Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: GennadyDobr, а сыр? И, потом, раз у вас там условия такие стимулирующие, значит, пора потихоньку доить и литераторов)) Чтоб объём «надоев» тоже достигал 11,97 авторских листов.
GennadyDobr: По моему, ты меня с кем-то перепутал.
"Израильские коровы – мировые чемпионы по надоям: они дают больше всех других коров в мире. В 2016 году объем надоев на одну корову вырос в среднем на 1,7% и достиг 11,97 литра молока."
Я, конечно, израильтянин, но не настолько. :lol
Thinnad: GennadyDobr, тогда и производительность должна быть. В месяц по роману
GennadyDobr: Лучше гонорары платить, сперва одному, потом другому, новому...
Thinnad: Ты и не ты... ой, с тебя налоги хорошо снимать)
Thinnad: GennadyDobr, а я думал, ты просто так переволновался, что от счастья впал в забытие :biggrin
GennadyDobr: Тин мне ответил в теме "Кубок Брэдбери":
- Гена, ты шестого июля уже это спрашивал :lol :
Перед лицом своих товарищей торжественно заявляю:
- Тот, кто задавал вопрос шестого июля, уже не я. Ведь целый месяц прошел!
И я другой, и мысли другие.
Так что я за него не отвечаю ))
Jiraia: ой! лучше пока наверно
Jiraia: Привет наверно
GennadyDobr: Тогда луче Йода. Мастар Йода. :hi
Thinnad: скорее, йунга
Thinnad: :lol :lol :lol
GennadyDobr: Моя сказка только что опубликовалась на сайте с датой 30.11.-0001 года.
Трудно сказать сразу, то ли я так от жизни отстал, то вы так меня обогнали.
Обдумываю возможность смены ника на Саксаул или Аксакал.
:wink :lol :scepsis
Thinnad: причём одновременно
Thinnad: И сразу обнимать всего, спасать, пробовать сделать искусственное дыхание
Thinnad: А девочки внизу, в бассейне, кричат: Тинчик прилетел!
Thinnad: Потому когда Тин его подсёк, Аль стразу поскользнулся.
Thinnad: и пролил шампунь для перьев на трамплин
Thinnad: он их вытирал полотенцем
Thinnad: И руки. Собственно у него как раз в руках были крылья
Thinnad: А у Аля крылья оказались заняты
Thinnad: по дороге подсёк ангела под коленки
Thinnad: Almond, а я ласточкой - распахнул ушки и кувырк!
Almond: Thinnad тихонько подошел сзади и столкнул ельфа в бассейн - хрямсь! :biggrin
Thinnad: Спасибо вам преогромное! :bassejn
Thinnad: Комментарии мне видел, обязательно отвечу и напишу ответки! :sun
Bazz: Подвис мой виски,
Выпить нельзя закусить-
Сыр закончился!
Bazz: Dreamer :rolley Улыбнуло
Dreamer: :hi , Bazz , давно вас не было!
Dreamer: Записывать нетленные поэмы, Но он лишь стол... И то, что он умей, увы и ах! Заметно только мне.
Dreamer: Или ногой, из четырёх - одной,
Dreamer: Bazz
Bazz: Мой стол умней меня стократно.
Стоит полвека предо мной.
Поэтом был бы он назначен штатным,
Умей бы он писать рукой!
Fitomorfolog_t: Thinnad Ну да, ну да! Вместо сурьёзной работы и понимания ответственности теущего момента! :biggrin :biggrin
Thinnad: ну вот, *ворчит* Лешая пришла, теперь песни и пляски)))
Fitomorfolog_t: Alizeskis :hi :dance1 :sun :cancan
Alizeskis: Fitomorfolog_t, ОГО! КТО ВЕРНУЛСЯ!!! :glomp :tardhug
Fitomorfolog_t: Thinnad Вникаю )))
Thinnad: привет, путешественница по горам по долам
Thinnad: Fitomorfolog_t, ойой, ты хоть не пугайся, на самом деле всё не так безумно)
Fitomorfolog_t: Привет всем! Я многое пропустила и сажусь вникать ))
GennadyDobr: Thinnad понимаю. Запрещено раскрываться. Все-все, уже умолкаю! Т-с-с... :yes
Thinnad: GennadyDobr, так искренне написано, что чувствуешь порыв следовать образу))))
Но нед.
Earths Soul: :)
Fire Lady: GennadyDobr :)
GennadyDobr: Соллипсизм крепчает...
:fasepalm
Fire Lady: Какой монолог ))
GennadyDobr: Иногда, в редкие минуты раскания, я недоумеваю: Как и почему до сих пор дорогие и уважаемые жители Синего сайта терпят милостиво мои выходки и комментарии в стиле пьяного матроса, мою зубодробительную критику большой дубины и вежливость питекантропа?
Единственное объяснение, приходящее в голову - вы все тут, кроме меня, ангелы, и только притворяетесь земными людьми. Только так можно понять ваше долготерпение и доброжелательность.
Умоляю, крылатые! Оставайтесь и дальше такими же, чтобы я смог постепенно дорасти до вашего великодушия и снисходительности.
Заодно прошу прощения у всех и каждого, задетого дубиной неандертальца. Хо!
:beg
Thinnad: GennadyDobr, да зверушка сама кого хошь съест)) Или заставит жалеть)))
Alizeskis: :lol_fox
GennadyDobr: Жаль, очень жаль. Но хорошо хотя бы, что н съели. :nyam
Li Nata: GennadyDobr желание автора, что поделать
GennadyDobr: А почему профиль Лост недоступен? Варвары, верните зверюшку на место!..
Alizeskis: Это лето я не заметила - промелькнуло, не начиналось. Летом надо в отпуска ездить, а не работать...
Dreamer: Вот так всегда! Заглянула, а и нет никого! Все гоняются за ускользающим летом? :_(
Almond: Омг, уже август. Остановись, мгновенье, ты прекрасно))) :sun
Vitaliy Ju: Almond спасибо:)
Li Nata: GennadyDobr спасибо)) а то я уж думала что такое и не прятаться ли мне куда))
GennadyDobr: Привет всем! Нахожусь на Красном море или в Красном море. Без компьютера и без интернета. Всех люблю или как минимум уважаю. Ты мне я тебе - через пару дней.
Almond: Vitaliy Ju а я уже поглядел. Интересно)

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 791
Гостей: 788
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
GennadyDobr
Нерея
Alizeskis
Fire Lady

Последние 3 пользователя
Последняя мечта
Nattallismi
Александр

Сегодня родились
Emiko h84q Hadrim_Ariat Jiraia Sharoarskaya Lisa Гробовщица Ясон

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3231

 

Неспящая красавица

  Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Дракон Бейше
Final Fantasy
Сид Хайвинд/Винсент Валентайн
Эротика,Юмор
никакой смысловой нагрузки, один секс и матерщина!!!
слеш
18+ (NC-17)
мини
закончен
отказ от всех прав
с моего согласия.
ВНИМАТЕЛЬНО читаем шапку.
☼ Работа «The best»
Свидетельство о публикации на ficwriter.info № 73

 


 

 Слышь, командир… ты бы слез с окна-то. А то пристрелят, не ровен час, даром что ты крут как вареное яйцо… упс… прости, сорвалось. В общем, из тебя сейчас мишень слишком заметная. Да тут еще луна эта, бахамута ей в… короче, светит ярко очень. Тебя, может, смущает, что кровать одна? Так я на полу посплю, не впервой. – Сид помялся с ноги на ногу. Какая мишень?! В Мидгаре давно мирная жизнь.

Винсент молча стёк с подоконника и плавно переместился на кровать. Как ему только удается так бесшумно двигаться, восхищенно подумал Хайвинд. В «Седьмом небе» явно недоставало мужской руки (Клауда Сид в расчет не брал) – мебель нещадно скрипела при малейшем движении, половицы потрескались, местами протекала крыша. Все это требовало ухода и заботы, постоянной, вдумчивой заботы настоящего хозяина за своим Домом. Да только кто будет об этом думать, Клауд, что ли?.. с этого мальчишки как с козла молока. Вот такой, как Сид, сгодился бы. Он все умеет: и столярничать-плотничать, и механиком, и вообще… а Тифа хороша баба, все при ней. Детишек бы завели… После разрыва с Шерой его все чаще стали одолевать мечты о тихой семейной жизни…

 Можешь лечь рядом,  почти не шевеля губами, произнес Винсент. – Я все равно не сплю.

И все мысли о пышногрудой Тифе, выводке симпатичных детишек и тщательно залатанной крыше вмиг улетучились из Сидовой головы.

Лечь рядом.

Почувствовать его так близко… может, даже невзначай прикоснуться, под каким-нибудь глупым предлогом – поправить этот дурацкий плащ, например. С девчонками такой нехитрый прием прокатывал. «Ой, у тебя немного платье помялось, разреши, я поправлю». И дальше рука Сида уверенно ложилась очередной бэби на колено. «Я не сделаю ничего плохого, детка. Я за безопасный секс». Обычно они соглашались. При случае Сид любил прихвастнуть своими победами, хотя после расставания с Шерой у него ни с кем не складывалось длительных отношений.

Просто… с какого-то момента он понял, что бесшабашные подружки на одну ночь ему наскучили. Бесхитростная душа потребовала остепениться. Он всерьез думал подкатить к Тифе, но, если честно, побаивался острую на язык и смелую девушку. К тому же, Тифа грезила только об этом малахольном Клауде, и Сид сдулся, оставил всякие попытки сблизиться.

С парнями у пилота тоже иногда «случалось», но ведь с мужиком-то не станешь жить вместе. Так, позабавиться, для разнообразия. А уж о чем-то подобном про командира он и думать не посмел бы, если бы не один-единственный случай.
Два месяца назад. Конкретно, девятнадцатое апреля. Сид запомнил дату, потому что, по его же собственному выражению, Хайвинду вывернуло мозг «мехом наружу». Они ездили на заброшенную военную базу, на зачистку от расплодившихся мародеров. Боя как такового не было: шайка из местных пацанов лет пятнадцати-семнадцати мгновенно разбежалась, завидев Винсента. Командир же решил обследовать базу, полез туда первым – и крайне неудачно провалился в подвал, подломилась сгнившая лестница. Никаких серьезных повреждений Валентайн вроде бы не получил. Но поздним вечером, когда повстанцы улеглись спать – а заночевали они на той же базе – командир позвал его, Сида, к себе.

Это было ново, неожиданно, пугающе. Хайвинд, хоть и был не робкого десятка, тушевался перед недочеловеком. Боялся и боготворил, как командира, как верного рыцаря «ЛАВИНЫ». Он не представлял себе, кто другой, после Баррета, мог бы возглавить организацию. Но, на его памяти, Винсент никогда не вызывал к себе поодиночке.

 Звали, командир?.. – Сид сплюнул окурок в коридоре и бодро вступил в маленькую комнатушку, едва освещаемую слабым огоньком старенькой керосинки.

Винсент сидел на полу, на трухлявом пыльном матрасе. Сначала Сид не понял, что не так, потом дошло: командир был полураздет. Небрежно брошенные, плащ и рубашка валялись рядом. Сверху на них лежала железная когтистая лапа, тускло отсвечивая латунью в свете керосинки.

 Пилот Хайвинд. – Голос командира прозвучал ровно и безэмоционально, как обычно, что немного успокоило Сида. – Вы умеете делать массаж? Я сегодня повредил плечо. Помогите, пожалуйста.

 Ну… немного могу,  неуверенно сказал Сид, опускаясь на пол рядом.

Винсент просто молча смотрел на него, явно исчерпав запас слов на вечер, но в темно-красной глубине глаз плескалось нечто, похожее на боль.

Сид отвел глаза и осторожно прикоснулся к плечу оборотня. Пальцы словно обожгло, хотя на ощупь Винсент был скорее холодный, чем теплый. Холодный, мышцы закаменевшие, стонущие от боли под руками Сида. Он разминал, прорабатывал, прошелся по точкам, вкладывая в этот массаж всего себя. По-прежнему отводя глаза. Он не мог представить, не понимал, как можно было вынести пытки, следы которых хранило тело Валентайна. Неужели он так любил свою Лукрецию?.. и еще… тело у командира было что надо. Да что там,  суперски красивое. Его не портили даже уродские шрамы и мертвенная белизна кожи.

Сид закончил с плечом, потом спустился на локоть, но даже просто посмотреть на кисть левой руки Винсента он не мог себя заставить.

 Я думал, перчатка не снимается, командир,  сказал он глухо.

 Ошибся,  спокойно констатировал Винсент.- Спасибо, Сид. Все прошло. Иди спать.

 Может… вам что-нибудь еще надо, сэр? – учтиво поинтересовался пилот.

Винсент отрицательно покачал головой.

Хайвинд вышел, а командир так и остался сидеть на утлом матрасе, глядя прямо перед собой.

Наутро Валентайн снова был «в полном сборе», наглухо затянутый в ободранный плащ (и чего он носит эту рваную тряпку?..), с протезом на руке.

Но у Сида навсегда застряла в памяти та ночь.

Он искал спасения от воспоминаний в дешевых борделях, в кислом поддельном виски, в одиноком дрочеве глубокими ночами. Все было напрасно: Сида больше не волновали девочки, не мечталось о спокойной жизни. Стоило лишь подумать о командире, сердце заходилось бешеным ритмом, а член вставал так, что притронуться было больно. Хайвинд дрочил, матерясь самым ужасным матом, какой только знал, до слез в уголках глаз, до спазмов в горле. Сквозь хриплые стоны иногда можно было разобрать нечто похожее на имя. Имя, которое он жаждал и боялся произнести вслух…

Дни шли свои чередом, группа кочевала по вызовам из разных уголков страны – где-то требовалось устранить незваную нечисть, где-то просто помочь навести порядок с властью. И вот, наконец, они снова в Мидгаре, в «Седьмом небе». Наедине в темной комнате.

 Ну, коли так… я, пожалуй, лягу,  пробормотал Хайвинд. Неловко начал снимать свою амуницию, расстегивать пряжки на тяжелых ботинках. Винсент тактично повернулся к нему спиной. Раздевшись до майки и неожиданно модных для такого брутального типа трусов, Сид осторожно присел на край широкой кровати, затем все-таки лег, завернувшись в колючее шерстяное одеяло  набок, спиной к Винсенту.

 Доброй ночи,  прошелестел голос оборотня.

 Доброй… оооооааааа….. – зевнул Хайвинд и почти мгновенно заснул.

...Он проснулся от легких, почти неощутимых прикосновений. Прохладные пальцы погладили висок, поправили коротко стриженые, пропахшие табаком, жесткие волосы, упорно не желавшие ложиться ни в какую прическу.

Прошлись по скуле, по шее, к плечу. Сид лежал, ни жив ни мертв, боясь выдать себя малейшим движением, хотя внутри у него все сжималось до боли от желания.

За его спиной Винсент тихо вздохнул и убрал руку.

Хайвинд резко крутанулся к нему, поймал запястья, придавил всем телом.

 Тише, тише… тише…  уговаривал он неизвестно кого – Валентайн и не думал сопротивляться. Просто лежал и смотрел на Сида непроницаемо-темными глазами. Под этим взглядом неустрашимый пилот почувствовал себя маленьким нашкодившим мальчиком. Но отступать было уже поздно. Поэтому Хайвинд сделал то, о чем мечтал уже давно – прикоснулся губами к упрямо сжатому рту, надавил языком, раскрывая его, пробуя ошеломительный вкус пепла и ветра.

Винсент по-прежнему не шевелился. Он лежал застывшей статуей, лишь опустил ресницы. На мгновение Сиду показалось, что он целует нечто неодушевленное. С трудом оторвав себя от Валентайна, пилот произнес хриплым шепотом:

 Простите, сэр, я…

 Что вы себе позволяете, пилот Хайвинд? – ледяной шепот оборотня был как ведро воды на голову. – Немедленно… продолжайте.

Сид не поверил своим ушам, однако Винсент уже с ноткой нетерпения повторил:

 Продолжайте, я вам приказываю…

Он высвободил свои руки из захвата пилота, и Сид почувствовал, как по его спине легко-легко скользит ладонь, чуть прижимая ближе.

Второй поцелуй вышел куда более горячим, чем первый. Винсент не просто отвечал на ласки – он целовался, как в последний раз в жизни, его холодное тело изгибалось под Сидом, а кованые когти рвали одеяло.

 Командир, - прошептал Хайвинд ему на ухо,  ты же оху… офигенный! Ты же просто… нет слов, какой…

Он почти порвал на Винсенте рубашку. Готовясь ко сну, тот снял плащ и сапоги, значительно облегчив сейчас Сиду задачу.

 Не надо,  слабо запротестовал Валентайн,  Хайвинд, не… надо…

 Почему не надо, командир…  блудливые, крепкие, уверенные руки пилота прошлись по всему телу оборотня, пальцы взялись за ремень на штанах.

 Потому что…  Винсент сделал попытку вылезти из-под Сида,  ты же знаешь… я превращаюсь… и может так… случиться, что…  он объяснял крайне сбивчиво, но до Хайвинда дошло, уж кем-кем, а дураком-то он никогда не был.

 Командир. Погоди-ка. Ты что ж, всерьез так думаешь, что если будешь еба… трахаться, то превратишься в какое-нибудь свое чучело?

 Сид! – голос Винсента несколько окреп. – Я не могу рисковать… теми, кто рядом. Понимаешь?.. А вдруг я потеряю контроль…

 Потеряй. – Хайвинд сжал его плечи болезненно-жадным движением, содрал надоевшую тряпку банданы со лба. – Потеряй контроль хоть раз в жизни. Ведь когда ты был живым, ты же трахался? Ты красивый, умный, опасный. Да в твою койку очередь должна была стоять! Бабы таких любят, уж поверь мне, командир. И не только бабы…

Валентайн снова дернулся, но весьма неубедительно – при желании он мог бы легко отделаться от Сида, и оба это знали.

 Короче, хорош трындеть,  решительно заявил пилот.  Сейчас и проверим. Ну а если укокошишь меня, так это будет самая приятная смерть, о какой я мог бы мечтать!

В ответ на это Винсент запустил пальцы ему в волосы и пригнул к себе, целуя.

Сид в постели был еще более шумным и разговорчивым, чем в жизни. Он был смерчем, траекторию вращения которого как будто замкнуло над старой скрипучей кроватью. Он шептал Винсенту такие слова, от которых оборотень покрылся румянцем в цвет своего легендарного плаща едва ли не до пяток. Но вместе с тем, как ни странно, Сид был безумно, душераздирающе нежен.

Огрубевшие ладони мягко скользили по всему телу Винсента, жесткие губы ласкали его везде.

 Отпусти себя… отпусти, мальчик… тебе хорошо будет… ты просто не знаешь еще ничего… ни про себя, ни про жизнь… что ж эта сука Ходжо сделал-то с тобой, а.

И Винсент поддался этому жаркому шепоту, заколдовавшему его разум.

 Только глаза не закрывай… посмотреть на тебя хочу, когда ты кончишь… уже скоро, малыш, я чувствую, течешь весь… давай, ничего не бойся, я же рядом. – Почему-то бархатный низкий рык Сида завораживал, и не было стыдно или обидно от того, что его, Валентайна, назвали «малышом» и вертели им как хотели. Винсент не отрываясь смотрел в ярко-голубые глаза Хайвинда, теряя фокусировку, все расплывалось и снова становилось четким, на какие-то короткие мгновения. Но это было не перерождение Хаоса, наоборот, темные грани винсентова «эго» молчали едва тлеющим вулканом. Средоточение всего было теперь там, внизу, где Сид беззастенчиво растягивал его влажными пальцами, наглаживал внутри по таким местечкам, что вулкан заворчал и на каждое движение отвечал всплеском лавы по венам.

 Прости, малыш, не могу больше терпеть, смерть как хочу тебя…  Сид накрыл его собой, сильными ладонями приподнял за бедра. По его рубленому лицу прошла судорога, так остро он прочувствовал чужое тело, войдя сразу и весь. Винсент шумно вдохнул сквозь сжатые зубы и кончил. – Вот видишь, командир… ничего же не случилось…  Хайвинд сдул с кончика носа капельку пота и приник к губам оборотня в глубоком поцелуе, двигаясь все резче. Оргазм накрыл быстро, а вместе с ним пришла тревога.

Пилот не боялся. Ничего и никогда. Кроме одного – что эта ночь когда-нибудь закончится. И что будет потом?..

Он не хотел об этом думать сейчас, не мог думать. Сид готов был вечно целовать темные брови вразлет, вздрагивающие веки, успокаивать губами дрожь тела.

 Вишь как бывает-то, командир… я ведь втюрился в тебя, как в девчонку… а оно вот как обернулось. Я и не знал, что ты настолько мой…

 За «девчонку» убью,  довольно внятно произнес Валентайн, блаженно прикрывая ресницы.

 Спи,  Сид скатился с него, но из объятий не выпустил. Пристроил темноволосую голову себе на плечо, забросил ногу поверх винсентовых бедер. Вскоре Валентайн ровно и глубоко задышал, мышцы расслабились – оборотень уснул. Он был такой непривычно гибкий, послушный и теплый, что Хайвинд почувствовал новую волну возбуждения. И страшно хотелось курить.

Промаявшись почти до рассвета с каменным стояком и никотиновым голоданием, Сид все-таки решился вылезти из кровати и исправить оба момента. С наслаждением подкурив забористую сигарету без фильтра из полусырого вутайского табака, пилот прокрался к окну и приоткрыл форточку. Рука сама легла на член, пальцы помяли яички, сошлись на стволе крепким кольцом.

 Ох, блядь, командир, что ж ты со мной творишь...

 Скорее, ты со мной,  прошептали ему на ухо с едва уловимой насмешкой.

 Малыш, я так импотентом стану, предупреждать же надо! – Хайвинд стрельнул окурок за окно и повернулся к стоящему у него за спиной Валентайну. – Е-мое…

Винсент стоял перед ним в одной рубашке, заспанный, взлохмаченный и совершенно земной. Что-то неуловимо изменилось в его внешности, но что, Сид пока не мог понять.

 Пилот Хайвинд,  уже настойчивее произнес Валентайн,  я вас спрашиваю: что вы со мной сделали?

 Выебал,  абсолютно искренне удивился Сид,  ой, блядь! Я не то хотел сказать, командир!!! То есть, у нас с вами был потрясающий секс. Лучший секс в моей жизни, сэр! Вот чем хотите поклянусь!

 Приятно слышать, пилот. Чем вы объясните вот это?..  Винсент повел плечом, рубашка съехала на пол. Сид ошарашенно уставился на совершенно целое тело. Ни царапинки. Обугленные пальцы левой руки были нормальными, широкий шрам на лбу, который Винсент убирал под бандану, бесследно исчез.

 Пиздец,  проговорил Сид. Больше объяснений у него не нашлось. И… и в монстра больше не превращаешься?! Что… что делать-то будем, командир?

Валентайн как-то странно хмыкнул.

 Любопытный эффект от секса, пилот, не находите? Может быть, вам посетить знаменитую лабораторию Шин-Ра, чтобы они разобрались, каким таинственным образом вы…

Нахуй лаборатории, и Шин-Ру туда же,  улыбаясь, сказал Сид. – Предлагаю продолжить опыты. Ты как, малыш?..

Винсент молча подтолкнул его к постели.

 

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
+2 # Jiraia 21.09.2013 22:03
Ну нафик! Я так геем стану))Такие бешеные эмоции любого возбудят). Я возбудился, Дракон, я захотел тоже любви на грани. Я не гей, но и не гомофоб, Твои рассказы живительно-жизненные - невозможно устоять, чтобы не примерить ситуацию к себе. И это не составляет труда, потому что герои описаны так жизненно, что хочется коснуться рукой.
Я счастлив, что читаю твои работы.И счастлив принять новые эмоции и ощущения. И кто знает, что скрывается у нас глубоко внутри?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp