Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Кэт: хех, надеюсь, авторы "Ведьмочки" и "Плача инквизитора" меня не побьют... :rolley
Удираю на всякий случай.
Andrews: Тин, Знакомлюсь с сайтом :) . Путешествия в заэкранье просматриваю ))
Thinnad: Fitomorfolog_t, открытые уроки - верное средство быстро склеить ласты(((
Fitomorfolog_t: Ребята-девчата, держите за меня пальцы!
Fitomorfolog_t: я в бешеном темпе готовлюсь к открытым урокам. Ещё на работе
Thinnad: это самое невинное из предположений
Thinnad: *липкое
Thinnad: Но вообще ты прав. Раз народ молчит. значит рты заняты, а в пальцах что-то вкусное и ликое
Thinnad: Лост. ага, комкаешь бумажный катышек и кормишь им жертву)
Лост: Тин, одно другому не мешает)))
Thinnad: Здорово, народ) А чё как вы вечером делаете? Пишете небось или жрёте?
Andrews: спасибо :)
Лост: Andrews добро пожаловать на сайт))
Andrews: Всем привет:)
Alizeskis: Thinnad, а ещё и редактировать. И перечитывать!
Thinnad: вот это самоотдача - писать и бояться, а потом ещё и обессилеть
Alizeskis: Thinnad, почти - едва дыша, ага!
Thinnad: Alizeskis, привет) Писала с закрытыми глазами?
Alizeskis: Поздравь меня - я дописаль! Даже выжиль))
Alizeskis: Thinnad, привет, Ельф!
Thinnad: Контраст однако) С одной стороны мокрая и упругая, а с другой - волосатенькая и мяконькая
Astalavista: Лост, хыхы
Лост: Astalavista всегда мечтал с двоими... эмм.. ладно, пропустим
Astalavista: Лост, акула с лисой исполняют мечты )))))
Лост: декаданс, однако
Лост: Всегда мечтал, чтобы меня помяли плавниками в шаговой доступности от трупа лисы...
Alizeskis: *лиса-полутруп*
Astalavista: Лост, привет. Мнет слизня плавниками.
Alizeskis: Лост, приветище!
Лост: Всем привет, короче)))
Лост: Astalavista, акул вообще в лицо узнаю))
Лост: Incognito, маска, я тебя знаю..
Astalavista: )))
Astalavista: Incognito, ой прям можно подумать!
Astalavista: Incognito,почти на все...
Astalavista: Incognito, акулы способны на все.
Incognito: это наверное вариант зимний. питательный
Incognito: о!
Incognito: Astalavista, удивительные всё же звери - акулы))) *достаёт пакет с пирожками, читает по слогам: «пи-рож-ки с хо-мячь-и-ми-жоп-ка-ми».
Astalavista: Incognito, сглатывает. Уже ничего не торчит. Поглаживает пузико.
Incognito: Кэт, убей её там об стол, ага)
Incognito: Astalavista, *глядит на мышьи хвостики, что торчат из акульей пасти*
Astalavista: Incognito, омномномном
Кэт: Incognito всплыл в памяти рецепт пятилетней давности: что-то там было про жареных мышей в мороженом и с киви в зубах)))))
(блин, не люблю новые операционки, опять обновления пришли... ушла. если пропаду - значит, пала в борьбе с обновлениями).
Incognito: Кэт, разве что если в котятских зубах) А вот мыши идеально. Мягкие, нежные, сладкие
Кэт: Incognito надо будет после конкурса у автора уточнить, какие пирожки Ведьмочка пекла. Были ли среди них с мышами... с лягухами... с котятами... ОЙ! Удрала, прижав ухи))
Incognito: Кэт, это не слёзы, а мясной сок! Сочные пирожки с мышами!
Кэт: *тоже машет чем-то и кому-то* Впала в задумчивость. Осенне-пирожковую. "Плач пирожков", блин...
Li Nata: Добытчик)) доброй тебе охоты!
Li Nata: *машет лапкой котику* шмыг ты наш дорогой :)
Incognito: Кэт, это кажется)
Кэт: Li Nata так я ж подвинулась
Кэт: Incognito да я завсегда готовый... А некоторые от мну, как от маньяка, бегають, йех... :pinked
Li Nata: Кэт не люблю в очереди стоять) я редкая, это не для мня
Incognito: Li Nata, я буду шмыгать)
Кэт: Li Nata куда ушла, куда??? Стоо-о-ой!!!
Li Nata: Обещаю))))
Li Nata: Incognito :_( прощай... я вернусь потом
Incognito: Кэт. давайте!!!!!!
Li Nata: Я ж скромная. Вот и страдаю *скромно печально ушла, глядя на любимого котэ

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 455
Гостей: 450
Пользователей онлайн: 7

Пользователи онлайн
Ялира
Лост
SBF
Dreamer
Juck0ffsky
Jiraia
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Они.
Ялира
Мыщь

Сегодня родились
Ines missaleksa2013 Лисецкая Тот кто видит

Заказать вычитку

Travel_into_the_screen

Всего произведений – 2976

 

Кровь от крови. Глава пятая

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Alizeskis
Проза
Amaretto
Герцог Рэйн д'Эвер
Драма,Романтика,Фэнтези
джен
12+ (PG-13)
планируется макси
Глава, в которой отцу близнецов снится кошмар из прошлого, наносит визит предок, королева желает добра и в конце сообщают о злоключениях сына.
в процессе написания
Все герои и мир принадлежат мне
Запрещено!
Свет, тьма – пёстрый ковёр из бликов и теней – не разберёшь в чьих венах чья кровь течёт.

Кровь от крови. Глава четвёртая

Кровь от крови

Глава пятая

Десять лет назад

Герцог  сидел в кресле у распахнутого окна и отрешенно разглядывал тьму. Было глубоко за полночь, часы отбили три удара. День выдался тяжелым: похороны любимой супруги, внезапно и скоропостижно увядшей из-за неизвестной болезни. Дети, вымотанные горем и слезами, спали в соседней комнате, – так думал Рэйн д'Эвер, когда услышал скрип двери.

– Ерсель?..

Девочка всхлипнула и подбежала к отцу. Сбиваясь, проглатывая слова и повторяясь, она рассказала, что Иво ушёл. «Ушёл? Куда?» – на мгновение Рэйн растерялся. Он пошатнулся, опустился перед дочерью на колени и притянул к себе. Ерсель продолжала говорить, всхлипывать. Она рыдала и прятала мокрое от слёз лицо в ладонях.

Рэйн почувствовал, как сворачивается в груди холод. Он словно очутился на краю пропасти: шаг – и смерть. И к собственному удивлению ясно ощутил чужое присутствие: чужую ауру, агрессивную настолько, что не осталось сомнений – столкнёт.

Малышка дрожала, а в её голосе чувствовался неподдельный страх: не обычный детский трепет, а настоящий ужас.

– Когда я догнала Иво, а он обернулся, его глаза стали красными! Страшными. Я так испугалась! Испугалась! – Ерсель потёрла глаза. – Папа, ты же найдёшь его? Найдешь?

– Конечно, найду! Сейчас же пойду искать.

– Можно я с тобой? – девочка вцепилась в рукава рубашки отца.

Рэйн помедлил.

– Нет, останься здесь. Вдруг Иво вернётся.

Он поднял дочь на руки и уложил в кровать.

– Я быстро, не волнуйся, – Рэйн поцеловал её в лоб, погладил по волосам и накрыл одеялом.

Выйдя из комнаты, он ненадолго задумался, а потом закрыл замок на ключ. Дверь в комнату детей распахнута настежь. Герцог пробежал по коридору, по лестнице спустился на этаж ниже и прислушался. Тишина – только тихо потрескивали чадящие факелы.

Рэйн бежал по коридорам и беспорядочно поворачивал, и спускался всё ниже и ниже. Всеми силами старался не давать воли дурным предчувствиям, но постепенно приближался к потайной двери за гобеленом. Последний поворот…

Часть стены, закрывающая проход и лестницу, отодвинута: совсем чуть-чуть, как раз для ребёнка. Герцог едва не рухнул с лестницы, пробежал коридор на одном дыхании. Издали он увидел сына – тонкую фигуру, окутанную магическим холодным светом. Иво протягивал руку к… Аларф склонился над ним.

– Иво!!! – надрывно взревел Рэйн.

Аларф тоже повернул рогатую голову и осклабился, в красных глазах плясал огонь торжества.

– Папа?.. – пробормотал Иво и шагнул навстречу.

Герцог рухнул на колени возле сына, крепко прижал к себе и едва не зарыдал от накатившего облегчения, но радоваться рано: Аларф скалился, с клыков срывались янтарные капли слюны. Иво что есть сил вцепился одежду отца, из глаз брызнули слёзы. Мальчик болезненно поморщился. Обе его ладошки пересекали глубокие раны, кровь стекала по запястьям и заливала рукава ночной рубашки. Герцог прикусил губу, силой воли загоняя ярость в дальний уголок разума – не время.

– Мы уходим. – Он старался говорить спокойно, прижал сына, погладил по голове. – Не бойся.

Рэйн ещё раз посмотрел в глаза Аларфу, будто надеясь испепелить его гневом. «Будь ты проклят», – прошептал он одними губами и, подхватив сына, бросился прочь из темницы. Дрожащими руками запер дверь, закрыл проход.

Герцог чувствовал остатки гипнотического заклинания: Иво ещё не пришёл в себя, словно находился в полудрёме, не осознал до конца, где находился.

Герцог влетел в комнату. Уложив сына на постель, он забинтовал его ладони. Ерсель обняла брата и завыла.

– Куда ты ушёл? Я… я испуга-а-алась!

Иво молчал, слепо смотрел на свои руки, а по щекам катились слёзы.

– Не надо, – тихо, но строго попросил Рэйн, и дети посмотрели на него: уставшие, встревоженные, заплаканные. – Всё хорошо, всё закончилось, – он старался говорить спокойно, подавляя дрожь в голосе.

Ерсель долго всхлипывала, крепко обнимала брата, а Иво, сжавшись в комочек и спрятав ладошки, плакал. Рэйн просидел на постели до самого рассвета, пока дети не заснули.

Он беспокойно поглядывал на повязки, думая, не совершил ли демон ритуал или заклятие. Рассвет герцог д'Эвер ожидал с тревогой – но близнецы и не вспомнили о произошедшем ночью. Слава высшим силам и беспокойному предку, который не только стёр им память, но и залечил раны.

Аларф – гори он вечно! – подобрался слишком близко, дотянулся до самого дорогого – детей! И Эвер, сверкая чёрными глазами, приказал вернуть их в родовой замок, подальше от треклятой магической темницы.

– Ритуал, – прошипел дух демона-летописца. – Все его заклинания замешаны на крови.

– Что? – Рэйн едва сдерживал себя, чтобы опрометчиво не начать действовать. Отцовское сердце сжалось от страха. – Что он хотел совершить? Зачем ему Иво?

– Аларф не успел ему не навредить. Я не заметил следов Тени или демонской магии. Ты должен быть осторожнее, не позволяй детям приближаться к нему.

Пару дней спустя, когда Ерсель и Иво увезли из столицы, герцог Рэйн позволил выплеснуться накопившейся ярости. Он нашёл в семейном архиве несколько заклинаний, о силе которых понятия не имел. Эвер не оставил таких записей и наотрез отказался помогать. Рэйн надеялся, что чары на коротком серебряном кинжале – ещё одном трофее из прошлого – принесут долгие мучения Аларфу.

Он нарочито медленно спустился по крутой лестнице и неторопливо поджег факел. Коридор, дрожащий в свете, вызывал отвращение. Клинок вспыхнул белым светом, стоило переступить порог темницы. В рыжем отблеске герцог увидел на полу засохшие капли крови. Вновь перед глазами появились маленькие ладони в крови, ужас в глазах и дрожащие Иво и Ерсель.

– Пришёл, – гортанный рык демона отвлёк от тяжелых воспоминаний.

Герцог исподлобья посмотрел на Аларфа, который довольно осклабился, увидев серебряный кинжал.

– Твой маленький птенчик… – ядовито промурлыкал демон, не сводя алых глаз с искаженного гневом лица потомка Эвера. – Тусклый огонёк и тёмная бездна.

Аларф медленно наклонил голову и прищурился.

– Бедовый союз вышел за рамки дружбы? Вы смешали кровь? – он широко раскрыл пасть, обнажив острые зубы, и медленно провёл языком по губам. – Я вкусил лучшего нектара. Мороз и пламя. Ледяная вода и жидкая сталь. Кровь твоего сына неописуемо вкусна.

Герцог, поддавшись ярости, бросился к нему и вонзил тонкий кинжал под пластину черных доспехов на груди. По руке, шипя и пузырясь, потекла тёмная кровь. Демон хрипло засмеялся, к янтарной слюне добавились тонкие кровавые струйки.

– Бей! – крикнул Аларф, глумясь над неконтролируемой яростью врага, и разразился лающим и булькающим смехом.

Обезумев, Рэйн дернул кинжал и вонзил в бок демона. Аларф изогнулся, харкнув кровью. Он безумно хохотал, когда герцог наносил беспорядочные удары и всаживал клинок между пластин доспехов.

Герцог шагнул назад. Он тяжело дышал. Ярость, подобно приливной волне, отступила. Под ногами натекла лужа тёмной крови, доспехи Аларфа влажно мерцали.

– Ты счастлив? – По губам и подбородку демона текла кровь, слюна теперь была темна и не кипела пламенем. – Отомстил за щенка.

– Будь ты проклят! – вскрикнул Рэйн и со всей силы полоснул кинжалом по лицу ненавистного демона. Рогатая голова мотнулась, седые волосы упали на лицо и прилипли к глубокой ране, протянувшейся от скулы, через нос и до лба.

– Радуйся, – хрипло рассмеялся Аларф. – Не вечно курице цыплёнка беречь.

– Сдохни! – рыкнул Рэйн и круто развернулся на пятках.

– Не дождёшься, – осклабился демон.

Дверь с грохотом закрылась за спиной потомка Эвера.

     

* * *

Рэйн резко раскрыл глаза. Он заставил себя глубоко вздохнуть, возвращаясь из кошмара в реальность – спальню в столичном замке. Каждый раз, когда Иво возвращался, герцог опасался повторения. Находясь рядом с Эилертом, Иво едва ли раз в год появлялся в столице, проводя остальное время в Каменной стреле. По мнению герцога, это самое безопасное место.

Убийство, случившееся перед отъездом сына, стоило герцогу Рэйну нескольких  бессонных ночей и, как следствие, жестокой головной боли. Он, не раздумывая, написал письмо. Тот провёл лишь сутки в замке, а уже попал в переделку.

– Его преследуют… неприятности, – раздался шёпот с нотой сожаления.

Герцог насторожился, приподнялся на локтях и осмотрел комнату. В кресле у окна расположилась тёмная фигура – демон-летописец Эвер почтил визитом потомка. Рэйн увидел печаль в чёрных глазах.

– Хорошая ночь, – вздохнул демон.

– …для кошмаров, – отозвался Рэйн. Поднялся с кровати, подошёл к гостю и посмотрел в окно.

Над замком медленно серела тьма. Ночной гость наклонился вперёд, уперев локти в колени. Выглядел он непривычно напряженным.

– Ты думаешь, было правильным отпускать его? – подал голос Эвер.

Рэйн потёр виски и, прикрыв глаза, спокойно, с расстановкой произнёс:

– Находиться здесь, в столице, ему небезопасно.

– Его жизнь всегда под угрозой.

– Я не смогу уберечь его от всего.

– Не нужно от всего – только от смерти!

– Никто не знает, что произошло. Может быть, и не его…

– Его, – вздохнул собеседник.

Он поднялся и, заложив руки за спину, прошёлся по комнате. Сам хозяин комнаты остался сидеть у окна, бездумно смотря в пустое кресло напротив. Таких разговоров – «по душам», как любил называть их герцог, – состоялся давно. Возможно, лет пять назад или семь. Гость приходил тайно, ни одна живая душа не знала о визитах.

Эвер резко крутанулся на пятках, длинные, ниже колен, волосы всколыхнулись чёрной волной.

– Не стоит доверять лже-наследнику.

– Эилерт не виноват.

– Но отвечать ему. Когда время придёт, когда наследник Ансгара сгинет…

– Не говори так! – Рэйн умоляюще посмотрел на собеседника. – Я не знаю, что я тогда буду делать! Если Совет узнает, что принц – не сын короля… – Он помолчал. – Иво следующий претендент на корону.

Эвер понимающе кивнул.

– Линия Ансгара не должна прерваться, – сурово произнёс он. – Мир держится на наследии дурного ангела!

Рэйн прищурился. Как всегда, ему было непонятна эта неприязнь.

– Ты ненавидишь его?

– Ненавижу? – собеседник вскинул брови, удивлённый вопросом. – Как можно ненавидеть этого простофилю?

– Он победил Аларфа, – возразил герцог.

– Ха! Если бы не я!.. Не найди я тогда его беспомощное тельце в лесу, он не дошёл бы!

– Не злись, – увещевал его герцог. – Это бесполезно.

Эвер мрачно посмотрел на потомка.

– Я знал, что Ансгар не победит Аларфа. Я видел, как он махал своим мечом. Он понятия не имел, как убить демона! И я вмешался. Если Аларф вырвется… если кто-нибудь его освободит…

– Только потомки Ансгара его могут освободить, – напомнил герцог д'Эвер и насторожился, когда наткнулся на жгучий взгляд демона-ворона.

– Он хочет выбраться.

От произнесённых слов, от тона тихого голоса предка Рэйн вздрогнул. Не в первый раз казалось, что тот утаивает нечто важное, недоговаривает, хотя подловить ни разу не удавалось. Возможно, это только подозрения, ведь Эвер безусловно заботится о судьбе потомков. Это и есть та родовая черта, передавшаяся через поколения от демона, – глубокая привязанность к семье.

– Ты понимаешь, что только твой сын может освободить монстра.

– Но... Король же, Гоззо.

– Без твоей помощи – нет. Ты же не станешь помогать ему с этим делом.

– Хорошо, но как же Ерсель? Та же кровь...

– Голова другая. Ты правильно сделал, что показал темницу. Девочка разумна. Как и ты. А Иво... Иво – ключик на бархатной подушке, что ждет уверенной руки. Он ищет способ… и найдёт.

– Я не позволю! – герцог вскочил с кресла, но замер на полушаге.

– Что ты сможешь ему противопоставить? За ним Мрак из Кир Скуро, а у вас?.. Что есть у тебя?

Рэйн вернулся в кресло.

– Ты мой потомок, – Эвер подошел вплотную к нему. – Рано или поздно, но ты найдёшь способ.

– Только бы не было поздно, – Рэйн помолчал. – Я чувствую чужое присутствие. Кто-то выбрался, – закончил он шёпотом.

– Если и ты почувствовал, значит, присутствие столь явное.

– Ты знал?!

– Знал, не хотел тревожить, пока их не найду. Возможно, это беглецы из последователей Аларфа. Они часто присутствуют в замке. Словно тени: рядом с принцем и королём.

Демон-летописец посмотрел в окно. На горизонте протянулась розовая полоса – до рассвета остались считанные секунды. Каждое перемещение в этот мир людей забирало силы. Недолог век заботливого родителя. Ансгар навряд ли когда-то приходил вот так, во снах, в ночи, к своим потомкам. Он предпочитал беречь энергию. Для чего именно, он никогда не расскажет. «Потому что сам не знает», – горько усмехнулся Эвер.

– Вот и всё, – вздохнул он. – Я не покину ни тебя, ни твоих детей. Приложу все силы… остатки сил, – он стиснул ладони герцога.

Рэйн д'Эвер до последнего смотрел бледное лицо предка, пока не защипало глаза. Он на мгновение сомкнул веки, и демон-летописец исчез. Всё произошедшее можно было посчитать неприятным сном, но ночь не принесла отдыха уставшему разуму. Герцог устало потёр виски – голова раскалывалась.

Рассвет резал ночную тьму, небо становилось фиолетовым. До пробуждения замка оставалось совсем немного времени, и Рэйн решил поспать до прихода прислуги. Разостланная постель была неприятно холодна.

Последние дни погода менялась лихо: душные жаркие дни сменялись студёными ночами. Вот и проводы королевского полка сопровождались зверским пеклом, но к вечеру похолодало. Треклятые чары Аларфа вымотали сильнее, чем неделя упорной работы и несколько ночей без сна. Что же происходило в древней темнице? Почему тёмная магия просачивалась через печати Эвера?

В библиотеке замка хранились старые архивы семьи д'Эвер. Возможно, там есть что-то об изначальных формулах и заклинаниях, которые накладывал сам демон-летописец.

Герцог повернул немного голову, чтобы через никогда не опускаемый полог увидеть в висящем на стене зеркале своё лицо. На него смотрел уставший старец с осунувшимся лицом, тёмными кругами под глазами и потускневшим взглядом. «Мёртвый Эвер и то краше», – отметил герцог Рэйн и отвернулся. В свои сорок шесть лет он выглядел много старше, чем король Гоззо, проживший более полвека.

Хорошо, что дети не унаследовали черты рода д'Эвер – острые, словно у хищной птицы.

– Ксандра, – вслух прошептал Рэйн и с тоской вздохнул.

Он ещё несколько мгновений пролежал с закрытыми глазами, вспоминая лицо любимой супруги, и провалился в тревожную дремоту.

     

* * *

В кабинете пахло бумагой. Из окон тянуло теплом. Все свечи потушили, и в помещении царил полумрак. Хоть кабинет был просторным, много места занимали стеллажи и два массивных стола. Загромождённые даже более обычного, они были просто погребены под кипами документов. Как всегда, «не требующих отлагательств».

Рэйн устало потёр переносицу. Он прошёл мимо захламленного стола и опустился в кресло возле распахнутого окна. С улицы, вместе с жаром, тянуло сладко-пряным ароматом поздних осенних цветов. На голых ветках фруктового сада ещё висели рубиновые яблоки и янтарные груши. В саду суетились мальчишки, собирая упавшие плоды в громадные корзины. Рэйн улыбнулся, увидев, как досталось пареньку, кинувшему в товарища яблоком. Садовник, потрясая кулаками, кричал на покатывающихся со смеху юных помощников.

– Милорд, почта.

Герцог д'Эвер отвернулся от сладости и тепла из окна.

– Королева ждёт вас к ужину, – с поклоном произнёс вошедший. Выпрямившись, он замер, ожидая распоряжений, но герцог кивком головы отпустил его.

– Что ей понадобилось? – спросил Рэйн сам себя.

Закрыв глаза, он потёр лицо, надеясь хоть немного взбодриться. Повышенное внимание королевы, приглашение на ужин в собственные покои – не такие близкие отношения были между княжной Таано и герцогом д'Эвер. Какую же она преследует цель?..

Хенрика приходилась старшей дочерью правителя небольшого княжества Таано.

Правители Таано долгое время оспаривали права на полуостров Зеленый Коготь, отделяющий море Анже от Большого океана. Горный хребет, отделяющий княжество по северу, глубоко вдавался в воду. От берега до тёмно-серых скал раскинулись плодородные долины, зеленые круглый год. В шахтах, вгрызающихся в гору, добывали серебро и алмазы. Богатые и плодородные земли долгие века переходили из рук в руки. Пришедший к власти князь Уилфред Милосердный – отец Хенрики, – заключил договор с отцом Гоззо. В обмен на Зеленый Коготь и прилегающие земли он отдал свою старшую дочь, которая должна была унаследовать земли Таано, в жены юному принцу. Гоззо тогда исполнилось десять лет, Хенрике всего семь, помолвка состоялась в столице. Её новой семьёй стали потомки Ансгара, короли-волки.

До ужина пара часов, достаточно, чтобы и письма проверить, и… Герцог вновь устало потёр виски – голова раскалывалась. Он дёрнул кончик ленты, выпуская на свободу бумаги. Письма развалились, растеклись по столешнице. Развернув первое же письмо, он погрузился в чтение прошения от северного барона, изложенного на желтоватом пергаменте кривоватым почерком. Одно за другим, прочитанные письма складывались неровной стопкой, иногда перемежаясь с листами указов или ответов. Позже, когда секретарь разберется с текущими проблемами в южной провинции и вернётся, каждое из писем отошлют к своему адресату. Бумаги, которым не требовался ответ, отправлялись в корзину.

– Милорд…

Герцог д'Эвер вздрогнул, строка скакнула и оборвалась. Он выругался и поднял взгляд.

– Что тебе? – буркнул он, раздраженно отбрасывая в сторону испорченную бумагу.

– Прошу меня простить, ваша светлость, – прочитав в грозном взгляде опасность, слуга попытался принести извинения. – Я стучал… Вы не ответили… Королева ждёт вас в своих покоях.

Герцог удивлённо моргнул и посмотрел в окно. Темно. Как часто такое происходило, как много времени и внимания забирали работа с бумагами и письмами, вопросы, просьбы…

      

Дверь в покои королевы распахнулась, стоило только приблизиться. Хенрика в скромном домашнем платье тёплого карамельного оттенка сидела за круглым столиком в кресле у окна. Её черные тяжелые локоны, завитые упругими кольцами, ниспадали по плечам. Смуглая кожа, темно-карие миндалевидные глаза выдавали уроженку южных приморских земель. Рядом суетилась служанка, разливая по кружкам чай.

– Прошу, – королева изящно взмахнула узкой ладошкой.

Служанка, поклонившись, быстро удалилась, как и стоящие у дверей лакеи.

– Герцог д'Эвер, – улыбка королевы стала прохладнее, хоть она и старалась это скрыть.

– Княжна Таано, – не остался в долгу Рэйн.

– Не нужно, – тут же отступилась Хенрика. – Я уже давно не княжна.

– Но если у вашего брата, князя Таано, не родится наследник, земли перейдут к вам.

Хенрика нахмурилась. Чтобы как-то скрыть заминку, она поднесла к губам аккуратную фарфоровую чашечку и сделала глоток.

– Я королева, – произнесла она твёрдо. – Жена короля и мать наследника.

– Да, да, – кивнул ей герцог и потянулся к чашке чая. – Как поживает… граф Элери? Кажется, он почтил присутствием праздник.

– Он уже уехал, – отрезала Хенрика, бросив недовольный взгляд на гостя.

Граф Андре де Элери – друг детства княжны Хенрики Таано – часто навещал подругу в столице. Он привозил подарки и новости с южных земель. Гоззо с распростёртыми объятиям встречал Андре – посла Таано. Приятный и общительный, с весёлым характером, чёрноволосый красавец, с тёмными раскосыми, как у всех южан, глазами, всегда становился центром внимания при дворе. Именно в нём герцог д'Эвер видел отца Эилерта.

– Очень жаль, – вздохнул Рэйн, – очень жаль.

– Полно, – королева взмахнула ладошкой. – Граф приехал не по делам. Мой супруг пригласил его как почётного гостя.

– Да-да, я слышал, что граф обещал поддержку королевской армии.

– Две сотни лучников и столько же арбалетчиков, – в улыбке этой отразилась гордость.

Лучники Таано по праву считались лучшими. Особый способ заготовки тетивы мастера княжества рьяно охраняли. Стрелы, пущенные из тяжёлых луков, пробивали любые доспехи.

– О! Щедрый подарок, – кивнул Рэйн.

– Но я позвала вас не для того, чтобы говорить о военных делах. Эти вопросы решает мой супруг. Я вдоволь наслушалась о рыцарях, о тактиках и разведке. Я позвала вас, чтобы поговорить, – она поставила чашку на блюдце, выразительно посмотрела в глаза герцогу и выдохнула: – о будущем.

– О будущем?

– Вашему сыну, милорд, этой весной исполнится восемнадцать. Мальчик вырос, и… – Хенрика улыбнулась. – Каждая девушка мечтает выйти за него замуж. Каждая будет рада…

– Несомненно, Ваше Величество, но я не понимаю, – герцог Рэйн почтительно склонил голову.

– Герцог! Я бы хотела принять участие в судьбе милого Иво. Моей младшей племяннице исполнилось летом восемнадцать. Брат мой, Ландер, князь Таано, слишком требователен к браку дочери, отклонил уже сотню предложений.

– Тогда почему вы уверены, что князь согласится?

Хенрика звонко рассмеялась.

– Согласится, если я попрошу.

– А вы попросите? Зачем?

– Я же говорила – я хотела бы устроить счастье нашего милого мальчика. Кроме того, разве не здорово, если Таано породнится с д'Эвер?

Герцог задумался. Действительно, лучше партии невозможно и вообразить.

– Милорд, неужели ещё раздумываете? Если вы согласны, я немедля напишу брату. Неужели не радеете за судьбу отпрыска? Или… вы боитесь появления внуков? – Хенрика лукаво подмигнула герцогу.

Королеве недавно исполнилось пятьдесят лет, но она по-прежнему была хороша собой, её красота не увядала.

– По секрету, – она наклонилась вперед, прикрыв рот ладошкой, и зашептала: – когда я стала бабушкой, мне было столько же лет, как вам сейчас.

Рэйн это прекрасно знал, но из вежливости изобразил восхищённое удивление.

– Благодарю, Ваше Величество. Прошу меня простить, обязанности. Разрешите откланяться.

– Да-да. Жду не дождусь. Свадьба будет блестящей!

– Разумеется.

Герцог шёл по коридору, обдумывая предложение. Даже не так. Казалось, что это желание помочь на самом деле несёт в себе нечто большее. Что же? Что задумала королева?

Он неосознанно свернул в коридор, где за гобеленом скрывалась дверь в темницу Аларфа. Остановившись у древнего полотна, он прислушался к внутренним ощущениям. Тихо…

«А что ты хотел почувствовать?» – ехидно поинтересовался внутренний голос. Испытывать судьбу и совать голову в чёрное пламя у Рэйна не возникло желания. Тяжело вздохнув, он развернулся и поспешил покинуть недобрый коридор.

В кабинете царствовали полумрак, бумаги и тишина. Стопка почты лежала на столе. До ночи предстояло разобраться ещё с дюжиной прошений, счетов и… Грубый свёрток вывалился из пачки писем. Упакованный в сероватую дешёвую бумагу, без приложенного письма и подписи, мягкий и податливый на ощупь. И почти невесомый.

Рэйн вздохнул и развернул его.

– Нет...

Голос сорвался.

На стол выскользнул, лёг поверх бумаг золотистый хвост волос, очень и очень знакомый.

– Иво...

Нет, не может быть! Откуда? Рэйн не заметил, что намертво вцепился пальцами в край стола, не услышал короткого низкого рычания, вырвавшегося из горла:

– Нет!

Впрочем, может, сын ещё жив? Но никогда, никогда по доброй воле он не позволил бы отхватить у себя волосы. Что же произошло? Отогнав мысль о причастности Аларфа, Рэйн с трудом разжал сведённые пальцы.

В большинстве проблем виноваты отнюдь не демоны. И зажатая в руке бумага только подтверждала это. Вчитываясь в неровные строки, герцог постепенно овладел собой. Страх отступил. Разбойники требовали выкуп. Баснословная сумма – они оценили золотом жизнь Иво. Пошатнувшись от внезапно нахлынувшей усталости, герцог глубоко вдохнул и расправил плечи. Разбойники – люди, и с ними можно иметь дело… или избавиться, если вздумают упрямиться.

Капитан личной гвардии, путешествующий с господином, как раз болтался без дела в столичном замке, под рукой. Что ж…

– Подожди, мальчик мой, – мягко прошептал Рэйн.


Кровь от крови. Глава шестая

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.
КОНКУРСНЫЕ РАБОТЫ оцениваются читателями В КОММЕНТАРИЯХ. Допустимые оценки: +, –, 0.

Защитный код
Обновить

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp