и она отвечала ему взаимностью — он ей нужен. Она будет всегда, Джек знал: конец света еще не скоро. Он уже там был.

И он был в Пустоте, но Боль Воскрешения всегда его возвращает: он вновь и вновь проходит свою «Голгофу», смиренно принимая «наказание».

У него нет дома. У него есть работа и люди, которые его любят. И он будет с ними, пока они живы. Пока...

Все тленно...

Но он нужен им. Он всегда будет им нужен, еще много тысячелетий... Даже если это будет чисто потребительский интерес. Джек понимает, что такова человеческая природа и она не меняется. Одни готовы, не задумываясь, отдать за него жизнь, другие будут с особым изощрением его, пытая, умерщвлять, наблюдая за тем, как он воскрешает, принимая ставки, как быстро это произойдет, и есть ли предел его способностям, откровенно делая из этого шоу. Такова человеческая натура...

Джек научился прощать.

Все тленно...

Из воспоминаний его вытянул тихий и участливый голос Янто:

— Сэр, я могу Вам чем-нибудь помочь? — промолвил секретарь, смело протягивая руку за кружкой с голубой горизонтальной полоской.

Джек поднял глаза на Джонса, и тому на мгновение показалось, что он смотрит куда-то сквозь него. Лишь на мгновение... Но этого было достаточно безумно влюбленному молодому человеку, чтобы почувствовать всю тяжесть Прошлого своего капитана. Ту часть, которую Янто никогда не суждено узнать. Никогда — такое простое слово из семи букв, но с таким разным смыслом для каждого из этих двоих.

— Я в порядке, — сухо ответил шеф.

«Дежурная отговорка», — подумал Янто, стараясь улыбаться, между тем, борясь с желанием прикоснуться к плечам Джека, обтянутым голубой рубашкой, для верности прижатой темно-серыми подтяжками. Воображение секретаря тут же подкинуло самые смелые картинки их недавнего «изучения местности» в оранжерее.

Янто скучает по Джеку.

Всегда...

Даже если они только что расстались, он тоскует, словно чувствуя, что не успеет насладиться их близостью. Янто готов просто ходить за Джеком по пятам, вдыхая его запах и слыша его дыхание. Выполняя приказы капитана, Джонс счастлив по-своему: он нужен Джеку Харкнессу, поэтому и старается забыть на время об их будущем. Старается избавиться от навязчивого вопроса, частенько выползающего из глубин подсознания: «Возможно ли вообще будущее с Джеком?»

— Может, кофе? — придерживаясь выбранной линии поведения, еще раз, уточняя, поинтересовался Джонс.

— Собери-ка всех, Янто! У нас будет совещание! — загораясь в ответ посетившей его догадке, Харкнесс отдал распоряжение и, мигом поднявшись, слегка, будто ненарочно, проведя ладонью по ягодицам своего любовника, выскочил из кабинета, направившись к Тошико.

Джонс, поборов дрожь, достал мобильник и отправил Гвен сообщение с определенным кодом, говорящим об экстренном совещании в Хабе.

— Остальные и так все здесь, — с некоторой досадой в голосе ответил Янто, убирая телефон в карман пиджака.

В пару прыжков преодолев расстояние от своего кабинета до стола компьютерного гения, Джек, нежно улыбаясь, тихо спросил:

— Что скажешь, Тош? — идеально прямая спина и руки, упертые в бока, означают только одно: шеф хочет полного отчета, даже если он всего лишь ненавязчиво поинтересовался о происходящем вокруг.

— Джек, я еще не совсем понимаю, что происходит. Но чисто интуитивно, расширив территорию поиска, одно могу сказать точно: у нас еще два пополнения, и я уже отследила их. Ты удивишься, — она сделала паузу и немного повернула голову в сторону капитана, словно желая уловить эмоции на сказанное, — но это Скотланд-Ярд, Джек. И я уже перебираю отчеты и сводки со времени появления первых «следов», только не знаю, что искать...

— Скорее всего, трупы, Тош, — поджав губы и сосредоточенно сморщив переносицу, капитан уточнил, — Да. Именно, трупы и, возможно, со следами недавней половой связи.

— Боже, Джек... Их изнасиловали? Я... — Тош не на шутку напряглась.

— Нет. Это было по обоюдному согласию, иначе... все бессмысленно, — обхватив себя правой рукой, и упершись в нее локтем левой, прикрыл губы пальцами, сжатыми в кулак, фиксируя подбородок большим пальцем.

Джек уже начал выстраивать цепочку возможных кандидатов на место главного преступника. Было несколько неоднозначных персон, но он никак не мог никому из них отдать пальму первенства. Кто? Кто мог решиться так напомнить о себе?

— Шеф, все готово. Это пять трупов, среди них и мужчины, и женщины, и все они со следами недавнего соития. Откуда ты...

— Поэтому я все еще ваш руководитель, — резко развернувшись, — Янто! Все в сборе? И, да, ты, вроде бы, мне что-то предлагал, так почему до сих пор моя ладонь не ощущает твердого и горячего предмета, наполненного божественной жидкостью, вкус которой я хочу почувствовать у себя во рту?

Тошико забыла, какие кнопки надо нажать, чтобы подготовленный ею материал перенести на экран в конференц-зале, и просто, открыв рот, слушала всю эту тираду, почти не дыша, переводя взгляд с Джека на Янто, у которого постепенно и щеки, и уши непростительно покраснели. Один только Оуэн улыбался, слушая этот откровенный флирт, закрывая файлы со вскрытием.

Дверной механизм пришел в движение, открывая взорам членов команды Гвен, растерянно взирающую по сторонам.

У Джека завибрировал мобильник. Он с самым невозмутимым видом достал его из кармана и, нажав на кнопку ответа, произнес свою коронную фразу, словно каждый раз вновь убеждал себя в этом:

— Капитан Джек Харкнесс слушает.

— Добрый день, капитан. Вас беспокоит Майкрофт Холмс. Думаю, самое время познакомиться.

__________________________________________

Примечания автора:

* Думаю, стоит отметить тот факт, что существование темной энергии доказано лишь с помощью уравнений. А уж тем более, ее связь с путешествием во времени. Это мое, Автора, личное «извращение» Но муки совести меня не преследуют, потому как в сериале нет вообще никаких обоснований научных терминов, используемых сценаристами. А мне их очень не хватает, пусть даже и «не совсем научных». Так что не принимайте все за «чистую монету». У Рассела Т Девиса и его сотоварищей, вообще, все просто, поэтому вполне может уложиться в принцип: «Это именно так, потому что это из Будущего, а там оно есть, потому что это же Будущее!»

     

         

Глава 4. ORIGO SINGULARI. OPINIO '

       

Точка сингулярности, сама по себе, не имеет размеров, но вокруг неё существует «кокон», нечто вроде горизонта событий, как у чёрной дыры...**

       

Перелет для Скалли казался бесконечным. Лишь на время Малдеру удалось привлечь ее внимание небольшим клочком скомканной бумаги, с виду ничем особо не примечательной, и, как оказалось, извлеченной изо рта одной из жертв — молодой женщины, именно ей Фокс уделил больше всего внимания. У второй жертвы он не стал вытаскивать улику, так как хотел доставить «удовольствие» Дане, когда бы она приступила к вскрытию. Но он особо не расстроился по этому поводу, потому что уже успел увидеть, что они абсолютно идентичны.

— Что ты видишь? — спросил Фокс, глядя, как вертит в руках эту пресловутую улику его напарница.

— «Ревность». Малдер, читать я умею, — возвращая «вещдок» Фоксу, ответила невозмутимо Скалли.

— Не спеши! Готов поспорить на «детей» подсолнечника, что я способен тебя удивить! — чуть наклонив голову в сторону и приблизившись к ее уху, продолжал интригу Малдер.

— Я не спорю на «святое», Фокс! И показывай уже, насколько глубока «кроличья нора», — подняв брови в нетерпении, парировала доктор.

Малдер, заговорщически оглядываясь по сторонам, словно за ними мог кто-то наблюдать, достал из внутреннего кармана фотографию, на которой была изображена такая же измятая бумага и, похоже, что таких же размеров, но на ней не было не единой буквы. Она была чиста.

— И что ты скажешь теперь? Где то слово, о котором ты говорила минуту назад? — улыбаясь, спросил Малдер.

— Это не та бумага.

— Она самая. Только слово «ревность» мы видим, когда смотрим на нее воочию, а не через объектив фотоаппарата. Значит, это какой-то элемент телепатического воздействия. Неких волн, испускаемых, пока не знаю, чем, но четко направленных в головной мозг в центр зрительного восприятия. Как-то так, — закончив свою теорию, Малдер откинулся на спинку кресла, прикрыв глаза, словно был уверен, что Скалли не будет оппонировать ему.

Спустя минуту переведя взгляд на него, Дана заметила, как мышцы лица Фокса постепенно расслаблялись, это безошибочно говорило о том, что Малдер нагло засыпал.

Картина, представшая перед ее глазами, заставила Скалли улыбнуться и почувствовать нежность к этому мужчине. Как бы ни хотелось отчитать его за происходящее, наверное, сейчас она могла сознаться самой себе в том, что она счастлива. Пусть это всего лишь мгновение, но оно того стоит. Всегда. Счастье — понятие абсолютно не перманентное.

В аэропорту Хитроу их должен был встретить Ник Маклир — инспектор Скотланд-Ярда и давний приятель спецагента Норы Шолто, благодаря которому вторжение на чужую территорию бывших сотрудников ФБР должно пройти с минимальными трениями. Ну, насколько это вообще возможно при данных обстоятельствах.

Где-то в глубине души у Даны зарождалось некое подобие симпатии к этой молодой и дерзкой особе, словно она и впрямь могла быть достойной последовательницей и продолжательницей их дела в отделе «Секретных материалов». Кто знает? Возможно, данный вариант — это наилучшее будущее, которое возможно было предположить для их непростой работы. Отдел, словно птица Феникс, снова и снова возрождается из пепла, находя в себе силы противостоять натиску недоброжелателей.

И с каким-то легким чувством уверенности, что все будет именно так, как они планируют, Скалли решила последовать примеру Малдера и закрыла глаза, положив голову ему на плечо.

              

***

Оставшиеся два часа полета для этих двух, таких близких и таких измученных одиночеством людей, навсегда останутся только звуками, запечатленными где-то в подсознании.

Слишком многое они пережили вместе...

Пройдя аэропортную рутину, обязательную для прилетевших иностранцев, они вышли в зал для встречающих. Скалли в разношерстной толпе людей, скопившихся у входа, сразу обратила внимание на молодого человека, стоявшего немного поодаль от галдящей массы. Он был среднего роста, с пепельными коротко стрижеными волосами, в светло-сером костюме, под пиджаком которого была видна черная шелковая рубашка с небрежно расстегнутым воротом. Стоило только Дане встретиться взглядом с этим мужчиной, как его лицо озарила широкая улыбка, напрочь отметающая все сомнения, что это может быть не Ник Маклир.

— Малдер, нам сюда, — тихо сказала Скалли, слегка касаясь предплечья своего друга.

— Уже вижу. Нора прислала мне его фото и координаты на случай, если мы разминемся по каким-либо причинам. Приятный молодой человек, — делая шаг навстречу, произнес он.

— Рад приветствовать вас на Туманном Альбионе, — подал голос инспектор, сначала подавая руку для рукопожатия Фоксу. — Мистер Малдер, я — Ник Маклир. Нора мне много про Вас рассказывала. Очень рад наконец с Вами познакомиться, — сжимая его руку, сказал молодой человек. И переведя глаза на Скалли, продолжил: — Легендарная доктор Скалли...

— Видишь, я просто «мистер», а ты — «легенда», — съехидничал Фокс, чуть повернув голову в сторону напарницы, не сводя глаз с Ника и их рукопожатия.

— Мне тоже приятно, мистер Маклир. Только я не считаю, что достойна «легендарности», — весь этот пафос ей всегда не нравился, и она непременно об этом говорила.

— Нас ждет машина, — Ник сделал вид, что не понял, о чем идет речь. — Ваш визит, как вы понимаете, не санкционирован официально. Поэтому с этого момента забудьте, что вы — сотрудники ФБР, — он поднял руку в жесте, пресекающем все их дальнейшие уточняющие вопросы касательно этого момента, и продолжил свои инструкции, — а уж тем более бывшие спецагенты некоего отдела, занимающегося паранормальными явлениями и всякого рода аномалиями. Вы — просто ученые и мои консультанты. Думаю, возражений быть не должно. Пропуска я вам уже подготовил. Кто вы на самом деле, знает только мой непосредственный шеф старший инспектор Грегори Лестрейд. С ним вы обязательно познакомитесь. Знаете, у него тоже есть свой консультант, — тут Ник слегка ухмыльнулся, словно речь шла о каком-то волшебном артефакте, который отрицался наукой, но его шеф упорно продолжал им пользоваться, доказывая его непревзойденность. — Надеюсь, вы не пересечетесь с ним... Он порою бывает абсолютно несносным. Тем более он может догадаться, кто вы и откуда, — Маклир обреченно поднял брови и на мгновение прикрыл глаза, смешно, как-то по-детски, опустив уголки рта, а потом пожал плечами, словно говоря, что он не сможет помешать этому, как бы ни хотел.

— Он что, экстрасенс какой-то? Или медиум? — было не понятно, шутил Малдер или говорил вполне серьезно, но этот вопрос заставил Скалли обернуться к нему и всмотреться в его лицо.

— Нет. Он детектив-консультант. Единственный в мире, как он сам часто любит говорить. У него есть друг, ассистент и его личный блоггер доктор Джон Уотсон. Забавный малый и полная его противоположность. Для меня до сих пор загадка, как их тандем еще существует.

— О, как!.. Значит, великий Скотланд-Ярд снизошел до любителей?

— Малдер! — прошипела Скалли, пытаясь прервать ненамеренное оскорбление чести и достоинства британской полиции.

— Ничего страшного, доктор Скалли, — инспектор поправил воротник своей шелковой сорочки и слегка повел плечами. — Мистер Холмс действительно гениальный сыщик, и он нам очень часто помогал в самых запутанных делах. Но, надо признаться, это дело пока не разгадано даже им. Поэтому мы рады любой помощи, даже если она придет от янки, — «укол» от Ника за «любителей» долго не заставил себя ждать.

Скалли только улыбнулась состоявшейся «дуэли» и, одарив многозначительным взглядом этих двух мужчин, отвернулась к окну, наблюдая мелькающий пейзаж лондонских улиц. В салоне автомобиля стало тихо.

Небо становилось все темнее и тяжелее, рождая ощущение, что оно вот-вот распластается на тротуаре, задавив своей массой весь город с его жителями. Еще мгновение, и на стеклах автомобиля появились первые капли, вырвавшиеся на свободу из тучного мешка, самоотверженно встречающие свою смерть, разбиваясь о любую, вставшую у них на пути, твердую поверхность.

— Здравствуй, Лондон! — удрученно сказал Малдер.

Через несколько минут выходя из машины, остановившейся аккурат около главного входа в святую святых лондонских полисменов, Скалли обратился к Нику:

— Мистер Маклир, надеюсь, нам повезет встретить вашего гения.

— Вы действительно этого хотите? — улыбаясь, спросил Ник.

— Ну, раз больше никаких достопримечательностей нам увидеть не удастся, я согласна на мистера Холмса.

Они вошли внутрь и, пройдя по многочисленным коридорам в полном молчании, оказались около заветной двери. Маклир провел карточкой по электронному замку, в ответ загорелась зеленая лампочка, и дверь приглашающе открылась. В предсекционной оказался молодой человек, который был увлечен сортировкой какого-то материала в герметичных пакетах.

— Привет, Робби! Как поживаешь? — сказал Ник.

— Все в норме. А это, по-видимому, те самые консультанты? — спросил Роберт, неприветливо просверливая гостей взглядом серо-зеленых глаз. — Какой-то, прямо, консультативный день сегодня, — не дожидаясь ответа, прокомментировал происходящее старший судебно-медицинский лаборант.

— Роб, только не говори, что он уже внутри, — сводя брови «домиком», словно умоляя, сказал инспектор.

— Вот и я о том же! Работать невозможно. В Букингемский Дворец и то меньше посетителей, — проворчал лаборант и снова принялся за свое занятие. — И да, думаю, тебе будет интересно знать, излучение от тел не фиксируется. Оно сошло на ноль, Ник, понимаешь? Шоу идет к завершению. А мы до сих пор не знаем, откуда ветер дует... И, похоже, у мистера Хвастуна тоже нет особо дельной версии.

— Спасибо, — поблагодарил Роберта Маклир и, обернувшись к представителям ФБР, добавил: — Защитные фартуки нам уже не понадобятся.

Аудитория была достаточно большой. Ее площадь позволяла при необходимости работать нескольким группам студентов одновременно с возможностью занять каждого постановкой какого-либо опыта. За стеклянной перегородкой находилась непосредственно сама секционная на пять столов и встроенными холодильными камерами.

У противоположного конца длинного лабораторного стола сидел мужчина. Его черные кудрявые взъерошенные волосы придавали ему вид сумасшедшего ученого, но дорогой черный костюм, безупречно сшитый по стройной фигуре, говорил о том, что он слишком себя любит, чтобы быть невзрачно серым. Он что-то скрупулезно смешивал в пробирке, рассматривая ее на свет, абсолютно не обращая внимания на вошедших. И в этот самый момент мобильный телефон Малдера сообщил о получении видеозвонка от агента Шолто.

— Извините, — сказал Фокс, нарушив тишину, безусловно, ценную для постановки опытов. — Ник, я думаю, Вам тоже будет интересно, что Нора для нас разузнала, — он нажал на кнопку ответа, выставив руку с телефоном вперед перед собой, открывая больший обзор для Скалли и Маклира.

— Рада приветствовать всех! Мистер Килт, тебе отдельный поклон за оказанное гостеприимство, — позволив себе некоторую интимность в отношении инспектора, Нора, слегка улыбнувшись, продолжила: — Только что получила результаты анализа спермы нашего предполагаемого... — она замялась, подбирая слова, — «связующего звена», а, возможно, и убийцы. Хотя, я помню, агент Малдер, о Вашей уверенности в том, что они убиты из-за ревности к этому «предмету страсти», — можно было заметить легкий румянец на ее щеках, но ни тени сомнения в правильности своих слов. — Итак. Сперма. Сделав генетическую экспертизу двух представленных образцов, мы получили весьма интересный результат. И я уже успела проконсультироваться с генетиками. Они, правда, немного в шоке от всего увиденного и говорят, что этого не может быть. Предлагают сделать повторное исследование, но у нас больше нет биоматериала. Может быть, британцы нам помогут? — подмигнув, она вывела генетическую карту, открывая обзору двадцать три пары хромосом, явно принадлежащих мужчине.

— Агент Шолто! — раздался голос Ника где-то позади Малдера и Скалли. — Выходи в Skype, скинул тебе на почту координаты. Думаю, доктору Скалли будет удобнее анализировать данные в таком масштабе, да и американским налогоплательщикам обойдется дешевле.

— Как скажите, «агент» Маклир! — согласилась Нора, чем вызвала довольную улыбку у шотландца.

В этот момент обладатель кудрявых волос поднялся и, смерив Малдера и Скалли оценивающим взглядом, четко произнес:

— Шерлок Холмс, — представившись, он слегка качнул головой и, обратившись к Нику, сказал еще более пафосно: — Разве не нужно было представить гостей? Тем более перелетевших океан бывших агентов ФБР? — изогнув губы в подобии улыбки, Шерлок застегнул пуговицу на пиджаке и, засунув руки в карманы брюк, подошел ближе к монитору компьютера, чтобы тоже увидеть результаты исследований американских генетиков.

— Ну, это было просто, — подходя к детективу, сказала Скалли. — Ваша дедукция хороша, но как далеко Вы продвинулись в расследовании этого дела? Вот, что действительно должно нас впечатлить, мистер Холмс, — поднимая на него самый невинный из всех возможных, имеющихся в арсенале этой рыжей фурии, взгляд и слегка улыбнувшись, поинтересовалась Дана.

— ...?! — Шерлок явно не ожидал такого ответа, и выражение удивления на его лице задержалось на много большую продолжительность времени, чем он обычно себе позволял.

— Да, просто. Вы слышали большую часть разговора. И поняли, по нашему произношению, что мы из Штатов. Если Вы тут завсегдатай, то с большой долей вероятности можно предположить, что знакомы с Ником, поэтому смогли давно понять, что у него есть близкий друг, работающий в определенных структурах за океаном. И то, что именно она нам сейчас звонит, позволяя себе обращаться к инспектору Маклиру «мистер Килт», сомнений у Вас не вызвало. Бывшие агенты ФБР? Ну, если бы мы были действующими, то, наверняка, это было бы событием в Скотланд-Ярде, и нас бы сопровождал старший инспектор Грегори Лестрейд. И пропуска у нас бы были не гостевые, а специальные.

— Очень неплохо. Весьма, — наградив Скалли своей скупой улыбкой, выражаемой в поднятии уголка рта, согласился Шерлок.

— Инспектор Маклир упомянул о Вас в нашем разговоре, и я воспользовалась Интернетом, чтобы узнать о Вас немного больше. Нашла сайт о дедукции, ознакомилась с ним и скажу, что Вы молодец. Хотя, поверьте, есть вещи, которые будут и Вам не подвластны. А Ваша бравада и тщеславие — плохие помощники. Я более чем уверена, что у Вас, мистер Холмс, есть парочка нераскрытых дел! И думаю, если бы не Ник, то и это дело можно было бы тоже уже положить на полку.

— И много Вы уже поймали «зеленых человечков»? — съязвил Шерлок, презрительно фыркнув.

— Достаточно.

— Вот, вся структура его хромосом, — раздался голос Норы из колонок компьютера. — Доктор Скалли, обратите внимание на восьмую. Простите, не знаю, насколько Вы удивитесь, увидев то, что насторожило наших консультантов, но у него в коротком колене этой хромосомы не пять локусов, как у всех нормальных людей, а восемь! Причем они не дублируют уже известные гены. И, если бы не это обстоятельство, наш объект бы был генетически абсолютно здоров. Просто идеально здоров!

Возникла некоторая пауза, все ждали вердикта Даны, и лишь Шерлок, так как не мог простить ей выпад в его сторону, не сдержался:

— Я думал, что для судебно-медицинского эксперта с ученой степенью присущи более прагматичные черты характера.

— А хорошие манеры Вам бы и впрямь не помешали! Сделайте себе генетическую карту, думаю, проблемы с шестнадцатой хромосомой Вас не обошли стороной, — не поднимая взгляд от картинки на мониторе, парировала Скалли.

— Главное, у него нет добавочной Y-хромосомы, — сказал Малдер, тоже сосредоточенно вглядываясь в картинку результатов на мониторе.

— У кого? — не выдержал Маклир.

— У обладателя этой генетической карты, — объяснила Дана. — До последнего времени роли наследственных факторов в качестве причины ненормального и преступного поведения не придавали большого значения. В 1961 году совершенно случайно был обнаружен первый мужчина с лишней Y-хромосомой. Клетки его крови подвергли генетическому исследованию, поскольку у него родился сын с болезнью Дауна. И тогда ученых заинтересовал вопрос, не могут ли аномалии половых хромосом предрасполагать индивидуума к ненормальному поведению? Этой проблемой занимались многие после того, как в 1965 году доктор Джейкобе из Эдинбурга с коллегами сообщили о результатах своих исследований. Чтобы определить, связано ли каким-то образом наличие лишней Y-хромосомы с необычайно агрессивным поведением человека, они изучили хромосомы мужчин, умственно отсталых и находившихся на лечении в специальных учреждениях для особо опасных преступников, поскольку они совершили различные преступления с применением насилия. Как было установлено, из 196 обследованных мужчин у шести с небольшим процентов был ненормальный хромосомный набор. Из них у 3,5% имелась лишняя Y-хромосома. Таким образом, их набор половых хромосом был XYY.

— Мужчин с таким набором половых хромосом прежде обычно описывали так: высокий рост, длинные руки и ноги, лицо в прыщах, некоторая умственная отсталость, предрасположенность к душевным болезням и склонность к чрезвычайно агрессивному, опасному и антисоциальному поведению, — протараторил Шерлок, словно мог не успеть сказать начатое. — Такие описания делались в основном по результатам изучения контингента заключенных в тюрьмах. Только недавно благодаря массовому обследованию здоровых новорожденных мальчиков и взрослых мужчин было подмечено, что кариотип XYY может встречаться в сочетании с весьма широким спектром особенностей поведения и физических черт. Эти исследования, которые, впрочем, необходимо продолжить, — подняв многозначительно брови и выставив указательный палец вверх, продолжил он лихорадочно говорить, переводя взгляд с одного из присутствующих на другого, — показали, что XYY-мужчина может быть совершенно нормальным во всех отношениях. Да, пока не исключается склонность к серьезным нарушениям поведения, недостаточное умственное развитие и неспецифические физические аномалии. Такие, как, например, искривленные мизинцы на руках.

Маклир настороженно разжал пальцы перед собой, внимательно рассматривая собственный мизинец. Шерлок, удовлетворено хмыкнув, продолжил:

— Тщательные исследования, проведенные в Университете имени Джона Гопкинса, показали преобладание в поведении XYY-мужчин импульсивных действий. Так же им присущи вызывающее поведение, склонность к разрушениям, резкие проявления раздражительности при любой неудаче, упрямое желание непременно попасть в опасные места и то, что они больше всего предпочитают одиночество. Но никаких явных отклонений в сексуальном поведении у них замечено не было, — Холмс замолчал, но спустя мгновение запоздало ответил Скалли, буравя ее своими стальными глазами: — С шестнадцатой хромосомой у меня все в порядке, если Вы намекаете на аутизм или шизофрению. Я делал себе генетическую карту.

— Я рада, что мое предположение относительно Вашего душевного здоровья оказалось ошибочным. Манеры и уважение к людям, мистер Холмс, — и Вы будете безупречны, — мягко сказала она.

— Я и так безупречен, — довольно резко ответил Шерлок.

— Считаю спор бессмысленным. Вы зациклены на самолюбовании и ведете себя, словно мальчишка. Я искренне желаю, чтобы нашелся человек, способный скрасить Ваше одиночество.

— Он уже нашелся, — тихо ответил детектив, снова присаживаясь на свой стул, чтобы продолжить начатый опыт.

— О!.. Это он? — немного опустив взор, прокомментировала Скалли. — Ну, да... это же Британия...

— Вы там про меня совсем забыли? — поинтересовалась Нора.

— Извините, агент Шолто. Итак, восьмая хромосома... А клетки эпителия? Лаборатория ничего не смогла из них получить?

— Нет, их почти не обнаружено после центрифугирования. То есть тех, что принадлежат этому мужчине.

— Хотела бы я на него посмотреть. Интересная мутация... — Скалли отошла от монитора и присела в кресло рядом с лабораторным столом. — Короткое плечо восьмой хромосомы отчасти, как считает наука на современном этапе, отвечает за эволюцию человеческого мозга. Именно это плечо претерпело очень сильные мутации в генетическом коде по сравнению с таковым у шимпанзе.

— Может ли это означать, что перед нами гений? — спросил Малдер.

— Не обязательно. Возможно, это человек со способностями выше среднего, но с большим адаптационным механизмом. Возможно, что его гормональный фон несколько иной, потому что центр регуляции всех гормонов в гипоталамо-гипофизарной системе. Фантазировать можно бесконечно.

— А телепатические возможности, Скалли? Может, это как-то связанно с этой бумагой? — не унимался Малдер.

Маклир лишь переводил взгляд с одного на другого. Но не решался выдвигать свои теории.

— Понимаешь, Малдер, такой вид мутации никогда еще не встречался. Вероятно, ответ на все эти преступления может быть именно в ней. Хотя, признаю, что я растеряна и не знаю точно, что может повлечь за собой данный вид изменения генов. Человек ли это вообще? Может быть, это как вариант со второй хромосомой. Согласно последним представлениям, она является результатом слияния двух хромосом предков, то есть, обезьян. Шимпанзе бонобо, гориллы, орангутанги имеют как бы две половинки человеческой второй хромосомы. Эти половинки соединились каким-то образом, и получилась наша полноценная вторая хромосома. Но мы-то сильно отличаемся от обезьян. Поэтому человек будущего, возможно, не очень похож на нас.

— Позвольте, Вы серьезно? Человек из будущего? — негодуя, спросил Шерлок.

— У Вас есть более приземленная версия всего происходящего? — поинтересовался Малдер, обходя Скалли и приближаясь к Холмсу.

— Это все эффектные фокусы, — махнув рукой, сказал Шерлок.

— Фокусы говорите? А как же быть с излучением? С телепатической бумагой?

— Да, бумага, вообще, вещь непонятная. Каждый из нас читал слово «ревность» только на определенном языке, — наконец-то вставил свою реплику Ник.

— Это как? — спросила Скалли.

— Мистер Холмс — на эсперанто, я и Лестрейд — на английском, Готье — на французском.

— Интересно. Мистер Холмс, — сказала Скалли, — Вы, наверное, в последнее время усиленно занимались изучением этого языка? Почему для Вас он оказался доминантным?

— Я нашел, в чем он не совершенен. И в данный период пытаюсь это исправить, чтобы он действительно мог стать мировым языком, — немного помолчав, детектив сказал: — Из чего состоит эта «бумага» мне пока не ясно. Но структурно она по строению больше напоминает клетку.

— В смысле? — спросил Ник.

— В прямом. Она не волокнистая, а ячеистая. Недостаточное разрешение на микроскопе мне не дает судить о ее микроструктуре. Но знаю, что она, словно стрелка компаса, разворачивается за магнитом. И...

Шерлок был прерван на полуслове. Дверь широко распахнулась, и вслед за Лестрейдом в аудитории появился Майкрофт, чинно вышагивая и приветствуя всех собравшихся своей дежурной улыбкой.

— Доброго всем дня! Шерлок, ты все еще пытаешься разгадать эту головоломку, отрицая очевидные факты? Ты иногда бываешь неимоверно упрям и тратишь силы впустую.

— Твое мнение здесь никому не интересно! — крикнул в ответ Шерлок.

— Я Майкрофт Холмс, старший брат этого невоспитанного молодого человека, — представился Холмс-старший, протягивая по очереди руку заокеанским визитерам и выслушивая их имена. — Знаю о вашей работе. Жаль, что мы не можем обсудить с вами многие вещи.

— Майкрофт! — не унимался Шерлок.

— Думаю, мисс Скалли могла бы рассказать много интересного за чашкой чая. Умная женщина, имеющая свое мнение на все, что может быть увлекательнее? Разве ты, Шерлок, так не думаешь? — в глазах Майкрофта сверкнул огонек. — Простите, мистер Малдер, мне мою вольность, но я Вам даже немного завидую, — изображая из себя «саму учтивость», Холмс-старший спустя мгновение продолжил абсолютно ледяным тоном: — В Британии есть институт, занимающийся всякого рода... ммм... необъяснимыми событиями.

— Что ты несешь? — изображая на лице непонимание, граничащее с отвращением, воскликнул Шерлок.

— Помолчи, прошу тебя. Хочу вам всем представить руководителя этой организации, — Майкрофт немного посторонился, разворачиваясь к двери, — капитан Джек Харкнесс. Уверен, этот человек сможет удовлетворить ваше любопытство, связанное с этим делом.

___________________________________________

Примечание автора:

' Origo — начало, происхождение (латынь).

Singularis — единственный, особенный (латынь)

Opinio — мнение, взгляд (латынь)

** Немного рассуждений вместо эпиграфа

              

          

Глава 5. ORIGO SINGULARI. OSTENTUS '

         

...По факту же сингулярность - это нечто большое, что нельзя описать конкретной величиной, это особенное состояние системы, часто характеризуемое как "всё нигде".../2*/

             

Великобритания. Кардифф. Торчвуд. Полутора часами ранее...

        

Оуэн, начиная очередное вскрытие пойманного накануне ночью пришельца, тихо напевал себе под нос:

— «Кто хочет жить вечно?» м-м-м... «У нас нет шансов».../5*/

Слова были практически не различимы, но мотив... Джек узнал его сразу и, тихо подойдя к доктору, сказал:

— Мне тоже нравится эта песня, Оуэн. Если хочешь, я могу тебе поведать историю ее создания Брайаном Мэем? — делая свой голос еще более таинственным, спросил капитан.

— И как ты везде успеваешь? — не отвлекаясь от своего занятия, усмехнулся Харпер.

Харкнесс лишь загадочно поднял брови в ответ, растягивая губы в улыбке.

Продолжить начатый разговор им не дали: у Джека завибрировал мобильник. Он с самым невозмутимым видом достал его из кармана и, нажав на кнопку ответа, произнес свою коронную фразу, словно каждый раз вновь убеждал себя в этом:

— Капитан Джек Харкнесс слушает.

— Добрый день, капитан. Вас беспокоит Майкрофт Холмс. Думаю, самое время познакомиться.

— Если у Вас есть доступ к этой линии, значит, случилось что-то, ставящее под угрозу Корону?

— Вы правы, капитан. Я пришлю машину, которая доставит Вас в Скотланд-Ярд. И, надеюсь, Вы сможете нам помочь, — абсолютно не интересуясь мнением своего собеседника, Майкрофт объяснял последовательность действий.

— Торчвуд сделает все возможное, касаемо нашей специфики, если Вы меня понимаете, сэр, — ответил Джек, пытаясь сохранить прохладные интонации в голосе.

— Более чем. До встречи, — не дождавшись ответа, Майкрофт Холмс оборвал связь.

Джек еще пару секунд повертел телефон в руке, потом улыбнулся и крикнул на весь Хаб:

— Янто! — дождавшись, пока молодой человек покажется в поле зрения, он продолжил, широко улыбаясь: — Свари для меня кофе и принеси в кабинет, — и, встретив его взгляд, ласково добавил: — Пожалуйста. Для тебя есть ответственное поручение.

— А для меня нет ответственных поручений у тебя в кабинете? — иронично спросила Гвен. — Или в оранжерее? Или...

— Перестань, Гвен. Дело серьезное и опасное. Как раз для Янто, — особенно нежно произнеся имя своего любовника, Джек, уже спустя мгновение, добавил тоном начальника: — Приказы не обсуждаются.

— Есть, сэр! — изобразив на губах улыбку, но одарив его обреченно грустным взглядом, ответила женщина. — Просто я думала, что «серьезное и опасное» это привилегия полицейских...

— Возможно. Но не бывших, Гвен, — отрезал капитан и, скользнув взглядом по телу Янто, старательно несущего кофе, Джек за пару секунд оказался у себя в кабинете.

Вальяжно расположившись в своем кресле, он, не отрываясь, смотрел на вошедшего Джонса. Секретарь старался намеренно не встречаться с ним глазами, потому что, то желание, которое вырывалось наружу во взгляде капитана, мешало ему сосредоточиться.

— Спасибо, — тихо, почти шепотом сказал Джек, принимая свою кружку из рук парня.

— Поручение... сэр, — напомнил Янто, подняв взгляд на Джека, показательно задержавшись на его губах.

— Я помню, — ответил Харкнесс.

— Я тоже помню, что мы вчера здесь делали. Поэтому...

— Ты хочешь это повторить? — проводя ладонью по бедру Джонса и слегка сжимая мышцы, абсолютно серьезно спросил капитан.

— Боже... Сейчас разгар рабочего дня, Джек, — шепотом парировал Янто.

— Тогда, «пробей» с моего компьютер некоего Майкрофта Холмса. Думаю, он из списка «10». Мне нужна вся информация о нем. Все, что сможешь узнать, мой ненасытный мальчик.

— Это как-то связано с твоим манипулятором? — по мере продвижения руки Джека вверх, голос Янто становился все глуше.

— Думаю, что да, — проведя рукой по бедру, Джек бесцеремонно принялся поглаживать ягодицы парня, наслаждаясь тем, как его щеки покрывает румянец.

— Сэр...

— Да, Джонс, — ладонь прошлась между ягодиц и спустилась на промежность, вдавливая ткань брюк, и без того плотно облегающую округлости Янто.

— Я хочу...

— Я тоже, — и, пользуясь тем, что Янто немного расставил ноги, рука Джека продвинулась вперед, пальцами нащупывая мошонку, вызывая у Янто сдавленный стон.

— Я хочу доложить, что поручение выполнено, сэр, — глубоко втягивая воздух в легкие, сказал Джонс, на мгновение прикрыв глаза.

— Ты ведь знаешь, как я люблю твою исполнительность, — абсолютно уверенный в своих действиях, капитан, не разворачивая Джонса, свободной рукой отработанными движениями расстегнул его ширинку, оттянул резинку белья и, проникнув внутрь, сжал пальцами возбужденный член своего партнера. — Прошу, продолжай. Хочу знать, что ты выведал про него, — меняя силу нажима пальцев именно так, как нравится Янто, Джек продолжил ласкать его, слушая с невозмутимым видом его доклад.

— Это... кхм, действительно, человек из "10". Ты прав, как всегда и во всем...

— Не отвлекайся, Янто, — сказал Джек, не прерывая свои действия.

— Он... Род его занятий довольно широк, но числится персона Холмса в Министерстве Иностранных Дел. Не женат... — дыхание шумно вырывалась из груди. — Есть брат — Шерлок Холмс, детектив-консультант...

— Ах, вот откуда Скотланд-Ярд! — усилив движения на члене, воскликнул Харкнесс.

— Более подробное досье с фотографиями я сохранил у тебя в компьютере на рабочем столе, сможешь их позже изучить детально.

«Конечно, — подумал Харкнесс, глядя на портрет младшего Холмса, — изучу. Какие необычные губы... и бледность в сочетании с этими черными кудрями...»

— Тебе нравится, когда... — капитан не успел договорить.

— Джек! — врываясь, как сумасшедший, в кабинет капитана без стука, выкрикнул Оуэн. Но заметив хитро улыбающегося Джека и не поворачивающегося Янто, Харпер виновато уточнил: — Кхм... Я не вовремя?

«Черт, Оуэн, как же я хочу тебя задушить!» — промелькнула мысль в голове Джонса.

— Все в порядке. Что случилось, Оуэн? — абсолютно будничным тоном спросил Харкнесс.

— Мне пришла в голову мысль, на первый взгляд абсурдная, но при детальном рассмотрении не лишенная логики.

— Уже хорошо, — шевеля только пальцами и немного запястьем, почти невидимо продолжая ласкать Янто, ответил глава Торчвуда.

— Мне нужна твоя сперма, Джек, — поджимая губы, словно извиняясь, констатировал доктор.

— Что?! — воскликнули Янто и Джек одновременно. Больше всего возмущения было слышно в интонации Джонса.

Он уже дважды был готов задушить Харпера.

— Оуэн, ты знаешь, что ты мне очень дорог. И я могу предположить, что ты мне никогда не простишь твое «бесчувственное» воскрешение, но зачем тебе моя сперма? — Джек начинал понимать, к чему клонит доктор, но все еще сомневался в правильности подобного эксперимента.

— Твой манипулятор временной воронки всегда реагирует на изменение в твоих биохимических параметрах. Точнее... м-м-м, ну ты понимаешь, о чем я. Так вот, если он настроен на твою ДНК и в последние сутки вел себя странно, нельзя ли предположить, что эти убийства «для тебя», Джек? Я буду относить образец твоей спермы на разные расстояния и регистрировать изменения в реакциях твоего манипулятора. Ты же сам не раз мне говорил, что до конца не знаешь, на что он способен.

— Логично. Я и сам думал о том, что это «привет» из Будущего. И вот еще что, пока я размышляю о том, стоит ли с тобой делиться своим генетическим материалом, — метнув взгляд на Янто, который все это время стоял, не шелохнувшись, словно окаменевшая статуя, он снова обратился к своему штатному доктору: — Оуэн, собирай свою мини-лабораторию, наш ждет на «свидание» Скотланд-Ярд и его доблестные полицейские, — и снова взглянув на Янто, добавил: — Жаль, что они носят красные береты.

— Джек, поторопись. Я уверен, это нужно сделать до приезда в полицию, — заключил Харпер и тут же ретировался из кабинета.

— Черт! — выругался Янто, выдыхая. Он тут же убирал руку Харкнесса со своего члена и застегнул ширинку, приводя себя в порядок. — Уверен, есть более важные дела.

— Мы успеем все, — нежно сказал Харкнесс, глядя в глаза Джонса.

— Я ... прости, я вижу, что ты думаешь не об этом. Иногда ты где-то далеко, и я перестаю тебя ощущать. Твои мысли... Джек, они очень далеко. Они не со мной... И эта секундная пустота между нами меня до ужаса пугает. Я хочу знать, кто ты на самом деле, капитан Джек Харкнесс? — Янто позволил себе коснуться подушечками пальцев щеки своего босса и, сглотнув ком в горле, продолжил: — И каково это: быть тобой?.. Каково это: видеть, как мы умираем?.. — сделав шаг по направлению к двери, он на секунду обернулся и сказал: — Но ты лучшее, что со мной случалось.

Янто ушел. В ответ Джек промолчал, понимая всю горечь только что сказанного. Он ничего не мог исправить в данной ситуации и был вынужден лишь принимать все, как должное — Благодать, перешедшая в Наказание...

— Джек! — крикнула Тош. — У нас гости.

Капитан, не торопясь, спустился из своего «убежища». Тем временем дверь Хаба уже впустила гостя, за которым по пятам следовал Янто, как-то рассеяно улыбаясь.

— О, мистер Холмс! Вы тоже любите эффектные появления! Я — Джек Харкнесс. Что заставило Вас изменить планы? — с улыбкой поинтересовался глава Торчвуда.

— Нам следует поговорить.

— Говорите, я весь — внимание.

— Это мы сделаем по дороге, капитан. Не будем терять ни минуты, — сказал Майкрофт, продолжая бесцеремонно разглядывать помещение.

— Я поеду с командой! У меня нет от них секретов, — засовывая руки в карманы, словно отгораживаясь от собеседника, произнес Джек.

— Вы уверены? — натягивая свою дежурную улыбку, иронично произнес Холмс.

— Надеюсь, разговор действительно столь важен. Оуэн, Гвен, Тош, мы выдвигаемся. Следуйте строго за машиной мистера Холмса. Янто, остаешься в Хабе, — хватая шинель, Харкнесс отдавал указания команде.

— Но я... — начал было Джонс.

— Ты не понял?! — раздражаясь, почти прокричал Джек, вызвав некоторое недоумение на лице Гвен.

— Простите, сэр!

Харкнесс вскочил на платформу лифта, пригласив Майкрофта встать рядом, и они начали подниматься вверх.

Машина, ослепительная в своей безупречности, покорно ожидала их у выхода. Удобно расположившись внутри салона, Майкрофт начал то, для чего собственно и приехал:

— Вы понимаете, до какой степени все серьезно, капитан?

Джек ухмыльнулся, глядя в глаза Майкрофту, отмечая про себя, насколько утонченным вкусом обладает этот человек. Но больше всего его умилял тот факт, что сейчас они оба выбрали похожий стиль в одежде.

— У Вас уже есть догадки, мистер Холмс? — позволяя себе ответить вопросом на вопрос, произнес капитан.

— Майкрофт, пожалуйста, — стараясь сделать взгляд более учтивым, предложил Холмс.

— Джек, — сжав губы в подобие улыбки, Харкнесс принял предложение.

— Ваше имя — оно ведь не настоящее, капитан, — не спрашивая, а утверждая, произнес Холмс, хитро прищуривая глаза.

— Откуда такие сведения, Майкрофт?

— Я знаю о Вас больше, чем Ваша команда, Джек. Поэтому я настоял на разговоре «тет-а-тет». Итак, как нам это все остановить?

— Я не знаю, — выдохнул Харкнесс.

— Ну, это же явно кто-то из Агентства Времени и...

— Кто Вы, Майкрофт Холмс? — метнув взгляд, в котором при желании можно было разглядеть зарождающуюся тревогу, перебил его капитан.

— Государственный служащий, но, скажем так, просто более осведомленный, чем все остальные. И я знаю, что у Вас, Джек, есть друг, который мог бы Вам оказать содействие в разрешении этой проблемы с убийствами. Как мы его можем вызвать?

— Если это действительно человек из Агентства, то его временные преступления уже должны быть известны моему другу, — глаза капитана начали светиться от предвкушения возможной встречи с Доктором.

— Это звучит обнадеживающе, но не настолько, чтобы чувствовать себя в безопасности, — констатировал Майкрофт, постукивая пальцами по деревянной ручке зонта.

— Зонт, придает образу некую...

— Так же, как и Ваша шинель, капитан, — не дав закончить мысль Харкнессу, Холмс перебил его и, поймав взгляд собеседника, задержал зрительный контакт чуть дольше положенного.

— Мне импонируют люди, умеющие расставлять акценты.

— Думаю, нам стоит как-нибудь выпить виски, Джек.

— С удовольствием.

— Да, и кое-что еще. Уверен, Ваши запасы реткона после того, как все разрешится, несколько уменьшатся.

— Безусловно, — ответил Харкнесс, ухмыляясь.

— Как всегда.

Более они не обмолвились ни единым словом, даже старались не смотреть друг на друга. Каждый из них был погружен в собственные мысли.

              

***

В предсекционную стремительно вошел высокий, статный мужчина, одетый в стиле «милитари»: расстегнутый воротник бледно-голубой рубашки неплотно облегал крепкую шею, жилетка темно-синего цвета, с выглядывающей из кармана цепочкой часов, брюки в тон, и все это скрывала шинель, очень сильно напоминающая форму офицеров британской армии Второй мировой войны. Он не вошел, он влетел, озаряя своей голливудской улыбкой всю аудиторию, ослепляя присутствующих своим обаянием. Полы его одежды разлетались в стороны, словно крылья, движения были уверенными и дерзкими.

― Извините, но Торчвуд должен осмотреть трупы. Оуэн, все по протоколу, - не почтив собравшихся даже приветствием и прося жестом всех расступиться, он толкнул следующую дверь и застыл на пороге.

Джек оглядел секционную комнату и подошел к первой от входа жертве. Провел раскрытой ладонью вдоль тела, начиная с головы, держа руку в дюйме от кожи, словно он не смел к ней прикоснуться...

— Прости, — прошептал Джек блондину лет тридцати, которого даже смерть не лишила обаяния, потом, склонившись, прижался губами ко лбу, на мгновение замер и, резко отстранившись, перешел к следующему трупу.

То же самое он проделал и с ним — мужчиной, брюнетом, отличающимся от всех прочих бурной растительностью на теле.

Этот странный ритуал, производимый капитаном, никто не решался нарушить. Словно это был необходимый обряд. Джеку было абсолютно все равно, что подумают присутствующие. Он знал, кто все эти погибшие люди... Только не мог понять, кому понадобилось их убивать. Следующей была девушка. В данном случае он начал действие, схожее со сканированием, со ступней, плавными, круговыми движениями продвигаясь по телу вверх, будто обволакивая ее в кокон, словно убаюкивая... Нежность, с которой он это делал, чувствовалась всеми присутствующими. Джеку было плевать на всех вокруг. Он в очередной раз убеждался, что приносит лишь несчастья. Эти люди за близость с ним поплатились собственной жизнью. И белокурый ангел, который лежал сейчас перед ним на секционном столе — прямое тому доказательство. Его руки на мгновение задержались над животом девушки. Потом, поднявшись до головы, он пропустил пряди ее волос сквозь свои пальцы, непроизвольно перекатывая их, наслаждаясь их шелковистостью.

— Прости, — наклонившись, Джек позволил маленькой слезинке упасть ей на щеку и прижался губами к ее лбу, продлив прикосновение дольше, чем со всеми остальными.

Исчезнувшим из Вашингтона женщине с русыми волосами, которую при других обстоятельствах можно было назвать «пышкой», и мужчине, опознанному как Скотт Браун, Джек оказал те же посмертные почести. Но, когда он, наконец, повернулся к собравшимся, взгляд его был серьезен, в нем не было и следа от той «влажной» сентиментальности, которую он себе позволил с убитыми. От него ждали плана действий в отношении поимки убийцы и более-менее ясных объяснений, что это за люди и как Джек Харкнесс со всем этим связан.

Тут в комнату влетел Шерлок, словно отголосок Большого Взрыва, своей ударной волной готовый снести все на своем пути.

— Итак, мистер Харкнесс...

— Капитан, мистер Холмс, — резко поправил его Джек.

— Не существенно, — продолжал дерзить детектив. — Думаю, я успел пропустить то, как Вы сентиментально прощались с умершими. Это как раз в Вашем амплуа.

— Вам не кажется, что Вы забываетесь? Извольте заметить, — глаза капитана излучали жгучую ненависть и агрессию, в каждое следующее мгновение готовые перейти в физическую силу, — это я Вам нужен, мистер Всезнайка, а не Вы мне.

Шерлок поджал нижнюю губу и гордо взмахнул головой, награждая соперника ответным визуальным ударом, но, почувствовав руку Джона, обхватившую его кисть, сморщился и, уже развернувшись к нему, сорвался:

— Что еще? — встретившись с умоляющим взглядом своего друга, детектив все-таки немного «сбавил обороты».

— Спасибо, — шепнула Скалли Джону почти около самого уха.

— Я прошу... — начал было Шерлок очередную тираду, как вдруг был прерван незваным, но таким долгожданным гостем. А точнее гостьей...

В бледно-голубом свечении появилась женщина. Ее черные, слегка вьющиеся волосы легко ниспадали на плечи, обтянутые неким подобием комбинезона, настолько изящно сидящем на ее фигуре, что представители модных домов Европы вполне могли взять эти тенденции на вооружение. Она явно получала удовольствие от картины, развернувшейся перед ней.

— Ты?!.. — Джек настолько растерялся, что ничего больше добавить не смог.

— Милый, ты опять мне не рад? — театрально взмахнув руками, спросила женщина.

— Зачем? — проглотив ком, стоявший в горле, и обведя взглядом всех убитых, спросил капитан.

— Ты думал, что сбежишь из Агентства, и я тебя забуду? Разве тебя возможно забыть, Фил? — произнесла гостья, приблизившись к Джеку и обходя вокруг него, словно кошка.

— Не смей меня так называть. Я — капитан Джек Харкнесс. Запомни это! — сказал он.

— А ты ведь мог уже стать моим заместителем, капитан.

— Ты постарела. И превратилась в брюнетку... — брезгливо парировал Джек.

— Хам! Я всегда была темноволосой. Блондинкой я стала для тебя. Но, как оказалось, даже этим не смогла тебя заинтересовать. Зато трупы куда интереснее, правда, «чувствительный мальчик»/3*/?

— Как ты меня нашла?

— Твой несравненный капитан Джонни подсказал мне верный путь. Хочешь знать, на что он променял информацию о тебе?

— Нет! Какая же ты тварь, Фибия! Уверен, для тебя цена значения не имеет.

— У каждого мужчины в жизни есть своя «Фибия»... — еле слышно риторически констатировал Малдер, посмотрев на Скалли. Он знал, что она вспомнит то самое дело о поджигателе.

— «Это мог быть рай»... — тихо пропела брюнетка, заглядывая в глаза Джеку. — «Это мог быть рай для каждого»... — Нежно касаясь подушечками пальцев его подбородка, она продолжала почти шепотом: — «В дни спокойных размышлений... Ты приходишь ко мне, и все кажется в порядке».../4*/

— Ты совсем умом тронулась? — отдернув ее руку, спросил Харкнесс.

— Я просто люблю тебя, гребанный капитан Джек Харкнесс.

— Твоя любовь больше похожа на ненависть, Фиб, — с сожалением сказал Джек.

— "Только твоя улыбка может сгладить шероховатости на моём пути", — снова промурлыкала отрывок из песни начальник оперативного отдела Агентства Времени. — Я не смогла убить ни Стивена, ни Алис... Наверное, это все-таки любовь, как думаешь? «Любовь, любовь, любовь, это мог быть рай для каждого»... — снова и снова слова из песни не давали ей покоя.

— Долго еще мы будем слушать эти взаимные претензии бывших любовников? — не выдержав, спросил Холмс. — Она убийца...

— Закрой рот, выскочка! Тебе слова никто не давал! — резко взметнув глаза в сторону Шерлока, отрезала Фибия.

— Не трогай его! Он достаточно умный мальчик, но с ужасными манерами. Зато стиль его одежды безупречен, — одарив Шерлока своей фирменной ухмылкой, Харкнесс продолжил диалог с бывшей начальницей.

— Ты его «клеишь», что ли?

— У меня нет манеры разбивать пары.

— Мы не пара, — выкрикнул Джон, чем на мгновение сосредоточил на себе все взгляды.

— Ты думала, что твоя параноидальная ревность сыграет тебе на руку? Чего ты добивалась?

— Внимания, Фил. Простого внимания. Ты никогда не задумывался, почему ты так быстро попал в Агентство Времени? Когда остальные претенденты проходят почти годовую стажировку в дочерних филиалах? Конечно, не задумывался... — она покивала головой, подтверждая самой себе сказанное. — Ты ведь у нас красавчик, так сказать, «лицо с обложки», поэтому тебе все в этом мире дозволено, чего бы ты ни захотел, не так ли? А? Как тебя там называют на твоей никчемной родине? «Лицо Бо» А ты — никто. Ты просто нарцисс, помешанный на сексе, всегда трахавший все, что шевелится. Это же надо придумать такое: вколоть себе экспериментальный штамм самовоспроизводящихся наночастиц, усиливающих выработку собственных феромонов, с функцией перестройки под желаемый индивид?! Знаешь, — Фибия оперлась бедрами о край секционного стола, — последние два года твоей службы были для меня особенно мучительными. Я ненавидела каждого, кто смел рассказывать, как ты хорош в постели, как бываешь нежен до невозможности и груб до неприличия. Я устала слушать эти сплетни. Они рвали меня на части. Я начинала себя ненавидеть за то, что тогда уговорила своего бывшего начальника взять тебя в Агентство. Как же я ошибалась, — забыв о присутствующих, она пожирала Джека глазами, ожидая увидеть хоть тень сочувствия на его лице, но оно было непроницаемо.

И тут гостья резко оттолкнулась от своей опоры и стремительно зашагала по свободному пространству вокруг Джека, продолжив свою исповедь: — А ведь первая заповедь для работников нашей конторы — это недопустимость сантиментов ни к себе, ни к другим. Только холодный разум, следующий букве установленного межгалактического закона о сохранении стабильности пространственно-временной энергии. Все. Ничего лишнего и туманного. Я хороший солдат, капитан, и я умело прятала свои чувства ото всех, и от тебя в том числе. И я готова была в определенный момент времени обратиться в Хранилище генетики, чтобы взять твою сперму для оплодотворения. Ты же знаешь, что все сотрудники сдают свой генетический материал на сохранение для возможности воспроизведения потомства. Ведь в Агентстве Времени работают лучшие представители человечества, и в случае, если им предстоит погибнуть или, хуже того, пропасть без вести, то... — на лице Джека появилось недоумение, которое он тщетно пытался скрыть. — Да, Фил, я хотела от тебя ребенка. Ты единственный из мужчин вызвал во мне такое желание. Ты единственный... — подойдя ближе к Харкнессу, Фибия ткнула указательным пальцем ему в грудь и прошипела: — Я тебя ненавижу! Не-на-ви-жу! — склонив голову, она обхватила ее ладонями и сильно зажмурилась. — Ладно, к черту рассуждения, сейчас они уже не существенны, — спустя мгновение взяв себя в руки, констатировала бывший шеф капитана.

— Думаю, стоит прекратить весь этот цирк с участием мисс Гудини! — выкрикнул Шерлок, театрально взмахивая руками и изображая гримасу отвращения на лице.

— Шерлок! — крикнули в один голос Лестрейд, Джон и Скалли.

— Как ты их смогла выследить? — обреченно спросил Джек.

— О, мой милый... — Фибия сделала паузу, словно готовясь к очередному вербальному забегу. — Я изначально пыталась выследить тебя. С тех пор как ты нас покинул, наша система поиска агентов, пользующихся специальными сериями модуляторов временной воронки, претерпела некоторую модернизацию. Агентству надоело терять собственных сотрудников, ведь на вашу подготовку тратится столько сил и времени! Так вот, используя твой образец ДНК и эту программу поиска, я тебе обнаружила в Кардиффе. Ты знаешь, мною двигала одна мысль: я хотела забрать твою жизнь. Твою никчемную, пафосную жизнь, капитан. Я ходила за тобой тенью. Ты ведь еще помнишь, как этого можно достичь? — рассказывала она, обходя вокруг Джека, продолжая как бы обволакивать его своим взглядом, в котором явно чувствовалось желание прикоснуться, обнять, прижать к себе этого, когда-то до безумия любимого, человека. — Меня останавливало только одно. Я хотела эффектного появления, яркой вспышки. Но в конце нашей совместной «прогулки», я четко уяснила одно обстоятельство, которое, признаюсь, огорчило меня больше всего. Ты, Фил, оказался бессмертным. Я собственными глазами видела это. Весь мой план летел к чертям! — она резко взмахнула рукой. — И этот мальчик, который рядом с тобой... Он мне напомнил Дика... — Фибия позволила себе на мгновение опустить глаза, словно воспроизводя в памяти мельчайшие подробности, связанные с этим человеком. — Но ты ведь и его не любишь... Ты не любишь никого, кроме себя! Я хотела вернуться к себе домой, но видимо, что-то произошло с манипулятором, и я оказалась в доме Милтонов. Да, да, капитан, — закивала она головой в такт своим словам, злорадно улыбаясь. — В той самой спальне, где была Амелия. Она спала на измятых тобой простынях и, судя по всему, даже не подозревала, что, пока Аури был на задании, ты, трахнув ее на прощание, молча сбежал, даже не удостоив ее объяснениями. Она пахла тобой, Джек Харкнесс. И мой поисковик показывал небольшой процент твоего присутствия, — развернувшись на каблуках, она продолжила: — Я знаю, Фил, как ты любил, когда они пахли тобой. Точнее, той вариацией сочетания ароматов, инициированной твоими феромонами, которая действовала на их обоняние, ассоциируясь у них с тобой. Они воспринимали ее как самый сексуальных запах из всех возможных...

— Теперь ты понимаешь, почему трупы «пахли тобой»?! — прошептал Малдер в самое ухо Скалли.

Тем временем Фибия продолжала свое повествование:

— ...Это давало тебе ощущение власти? Или... К черту! Мы не на сеансе психоанализа. Сперматозоиды. Радар поисковика уловил твои еще живые сперматозоиды. Из того момента я помню лишь то, что стала завидовать самой себе, тому, что ты никогда не был внутри меня, что ты... потому что... — она замолчала. Тишина была недолгой. — Я убила ее, Фил. Просто. Тихо. Без сожаления. Дик помог мне избежать детекторов. Ты понимаешь, о чем я. Он знал, на что идет. Бедный мальчик, он любил меня и готов был отдать за меня свою жизнь. А я с благодарностью ее приняла, — она говорила все это спокойным, ровным голосом, словно представляла рядовой отчет о проделанной работе директору Агентства на очередном совещании, на которых Джек присутствовал не единожды. — Скинуть ее сюда не представлялось трудным, настроив телепортацию на разлом Кардиффа. Как и двух других. Мне пришлось достаточно погоняться за тобой во времени. Но я все равно нашла то, что мне было нужно. Да, вышла оплошность с двумя трупами. Но это, видимо, из-за парадоксальных возмущений на 51 параллели, которые происходят не только в Кардиффе, но и по всему земному шару. В этот момент пространственно-временной рифт по энергетическим характеристикам практически идентичен с временным нестабильным рифтом на 39 параллели. А если учесть, что эти люди изначально находились в Штатах, то, в общем-то, ничего удивительного, что манипулятор времени телепортировал их в Вашингтон. Жаль, что Дик не смог исправить свою ошибку сам. Я тебе уже говорила про детекторы. Но я здесь, и это самое важное. И я знаю, чем ты будешь наказан — тебе всегда уготовано видеть, как умирают люди, которые тебе дороги. Ведь за каждым из пяти твоих бывших любовников есть своя история ваших отношений. Да, Фил, твое бессмертие — это твое наказание. Но главное впереди. Я знаю, что ты всегда будешь один. Ты всегда будешь помнить тех, кого ты убил — напрямую или косвенно. Ты виноват в том, что они умирают, запомни это Фил. На всю твою долгую и одинокую жизнь запомни: ты виноват в этом. А чтобы они больше всего походили на живых, раня твою память острее, я прибегла к нашему обычному мезоноподобному бальзамированию.

Странный звук, постепенно заполняющий собой пространство, улавливали все находившиеся в аудитории, но лишь Джек понимал, кому он принадлежит и почему появился именно сейчас.

— Ты больна, Фибия. Мне жаль, но тебе нужен Доктор, — констатировал капитан, что-то набирая на своем манипуляторе, нахмурившись и поджав губы.

— Доктор? Какой доктор? — переспросила Фибия, явно не понимая, о чем говорит Харкнесс.

И тут, распахнув дверь, в помещение вошел человек в длинном светло-коричневом пальто. Засунув руки в карманы, сильно выпучив глаза и собрав все возможные морщины на лбу, он, окинув всех нетерпеливым взглядом, быстро произнес:

— Доктора вызывали? Я — Доктор! — продвигаясь между собравшимися в комнате людьми, представился гость.

— Доктор... Кто? — спросили Лестрейд и Шерлок одновременно.

— Просто Доктор, — ответил пришелец, оглядываясь на задавших вопрос. — Капитан! — обратился он уже к Джеку, приветствуя его.

— Доктор! — широко улыбаясь, но не позволяя себя объятий, в ответ поприветствовал его глава Торчвуда.

 — Джек, я всегда просил тебя прекратить. Помнишь? При каждой нашей встрече, — оглядывая трупы и периодически переводя взгляд на начальника оперативного отдела Агентства Времени, с сожалением произнес новый гость. 

— Док, ты же знаешь...

— Урок! Это будет тебе уроком, — остановившись напротив Фибии, он продолжил: — Что делает любовь с красивыми женщинами...

— Тебе ли не знать...

 — Ты знаешь, Фибия, что я должен тебя забрать. Согласно двадцать седьмому постановлению Верховного отдела Прокламации Теней, ты подлежишь аресту и дальнейшему Суду, — проговаривая это, он достал из кармана звуковую отвертку и, взяв женщину за запястье, начал сканировать ее временной манипулятор.

— Никогда! Свобода это то, что у меня есть! — крикнула бывший начальник оперативного отдела и, выхватив свободной рукой спрятанный в комбинезоне SwissMiniGun 489 серии/6*/, выстрелила себе в голову, приставив пистолет под подбородком.

Содержимое головы этой одержимой Джеком брюнетки испачкало все, находившееся за ней... Фибия упала на кафельный пол, уставившись стеклянными глазами в Вечность. Джек присел рядом, провел ладонью по лицу, прикрывая ее веки, и тихо сказал, словно она могла его еще услышать:

— Прости меня. «ДваФи» навсегда останется в Истории Агентства, как самый удачливый тандем...

— Интересная модель, — сказал Грег, подбирая орудие суицида, подцепив его пинцетом, чтобы не оставлять своих отпечатков. — Очень похож на ...

— Да, это он. Только 489 модификации, которая появится еще очень не скоро, но зато будет очень популярна в... кхм... ее времени, — ответил капитан Лестрейду и, уже обращаясь к Доктору, спросил: — Что теперь будет?

— Ничего. Я отключил ее манипулятор. Она мертва. Поисковик Агентства не сможет ее обнаружить. Так что она, как и ты, будет числиться пропавшей без вести. Что делать с трупами, думаю, полиция Скотланд-Ярда разберется сама. А мне пора. И так твоя развязность, прикрытая омнисексуальностью, Джек, украла у меня столько драгоценного времени, — уныло констатируя факты, прощался Доктор.

— Ты опять меня оставляешь? А почему ты сейчас один? А где...

— Долгая история, капитан, — отрезал Таймлорд, в полной тишине, прощаясь, поднял вверх руку, на мгновение опустил глаза в пол и, развернувшись на пятках, пошел прочь.

Шерлок кинулся за ним, но застал лишь растворяющуюся в пространстве ТАРДИС.

— У меня очень много вопросов! — сказал детектив, подходя ближе к Харкнессу. — Я так понимаю, Вы единственный из Будущего, кто еще остался в живых?

— Не торопитесь, у Вас, мистер Холмс-младший, еще достаточно времени для вопросов, если Вы будете ориентироваться на время моей смерти, — закончив свой выпад, Джек одарил Шерлока одной из фирменных улыбок.

— У нас у всех много вопросов, — подходя вплотную к Шерлоку и сверля глазами капитана, влился в разговор Джон. — Капитан Джон Уотсон, друг и коллега мистера Холмса.

— Шерлоку очень повезло с Вами, капитан.

Ловко выйдя из окружения детектива и его блоггера, Джек уже обратился ко всем:

— Мне жаль, но ни на какие вопросы Торчвуд отвечать не обязан. Не так ли, мистер Майкрофт Холмс?

— Абсолютно верно.

— Ребята, — обратившись к своей команде, которая все время так и стояла, даже не приступив к проведению анализов, спокойно сказал Джек, — мы уходим. Дело закрыто.

— А вам, — обратился он к Малдеру и Скалли, — наша команда могла бы показать некоторые достопримечательности.

— А что, Скалли, билеты домой еще не взяты... Ты не против принять предложение?

В ответ Скалли лишь улыбнулась и, обратившись к Харкнессу, спросила:

— Капитан, в чем истинная причина Вашего гостеприимства?

— Ваши с Малдером глаза. Они говорят о том, что вы многое видели в своей жизни. Я уверен, что вы понимаете, о чем я.

__________________________________________

Примечание автора:

' Ostentus — 1) показывание, выставление напоказ, демонстрирование, или

2) знак, признак, доказательство (латынь)

2* Продолжение рассуждений вместо эпиграфа

3* Намек на «настоящее» имя Джека — Филиас, имя капитана, выдуманное Автором, которое образовалось из симбиоза двух английских слов «Feel us» — «чувствовать нас» и латинского «Filius» — «сын, детеныш».

4* «This could be heaven,

This could be heaven for everyone.

In these days of cool reflection

You come to me and everything seems alright» — отрывок из песни «Heaven for Everyone» (Queen)

5* «Who wants to live forever

There`s no chance for us» - строчки из песни «Who Wants to Live Forever»(Queen)

6* SwissMiniGun, модификацию 489 серии я придумал сам, в 51 веке он будет подобием минибластера

               

            

Эпилог

         

Джон по глотку, молча, отпивал чай из чашки, которую услужливо принес Шерлок, и изредка бросал взгляды на детектива, который, словно древнегреческая статуя, застыл, погрузившись в свои чертоги. Возможно ли, что они когда-нибудь пожалеют о тех знаниях, что подарило им данное происшествие?.. Явно, у Торчвуда есть возможность «вернуть» их в «прежнюю» жизнь. И вряд ли это будет осознанный выбор жителей с Бейкер-стрит, 221b... Выбор Джека! Он оставил им память, но для чего? Что такого может произойти в будущем, что эти их знания смогут пригодиться? И именно сейчас хотелось думать о Вечном и о том, легко ли быть... Джеком Харкнессом?

В голове как-то странно зашумело, и Джон в очередной раз поднял глаза на Шерлока, медленно начиная осознавать, что тот пристально за ним наблюдает, едва заметно позволяя себе улыбаться, словно он нашел решение... правильное решение...

Веки стали тяжелыми, и сознание Джона поглотила сонная тьма...

 

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемый читатель!
При конкурсном голосовании просим оценить текст, поставив оценку — плюс, минус либо ноль с обоснованием этой оценки.

Помним: минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая, качественная.
Ноль — работа средненькая, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Комментарии   

 
+3 # Sheni 11.08.2013 16:58
Голосую "за".
Пусть, я на этом сайте новичок и не успела ознакомиться со всем бестом, но если я правильно понимаю, смысл создания этого раздела в том, чтобы отделить произведение написанное мастером от прочих. Почему я считаю, что уровень автора достаточно высок? В нем нет ничего лишнего. Даже стиль, о котором сказано столь много, работает на задачу. Не самый легкий, и при этом образный, выдержанный и грамотный, он задает темп, не давая читателю, привыкшему к поверхностному скольжению по бесконечным однообразным страничкам текста, проскочить этот рассказ так же, как и тысячу прочих, не сохранив в памяти ничего. Этот прием использовал У. Эко в Мятнике Фуко, но с тех пор он не успел ни потускнеть, ни запылиться.
В этой истории также нет лишних героев. Три пары, три связи, шесть судеб. Сюжет, кажущийся детективом... на первый взгляд. Но если тут есть загадки, то они ставятся перед читателем. Ему же предоставляются ключи, позволяющие найти на эти загадки ответ.
Во-первых, название. Это вопрос, в котором пропущено слово. И как и должно быть в хорошем детективе, первый напрашивающийся ответ неверен. Точнее, он вскрывает первый, самый поверхностный слой событий. Легко ли быть капитаном Харкнесом? Нет. Мы живем не только и не столько внутри себя. Очень важная часть нас остается в тех, кого мы любим. И она умирает вместе с ними. Нет ничего обманчивее бессмертия капитана, которого судьба вынуждает умирать раз за разом.
И всё-таки, какое слово пропущено? Ключ - совсем рядом, начертан неким мистическим образом на клочке бумаги, найденном у каждого убитого. Начертан так, что неважно, на каком языке ты говоришь, послание будет прочитано все равно.
Ревность.
Пять смертей. Пять бездыханных тел. Пять убитых любовников капитана. Зачем? Всего лишь для того, чтобы одна женщина могла сказать ему о том, что ревнует. Сказать так, чтобы он просто не смог этого проигнорировать.
Но разве ревность бывает только между влюбленными? Ревнуют дети к родителям, ревнуют подруги, ревнуют напарники.
Что такое брак? Три-четыре часа в день, проведенные вместе. Общие дети, имущество, соседние места на кладбище. Напарников объединяет куда больше. Общее дело, которым вы оба живете, и которое связывает куда прочнее любых истертых слов приносимых на алтаре клятв. Холмс и Ватсон, Малдер и Скалли, Фибия и Фил.
Три пары, три связи, разорвать которые может только смерть.
Нет, я толком не знакома ни с одним каноном из представленных тут, но стоит закрыть глаза и я вижу заносчиво-высокомерн ого Холмса, которому нестерпима сама мысль о том, что кто-то разделит его славу, вижу Малдера, чье сердце стучит в нетерпеливом ожидании встречи со своей родной Скалли, такой близкой, такой необходмой и... по какому-то нелепому стечению обстоятельств живущей своей, отдельной от него жизнью. Автор любуется своими героями, любит их, заставляя полюбить и своего читателя.
И потом, когда все слова промелькнувшей на их глазах драмы будут сказаны и прогремит последний выстрел, поставив окончательную точку в истории "ДвухФи", каждый из невольных зрителей сделает свой выбор.
Какой - так и останется за кадром. Но не просто так чуткий Харкнесс даст возможность двоим еще побыть вместе. Предлог продлить близость и... понять, что есть связи, которые разорвать может только смерть?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 11.08.2013 15:47
Предыдущее комментаторы многое уже сказали.
Работа могла получиться потрясающей, если бы не была кроссовером. Бывших агентов ФБР я бы безжалостно вырезала, а потом подумала: «А зачем здесь Шерлок Холмс?». Вы потратили чудесные описания характеров и взаимоотношений по двум фэндомам в пустую, хотя вся ваша история посвещена Джеку Харкнессу. Я бы оставила один фэндом (Торчвуд), а не тот, который стоит в шапке работы и получился бы чудесный фанфик. Вам хорошо удалось передать и характер, и чувства бессмертного Джека, а также взаимоотношения с командой. Хороши сцены с Янто и разговор с Майкрофтом Холмсом. Но зачем посвящать 70% текста героям (очень неплохо прописанных вами), которых вы не задействовали ни в развязке, ни в раскрытии преступления. И развязка могла бы сработать, если бы только команда Джека принимала участие в расследовании.

С предыдущими комментаторами я согласна по следующим позициям:

1. Ваш стиль тяжеловат – накручивая пояснения, вы усложняете текст. Например: «И тогда, в далеком прошлом для него, а ныне в еще не свершившемся будущем для всех нас, он разобрался с этим вопросом не сразу.» – пришлось раза 4 прочитать предложения, чтобы понять что вы хотели им сказать. Оно выбивается и накручивает совершенно ненужные сведенья «разборках» с проблемой Джека.

Я уже слышала ваше мнение по этому поводу, но надеюсь, что в этот раз вы попробуете бороться с этим. Ведь с вашим воображением можно писать замечательно интересные истории, каждое ваше произведение вызывает интерес, но нужно избавить идеи и сюжет от камней, тянущих их вниз.

2. Лицо от которого ведется повествование всё время меняется, а иногда и стиль изложения пляшет: «Янто ходил с деловым видом по Хабу и что-то озадаченно спрашивал у каждого из присутствующих. Гвен нет. Она дома: Рис заболел совершенно невовремя…» – предложение «Гвен нет.» не очень удачно. Получается, что Янто ходит, а Гвен нет. А потом выясняется, что ее просто нет на работе.

«Он перевел взгляд на Тош, которая усердно составляла график резкого увеличения остаточной темной энергии на Земле.» – тут совершенно «резкого увеличения», т.к. в следующем предложении вы пишите опять об увеличение энергии. Получается, что читателю об этом говорят несколько раз.

«То же самое он проделал и с ним — мужчиной, брюнетом, отличающимся от всех прочих бурной растительностью на теле.» – зачем вставлено «ним - »?

3. Всех персонажей нужно или задействовать, или убрать лишних, создающих массовку.
Пока голосую "против".


Спасибо за часть о Торчвуде – мне понравилась )) Удачи в творчестве ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Aleks_Koyl 11.08.2013 15:30
Прочитала. Посидела подумала.
Вроде и интересно и захватывающе, но вот чего-то мне не хватило. Так что с "Бестом" повременим.
Но новых историй жду.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Serpens_Subtruncius 11.08.2013 13:38
Комментарий инквизитора № N.

Перед нами фанфик, поначалу неторопливо разворачивающий картинку в кафе, потом - в Скотланд-Ярде, потом переносящий читателя за океан, потом обратно... - куча персонажей, узнаваемые диалоги, но сюжет почти не начался. Мы располагаем массой информации о хроносомном наборе, читаем эпиграфы о сингулярности, мимолетно присутствуем при эротической мини-сценке в Кардиффе... - чтобы в финале получить банальные убийства из ревности, изюминкой которых стала технология будущего. Куда подевались бравые ребята из Торчвуда-3? Малдер и Скалли тряхнули стариной и обрели новые знакомства - и всё? Зачем нужна Нора? Основная задача кроссовера - чтобы все частички "исходников" участвовали в сюжете. Они могут выполнять роль внешнего антуража, может дублироваться ситуация, но просто присутствовать для мебели - нет. Во всяком случае, данная - несомненно вкусная - солянка не тянет на детектив. Нет расследования - убийца самолично является в Скотланд-Ярд и публично сознается в содеянном. Хочется чего-то еще - собственно расследования, боковых версий преступления, дополнительных подозреваемых. Какие многочисленные вопросы остались у парочки с Бейкер-стрит? Как браслетик работает?
В целом текст оставляет приятное послевкусие. Хороша сценка в кафе - с курочкой. Перекличка про "янки" и "любителей" удачна. Хороши лирические отступления о бессмертии Джека, но пока дойдет до читателя связать их с названием фика - как история уже закончится. Странновато вообще - в шапке фандомом заявлен "Шерлок", а главная идея касается Харкнесса. Как будто вы начали писать про одного, потом передумали и написали про легендарных фэбээровцев, потом еще подумали о сингулярности - и прибили всех наших современников Агенством Времени.

В общем, как фанфик-кроссовер текст весьма неплох, но на бест не тянет в силу дисгармоничности: антуража много, детектива мало.


Теперь тапки.


С самого начала моя вечная претензия - ну зачем так перегружать текст?...чему сейчас тихо радовался Джон, предвкушая, что хотя бы печенье, а, если повезет, то и сэндвич, попадут, наконец, по месту назначения. - проверьте на наличие лишних запятых.

во-первых, он, и в правду, был растерян от полученной информации, а вторая была
- он и вправду был растерян от... , и если вы начали с "во-первых", то синтаксическую конструкцию следует продолжить.

Мой скромный вопрос по первой главе: а зачем переть трупы в Лондон из столицы Уэльса? В силу страшной загадочности и невозможности найти оборудование?

В тексте много избыточных местоимений, например, даже после признания ФБР его заслуг и снятия с него всех обвинений - второе "с него" лишнее, и подобных мест очень много. Сесть и просто вычеркнуть!

Да, агент Скалли, это, наверное, самое невероятное, из всего виденного за последние годы, что я мог заиметь, чтобы выдернуть тебя из твоего преподавательского амплуа,
- Вы можете себе представить, чтобы кто-то с нормальным мозгом это высказал вслух? Пробовали кого-нибудь "выдергивать из амплуа"? Скалли же не морковь. Я уже не говорю о трех лишних запятых.

Бывший агент спецотдела, созданного исключительно для расследования «необычных» дел, сейчас больше, чем когда-либо «напоминающий призрак»**, был погружен в свой «подвал» знаний... - Три слова в кавычках на одно предложение - многовато."Необычных " надо курсивом выделить, если хотите сделать смысловой акцент, иначе будет воспринято в противоположном смысле; далее: сейчас больше чем когда-либо напоминающий «призрак».

с некоторым щемящим чувством внутри
- а где оно еще может быть? Долой "внутри"!

Но иногда я позволяю себе роскошь, и обращаюсь - лишняя запятая.

...улыбаясь собственным аналогиям, возникшим в голове...


...немного смущаясь, словно пойманный с поличным маленький мальчишка, ответил...

...нас с доктором Скалли самое время посвятить в Ваши теории
- самое время посвятить нас с доктором Скалли в ваши теории;

Глава 4. ORIGO SINGULARI
- В чем смысл названия? "Начало сингулярности"? Тогда должно быть Origo singularitatis.

остановившейся аккурат около главного входа в святую святых - несколько безумное сочетание разговорного и возвышенного стиля; "святая святых" не склоняется.

Вот, вся структура его хромосом
- запятая не нужна;

Я думал, что для судебно-медицинского эксперта с ученой степенью присущи более прагматичные черты характера.
- некоторая бредовость этого вывода (прагматичность?) дополняется неверным управлением: "присущи" кому, а "для кого" - характерны.

изображая из себя «саму учтивость»
- не нужны кавычки, да и фразу попроще бы сделать.

Зонт, придает образу
- запятую вон.

При каждой нашей встречи
- встречЕ!

В Примечаниях - отрывокизпесни ...
строчкиизпесни
- пробелы.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+4 # Elein 11.08.2013 12:39
Ознакомление с чужими комментариями определённо не идёт на пользу собственному мнению, однако всё же попытаюсь его сформулировать.
Мне понравился этот фанфик. Я вообще неравнодушна к кроссоверам, а здесь автор вполне справился с задачей по совмещению заявленных фандомов. Сама я знакома только с одним (запоем смотрела «Секретные материалы»), но и остальные герои кажутся не менее живыми. Более того, человек непросвещённый, прочитав это произведение, может отрыть для себя историю их отношений. Именно отношения между героями играют тут ключевую роль.
Сам по себе текст сложен, как сложноват и авторский стиль. Однако же в данном случае я не вижу в этом серьёзного минуса. Автор владеет словом. В отдельных местах глаз цепляется за повторы и, пожалуй, неуместно тяжеловестные конструкции, но редкий текст размера миди-макси можно довести до абсолютного, кристально чистого идеала. Сам автор, пересматривая порой тщательно вычитанный ещё год назад текст, найдёт и ошибки, и опечатки, и более уместные формулировки.
О концовке можно спорить. Можно ждать от неё чего-то большего. А можно принять этот, авторский вариант. Ведь автор задумал именно его, именно так он увидел развязку.
В заключении хочу сказать, что пока не очень хорошо знакома с критериями отбора в бест. Это моё первое голосование, а работа попалась неоднозначная. Не подсмотри я мнение других комментаторов, более просвещённых в деле отбора, то голосовала бы «за».
С вашего позволения при своём мнении и останусь)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Shirley 10.08.2013 16:13
Без преувеличения скажу, что читать эту работу было непросто. Что касается непосредственно текста: очень много длинных фраз, отягощенных дополнительными конструкциями (причастные и деепричастные обороты, например). Такие предложения часто стоят рядом, и трудно уловить суть, продираясь через них. Кроме того, слишком много деталей и описаний малозначительных действий, как, например, принятие той или иной позы во время разговора.
Я не смотрю эти сериалы, но имею представление, о героях. На мой взгляд, некоторые персонажи выступили здесь практически в качестве массовки, как, например, агенты ФБР. Хотя они тут - представители отдельного фандома, и раз уж пишется кроссовер, то имеет смысл уделить привлеченным персонажам больше внимания. Финал показался чересчур стремительным. Для читателя, плохо знакомого с основным фандомом в кроссовере, трудно понять, что к чему. Поскольку я убеждена, что в категорию "бест" уместно помещать лишь такие работы, которые может читать абсолютно любой человек, вне зависимости от знания фандома, то я выскажусь против. Если где-то мои суждения показались излишне категоричными и резкими, прошу прощения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 09.08.2013 10:16
Я присоединюсь к голосам "против".
Во-первых, отмечу обилие местоимений, половину которых можно выкинуть. Для примера:
"Дана понимала, что со стороны любые её объяснения будут выглядеть странными и малоубедительными, потому что она давно не являлась действующим агентом, да и вряд ли ей повезет натолкнуться на того, кто мог бы ее еще помнить"
И перескоки настоящего и прошедшего времени, тоже нуждающиеся в исправлении:
"Воображение секретаря тут же подкинуло самые смелые картинки их недавнего «изучения местности» в оранжерее.
Янто скучает по Джеку.
Всегда..."


Также отмечу тяжеловесность описаний и неоправданное слитие концовки, на что вам уже указывали предыдущие комментаторы.
От столь блистательного состава героев и ждёшь чего-то необыкновенного. Собрать столько народу только для того, чтобы в конце бывшая любовница Джека призналась в преступлении и застрелилась? Концовка убивает интригу. А остальные герои для чего? Шерлок и сотоварищи, Малдер и Скалли - зачем они? Чтобы попрепираться друг с другом на заднем плане? Они ничего не раскрыли, не выдали ни одного умозаключения, которое могло бы зацепить Джека и его команду. Если их убрать - фактически ничего не изменится. А это не есть хорошо.
Если вы задумывали эту историю именно с идеей "легко ли быть Джеком Харкнессом", то на неё и надо было давить. Она должна была стать основополагающей для сюжета. А для этого в вашем фике слишком мало внимания уделено мыслям и чувствам Джека, и слишком много - отвлекающим персонажам других сериалов. Идея в результате попросту теряется. Как очень точно сказал Аль - читатель не находит точки опоры.
Работа, безусловно, качественная, и порадует поклонников сериалов "звёздным набором", но это не бест.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Almond 09.08.2013 02:48
Дочитал с трудом. Работа интересная по замыслу и интриге. Но соглашусь - концовка смазана, или кажется таковой из-за нагромождения не очень-то нужных деталей и многочисленных примечаний, которые можно запросто объяснить прямо в тексте. В результате - не возникает легкости при чтении - сквозь детали продираешься, как сквозь кусты, и прав Дракон - становится скучно.

Вот еще я бы посоветовал автору: сделать героев - разными! А то они какие-то однотипные - и по характерам, и по речи, внешность их как-то не запоминается. Нужны такие "изюминки" для каждого, чтобы они сразу выделялись, а не только по имени. Но персонажей - много! Мне кажется, что нужно сосредоточиться на двух главных героях и все показывать через призму их восприятия, а то читатель "мечется" и не находит точки опоры для себя. Вообще, в такого рода произведениях трудно сделать фокус, но возможно.

Пока в бест, я считаю, рано. Но если автор поработает, как следует, думаю, к этому вопросу можно будет вернуться.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 08.08.2013 05:08
Читала несколько дней, очень тяжело и немного непонятно оттого, что с фэндомами не знакома. Я против занесения работы БЕСТ. Сожалею.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Drakon Beyshe 08.08.2013 00:34
Неплохой кейс, хотя и со смазанным концом. В БЕСТе ему делать нечего, даже если автор переработает все косяки.
Чересчур витиеватые описания простых действий очень затрудняют чтение, а претензия на юмор в данном случае остается лишь претензией. Кроме того, я продолжаю настаивать на том, чтобы текст хорошо читался людьми, с фандомами не знакомыми. Я вот совершенно не представляю, что такое "Торчвуд", и ваше произведение ясности особенно не вносит.
Скучно (с).
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Astalavista 06.08.2013 11:44
Признаюсь сразу: ни один из этих сериалов не смотрела, поэтому читала как ориджинал. Понравился стиль, как вы смешали персонажей, это ведь целое искусство, но как и большинству, не понравилась концовка: раз и все. Просто в ступор ввергло. Чуть удлините ее, пожалуйста, и я первая побегу требовать занесения работы в бест.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Рюта 06.08.2013 08:57
Кое-что, замеченное во время прочтения:

проявить некоторую заботу и покупал незамысловатую еду, но сам ее практические не касался
Практически.

Шерлок успел сделать заказ, ориентируясь на вкусы и предпочтения своего дорогого соседа, которые он уже давно, конечно, выучил, и уже в нетерпении постукивал пальцами по крышке столика, ожидая его появления.
Уже-уже. Повтор. И ожидая появления чего/кого - Джона или заказа?

и, молча, отступали, давая ему возможность осмотреть их.
"Молча" выделять не нужно.

Через несколько минут выходя из машины,
Думаю, перед "выходя" нужно бы запятую.

находилась непосредственно сама секционная на пять столов и встроенными холодильными камерами.
Наверное: "и со встроенными холодильными камерами".

"Только твоя улыбка может сгладить шероховатости на моём пути"
Кавычки не такие, как в остальном тексте.

Помнишь? При каждой нашей встречи,
Встрече.

Согласно 27 постановлению Верховного отдела Прокламации Теней
Числительное лучше бы прописью.

И ИМХО, нужны кое-какие дополнения в шапке. Например, это не совсем джен (или даже совсем не джен). Да и кроме драмы тут наличествует мистика, что тоже неплохо было бы упомянуть.

Итак, по сюжету. Начало меня восхитило, честно. Странные трупы, загадки, интересная завязка... Хотелось проглатывать текст, чтобы узнать, что будет дальше. Основное развитие сюжета достаточно неплохо написано, и стиль ваш отлично подходит к повествованию, вот только всё вышло излишне коротко для миди. Маловато событий, новых происшествий. Ожидается, что герои, как и в канонах, будут куда-то спешить, находить новые трупы, улики, расследовать... Но ничего подобного нет. И концовка наступает слишком быстро.

О самой концовке: разочаровало. Действительно, быстро и чересчур диалогово. Ответы на все вопросы есть, но их выкидывают сплошным потоком, что несколько скрашивает удовольствие от действия. Концовку следовало бы немного... растянуть, некоторые факты выдать раньше, чтобы о них героям не рассказали, а они сами поняли - иначе слишком уж легко им разгадка досталась... Несколько скучно.

Да и добавлю: кроссовер это, конечно, чудесно, да и у вас он получился достаточно неплох, но опять же, в концовке всё действие концентрируется на Джеке, роли остальных персонажей смазываются, как будто они тут лишние.

Кое-что ещё: неожиданные появления и исчезновения. В фике подобных несколько: похищение трупов в начале, визит Доктора в конце. И каждый раз они оставляют много вопросов. Например, в Вашингтоне: почему Малдер и Скалли не так уж и удивились визиту незнакомки, не запаниковали, не попытались её поймать? Странно это. Да и почти сразу же после её "визита" заговорили о другом, будто бы забыв о трупах. Непорядок. Далее о визите Доктора: само появление описывается сухо, просто. Вошёл, распахнув дверь, как только позвали. Всё же, ожидается больше... красивостей, наверное. Он же не просто так вошёл - он явился фактически из ниоткуда, из другого измерения (не могу сказать точно - не знакома с каноном). Это как минимум должно быть не совсем обычным.

Эпилог, как я понимаю, намекает на то, что произошедшее оставило след в душах персонажей, как и должно быть, но всё же... маловато об этом рассказано. Да и вопросы остались: Джон уснул? Умер? Ему подмешали снотворное? Возможно, я просто торможу и никак не могу понять, но всё же...

Итак, по моему мнению, в Бест пока рано. Стоит кое-что подправить, возможно, даже расширить, расписать поподробнее. Иначе слишком стремительно, слишком мало действий и событий для миди детектива.

Это всё.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 13.06.2013 12:36
Пара тапков:
Не—на—ви—жу! - дефис, а не тире.
— Интересная модель, — сказал Грег, подбирая орудие суицида, подцепив его пинцетом, чтобы не оставлять своих отпечатков. Очень похож на ... - "очень похож на..." это же слова Грега? Значит тире нужно.

Знаете, автор, первой мыслью после прочтения оказалась: И это все?!
Нет, ну правда. На мой взгляд, слишком быстрое окончание. Можно было растянуть еще на несколько глав, а так немного слито, хоть и есть ответы на все вопросы.
Да, любовь способна на всякое. А тут даже любовью сложно назвать. У Фибии скорее была одержимость Джеком. Хотя, я даже и не удивляюсь этому. Джек еще тот красавчик
Ура, Доктор! Ну это как всегда в своем репертуаре. Все делает быстро. Хотя, жаль, что без Розы...

И еще... концовка дает надежду на продолжение совместных путешествий этой разношерстной группы умов)
Автор, с уверенностью говорю - кроссовер Вам удался отлично! Я в восторге!
И... очень хочется встретится с этими героями в новом Вашем фике, причем со всеми вместе Не расстраивайте читателя, автор))
И огромное спасибо за доставленное удовольствие от прочтения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 14.06.2013 12:37
Тапки принял))) что-то я ...
Да, Вы правы: у Фибии одержимость!..
Доктор иначе не может)) Я думал о сиквеле о "ДваФи", но не о прямом продолжении этой работы.
Быстрое окончание? Люблю стремительные детективы)))
Спасибо большое за такую высокую оценку! Мне очень приятно!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 14.06.2013 12:37
Я согласна на сиквел!)) Подумайте, ага и буду ждать его)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 13.06.2013 12:32
О, произошла встреча умов. Расследование обещает быть все более захватывающим! Доктора только не хватает для полного букета))
Посмотрела вчера пару серий "Секретный материалов", чтобы представлять себе общение Скалли и Малдера. Скажу одно, у Вас хорошо получается передавать их взаимоотношения.
Единственный момент, который ввел меня в ступор, это все эти хромосомы. Честно, я просто не разбираюсь в этом, возможно поэтому я и не вчитывалась особо в эту часть текста. Но суть разговора ясна.
Заигрывание Майкрофта умилило)) и его вечная перебранка с Шерлоком.
А уж противостояние взглядов Малдера и Скалли и Шерлока... Автор, я в восторге! Нет, правда. Это придает жизни истории.
Я редко читаю, ибо люблю хорошие фики и очень рада, что Вы решили написать этот кроссовер и выложить его у нас.

Один тапок:
Ваша дедукция хороша, но как далеко Вы продвинулись в расследовании этого дела? Вот? что действительно должно нас впечатлить, мистер Холмс, - опечатка.

Спасибо, автор!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 13.06.2013 12:32
О, Вы посмотрели ради моего фика две серии "Секретных материалов"? Это просто говорит само за себя. Спасибо!
Про хромосомы... Не хотел "грузить" своих читателей обилием медицинских терминов - старался быть понятным для всех.
Уверен, Майкрофт бы нашел точки соприкосновения с Джеком))
Спасибо большое за Ваше внимание! Да, я долго думал: выкладывать его на этом ресурсе или нет...
Тапок принят)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 13.06.2013 12:33
Мало того, я собираюсь весь сериал просмотреть в ближайшее время))
Да сам Джек с кем хочешь найдет точки соприкосновения. В этом он весь)))
И правильно сделали, что выложили!
Жду продолжения
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 13.06.2013 12:33
О, буду считать, что Крис Картер "должен" мне за рекламную акцию
Продолжение уже выложил, жду разрешения в эфир!))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 10.06.2013 12:29
Вот уже вторые сутки манипулятор временной воронки Джеку не давал покоя. - из предложения понимается, что манипулятор назывался Джеку)) Перестройте как-нибудь предложение. Например: "Вот уже вторые сутки манипулятор временной воронки не давал Джеку покоя." Как-то так.

А теперь о фике. Можно банальность? Мало! Автор заинтриговал и смылся. Так нечестно!!!)))
Мне нравится описание мыслей и чувств Джека. Все так, как и должно быть у него. Никакого ООСа нет, что безмерно радует. (пы.сы. да и вообще я пока не заметила этого ни у одного персонажа).

Значит Джек и команда гадают, кто решил так напомнить о себе? Надеюсь, Джек не думает на Доктора? Ведь тот такое не сотворит.
Вот этот момент убил: И, да, ты, вроде бы, мне что-то предлагал, так почему до сих пор моя ладонь не ощущает твердого и горячего предмета, наполненного божественной жидкостью, вкус которой я хочу почувствовать у себя во рту? - я прямо представила лица всех собравшихся там)) Забавно)))

Спасибо, автор!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 11.06.2013 12:29
"Вот уже вторые сутки манипулятор временной воронки не давал Джеку покоя." Как-то так.
Согласен. Исправлю.)))
Спасибо за Джека! Эта работа родилась благодаря ему, и написана была за несколько дней. Мы о нем из сериала практически ничего не знаем, вот я на себя и взял смелость, пофантазировать - легко ли им быть...
По поводу ООС. Я могу себе его немного позволить в слэш-порно или в научной фантастике, но только не в детективе! Более того, я уверен, что именно в кроссовере герои должны быть такими, какими мы их видим в каноне.
Доктор ли это, читайте в следующих главах))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 11.06.2013 12:29
И правильно сделали, что взяли на себя такую смелость. Мне бы очень хотелось узнать об этом персонаже побольше, даже не смотря на то, что это Ваша фантазия))
Ну так жду следующую главу
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 10.06.2013 12:24
Не смотрела сериал "Секретные материалы", но обязательно посмотрю, когда время будет свободное. В детстве очень боялась этого сериала, если честно) Как только слышала музыку, уходила в другую комнату))
В этой главе мне понравились отношения Малдера и Скалли. Такие теплые, не смотря на то, что подкалывают друг дуга. Приятно наблюдать. Нора - забавная. Хоть сейчас она и ведет себя хорошо, но, думаю, она еще покажет характер. Тем более чувство, что ей нравится Малдер, а тут Скалли приехала, ох.)

И главный вопрос главы - кто же украл трупы? В уме перебрала всех, кто может телепортироваться, но не могу вспомнить никого с черными волосами... да еще и увлекающуюся девушками. Нет, не могу, хотя кроме "Секретных материалов" другие сериалы просмотрела все.
Значит будем ждать продолжения и ответов, как и после первой главы.
Спасибо, автор!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 10.06.2013 12:24
Благодарю! Брюнетка - это ОЖП))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 10.06.2013 12:25
Demonio
Вы меня успокоили) А то я всю голову сломала, вспоминая. Но, тем не менее, брюнетка заинтриговала. Есть у нас Джек бисексуал, а теперь еще и девушка появилась. И судя по всему характер у нее похожий на капитана Хартнесса))
Очень жду продолжения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 10.06.2013 10:00
Очень неожиданный кроссовер, на мой взгляд. И которому я очень рада, ибо Вы, автор, собрал все мои любимые сериалы и я с удовольствием буду читать этот фик.
Начало уже заставляет в предвкушении ожидать следующую главу. Что же это за трупы такие? Тем более, которые заставили самого Шерлока быть в растерянности. Почему слова видны всем на разных языках и на фото не появляются?
Очень много вопросов, автор, ответы на которые я надеюсь получить в следующих главах.
За эту главу спасибо. Хорошее начало!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Джонлок 10.06.2013 12:22
Спасибо большое за отзыв! Надеюсь, продолжение Вас не разочарует.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp