Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Fitomorfolog_t: два дерева во дворе повалило, и ещё два неподалёку
Alizeskis: Fitomorfolog_t o_O
Fitomorfolog_t: похоже, я застряла на работе: на улице такие погоды, что даже в дождевике не выйти (( Шквал и ливень как во Владивостоке ))
Dreamer: Вернусь через часок, Fitomorfolog_t
Fitomorfolog_t: пока! Эх, поздно я вылезла!
Dreamer: И я убегаю, было весело! :biggrin
Fitomorfolog_t: Ура )() рассказ про животного хочу!
Thinnad: пока)
Юлия: Almond, удачи! Я тоже уйду))) нужно собираться))) Аль, про тебя я помню)
Thinnad: Almond, ага)))) Минут четыреста-пятьсяот)
Dreamer: Almond Пока!
Almond: Люди, я уже пойду) напишу рассказ про животного) :lapki :lapki :lapki
Юлия: вы таких животных берете! Я не знаю, что для них может быть адом или раем. Совершенно(
Thinnad: укушенный в водолазку водолаз
Thinnad: Almond, это ад для водолаза!
Dreamer: Медузка, ад - загар на бережку, рай - жалить туристов
Almond: Медуза: рай - обрести кости, ад - стать шапочкой для водолаза
Юлия: Almond, я тоже серьезно ответила. Просто сейчас сходу не вспомню. До завтра попробую вспомнить, если что, завтра напишу.
Thinnad: медузка: рай - быть медузкой. Ад - не быть медузкой
Almond: Юлия я серьезно, аж два куска в холодильнике валяются
Thinnad: Зверь: медузка
Юлия: Thinnad :pinked даже не знаю
Юлия: Almond, я подумаю, напишу.
Thinnad: ну вот, почему Юля заставляет меня пускать слюнки, а?
Almond: Юлия а я случайно купил говядину и теперь не знаю. что с ней делать. Напиши мну рецепт
Dreamer: Корова...
Юлия: ВЫ МЕНЯ ЗАРАЗИЛИ!!!
Dreamer: Thinnad корва, таки, герл...
Юлия: только сначала приготовлю
Thinnad: Юлия, вот уж нееет! Говяжий суп чили - не отдам
Юлия: :nyam
Юлия: Thinnad ыыы, если бояться говядину, то отдавайте мне - я все съем)
Thinnad: Dreamer, каукау - это типа корова-ковбой
Thinnad: но вообще коровы в реале - довольно большие звери
Dreamer: Thinnad ммм... триллер. Корова с оружием...
Fitomorfolog_t: ))
Thinnad: Юлия, особенно говядины)
Юлия: А у нас кто-то боится коров... да или я путаю?
Thinnad: Dreamer, потому что у них нет пистолетов
Dreamer: Thinnad коровы -милашки
Almond: Thinnad :lol
Юлия: Thinnad :umora
Thinnad: Almond, корова: рай - пистолет на хвосте. Ад - зеркало
Alizeskis: Alizeskis, угу, ладошки :fasepalm
Dreamer: Корова рай тирольские луга. Ад - бабка проспала дойку.
Юлия: Almond рай - Я не могу, у меня одна только мысля лезет в голову, я лучше промолчу.
Almond: Alizeskis ладошкиии)
Alizeskis: Корова - Ад - холодные лодошки доярки. Рай - бык
Almond: Dreamer :lol :lol
Thinnad: Dreamer :umora
Dreamer: Крокодил рай - Чебурашка уехал в Африку. Ад - не навсегда.
Юлия: крот - ад - наличие зрения, рай? Я не знаю, серьезно. Даже ничего в голову не приходит.
Almond: КОРОВА!
Alizeskis: Крокодил - рай - смелая антилопа. Ад - стоматолог
Thinnad: Almond, да они страшные шопипец
Almond: Dreamer художественная твоя натура)))
Thinnad: Dreamer :biggrin
Almond: Ад - сам крокодил :lol
Thinnad: Юлия, двойная возгонка, хехе
Юлия: я про крокодила

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 525
Гостей: 514
Пользователей онлайн: 13

Пользователи онлайн
jenny-19
Dj_taisauti
Dreamer
Миралис
Juck0ffsky
Anastasia-2345
yin-yang
Немусеву
NataliBergen
Fuego
Fuego
Astalavista
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Jokern
Ermiod FIsher
София

Сегодня родились
Shiae Hagall Serpent Яна_тюльпан

Заказать вычитку

Всего произведений – 2805

 

Как хорошо, что бабушку не съели волки

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
LORELEA
Проза
три подруги детства
Реализм
12+ (PG-13)
рассказ
О чём только не вспомнится в кругу друзей и подруг. Главное, не растерять тепло дружеских отношений, веру друг в друга и чувство юмора.
закончен
рисунок из интернета
только здесь

 

     

kak horosho

           

            

     Как хорошо, что бабушку не съели волки

Эти три подружки-хохотушки какими были в юности, такими и остались. Соберутся вместе – воспоминания как из рога изобилия. Муж Лены всегда удивляется, как всё помнить можно, и что интересно, в таких подробностях рассказывают, будто происходило это не десятки лет назад, а вчера-позавчера.

Рита, самая бойкая на язык, отвечает сразу:

А как не помнить. Это пусть плохое да печальное забывается. Мы вспоминаем только доброе и весёлое. Смех – дело полезное. Говорят, жизнь продлевает.

Да неправда. Вспоминают подруги и то, в какой нужде приходилось жить. У Риты родители попивали, да отец частенько мать поколачивал. Денег всегда в обрез. Лена росла безотцовщиной с матерью-инвалидом. Нередко приходилось пояса туже затягивать, особенно, когда до зарплаты копейки оставались – на хлеб да молоко. Вера росла в полной семье, но достатка большого не было. Работал один отец, мать немного шила, чем и пополняла семейный бюджет.

Только сейчас чаще вспоминаются светлые странички той прошлой жизни. Как дружили, как ходили в парк подглядывать за старшеклассниками на летней танцплощадке, как, повзрослев, сами бегали на танцы и, волнуясь, ожидали приглашения, как зимой катались на лыжах да гоняли с мальчишками самодельную шайбу на катке. А потом и любовь пришла к подружкам. Семьи, дети. Сейчас у всех внуки. У Веры уже и правнучка появилась.

В этот раз подруги собрались у Риты. Встречаться три-четыре раза в год – стало негласной традицией. Не молоды уже, жизнь скоротечна. А дружба их только окрепла и закалилась за эти годы. Да что говорить, многие проблемы, заботы привыкли вместе обсуждать и решать. Хорошо, что телефоны есть: можно и поплакаться, и совет получить. Хоть и знакомо утешение, мол, прорвёмся и хвост надо морковкой держать, а из родных уст успокаивает.

Ну ты, Риток, наготовила. Чего так беспокоилась? Знаешь ведь, что с пустыми руками не приходим, – заметила Вера, увидев накрытый стол.

Ничего не беспокоилась. Тут внучка забегала, помогла салаты нарезать, да бутеры приготовить, – откликнулась из кухни хозяйка.

Слово «бутеры» развеселило подруг. Внучка щедро делилась со своей бабулей Марго современной молодёжной лексикой, так что они не раз слышали и про «родаков», и про новые «лабутены», которые были куплены со «степухи», и про «мажориков», которые не ходят на занятия, но щедро откупаются во время сессии.

За столом разговоры не смолкали ни на минуту. В который раз вспомнили школьных подруг, перешли на мужей, детей, внуков. Память – штука интересная: вспомнишь одно, а потом будто цепочка начинает разматываться – одно звёнышко за другим, одно за другим. Кладовые памяти богатые, многое хранят.

Рита и Лена стали горожанками. После школы выучились, замуж вышли за городских, со временем квартиры получили, детей нарожали. Обе на одном заводе работали вместе с мужьями. А Вера всю жизнь прожила в деревне. Под старость лет мужа схоронила, и дети перевезли её ближе к городу. Вот и встречаются сейчас, навёрстывают упущенное. Какими подругами раньше были.

Слово за слово – вспомнили, как однажды приезжали к Вере в гости. В то самое отдалённое от райцентра село, куда после института был направлен Алексей.

Ой, Вер, ехали мы тогда, ехали куда-то к чёрту на кулички. Мой Саша обратно хотел повернуть. Думал, с пути сбились. И как вы там два года продержались? – спросила Рита.

Поначалу и нам казалось, что дорога бесконечная. А потом привыкли. Ещё одну для себя открыли. Но там только на мотоцикле можно было пробраться. Хоть неудобье, но километров десять срезали, – улыбнулась Вера, вспомнив что-то своё. – Сейчас, вспоминая те «фронтовые» дороги, сама удивляюсь, как только техника выносила эти кочки да ухабы. А сколько раз приходилось мотоцикл толкать. Проезжали раз одну деревню, а там посреди улицы лужа – море разливанное. Ни объехать, ни пройти. Мой и махнул сходу. И сел. Пришлось мне штанины закатать и в эту грязь залезть. А какой из меня толкач? Помучилась, приложила все силы, «Урал» рванул и выехал, а я – плашмя в лужу. Зрителям, естественно, радость: какое кино посмотрели. А мы к реке – мыться, да одежду стирать. Хорошо, что жарко было, высохло бельишко быстро.

И нервы успокоили. Знаем твоего Лёху. Отходчивый он был, незлобливый, - заметила Лена. – Я ведь его ещё со школы помню. Вся ваша любовь у меня на глазах начиналась.

На мгновение подруги замолчали. Алексей, царство ему небесное, был хорошим и преданным мужем, добрым и ласковым отцом, надёжным товарищем.

Лен, помнишь, как застряли где-то в лесу. Ну, когда к Вере на день рождения поехали. Тоже толкали свою колымагу. Но нас-то было много. Мужики сообразили веток натаскать под колёса, – рассмеялась Рита, – сколько кустов тогда обтискали. Поднапряглись – вытолкали машину. А дорога топкая, как трясина. И лес, лес – километров пять.

Да нет, не пять, – уточнила Вера, – там тринадцать. От Васильевки до первой деревни лесом – тринадцать. Это я точно знаю. Пришлось зимой в одиночку эти километры мерить.

Куда это тебя одну-то понесло? Что-то не припомню, не рассказывала нам.

Рассказывала, наверное. Случай тот памятный, не могла умолчать. Забыли вы просто. – Вера на минуту замолчала. – Сейчас уже всё в прошлом, а тогда…

А-а, это, наверное, когда Лёша в армии был, – начала припоминать Рита. – Да уж, завёз тебя в эту дыру, в «медвежий угол». Мы всегда удивлялись: училась ты хорошо, тебе бы где-нибудь в институте преподавать, а ты всю жизнь деревенских детей учила.

Что уж говорить. Начало семидесятых. Молодая учительская семья получила направление в самое дальнее от райцентра село. По современным меркам пятьдесят километров – это всего ничего, а тогда это была даль беспросветная. Дорог нет, от шоссейки в сторону тридцать вёрст, из них почти половина – лесная неудобица. Так вот в такую глушь и завёз свежеиспечённый физик свою молодую жену да трёхлетнего сынишку.

Коллектив принял хорошо, сразу жильё дали. Правда, уют и порядок пришлось наводить почти месяц. Но ничего, к началу учебного года квартира видоизменилась: новый шифоньер, светлые обои, шторочки, книжные полки, изготовленные хозяином, на полу самотканые половики – подарок свекрови. После четырёхлетнего мыканья по городским квартирам это был рай.

Алексей не мог нарадоваться тому, что наконец-то попал на настоящую полноводную реку, где рыбы было видимо-невидимо. Даже зимние морозы не могли его удержать дома. Ходил на подлёдный лов. Да, прошло время, река эта и обмельчала, и грязи добавилось, и рыба перевелась. Есть ещё, но уже не то.

Бытовые трудности не пугали. Молодость брала своё. Холодно – топили больше. Снегом заваливало – выходили чистить всей семьёй. Да так убирали, что соседям завидно было – с шутками да прибаутками. Сами с лопатами, и малыш тут же копошится, норовит родителям помочь.

Стоит село на полноводной реке, а с водой проблема. Раз в день водовозка по улицам развозила. Успеешь – заполнишь дома всю посуду: от вёдер до последней кружки. Хлеб завозили раз в неделю

Вер, не помню что-то, а почему воды не было в селе? И хлеб возили редко? Как вы жили?

Колонки появились через год, а так – водовозка. Если опоздаешь – идти тебе до самой фермы на окраину села. Там башня стояла водонапорная. Приходилось нам не раз до этой фермы чапать. А с хлебом проблема была из-за дорог. Годы-то какие были. Но сами приучились печь, иногда школьному завхозу заказывали, когда он ездил за продуктами для столовой. Обходились как-то. Вот потом, когда одна осталась, трудновато пришлось. – Вере на минуту взгрустнулось, но она тут же рассмеялась.

Ой, девчонки, довелось мне и солдаткой побывать, писем друг другу написали – целый почтовый роман получился.

Ты нам писала, что Алексея в армию забирают, да письмо от тебя поздновато пришло. Мы не успели на проводы приехать. И Леонида тогда в командировку отправили, – виновато прошептала Лена.

Да ничего. Всё как во сне промелькнуло. В середине мая досрочно принял экзамены у десятиклассников, тем же вечером и проводы были. Наутро колхозная машина забрала всех новобранцев и – в военкомат. Первое письмо получила две недели спустя. А потом год ожиданий. Скучала, конечно. Димка зимой у мамы был. Я же институт заканчивала, надо было в город выезжать. То зачёты, то курсовые сдавала. Один раз вызов пришёл. Надо было досрочно сдать экзамен и привезти контрольные работы. Вот тогда-то и измерила я те километры из Васильевки.

Ну-ка, давай, расскажи нам про свою одиссею, – оживились подруги.

Знаете, какая довольная и счастливая возвращалась я из города. Всё сдала хорошо, и работы все зачли. Димчику гостинцев привезла. Мама за меня порадовалась. Отец-то в командировке был. Уговаривала переночевать, тем более что до школы я не дозвонилась. Но наутро у меня были уроки, пропускать нельзя.

Знаем твою обязательность и пунктуальность. Ты и раньше исполнительной была, – не удержалась Рита.

Да, а погода расшалилась: конец ноября, после холодов резкое потепление превратило дороги в сплошной каток. Оставила сына у мамы и отправилась ловить попутку. На счастье, в нашу сторону шёл огромный лесовоз. Добралась до Васильевки, а там решила ждать колхозную машину. Больше никакого транспорта не ожидалось.

Предзимье – смеркается и темнеет рано. Подумала и решила не ждать, а идти вперёд. Кто-нибудь догонит, посадит. Тогда правилом было: на дороге человека не оставлять. Знали, что в наш «медвежий угол» добраться нелегко.

Иду, сама прислушиваюсь: вроде гул какой-то сзади. Обернулась: нет никого. Провода шумят, что на столбах вдоль дороги. До первой деревушки тринадцать километров. Дорога уже в лес завела. Темнеет. Идти трудно: сплошной гололёд, в колее вода. И ноги промочила, и низ шубейки промок, а делать нечего, иду. Сумка-рюкзак за спиной вдруг вдвое тяжелей показалась. Для чего буханку хлеба в Васильевке купила, да ещё и книгу? Злюсь на себя, а выбросить – жалко.

А судьба ещё один сюрприз подкинула. Оттепель удружила: поперёк дороги –настоящая речка. С поля поток ледяной воды устремился к лесной низинке. Постояла я, подумала, что делать. Не обойти, не перепрыгнуть. Правда, посреди потока бревно застряло, лежит себе спокойно, будто для меня приготовлено. Наступила на него, а бревно, возьми да подвернись. Оказалась я по колено в ледяной купели. Выскочила на другую сторону протоки, в бурках вода хлюпает, шубка намокла, хоть выжимай. Сниму обувь – обратно не надеть. Решила идти дальше. И пошла. В горячке даже холода не чувствовала. И знаете, тут у меня внезапно мысль появилась. Страшная-престрашная: «А что, если волки выйдут. Край-то лесной, безлюдный». Слава Богу, что все страсти-мордасти про этих серых хищников мне потом рассказали. В красках и ужасных подробностях.

Вер, ну ты даёшь. Что-то про этот случай ты нам не рассказывала. Ну, героиня. Я бы ни за что не решилась на такое, - не удержалась Лена, накидывая на плечи платок.

Сейчас и я бы не отважилась, а тогда… – Вера вздохнула. – Сама молодая, заступиться за меня некому, директор строгий, побоялась, что накажет. Как на грех и дозвониться не смогла. Ни один телефон в селе не отвечал: ни контора, ни сельсовет, ни школа.

Вернулась бы обратно в Васильевку.

А чего уж возвращаться. Оказалась посреди леса. Назад не вернуться и вперед ещё полпути шагать. Иду, слёзы ручьём, экзамен и зачёты, удачно полученные, не радуют. Вспомнились все обиды на Лёшку. Завёз меня в эту глушь беспросветную, а сам уехал. Ему хорошо – не надо пешком пробираться по холодной ледяной дороге, да ещё в такую темень. И письмо последнее пришло какое-то не очень тёплое. Так мне показалось. Даже мысли о волках ушли на второй план. «Вот доберусь до дома, я всё напишу, я ему всё выскажу...»

Вер, а если бы волки? - Рита поёжилась.

Ой, девчонки, не раз рассказывала эту историю и то, как планировала от волков отбиваться. «Вот выйдут на меня, а я им буханку хлеба кину. Пока едят, я на дерево залезу».

Ага, будут тебе волки хлеб есть, когда перед ними такая аппетитная Красная Шапочка нарисовалась, - пошутила Лена.

Конечно, не стали бы жевать хлеб. Это я себя успокаивала. Но Бог отвёл. Иду. Нет, даже не иду, а плетусь в сырущей обуви и полусырой шубейке, ноги, как на коньках, передвигаю. Счёт времени потеряла. Темнота. Лишь луна освещает дорогу-каток. Где-то впереди послышался лай собак. Обрадовалась: «к деревне подхожу. Неужели, столько километров отмахала?» Решила, что дойду до первого дома, попрошусь переночевать, а с утра пораньше до своего села буду добираться. До него-то ещё целых пятнадцать километров.

Попутную машину уже и не ждала. И гул проводов слился в какой-то непонятно монотонный шум. За поворотом увидела отблески огней. Деревня! Совсем близко. И собачий лай громче. Знаете, все страхи разом отступили. Деревня, люди, тепло! И про волков думать забыла.

И вот в тот же момент яркий луч света на секунду осветил дорогу и исчез. Через мгновение показался опять и снова исчез. Машина! Сзади шла машина, ныряя в низинки и выбираясь наверх. Стоять и ждать внезапно подвалившую удачу, конечно, не стала. Шла вперёд и не могла сдержать слёз. Это уже от радости. Я не знала, что это за машина, откуда и куда она идёт. Но, главное, там были люди.

...Когда «Уазик» остановился, я узнала председателя соседнего колхоза. Видели бы вы, сколько человек сидело в машине. В два, даже в три этажа. Поняла, что место мне не светит. Но мир не без добрых людей. Николай Иванович сказал, что за ними идёт «Камаз». Молодые парни заблудились, и им пришлось ехать до места назначения по окружной дороге. Как раз через наше село. Пояснил, почему я не могла дозвониться. Пока была в городе, тут пронёсся сильный ураган и повалил несколько столбов. Сутки вся округа была без света и связи.

Через несколько минут подошёл «Камаз». Спасибо председателю, устроил меня, пожелал доброго пути и только потом сел в свою машину. Двое молодых ребят – шофёр и его напарник – даже расспрашивать меня не стали. За заплаканному лицу поняли, что несладко пришлось лягушке-путешественнице. Видели, какой путь я проделала, какие водные преграды пришлось преодолеть. Посадили между собой, ближе к отоплению. Согреться не успела – подъехали к селу.

Спросили ребята, какой дорогой им дальше ехать, извинились, что до дома довезти не могут: торопятся. И так много времени потеряли, пока блуждали по лесной дороге. Вот только подумать про волков им и в голову не пришло.

Вер, а ты не побоялась сесть к незнакомым парням? Да ещё в такую темень? – Рита посмотрела на подругу.

Нет. После всего, что пришлось испытать в лесу, не боялась. Николай Иванович с ними поговорил. Да и мыслей таких у меня не возникло. Кому я нужна – зарёванная да сырая по пояс.

Пришла вся продрогшая, а дома-то, поди, холодина?

Тепло. Печку протопила соседка. У нас с ней была договорённость: если что – за домом присматривать. – Вера весело рассмеялась. – Ой, девчонки, а хлеб мой в рюкзаке весь размок. И есть нельзя, и выбросить жалко. На сковородку раскрошила да в печь, вроде, как на сухари. Не помню сейчас, ела или нет.

Утром, наверное, и носом захлюпала, – пошутила Лена. – А ноги как?

На удивление, не простыла, не чихала, не кашляла. С вечера водкой ноги натёрла да носки тёплые надела. Правда, за водку потом попало.

Это как? – в один голос спросили подруги.

Пришла утром в школу. Все сразу поинтересовались: как съездила, как экзамен сдала, на чём приехала. Ну, я и выдала им. Как на лесовозе ехала, как в темноте пешкодралом тринадцать километров отмахала, как в ледяной воде искупалась.

Только про волков умолчала. Вдруг, думаю, на смех поднимут. Завуч поинтересовалась о моём самочувствии, а я про водку сказала, мол, рецепт этот давно знаю. Ноги растереть, грудь, если кашель.

Вижу, трудовик смотрит такими глазами!? Потом подошёл и назвал меня дурой. «Чо ноги-то мазать? Выпить надо было стакан, выпить, а не на ноги изводить».

Но в памяти слова внука. Как-то в кругу семьи вспоминали те годы, я и рассказала эту историю. Четырёхлетний Санёк слушал, слушал, потом сел ко мне на колени, обнял и тихонечко прошептал: «Бабушка, как хорошо, что тебя волки не съели».

Рассмеялись подруги, стол к чаепитию стали готовить. Воспоминаний у каждой было много. За вечер не рассказать.

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
+1 # Serpens_Subtruncius 21.01.2017 07:00
Это характерный пример мемуарного повествования, вложенного в уста трех подруг. Безоценочные воспоминания о былом, хотя современный читатель всё же может сделать пару выводов: в семидесятые годы жилось в деревне несладко, даже рядом с рекой не было питьевой воды, женатого человека с ребенком могли забрать в армию на целый год, дороги наши как были одним из двух российских зол - так и пребывают, но люди были отзывчивее. Их, в отличие от волков, не боялись. Водка была (и остается) единственным лекарством от любых недугов. Вот и всё, собственно.
Что изменилось в жизни главной героини? Ничего (во всяком случае, мы ничего о влиянии этого события на дальнейшую жизнь Веры не знаем). Поскольку воспоминание о путешествии, которое могло оборваться трагически, воспроизводится в теплом кругу через много лет, не создается никакого впечатления об опасности происходящего.

Не рассказывать, а показывать нужно! Мне кажется, самостоятельным произведением могло стать само путешествие Веры из райцентра. Попутно можно было бы вплести антураж семидесятых, описать кусочек райцентра, покупку хлеба, радужные эмоции от сданных экзаменов. Осклизлая дорога, вода в бурках и страх перед волками должны были стать ярким контрастом. Кульминацией - отчаяние, тут рассказать и почему одна она тащится по дороге - о призыве Алексея, воспитании сына мамой, о сельской школе. Посетовать, на собственную "пунктуальность и обязательность", а не вкладывать прописные истины в уста ненужных персонажей.
И вот тут подпустить пресловутых волков - если не хотите явных, то призрачных (мало ли что девушке в полубреду мерещится в темноте) .Разглагольствования о хлебе - чтобы самой не было страшно. И - появление "луча света в темном царстве". Как выглядела нагнавшая машина? Кто такой Николай Иванович - и по характеру, и внешне? Как её приняли пани на КАМАЗе - посмеялись или посочувствовали? Развязка - важнейшая часть рассказа.
Водка наружу, а не внутрь - это уже почти юмористический финал (надо было показать священный ужас трудовика, узнавшего, чем юная училка ноги мыла). К сожалению, нет никакой оценки происходящего - нужно было ненавязчиво показать, как тепло сочувствующих и помогающих спасает и согревает лучше/вместо водки. К сожалению, фразу малолетнего Саши нельзя сделать главным моральным выводом - рассказ всё же не о волках, а о людях, всю жизнь живущих в этих нелегких условиях и умеющих сохранить вкус в к жизни. Ведь не сбежала оттуда Вера, что-то держало её, кроме пресловутого распределения.
Я ставлю "ноль" в надежде, что вы переработаете этот просто текст в полноценный рассказ.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Almond 20.01.2017 14:37
Уважаемый автор, тема про воспоминания бабушек - благодатная. Черпать, не исчерпать. Это хорошо, что вы написали об этом. Мило, по-доброму. Концовка хороша - с внучонком.

Получился ли рассказ? Не уверен... Скорее, это зарисовка. Тут есть история, но в самой истории нет тех ключевых моментов, которые затягивают читателя, заставляют его переживать.
Подумайте, может лучше сосредоточиться только на одном воспоминании? Сделать его интригующим? Ну, знаете, когда сердце замирает от слова "вдруг"? И чтобы не по себе было, чтобы читатель стал волноваться за героиню.

У вас три героини, но... две бабушки как будто для антуража созданы, они у вас не играют совершенно никакой роли, кроме одной - надо же как-то поведать этот случай. Вот им, да... Их реплики вообще ни о чем.
А еще - я их никого не представил. Портретов нет - а мне же интересно. Ну ведь отличаются они одна от другой, правда?

Автор, пишете вы грамотно, что радует на конкурсе. Но вот по стилю еще поглядите: много канцелярита, в реальности бабушки вряд ли бы так выражались:
расскажи нам про свою одиссею
Знаем твою обязательность и пунктуальность
после холодов резкое потепление
как планировала от волков отбиваться

Удачи вам, доработайте рассказ, тема того стоит. А пока ноль

РС: Картинка хорошая, это вы молодец)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 20.01.2017 14:19
Добрый день, Автор!
Вот - самой приходилось байки травить и других выслушивать, и разные жизненные случаи иногда к слову приходятся, и вспоминаются весело - это знакомо. Просто... тут я повторю предыдущих комментаторов: они хороши как воспоминания, очень хороши ак материал для рассказа, но это не рассказ. Даже если бы Вы выбросили всё о встрече трёх подружек - всю завязку - и сосредоточились на самом рассказе о дороге через лес, стало бы лучше. Подача рассказа - через диалог с подружками - мешает.
И вот - да: не хватает красок, описания, эмоций, хотя о них легко можно догадаться. Из-за этого не хватает напряжения. Нет кульминации.

Язык получился промежуточным между устной речью и письменной. Раз уж Вы строите рассказ как устный - послушайте сами, как звучит:
"Сейчас, вспоминая те «фронтовые» дороги, сама удивляюсь, как только техника выносила эти кочки да ухабы".
Вы вот так вот - этими самыми словами - рассказывать сыну или внуку будете?
Ну а " ехать до места назначения по окружной дороге" - чистой воды канцеляризм, как и многое другое, о чём писали предыдущие комментаторы ))

Вот здесь:
"По современным меркам пятьдесят километров – это всего ничего, а тогда это была даль беспросветная" - ну... не то. Вы же не о девятнадцатом веке говорите. Дело ведь не в "тогда" и не в километрах, а в транспорте и дороге. Сейчас тоже такие уголки есть, что - вроде пятьдесят километров, а поди доберись ))

В общем, за байку из жизни - спасибо, ну а как рассказ... Ну не получается это оценить как рассказ. Пусть будет нолик с минусом - просто за жизненность ситуации, описанной тепло и с любовью - с пожеланием творческого роста ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Анатолий Шинкин 14.01.2017 18:59
Рассказы о людях -- золотой фонд, а тут и рассказано хорошо
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Кэт 14.01.2017 14:39
Что бабушку волки не съели - это, конечно, хорошо.
Мне было бы дело до воспоминаний каких-то бабушек, если бы эти бабушки были хоть какими-то. Живыми. Узнаваемыми. В чём-то необычными. Если бы им можно было сопереживать.
Но, увы, всё знакомство с ними ограничивается жили-были, в школе учились, замуж в город выскочили. Полно таких в жизни вокруг. Почему про них должно быть интересно читать?
Да и насчёт волков... Но об этом ниже.
Ещё есть бойкая на язык Рита. И это единственное, что сказано хоть про одну из подружек.

В общем, собрались три старушки-веселушки и давай байки травить...
Старушки никакие, так, может, байки интересные? До баек тоже добраться надо, сначала приходится преодолеть стандартные разговоры про салаты, про молодёжную лексику. Спасибо, хоть про школьных подруг-мужей-детей без подробностей.
Добралась до баек.
Одна - воспоминание про то, как мотоцикл из грязи вытаскивали. Ни эмоций, ничего. Узнаю только, что персонажи испачкались. Всё.
А можно было бы это происшествие и иначе ведь рассказать, чтобы не оторваться! С юмором или, наоборот, чтобы трагично вышло.
Следующее - про то, как опять кто-то застрял. На этот раз в лесу. Полтекста уже позади, а они всё где-то застревают. Засомневалась, читать ли дальше, но для чего-то же это писалось? Решила, что самое интересное впереди.

Судя по стилю - "Коллектив принял хорошо, сразу жильё дали. Правда, уют и порядок пришлось наводить почти месяц." - дальше какое-то время идёт не рассказ одной из бабулек, а авторский текст.
Несколько абзацев про то, как молодая семья приехала в глубинку и жили трудно. Я должна сопереживать этой семье? Ситуация - штамп, фразы тоже штампованные: "Бытовые трудности не пугали. Молодость брала своё. ", "Годы-то какие были." И ответить хочется штампом: а кому тогда было легко?
Ещё четверть текста позади.

Оставшееся место заняло очередное воспоминание.
Вроде структурировано, как сказка: Вера идёт домой, опасности одна за другой, то гул непонятный (правда, это провода оказались), то речка разлилась, то волки вот-вот. Череда препятствий, как в сказке.
Но мало того, что сама героиня даже не картонная, а призрачная - не видно её как человека-то, - так ещё и все эти препятствия ни на что не влияют.
Ну да, продрогла Вера, устала, а зачем надо было всё остальное так расписывать?
Ура, машину встретила, до села подбросили. И... что? Опять всё?
Нет, ещё есть: ура, не простыла.
Может, хотя бы рецепт полезный и новый? Нет, тоже банальный, водкой растереться и носочки тёплые надеть.

Правда, внук впечатлился:
"Четырёхлетний Санёк слушал, слушал, потом сел ко мне на колени, обнял и тихонечко прошептал: «Бабушка, как хорошо, что тебя волки не съели»."
Только вот чем? Какие волки? Волков-то и не было, даже про то, как они опасны, сказано было очень и очень вскользь.

Рассказ должен иметь завязку, потом развитие событий, кульминацию и развязку. Как минимум.
Здесь же завязка длится, длится и как-то ничем не заканчивается. Пиковый момент отсутствует совсем.
Это не рассказ и даже не зарисовка, потому что в зарисовке тоже всегда находится что-то яркое, оригинальное.

Тема конкурса... А от чего спаслась Вера? От собственного воображения, которое ей волков рисовало? От простуды? Как-то оно на спасение не тянет.

Текст в целом грамотен.
Заметила перескок времени:
"Стоит село на полноводной реке, а с водой проблема. Раз в день водовозка по улицам развозила." - с настоящего на прошлое.
Оформление подкачало, стоило бы убрать пустые строки и добавить красные строки. Всё-таки на конкурсе хочется видеть нормально оформленные тексты.
За то, что все тирешки по местам и не заменены дефисами - автору спасибо, всегда приятно читать, когда глаз не цепляется за такие неправильности.
Но читать что?
Повторюсь, это не рассказ. Не рассказ на конкурсе художественной литературы - это минус.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Огненная Леди 12.01.2017 21:50
Доброго времени суток, автор

В вашем тексте есть теплота и свет. Во мне он пробудил воспоминания о моей прабабушке (очень уж она похожа на ваших подружек-старушек). Читать вроде и приятно, но это не рассказ, и даже не страница из мемуаров. Я затрудняюсь с отнесением работы к какому либо жанру. А это плохо ((

Непонятна идея произведения, хотя видна общая цель. Нет сюжета, а просто воспоминания хороших людей, проживших трудную жизнь, но не сломавшихся. Бывает, что желание написать о своих родных или знакомых (особенно, если она носители света) так велико, что мы выплескиваем это на бумагу, но не всегда это становится литературным произведением.

Я готова поверить, что ваши героини спасли себя (или друг друга) своей дружбой, но вы не смогли этого передать. Это только угадывается, но не заложено в основу сюжета. Очень жаль ((

Я бы попробовала структурировать воспоминания, сделать портреты героинь, прописать сюжет спасения, а лучше (трех спасений!). Ваши персонажи, собравшись вместе, могли бы вспоминать историю своего спасения. Будет интересней, если их будут слушать внук (внучка, внуки), чтобы рассказ удивлял их (реакция ребенка в конце вам удалась), то тут хотелось бы более характерных для современных детей фраз. Докажите, что «Волку бабушка не по зубам!», заставьте читателя переживать, радоваться или заинтересуйте необычной историей. У вас этого нет ((
Я бы хотела поставить более высокую оценку, но это приятная блоговая запись, зарисовки о жизни светлых людей, а не законченное произведение. А вы участвуете в литературном конкурсе (( Поставлю «минус»
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+5 # Thinnad 12.01.2017 20:28
Хочется сказать «ну и что?»
Знаете, автор, я отчего-то думал, что рассказ – это произведение с сюжетом, с кульминацией и развязкой. А вы прислали что-то вроде блоговой или газетной заметки, какую могли бы посвятить юбилею или известным людям села.
Даже не знаю, если честно, какой совет вам дать - потому что это не рассказ, тут работать не с чем. Попробуйте представить, что я, читатель, ищу в литературе, готов искать и даже покупать. Радость, слёзы, веру, сюрприз, мотивацию, разоблачение, благоговение, ломку представлений, новизну... Но вряд ли мне, не знакомому с прототипами ваших персонажей, захочется читать такую бытовуху и бабьи рассказы «за жизнь».
Это даже не рассказ, минус.

P.S. Похоже, современные пользователи настолько привыкли к бложикам и отвыкли от бумажных книг, что не видят проблемы в отсутствии абзацев.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp