Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Fitomorfolog_t: :hi Привет всем!
Li Nata: :lapki :lapki :lapki :lapki
Li Nata: :trampoline_1 :ashamed
Thinnad: Солнышко :flowerman
Солнышко: :hi
Fitomorfolog_t: Всех люблю!
Fitomorfolog_t: :panda_off :foxy :shark :my_treasure :apple :flower_3 :pinked
Fitomorfolog_t: :sun :pilot
Alizeskis: :lol_fox
Thinnad: :sun
Almond: С праздником!
Fitomorfolog_t: СДнём победы!
SBF: С Днем Победы!
Agnes: Поздравляю всех с великим праздником -- Днём Победы!
Thinnad: ты забудешь))))) Это она тебе звонила, муахахаха!
Almond: Thinnad о то ж... придется мне спасать от ельфика)
Thinnad: видишь, я профи, всё предусмотрел
Thinnad: куда? Я её привязал
Almond: Thinnad дама от тебя убежит)
Thinnad: но любя! И ценя!))))
Almond: Thinnad вот суровый ты, ТинЮ, а еще говоришь, что я. Это ж пытки настоящие)
Thinnad: буду пяточки я щекотать
и стишатки дурные читать)
Thinnad: Пятое мая настало!
Замотаю тебя в покрывало,
Привяжу я покрепче к кроватке,
Чтобы было всё дальше в порядке.
Принесу я гирлянду сосисок,
И салатика полную миску,
И кофейничек, полный горячим,
И не дам… ну пока не заплачешь)
Almond: Thinnad я так думаю, дам нужно держать в строгости)))
Almond: Thinnad а как?
Thinnad: Не так нужно с зайками, не так! Я тебе, как знаток длинных ух говорю
Almond: Thinnad неа)))
Thinnad: :rolley Так ты всех зай растеряешь, Ангел :biggrin
Almond: Наступило пятое мая,
Где же ты, дорогая?
Наверно, придешь шестого,
Примерно, в четверть второго.
Шестерка - число плохое.
Давай назначим седьмое?
А лучше - девятка мая,
Я в покер пока поиграю
С друзьями. Так ты звонила?
Вот странно, молчала мобила.
И скайп, и ВК с ватсапом...
Да не кричи ж ты, лапа.
Конечно, я жду, дорогая,
Ну, не сердись, моя зая)))
Almond: :fly
Li Nata: Это Тину) про с поры))
Li Nata: Да, это они))))
Аллен: Thinnad у меня с купидоном ассоциируется классический образ - пухлый летучий мальчишка в хитончике иль без, с луком и стрелами. Ну, купидонами еще картины расписаны, потолки во дворцах и скульптуры слеплены. Я про него говорила, если честно. Не знаю, о чем вы подумали. Про пчел и мед ничего не скажу - жуткая аллергия, обхожу стороной и то, и другое
Li Nata: Thinnad с!
Thinnad: хотя, возможно, это были с поры
Li Nata: Я думаю, что идеи у нас совпали))
Li Nata: Thinnad ооо
Thinnad: Li Nata, я даже знаю, откуда они пыльцу собирали ^^
Li Nata: И они делают неправильный мед :rolley
Li Nata: Thinnad Тин, это какие-то неправильные пчёлы!
Thinnad: Аллен, у тебя какой-то неправильный купидон :rolley
Thinnad: 8) А то ж! Какая мужественность, если попки отсутствуют? Логично)))
SBF: Э-э... мне представлялся более мужественный образ. Но, возможно, шаловливые ручки и попки - тоже неплохо.
:fly
Аллен: Thinnad , это когда пухлые ляжки, голая попка, златые кудри и голубиные крылышки?
Thinnad: как купидончика :rolley
SBF: Личностное впечатление. Но, в принципе, потому что: эльф по жизни. порывистый и летящий, но при этом профи. Легко могу его себе представить с луком и стрелами.
:)
Androctonus_616: Почему? ))
SBF: Вообще-то хотела сослаться на картинку, но что-то не получилось.
Просто вчера по СТС показывали хоббитов, и я, наконец, поняла, с кем у меня всегда ассоциировался Тин - с Леголасом!
:sun
SBF: Э-э... ушла какая-то удивительная ссылка. Прошу прощения.
SBF: data:image/jpeg;base64,/9j/4AAQSkZJRgABAQAAAQABAAD/2wCEAAkGBwgHBgkIBwgKCgkLDRYPDQwMDRsUFRAWIB0iIiAdHx8kKDQsJCYxJx8fLT0tMTU3Ojo6Iys/RD84QzQ5OjcBCgoKDQwNGg8PGjclHyU3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3Nzc3N//AABEIAIEAZgMBIgACEQEDEQH/xAAcAAACAgMBAQAAAAAAAAAAAAAFBgMEAAEHAgj/xAA+EAACAQMDAgMGAwUFCQEAAAABAgMABBEFEiEGMRNBUQcUImFxoTKBkRUjQrHBYnKy0fAzNDVSc5LC4fEX/8QAGQEAAwEBAQAAAAAAAAAAAAAAAQIDAAQF/8QAIxEAAwEAAwACAgIDAAAAAAAAAAECEQMSISJRMUETcSMyYf/aAAwDAQACEQMRAD8A6LO/u6Fc8AdzQGS5S6dY+cM2AfKj+pRbkfAx5UE1IW1hotumVFy07PEueTwM/l2+1eLSb3/h68vJT+wpp9lBb3sLKo48/nU/UytNp8ixHBC0H0zUJ7m5jRkxnHIo/qavFAUHJI86SG+lIFr/ACS2LPT888V0qHJjQEH5UL62vEUnAO4nNGwZYNzqoYvnilbqi3vHs3nlUFRycGnlpjUsZastZa40mWNZRb7E+M+Z+VLPRt3cXPUaQLMQskoLn5A5ojofTLajpUl5eXhhjbICL3AHrVfQbC30nqmyaCYSRh+57mqR02kRpvw6Z15qiW+iy2kbDxp02AefPFcc1B7mBxo7uY1d13OfnTv7Qg93qMawkBtnHNIslhqeotJLLHlw+0Nmnl/yPWIl1nAl1jZR6Ytjb2hVgOADzk9s0J61lvLQWVjysO0Fh6mh95d6jFrVs1/ukaF17jggGoes9ZfVtTDICqIoC08cbmpQLaxlHVrj3+7CHCCNcDaKyvWhWwe7kkuGIBQ4J+orKu6UfFEunb0+ob/Hh4xnNI3USk9X6LE/CS27oue27J/9U6X84ITB86T/AGhwS/s601SDIn0+cPkd9jYB+4X9a5PKpr7OqU5hMP6XaLHNuIxtorPILgqduVGckUM6Wuf2hbm4fBVlDcGotO1N5Oo5tOZQFUEqR8q5uNUpz7G5XtN/RBHC0jzKM4V8AN3qr1LaJHZeHvLBkORR+Xw0vXUkB2Odp86HdUq8aw7YtzPngfSqdcRv5NaOaatqZsNMNtBcmMsMsg/ipc6fnv5dXgmSJ2EbbhxwaLRaWurdXLptxN4cRbfIfML3xT3rtqtoLSy0+OKGBWCiQDsKrq411+ydfJ6D9cuTa6S19qsWy4kP7vDcqPnS30jr63DyQyoCA+UH1r17Qda3ah7jvM6/CCF8/lS3bNHBq8MVtE0JdgCoHnT8UYvRbr5DT1b4EVq9y0eNw2rx51zYG4lm3srFR3OOBXZ9WEFvZraX4DDbnawpB1K/sYbCa2tosNIxySO1Vms/CBaTXpHottG0BmnYANwPyrKBx3cgjWGPIxk8VlBxbYi5EkfR+oeND4MTAGSTG0Zq3q+mxPoN5Hdzory27IpY8BiOPvikm9v2aXxJJzlF4y3YClnqLU766jzBd/AvYBs5qUca3S9W6SWjp7Kr0LaS2tz+7I5UP6Hy/n96uaXOn/6JLBHskjkiZt48iMcVz3pzVZiGthKiXUkTYZu2ef5HB+hNHfZ9fvHqAluIG99idllVuSPIis1j9Fb1PDpt5pMV1frO2QyYOatXV0kGN2OPMior7UUghUn4ZXH4fSqPjCcHfhs9809VMNqSMRVJOvwVNW121WJnW0jmkXsWQNilDVuodM1WBoIn9xvkH7szEBGb09R9ab71YhCV8JcVyTrqyiy7w/C45GBnJpP938joUJT4CY+m9X1K5a8A8OZJDlWPxAg4p96X6NQ6rb3l2fEniw2D2zQD2dane6nOzSKAkCiOUjsW8j+mP0rseg2scjtcH8S/DjP3o13q+gE5njdHLfaNJNFrLRspYhRgVz3VNOm2C4dlCjuorr/X2lyy6tPPuyvGOPlXNtRHEluy55x+dWT6oi/RQhMhnYxKScYrdGIIvcsjHxHvkVlN3FSw1qGt6lf7hMSgIwwUd6CS3MqSlY5GGPQ10bVtOtYnlbwtqufhpL1DTs3BMSYX5mjx1IeRUkVYbu5geKeJjvifcpP3H0rrHs11dLjXkk8RES7iw4b+Jl7c+uAc+u3NcwjgKxlcZPpRjp6J442ljYq0M0YZAecE4DD88fahyJNGjfwdJ6w1rUkvZfA3KyOUG2MOTj6nA7VF0tresXcEhugHIUsgMWw8DODyat2U0Vw8iTAs+7nfye9R32s2ujPcb4JmVY8AxpkHIPauPd8PQU4sF28631bBlaCFbZjtXMbE/Q4NLutao1/btK0YHkQrZB+hp5tIbG6sVnmgCpIN2HXGc0ndVzWszGCyRFIH8I445qsNavBKXjPXQLzGyv5bNGAMyr354UU5p1TqFhbNEwKM5Hx4xigns00q5neZkXbZx2/iSBBxvYjaT6nANNN9poeM7iGHkas0qenC6qPiD9c6ja/tECuu8/iOe9L0tuk3xJzITmid9pkCKS0YOKFxG3SU+E23HBGaDWIMcqqswWeoVe1uQqPuJ5Plit1LraPd3mQQqheCKyhGdfRrl9vDra+z73ldtzcsceeag1D2aWvh/DNtYds0M0T2m6pqly8EdlEq7Sd+aG33tE11bvbJFEY92O3aglKeDPt+SW69n4gO8XBPyx3rfTnTqaXcyXV0g2Qht27tjHH6jH60Dv8ArfXZpCLdk2buPgzzTBHql9N0qz35UXM7kEKMYCgYyPXnP6UaeSLMuqKGkai0k88jPlxK2fz5/rU91Hqcrh0mjYdxi13D7tSJpl3cJ1BIkcm0ODwexIpll6g1S3j2pAOB3BqFR1o7pvVpd1HUbtLPwriSLc3C7M/yPaky6
Fitomorfolog_t: Alizeskis :cancan
Alizeskis: Одно из видов счастья - закончить писать большую долгоиграющую историю :sun
Li Nata: :ashamed :sun :sun
Li Nata: я корыстная, плохая, аааа! *плачет
Li Nata: а потом подумала что это готовая идея для рассказа... новый вариант царевны лягушки, мужской) ироничный и суперский можно написать.
Li Nata: Thinnad сначала хотела написать, ой, не надо, ты ж :my_treasure
Li Nata: Больше солнца, больше! Это точно))) вот :sun :sun :sun
Thinnad: кстати хорошее имя. гоблин по имени Воблин
Thinnad: Ну прикинь - пупырчатый квакающий ельф. Это уже гоблин какой-то. Во-блин - гоблин
Thinnad: Потому нужно больше солнца! Хотя бы в чатике

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1042
Гостей: 1039
Пользователей онлайн: 5

Пользователи онлайн
Anaptix
Agnes
Птица
Apollinaria
GennadyDobr

Последние 3 пользователя
Алвате
Jordan
Vintzilla

Всего произведений – 3647

 

Прятки за горизонтом (главы 1-2)

  Рейтинг:   / 5
ПлохоОтлично 
Alizeskis
Проза
Амир, Коди, Бим-Бом, старик и другие
Постапокалипсис,Приключения,Фантастика,Экшен
Обсценная лексика, слэш
джен,слеш
16+ (R)
рассказ
Опасно заглядывать за горизонт прошлого
в процессе написания
Мир и герои принадлежат автору. Иллюстрация найдена в интернете.
Только здесь

 pryatki za gorizontom

Глава первая 

– Что ищешь ты, Амир, за горизонтом? – И наркотический дым, пущенный мясистыми ноздрями в низкий, тёмный потолок.

Хааким Раис безостановочно курил во время похода, отчего голос его просел и захрипел, что нисколько не уменьшало густоты звучания. Он говорил медленно, вытягивал слова в длинные, упругие линии, словно струны на уде. Слово – аккорд, глубокий, с оттяжкой.

– За этим горизонтом древний город, – Амир Рошан дернул острым небритым подбородком в направлении невидимых в раскалённых песках останков старой цивилизации. – А там, – он повернулся лицом к тающему над землей солнцу и прищурился. – Там был когда-то лес. И озеро.

В крошечной каюте, заменяющей торговцу и кабинет, и спальню, высокий Амир чувствовал себя неуютно, сильно сутулился, чтобы не задеть низкий светильник. Из-за вытянутого скуластого лица, на котором длинный горбатый нос смотрелся массивно, а карие глаза казались чересчур вдавленными в череп, нешироких плеч, длинных рук и ног Амир сам себя сравнивал с увиденным в детстве в старом журнале журавлём – большой птицей тех времён, когда на планете вода была чистой – не радиоактивной, не загрязнённой и не заражённой. Амир нетерпеливо переминался и поглядывал на обрюзгшего друга-караванщика, который, как старуха-черепаха, двигался невозможно медлительно.

– Значит, – караванщик запрокинул голову и выпустил густую струю дыма, – всего лишь охота?

– Если повезет, – Амир пожал острыми плечами. – Бим-Бом заказал дюжину песчаных скатов. Или пять сотен мальков. Но большие ушли к Центру – сезон гона, чтоб их разорвало, – а туда на моём табурете не доехать.

– Да-а-а. – Новый аккорд и новое облако. – Тебе не багги нужен, Амир, а корвет. Или дромадер.

Хааким повернулся боком к собеседнику и поправил колбу с курительной смесью. Амир проследил за неторопливыми движениями смуглых пальцев караванщика и не ответил. Слова, что с начала похода методично и расчётливо всыпал в уши староста, отозвались в душе алчной нотой. Корветы и дромадеры – мощные машины для путешествия от одного берега песчаного моря до другого – Хааким предлагал не первый раз. В одном ряду с громадными танкерами в его караване шло два десятка тех и других, и любой Раис готов был купить, согласись Амир сопровождать его на север.

Разведчик, навигатор, лоцман, вперёдсмотрящий – таких людей, как Амир Рошан, для которых пески роднее любого города, в Пустыне отрывали с руками. Они знали ловушки, коварные плавающие барханы, тропы песчаных скатов, карстовые провалы, излюбленные места засады кочевников и диких; проводили безопасным или, по желанию нанимателя, коротким путём от одного поселения до другого. Разведчики, которые путешествовали по личным делам, являлись невиданной редкостью и, по меркам караванщика, роскошью.

– Я ценю, что ты сделал для меня, друг, но не в моих силах остаться. В следующий раз...

– Следующего раза может не быть! – жёстко отрезал Хааким. Его глаза – чёрные – на мгновение сверкнули сталью. Тут же взгляд смягчился. – Ты рискуешь собственной тенью, Амир! – Караванщик вздохнул, словно наставник, уставший от непроходимой тупости ученика. – Эти города… мёртвые города… Ты знаешь, что они скрывают? – Хааким прищурился.

– Много всего, – Амир пожал плечами. – Песок украл у нас историю. Тонны и тонны прошлого погребены под ним. Я ищу…

– …неприятности! – оборвал его Хааким. Голос его стал жёстким, как удар хлыста. – Ты не знаешь, что скрывает Пустыня! Ты, как слепец – как глухой слепец, – не ведаешь, что творится чуть дальше твоего горизонта. Не далее как неделю назад мёртвый город на юге – тот, что за Кой-Варом, – взлетел на воздух. От таких, как ты, охотников не осталось ничего, что могло бы отбрасывать тень.

Амир молчал. В его взгляде, сдвинутых бровях и сжатых губах Хааким прочитал детское упрямство, которому нипочём «мифические» смерти дальше, чем видит глаз. А глаз Амира видит далеко.

– Амир, ты славный парень, но глуп, словно песчанка, и своенравен, как скорпион. – Хааким откинулся на спинку кресла, закатил глаза и прикрыл лицо ладонями. – Можно бесконечно скорбеть о судьбе глупцов.

– Ты на удивление хорошо осведомлён. Для торгаша.

– Торговца, – поправил Хааким, рывком садясь прямо. – Торговец должен знать, чем дышит Пустыня, чтобы правильно сыграть на рынке. Но разговор не об этом. Ты слышал, что я сказал? Не ровен час и над твоей головой замрёт солнце.

– Мне жаль, мой друг, ответ прежний, – Амир опустил голову, показывая непреклонность.

– Ты еще ребёнок, Амир. – Караванщик улыбнулся, медленно растянув тёмные губы и обнажив зеленовато-буро-жёлтые пеньки зубов. Его рот стал похож на каньон, трещину от уха до уха на студенистой круглой физиономии. – Ты вырос, но в душе и вот здесь, – он приложил указательный палец к седеющему виску, – так и остался пацаном. Романтик до самых костей.

Мужчины помолчали. Амир изучал плавящийся от дневного жара горизонт, Хааким – кольца дыма.

– Если выехать сейчас, ты успеешь к рассвету добраться до города, – так Хааким закончил беседу. – Береги тень, друг. Через месяц...

– …я буду в Колоколе, – кивнул Амир, показывая, что не забыл уговор с караванщиком.

– В следующий раз я тебя не отпущу.

– В следующий раз я продамся тебе, – подвёл черту Амир, – а не Бим-Бому.

Караванщик медленно кивнул и вновь занялся колбой, а Амир, смяв в кулаке старую пыльную шляпу, попытался звучно хлопнуть дверью. Не вышло. Пневмодоводчик смягчил удар. Дверь закрылась беззвучно.

        

* * *

После Третьей Мировой войны на Землю обрушился Малый Ледниковый период: всего три сотни лет и тонюсенькая, но не сходящая корочка льда. Жизнь на поверхности стремительно угасала. Животные и растения, те, что не успели приспособиться или найти укрытие, сгинули в снежных пустынях. Люди добивали оставшихся ради собственного выживания. Пищи катастрофически не хватало, и в немногочисленных колониях каннибализм стал обычным делом.

В конце XXV века наступила долгожданная, ставшая частью мифов, Весна.

На вскрывшихся ото льда территориях по новой разрастались города-муравейники. Истощённые запасы продовольствия, разрушенные иерархические лестницы и религиозные каноны стали почвой для вспышки новых конфликтов и делёжки ослабшей планеты. Власть сосредотачивалась в когтях ублюдков, которые первыми уничтожили конкурентов. Трон на костях держался до момента появления нового жаждущего власти подонка: более жестокого и безжалостного.

Подогревало – в прямом и переносном смысле – конфликты свихнувшееся солнце. Словно компенсируя триста лет Зимы, оно нещадно жарило то, что ещё не было уничтожено человечеством, войной и холодом. Иссыхали реки, мелели моря, оставляя за собой безжизненные солёные пустоши. Пустыня забирала своё. Песок заполнил собою всё. Люди умирали от обезвоживания, голода и жара, ставшего невыносимым, быстрее, чем от оружия. Солнце стало всеобщим врагом.

Вспыхнувшая Четвёртая Мировая война походила на битву оголтелых, лишённых морали монстров. Её пламя растеклось стремительно, масляной плёнкой по гнилой лужице. Стычки вспыхивали подобно бензиновым парам, от малейшей искры, и продолжались до полного истребления враждующих друг другом либо превосходящими силами. Остатки старого ядерного оружия и новинки военной технологии – человечество уничтожало само себя с утроенной силой. Война походила на ушедший в штопор бомбовоз.

       

Амир Рошан стал одним из тех молодых людей, которые под давлением навязчивой пропаганды записались в наёмники. Короткий курс общей подготовки, где мальчишек учили держать в руках новое оружие, – и долгожданное распределение. Амир – на седьмом небе от счастья – попал к снайперам. Здесь и случился первый в жизни пацана облом. «Улучшение», воспеваемое на плакатах, проводили не в высокотехнологичных институтах, как обещалось, а в палатке позади барака.

Мускулистый «санитар» сунул в зубы мальца вонючий кусок толстой нейлоновой кожи и вогнал дозу «обезболивающего». Амир действительно не почувствовал боли, утонув в наркотическом бреду, как в зыбучих песках. А после, когда дурман выветрился из башки, он увидел собственный глаз, плавающий в жёлтом, словно моча, растворе, и отрубился.

Его, зелёного снайпера, заклеймённого в той же палатке четырьмя безликими цифрами индивидуального кода, снабдили новым органом зрения – мощным оптическим прибором. Внешне не отличимый от второго, родного, искусственный глаз позволял разглядеть цель за десяток километров от огневой точки и с лихвой заменил оптический прицел кустарно собранной, но смертоносной снайперской винтовки.

       

Сейчас этим глазом – второй закрывала повязка – Амир просматривал простирающуюся впереди долину, мрачную и неуютную под скудным звёздно-лунным светом. Дополнительные примочки – прибор ночного видения, тепловизор и ворох иного железа, навешанного для многочисленных миссий, – сняли при увольнении. Оставили сам глаз-протез: так сказать, в подарок за десять лет службы.

Знания знаниями, но подстраховаться необходимо. Преодолев бархан, Амир тормозил перед следующим, проверял впереди лежащее пространство и, удостоверившись, что скитальцы Пустыни – группы кочевников или стадо диких, мутировавших, заразных не-людей, – не остановились лагерем или не устроили засаду, переправлялся через песчаный хребет и двигался дальше. По правую руку показались острые зубцы разрушенного города. Ещё два часа – и можно будет разбить лагерь в тёмном уголке и немного поспать.

Светало. На востоке прорезался розоватый первый луч – робкий и даже красивый. В полдень, когда солнце повиснет над головой, раскалённое добела, под ногами спрячутся тени. Всякое живое, не найдя укрытия, рискует зажариться до хрустящей корочки в течение часа. Воздух сделается настолько сухим и горячим, что дышать им станет невозможно! Сознание ускользнёт, испарится, и человек отключится в течение трёх-пяти минут. Через десять минут открытые участки кожи до боли покраснеют, через тридцать – появятся пузыри – первые признаки ожога. Через пятьдесят – человека не спасти. Кожа лопается, из ран течёт сукровица, шипит и пузырится, запекается, распространяя запах горелого мяса, – но человеку всё равно. Мозг в черепной коробке кипит.

Амир, путешествуя по пустыне, много раз видел зажарившихся одиноких горе-путешественников. Однажды наткнулся на бактриан, в котором из-за отказавшей системы охлаждения заживо запеклись восемнадцать картографов и разведчиков.

       

Чисто.

Этот отдалённый уголок восточной области Пустыни, конечно, привлекал падальщиков и копателей, а вместе с ними и всяких ублюдков, охочих до лёгкой добычи, и монстров, жаждущих отведать человеческого мяса, но это дальше на север, с противоположной стороны мёртвого города. Там не охотились мальки песчаных скатов.

Амир скатился по крутому склону и завёл багги. Бензина оставалось впритык – добраться до развалин, а потом – до конторы Бим-Бома. На охотничье угодье придётся топать пешком, благо, идти всего два часа.

Широкие, приспущенные колёса лёгкой машины прекрасно подходили для езды по рассыпчатому песку. Движок и ходовую часть, которые Амир собственноручно собрал и улучшил, выдержали бы и дневной переход, в отличие от хозяина. Защите транспорта каждый владелец уделял максимум внимания, вкладывая большую часть средств в броню. Достигшие идеального соотношения защиты и мощности машины нередко переживали собственных владельцев. Багги Амира, к примеру, сменил двоих, и ни один нисколько не жалел о потере ходкого сокровища – обычно мертвецы не имели таких эмоций.

Город начинался сразу за барханом. Большинство высотных зданий разрушилось давным-давно. Мелкие занесло песком, стены их крошились и могли в любой момент обвалиться под собственным весом.

Чтобы найти убежище, Амиру потребовался почти час: когда он загнал багги в расселину между двумя покосившимися строениями, солнце поднялось над горизонтом. Приличное – по меркам Пустыни – убежище оказалось свободным, иначе пришлось бы выяснять отношения с хозяином, кто бы он ни был. С тыла расселину перекрывала груда бетонных осколков, перемешанных с белым песком. Амир осмотрел небольшую, но вполне пригодную для стоянки пещерку и устроился позади багги. Он не опасался вторжения в светлое время, однако выставил перед входом ловушки. У бережёного, как говорится, тень цела.

           

Днём Пустыня шипит – тихо, враждебно – и пахнет раскалённым металлом и камнем. К полудню жар можно резать ломтями. С наступлением алых сумерек воздух становится вполне пригодным для дыхания и не обжигает горло и лёгкие.

          

Закат встретил разведчика на половине пути к сухому озеру. На выходе из города Амир разглядел пылевые всплески – явный признак присутствия мальков. Рыжеватый песок кипел. Размером с багги, плоские, как черепахи, с панцирем на спине, с длинными, похожими на хлысты, хвостами твари, беснуясь в верхних слоях, жадно впитывали стремительно уходящее тепло. Мальки жрали всё, исключая песок: камни, металл, стекло, пластик, других животных, незадачливых путешественников, машины целиком с водителем и пассажирами – всё, что находили в пустой Пустыне. Жизненный цикл песчаных скатов делился на два периода. Мальками они набирали вес, паслись в богатых окраинных районах Пустыни. Взрослея, сбивались в многочисленные стада и, движимые желанием размножаться, устремлялись в Центр, где нет ничего живого, кроме этих монстров размером с пятиэтажный дом. Там они устраивали затяжные оргии, спаривались бесчисленное количество раз и расползались к окраинам, чтобы отложить икру и сдохнуть, охраняя её.

Амир остановился на гребне громадной дюны. В прошлом сезоне песок в долине кипел до горизонта, пыль застилала небо. Тогда Амир добыл почти полторы тысячи туш. Похоже, сейчас внизу, в котловане, резвились пять мальков. Мало. Пять совсем молодых, неразумных и игривых «пожирателей теней», как называли их кочевники.

Небольшой, но мощный автоматический арбалет разрядился в полминуты. Твари, оглушённые электрошоковыми болтами, извивались, взбивая клубы едкой ржавой пыли. Вогнать мачете между пластин брони, прямо в одно из трёх сердец, провернуть – и добежать до следующего. Ловко избегая встречи с ядовитыми шипами хлещущих хвостов, Амир умертвил тварей одну за другой.

Каждый из мальков весил пару центнеров, но тащить их на горбу разведчик и не собирался. Он стянул туши ближе друг к другу. Остальное – дело техники. Компактный магнитный транспортер, который в сложенном виде помещался в рюкзак, едва слышно загудел, генерируя мощное поле, что окружило и подняло добычу. С такой невесомой ношей Амир двинул назад к городу.

До рассвета оставалось полно времени, можно было и прошвырнуться по окрестностям: плавающие пески вполне могли открыть что-нибудь любопытное. Ценное, – поправил себя Амир. Разумеется, ценное! Зачем рисковать жизнью, выходить в пустыню и шариться в разваливающихся домах мёртвых городов? Отступившая цивилизация оставила барахла на сотни литров воды, тысячи галлонов топлива и миллионы патронов. О назначении большинства находок приходилось догадываться: рыться в архивах, старых книгах.

Часто во время стоянки Амир разглядывал проржавелые, треснутые, измятые штуковины, разбирал разбираемое и очищал измазанное. В багажнике багги, среди инструментов и оружия, валялись осколки старого пластика и стекла, металлические рамы и пластины, печатные платы и игрушки. Многое уходило за патрон-два к барахольщикам, таким как Бим-Бом, но особо интересные штуки, над чем Амир ломал голову не один день, прятались в тайниках.

Отбуксировав туши к убежищу, Амир собрал магниты обратно в рюкзак, прихватил фонарик и канат и отправился к ближайшей улице. Карта, кропотливо заполненная комментариями, осталась валяться в бардачке машины. Амир и без бумаги знал, где можно удачно порыться в песке. В прошлый поход он нашёл вскрывшийся спуск в подземелье: бывшее метро, стоянка или подвал завода – кто знает?

В подземелье можно бродить вечно, не обращая внимания на движение времени: солнечный свет сюда не проникает, даже отражённый. Стоило зацепить маяк на входе, обвалившейся плите перекрытия, и идти на поиски. Железяки, почерневшие, с облупившейся краской на крутых боках, трубы и колонны – за месяц обстановка не изменилась. Луч фонаря лизал завалы из стали и бетона, сверкал на стёклах, натыкался на провалы и стены, бархатно-серые от вековой грязи. С потолка сыпался песок, в бесконечно-тёмном лабиринте висела пыль. Амир прошёл бы до тупика и повернул обратно, если бы не предательские конструкции, изъеденные временем. После пятого часа блуждания лестница, а за ней и перекрытия двух этажей ухнули во мрак, прихватив надрывно вопящего разведчика…

           

Крик растёкся под невидимыми сводами, смешавшись с тьмой и пылью, – и оборвался. Усиленный армейскими «врачами» скелет отозвался болезненным хрустом на удар, который, несомненно, расколол бы кости обычному человеку. На мгновение сознание ускользнуло, но вернулось. Вернулось с оглушающей болью. Воздух упрямо не желал просачиваться в саднящее от пыли горло и сдавленные лёгкие. Амир почувствовал себя отбивной, выброшенной в пыльный угол кухни. Луч чудом не потерянного фонаря утонул в зияющей бездне, осыпающейся песком и осколками, и выхватил громадную, размером с обеденный стол, глыбу, сорвавшуюся с верхнего этажа.

Амир, выпалив короткое ругательство, скатился с груды осколков за мгновение до того, как глыба вонзилась в треснувшую плиту. Во все стороны брызнуло жалящее крошево, вновь поднялось тяжёлое облако бетонной пыли. Эхо гудело в голове – прозрачное и звонкое, словно удар колокола. Тупая боль пульсировала в затылке. Стоя на коленях, Амир жадно глотал затхлый воздух, пропахший плесенью и солью.

Сплюнув горькую, с привкусом меди слюну, он поднялся на ноги и осмотрелся. Кругом, насколько хватало улучшенного зрения, он видел пустоту. Свет фонаря потерялся в бесконечной тьме, застарелой и неподвижной. Проверив сигнал от маяка, Амир наудачу выбрал направление и осторожно двинулся вглубь неизвестного помещения. Неограниченное пространство проглатывало эхо шагов. Ни стен, ни столбов, ни завалов, как наверху. И даже песок не сыпался с потолка. На полу не валялся мусор, какой бывает в заброшках. Над головой нависал тёмный потолок: вытянув руку вверх и подпрыгнув, Амир мазнул по нему пальцами.

Разведчик прошагал почти десять километров в пустоте, прежде чем сигнал маяка, предупредительно взвизгнув, пропал. Но не эта досадная мелочь занимала мысли Амира. Бледно-голубой луч фонаря наткнулся на преграду, нереально белую в кромешной тьме и слишком далёкую, чтобы можно было её разглядеть.

На одном дыхании Амир преодолел расстояние, разделявшее его и внезапное препятствие, и не смог сдержать восхищённого возгласа. Тупик. Самый необычный из тупиков, которые он встречал на пути. Стена сверкала гладкой белой поверхностью. От пола до потолка. Слева и справа она уходила в непроглядную пустоту. Поколебавшись, Амир провёл по ней пальцами – на поверхности остались заметные полосы. На ощупь больше всего стена напоминала фарфор. Ни единой трещины или скола – только две параллельные узкие вертикальные канавки на расстоянии метра друг от друга.

Амир толкнул стену, особо ни на что не надеясь. Ничего. Он надавил на канавку, провёл по ней острым концом ножа, поддел… Часть стены с шипением приподнялась и скользнула влево, обнажив подсвеченную синим панель управления. Грохот – оглушительный в мёртвой тишине – заставил разведчика отпрыгнуть. Гремело изнутри: словно ожили и пришли в движение незримые поршни. Амир отступил на пару шагов.

Недобро вспомнил он давешний разговор с караванщиком о взрыве, что стёр с песка мёртвый город. Амир живо представил, как группа искателей – или одиночка – покидают Кой-Вар, чтобы зарыться в историю, как в песок. Что же потревожили они в той колыбели прошлого? Запустили такой же механизм или попали в древнюю ловушку? В любом случае, удача отвернулась от них.

Амир тряхнул головой, прогоняя мрачные мысли. Не то время и не то место.

Звук затих так же внезапно, как и возник. Внутри стены – или за ней – рокотал невидимый механизм. Пульт управления вспыхнул ярко-оранжевым цветом и выдал серию щелчков. Амир осознал, что задержал дыхание, и заставил себя расслабиться. Нечто внутри замерло и ожидало…

Амир приблизился к пульту и внимательно его осмотрел. Большой монитор пересекала глубокая трещина, а нижний правый угол был разбит. Ниже вяло помаргивали индикаторы: одни перегорели, другие были вырваны с корнем. И справа панель индикации покрывала сеть глубоких трещин. Словно, подумал Амир, кто-то кувалдой пытался разнести пульт управления, но времени хватило лишь на один – разрушительный – удар.

В нижней части пульта зияли квадратные отверстия: три чёрных ниши с оплавленными краями, четвёртую занимал опаленный блок. Поддев ножом потёкший пластик, Амир не без труда извлёк блок из гнезда. Рокот по ту сторону белой стены смолк со щелчком и раскатистым эхом. Пульт погас.

Чёрный ящик умещался в ладони, но оказался невероятно тяжёлым. С тыльной стороны пластик обгорел и рассыпался трухой, обнажив гладкий металлический бок и ряды портов. Передняя сторона оплавилась по краям – очевидно, поэтому блок не сумели вытащить.

Уместив находку в поясном мешке, Амир медленно прошёлся вдоль стены, но, сколько бы ни вглядывался, не увидел других панелей, особых деталей или следов взлома. Гигантская белая стена под древним городом пробудилась на мгновение, чтобы поделиться секретом, и вновь уснула.

Что ж, пора сваливать, решил Амир и поспешил вернуться к выходу. В провал между перекрытиями продолжал сыпаться песок. Взобравшись на разбитые плиты, Амир уцепился за острый край бетона и подтянулся. Второй этаж не отличался захватывающими размерами, потолок здесь провис, а стены ввалились внутрь. В образовавшемся бетонном мешке Амир не задержался и вскоре добрался до маяка.

Снаружи начиналась ночь. Небо было тёмным, багровым, цвета запёкшейся крови. Над городом висела плотная пелена песчаной пыли, в развалинах завывал ветер – на мёртвый город готовилась обрушиться буря. На убежище, багги и трупы мальков никто не посягнул. Амир решил не медлить: скинул находку в бардачок, привязал добытые туши и вдавил педаль газа. Багги врезался усиленным бампером в пылевой столб, рассёк его и устремился к открытым пескам. Предстояло всю ночь гнать, чтобы добраться к рассвету до конторы Бим-Бома.

Мелкие частички скребли по защитной маске и забивали воздушные фильтры. Видимость стремительно снижалась, и Амир включил радиоприемник…

В пустыне, где бури регулярно перемешивали песок, торговцы, владельцы трактиров и постоялых дворов устанавливали мощные антенны и пускали по кругу записи: в основном, старые песни. Путники, блуждающие в барханах, наперечёт знали мотивы, звучащие на тех или иных частотах, на слух вычисляли направление и, словно на маяк, выходили к жилым районам.

Амир помнил, что кроме конторы Бим-Бома в этой области Пустыни есть два или три трактира. За четыре часа пути он с десяток раз проверил весь диапазон радиочастот, пока не наткнулся на отголоски цивилизации. Первым заголосил забавный мотивчик владельца «Чёрного кольца», забегаловки, где «койки есть либо в комплекте с бабой, либо нет». Трактир находился намного южнее конторы Бим-Бома. Рычащий рок старика Сингмара, хозяина «Неспящего купца», едва-едва пробивался через статические помехи.

Следом в слабых динамиках зазвенела визгливая скрипка, и нежным голосом запела женщина. Она пела о водопаде, цветах и «жарком сексе под бледною луной». Чем ближе подбирался Амир к конторе, тем чище звучала песня.

Вскоре через завесу песчаной бури пробились столбы света от мощных прожекторов. Через тридцать минут ветер начал стихать, а ещё через час, когда Амир парковал багги на заднем дворе Бим-Бома, пыльное небо очистилось и посветлело. На горизонте набухал алым новый день.

– Ты счастливчик, пройдоха, – хмыкнул владелец конторы, замкнув ворота.

Амир всегда думал, что Бим-Бом родился три или четыре века назад. Старик выглядел как мумия, покусанная временем и Пустыней. Жжёного цвета кожа с тёмными пятнами туго обтягивала кости черепа и ключицы. Руки и ноги походили на паучьи конечности: сухие, с вспухшими шишками суставов. Его большая и лысая голова покачивалась на тонкой шее. Глубоко запавшие чёрные глаза находились в постоянном движении, как и тонкие тёмные губы, которые конторщик постоянно облизывал.

– Привёз? – Бим-Бом метнулся к груде тел мальков, опустился на карачки, пересчитал туши и вскочил: – Пять? Всего пять?!

– Непредвиденные обстоятельства, – буркнул Амир и осёкся. Заметив внимательный взгляд Бим-Бома, он поспешно добавил: – Пастбище оказалось пустым, – что было чистой правдой.

– Пять! Пять, – лепетал конторщик.

Он обежал кругом, схватил тяжёлый брезент и накинул на туши.

– Пять! – повторил Бим-Бом, когда зашёл в лавку.

Амир с порога отвлёкся от мельтешащего старика и повернул к полкам. В конторе Бим-Бома он чувствовал себя ребёнком, попавшим в мифический мир игрушек. Стены в несколько слоёв покрывали закопчённые куски пластика и металлические листы всевозможных форм. Здесь и литые диски, и крышки колодцев, ламповые мониторы и неработающие панели управления. Колонна из разноцветных коробок и блоков возвышалась в середине большого, но заполненного до предела зала. О назначении большинства блоков Амир не догадывался, но увидел четыре корпуса от старинных компьютеров, стиральную машину и здоровенный двигатель, из которого вытащили подвижные части.

Полки от пола до потолка делили зал на пять секторов. В сквозных ячейках лежали рычаги и палки. Тут же стояли стеклянные банки и жестяные коробки, в которых сваливались печатные платы, мелкие лампочки, ржавые гвозди, промасленные шурупы и гайки, осколки прозрачного пластика и стекла всевозможных цветов. В ящиках побольше лежали запасные части для машин, листы брони и чешуйки со шкур песчаных скатов. Оружие – клинки и пушки всевозможных размеров – Бим-Бом прятал в задней комнате. Туда он проводил проверенных клиентов. Амир не относился к категории надёжных, и хозяин зорко следил за его перемещениями.

– Сколько дашь? – опомнился Амир и положил обратно на полку кубик сине-грязного цвета: три кнопки в ряд и четвёртая с обратной стороны.

– За пять-то? – Бим-Бом прищурился. – Горючки налью – дай подумать – три галлона.

– Три галлона?! – Амир задохнулся. Он подбежал к грязной стойке, на которой хозяин лавки разложил бумажный журнал.

– Не кричи, – поморщился конторщик. Тугая кожа на его лбу пошла волнами. – Я те чё просил? Пятьсот! Пять. Сотен. А ты притащил чего?

– Я привезу! Мне три галлона только прихлебнуть. До лёжек не доберусь!

– А не моя забота, – осклабился Бим-Бом, послюнявил длинный, с шишками суставов палец и перелистнул засаленную страницу. В руках его возник карандаш.

– Да подожди ты!

Конторщик поднял голову и прищурился.

– Ещё что есть?

– Нет, нет. – Амир замялся, выпрямился и отступил от стойки. – Дай… в кредит. Хотя бы четырнадцать галлонов. Я верну! Клянусь!

– Все вы клянётесь, а я не богадельня! Нет-нет!

Бим-Бом старательно вывел крючки, бормоча под нос и облизывая чёрные губы.

– А Коди вернулся? – между делом спросил Амир, разглядывая висевший над дверью громадный треснувший фонарь.

Бим-Бом, не поднимая головы, прошелестел замысловатое ругательство и махнул высохшей рукой в сторону спрятанной за полками двери. Это значило, что Коди там же, где и обычно: на втором этаже, в съёмной комнатушке.

Дверь за поворотом узкого, как кишка, коридора была приоткрыта. Амир пинком распахнул её и уверенно шагнул внутрь.

– Ты, мать твою, стучать научишься когда-нибудь?! – завопил из дальнего угла хозяин комнаты и сорвал с головы окуляры с толстыми заляпанными стёклами.

Коди приходился Бим-Бому то ли внучатым племянником по материнской линии, то ли сыном троюродного кузена. Он походил на хозяина конторы худющим туловищем и вытянутыми конечностями. Его кожа была намного светлее: Коди проводил больше времени в комнате, занимаясь любимыми делами – разбирал и собирал, изучал и экспериментировал. Тонкие иглы стали продолжением узловатых пальцев, а толстые стёкла окуляров скрывали изуродованные глаза. Они оставались чёрными, но левый «украсила» белёсая звёздочка вокруг зрачка – последствие мощного удара током. Из-за него же волосы на левом виске стали седыми, а левую половину лица парализовало. Поэтому улыбался Коди всегда криво.

– Я принёс кое-что, – вместо приветствия сказал Амир и ухмыльнулся, увидев, как изменилось выражение перекошенного параличом лица.

– Что принёс? – оживился Коди, поспешно поднял с пола очки и натянул на лоб.

– Хрень, но я такой не видел.

Чёрная коробочка перекочевала из рук разведчика в паучьи пальцы Коди.

– У-ух! Что это? А где нашёл? А для чего?.. Чего она подпаленная? – засыпал вопросами Коди. Он повертел в руках блок, присматриваясь к выступам и впадинам, поцарапал ногтем шелушащуюся обшивку.

– Я думал, это ты мне ответишь.

– Да-да, – взмахнул узкой ладонью Коди.

Он опустил на глаза окуляры, не глядя схватил тонкую иглу и подцепил пласт прогоревшей пластмассы.

– Кто ж тебя так?.. – пробормотал Коди, отломав чёрный кусок.

– Что думаешь? – спросил Амир, заглядывая через плечо.

– Ничего пока. Интересно. Тут есть порты – я таких не видел. Могу подключиться через вот эти, – он указал на металлические штыри и цилиндры. – По виду, эта штука пережила замыкание. Или пожар. Или и то, и другое.

– Панель, где эта хрень стояла, кто-то хотел разломать к ебеням.

– Да? Интересно. Ну, надеюсь, начинка не пострадала, подключусь, узнаю, что за малышку ты приволок.

Крохотная комнатушка, где почти безвылазно обитал Коди, вмещала невероятное количество всевозможных вещей. От пола до потолка вдоль двух стен вытянулись грубо сколоченные полки, забитые до отказа коробками с деталями, банками с инструментами, корзинами с обрывками проводов, стопками печатных плат и множеством всевозможных блоков, о назначении которых Амир не имел ни малейшего представления. Здесь же стояли и книги. Бумага занимала не меньше места в комнате, чем железо и пластик.

Амир цапнул с полки выпотрошенный блок, повертел в руках, дёрнул висевший на проводе индикатор, выдрав с корнем.

– Убери свои кривые руки, сучий ты выкормыш! – взревел Коди, вскочил на ноги и вырвал блок у Амира. – Ты!.. Не смей. Ничего. Трогать! – Коди выплёвывал слова, пальцем впечатывая точки в грудь Амира. Парализованное его лицо шло волнами.

Спустив пар, Коди осторожно вернул железяку на место, раздражённо толкнул плечом разведчика, вернулся на рабочее место и вновь погрузился в изучение неизвестного блока. Гнев его погас, Амир это увидел.

Разведчик выдохнул и самодовольно улыбнулся. Он прекрасно знал, что свои владения Коди охраняет с истеричной маниакальностью, не позволяет прикасаться, даже случайно. Вспыхивает, как горючка на солнце, но легко отходит. Особенно если занять его внимание. Любой кусок железа с проводами Коди готов был облизать, разобрать по винтикам, докопаться до каждого секрета.

Их сотрудничество (сам Амир никогда не называл эти отношения дружбой) длилось четыре года. Амир копался в песке, находил вещицы, часть разбирал сам, кое-что продавал. Самые интересные привозил в контору Бим-Бома и передавал в паучьи пальцы Коди, который получал от процесса изучения и поиска информации невероятное удовольствие. Чем дольше он возился, тем больше был его восторг, порой переходящий в экстаз.

Год назад Коди, с подачи Амира, обзавёлся полудохлым компьютером. Ржавое железо, которое продавал заезжий барахольщик, Коди перебрал, почистил и освежил. Компьютер жужжал, тарахтел и кашлял, как дряхлый старик, но упрямо тянул лямку.

Вскочив пружиной, Коди выволок из-под кровати металлический ящик, из которого, словно змеи, свисали всевозможные пучки кабелей. Четыре разнокалиберных провода соединили таинственный блок с компьютером. Чёрный блок взвизгнул, моргнул единственным целым индикатором и уверенно зажужжал.

– Готово! – Коди хлопнул в ладоши. – Теперь ждать.

– Долго? – осторожно спросил Амир.

– Понятия не имею. Час, пять, восемь или семнадцать. А может прям-щас. Амир! Эта штукенция… она классная! Как орешек!

Амир плюхнулся на смятую постель, которую хозяин комнаты никогда не заправлял.

– Чем займёшься? – спросил его Коди. Он собирал разбросанные по небольшому столу инструменты – отвертки и иглы, магниты и пинцеты, лезвия и крохотный молоточек – и складывал в жестяную банку.

– Думаю, есть время отдохнуть, – Амир потянулся, чувствуя липкую усталость в мышцах. – Я бы поспал. Почти два дня на ногах.

– Беспардонный ты ублюдок, – прошипел Коди и одним движением сгрёб шурупы и осколки пластмассы в плоский лоток.

Ответом ему был усталый смешок.

– Ты сам всё это начал, – напомнил Амир.

– Да-да, – вздохнул Коди и, водрузив лоток с мелочью на верхнюю полку, подошёл к узкой кровати, которую занял разведчик, и пнул его ногу. – Двигайся, крыса песчаная.

         

Глава вторая

Амир полусидел, вытянув длинные ноги и закинув руки за голову, и рассматривал пожелтевшие от старости газетные и книжные вырезки, покрывающие стены и потолок в крохотной коробочке, которую Коди гордо называл квартирой. Заметки о движении военных сил разных стран соседствовали с советами от бывалых охотников о выборе манков, рецепты взрывоопасных смесей – с рецептами пирогов. Истории ветеранов закрывали шутливые рассказы домохозяек, кутил и путешественников.

Коди лежал на животе и читал старую книгу в заляпанной обложке и с подгоревшими по краям страницами. Он прижался нагим бедром к ноге разведчика, и, словно случайно, поглаживал ступнёй его поджарую голень.

На столике уверенно и громко рычал компьютер, рядом визгливо урчала чёрная коробочка.

– Ты никогда не рассказывал о себе, о прошлом, – Амир первым нарушил назойливую тишину. – Если задуматься… ты знаешь обо мне больше, чем я о тебе.

– Потому что ты болтун, – хмыкнул в ответ Коди, не отвлекаясь от книги, послюнявил палец и перевернул страницу. – Самовлюблённый урод.

Амир на мгновение подумал, что задохнётся – сначала от удивления, потом от смеха. Коди покосился на него и улыбнулся.

– Ты невыносим! – воскликнул Амир, немного успокоившись. – Уверен, что женщины у тебя никогда не было.

– Ну и дурак же ты. Представь – если в твоей голове остались мозги, – я дважды мутил по-серьёзному.

Амир вскинул брови. Коди пожал плечам, перекатился на спину и уставился в потолок. Книгу он сунул под затылок.

– Пришлось. Но… Первая закатила истерику: «У тебя не стоит!» Она визжала, втыкала кулаки в тощие бока. Её сиськи болтались, как пустые бурдюки. «Твой хер бесполезнее кухонного полотенца!» Она кинула меня, стащив половину накопленных денег. Вторая ни разу не подпустила к себе. «Человечество и без того в заднице, – говорила она. – Зачем плодить сосунков, которые, если не сдохнут сразу, то будут гнить в этом агонизирующем мире!» Так и говорила: «Не смей доставать свой грязный член!» А потом я увидел её в одном из борделей Кой-Вара: она трахала какого-то наркобарона. Были ещё женщины, но ни с одной не вертелось дольше пары дней. Одним словом, – Коди запрокинул голову и посмотрел в глаза Амиру: – Одним словом, я разочаровался в женщинах. Слишком с ними сложно.

– А со мной, значит, просто?

Амир перекатился и навис над Коди. Тот улыбнулся подвижной половиной губ и скользнул взглядом вниз.

– Ты же согласился? Не отшил, не послал и не прибил. Ты не ходил в кабак – мне стало интересно…

– Секс – не та вещь, на которую стоит тратить деньги.

– Скажи это гнилым стервам, которые готовы за цент раздвинуть ляжки.

– С женщинами сложно, тут ты прав…

Амир прижался к любовнику, запустил пальцы в полуседые волосы и прикоснулся губами к шее.

– Для армейской псины ты чересчур нежен, – сдавленно выдохнул Коди.

– Если я отымею тебя, как полагается, как ты того заслуживаешь, Бим-Бом с меня шкуру лоскутами сдерёт.

– …и продаст, – фыркнул хозяин комнаты и кровати. – Или я сам… в качестве компенсации.

– Купишь какую-нибудь хрень, протрахаешься с ней, пока не сдохнешь.

– Ты будешь волноваться?

– Я буду кучей костей без тени под солнцем.

Амир рассмеялся. Он не сомневался: старик думает, что квартирующего родственничка соблазнил жмот-разведчик и использует как замену женщине, поскольку не может позволить лишние траты.

– Час назад ты хотел отдохнуть и поспать.

Коди похлопал разведчика по спине. Тот ответил невнятным мычанием и потёрся щекой о его грудь.

– Ты тяжёлый, между прочим.

– Кости… – выдохнул сонно Амир.

– Не смей на мне засыпать! – Коди толкнул друга в плечо, но тот и не пошевелился.

На столе призывно взвизгнул чёрный блок. На мониторе заскользил список с символами. Компьютер затарахтел с утроенной силой.

– Ну же! – Коди гюрзой извернулся под засыпающим разведчиком. – Сваливай!

Продолжая выкручиваться, он с размаху врезал ногой в пах Амира. Тот взвыл, моментально проснувшись, и согнулся пополам. Коди его не слушал: как был, нагишом, метнулся к компьютеру.

– Вот это да! – воскликнул он, суматошно выстукивая по дребезжащей клавиатуре. – Да! Да!

– Ублю-у-у-удок, – проскулил Амир, перекатываясь на бок, чтобы видеть подпрыгивающего от возбуждения любовника. – Больной ублюдок.

– Заткнись! – Коди прыгнул к кровати, выудил из груды одежды брюки и спешно их натянул. Всё это он проделал, не отрывая взгляда от монитора. – Получилось! Поднимайся, неблагодарная ты тварь.

– Что? – на мгновение Амир позабыл о тянущей боли в паху и придвинулся к компьютеру. – Что это?

– Цифры, – отрывисто бросил Коди. – Какие-то коды. Может, даты. Или координаты. Или… я не знаю, явки-пароли? Цифры. Мне нужно подумать… Вспомнить, – он замолк и повернулся к разведчику. Взгляд его сиял от вдохновения. Неподвижная левая половина лица походила на оплавленную восковую маску: над бровями дряблая кожа собралась в складки, верхнее веко наплыло на изуродованный глаз, кончик носа повело в сторону, левая ноздря разгладилась, уголок рта опустился, и вокруг него тоже собрались складки.

– Ты… – Амир поперхнулся и отвернулся, разрывая зрительный контакт. – Найди информацию, – со вздохом попросил он, отступил на шаг и опустился на край кровати.

Поспешно сорванная одежда: пропылённая рубаха непонятного цвета, такие же брюки и жилет с многослойными карманами и пояс из синтетической кожи – кучей валялась на полу вперемешку с тряпками Коди.

Амир успел вытащить из груды собственные штаны, когда услышал грохот на лестнице. В следующее мгновение хлипкая дверь с треском распахнулась. Всё произошло настолько быстро, что даже отточенные рефлексы не сумели сработать. Амир схватил кобуру, но ворвавшийся ударом ноги выбил её, едва не раздробив кисть. Второй удар – прикладом в голову – уложил разведчика на пол. Между лопаток обрушился сапог.

– Шевельнешься, прострелю башку! – рявкнул сверху хозяин сапога и для убедительности вжал дуло Амиру в затылок.

На кусок пола и ботинки ворвавшихся в комнату людей Амир смотрел через кровавый туман. Правая кисть горела огнём. Звуки, как молотки, долбили по черепу. И зверски мерзко тёрся член о щербатый пол.

Амир знал, что не отключится, что пальцы целы, но пользоваться рукой не сможет.

Над головой продолжалась борьба, издалека послышался шепелявый визг Бим-Бома: «Пацана не портите!» В стороне выл Коди: «Он!.. Это он вам нужен! Я не…» – раздался хлёсткий звук пощёчины, и он заткнулся.

– Су-у-ука, – прохрипел Амир, попытался подняться.

Давящий между лопаток сапог исчез, но тут же врезался в скулу. От удара в голове взорвалась бомба. Хрустнула челюсть, на мгновение отключился глаз-протез. Сапог опустился на горло. Амир дёрнулся, ударил наудачу, но давящая со страшной силой ступня не сдвинулась. Он не мог сделать ни вдоха, ни выдоха. Чувствовал, что лицо налилось кровью. Перед глазами поплыли огненные круги. В ушах нарастал шум, переходящий в свист. Режущего окрика Амир не слышал:

– Пусти его.

Амир, прощавшийся с жизнью, жадно глотнул воздух и закашлялся. Из глаз брызнули слёзы. Он, наконец, сумел рассмотреть нападавших.

В крохотной комнатке стояли двое. Громила, что едва не раздавил сапогом его горло, в светлой одежде, защитном жилете и с арсеналом ножей и пистолетов на ремнях и в карманах, не опускал автомат старой армейской сборки. Красную его рожу перечёркивали несколько шрамов. Второй, тот, что держал Коди, ничем не отличался от первого: в светлой, почти белой одежде, обвешанный оружием, как стены в конторе барахольщика, и мордой, иссечённой сетью шрамов. Он приставил к горлу Коди огромный клинок. Сам хозяин комнаты крепко зажмурился, из распухшего носа по подбородку текла кровь, а кривой рот сильнее перекосился.

Позади, в дверном проёме, стоял старик. Обычный старик: серые жидкие волосы, морщинистое круглое лицо, обвисшие тяжёлыми складками щёки и тонкие губы. В руках он держал револьверы, древнее, чем автоматы громил. Старик улыбался. И улыбка эта была… галантной. Но глаза, светлые до прозрачности, казались ледяными.

– Ты заставил нас побегать, – пробасил он. Голос показался Амиру тяжелее похоронного набата. Старик склонил голову к плечу и с напускным безразличием разглядывал распростёртого на полу разведчика.

Амиру казалось, что глубокий и низкий голос старика вбил в гудящую голову раскалённые свинцовые заклёпки. Правая рука, которую придавил громила, онемела.

Находясь по ту сторону оружейного ствола Амир чувствовал себя… странно. Страх, который он видел в глазах жертв, никак не находил себе места. Вместо него накатывала неумолимая, как песчаная буря, ярость. Амир несколько раз пытался выплюнуть ругательство, но слова не просачивались через колючий, словно клубок проволоки, комок в горле.

– Где ты достал эту славную вещицу? – спросил старик, кивнув на стол. Чёрная коробка свалилась и теперь болталась на проводах, подключённых к компьютеру.

– Пошёл ты!.. – прохрипел Амир. Тут же на гудящую правую кисть обрушился армейский башмак. Амир закричал и забился, слепо молотя ногами и свободной рукой.

– Заткнись! – рявкнул громила и врезал ногой разведчику под рёбра. Амир захлебнулся болью, в животе разлилось пламя.

– Может, отстрелить тебе, нахер, член? – осведомился язвительно старик. – Чтобы не рыпался.

Когда ствол автомата коснулся паха, Амир едва не задохнулся. Он судорожно сглотнул и постарался загнать собственную ярость обратно в тёмный угол.

– Повторю. Где ты выкопал её?!

– В городе!.. В мёртвом городе! – внезапно завопил Коди и испугался собственной смелости, когда понял, что все на него посмотрели: Амир с нескрываемым презрением, громила с товарищем тупо, ещё только переваривая смысл слов, а старик – одобрительно кивая.

– Значит, всё верно, – старик качнул головой, тёмно-серой, цвета начищенной стали. – Из мёртвого города, да. – Он поднял чёрную коробочку и безжалостно выдернул провода. – В машину, – кивнул он на разведчика. – Этого тоже. И уничтожьте следы.

– Нет-нет-нет! – заверещал Коди, попытался вырваться, несмотря на прижатый к горлу клинок. Грянул выстрел, смешавшийся с надрывным воплем. Амир закрыл ладонями уши.

– Да кто вы, сукины дети? – закричал он. – Какого хера?..

– Хозяева, – отрезал старик и вышел.

Внизу в захламлённом зале ещё один рослый солдат в белом прижал к прилавку Бим-Бома, приставил к его затылку пистолет. Торгаш скрёб суставчатыми пальцами по заляпанной столешнице, сминая вырванные с корнем страницы журнала. Бим-Бом повернул голову и сдавленно заскулил, когда с грохотом и криком с лестницы слетел Коди.

Держащий Бим-Бома солдат отступил на шаг. Торгаш нерешительно выпрямился и оглянулся. Тут же молотоподобный кулак врезался в его большую лысую голову. Бим-Бом перелетел через стойку, грудой свалился на пол и затих.

Коди отчаянно упирался и вырывался. Бугай держал его за шею и не обращал на трепыхания внимания.

– Убираемся, – рявкнул старик, широко шагая к выходу.

В распахнутую дверь ворвался жар и ослепительный свет. Старик и его подчинённые синхронно натянули на головы лёгкие белые капюшоны, а на лица – маски.

– Не-е-ет! – в ужасе заорал Коди и удвоил усилия: он выл и вырывался, пытался ударить идущего сзади бугая. Он со звериным страхом смотрел в сверкающий жарким светом дверной проём. Как и другие жители Пустыни, он знал, что может случиться с человеком под полуденным солнцем.

Амир на мгновение замедлился. Он успел просчитать шансы побега: если попробовать сопротивляться, пуля найдёт его секунды через три; если подчиниться, солнце сожжёт кожу минут через десять. Определённо, если «хозяева» чёрной коробочки решили прикончить незадачливого разведчика и его друга-механика, то сделали бы это в комнате. Эти банальные выводы пронеслись в голове и исчезли за горизонтом реальности. До порога оставался последний шаг.

Пекло вгрызлось в незащищённую кожу.

Шаг. Второй… Амир задохнулся, воздух, сухой и, словно песок, колючий, обжёг лёгкие. Свет впился иглами в привыкшие к полумраку глаза. Амир зажмурился. По щекам потекли слёзы, прохладные.

Третий шаг. Четвёртый и пятый… Сзади тяжело дышал громила, справа всхлипывал Коди. Впереди рычал двигатель: бактриан, предположил разведчик. Закрытая машина, и там есть система охлаждения. Для чего «хозяева» устроили эту показательную прогулку?..

Восемь шагов… или десять?.. Амиру казалось, что идёт он вечность.

В голове гудела кровь. Лицо, плечи и спину словно отхлестали огненными розгами. Каждый следующий шаг давался тяжелее предыдущего. Дышать стало невозможно. Ещё немного, подумал Амир, и, пожалуй, последую примеру Коди. Расплакаться от боли под палящим солнцем уже не казалось плохой идеей.

– Полезай.

Амир вздрогнул, споткнулся, руки упёрлись в раскалённые металлические бока машины. Шаг…

Под ногами загрохотал пол, бесконечное слепящее пространство уступило место колкой и плотной прохладе, кислотой въевшейся в кожу. Амир раскрыл глаза и проморгался. В отступающей темноте он увидел сияющие белизной костюмы солдат, таких же, как и громила, бугай и третий, уложивший Бим-Бома. «Интересно, – внезапно задумался Амир, – жив ли старик. Такой удар и движок разнёс бы вдребезги». Мысль проклюнулась – пока возвращалось зрение, пока за спиной грузились остальные из их маленькой группы – и испарилась. Втолкнули жалобно воющего Коди – и двери захлопнулись. Холодная тьма окутала присутствующих. Амир насчитал восьмерых верзил.

– Трогай! – скомандовал старик.

Амир опустился на прохладный пол. Рядом, прижимая ладони к груди, стенал Коди.

– Ты как? – Амир не рискнул прикоснуться к его покрасневшему плечу и осторожно погладил по голове.

– Это из-за тебя!.. – всхлипнул тот и сжался, но руку не стряхнул. – Из-за тебя, ублюдка. И из-за той хрени… – он вновь заскулил.

– Ты прав, – хмыкнул из дальнего угла старик. Он устроился в кресле, его телохранители расположились прямо на голом полу. – Этот ублюдок втянул тебя в пески, где теряют тени. Но что поделать. Ты здесь и этот, – старик осклабился, склонив голову к плечу. – Этот покажет, где нашёл чудесную штучку и как запустил механизм.

– Понятия не имею, – Амир раздражённо дёрнул саднящим плечом.

– О-о-о, нет-нет! О своих талантах ты можешь не рассказывать. Кто ещё – как ты, недалёкий – способен оживить машину, которая «спала» почти четыре века? Для этого нужен талант! – Старик замолчал.

     

Тяжёлый бронированный бактриан тащился через дюны, переваливался через гребни и скатывался к подошве. Спустя некоторое время такой мерной качки Амир почувствовал подкатывающую к горлу тошноту. Отвратительно! Телохранители молчали, смотрели в пространство, покачивая головами. Словно куклы, внезапно понял Амир. Словно те куклы, что посылали первыми в бои. Не тупое пушечное мясо, а штык-нож. Солдаты, штурмовики, с усеченными мозгами, не способные глубоко задуматься над приказом. Они действовали грубо, одолевали врага напором. В лагерях подготовки максимально усиливали их тела и накачивали химией по самые яйца. Живая ударная мощь! Амир, сидя в снайперском гнезде, не раз видел таких ребят в действии. Сейчас бывших штурмовиков продавали за бешеные деньги. Кто же этот чёртов старик, если сумел собрать восьмерых?

– Что ты нашёл? – вновь подал голос старик. – Я видел, – он обращался к притихшему Коди. – Ты подключился – и что-то нашёл.

– Цифры, – вяло ответил Амир вместо друга.

– Что за цифры?

Амир пожал плечами и не ответил.

– Думаю, координаты, – Коди подал голос, тихий, дрожащий.

– Что за координаты? – старик подался вперёд.

– Около сотни объектов по всей пустыне. – Коди сел, размазал по лицу слёзы и кровавые сопли и подтянул колени к груди. – И на Заражённых территориях, – медленно закончил он.

      

Пустыня не бескрайняя. От одного её края до другого через Центр можно добраться месяца за два. Или за один. Если повезёт с погодой, не накроет песчаная буря, которая может бушевать неделю и больше; если не наткнуться на песчаных скатов, в сезон гона перепахивающих Центр. Центр – мёртвые земли. На прямой переход решаются самые отчаянные и безбашенные. Разумные люди путешествуют караванами по жилым окраинным районам.

Наиболее удалённые от Центра области упираются в Заражённые земли. За необозначенной границей начинается неизведанное. Говорят, там живут стада каннибалов и диких. Говорят, те земли населены мутантами, породить которых не сможет даже самая извращённая фантазия. Говорят, их кожа покрыта гниющими язвами или вовсе слезла, обнажив мясо и кости. Звери или люди – никто не знает. Жители приграничных районов рассказывают, что по ночам видят зарницы невероятных оттенков, летающие огненные шары и молнии, пронзающие небеса. Днём вдалеке в плотном от жары воздухе можно увидеть невысокие скалы. Или лес. Или… Никто не знает, что же темнеет на горизонте.

        

– Я слышал, там живут мертвецы без тени, они не боятся солнца, – пробубнил Коди.

– Запретные земли появились после первых бомбардировок, – заговорил Амир, с подозрением глядя на старика, который, галантно улыбаясь, не сводил глаз с Коди. – Земля пропитана радиацией, и всё живое, если не сдохло сразу, то мутировало. После Зимы даже самые рисковые перестали думать об исследовании тех земель. Находились безумцы, да перевелись: передохли где-то там.

Амир замолчал. Он ждал, что старик заговорит: из слов можно вытянуть ниточку, развернуть клубок, в который впутался.

– Мы не в Заражённые территории едем, если ты об этом, – со смешком ответил старик.

В гудящем кузове бактриана повисла тяжёлая тишина. За бортом, по прикидке Амира, солнце должно было клониться к закату. Мощный мотор взрыкнул, поднимая машину на очередной бархан.

– С какой стороны ты нашёл проход? – осведомился старик после недолгой беседы с водителем.

– С южной, – со вздохом ответил Амир и подробно рассказал об ориентирах, об открытом лазе и провале между этажами.

– Нахрена ты вообще туда полез? – пробурчал Коди.

– Твой друг не мог устоять, – со смешком ответил старик. – Такие, как он, едва ли задумываются о последствиях. Они ценят процесс.

        

Бактриан остановился, и старик не стал продолжать. Телохранители поднялись на ноги и распахнули двери.

– После вас, – с насмешливой вежливостью старик махнул рукой.

Двое телохранителей – может быть, те, которые ворвались в контору Бим-Бома, – не столь галантно вытолкали нерешительных пленников в ночь.

На выгоревшем темном небе сверкали песчинки звёзд, и оловянной монетой над горизонтом поднималась полная луна. Зной спал, дышалось легко. Кругом, насколько хватало глаз, высились разрушенные катастрофой и временем здания.

Машина остановилась перед домом, от которого целым остался лишь один угол. Стоящей справа покосившейся высотке повезло больше: сохранилось порядка десяти или двенадцати этажей. Умирающее строение смотрело на ночных посетителей пустыми глазницами окон, за которыми царствовал непроницаемый мрак.

Через небольшой завал между домами Амир вышел к пространству, некогда бывшему задним двориком: со всех сторон его окружали остатки стен, сверху нависали лестницы и грозили в любое мгновение упасть. Вход обозначился чёрным пятном за грудой осколков. Целая плита одним краем ушла под землю, образовав крутой спуск. Амир замедлился, обернулся – старик держал Коди на мушке – и осторожно двинул вниз, по осыпающемуся песку.

Когда вся группа спустилась, старик приказал зажечь свет и выставить маяк и часового. Прошедшая накануне буря замела следы у входа, и Амир некоторое время проблуждал в поисках сохранившихся, а когда нашёл, в очередной раз задумался, стоит ли вести самоназваных хозяев дальше?

– Топай, – буркнул телохранитель и подкрепил приказ тычком автоматным дулом под ребро.

Штурмовики образовали каре, во главе которого шёл Амир, а в центре – старик и Коди. Люминесцентные фонари освещали пространство метров на пятьдесят кругом. В какой-то момент Амиру померещилось, что среди завалов мелькают тени, словно призраки. Тут и там виднелись осколки старой цивилизации, и, конечно же, Амир остановился бы и покопался в кучах, но старик поминутно подгонял. Когда показался пролом, Коди, да и сам старик, прилично запыхались.

Спуск по верёвке понравился Амиру больше, чем неконтролируемое падение на бетонные плиты. Оказавшись на нижнем уровне, угрюмо молчавший Коди поражённо воскликнул. Старик не был столь эмоционален, но тоже оценил бескрайнее пустое пространство.

      

Когда группа достаточно отдалилась от пролома и старик приказал остановиться, чтобы перевести дух, Коди нарушил молчание.

– Я кое-что подумал. – Он не отрывал взгляда от своих шишковатых пальцев. – Координаты из той хреновины… они совпадают с координатами ядерных ударов Третьей Мировой. Я не уверен насчёт всех – тридцать или тридцать две точки. – Он поднял голову и уставился на старика широко распахнутыми глазами: даже парализованное правое веко приподнялось. – Что это значит?

– О-о-о! – протянул старик, вытирая рукавом мокрый лоб. – Ты хорошо изучал историю?

– Просто хорошая память, – ответил Коди. – Что за хрень тут творится?!

– Хрень – тут ты прав. Только хрень эта творилась до свистопляски, именуемой Третьей Мировой. В то время, когда правительство каждой страны жаждало заполучить влияние над соседями, друзьями, противниками, всем Миром. Наращивался не только оружейный потенциал: конечно, он сыграл ключевую роль в этой гонке, но сейчас не об этом.

Старик прокашлялся в сгиб локтя и вновь вытер лоб.

– В то время требовались новые виды оружия. И то, что могло эффективно его заменить. Газ, атом, электричество, биологическое оружие – это всё существовало давным-давно. Армии учёных искали ключи к новым, неизведанным материям, энергиям. Они экспериментировали, в том числе, и с живой плотью. Организмы – от одноклеточных до человека – менялись до неузнаваемости. Ты охотился на песчаных скатов? Такие твари не могли просто так возникнуть. Неужели не задумывался об этом? Монстры просто так не появляются, меняя воду на песок. Песчаные скаты – один из продуктов безумных экспериментов.

Амиру не переставало казаться, что старик получает удовольствие, открывая пленникам завесу истории. Истории тайной, подпольной, – фундамента настоящего.

– Сверхприспособляемость стала наипростейшей способностью, одной их многих, привитых живым организмам. Я, увы, не знаю, что происходило там: сам понимаешь, всю секретную информацию уничтожили. Однако знаю, что в итоге учёные потеряли контроль над экспериментами. Их детища чаще и чаще атаковали создателей. Лаборатории прекращали существование в ужасающих бойнях. Активировать протокол самоуничтожения не всегда удавалось. Мутанты – результаты изуверских опытов – нападали на города. И, в конце концов, мировые лидеры приняли решение о тотальной зачистке. Бомбардировке.

Коди замер, раскрыв рот. Амир, напротив, сжал челюсти. Знание, что мир уничтожили алчные людишки, которые не совладали с собственными амбициями и решили замести следы, ошеломило.

– Неправда, – только и смог прошептать разведчик.

– Твой друг нашёл координаты, – старик махнул рукой: мол, идите дальше. – Те записи содержали, очевидно, информацию о расположении других лабораторий. Поэтому и совпадают с точками, куда были сброшены ядерные бомбы. Правительства скрыли собственные неудачи, которые множились со страшной силой.

– Заражённые территории?.. – выдохнул поражённый Коди.

– Да. Земли навсегда стали непригодными для жизни людей.

– Нормальных людей, – поправил Амир. – Похоже, что не удалось подчистую уничтожить ту шваль.

– Возможно. Возможно, что выжившие люди и животные мутировали. В любом случае, мы не узнаем, пока не исследуем те земли.

– Это же безумие! – воскликнул Коди.

– Действительно, не резон соваться на Заражённые земли, чтобы покопаться в происходящем и, может статься, выяснить правду. Не правда ли, не обнадеживающие перспективы?

– Впереди!.. – внезапно рявкнул идущий впереди телохранитель.

– О, славно! – воскликнул старик, увидев далёкую, сверкающую отражённым светом стену. – Пора заканчивать с разговорами.

– Вы не сказали, какой интерес имеете ко всему этому? – пробурчал Амир.

– Будь снисходителен к старому человеку, – улыбнулся старик и вытер рукавом лоб. – Я люблю рассказывать истории. Особенно заинтересованным слушателям. А интерес простой – завершить начатое, уничтожить следы прошлого, оспины на страницах истории. Понимаешь, обычно протокол самоуничтожения запускал внутренние механизмы лабораторий. Иногда это ядовитый газ, иногда – жидкий азот. Важный персонал выводился буквально за мгновение до его активации. Данные уничтожали. В этом городе, – старик махнул рукой в сторону виднеющейся стены, – механизм не сработал. Захлопнулись створки, но начинка продолжала жить. Насколько мне известно, ядерные удары по этой области не наносились.

– То есть за этой стеной обитают монстры?!

– Может. А может, издохли давно, – старик пожал плечами.

– А мы-то вам зачем?! – воскликнул Коди. Он остановился и вцепился воротник старика. – Зачем нужно было… вламываться, крушить всё?!

– Так эффективнее, – ответил старик, перехватил руки Коди и сжал так, что тот завыл. – Приди мы к вам разговоры разговаривать, ты бы поверил? Думаю, нет. А так ты подумал: «Они люди серьёзные, потому что действуют по-серьёзному. Значит, и говорят они серьёзно».

Старик продолжал улыбаться.

– А нужна мне от вас… кхем… помощь.

Старик кашлянул в кулак. Возможно, подумал Амир, маскируя смешок или смущение. «Да этот сукин сын издевается!» – Амир позволил мысли сформироваться и укрепиться.

Старик продолжил разглагольствовать, не обратив внимания на напряжение, проскочившее на лице разведчика.

– Твой друг нашёл проход быстрее нас. Мы прочёсывали север города, когда почувствовали движение. Что-то происходило под песком. Я не был уверен, что это лаборатория, и поэтому проследил за твоим другом. А он, оказывается, ещё и прихватил сувенирчик. Это блок памяти, в который сгрузили информацию военные перед запуском самоуничтожения. Стоит ли говорить, что я был поражён, что тебе удалось вскрыть его, словно земляной орех, – просто щелчком пальцев!

– Это всё случайность, – возразил Амир. – Цепочка неудач!

– Удача или нет – неважно! Мне удастся уничтожить рассадник старой заразы.

Старик кивнул, и улыбка его стала самодовольной.

– И много ещё в пустыне подобного? – спросил хмурый Амир.

– Достаточно. Теперь у нас есть координаты, – старик покачал в руке чёрную коробочку. – Дело пойдёт быстрее.

– Я слышал… взорвался город на юге. Это тоже… вы? – Амир нахмурился и не поднял взгляда на старика. Событие, о котором рассказал Хааким, предстало в новом свете. Не всё так просто. Даже в размеренном дыхании Пустыни.

– Город? – в голосе старика слышались удивление и веселье. – А твой нос не слишком ли длинный? Очевидно, тебе не терпится отправиться к праотцам. События, что происходят в далёких песках, не нуждаются огласке. Был город – и нет его. Это всё, что следует знать таким, как ты… Как вы.

Следы привели группу к скрытой в стене панели. Амир, провозившись с полминуты, вновь её открыл. Старик похлопал разведчика по плечу и оттеснил.

– Подождите, – Коди протиснулся между телохранителями. – Я хочу взглянуть…

– Отлично! – хлопнул в ладоши старик, сияя от счастья. – Из этого железа определенно можно выжать достаточно информации. Не затягивай, дружок.

– Здесь серьёзные повреждения, – пробормотал Коди, прикасаясь к глубокой трещине на мониторе.

– Ты сможешь запустить эту штучку? – старик подошёл к нему вплотную и положил руку на плечо. – Там есть один фокус…

– Я не волшебник, – хмыкнул Коди. – Мне нужен нож. Надо глянуть на нутрянку. Тогда скажу.

Нож подал один из громил. Коди вогнал лезвие в зазор под треснувшим монитором. Металлопластик заскрипел, щёлкнул. Коди нажал на рукоять и поднял пластину. Он вытащил из зияющего нутра панели пучок проводов, срезал обгорелый кусок и заново соединил зачищенные концы. Монитор загудел, но зажёгся не сразу, а правая его сторона, раздробленная на осколки, так и осталась тёмной.

– Вот, я добрался… – пробормотал Коди, после продолжительного копания в данных.

– Что там? Ты можешь управлять этой штуковиной?

– Текущее состояние: «Самоуничтожение запущено», – пробормотал Коди. Словно загипнотизированный, он следил за бегущими по экрану сообщениями.

– Оно сработало? – спросил старик. Он отпустил плечо Коди и шагнул назад.

– Нет, его остановили. Не хватило последней команды, чтобы начался процесс.

– Ты можешь этой штукой управлять, парень? – настойчивее повторил старик.

– Да… Я могу запустить самоуничтожение. Это просто…

– Отлично! Но сначала… – старик достал из кобуры револьвер и приставил к голове Коди. – Сначала открой створки.

Амир дёрнулся, но почувствовал, как в спину ткнулся автоматный ствол. Телохранители вскинули оружие и в мгновение ока окружили его.

– Что? – Коди повернулся, чтобы встретиться взглядом с чёрным дулом перед самым носом.

– Открой, – медленно повторил старик и улыбнулся: – Будь добр.

Коди ошалело уставился на револьвер. Неподвижная часть его лица сильнее обвисла.

– Но зачем?! – воскликнул Амир.

– Затем, что я приказал, тупица! – рявкнул в ответ старик. – Ну! Открывай! – кивнул он на развороченную панель. – Иначе потроха твоего дружка начинят свинцом, а потом твой мозг вытечет через славную дыру, – и ткнул револьвером в лоб Коди.

Коди сглотнул и, бросив короткий взгляд на друга, кивнул.

Он провозился с машиной не меньше получаса, считая в уме и вслух и выстукивая по портативной клавиатуре, которую вырвал с корнем и заново подключил. И настолько увлёкся процессом, что вздрогнул, когда старик, уставший ждать, вновь ткнул в него револьвером.

– Если эта хрень не заработает… – с угрозой начал старик, но Коди взмахом руки его остановил:

– Сейчас, – тихо произнёс он и ввёл очередную комбинацию.

Стена загудела, панель сверкнула оранжевым. Затем цвет сменился на зелёный. Световой импульс скользнул влево и вправо. Часть стены пришла в движение. Из образовавшегося прохода пахнуло сырой гнилью. Телохранители мгновенно выстроились в боевой порядок.

– Ты первый, – старик ткнул револьвером в Амира. – Твои зыркалки как раз пригодятся.

Амир не стал объяснять, что в кромешной тьме видит не дальше, чем обычный человек, и вошёл в проход первым. Следом топали телохранители, целясь одновременно во все стороны. Замыкали группу Коди и старик, который не опускал оружие.

Створка оказалась метров восемь толщиной. Запирающий механизм маслянисто поблёскивал в глубоких нишах. Впереди, как и позади, чернело бесконечно-пустое пространство. Амир ждал кабинетов, столов, шкафов и приборов. Ждал запаха разложения, трупного смрада. Но воздух, тяжёлый и влажный, пах пылью. На полу хлюпало.

Они шли уже несколько часов, когда грохот, раздавшийся сразу со всех сторон, заставил всех вздрогнуть и остановиться. Телохранители напряглись, готовые сразиться с невидимым врагом. Старик спрятался за Коди.

– Что это? – прошептал Коди, когда вернулась тишина.

Амир не ответил. Он был готов… Он сумел разглядеть блеснувшую вдалеке тушу. Одно мгновение – не больше! – и туша вновь скрылась в непроглядном мраке. Амир жалел, что не держит в руках винтовку. Нет даже клинка. Если неизвестное существо нападёт – Амир в этом не сомневался, – придётся импровизировать.

Амир замер.

Он чувствовал, что телохранители взволнованно переглянулись, не зная, как держать на мушке разведчика и одновременно следить за окружающей ситуацией. В этом была проблема штурмовиков – две задачи в их голове не умещались.

Амир медлил. Стоя спиной к старику, он не шелохнулся, когда тот окликнул его. Он не дышал. Потому что видел…

– Ты!.. – старик потерял терпение, взвёл курок…

И остолбенел.

Вновь раздался грохот. Рёв. И топот. Старик не успел сделать вздох. Амир пригнулся. Над его головой пролетела тварь, размером не меньше багги. Клацнули поймавшие пустоту когти. Туша врезалась в головы растерявшихся телохранителей. Мужчин разбросало в стороны. Раздались автоматные выстрелы.

– Валим! – Амир подскочил к сжавшемуся Коди и схватил за руку.

На ходу он ногой выбил у упавшего телохранителя автомат, подхватил его и дал дёру во все лопатки. Коди надсадно хрипел за спиной, старался не отставать и не упасть.

Позади сверкали выстрелы, надрывно вопил старик и кричали штурмовики. Амир нёсся, петляя как песчаный кролик. Твари выпрыгивали из темноты: одни размером с грузовик, другие мелкие, как крысы, но все, словно графит, чёрные – и бросались на незваных гостей. Амир на ходу стрелял, отбрасывал с дороги мелочь, но не останавливался.

       

В кромешной тьме рычали и скулили, щёлкали и выли. Твари возникали и исчезали. Они стремились на стрекот автоматных очередей и вспышки выстрелов.

– Я… не могу… не могу… – заскулил Коди. Амир почувствовал, как выскользнула его рука, и остановился. В боку полыхал пожар. Влага оседала на языке горечью с привкусом плесени.

– Не могу… – Коди рухнул на колени, согнулся и шумно глотал воздух.

– Тише, – прошептал Амир. Он держал автомат в руках, но живая часть тьмы сконцентрировалась вокруг затихающей вдалеке пальбы.

– Их сожрали? – всхлипнул Коди и вытер тыльной стороной ладони губы и подбородок. Он не спешил подниматься, но дышал ровно.

– Думаю, да. Если не уберёмся, то и нас найдут.

– Да… – Коди, помогая себе руками, тяжело поднялся.

– Как думаешь, в какой стороне выход?

Сколько бы они ни вглядывались во тьму, никаких ориентиров не видели. Выстрелы и крики заглохли.

– Возвращаться по следам глупо, – тихо проговорил Амир. – Попробуем дойти хотя бы до стены.

Амир держал автомат двумя руками, готовый в любой момент открыть огонь. Они поминутно останавливались, чтобы прислушаться и в очередной раз бессмысленно вглядеться в густую и влажную мглу. Несколько раз Коди пытался заговорить, но Амир пресекал эти попытки. Он считал, что твари слепы и ориентируются на звук.

Преграда выступила из темноты внезапно. За два шага Амиру показалось, что характер тьмы изменился: она стала непроницаемой, сгустилась, словно нефть-сырец. А потом он прикоснулся к гладкой, как фарфор, поверхности. Белой стене. Амир надеялся, то это та же стена, которую они открыли где-то там, а не какая-нибудь внутренняя.

– Теперь куда? – прошептал Коди, прижавшись вплотную к спине разведчика.

Горячее дыхание обожгло край уха. Амир понял, что успел продрогнуть во влажной прохладе – странной, незнакомой и неприятной. Неужели раньше люди жили в подобных условиях? Да, он знал об этом из уроков истории. Где-то постоянно лежал снег, а температура редко достигала положительных значений. Жителю Пустыни это казалось невероятным.

– Не знаю, – тихо ответил Амир и на ощупь погладил Коди по волосам. Мокрые, машинально отметил Амир. Коди накрыл его ладонь своей и прижался щекой.

– Сюда, – он подтолкнул друга. – Мы шли прямо, потом рванули в сторону. И чтобы вернуться к началу, нужно двигаться в обратном направлении. Если не найдём проход часа через четыре, вернёмся.

Амир согласился.

Выход обнаружился совсем быстро – не прошло и десяти минут. От него тянуло жаром. Коди вновь подключился к панели, которая подсвечивалась тускло-зелёным светом. Индикаторы тревожно моргнули. Стена пришла в движение, вернулась на прежнее место. Внутри загрохотали запирающие механизмы.

– Я запущу самоликвидацию, – пробормотал Коди, не отвлекаясь от ввода кодов.

– И что будет?

– Заморозится. Там такая влажность, что всё покроется коркой льда за несколько дней.

– Все помрут?

– Наверное. Если те твари какие-то особенные, могут и не сдохнуть. Но это не моя забота. Створки не открыть. Только взрывать…

– Взрывать… – медленно повторил Амир и кивнул.

Возвращались они в кромешной темноте. Даже если бы нашёлся фонарь или спичка, Амир не желал рисковать и выдавать себя раньше времени. Громила у выхода наверняка услышал грохот. Возможно, сочтёт, что товарищи выполнили задачу и скоро вернутся. Амир поторапливал Коди и сам почти бежал, чувствуя, как неумолимо подступает со всех сторон опасность. Увиденные по ту сторону твари не на шутку его встревожили. И вскоре он понял, что не зря.

– Стой! – Амир вскинул руку.

Он замер и услышал, как за спиной сдавленно всхлипнул Коди, который на таком расстоянии мог различить только крошечное пятнышко света. Глаз-протез работал на полную мощность. Амир видел груду бетонных блоков, зеленоватый свет фонаря и громадную чёрную фигуру, которая никак не могла принадлежать человеку. Неужели какая-то тварь выбралась оттуда?.. Одна ли она или целая стая прячется во мраке? В руках простой автомат, на такое огромное расстояние он слабоват для чистого выстрела, а патронов осталось немного. Амир знал, что бить надо наверняка, второго шанса не будет: подранок кинется в атаку. Спрятаться или убежать не получится.

До светового пятна оставалось больше километра, когда тварь резко подняла голову и, Амир был уверен, принюхалась. Медлить дальше нельзя. Тварь двинулась навстречу: пара шагов – и она растворится во тьме.

Грохнул выстрел. Тварь подскочила, оглушительно взвыла и метнулась в сторону. Но Амир был готов. За первым выстрелом последовала длинная очередь, пробившая брюшину чудовища. С пронзительным визгом тварь опрокинулась на спину и затихла. Амир побежал. Он не собирался задерживаться в проклятом месте, кишащем невидимыми монстрами.

– Плохо-плохо-плохо! – скулил за спиной Коди.

От телохранителя, оставленного под провалом, остались окровавленные ошмётки: верхняя часть головы и позвоночник в луже крови. Коди зажал рот руками и отшатнулся.

– Быстрее, – странным голосом пробормотал он и не глядя кивнул на свисающую верёвку. Амир не стал возражать. Он нашарил запасной магазин в остатках одежды штурмовика, зарядил автомат. Коди подобрал пистолет.

Наверху рядом с выходом никого не оказалось. Молча перебегая между кучами осколков, Амир и Коди добрались до выхода. Снаружи лился розовый утренний свет. Начинался новый день. Значит, под землёй они провели больше суток.

Амир подобрался к замершему истуканом телохранителю и разрядил магазин практически в упор. Громила завалился спиной на плиту, соскользнул по песку бесформенной кучей. Из дыр в груди и брюшине толчками лилась кровь. Половина лица превратилась в месиво, раздробленная челюсть повисла на кусочках кожи и плоти. Он надсадно хрипел, выпучив глаза. Штурмовик оказался живучей той твари. Настоящий монстр! Амир выстрелил в его голову в упор. Здоровяк затих.

Коди, не задерживаясь, выбрался наверх и с облегчением выдохнул. Пока Амир разоружил труп, он завёл ставший бесхозным бактриан.

         

* * *

Полуденное солнце плавило песок, отчаянно жарило ползущую между дюн бронированную машину. Через поляризующие стёкла свет практически не проникал внутрь. Амир, сидя в водительском кресле, наслаждался управлением мощным, тяжёлым бактрианом. Как давно он мечтал о таком! Теперь Хаакиму нечем крыть. Незачем торопиться через половину Пустыни в Колокол.

В кузове орудовал Коди. В какой-то момент Амиру показалось, что тот разберёт по винтику бактриан. Коди с упоением комментировал находки: тайник, битком забитый пусть старым, но надёжным оружием; портативный компьютер и несколько непонятных штуковин, среди них – четыре чёрных блока, похожих на тот, с которого всё началось.

Амир перепроверил уровень топлива. С полным баком бактриан переползёт всю пустыню, но сейчас горючка заканчивалась. Хватит ли до ближайшего города?

– Надо вернуться к Бим-Бому, – откликнулся Коди, когда Амир сообщил, что бак пустеет.

Коди с размаху плюхнулся в соседнее с водительским кресло. В руках он вертел тонкий серебристый диск.

– Надеюсь, он сдох, – хрипло ответил Амир. – Хотя гад у смерти на дурном счету.

– Он крепкий… – задумчиво пробормотал Коди. Разочарованно вздохнув, он швырнул диск за спину и заговорил другим, необычно серьёзным голосом: –  Я нашёл портативный компьютер, – помахал он массивным, в два пальца толщиной планшетом. Затем закинул ноги на переднюю панель и пристроил находку на коленях. – И там интересная инфа. На первый взгляд исключительно счетоводные таблицы…

– Да ну?! Торгаш, что ли?

– Только на первый взгляд, – Коди пробежал пальцами по мутному экрану, запуская один за другим файлы. – Все данные зашифрованные. Военным кодом. Я узнал только общую структуру, но могу точно сказать – это не простые договоры и счета.

Коди убрал руки от планшета и посмотрел на Амира.

– Ещё я добрался до почты нашего приятеля. Уйма заказов…

– От кого? – спросил Амир и нахмурился. Не нравился ему старик. С самого первого взгляда.

– От одного и того же адресата, но кто он такой… – Коди развёл руками. – Последним агенту «Хозяин» заказали «объект» с именем из сорока восьми символов в локации, совпадающей по координатам с тем мёртвым городом. Он искал что-то очень и очень важное, раз пришлось сунуть голову в пасти зверью. Такие услуги оплачиваются не долларами.

Коди вновь посмотрел в глаза Амиру, и тот явно прочитал в них если не ужас, то страх. Коди боялся того, что сумел отыскать. Так бывало – что Коди совал нос не в ту информацию, но обычно дело удавалось разрулить до обострения. Здесь же наоборот: едва избежав пули, Коди зарылся по самую полуседую макушку в опасные данные.

– Не нравится мне это, – мрачно проговорил он и отложил компьютер на панель. – Тот город, о котором ты говорил. Наверняка это была другая команда.

– Почему? – Амир прищурился. – С чего ты взял?

– В замке, том, что открывал створки, стояла ловушка. «Фокус», как он сказал. Если открывать замок неправильно, то сдетонирует взрывчатка. Она заложена по всей длине стены. Всё равно что сбросить ядерную бомбу. Такой ба-бах никому не пережить.

– Так оно и вышло, – кивнул Амир. Так вот значит, как всё устроено – ловушки, кругом ловушки.

Коди не унимался. Развалившись в кресле, он задумчиво разглядывал обшивку и приборную панель. Говорил он тихо, и в голосе его сквозила тревога.

– Думаешь, стоит держать у себя краденый бактриан, набитый по самый аварийный люк оружием и всякими примочками?

– Я думаю, что такую машину захотят купить, но едва ли заплатят одну десятую настоящей цены, – Амир сосредоточился на управлении, не прерывая при этом разговора. – Если ты сможешь очистить машину…

– Смогу, – взбодрившись, уверенно кивнул Коди. – Но мне нужно время. И кое-какое оборудование. Здесь его не достать. Даже у Бим-Бома.

– Тогда заправимся у Бим-Бома и двинем на север.

Коди округлил глаза:

– В Колокол?

– Ага, – Амир улыбнулся и потрепал друга по плечу. – Там ты точно найдёшь всё, что нужно. А меня ждёт старый друг с большим заказом.

          


Уд – музыкальный инструмент, распространённый в странах Закавказья, Европы, Ближнего Востока и Магриба.

Багги – небольшой легкий автомобиль высокой проходимости для езды по несильно пересечённому бездорожью, пустыне

Корвет – облегчённый сторожевой багги, отличается от обычного усиленной рамой, наличием бронированных пластин, защищающих водителя и пассажира. Умельцы устанавливают на крышу автоматические пушки или огнемёты.

Дромадер («одногорбый верблюд») – грузовой багги на гусеничном ходу. Легче и быстрее «Бактриана», предназначен для длительных переходов.

Бактриан («двугорбый верблюд») – медленные, но вместительные песчаные танкеры на гусеничном ходу. Используются торговцами для пересечения пустыни.

Голос Колокола. (Прятки за горизонтом. Глава 3)

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
# Amidas 16.08.2017 15:50
Комментарий по игре "ты - мне, я - тебе"
Глава 2
Стремительно стали развиваться события. Только что лежали на диване и тут, хопа, приехали ребятки в белых хламидах. Понравилось то, что, казывается, не радиация породила монстров, это монстры вышли из-под контроля и вырывались из лабораторий. Одно мне только не вяжется здесь. Почему лаборатории находились в городах? Почему их было не унести туда, где нога человека ступает крайне редко? Там в горы, а Арктику с Антарктикой? Это же реально опасно! А тут - под метро! Да как такое может быть? Неужели люди были настолько самоуверены, что решили, будто и так сойдёт?
Далее, система самоуничтожения у них была, но вводилась, я так понимаю, в несколько этапов... Зачем такая сложная система, если оттуда могли вырваться настолько опасные существа. Мало того, почему не сделать было дублирующую систему, которая без команд не могла законсервировать объект и банально воздух оттуда выкачать, создать вакуум? Существа могут прожить без воды, еды, но без воздуха на этой планете не выживет никто. И, кстати, если в эту лабораторию никто не заходил столько времени, четыреста лет, вдумайся в эту цифру... Чем они там питались? Или они впадали в спячку? Просто, если они всё это время бодрствовали, то они бы там давно уже друг друга сожрали.
Между тем, описания всё так же хороши, действия были стремительными и сочными.
единственное, чего мне не хватило - описания самой лаборатории. Ты упомянула только то, что под ногами хлюпало, пахло гнилью и была тьма. Но они же как-то шли. Где они шли? Что они проходили. К тому же, если они там провели несколько часов.
Но вместе с тем хорошо получились персонажи, и интересно, что будет дальше.
Ссылку я уже оставляла, так что повторяться не буду.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Amidas 15.08.2017 16:27
Комментарий по игре " Ты - мне, я - тебе"
Глава 1
Мне понравилась переданная атмосфера, очень красочные были и описания пустыни и конторы и разрушенного метро. Очень неплохо получился и сам герой, этакий разочаровавшийся в жизни вояка, который, по юности решил пойти в армию, думая, что это - романтика. А потом оказалось, что это - нифига не романтика, это кровь, грязь и смерть.
Понравилась и расстановка того, что люди пережили не только Третью, но ещё и Четвёртую Мировую. Хотя, думаю, им и Третьей-то было достаточно. Там бы выжить, а не драться. Не думаю, что местечковые "бароны" имели настолько много ресурсов, чтобы наскрести на войну мирового масштаба. Скорее здесь бы подошли массовые стычки при делёжке территории и оставшихся ресурсов. Но никак не конфликт мирового масштаба.
Но вместе с тем, описания событий получились сочными, яркими.
Мир получился выпуклым, герой тоже оказался живым, со своими проблемами и тараканами.
Ну и интересно узнать, что же такого он нашёл за этими закрытыми дверями.
Хотелось бы получить твой комментарий на это произведение ficwriter.info/.../...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Juck0ffsky 01.08.2017 11:20
Игра "Ты - мне, я - тебе".
Хороший рассказ, отлично передана атмосфера постапа, чуждости того мира. Множество мелких деталей работают в плюс повествованию. Первая треть рассказа совершенно потрясающая. Ждешь чего-то... Сногсшибательного?
К сожалению, не обошлось без придирок. Часть с подземельем - самая слабая. Огромное пустое пространство без поддерживающих колонн? А как, в таком случае, не обрушивается потолок? Или извлеченный прибор, у которого "Передняя сторона оплавилась по краям – очевидно, поэтому блок не сумели вытащить.". Или "Ниже вяло помаргивали индикаторы: одни перегорели, другие были вырваны с корнем". - я понимаю, что не все перегорели или были вырваны, потому и горели. Но по тексту как раз создается впечатление, что горели вырванные и сгоревшие.
В пустыне, где бури регулярно перемешивали песок, торговцы, владельцы трактиров и постоялых дворов устанавливали мощные антенны и пускали по кругу записи: в основном, старые песни. Путники, блуждающие в барханах, наперечёт знали мотивы, звучащие на тех или иных частотах, на слух вычисляли направление и, словно на маяк, выходили к жилым районам. - вот тут я совсем не понимаю. Как они вычисляли направление на радиосигнал "на слух"? Тут или каждому вживили радиоприемник в голову, и теперь люди видят радиоволны так же, как свет, или вы имели ввиду... Что?
– Нет, нет. – Амир замялся, выпрямился и отступил от стойки. – Дай… в кредит. Хотя бы четырнадцать галлонов. Я верну! Клянусь!
– Все вы клянётесь, а я не богадельня! Нет-нет!
- но тут же - – А Коди вернулся? – между делом спросил Амир, разглядывая висевший над дверью громадный треснувший фонарь. Какие-то странные перепады настроения у героя. Вот только был выброс, но тут же все спокойно, и герой уже спокоен. Или он - психопат, и может только имитировать эмоции?
– Ты, мать твою, стучать научишься когда-нибудь?! – завопил из дальнего угла хозяин комнаты и сорвал с головы окуляры с толстыми заляпанными стёклами. - но - – Что принёс? – оживился Коди, поспешно поднял с пола очки и натянул на лоб.. И здесь же - – Убери свои кривые руки, сучий ты выкормыш! – взревел Коди, вскочил на ноги и вырвал блок у Амира. – Ты!.. Не смей. Ничего. Трогать! – Коди выплёвывал слова, пальцем впечатывая точки в грудь Амира. Парализованное его лицо шло волнами.. Это все - от мерзкого характера? От травмы? Слишком резкие перепады настроения. Но это - чистейшее ИМХО))
(Пропуская модную сейчас тему греческой любви) - Дальше повествование снова выравнивается, достоверное нападение, колоритные злодеи...
Коди замер, раскрыв рот. Амир, напротив, сжал челюсти. Знание, что мир уничтожили алчные людишки, которые не совладали с собственными амбициями и решили замести следы, ошеломило. - а вот эту формулировку, про "не совладали с амбициями", можно привязать практически к любой войне. Нельзя бесконечно подогревать, рано или поздно будет взрыв. Я удивлен, что его не ошеломил сам факт третьей мировой. Или у них там тоже пропаганда, коварный враг и прочее в том же духе? В то время требовались новые виды оружия - оружия. Не тракторов и звездных комбайнов, а оружия. Что его ошеломило? Что не стали рвать один другого по-старинке - бомбами и пулями, газом и ножами, а создали что-то новое? Или что этим новым оказались живые существа? Тогда почему? Жалко, что их посылали на смерть? А обычных солдат и гражданских не жалко? А, может быть, тут имелось ввиду, что "как они смели вмешиваться в биологию"? Но так и на примере обычного солдата мы видим такое вмешательство, вон, у вас сплошь измененные бойцы. Что его так ошеломило?
Извините за сумбур, эти вопросы чисто риторические)) Продолжим.
– Заражённые территории?.. – выдохнул поражённый Коди.
– Да. Земли навсегда стали непригодными для жизни людей.
- ядерные полигоны рано или поздно избавляются от загрязнения. Тот же полигон в Неваде уже почти не "светится". Даже в Чернобыльской зоне отчуждения не так опасно, хотя по уровню загрязнения она заметно переплюнула любой полигон, как старый, так и любой из недавних))
Ждал запаха разложения, трупного смрада. - откуда он должен был исходить? Или от кого? Четыреста лет - это не неделя.
Они шли уже несколько часов, - тут, как и в прошлый раз, неверное представление о времени. Там герой шел два часа, тут - еще несколько... Средняя скорость пешехода - 5 км/ч. Учитывая, что ни осторожны и не торопятся - ну, 3 км/ч. Они ушли как минимум на десяток километров. Зачем такие циклопические постройки? Мегаломания? Так они еще и пустые к тому же... Отдельный вопрос, как чувствовал себя после этого похода Коди, если мы знаем, что он почти не покидал своей комнаты? О! Тут ниже еще интереснее: – Не могу… – Коди рухнул на колени, согнулся и шумно глотал воздух. - но - – Их сожрали? – всхлипнул Коди и вытер тыльной стороной ладони губы и подбородок. Он не спешил подниматься, но дышал ровно.. Ох, не прост железячник! Ох, не прост!))
Амир пригнулся. Над его головой пролетела тварь, размером не меньше багги. Клацнули поймавшие пустоту когти - до этого я все еще считал, что та можно достать пальцами до потолка, как это сделал герой, спустившись в подземелье. А оно, оказывается, вон что... И когда только успели?
Амир нёсся, петляя как песчаный кролик - пропущена запятая.
Амир не стал объяснять, что в кромешной тьме видит не дальше, чем обычный человек, В кромешной тьме рычали и скулили, щёлкали и выли, Сколько бы они ни вглядывались во тьму, никаких ориентиров не видели. - но - Он сумел разглядеть блеснувшую вдалеке тушу, Амир пригнулся. Над его головой пролетела тварь, На ходу он ногой выбил у упавшего телохранителя автомат, Твари выпрыгивали из темноты, – Возвращаться по следам глупо. Какая-то у вас тьма американская получается. Знаете, когда в диком лесу светят прожектора, как будто так и надо. Вы говорите, что тьма кромешная, хорошо, принял. Тогда как он увидел чудовище? Биолюминисценция? Тогда твари не могли ВЫПРЫГИВАТЬ из темноты. А еще - как герой выбил автомат? Он его видел? В ТЬМЕ? Как по мне, так кромешная - это когда наощупь. Или у них фонари? Но об этом - ни слова.
Он считал, что твари слепы и ориентируются на звук - хороши же твари, что не слышат звука шагов и дыхания.
Преграда выступила из темноты внезапно. Характер тьмы изменился: она стала непроницаемой, сгустилась, словно нефть-сырец. А потом он прикоснулся к Белой стене - эммм... Ну ОК.
Выход обнаружился совсем быстро – не прошло и десяти минут. От него тянуло жаром. - почему? Почему так быстро? Они бежали назад? И почему тянуло жаром? Дверь ведь в подземельях?
Амир подобрался к замершему истуканом телохранителю и разрядил магазин практически в упор. - конечно, ведь инструкция приписывает при звуках выстрелов поворачиваться к источнику спиной и ни в коем случае не смотреть и не слушать. "Справочник бойца спецподразделений", издание второе, исправленное.
Громила завалился спиной на плиту - еще интереснее! Он, оказывается, стоял к герою лицом! По-другому я никак не могу объяснить, что он упал на спину. Потому что - направление удара пули.
В целом, впечатление осталось вполне положительное. История очень кинематографичная, может потянуть на голливудский блокбастер. Не из тех, что собирают сотни миллионов - для этого сюжет недостаточно глуп, но за оскар актеры, играющие главных героев, поборолись бы. Киноакадемики таких любят))) А еще я вижу этот рассказ где-нибудь в сборнике, большом и серьезном, но стоит лучше проработать подземелье))
А теперь можете растерзать мое ficwriter.info/.../...
Успехов!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 02.08.2017 04:18
Спасибо - ОГРОМНОЕ - за комментарий! Мне необходимо некоторое время на осмысление, на правку, но я очень благодарна! Сейчас дописываю продолжение к этой истории и мне не хватало морального пинка, стимула. По задумке это возможно выльется в небольшой роман.

Эстафету приняла!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+2 # Thinnad 19.02.2017 11:37
Уруруру, прочитал обновлённый вариант рассказа.
Знаешь, Лиса, не стал ловить блох, ведь знаю, что для тебя важнее работа со стилем и структурой, знаю, что ты желаешь писать мастерски)))
Потому вот над чем нужно бы подумать:
От какого лица-то у тебя повествование, м? Погляди - предположительно, от третьего приближённого, то есть от Амира. Но разве Амир может описать собственную внешность? Про узкий подбородок, например и так далее. Понятно, что это - сложность такого вкусного третьего приближённого, но всё же.
Или вот когда идут слова о том, что такие разведчики, как Амир - в Пустыне очень нужны. Кто это думает? Опять же лицо ускользает. Ты уж держи лицо.

Ещё... Вот любишь ты рассказать, а не показать. Ясно, что некоторые моменты показывать скучно - но так может и не надо? Реально же или вплети как данность в настоящее, или покажи в сюжете. Историю мира, например, пояснения... Вот ты. кстати, хитришь, рассказывая обстоятельства персонажами. Ну это тот же фокус, только в профиль. Это всё равно слова.
Вот например начало - сплошной разговор и портреты - поглощает суть разговора, действия нет. Если б это был рассказ незнакомого мне человека, я б может и не решился читать дальше. Обращай внимание на соответствие жанров начала и всего повествования, кидай читателю крючок с наживкой.

Вот, собственно, и основные советы.
Глобальность замысла, конечно, впечатляет. Герои все не симпатичные, это да - но такое бывает, дело вкуса. Действий для экшена вполне достаточно - вот именно экшен, кстати, у тебя пишется отлично. Возможно, и не стоит перетачивать рассказ в нечто умно-психологическое , а наоборот, уйти в биологичность, кровькишки-порево-пытки?
Замысел не то что на книгу - на серию книг, ага. У тебя карты к этому миру нет?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 25.02.2017 14:05
Привет, Тин!
Спасибо за комментарий!
Я волновалась, когда читала его. Волнуюсь и до сих пор, потому что не осознаю, каков масштаб работы над ошибками мне предстоит. Или наоборот - представляю, и от того страшно.

Цитата:
От какого лица-то у тебя повествование, м?
Да. Повествование именно такое. И старалась-старалась выдержать всё. Но, получается, не всё удержала(
Подумаю, как исправить.

Цитата:
Вот например начало - сплошной разговор и портреты - поглощает суть разговора, действия нет.
Пока что мне в голову пришло только, что можно полностью удалить вступительную часть. Но до какого момента?.. Я не стала редактировать сразу. Потому что сомневаюсь. Вдруг я неправильно поняла, что ты мне написал.

Цитата:
У тебя карты к этому миру нет?
Пока что начирканная в блокноте схемка. Думаю, что вырисую карту Пустыни. Потому что будет дальше развитие сюжета.

Спасибо, Тин, за комментарий! Он побуждает думать, продолжать работать над текстом.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 17.02.2017 11:27
Привет, Элис! ))
Прочитала этот вариант и знаю, что ты продолжаешь работать над историей, так что выловила ма-аленьий тапочек ))
"Мальки жрали всё, исключая песок: камни, металл, стекло, пластик, других животных, незадачливых путешественников, машины целиком с водителем и пассажирами – всё, что находили в пустой Пустыне".
Ну, песок химически от стекла мало отличается, разве что примесями, а так-то - силициум-о-два. Если это не какое-нибудь особенное стекло, конечно, но мне кажется, тут излишних химических усложнений не надо. Важнее другое: это окисленная форма кремния, и жрать стекло бессмысленно - я не представляю химических реакций с ним, чтобы давали какой-нибудь выход энергии. Ну, это не просто энергетически стабильное соединение, но и с наименьшей энергией системы. То же относится к камням, из чего бы они ни были.

Ну и ещё пара мест, где глаз зацепился:
"Он, наконец, сумел рассмотреть нападавших" - не нужны запятые.
"И справа панель индикации покрывала сеть глубоких трещин. Словно, подумал Амир, кто-то кувалдой пытался разнести пульт управления, но времени хватило лишь на один – разрушительный – удар" - нужна ли разбивка на два предложения?
"Что ж, пора сваливать, решил Амир и поспешил вернуться к выходу. В провал между перекрытиями продолжал сыпаться песок. Взобравшись на разбитые плиты, Амир уцепился за острый край бетона и подтянулся. Второй этаж не отличался захватывающими размерами, потолок здесь провис, а стены ввалились внутрь. В образовавшемся бетонном мешке Амир не задержался и вскоре добрался до маяка" - может, я неправильно поняла, но он же вроде двинулся вглубь потому, что засыпало проход? А тут - легко вернулся к выходу.

Удачи ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 17.02.2017 11:36
Фиточка! Спасибо за тапочки. Словила, думаю.

Сложно всё с мальками...
Может объяснить так - что грызли они всё, что попадалось. Просто как пылесос заглатывает без разбору. А там уже что попадётся питательного.

Цитата:
"И справа панель индикации покрывала сеть глубоких трещин. Словно, подумал Амир, кто-то кувалдой пытался разнести пульт управления, но времени хватило лишь на один – разрушительный – удар" - нужна ли разбивка на два предложения?
Первое - описание, второе - мысли героя) Я подумала, что логично их разнести.

Цитата:
может, я неправильно поняла, но он же вроде двинулся вглубь потому, что засыпало проход? А тут - легко вернулся к выходу.
Нее, не засыпало. Он провалился через два этажа. И ему открылось новое, Амир не устоял, чтобы исследовать нечто новое, неизвестное, интересное. Такая черта характера. А выход - провал через два перекрытия - остался.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 17.02.2017 11:44
Ну, может, насчёт мыслей героя ты права )) А про "провалился, но проход остался" - может, когда он вернулся к выходу, это как-то отметить? Про "жрали всё подряд" - да: заглатывали всё подряд, и питательное, и нет, просто (для меня) так прозвучало, что стекло тоже питательное ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# NataliBergen 13.02.2017 13:26
Привет, Элис!

Повествование меня затянуло: очень богатый как событиями, так и обстоятельными описаниями текст. Сразу хочу сказать, описания не показались мне избыточными или тяжелыми - и длина предложений, и детализация были для меня комфортны.

Хочется отметить описания героев: тебе удается несколькими штрихами, без размусоливаний создать богатые, яркие портреты. Герои самобытные, каждый со своим набором тараканов и оригинальностей - Коди и Амир разные, отчего их отношения кажутся ярче, есть между разными людьми, которых что-то объединяет какой-то особый шарм, волнительное напряжение. Может, самую малость не хватило прошлого Коди. Причин его некоторой агрессивности, плаксивости, предыстории - я люблю представлять героев как динамические сущности.

Образ старика и амбалов-телохранител ей более шаблонные, но тут грех придираться, думаю - контекст, сам мир таков, что взращивает подобные характеры.

Я поверила в твой мир - со скрипом в душе, потому как "ну почему люди довели себя до такого, ну как так можно?" но и с удовольствием от рассредоточенных по всему тексту в умеренных дозах объяснений. Хорошо представила себе пустыню - очень здорово ты описываешь страх перед ней и в то же время это стремление к приключению, открытию. Даже в таких условиях хорошо бы оставаться таким чертам как стремление к раскрытию загадок, стремление разведывать, не подстрекаемое лишь выгодой.Мир, где механизмы и время приобретают иное значение - какое-то болезненно-надрывное , подстрекаемое прошлыми ужасами войны и амбициями разрозненных группировок и восхищает и расстраивает. Все-таки хочется верить, что все это станет лишь поводом для интересных историй как эта, а люди сделают все по уму, не допустят подобной катастрофы.

Хочется еще раз отметить твое умение так обстоятельно описывать разные механизмы, подбрасывать читателю то экшн, то любовную линию, то детали мира так, чтобы всего в меру.

Хотела написать "деньрожденный комменатрий", но опоздала((
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 13.02.2017 16:06
Натали, спасибо за комментарий!
Цитата:
Может, самую малость не хватило прошлого Коди.
Будет. Но этот рассказ об Амире)

Рада, что описания удались))) и что они хорошо показали героев, мир. Горжусь проделанной работой!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 12.02.2017 21:16
Комментарий инквизитора

Доброго времени суток, Элис )) Чуть припозднилась я с подарком, но лучше поздно…

Я не хотела спешить и старалась написать дельный комментарий. Загвоздка была в том, что между прочтением двух версий этого рассказа прошло совсем немного времени – надо было чуть уложить обе версии в голове.
Приятно, что ты доработала рассказ, подготовив его к написанию продолжения. Теперь концовка настойчиво требует раскрытия всех тайн. Некоторые пояснения появились, но большинство все же остались «за горизонтом». Это приятно для читателя, ибо появляется интерес к продолжению приключений героев.
Рассказ по-прежнему атмосферен, хотя начало все же остается неторопливо вальяжным (из-за разговора с Хаакимом). Тут у меня возник вопрос к фразе: «– В следующий раз я тебя не отпущу.». Слышится в ней какой-то сексуальный акцент. В конце, я так поняла по фразе «А меня ждёт старый друг с большим заказом.» мы опять возвращаемся к Хаакиму. Может бвть, дополнить информацию о том, почему он его не собирается отпускать. Тут не просто заказ чувствуется.

Концовка сильно изменилась – из нее ушла романтическая составляющая. С одной стороны, мне понравилось, что стало более логичным, появились наметки объяснения того, кто такой старик. С другой: я любитель романтики (и теперь мне чего-то не хватает – скорее всего, тут играет фактор того, что я совсем недавно первый вариант прочла).
Концовка более органична по отношению к рассказу, но я бы чуть атмосферы добавила, чтобы начало и конец были немного схожи. Добавить ощущение удовлетворения, счастья от полученной машины – она теперь новый дом, да еще и Коди рядом. Не знаю, понятно ли написала…

Чуть повылавливала моментов по ходу чтения. Может быть, будет полезно:

«От таких, как ты, охотников не осталось ничего, что могло бы отбрасывать тень.» – может, «не оставалось ничего», т.е. они пропадали. А сейчас читается будто Амир последний из охотников.

«Отбуксировав туши к убежищу, Амир собрал магниты обратно в рюкзак, прихватил фонарик и канат и отправился к ближайшей улице.» – не добавить ли про какую-то охранную систему, а то он как-то легко свое имущество оставляет (даже в убежище). Там же скаты иногда бегают, которые все пожирают.

«Амир осознал, что задержал дыхание, и заставил себя расслабиться. Нечто внутри замерло и ожидало…» – непонятно, внутри Амира или внутри помещения?

«В образовавшемся бетонном мешке Амир не задержался и вскоре добрался до маяка.» – чуть описания того как он устал добавить. А то он легко возвращается. Он же еще и упал.

«койки есть либо в комплекте с бабой, либо нет». – койки с бабой или никакой? Или есть и с бабой, и без? Двояко можно прочитать.

«Старик выглядел как мумия, покусанная временем и Пустыней.» – может, и Время с заглавной буквы?

«Глубоко запавшие чёрные глаза находились в постоянном движении, как и тонкие тёмные губы, которые конторщик постоянно облизывал.» – «постоянно» повтор. И как-то многовато движения на лице.

«– Пять! – повторил Бим-Бом, когда зашёл в лавку.» – акцент на пяти. Ты подчеркиваешь, но дальше мне не понятно почему. Может, подчеркнуть, что они вымирают, ибо кормовой базы не хватает?

«В сквозных ячейках лежали рычаги и палки.» «В ящиках побольше лежали запасные части для машин, листы брони и чешуйки со шкур песчаных скатов.» – повтор «лежали».

«Позади, в дверном проёме, стоял старик. Обычный старик: серые жидкие волосы, морщинистое круглое лицо, обвисшие тяжёлыми складками щёки и тонкие губы.» – получается, что все старики так выглядели. Почему ты старику не дашь имя. Это поможет и повторов «старик» избежать.

«Страх, который он видел в глазах жертв, никак не находил себе места.» – тут надо пояснить, что страх он видел в глазах жертв в прошлом.

« Кто ещё – как ты, недалёкий – способен оживить машину, которая «спала» почти четыре века? Для этого нужен талант!» – добавить «особый талан» или «нюх», «умение находить приключения», а то получается, что он умел оживлять и будить машины, а ведь это больше заслуга Коди.

«– Я кое-что подумал.» – или «кое-что вспомнил» или просто «Я подумал (или синоним какой-то)»

«Они шли уже несколько часов, когда грохот, раздавшийся сразу со всех сторон, заставил всех вздрогнуть и остановиться. Телохранители напряглись, готовые сразиться с невидимым врагом.» и
«Выход обнаружился совсем быстро – не прошло и десяти минут.» – все еще осталась проблема со временем. Зачем тебе эти несколько часов? Влияют ли он на сюжет? Почему на них не напали почти сразу? Почему потом они за десять минут вернулись?
Если часы нужны, то заполни их усталостью, переживаниями, страхом, болью, надеждой… что-то нужно )))

Мне понравился новый вариант, стало намного меньше провисаний (почти нет), атмосфера и легкость остались, хочется продолжения истории.
Спасибо за то, что активно работаешь над этой интересной историей ))) Буду ждать продолжения )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 13.02.2017 04:04
Спасибо, Леди!
Я очень волновалась, как вышла доработака, дополнение)

Цитата:
Тут у меня возник вопрос к фразе: «– В следующий раз я тебя не отпущу.». Слышится в ней какой-то сексуальный акцент. В конце, я так поняла по фразе «А меня ждёт старый друг с большим заказом.» мы опять возвращаемся к Хаакиму. Может бвть, дополнить информацию о том, почему он его не собирается отпускать. Тут не просто заказ чувствуется.
Вот это внезапно :sarkasm
Вроде там параллель с Бим-Бомом... Я аж... потерялась...

Цитата:
Концовка более органична по отношению к рассказу, но я бы чуть атмосферы добавила, чтобы начало и конец были немного схожи. Добавить ощущение удовлетворения, счастья от полученной машины – она теперь новый дом, да еще и Коди рядом. Не знаю, понятно ли написала…
Ага, понятно) Я подумаю, как дополнить концовку, возможно ноткой романтики.

Цитата:
может, «не оставалось ничего», т.е. они пропадали. А сейчас читается будто Амир последний из охотников.
Эм... так разговор тут про конкретный случай - взрыв города на юге. Тут не может быть продолжительного глагола. Потому как разово произошло.

Цитата:
не добавить ли про какую-то охранную систему
Так они стояли, Амир поставил их сразу же, как нашёл убежище, перед сном.

Цитата:
чуть описания того как он устал добавить
Я постараюсь эти все косяки с долгими переходами проработать... Тяжело доходит, как можно заполнить время, если толком ничего не происходит)

Цитата:
«койки есть либо в комплекте с бабой, либо нет». – койки с бабой или никакой? Или есть и с бабой, и без? Двояко можно прочитать.
Хм.. по содержанию - первый вариант. Но вот как его явно показать?.. подумаю.

Цитата:
И как-то многовато движения на лице.
Такой портрет) как раз хотелось, чтобы Бим-Бом находился в постоянном движении, в том числе и его лицо.

Цитата:
получается, что все старики так выглядели. Почему ты старику не дашь имя. Это поможет и повторов «старик» избежать.
Ну... не настолько категорично и абсолютно) не точно так, всё же, но в целом - этот старик не выделялся бы из толпы стариков.
А как ввести имя? Враг представился? Это мне кажется глупым) а подчинённые его слишком тупы для этого.

Цитата:
добавить «особый талан» или «нюх», «умение находить приключения», а то получается, что он умел оживлять и будить машины, а ведь это больше заслуга Коди.
Тут подразумевалось "талант" к "недолёкости" :roll:

Цитата:
– все еще осталась проблема со временем.
Печаль беда((( я ещё буду работать над такими провисаниями.

Цитата:
Зачем тебе эти несколько часов? Влияют ли он на сюжет? Почему на них не напали почти сразу?
Большое время - большие расстояния. Для того, чтобы показать большой размер помещений)

Цитата:
Почему потом они за десять минут вернулись?
Они до стены долго шли, а уже вдоль стены - десять минут до выхода.

Буду продолжать шлифовать историю. Хочу её вытянуть, чтобы вышло хорошо и гладко, и чтобы дальше части истории хорошо подходили как детальки пазла друг к другу)))

Спасибо за комментарий! Косяки, подвисания и слабые моменты я ещё подкорректирую, допишу и дополню, если это нужно будет
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fire Lady 13.02.2017 07:13
Наверное, нужен незамутненный взгляд. Вторую версию надо прочитать кому-то, кто не читал первую. Но опять же у каждого свое мнение и под всех не подстроишься. Пиши так, как тебе кажется правильным. А я просто выделила те месте, где зацепилась.

у... не настолько категорично и абсолютно) не точно так, всё же, но в целом - этот старик не выделялся бы из толпы стариков.
А как ввести имя? Враг представился? Это мне кажется глупым) а подчинённые его слишком тупы для этого.
" - я бы убрала определение "обычный", а оставила только описание. А представиться он мог, он ведь потом постоянно болтает с ними. После вопроса Амира "– Да кто вы, сукины дети?" можно вставить что-то типа "Мои мальчики называют меня Хозяином, а вы можете называть ..." Тут придумать что-то характеризующее этого старика (Господин такой-то, Мистер ..., Капитан ...). Он же как-то представляется тем, с кем ведет дела. Или какое-то обозначение придумать для распространенной для того мира фамилии - как Мистер Смит или Иванов Иван Иванович.

Буду ждать продолжения приключений твоих героев )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 13.02.2017 07:38
Нее))) как-то не подходит ему такое преставление) и болтает-то он - что лапшу на уши вешает. Не говорит правду.
Не подходит. Почему он не может остаться без имени? Это добавить ему таинственности. А представление - это же совсем штамп)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 08.02.2017 05:29
Доработала текст. Дописала и/или изменила некоторые спорные моменты.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Кэт 21.01.2017 22:56
Пустыня, постап, технокараваны, проводники, дикие, мутанты... Что-то, думаю, такое знакомое?
Правда, здесь апокалипсис другой был и география не представлена, а так - похоже на мир из серии книг "Технотьма".

Долго я в самом начале топталась-вязла. Поначалу на длинных предложениях мозг зависал, но вряд ли это вина автора, скорее уж я сама отвыкла от такого стиля.
Но я упорная, даже распечатала, с листа всегда легче, чем с экрана.
Нет. Всё равно никак не шло, и не могла понять, в чём дело.
Может, с самого начала предложения немножко разделить, чтобы не пугать особо ленивых читателей вроде меня? Хотя красиво же сейчас...
В общем, автору решать.

Потом поняла, в чём дело.
Четыре страницы подряд не происходит вообще ничего! Одни описания...
Сначала читателя знакомят с главным героем Амиром и караванщиком Хаакимом, потом идёт общий обзор представленного мира, дальше опять про Амира, уже о его прошлом, ещё одно длинное описание - на этот раз пустыни... Потом опять пустыня.
Всё это с кучей перечислений, украшено множеством прекрасных описаний, но при этом не происходит ничего.
Всё это нужно, но не в таком же количестве сконцентрированное на первых страницах!
Дальше опять описание, на этот раз машины Амира. Ну, вот защиту машины можно было упомянуть, например, там, где она станет актуальной? Зачем вот так - одним махом? Читать тяжело.

Замечания в основном по первой странице.

При всей полноте описаний кое-где не хватает уточнений.
Каюта в сочетании с караванщиком... Караванщик на корабле. Потом-то это объясняется, но уложить это сразу в голове невозможно.
Изначально каюта ассоциируется с кораблём.
"Бим-Бом заказал дюжину песчаных скатов. Или пять сотен мальков." - пропущено "их", т.е. "их мальков".
Иначе читается, что скаты - отдельно, мальки - отдельно. Про то, что у скатов есть мальки, рассказывается много дальше.

Кое-где с ними перебор:
Третий абзац. Журавль узенький, поэтому "широкие плечи" лишние. Хотя в целом образ представился хорошо.
" вода была чистой – не радиоактивной, не загрязнённой и не заражённой."
Двойной смысловой повтор. Чистая - не загрязнённая, не радиоактивная - не заражённая.

Соединить бы как-нибудь мясистый нос с хозяином в один абзац.
"– Значит, – караванщик запрокинул голову и выпустил густую струю дыма, – всего лишь охота?" - а перед этим идёт абзац с горбатым носом Амира.
Из-за носов я несколько запуталась, где чей и курят ли оба.
А вывод про охоту мне непонятен. Он поедет на охоту, потому что за горизонтом древний город. Логика?

А вот это предложение однозначно разделить бы:
"Из-за вытянутого скуластого лица, на котором длинный горбатый нос смотрелся массивно, а карие глаза казались чересчур вдавленными в череп, широких плеч, длинных рук и ног Амир сам себя сравнивал"
Описывается лицо, через запятую то, что на лице, и внезапно - плечи. Может быть, вот эти плечи бы вторым предложением пустить, описывается же дальше уже тело в общем?

Попадаются неудачные сравнения:
"вытягивал слова в длинные, гибкие линии, словно струны на уде" - струна прямая же, натянутая, какие там гибкие линии...

"...сутулился, чтобы не задеть низкий светильник" - "низко висящий светильник", наверное.
"– За этим горизонтом древний город" - почему "этим"? Горизонт один.
"В одном ряду с громадными танкерами в его караване шло два десятка тех и других, и любой Раис готов был купить, согласись Амир сопровождать его на север." - продать, наверное, а не купить.
"Разведчики, которые путешествовали по личным делам, являлись..." - почему не "были"?
Хааким говорит: "Ты рискуешь собственной тенью".
Дальше понятно, что упоминание тени - это какая-то местная фишка. Но почему он рискует тенью? А жизнью - нет? Здесь-то это непонятно.

А вот этот момент можно списать на вкусовщину - можно ведь писать и так, и этак.
Но я здесь попробовала показать, как можно сделать текст менее вязким, ничего не потеряв.
"– Да-а-а. – Новый аккорд и новое облако. – Тебе не багги нужен, Амир, а корвет. Или дромадер."
Если здесь сделать примерно так:
"– Да-а-а. – Новый аккорд и новое облако. – Тебе другая машина нужна, не твой убитый багги, а хороший корвет или дромадер",
то в следующем абзаце можно вообще убрать:
"Корветы и дромадеры – мощные машины для путешествия от одного берега песчаного моря до другого".
Да и весь абзац подсократить таким образом.

"Они знали ловушки, коварные плавающие барханы, тропы песчаных скатов, карстовые провалы, излюбленные места засады кочевников и диких; проводили безопасным или, по желанию нанимателя, коротким путём от одного поселения до другого".
Такое перечисление сходу запомнить можно, если каждый пункт привязать к каким-то действиям, событиям. Но может, это я с такой плохой памятью...
Если это перечислено, чтобы описать пустыню, то подробное описание пустыни, причём не одно, идёт много дальше. А здесь зачем?

"Его глаза – чёрные, густо испещрённые сеткой сосудов..."
Картинка не та. На чёрном не видны сосуды.
Он курит наркоту - зрачки расширены донельзя, поэтому глаза чёрные. Значит, белки не видны будут.
Либо не наркоту, тогда белки глаз видны, но сетка сосудов будет на белках, а не на зрачках.
Заколебалась... может, я придираюсь? Но нет, не та картинка.

"Я обещал Бим-Бому, и не в моих интересах кидать постоянных клиентов."
Сравните:
"– Я ценю, что ты сделал для меня, друг, но не в моих силах остаться. В следующий раз..."
"Кидать" мог бы сказать Хааким, а у Амира это слово выбивается из стиля. Было бы "обманывать", "предавать". Тем более, дальше говорится, что он романтик - не из его лексикона слово.

"обнажив зеленовато-буро-жёлт ые пеньки прокопчённых зубов"
Пеньки прокопчённых зубов - не тот порядок слов. Какие прокопчённые зубы, когда от них пеньки? "прокопчённые пеньки зубов", видимо.
И зеленовато-буро-жёлт ые - это отсылка к серо-буро-малиновым?))

Поскольку Амир куда-то всё-таки поехал, я было обрадовалась, что вот-вот начнутся какие-то события.
А вот и нет!
Дальше опять описание, опять подробное, с перечислениями - на этот раз мальков скатов.
Зачем мне знать именно в этом месте, что жизненный цикл мальков делился на два периода? Дальше Амир собирается охотится, и для охоты это неважно.
А если все эти подробности - зачин на будущие события, то к тому времени забудутся напрочь.

"Размером с багги, плоские, как черепахи, с панцирем на спине, с длинными, похожими на хлысты, хвостами твари, беснуясь в верхних слоях, жадно впитывали стремительно уходящее тепло. Мальки жрали всё, исключая песок: камни, металл, стекло, пластик, других животных, незадачливых путешественников, машины целиком с водителем и пассажирами – всё, что находили в пустой Пустыне."
Автор, попросите кого-нибудь прочитать вам это вслух.

Развитие событий началось только с пятой страницы, и дальше читалось увлекательно.
Много эмоционально насыщенных моментов, события цепляются цепочкой одно за другое, сменяют друг друга, переплетаются...
Понравилось.

Диалоги.
В самом начале два собеседника говорят по-разному.
А дальше и старик, и Коди, и даже романтик-Амир скатываются к одинаковому стилю речи: короткие реплики, заткнись, нахрен и т.п. Даже парочка между собой так общается.
А ведь у Коди и Амира разная биография, разный стиль жизни. Наверняка они должны иметь какие-то любимые словечки хотя бы.
Может быть, стоит представить, кто из них как говорит и прописать от каждого свою манеру речи?

Мотивация у парочки... какая мотивация? Ствол в бок - и к монстрам))
А на самом деле у каждого из них своя реакция на происходящее, отлично.

Остался непонятным момент, зачем военные оставили в лаборатории блок памяти, в который сгрузили информацию перед уничтожением лаборатории. Только для того, чтобы герои его потом нашли?
Зачем военным было возиться, скидывать в блок информацию, а потом вместе с лабораторией уничтожать? Почему сразу тупо не уничтожить носители информации?
Возможно, я что-то где-то не так прочитала по этому поводу, здесь сомневаюсь.
А вдруг нет, и здесь надо что-нибудь добавить?

Когда полезли в подземелье, и старик пускает Амира вперёд,, потому что думает, что тот в темноте видит.
То есть они знали заранее, что полезут под землю, и фонарей не захватили, выходит?
А если старик думал, что Амир сам себе тепловизор и прибор ночного зрения - как они фонарями пользовались? Они же мешают такому зрению - очень.

"Теперь Хаакиму нечем крыть. Незачем торопиться через половину Пустыни в Колокол."
"Незачем торопиться" - так он и раньше не торопился. Просто пообещал, что вернётся, когда сможет, "в следующий раз".
А если здесь это в том смысле, что можно не возвращаться к Хаакиму, то как же утверждение Амира в начале, что он обещания привык выполнять? За которое его Хааким даже ребёнком назвал?
Или там, или здесь вышло не в характере. Может, подправить?
Или я неверно поняла.

"– Нас чуть не пристрелили. Тебя голой задницей по полу возили."
Кстати. Вроде очень подробно описано, как они все от Бим-Бома вывалились. Амир там даже штаны натянуть не успел.
Выходит, так и бегал всё время голеньким?))

Текст вычитан, видимо, очень хорошо, но я могла многих опечаток и не заметить.
Несколько "блох".
"Через десять минут открытые участки кожи до боли покраснеют, через полчаса появятся пузыри – первые признаки ожога. Через пятьдесят – человека не спасти."
Полчаса - нестыковка. Десять минут - полчаса - пятьдесят (выходит уже не минут).

"Стоило зацепить маяк на входе, обвалившейся плите перекрытия, и идти на поиски. " - "прицепить"?
"Крик растёкся под невидимыми сводами, смешавшись с тьмой и пылью..." - "разнёсся"?
"Амир на одном дыханье преодолел расстояние, разделявшее его и внезапное препятствие..." - "дыхании".
"– Привёз? – Бим-Бом метнулся к груде тел мальков, опустился на карачки, пересчитал туши..." - на карачки - это же на четвереньки, чем он тогда считал. Может, на корточки?

"Здесь и литые диски, и крышки колодцев, ламповые мониторы..."
Отсюда и дальше - два абзаца перечислений через запятую, перебор.

"– Что принёс? – оживился Эйдан, поспешно поднял с пола очки и натянул на лоб." - Какой Эйдан? Коди же... И везде окуляры, а здесь вдруг очки.

"Амир цапнул с полки выпотрошенный блок, повертел в руках, дёрнул висевший на проводе индикатор, вырвав с корнем.
– Убери свои кривые руки, сучий ты выкормыш! – взревел Коди, вскочил на ноги и вырвал блок..."
- повтор "вырвал".

"– Если я отымею тебя, как полагается, как ты того заслуживаешь, Бим-Бом с меня шкуру лоскутами сдерёт.
– …и продаст, – фыркнул хозяин комнаты и кровати. – Или я сам… в качестве компенсации.
– Купишь какую-нибудь хрень, протрахаешься с ней, пока не сдохнешь.
– Ты будешь волноваться?"
- сдерёт и продаст - шкуру, волноваться - о шкуре? О чём вопрос про волнение? Какая-то фраза выпала.

"Коди похлопал разведчика по спине. Тот ответил невнятным мычанием и потёрся щекой к его груди." - "потёрся щекой к..."опечатка.

"– Заткнись! – Коди прыгнул к кровати, выудил из груды одежды брюки и спешно их натянул. Всё это он проделал не отрывая взгляда от монитора" - запятая перед "не отрывая" выпала.

"Бим-Бом повернул голову и сдавленно заскулил, когда с грохотом и криком с лестницы слетел Коди." - ну вот полное было впечатление чуть выше, где "Нет-нет-нет", что Коди пристрелили-таки. Поэтому здесь вышло неожиданностью, что он жив.

Место, где они уже всей компанией возвращаются туда, где Амир коробочку нашёл.
Картинка вышла неожиданной, потому что там, оказывается, и дома, и двор.
Про это же место, когда туда один Амир ходил, было только "и отправился к ближайшей улице", и сразу - под землёй уже.
А здесь сразу всё чётко представилось, я даже засомневалась, то ли это место.
Может быть, вот это подробное описание того, что там на поверхности, перенести (или добавить) в первое посещение этого места?

"– Удача или нет – не важно!" - здесь утверждение неважности, я бы "неважно" слитно написала.

"Стена загудела, панель сверкнула оранжевым. Затем цвет сменился на зелёный. Световой импульс скользнул влево и право." - опечатка "вправо".

"Возвращались они в кромешной темноте. Даже если бы нашёлся фонарь или даже спичка..." - повтор "даже".

"В кузове орудовал Коди. В какой-то момент, Амиру показалось..." - не нужна запятая.

Задумка понравилась, реализация, по-моему, не очень удачная.
Первые пять страниц идут тяжеловесные описания без действий, далее они исчезают, зато появляются перечисления через запятую.
(Кстати, добавлю автору совет: не ставьте в ряд более пяти перечислений, среднестатистический мозг способен запомнить максимум семь, если каждый не привязан к определённому действию).

Структурно это самый настоящий рассказ: есть зачин, развитие событий, кульминация и развязка.
Однако все детали, введённые в начале, должны быть - для чего-то.
Для чего, например, Хааким? Чтобы он сообщил, что главный герой идёт на охоту.
И ещё в развязке упоминается, что Амир ему теперь ничего не должен.
Тем не менее, этот Хааким расписан так подробно, что вызывает ожидания - он будет играть немалую роль в истории.
А его там нет.
Вот этот вопрос- для чего? - стоит задать к каждой детали того, что описывается во вступлении. И сократить лишнее.
Развитие событий поначалу отсутствует вовсе.
Или это всё ещё вступление? Но такое длинное подошло бы для романа вроде "Дюны", а для рассказа, на мой взгляд - перебор.
Впрочем, почему бы и не пять страниц? Но не одних же описаний...
Сами герои к развязке никак не изменились внутренне, поменялись только внешние обстоятельства: у Амира появилась мощная машина, он теперь будет иначе деньги зарабатывать. В чём тогда задумка была?
При этом я с удовольствием "побегала" с персонажами по подземельям и постреляла по монстрам - значит, герои вышли живыми.
На мой взгляд, текст требует редактуры.
Ноль.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 29.01.2017 11:08
Здравствуй, Кэт.

Скажу честно, меня твой комментарий расстроил. Сильно. Выбил из колеи. Но да это не важно, что происходило со мной тогда.
Ещё твой комментарий меня очень сильно удивил. Я уже не знаю, имею ли право списать его содержание на то, что ты торопилась успеть его написать до закрытия комментариев, оттого и читала быстро. Поверхностно. Потому что текст в этой работе у меня таков, что каждая деталь подвязана на истории. Даже те 4 страницы, которые ты так тяжело прочитала, скучая... Я могу пояснить некоторые моменты. Но однако же настаиваю, чтобы ты прочитала рассказ не спеша и обдумывая. Потому что много деталей от тебя попросту ускользнуло, хотя они и прописаны в тексте и ещё больше нужно было немного обдумать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Кэт 30.01.2017 21:45
Прочитала твой ответ.
До чего ж не люблю, когда на меня эмоциями давят...
Именно поэтому отвечу позже, ок? Мне надо обдумать то, что ты написала сейчас.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Кэт 19.02.2017 11:56
Во-о-от, Тиннад выше сформулировал гораздо чётче то, что я тебе пыталась сказать, вот это вот:
"Вот например начало - сплошной разговор и портреты - поглощает суть разговора, действия нет. Если б это был рассказ незнакомого мне человека, я б может и не решился читать дальше. Обращай внимание на соответствие жанров начала и всего повествования, кидай читателю крючок с наживкой."
Я слишком подробно это сделала, перестаралась, не сумела толком пояснить и тебя запутала?..

"ты торопилась успеть его написать до закрытия комментариев, оттого и читала быстро. Поверхностно."
Этот твой вывод ошибочен. Я никогда не тороплюсь, не успела бы - не стала бы комментарий писать.
Кстати, я вначале написала же, что несколько дней этот текст вертела, даже распечатала. Распечатки, как большинство народу, я читаю именно "не спеша и обдумывая"(С) гораздо больше, чем с экрана (хотя и с экрана тоже не тороплюсь и думаю, да). Если это называется, что текст не увлёк и что я читала поверхностно - тогда не знаю, как ещё читать.

Если от меня что-то ускользнуло - давай конкретику, разберём подробно. Я не идеальный читатель, могла где-то что-то упустить, да.

Жаль, что у меня нет возможности сесть рядышком с тобой в реале и обсудить всё до мелочей, так было бы проще. А когда пытаешься вот так, большим массивом, сказать, где мне текст "не лёг" - невольно что-то упускается.
Новую версию пока не читала, кстати, именно потому, что это требует времени и погружения, а я пока что в другое погружена. Если хочешь, могу свистнуть, когда прочитаю. Но... имеет ли смысл?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fuego 18.01.2017 20:22
Доброго времени суток, автор.
Интересная история получилась, затянуло с первых строк)
Вам здорово удались описания пустыни: пока читала, прямо чувствовала жалящее солнце и песок на зубах.
Но показалось, что твари слишком легко разделались со стариком и компанией. Если старик столько знал о лабораториях и монстрах, в них выращенных, то, мне кажется, должен был лучше подготовиться. И вообще, старик испугался тварей не меньше Амира и Коди - будто не знал, что может ожидать его в лаборатории.

Амин скатился по крутому склону и завёл багги - Амир

История замечательная, тема спасения есть, сюжет завлекающий, герои интересные. И иллюстрация подходящая)

Конечно же, плюс.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:25
Спасибо за комментарий!
Приятно, что хоть кто-то выделил иллюстрацию) Я очень долго её подбирала))
Рада, что описания получились))
Старик был уверен в своих познаниях, был уверен ,что никого не осталось за створками. Потому и удивился)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fire Lady 15.01.2017 20:31
Доброго времени суток

Мне понравилось )) Понравился ваш мир, понравились главные персонажи, очень понравился язык. Вы умеете очень образно описывать действия и окружающий мир. Очень атмосферным получилось начало: насыщенно и ярко.

Понравилось, что в рассказе вы старались продумывать сюжет, не пренебрегая мелочами: например, объяснили откуда появились песчаные скаты.
Но немного не доработали текст до идеала:
– в рассказе несколько раз упоминалось, что прошло много времени (часы, а в конце и почти сутки), но это не чувствуется. Наоборот, написано очень динамично – будто все происходит быстро.
– сцена с осуждением однополой любви меня удивила. Тут надо бы расписать. При разговоре любовники совершенно не упоминают, что их связь необычна для общества. Логичнее было бы обосновать, что женщин мало, они стараются себя подороже продать и секс между мужчинами обычное явление. Описание отношений между Амиром и Коди до прихода старика и его отряда показалось гармоничным, а вот в конце немного переборщили с нежностями (хотя и это можно списать на влияние опьянения от спасения). Мне все же кажется, что дружбой эти отношения не стоит менять. Иначе дружба должна быть более глубокой (вместе служила, учились, росли). Надо чуть детальнее продумать их отношения.
– история со стариком и его повышенной информированностью осталась недоработанной. То он знает всё, что произошло триста лет назад, то кидается в пасть к монстрам. Надо к этому моменту вашей истории вернуться.

Есть и мелкие неточности:
«Ещё два часа – и можно будет разбить лагерь в тёмном уголке и немного поспать.
Светало. На востоке прорезался розоватый первый луч – робкий и даже красивый.
» – слишком резкий переход между разными временными отрезками.

«В прошлый поход он нашёл вскрывшийся спуск в подземелье: бывшее метро, стоянка или подвал завода – кто знает?» – он знает, что были такие места, но не знает чем они отличаются? Странно. Думаю, за триста лет и названия были бы потеряны. Мне показалось лишним уточнение про метро, стоянку или подвал.

«Тот ответил невнятным мычанием и потёрся щекой к его груди.» – «о его грудь».

Но образность, язык и интересный сюжет меня впечатлили. Прочла с удовольствием. Округля оценку – «плюс».
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 29.01.2017 15:16
Леди, спасибо за комментарий!
Я подумаю и доработаю рассказ.

Цитата:
– в рассказе несколько раз упоминалось, что прошло много времени (часы, а в конце и почти сутки), но это не чувствуется. Наоборот, написано очень динамично – будто все происходит быстро.
Я подумаю, как это получше показать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fire Lady 29.01.2017 16:46
Очень хочу прочитать )) Удачи, лисичка ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:24
Не всё я написала, что хотела. Сейчас больше созрела.

Цитата:
история со стариком и его повышенной информированностью осталась недоработанной.
Тут не информированность скорее, а фантазии. Старик говорит, что любит рассказывать)) и что-то он и сочинил в своей истории, смешав фантазию и реальность. А что и где - тут сложнее, чтобы интереснее было поразгадывать)) наверное

Цитата:
«Ещё два часа – и можно будет разбить лагерь в тёмном уголке и немного поспать.
Светало. На востоке прорезался розоватый первый луч – робкий и даже красивый.» – слишком резкий переход между разными временными отрезками.
Тёмный - защищённый от солнца. И спит Амир днём. Прячась в укрытии - тёмном)) тут нет перехода во времени, а тем более скачка)

Цитата:
«В прошлый поход он нашёл вскрывшийся спуск в подземелье: бывшее метро, стоянка или подвал завода – кто знает?» – он знает, что были такие места, но не знает чем они отличаются? Странно. Думаю, за триста лет и названия были бы потеряны. Мне показалось лишним уточнение про метро, стоянку или подвал.
Ну нет, история не такая хрупкая штука, чтобы таять в веках. Ведь и до нас доходят пятнышки из прошлого, мы знаем детали, которые были и 10 и более веков назад. А тут совсем недалёкое будущее. А за 5 веков не так много информации потеряется. И уж тем более такие...

Вот)) Ещё раз спасибо за комментарий!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Astalavista 11.01.2017 16:13
Здравствуйте, автор.

Еще пара замечаний:
изъеденные временем. После пятого часа - не чувствуется, что прошло пять часов. Ходил, ходил -вдруг пять часов. Тут бы как-нибудь добавить ощущения времени, дать понять читателю, что все долго.
Сцена в конце, на мой взгляд, несколько выбивается. Создалось ощущение, что героев подменили. ИМХО, конечно, но как-то эти обжимашки совсем им не подходят.

В остальном история интересная, сочная. Порадовали описания: яркие, характеризующие. Вы хорошо жонглируете словами, создаете картину происходящего. Живыми получились герои. Что Амир, что Коди, что караванщик - каждый из них индивидуален, обладает незаурядной внешностью. (Порой авторы уравнивают героев, чего, к счастью, здесь не произошло)
Не подкачал и мир: вы дозировано подаете информацию о том, что же произошло, как теперь устроено общество, состоящее из людей, готовых к выживанию, чем кто занимается. Мрачная, но завораживающая тем, что я от нее нахожусь далеко, картина.

Плюс
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:17
Спасибо, сестрёнка, за комментарий!

Цитата:
изъеденные временем. После пятого часа - не чувствуется, что прошло пять часов. Ходил, ходил -вдруг пять часов. Тут бы как-нибудь добавить ощущения времени, дать понять читателю, что все долго.
Честно говоря. не знаю, что делать с этой проблемой. Дело в том, что такие большие временные отрезки нужны для передачи большого расстояния, которое преодолевает герой, исследуя подземное пространство. Меньше нельзя делать, а вот чем заполнять, чтобы не нагнать скуку, я не знаю(( Если есть примеры или предложения, с удовольствием выслушаю.

Цитата:
Сцена в конце, на мой взгляд, несколько выбивается. Создалось ощущение, что героев подменили. ИМХО, конечно, но как-то эти обжимашки совсем им не подходят.
Я подумаю, как переделать финал)) скорее его писала от безысходности и отчасти от желания постебаться))) *чур не кидаться в меня камнями*
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Млика 10.01.2017 23:39
Здравствуйте, автор!

Довольно сложный получился рассказ для оценки. Лично для меня: я отношусь к лагерю традиционщиков и слэшем не увлекаюсь :D

Поэтому сначала я выговорюсь по тому, что мне не понравилось, а потом уже по делу)

Я придерживаюсь мнения, что каждая деталь в произведении должна на что-то работать.
Секс между вашими героями... Ни влияет ни на что. Если его выкинуть, они останутся в таких же дружеских отношениях. Разве что финал получился бы не с ванильными нежностями, а крепкой мужской дружбой. Что, на мой взгляд, куда "вкуснее" - трахаться со всякими можно (у вас не идёт речи о любви), а вот настоящая дружба - сокровище куда ценнее.
С другой стороны, это могло бы неплохо сработать на картину мира, если бы старик не назвал Амира извращенцем - можно было бы считать, что мораль давно преобразована во что-то более размытое и гибкое, под веянием времени и обстоятельств.

На этом у меня всё.


Мир постапокалипсиса хоть и стандартен, но подан хорошо, не набивает оскомину. Этот тягучий, жарко-восточный стиль повествования - крайне хорош и напоминает "Путь меча" Олди.
Сюжет раскрывается без провисания, чередуются история мира и экшн. Мне кажется, в финале наблюдается чуть больше сумбура и даже бога-из-машины, чем хотелось бы - но, возможно, это субъективное.

Поэтому - хоть и с небольшой натяжечкой, но плюс.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:13
Спасибо за комментарий!

Цитата:
Секс между вашими героями... Ни влияет ни на что. Если его выкинуть, они останутся в таких же дружеских отношениях.
В данном случае - в начале - секс не подразумевает какие-то большие чувства между героями. И является он показателем кусочков характеров - Амировой жадности до денег и любителя дармовщины (Коди предложил ему сам, в то время как за секс принято платить), и любви Коди к исследованию - ему было интересно проверить))

Я немного подкорректировала этот момент. Но в тексте он останется)))
Насчёт финала - не дошла пока до него мысль, но на тот момент пришлось как-то заканчивать, иначе не было бы вообще финала)

Цитата:
напоминает "Путь меча" Олди.
Вдохновлялась я "Зандером" Панова))

Цитата:
в финале наблюдается чуть больше сумбура и даже бога-из-машины
Мне кажется, я не совсем поняла что значит эта фраза
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amaretto 08.01.2017 20:11
Здравствуйте, автор!

Очень насыщенная передача мира, обстановки в нем и особенностей жизни. Я даже скажу, что богатые описания, тягучие, как мед, подходят к жаркой и песчаной атмосфере этого мира. Читаешь неторопливо и следишь за сюжетом, ведь много подробностей, много информации нужно охватить. Порадовало наличие детальной предыстории.

Персонажи интересные получились. У каждого есть основная запоминающаяся черта, их образы легко складываются в голове пазлами. Только вот старик не так объемно раскрыт, как остальные герои. Я вот, если подумать, каким он был, назову только интерес к прошлому. А это надо еще чем-то подкрепить из темперамента.
Возможно, так бы и мотивы старика прояснились.

Кстати, о мотивах. Что-то мне в версию Амира в конце не очень верится. И тут у автора два пути, смотря какой была изначальная цель. Если автор объясняет ситуацию словами Амира читателю, то для подтверждения нужно сделать более яркими намеки в поведении старика. Если же целью было оставить все это за завесой тайны - то сильнее подчеркнуть, что то была лишь сомнительная версия Амира, то есть не ставить ею точку в этой теме.

Сюжет. Поначалу события раскачиваются плавно, читатели знакомятся с миром, затем прибавляется все больше действий и напряжения. Финал вытянут, за исключением вопроса с целями старика.
Все же что он надеялся делать там, где опасных мутантов сотни?

Замечания по тексту:
В крошечной каюте, заменяющий торговцу и кабинет, и спальню, - заменяющей.
Это штукенция… она классная! - эта.
Старик не был столь эмоционален, но и он оценил бескрайнее пустое пространство - "старик" и "он" - один и тот же человек упоминается. Можно перефразировать так: "...но тоже оценил...".
Когда группа достаточно отдалилась от пролома, и старик приказал остановиться, чтобы перевести дух, - тут обе частички предложения, про группу и про старика, касаются "когда", потому между ними запятая не нужна.
Это блок памяти, в который сгрузили информацию военные, перед запуском самоуничтожения - вторая запятая лишняя.
и в очередной раз бессмысленно вглядеться в непроглядную мглу - повтор "вглядеться, непроглядную".
странным голосом пробормотал он, не глядя кивая на свисающую верёвку - "не глядя кивая" звучит нехорошо. Как вариант: "...он пробормотал и не глядя кивнул на...".

– Что, нахрен, это было?! – взревел старик - тут меня немного удивил его шок. Сам сказал отворить. Знал, что там монстры. Я понимаю, что это был риторический вопрос: старик прекрасно осознавал, что там двигалось. Но все равно как-то странно слышать от него такую фразу (после его убедительных историй).

Продуманный и любопытный мир, грамотный текст (за исключением всего нескольких мелких блох), увлекательный сюжет, тема конкурса раскрыта. Плюс.

Удачи и вдохновения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:08
Спасибо за комментарий, Мари!

Да, с мотивами старика придётся разобраться. Может или интригу затяну, или.... не знаю.
Цитата:
Все же что он надеялся делать там, где опасных мутантов сотни?
К слову, о их наличии по ту сторону однозначно никто не знал)
Цитата:
– Что, нахрен, это было?! – взревел старик - тут меня немного удивил его шок. Сам сказал отворить. Знал, что там монстры.
Этот вопрос скорее относился напрямую Амир, что он видел.
Цитата:
Но все равно как-то странно слышать от него такую фразу (после его убедительных историй).
По задумке - эти истории только от части правдивы) И как бы большую часть старик намеренно сочинил. Ведь он говорит, что любит рассказывать истории) Обычно такие люби склонны к сочинительству)

Я подумаю, как усилить достоверность, поработаю над логикой...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Нерея 08.01.2017 15:26
Сознание ускользнёт, испаряется - испариться?

по ту сторону оружейного, ствола - лишняя запятая;

Показался лишним диалог про: почему ты предложил мне переспать и вообще вся эта часть про женщин. Да не нужна она, автор. )) В мире, который слетел с катушек, вопросы в духе "а почему так, а не иначе" никого не интересуют, все живут, как хотят и моральными аспектами не тревожатся. В ту же копилочку, я не очень поняла, почему старик назвал парня извращенцем. Тут бы воскликнуть - двадцать пятый век на дворе! А рассуждает, как в восемнадцатом...
Немножко сгладить описания. Совсем капельку. Они очень хороши, но тут возникает перегруз - глаза разбегаются. И там красиво, и тут. и вот здесь интересно, а нужно всё таки держать мысль на сюжете, а не на описаниях.

Касаемо рассказа в целом - мне понравилось. Интересный мир, свои законы. Преподнесено всё очень органично. И частями. История рассказана не с самого сотворения мира и рождения главного героя, погружаешься в водоворот событий сразу, и тут, на мой взгляд, всегда важно привлечь читателя, а не оттолкнуть непонятными событиями... вам удалось всё сбалансировать: про героя, про мир, немножко действий, интрига... всё на своём месте.
История спасения порадовала... думаю, в какой-то момент от Амира даже ожидалось, что после выкриков Коди "это он, это всё он!" (соответственно, не такие уж, хм, крепкие отношения между ними, если это вообще можно назвать отношениями, в тексте верно упоминалось - партнёрство, но даже там люди всё же доверяют друг другу), парня можно было бы и не тащить за собой... Но тут получилось интересно: они терпимы к недостаткам и личности друг друга, даже если она выражена в тотальном эгоизме (сначала я, а потом, может, ты, если не накладно будет). Наверное, именно так и может быть в постапокалиптическом мире.

Чего немного не хватило: мотивов старика. На кой он приказал отпереть створки? Вроде он не был похож на самоубийцу, но при этом, ожидая встретить монстров, с которыми сложно справиться, он всё равно заставил Коди открыть створки и зашёл внутрь. Зачем? Либо старик спятил в конец (маловероятно), либо что-то внутри было ценнее его жизни (и ради чего можно было ею рискнуть). Всё-таки чудится в этих лабораториях какая-то тайна, которая может всё перевернуть... Даже то, что монстров создали, а потом от них избавлялись - не ввергает в шок, это понятно. А вот что ещё таится во тьме... это интересно.

Тем не менее, я не вижу причин ставить что-то, кроме плюса - хороший язык, интересный сюжет, тема конкурса присутствует.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 06:01
Нерея! Спасибо за комментарий!
Я подумаю над спорными моментами, перепишу, или дополню. Чтобы выровнять историю. А описания.... не знаю ,чего с ними делать))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 06.01.2017 13:35
Добрый день, Автор!
Читала с удовольствием: богатые описания, насыщенные множеством деталей - и при этом почти не возникает ощущения перегруза, это надо уметь. Возможно, тут всё же есть что сокращать по части описаний, так как их много, и всё же каждое из них по отдельности хорошо.

Если о персонажах - типажи показались знакомыми: бывший вояка повышенной брутальности, покалеченный прежней жизнью и утративший наивность, увлечённый компьютерщик, жадный торгаш... Но сделаны хорошо, так что эта "знакомость" не бросается в глаза.

И вот сюжет шёл к развязке... и знаете, Автор, я почувствовала некоторое разочарование: почему, собственно, Амир решил, что встреченный им старик - обыкновенный падальщик? Просто в силу своего опыта, в котором не было иного? Ну а мотивы этих людей остались неизвестными. Зачем они полезли за створки? А, может, главная их цель всё же - именно запуск программы самоуничтожения? А зачем? Ну, я не жду, что мне объяснят, кто хороший, то плохой, не так просто, конечно. И всё же - при всём богатстве языка, описаний, при всей динамичности ействия у меня ощущение, что концовка не дотянута.

Некоторые замечания по тексту.

"Из-за вытянутого скуластого лица, на котором длинный горбатый нос смотрелся массивно, а карие глаза казались чересчур вдавленными в череп, широких плеч, длинных рук и ног Амир сам себя сравнивал с увиденным в детстве в старом журнале журавлём – большой птицей тех времён, когда на планете вода была чистой – не радиоактивной, не загрязнённой и не заражённой" - здесь "из-за лица, плеч, рук и ног", но лицо отделено таким длинным описанием, что плечи и т.д. заставляют соображать - а о чём было до этого?

"чёрные, густо испещрённые сеткой сосудов," - ну, на чёрном сосуды плохо видны; белки глаз испещрены?

"Сознание ускользнёт, испаряется, и человек отключится в течение трёх-пяти минут" - испарится.
"в пустой Пустыне". - как-то не очень ))
"и хозяин зорко следил за его перемещением" - перемещениями
"сине-грязного цвета" - грязно-синего
"и потёрся щекой к его груди" - о его грудь.

Всё же тема конкурса соблюдена, текст добротный, грамотный, так что поставлю плюс с маленьким минусом, в надежде, что Вы доработаете рассказ ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 01.02.2017 05:57
Спасибо, Фито, за комментарий!
Цитата:
бывший вояка повышенной брутальности
Мне как раз хотелось сделать обратный образ :sad:
Цитата:
"в пустой Пустыне". - как-то не очень ))
Это акцент)
Цитата:
"сине-грязного цвета" - грязно-синего
Основной цвет - грязный, с примесью синего)

Я сейчас в процессе переписывания, постараюсь слабые моменты подтянуть.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp

Новое на форуме

  • Нет сообщений для показа