Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Andy: :foxy :fly
Li Nata: :panda_off
Li Nata: доброго воскресенья)))))
Natasha: :sun
Incognito: Доброй ночи) :hi
Fitomorfolog_t: Incognito Ночи!
Incognito: я может последний с утра повешу
Incognito: ничего, вы спать ложитесь)
Fitomorfolog_t: Бом-м!
Fitomorfolog_t: Последние двадцать минут!
Fitomorfolog_t: Incognito Котярушка, да ты, никак, с охоты?
Incognito: Natasha, само собой! *вытирает лапой жир с усов* Я могу прыгать на 20 метров в высоту и на 50 - в длину... ну и всё такое.
Natasha: Зато котики могут бесстрашно в такие подземелья-норы-подвалы забраться, какие воронам и не снились, и найти там ещё более страшные романтичные приключения...
Incognito: это из мультфильма)))
Вороны - летают где хочешь, делают что хочешь. Рррромантика!
Natasha: О.о Почему вороною?
Incognito: Хорошо быть вороною!
Natasha: Вот бы и мне побыть немного котиком...
Li Nata: Incognito :rolley может)) панда это своего рода котик. Мягко шерстяная же) затискательность общая))
Incognito: Li Nata, а может и приманиииила)
Li Nata: Incognito как я тебя почувствовала, а) :pet
Fitomorfolog_t: Ой. Не успела погулять с собаками - а тут ещё одна!
Dreamer: Incognito Мягкий. Серенький. Пушистый. Тёплый... (задумчиво) Хочешь, покатаю?
Incognito: я всего лишь Кот. Полосатый и серый. А ты - Единорооооог!
Dreamer: Incognito С этой ноты попподробнее, пжалста! Это могет стать интере-есным...
Incognito: твори! Это я тебя совращаю)
Dreamer: Incognito И вот как ту спрашивается творить? В смысле - когда? 38 не успела, не углядела. Вот ты, котик! пачками понёс! :fasepalm
Incognito: что, и тридцать восьмую почитала? Я ж её только-только
Dreamer: Incognito почитала чужие, пойду, попишу свою... :pet :pilot
Incognito: а чего спасаться? Красивые сказки на ночь - на любой вкус
Fitomorfolog_t: Единорожек прогалопировал )) Привет!
Dreamer: Fitomorfolog_t А? Где? Что? Спасайся, кто может? :rolley
Fitomorfolog_t: Щас что-то будет ))
Incognito: Ага)))
Fitomorfolog_t: Ой-ой-ой! Котичек! :pet
Li Nata: :_(
Alizeskis: Ура! Обратный отсчёт запущен!
Dreamer: Кэт ПРРРИвет!
Fitomorfolog_t: Кэт Привет ))
Кэт: Всем сладких снов от мимопробегалки!
snowfight_red_1
Alizeskis: Fitomorfolog_t :snug
Fitomorfolog_t: Alizeskis :cup :apple
Alizeskis: Fitomorfolog_t, Привет!
Fitomorfolog_t: Привет всем!
Andy: А за какой из них теперь лететь? :foxy :fly :fly :fly . Какая лис настоящая?
Alizeskis: МногоЛис!
:lol_fox
:lol_fox
:lol_fox
Alizeskis: Доброго всем понедельника!
Natasha: snowfall_1
С праздником!
Alizeskis: Dreamer, Fitomorfolog_t, приветушки
Fitomorfolog_t: :hi
Dreamer: Alizeskis Не то слово... :_(
Alizeskis: тишина
Fitomorfolog_t: KseniaFeo, поймайте ЛС, пожалуйста!
Fitomorfolog_t: Ночи ))
Thinnad: ты ночью её прошепчи)
Thinnad: Almond, тогда ты станешь ещё заразнее Гюго)
Almond: Я я уже полетел. *с трудом удерживается от еще одной загадки. чтоб не спали)))
Thinnad: крючкомысл ты!
Thinnad: Fitomorfolog_t, это такие крючочки, знаю)
Astalavista: Ыыыы
Fitomorfolog_t: Тин, я когда-то даже эти, как их, интегралы...

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 338
Гостей: 330
Пользователей онлайн: 11

Пользователи онлайн
KseniaFeo
44darkwings
Лост
Умка
Li Nata
Nabra
Оладушек
Amidas
Alizeskis
Alizeskis
Fire Lady

Последние 3 пользователя
laima
bc999
Kruasan

Сегодня родились
elegiac

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3055

 

Бюро заветных желаний - 3

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Инкогнито
Конкурсные работы
-
Романтика
G
11 324
Даже ангелы не всегда могут угадать, какой именно поступок человека приведёт к исполнению его желания
закончен
конкурс «Заветное желание»
Заключительная часть истории о работе Бюро заветных желаний

wish 27

 

Бюро заветных желаний – 3

   

Маленький и пухлый, словно пародия на купидона, ангел Василий сидел на краешке стола, наблюдая за неугомонной суетой Бюро. Заветные человеческие желания, ужатые в короткие строки на перламутровых пластинах, стопочками, рядами или вразброс были рассредоточены по столам ангелов-вершителей. Которых прямо сейчас отчитывали за ошибки и самодеятельность наверху, у грозного начальства. Вася вздохнул. Дёрнул ногой. Он ничем не мог помочь своему напарнику, Манажу.

В большом белом кресле с низкой спинкой, придвинутом к соседнему столу, покачивался приятель Василия – Немор – аккуратный розовощёкий ангелок, словно сошедший с рождественской открытки. Золотые локоны, румяные щёчки, ясный взгляд – Немор мог ввести в заблуждение кого угодно. Язвительный и циничный, на самом деле он мало с кем уживался. Терпели его только Вася да собственный вершитель, и тот – с трудом.

Немор перебирал пластинки с желаниями, разложив их веером перед собой. Те, на которых горели особые пометки, он откладывал в сторону. Вася давно закончил аналогичный труд и просто ждал, нетерпеливо косясь на верхнюю пластинку отдельной стопочки: огненный росчерк «Вне очереди!» заставлял его нервничать, но без Манажа маленький ангел оставался беспомощным. Ему ни за что не удалось бы увидеть ситуацию внизу целиком, минуя время, расстояние и другие тонкости устройства человеческого мира. Как, впрочем, и разглядеть нити событий, которые могут осуществить желание клиента. Последняя попытка самостоятельных действий как раз и привела к тому, за что сейчас за облаками «потолка» Бюро отдувался Манаж.

   

Он влетел в туманные границы зала одним из первых – белые крылья стремительно резали воздух, Васе даже почудился тонкий свист. Грациозно опустился в кресло и закинул ногу на ногу. На бледном лице играла довольная улыбка. Белоснежная чёлка завешивала хитрющие глаза.

– Начнём? – деловито осведомился, словно Василий нисколько не переживал тут, дожидаясь.

– Погоди, что было-то? Как там, – Вася закатил глаза под мохнатые брови, – сильно ругались?

– А, – небрежно отмахнулся ангел-вершитель, – малость потрепали пёрышки, да и утихли. Дело-то мы закрыли...

Насколько Васька мог судить по оживленному гулу вокруг – Манаж лукавил.

– Не мы закрыли, – пробормотал маленький ангел, – а наш подопечный. Разница есть.

– Есть, – согласился Манаж, кивнув. – Но нам зачли исполнение. А вот учётчикам и ангелам Судьбы досталось по-крупному. Троих сняли...

– О! – Васькины глазки округлились в ужасе, и он торопливо нашарил рукой нужную пластинку, не отрывая взгляда от скульптурно прекрасного лица своего напарника. – А у нас – вот, – он протянул напарнику пластину с таким виноватым видом, словно от него зависело её появление на столе.

– Посмотрим, – охотно принял задание Манаж и натолкнулся взглядом на огненную надпись. Белые брови сошлись над переносицей. Рука дрогнула.

– Опять?! – взвыл он и с отчаяньем уставился на Ваську.

А что Васька мог сделать? Только руками развести...

   

Удерживаясь при помощи крыльев над левым плечом высокого ангела-вершителя, Василий мог видеть то, что его напарник желал ему показать: глухую таёжную заимку и хлипкого мужичонку, чьё лицо скрывали покрытые инеем усы и борода. Мужичонка – их новый подопечный – оказался в зимней тайге не случайно. Страстный фотограф, он лелеял в душе мечту – получить первую премию на престижном конкурсе. Вдали от цивилизации он надеялся найти натуру для того самого, заветного снимка, который принесёт ему победу и признание.

Васька обогнул стол и завершил неловкий пируэт, мягко шлёпнувшись на него толстенькой попой.

– И что за срочность? – удивлённо спросил он.

Манаж ответил не сразу. Какое-то время он оставался погружённым в себя, а вернее, в мир, недоступный глазу Василия. Туда, где сплетались и обрывались нити причин и следствий, где увядали, словно сорванные цветы, несовершённые поступки и незаконченные дела.

– Ага! Нашёл! – радостно воскликнул ангел-вершитель, и глаза его снова ожили, засияв льдистой голубизной. – Торопись, Васька! Тут просто всё, но срочно надо!

Дважды Василию не повторяли – он вдохнул, взмахнул крыльями – и вот уже пикирует на крышу смешной избёнки на высоких ногах-брёвнах. Пока летел, увидел картинку, которую передал Манаж: молодой медведь – и чего не спит, бедолага? – по грудь в снегу пробирается между толстых кедровых стволов. А далеко, пока – далеко, под сугробом ржавеет-ждёт браконьерский капкан. С лета остался, браконьер ногу сломал. Дома, с лестницы свалился. Некому было добро прибрать... Вершитель ясно показал, как пересекаются пути медведя и фотографа в той самой точке, где ждёт свою жертву распахнутая железная пасть.

   

Самойлов поёжился и зябко передёрнул плечами. Стоял ясный полдень. Невысокое солнце роняло глубокие синие тени на сверкающие самоцветы нетронутых снегов. Тут любой кадр мог стать шедевром, но это было не то. Вторую неделю он столовался у лесника и охотника Михалыча, наделал сотни две приличных снимков, но и только. Для журнала «Юный натуралист» они годились, а вот с тем, ради чего Самойлов забрался на край света – и близко не стояли. Михалыч обещал сводить завтра к обрыву какому-то, может, там...

Грустные мысли фотографа прервал далёкий хлопок – Михалыч за куропатками пошёл. «Значит, удачно», – решил Самойлов. Потоптался немного на широких, по-старинке подбитых войлоком охотничьих лыжах, и заскользил-затопал особым, «снежным» шагом в противоположную выстрелу сторону. Далеко уходить от заимки он не собирался. Побаивался, да и тайга выглядела до тоски одинаковой в любом направлении.

   

Васька прищурился, засопел и уронил на незадачливого путешественника целую груду снега с ближайшей мохнатой кедровой лапы, заставив сонную белку прыгнуть по самому краю. Фотограф вскрикнул, застыл на секунду и принялся отряхиваться, ругаясь совсем не интеллигентно, с особой тщательностью стряхивая снег с толстого чехла, в котором лежала его аппаратура. Натоптав звёздочку следов, он наконец снова двинулся вперёд. Только лыжня теперь забирала значительно правее от первоначального маршрута. Маленький ангел довольно усмехнулся и полетел вперёд.

Мишку Ваське было жаль, но помочь ему он не мог. Не имел права. Не в его это было ком-пе-тен-ции. Васька фыркнул над мудрёным словечком и приземлился на толстую кедровую ветку прямо над капканом. Ветка даже не шелохнулась. Материальных следов ангелы не оставляют.

   

Самойлов всё ещё упрямо шёл, когда за сугробами, за верхушками молодой поросли, торчащей из них, и полутораобхватными стволами высоченного кедрача, раздался душераздирающий крик. Фотограф застыл на месте, подняв ногу на полушаге. По телу промчался мурашечный озноб. Крик сменился громким скулежом и ворчанием. Таким жалобным и одновременно страшным, что у Самойлова зашевелились волосы под ушанкой. Убедившись, что источник звука не приближается, но и не отдаляется, фотограф осторожно двинулся к нему. Радостно-радостно забилась в душе тонкая жилочка азарта. «Вот! Вот – оно!» Что за «оно» издавало подобные звуки и почему, мозг Самойлова обдумать не мог – адреналин предвкушения остановил все мысли, кроме одной – кадр!

   

Васька не смотрел, как бьётся внизу под деревом медведь, пытаясь выдрать из капкана переднюю лапу или сорвать капкан со ржавой цепи, или выдернуть из земли намертво вмороженный в неё костыль, который держал цепь... Он увидел приблизившегося Самойлова. Глаза фотографа горели, словно угольки в костре. Словно он сам был не человеком, а зверем.

   

Самойлов почти не дышал от восторга и страха. Крупный медведь, попавший в капкан, ревел и плакал, крутился со страшной железкой на лапе вокруг короткой, уходящей в снег цепи, роняя алые капли крови на сияющий белизной снег. Фотограф достал камеру, страстно молясь, чтобы мороз позволил сделать снимки, и навёл объектив на морду зверя...

Васька спикировал вниз, прямо на вздыбленную бурую холку.

Медведь прекратил метаться и повернулся туда, откуда через видоискатель камеры на него смотрел потрясённый Самойлов.

Фотограф выронил камеру, и она повисла на ремне, едва не касаясь снежного холмика, взрытого ногами Самойлова, когда он устраивался на коленях, чтобы удобнее было снимать. Полный муки и упрёка взгляд живого, страдающего существа внезапно вывернул душу Самойлова наизнанку.

– Ах ты, чёрт! – воскликнул фотограф и полез через сугробы прямо к медведю.

Васька свесил голову с кедра, на который успел вернуться: да что же он творит?!

Медведь заревел, увидев человека, крутанулся на цепи и рухнул, уже не скуля, а воя от боли.

Самойлов остановился и похолодел – сострадание смыло волной животного страха. Он судорожно огляделся, странно, рывками, поворачивая голову на непослушной, окаменевшей шее. «Бежать», – холодно и трезво требовал рассудок. «Чем... разжать... капкан?» – пробивались сквозь холод обрывки нелепых мыслей.

Маленький ангел с растущим недоумением смотрел вниз, на разворачивающуюся под деревом драму.

Самойлов огляделся, вытянул из ближайшего к дереву сугроба обломок кривой ветви и опасливо приблизился к раненому зверю. Васька прекрасно понимал, что именно пытается сделать фотограф, но не понимал, почему. Человек отбросил прочь то, о чём мечтал, и подвергал серьёзному риску свою жизнь. Бездумно, отчаянно. Ангел крепко зажмурился, не желая видеть то, что должно было произойти, ведь он никак не мог снова вмешаться в ход событий. Но не удержался. Открыл глаза, обречённо махнул рукой и расправил крылья, чтобы спикировать вниз, к зверю. Чтобы хоть как-то его успокоить, пока фотограф будет совершать свою благородную глупость. Но не успел...

Медведь замер сам, будто понял, что ему хотят помочь. Он лежал на боку не шевелясь, шумно и вонюче дыша, когда Самойлов, под грохот собственного сердца, не с первой попытки, трясущимися руками вцепившись в корявый сук, немного раздвинул стальные челюсти изуверского приспособления.

Отбросив в сторону железной твёрдости промороженную корягу, он медленно попятился от встающего зверя. Теперь медведь казался настолько огромным, что его прошиб пот. «Беги!» – мелькнула паническая мысль, но руки сами выдернули из-за пазухи камеру. Самойлов смотрел, как медведь на трёх лапах упрыгивает прочь, уже через видоискатель. Камера щёлкала и щёлкала серией снимков. Метрах в пяти зверь остановился и оглянулся через плечо. А потом исчез в тайге...

   

Ангел Васька качал босой ногой, торчащей из коротковатой штанины, и перебирал пластинки на столе.

– Хочешь увидеть снимок Самойлова? Ну тот, за который ему премию дали? – спросил Манаж, молодой и талантливый ангел-вершитель, новичок в Бюро, но подающий большие надежды. Других в эту страну работать не отправляют.

– Конечно, – оживился маленький ангел, взлетая и пристраиваясь за левым плечом напарника.

На переднем плане, в истоптанном и окровавленном снегу, лежал рыжий от ржавчины и крови капкан. Он выглядел устрашающе огромным по сравнению с фигуркой уходящего медведя, который держал на весу переднюю лапу. Медведь обернулся и смотрел прямо в объектив. Выражение крохотных карих глаз было загадочным. Вдоль глубоких следов по снегу тянулась, теряясь в густых тенях, цепочка алых капель.

   

– Никогда не пойму людей, – задумчиво проворчал Василий, возвращаясь на привычное место. – Ты видел, что итог должен был получиться именно такой?

– Не-а, – пробормотал Манаж, всматриваясь в новую пластинку. – Только знал, что он сделает свой снимок. Смотри-ка!

Васька встрепенулся. Глаза напарника искрились весельем. А значит, новое дело обещало быть лёгким и приятным...

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
# Fire Lady 20.01.2018 19:25
Доброго времени суток

Этот рассказ мне понравился больше всего. В нем очень мало ненужных деталей (роль Немора осталась неясной). Поведение героев логично, хотя Самойлов совершает самоубийственный (хотя и добрый) поступок.
Исполнение желания необычное, яркое и образное. Мне показалось, что я, действительно, увидела победную фотографию вашего героя. Описания и медведя, и событий понравились. Получилось динамично и живо )) И стиль тут более лёгкий, и повествование без провалов. Мелочи в тексте можно подчистить, но работа хороша.

Приятен и мощный заряд добра - спасти животное, рискуя жизнью. Поставлю заслуженный «плюс» )) Спасибо за участие в конкурсе.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Аллен 20.01.2018 10:57
Здравствуйте, автор!
С удовольствием прочитала третью часть цикла про нелегкую службу БЗЖ :-) Ангелы, они, оказываются такие разные. С разными характерами, возможностями и полномочиями. И ком-пе-тен-циями, да. Доброта, вера в чудо и свет - это то, что импонирует в ваших рассказах. Вот - солнечные они. Учитывая, что солнца я не помню уже что-то около трех месяцев, это очень радует.
Понравилось, как вы показали Самойлова. Когда-то, очень давно, помню, я видела снимок (ну, наверное все его видели) - там был истощенный африканский ребятенок, опухший от голода, и подбирающийся к нему гриф, размером больше ребятенка). И называлось - за секунду до смерти, как-то так. Я помню острое желание убить фотографа. Т.е. он на это смотрел, снимал и... вместо того, чтобы пинком послать грифа, хватать ребятенка, кормить, поить, нестись в больницу... Не важно, что - но попытаться успеть, даже если это было и невозможно. Но снимать... У меня с тех пор задумчивое отношение к профессиональным фотографам.
Самойлов меня порадовал. Чудо он сделал сам, да. И премию заслужил.
Так что от меня плюс и пожелания серию этих рассказов продолжить. Хорошая может получиться серия.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Astalavista 16.01.2018 18:32
Здравствуйте, автор.

Вот и завершающая (надеюсь, нет - очень просится целый цикл рассказов) часть. Как и предыдущие она тоже добрая, заставляет верить в хорошее и искренне переживать за героев, не важно, руки у них или лапы. Подкупает, когда автор окутывает теплом ) Такие истории всегда читать приятно, а уж этот цикл - и подавно.

Впрочем, третья история отличается от предыдущих тем, что теперь больше внимания уделено ангелам. Не знаю, кому как, а мне даже появление Самойлова сначала показалось лишним: много слов шло именно о работе бюро, и вдруг дела земные )) Возможно, стоит уравновесить?
Так же не понятно появление еще одного героя, так (пока?) и не сыгравшего роли: Немора. Вы так тщательно его выписываете (Немор – аккуратный розовощёкий ангелок), но на этом его роль ограничивается. Думаю, стоит его появление отложить на тот период, когда он и его характер будет играть на сюжет, пока что он лишь отвлекает.
ИМХО, несколько суховаты части с Самойловым. Все происходит слишком быстро: вот увидел, вот решил. Мне не хватило эмоций. Например:
страдающего существа внезапно вывернул душу Самойлова наизнанку. – Ах ты, чёрт! – воскликнул фотограф и полез через сугробы прямо к медведю. - Понятно, что жалко. Но разве у него не было борьбы со страхом? (В смысле, я видела ее дальше, но на этом поворотном моменте ее не хватило) Глубины не хватает, полета. Часть с ангелами, которые более знакомы нам, стали ближе, перетягивают внимание, они более эмоциональные. Поэтому происходит перекос, который легко выправить, но который пока впечатление портит.

История хорошая, добрая. Но то тут, то там встречаются мелкие огрехи. Впрочем, округляю в вашу пользу.
Плюс
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Amidas 09.01.2018 10:24
Рассказ вышел хорошим. Да, так выходило, что Самойлов так или иначе сделает вой снимок.
Да, по закону жанра фотограф бы сделал это снимок, бедного медведя попавшего в капкан. Но развитие событий показало, что ничто человеческое не чуждо любой профессии.
Хорошо показано и то, что и животное, несмотря на боль может быть благодарно за спасение. Да, они не всегда понимают, что им хотят помочь, ведь вытаскивание лапы из капкана будет сопровождаться так же болью.
Так же понравилось то, как всё закончилось, фотограф сделал свой кадр. Шокирующий, страшный, но вместе с тем, оставляющий надежду на человечность.
Плюс.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 09.01.2018 10:36
А ведь картина капкана на переднем плане и уходящего зверя и правда сильнее, чем зверя в капкане :) Иносказательнее, с более сильным подтекстом. Вот это, наверное, было большей неожиданностью в концовке.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 08.01.2018 18:30
Добрый вечер, Автор!
Ох, как меня зацепил рассказ. Наверное, потому, что умом я понимала, какой уникальный и страшный кадр должен был сделать фотограф, и всё время мне казалось, что он именно так и поступит, и было чувство протеста - хотя, опять же, умом я понимала, что именно он, скорее всего, "должен" сделать по закону жанра - и поэтому дальнейшее развитие событий оказалось и неожиданным (ну, пусть почти неожиданным), и правильным. Несмотря на почти предсказуемый сюжет, Вам удалось создать напряжение ожидания. Сыграло тут и хорошее описание зимнего леса, добавило достоверности.

Блох совсем немного.
"Потоптался немного на широких, по-старинке подбитых войлоком охотничьих лыжах, и заскользил-затопал особым, «снежным» шагом в противоположную выстрелу сторону" - лишняя запятая: однородные члены предложения, соединённые союзом "и".
"за сугробами, за верхушками молодой поросли, торчащей из них, и полутораобхватными стволами высоченного кедрача, раздался душераздирающий крик" - не нужна запятая после "кедрача".
С замечаниями Элис я согласна, но, с другой стороны, второй ангел и срочность вызова играют на атмосферу "конторы". Кто его разберёт, это начальство, с чего ему взбрело в голову поставить гриф "срочно" )) Однако продолжение цикла и впрямь хочется увидеть.

Спасибо за рассказ и плюс :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Alizeskis 08.01.2018 06:49
розовощёкий ангелок, словно сошедший с рождественской открытки. Золотые локоны, румяные щёчки, - пожалуй, тут можно одно упоминание щёк убрать, они равнозначны, одинаковы и очень близко. Повтор, как не крути.

Здесь не хватило вот этого второго ангела. Зачем он в истории? Сыграл бы роль? Но просто описание - быть может ,чтобы показать что и ангелы бывают разными. Не знаю... А хотелось бы понять. Быть может и дополнения о совместной работе пары-тройки команд, к примеру...

– И что за срочность? – удивлённо спросил он. - к сожалению ,и я не поняла, что за срочность. Ведь если упиралось всё во время, которое течёт у ангелов и у людей по-разному, то и непонятно, куда спешить...

Собственно, это две детали, которые вроде бы добавлены для весу в историю, но особого значения в итоге и не сыграли. Всё равно, если бы ангел просто по считалке выбрал из партии "дел" случайное. Это такой, возможно имхастый, недочёт истории. Минусом его не назову.

Сама история вышла мимолётной. Но, что главное, она о человечности. Сколько было историй про фотографов, что с головой уходят в дело, когда у них отключается чувство самосохранения, человечности в иных моментах. Когда для них важен кадр. Тот самый - даже если не на премию. Фотограф вкладывается душой в свой фотоаппарат. И в какие-то моменты становится ему подобным - равнодушным. Тем, что одинаково зафиксирует и торжество жизни, и мучения, и радость или смерть... Такие люди страшны.

Но вы же нам показали, что у героя фотографа человечность и сострадания перевесили профессиональное желание и желание добиться признания, победить. Вы очень хорошо показали, как в иной момент человеку требуется наступить на горло чувству самосохранения, двинутся навстречу фактически возможной смерти. Ведь как поведёт себя разъярённый медведь, кто знает...

По сравнению с двумя другими частями этой трилогии, эта часть вышла сжатой, достаточно простой, но тем не менее полноценной. Короткое желание, быстрое исполнение. И не просто так. Вы показали положительные черты в человеке, и так же показали зверя, который "понимает"... пусть и с помощью высших сил.

Я поставлю плюс этой истории. Сам текст хорош, романтика - пусть будет романтизм, что герои верят в светлые чувства и поступки. И структура рассказа ,разумеется. Есть пара моментов, которые меня смутили, о них я написала в начале.

Спасибо, автор, за добрые истории! И надеюсь, что эта серия рассказов пополнится ещё историями вне рамок конкурса!

Удачи в творчестве!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp