Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: Ялира юзеры даже срочных сообщений значками не читают, ну их)
Ялира: Мне не нужна лента, я слишком редко тут бываю. И почтой не пользуюсь. Куда разумнее было бы сделать оповещения значком на сайте.
Thinnad: Лента последней сотни комментариев здесь
Thinnad: Ялира, к вашим текстам и к тем, к которым вы подписаны - оповещения и ссылки придут на почту
Ялира: А есть какая-то возможность смотреть, появились ли новые коммы, не заглядывая под каждый текст?
Thinnad: GennadyDobr, ага, есть такой момент. Более того, поражает упор на картинку, а не сюжет.
GennadyDobr: Удивляет обилие сказок в конкурсе фантастики.
Чувствую себя, как на молочной диете
с кисельными берегами.
:scepsis
Almond: Чего-то начитался рассказов по самое не балуйся. Ух.
Thinnad: Almond :nyam
Almond: Thinnad слови личку)
Thinnad: Ыть!
Thinnad: :dance1
Thinnad: зачитался)))))
Almond: Thinnad привет, я тебе в ВК пишу)
Thinnad: Almond :glomp ААААААААААА!!!
Almond: Кэт слишком много фоток и видео, замучился)))
Кэт: Альмонд, это там от меня звёздочка авансом - хочу путешествие во Вьетнам! Но уже упрыгиваю...
Кэт: Alizeskis :choco к завтраку))
Alizeskis: С добрым утром! :cup
Кэт: Thinnad :ice_cream_1
Thinnad: Кэт :yu приветушки)
Кэт: Всем доброутра! :cup :hurray
Воу, сколько новых рассказов!))
А "Угадайка" в этот раз будет открыта? Наверное, знакомые авторы тоже ведь участвуют? Вот, например, нечто в своём стиле я прочитала только что - значит, писала, наверное, я
:lol
Incognito: GennadyDobr, это в тебе говорит первобытный страх :yes
GennadyDobr: Вот не зря я всегда не любил котов.
:scepsis
Incognito: GennadyDobr правда я молодец? Дьявольски плодовитый автор и кот
GennadyDobr: Комментируя пятую подряд работу Incognito,
решил, что у меня начались галлюцинации...
:fasepalm
Incognito: Гена грозит топором, а прячет букет ромашек :P
Incognito: Неподдельная радость)) :bro
GennadyDobr: Ура!
Шорт-лист!
Столько рассказов для нежной критики!
:bayan
Это просто праздник какой-то ))
Alizeskis: Thinnad, привет, солнечный! :snug :love
Alizeskis: Thinnad, ой! Ранний Тин!
Thinnad: Доброго утра! :dansing
Almond: Доброго утра всем! :sun :sun :sun
Incognito: Ещё не все работы доступны для прочтения, но список ШОРТЛИСТ можно посмотреть вот здесь
Incognito: ну вот. *упал, сдох*
Кэт: Incognito Коты от любопытства только пушистее становятся! :P
А если серьёзно, то дальнейшее зависит от ответа несколько другого существа, и не здесь))
Упрыгала, переполнившись СЧАСТЬЕМ! Всем его желаю - и много-много, вот!))
:run_away
Incognito: Кэт, колись! Коты от любопытства дохнут, доа!
Кэт: Ой! В смысле, вот:
:chicken :hurray :colorbot
Патамушта кое-что загадала - и заста-а-ала! КАЙФ!!! :rolley
Кэт: ААААА! Я кота застала здесь, КОТА! Инкогнито, любименький! Вот и вот:
Natasha: :sun
Li Nata: Incognito не получается)) пойду я... домой :panda_bamboo :tomato
Li Nata: :fasepalm :fasepalm :fasepalm
Incognito: Li Nata мрррр) Котик работает маленькими лапочками :rolley
Li Nata: Incognito :pet
Thinnad: Alizeskis :rolley мммм, все затаили дыхание
Alizeskis: Thinnad, уже завтра! :nyam
Thinnad: Через три дня мы все увидим Шорт по конкурсу!
Thinnad: :my_treasure
Кэт: Зачиталась старыми постами на форуме, потянулась их "Спасибнуть", а там уже моё "спасибо" стоит... Ну почему можно нажать только раз? :_( :rolley
Кэт: :cup :chicken :cup :run_away
Хорошие здесь всё-таки смайлы)))) Выпила чаю - и свалила работать дальше...
Всем ночи творческой :rolley
Li Nata: :panda_bamboo :lapki :lapki
Earths Soul: Мде, Тин, с октября по февраль включительно его почти не видишь.
Thinnad: Earths Soul солнце пропадёт? o_O Что, уже всё, закончилось?!
Earths Soul: Спасибо, Natasha. У нас через пару дней надолго пропадёт
Natasha: :sun всем)
Thinnad: Тогда надо становиться Карабасом - чтоб и буратины были, и мальвины, и прибыль от них)
Li Nata: Но кто его знает, что у них, у Буратин, в голове) они ж *стучит по дереву - тум тум, деревянные)
Li Nata: GennadyDobr Своя собственная Буратина - это, конечно, хорошо) даже очень хорошо.
GennadyDobr: (мечтательно)
- Вытесать из бревна Буратину.
Thinnad: Тратить время на брёвна и менять куртку на луковицу?

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 880
Гостей: 870
Пользователей онлайн: 10

Пользователи онлайн
Никон
Берка
Берка
Luinnon
Юджин Гебер
Дора Штрамм
Кретова Евгения
Apollinaria
Умка
GennadyDobr

Последние 3 пользователя
Никон
Аскера
Junto

Сегодня родились
Люси Юлия Понедельник

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3386

 

Приключение Анриэли

  Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Алиция Рэйвен
Sacred
Анриэль, орки, Астрала
Фэнтези
Мэри-Сью
джен
PG
миди
закончен
Мир принадлежит создателям игры, сюжет фика, характеры и чувства персонажей - мне.
только Синий сайт!
Фанфик является сиквелом к "Семи золотым нитям", но я старалась, чтобы он мог читаться и отдельно. Из семи нитей здесь только Астрала, и то эпизодически. Ни с какими квестами игры сюжет фика не связан.
Свидетельство о публикации на ficwriter.info №: 227

 


 

– Удар сверху, удар снизу, блок, отступить! – тело послушно, на автомате выполняло все команды. Анриэль взмахнула тренировочным мечом, прикончив воображаемого противника, и вскинула руку с оружием. Ее жест повторили еще пять серафимов.

Наставница тоже вскинула руку, однако оружия в ней не было – она только командовала движения, до учебных поединков еще не дошло.

«Тоска, – подумала Анриэль, опуская меч. – Интересно, ей-то не скучно заниматься этой рутиной? Неужели великая героиня не нашла себе занятия получше, чем тренировка необученных серафимов?»

В Анкарии наступили спокойные времена. Волнения, лихорадившие страну в то время, когда по ней бродили семь великих героев Анкарии – семь золотых нитей, – давно уж канули в прошлое. Общие порталы, связывающие отдаленные районы Анкарии, работали исправно. И судя по слухам, доходившим до монастыря Айс-Крик, жизнь в Анкарии стала спокойной и легкой, как никогда. Аарнум III, правящий король, снизил налоги и ввел несколько льгот для бедных сословий, чем заслужил у простого народа прозвище Благословенный. Маги Мистдэйла делали все новые замечательные открытия, темные эльфы почти не высовывались из своих пещер в Жураг-Наре. Поля в этом году родили на диво обильные урожаи. Словом, не жизнь, а мед. Но Анриэль, юная необученная серафима из монастыря в долине Айс-Крик, характеризовала это другим словом – тоска.

Впрочем, тоска немного развеялась, когда неделю назад через общий портал в монастырь прибыла прославленная серафима Астрала, одна из семи золотых нитей – та самая Астрала, которая прошла из конца в конец всю Анкарию в компании тысячелетнего вампира и демонессы, а потом спустилась с друзьями в Преисподнюю. Оттуда, к ужасу всех монастырских серафимов, она вышла с потемневшими крыльями и к тому же обрученной с черным некромантом Илим’Шаддаром! Тогда она отказалась возвращаться в монастырь и поселилась в Шаддар-Нур вместе с самим некромантом. Ни она, ни Шаддар не выходили во внешний мир – до тех пор, пока глава монастыря Мэгвин Телари не прислала Астрале официальное приглашение в обитель в качестве наставницы юного поколения небесных воительниц. Темнокрылая согласилась, и неделю назад портал перенес ее из черной крепости Шаддар-Нур в ущелье Айс-Крик, откуда она и добралась до монастыря.

По мнению Анриэли, великая героиня и возлюбленная Шаддара в одном лице могла бы найти себе занятие поинтереснее. Ну как можно торчать в монастыре, когда вокруг целый мир, огромный, прекрасный, такой разный и притягательный! Анриэли еще далеко было до окончания обучения, но она уже томилась в стенах обители и мечтала поскорее получить посвящение и отправиться в увлекательные странствия по Анкарии, неся свет отчаявшимся душам и помогая им по мере своих сил и способностей.

– Теперь перейдем к учебным поединкам, – объявила Астрала, беря в руки загодя отложенные щит и меч – тренировочные, разумеется. – Посмотрим, что вы усвоили из моих уроков.

Она встала в боевую стойку и указала кончиком меча на одну из серафимов:

– Начнем с тебя.

Анриэль вся затрепетала. Одна за другой юные серафимы выходили из строя и скрещивали клинки со знаменитой воительницей. В два-три удара Астрала обезоруживала их и укладывала на жесткие плиты пола. Больше, чем полминуты, не продержался никто.

Когда наступил её черед, юная небесная воительница решительно шагнула вперед. Сжав в руках щит и меч, она постаралась отрешиться от всех мыслей и волнений, забыть о том, с кем она скрещивает клинки. Удар, блок, поворот, удар, блок… Разум не воспринимает технику, но тело знает её отлично, и само делает все нужные движения.

Меч вывернулся из руки Анриэли и, звеня, покатился в сторону. Она не успела и ахнуть, как её чувствительно приложили лопатками к холодным каменным плитам.

– Полторы минуты! Очень неплохо! – послышался сверху одобрительный голос Астралы. Анриэль открыла глаза и просияла. Полторы минуты! Да это в три раза больше, чем у остальных!

– Вставай. – Наставница протянула ей руку и помогла подняться. – Ты молодец. Я обращу на тебя внимание Мэгвин Телари.

– С-спасибо, – выдохнула Анриэль.

– Не за что. – Темнокрылая повернулась к остальным. – Все свободны. Урок окончен. Надеюсь, когда мы с вами встретимся в следующий раз, это будет не единственное, что вы сможете показать.

– Как это – в следующий раз? – осмелилась подать голос Алария, одна из учениц. – Ты покидаешь нас?

Астрала улыбнулась:

– Да. Мне пора. Мой дом уже давно не здесь, и я и так слишком загостилась. Меня ждут.

«Она имеет в виду Шаддара, – подумала Анриэль. – Она вернется к нему… Да, я уверена, что жизнь в Шаддар-Нур куда интереснее, чем здесь. Я бы тоже с удовольствием подыскала себе другой дом. Ну почему жизнь так несправедлива? Почему перед одними открыты все дороги, в то время как другие вынуждены умирать от скуки в четырех стенах?!»

Понурившись, юная серафима вышла из тренировочного зала и направилась в купальни. В голове мелькали неясные обрывки мечтаний. Все можно только после посвящения… Повидать трех драконов, живущих в ледяном дворце Фростгард в другом конце долины Айс-Крик, покорять в одиночку вершины гор, спускаться в бездонные колодцы и ущелья… бродить по зеленым полям Анкарии и общаться с живыми, настоящими людьми, а не тихими незаметными послушницами, что живут в обители. Нет, все-таки, везет же некоторым…
Анриэль внезапно замерла, пораженная простой мыслью. А что, если попросить Астралу взять ее с собой? Показать ей прекрасный внешний мир? Может, конечно, она и откажется, но попробовать-то можно!

«Решено, – подумала она, расслабленно вытягиваясь в горячей воде. – Так я и сделаю».

Астрала покидала монастырь поздним вечером – по её словам, в это время в пустыне Валлум, где стояла цитадель Шаддара, только наступит утро. Подумать только, как же это далеко! Сердце Анриэли отчаянно сжималось от волнения, когда она попросила у знаменитой воительницы разрешения проводить её до портала в ущелье Айс-Крик.

Астрала вопросительно посмотрела на главу обители, Мэгвин Телари:

– Не возражаешь?

– Пусть идет, если ты не против, – ответила та.

– Хорошо, тогда пойдем, – кивнула Анриэли Темнокрылая.

Та просияла и зашагала вслед за наставницей, глядя ей в спину. Самая большая разница между Астралой и другими серафимами – её крылья были не небесно-голубыми, как у прочих, а светло-серыми, за что она и получила своё прозвище. «Интересно, когда и как это случилось? – задумалась Анриэль. – Когда она полюбила Шаддара, или когда они обручились?». Но спрашивать об этом она не рискнула. Астрала очень не любила, когда кто-то выспрашивал её о прошлых или настоящих отношениях с некромантом.

Серафимы миновали посёлок, раскинувшийся между высокими стенами обители и рекой Винтерстарр. Здесь жили искусные мастера, снабжавшие обитель всем необходимым, в том числе кузнецы-чародеи, выковывавшие для небесных воительниц волшебные металлические крылья. Анриэли доводилось бывать здесь, и она спокойно прошла мимо аккуратных домиков с дымящимися трубами. Люди, даже искусные мастера, переносили холод гораздо хуже серафимов.

Оставив позади посёлок, они вышли к реке. Река Винтерстарр, названная так по имени одного из великих ледяных драконов, брала своё начало в ледяном дворце Фростгард – обители драконов, и под слоем толстого прозрачного льда несла свои воды (по утверждению некоторых исследователей – чистейшие в Анкарии!) дальше на юг. Небесные воительницы пересекли реку по льду. Строить мост не было никакой необходимости – река никогда не оттаивала полностью. Впереди темнел в заснеженных скалах проход – ущелье Айс-Крик.

– Нам ведь туда? – на всякий случай уточнила юная серафима. Она волновалась всё сильнее.

Астрала молча кивнула.

Две светлые фигурки вступили во тьму ущелья.

Анриэль запрокинула голову и увидела звезды. Когда она смотрела на них в обители, они казались такими близкими, что их хотелось потрогать. Сейчас же они как будто отдалились… Интересно, почему?

– Пришли, – голос Астралы нарушил тишину.

Юная серафима очнулась от раздумий и огляделась вокруг. Пока она размышляла о звёздах, они успели пройти ущелье насквозь и выйти с другой стороны. Впереди Анриэль увидела густой бесснежный хвойный лес, в который уходила от ущелья тропа. А прямо перед ней возвышалась арка портала, заключавшая в себе невесомое радужное сияние.

«Так быстро пришли…».

– А теперь говори, что хотела, – сказала Астрала, внимательно глядя на неё. – Ведь не просто так ты напросилась меня провожать, верно?

Анриэль с трудом подавила дрожь волнения.

– Я… я хотела попросить… попросить тебя взять меня с собой, – решительно выпалила она.

– Я так и думала, – усмехнулась Темнокрылая. – И куда тебя взять? В Шаддар-Нур, что ли? И не мечтай.

– Нет-нет! – торопливо возразила ученица. – Я просто… просто хотела повидать мир… и думала… возможно, ты…

– Устрою тебе экскурсию по Анкарии? – закончила за неё Астрала. – Нет, извини. Я и так отсутствовала слишком долго, меня ждут. Послушай, Анриэль. – Её голос смягчился, когда на лице юной серафимы появилось несчастное выражение. – Я понимаю тебя. В твоём возрасте я тоже была такой. Мне тоже хотелось как можно скорее вырваться из обители и начать совершать всякие бессмертные подвиги, помогать людям, нести свет любви и истины и прочее. Но я начала делать всё это не раньше, чем полностью закончила обучение, и только с разрешения Мэгвин Телари. Внешний мир не только прекрасен, Анриэль. Он ещё и очень жесток и опасен. Бессмертные подвиги требуют слишком больших жертв. Люди не ценят помощи и часто платят злом за добро. А тебе рано сталкиваться с коварством, злобой и жестокостью лицом к лицу. Ты ещё не готова к этому. Прошу тебя, возвращайся в обитель, учись и совершенствуйся так же упорно и целенаправленно, как и до этого. И внешний мир, будь уверена, в час нужды сам призовёт тебя.

Она быстро обняла юную ученицу, а потом повернулась к арке портала, закрыла глаза и сделала один-единственный шаг сквозь радужную завесу.

И – пропала, словно её и не было.

Анриэль осталась одна в ущелье Айс-Крик. Прохладный ветер из ущелья дунул ей в лицо, подхватил распущенные белокурые волосы. Щёки юной серафимы горели, словно великая воительница надавала ей пощёчин. Оказывается, в глубине души она совсем не была готова к отказу. Посвящение! Опять всё упирается в это дурацкое посвящение! Ну почему даже Астрала не понимает, что посвящение – это всего лишь формальность?! Ты получаешь крылья, задание и статус – и все! Дальше всё идет точно также! Так зачем тогда ждать? Сегодня, сейчас!

Дрожащими пальцами Анриэль вцепилась в лямки своего рюкзака и решительно шагнула в арку.

Ничего подобного она не испытывала никогда в жизни. Портал подхватил её, как листок, безжалостно смял и закружил, швыряя из стороны в сторону – хотя и не было никаких сторон. Анриэль закричала, но не услышала своего голоса. Перед глазами мелькала сумасшедшая радуга, безумная мешанина цветных пятен, которые в конце концов слились в одну большую темноту… а она сменилась светом.

Анриэль без сил упала на вымощенную камнями дорогу.

– С вами всё в порядке? – произнес мягкий женский голос, и серафима почувствовала теплую руку на своем плече.

Небесная воительница медленно открыла глаза. Над ней склонялась высокая красивая женщина в длинном платье глухого покроя, с вуалью на лице. Впрочем, вуаль она откинула, позволив разглядеть тонкие благородные черты лица.

– Я… я не знаю. Где я? – слабо произнесла Анриэль.

– Ты в городе Белльвью, – ответила женщина. – Ты серафим, верно? Ты, должно быть, прибыла в монастырь святой Софии?

– Да… наверное.

– Давай помогу тебе подняться. – Женщина взяла её тонкими тёплыми пальцами за запястье и потянула вверх. Анриэль поднялась на ноги. Её шатнуло, но она устояла.

– Вот, это ведь твоё. – Женщина протянула рюкзак и серебристую шелковую мантию. – Лучше надень её поскорее, а то будешь привлекать к себе нежелательное внимание. – Она слегка замялась.

Анриэль оглядела себя. Помимо серебристой накидки, на ней был лишь обычный костюм – то есть пара голубых лоскутов, прикрывающих самые интимные места, амулет серафимов на груди, золотые браслеты на левом предплечье и обоих лодыжках, да пояс, на котором висел тренировочный меч – другого у нее пока не было. Серафимы, разумеется, не признавали человеческих условностей и ходили полуобнаженными просто потому, что им это было удобно – ведь холода они почти не чувствовали. Серебристую мантию Анриэль попросту стащила у одной из послушниц. Оглядев платье благородной дамы, что терпеливо стояла рядом с ней, она без лишних слов закуталась в мантию.

Женщина улыбнулась и подала ей рюкзак.

– Спасибо вам, – поблагодарила Анриэль.

– Не за что, – ответила та. – Ты найдёшь дорогу в монастырь? Я могу тебя проводить.

– Я была бы очень благодарна! – обрадовалась Анриэль.

– Ну тогда пойдём. – Женщина протянула ей руку. – Меня зовут Сандра Линтари, я живу в Белльвью.

– Анриэль, серафим из обители Айс-Крик, – машинально представилась небесная воительница, пожимая протянутую руку и вдруг спохватилась. – Постойте! Сандра Линтари? Вы… сестра короля?!

Леди улыбнулась и кивнула.

– Для меня это большая честь, ваше высочество! – с восхищением произнесла Анриэль.

– Прошу, не надо этих формальностей и титулов, – прервала её Сандра. – Серафимы не должны склоняться даже перед королём. Это для меня большая честь помогать тебе. Идём, Анриэль.

Вспомнив, где она, серафима с любопытством огляделась. Она находилась на небольшом полуостровке, обвитом голубой лентой реки. Вокруг шелестели листвой высокие деревья, между которыми петляли дорожки, выложенные мелкими камушками. Неподалеку журчал фонтан. Под некоторыми деревьями виднелись скамейки. Вокруг гуляли люди, очень много людей – в основном женщины в таких же платьях, как у Сандры, но были и другие, одетые победнее, и мужчины в атласных камзолах или просто ярких цветных жилетах на рубашку.

– Это городской парк, – объяснила леди Линтари.

Она провела небесную воительницу через парк, а потом – через широкий двор с ещё одним фонтаном, с конюшней и большими домами – по словам Сандры, это был воинский гарнизон. Анриэль с удовольствием задержалась бы у конюшни – она любила лошадей, но её провожатая шла дальше, и юная серафима постеснялась её останавливать.

Они пересекли мост и оказались в самом городе. Анриэли понравилось здесь всё – и добротные каменные дома, и чистая каменная мостовая, и приветливые люди. Сандра указала ей лавку торговца и таверну (последняя, кстати, имела название «Танцующий серафим», чем немало позабавила и озадачила Анриэль – неужели здесь действительно когда-то танцевал серафим?! Да нет, глупости…). По главной улице они дошли до ещё одного моста, который вёл к выходу из города.

– Это очень красивый город, – восхищённо сказала Сандре Анриэль. Женщина негромко рассмеялась:

– Ты не видела Маскарелля. Это самый красивый город в Анкарии. А Белльвью – просто тихий уголок на окраине дремучего леса.

Серафима обернулась, чтобы увидеть упомянутый лес.

– Вон там, – угадав её мысли, показала Сандра тёмную стену, поднимающуюся к небу с восточной стороны города. – За заброшенной виллой начинаются непроходимые заросли.

– А почему заброшенной? – поинтересовалась Анриэль.

Леди Линтари пожала плечами:

– Да она уж полвека считается заброшенной. Уже и не помнит никто, кто там жил изначально. Говорят, в пустой вилле обитал вампир, но в последнее время о нём ничего не слышно. Видимо, тоже съехал.

Анриэль улыбнулась.

– А вот и монастырь. – Сандра повернула на тропе, они вышли из-за деревьев и остановились.

За деревьями раскинулось двухэтажное здание из белого камня с острыми шпилями, утопающее в пышном саду. От густого ельника, из которого вышли Сандра и Анриэль, отделял огород – на широких и длинных грядках то там, то тут были заметны согнутые спины крестьян. Справа пристроился небольшой домик с кошельком на вывеске – торговая лавка. Под вывеской стояли и негромко беседовали две послушницы в таких же серебристых мантиях, как и та, что была надета на Анриэль.

– Здесь мы и распрощаемся, – улыбнулась леди Линтари. – Мне пора назад. Желаю тебе удачи, светлый серафим.

– Спасибо за все, Сандра, – искренне произнесла Анриэль. – Да благословят тебя боги.

Когда стройная фигура женщины в тяжёлом платье скрылась за деревьями, небесная воительница повернулась к монастырю. Она накинула на голову капюшон, опустила ресницы, затеняя глаза цвета расплавленного золота – помимо крыльев, самое заметное отличие серафимов. И решительно зашагала по вымощенной ровными каменными плитами дороге к зданию монастыря.

Конечно, это небольшое светлое здание не шло ни в какое сравнение с громадой крепости в долине Айс-Крик, где родилась и выросла Анриэль. Но юной небесной воительнице монастырь святой Софии понравился с первого взгляда. На деревьях щебетали птицы, кругом цвели яркие цветы, от аромата которых у Анриэли даже закружилась голова. Мимо нее прошли две послушницы; одна из них бережно прижимала к груди большой букет восхитительно красивых алых роз. Девушки о чём-то болтали и смеялись чистыми звонкими голосами. Анриэль невольно покачала головой. В обители послушницы больше были похожи на светлые тени, молчаливые и незаметные. Здесь же она впервые увидела их как живых девушек.

Анриэль пересекла просторный двор и поднялась на крыльцо. Ей навстречу гостеприимно открылась высокая арка без всяких дверей, ведущая в большой зал, у дальней стены которого возвышалась статуя святой Софии – покровительницы монастыря и прародительницы всех серафимов. У подножия статуи лежали свежие цветы и горели свечи. Анриэль подошла ближе и склонилась перед статуей, вознося короткую молитву.

Сзади послышались шаги, и она обернулась. Позади стояла высокая девушка в мантии послушницы, но не серебристой, как у всех, а золотистой с серебряными узорами по краю капюшона, рукавам и подолу.

«Наверное, настоятельница монастыря», – пронеслось в голове Анриэли. Она встала и откинула капюшон, прямо взглянув на незнакомку.

Та отшатнулась, на лице её отразилось изумление:

– Серафим?!

– Тише, не надо привлекать ко мне внимания, – мягко произнесла небесная воительница. – Да, я серафим из обители Айс-Крик. Меня зовут Анриэль.

– Леандра, настоятельница монастыря святой Софии, – представилась девушка. – Чем могу служить?

– Мне не нужна служба, – поспешно ответила небесная воительница. – Только немного помощи.

– Всё, что в наших силах! – заверила Леандра. Замявшись, она осторожно произнесла: – Я не желаю обидеть или оскорбить вас… но… где ваши крылья?

Анриэль вздохнула.

– У меня их нет, – призналась она. – Я ещё не прошла посвящение.

– Но тогда как вы оказались здесь? Или… - настоятельница посмотрела на неё с испугом, – что-то случилось в святой обители?!

– Нет-нет, – успокоила ее Анриэль. – Все хорошо, все как обычно. Просто… я оттуда сбежала. Я не дождалась посвящения.

– Сбежала? – в ужасе переспросила девушка. – О святая София!

– Тише, тише. – Серафима коснулась ее руки. – Не волнуйтесь так, Леандра. Мне нужно от вас совсем немного – какую-нибудь одежду, какую носят в здешних краях, и немного денег. После этого я покину монастырь.

– И куда же вы пойдете? – поинтересовалась настоятельница.

– Я еще не знаю, – улыбнулась Анриэль. – Наверное, в Серебряный Ручей… я хочу побродить по Анкарии, увидеть мир и помогать людям.

Леандра прикусила губу и опустила глаза.

– Воля серафима закон для всех нас, но… Я не могу. Если вы не закончили посвящения, если вы самовольно ушли из обители Айс-Крик… вы должны туда вернуться. Я не имею права помогать вам. Но и не имею права отказать. Прошу вас, Анриэль…

– Не надо, я поняла, – подняла руку серафима. – Я не буду принуждать вас. Всё же, спасибо. Знаете, я восхищена этим местом. У вас здесь так красиво и уютно!

Лицо настоятельницы немного просветлело.

– И, конечно, я не имею права ставить под угрозу ваше положение, – продолжила Анриэль. – Я покину монастырь.

– Благодарю вас, светлая, – с искренним облегчением в голосе отозвалась Леандра.

– Прощайте, и да благословят вас боги. – Анриэль поклонилась статуе Софии и решительно вышла из монастыря, провожаемая пристальным взглядом настоятельницы.

Она вновь накинула капюшон, чтобы не привлечь нежелательного внимания, пересекла прекрасный сад и остановилась у лавки торговца. Постояла в раздумье, а потом решительно толкнула дверь.

Мелодично звякнул колокольчик под потолком. В первый момент Анриэли показалось, что лавка пуста, но потом откуда-то из-за развешанной по стенам одежды выскользнул торговец – невысокий упитанный мужчина, лучащийся приветливой улыбкой.

– Приветствую юную послушницу!

– Я не послушница, – ответила Анриэль. – И я хотела бы продать эту накидку и купить другую одежду. Это возможно?

– Разумеется, моя дорогая. – Торговец подкатился поближе и осторожно потрогал ткань рукава. – Настоящая, шелковая! Двадцать шесть золотых.

– А не маловато? – вскинула бровь серафима. – За настоящую шелковую?

Торговаться Анриэль не умела, но даже она понимала, что за двадцать шесть золотых вряд ли сумеет одеться с головы до ног.

– Мм… – замялся торговец. – Ну, хорошо, двадцать восемь, и только потому, что вы очаровали меня своей красотой.

– Тридцать, – тихо возразила небесная воительница.

– Моя дорогая!..

– За настоящий шелк и золотую вышивку стоило бы заплатить все сорок. К тому же её у вас наверняка скоро купят – вы ведь торгуете рядом с монастырем, где такие накидки востребованы.

– Ладно, уговорили, – поджал губы торговец. – Тридцать полновесных золотых монет.

Анриэль торжествующе улыбнулась.

Пока торговец, недовольно бурча, складывал тремя столбиками на прилавке тяжёлые золотые монеты, серафима присматривалась к одежде. Ей хотелось бы примерить такое же платье, как у Сандры Линтари, но она небезосновательно полагала, что в нём путешествовать будет не особо удобно. А вот кожаная куртка с капюшоном и глубокими карманами понравилась ей сразу, и она осторожно сняла её со стены.

– Я возьму это.

Торговец поднял голову от монетных столбиков и просиял:

– Отличный выбор! Вы не пожалеете об этой покупке!

– Надеюсь, – отозвалась Анриэль. – Сколько она стоит?

– Шестнадцать золотых, госпожа.

– Беру. – Небесная воительница положила куртку на прилавок, и торговец тут же подвинул к себе один монетный столбик и снял со второго большую часть монет. – И еще вон те штаны. Я до них не дотянусь.

Торговец вытащил откуда-то приспособление, похожее на палку с крюком, и ловко достал ею из-под самого потолка приглянувшиеся Анриэли штаны. Серафима осторожно пощупала ткань – вроде плотная, не сразу порвется, – и кивнула.

– Три золотых. – Торговец отложил себе еще три монетки.

«Может, хватит?» – задумалась Анриэль. У неё ведь осталось всего одиннадцать монет! Но она всё же рискнула и подобрала себе рубашку из лёгкой дешёвой ткани, с воротом под горло. Торговец, довольно улыбаясь, убрал еще одну монету.

– Вон в том углу сапожки себе посмотрите, госпожа, – указал он. Анриэль, нахмурившись, посмотрела на свои босые ноги, уже весьма пропыленные. «Может, не стоит? Ладно, посмотрю. Вряд ли найду что-нибудь на себя». Однако её ожидал сюрприз – в самом дальнем углу серафима обнаружила пару мягких замшевых сапог, явно эльфийской работы, которые, стоило ей примерить, облекли ноги так идеально, что она поняла, что просто не в силах с ними расстаться.

– Они стоят двенадцать золотых, – объявил торговец в ответ на вопросительный взгляд серафимы. – Но для вас, госпожа, сделаю скидку – отдам за десять. Я купил их уже давно у какой-то лесной эльфийки, бывшей здесь проездом, а работа лесных эльфов, сами понимаете…

О да. Работа лесных эльфов, великих искусников – сапоги не сотрутся, не порвутся, и к тому же давали необычайную легкость. Анриэль прошлась в них по лавке, ощущая, что вот-вот взлетит. Скрепя сердце она рассталась с деньгами и смахнула в рюкзак одну-единственную золотую монетку.

– Благодарю вас, госпожа, – поклонился сияющий торговец.

Анриэль собрала всю купленную одежду и скрылась за развешанными по стенам платьями, чтобы переодеться. Одежда подошла хорошо; опоясавшись мечом, юная серафима с грустью спрятала лицо в серебристой мантии – ей казалось, что та ещё хранит морозный запах родной обители Айс-Крик. Ей внезапно стало очень грустно. И зачем только она всё это затеяла? Ещё ведь не поздно отказаться… Вернуть все вещи, найти какого-нибудь мага, который правильно настроит для неё портал… И мгновенно перенестись за тридевять земель к ущелью Айс-Крик, и вернуться в обитель, к сёстрам-серафимам, теням-послушницам, к горным снегам и близким звёздам…

«Нет! – Анриэль решительно тряхнула головой. – Во мне говорит слабость. А слабость должно побороть. Иначе какой из меня серафим? Если я вернусь – до конца своих дней буду раскаиваться в том, что мне не хватило смелости увидеть внешний мир. А потом, как знать, одна слабость притянет за собой другие, и они заставят меня дрогнуть в решающий момент, когда всё будет зависеть лишь от меня… Никогда!»

Она вышла из-за развешанных одежд и протянула торговцу серебристую мантию:

– Вот, возьмите. Да будет благословенна та девушка, на чьи плечи ляжет мантия, которую носила Анриэль из долины Айс-Крик.

Серебристый шёлк в её руках неожиданно засветился неярким, мягким светом. Торговец поднял изумленный взгляд и, разглядев только теперь её золотые глаза, схватился за сердце:

- Светлая госпожа…

Но Анриэль уже вышла из лавки, со стуком захлопнув за собой дверь.

После сотворённого волшебства Анриэль чувствовала слабость и головокружение, и запоздало укорила себя на неоправданную растрату силы, которая, быть может, пригодилась бы для помощи кому-то…

Небесная воительница покинула территорию монастыря и зашагала обратно к Белльвью, накинув на голову капюшон. Ей без труда удалось отыскать таверну «Танцующий серафим», и она заняла свободный столик у окна. Трактирщик вышел из-за стойки и подошёл к ней:

– Что закажете, госпожа?

– Что-нибудь на ваш вкус на один золотой, – ответила Анриэль. – Только без алкоголя.

– Как будет угодно, – слегка склонился трактирщик и отошёл. Поймал за локоть рыжеволосую девушку с подносом, шепнул ей на ухо пару слов. Девушка кинула взгляд на посетительницу и кивнула. Трактирщик снова занял место за стойкой.

Вскоре та же девушка поставила перед Анриэль деревянный поднос с дымящейся миской каши, толстым ломтём хлеба и стаканом яблочного сока. Серафима протянула ей золотую монету, и в обмен в её ладонь высыпались пять медных монеток. Анриэль сунула их в карман куртки и принялась за еду.

Хлопнула дверь. В таверну вошёл человек в зелёной куртке с капюшоном, на секунду остановился на пороге, оглядывая зал. Анриэль спиной почувствовала, как задержался на ней внимательный взгляд. Человек явно был здесь постоянным посетителем – трактирщик радостно улыбнулся ему, а подавальщица, не спрашивая, сразу вынесла заставленный полными тарелками поднос. Негромко поблагодарив её, он принялся за еду, продолжая изредка кидать острые взгляды в сторону Анриэли.

Серафима почувствовала, что ей становится неуютно. Допив сок и поставив на поднос пустой стакан, она встала, поблагодарила трактирщика и вышла на улицу.

«Куда же мне теперь идти?», – подумала она, оглядывая аккуратные домики.

Пока юная воительница размышляла над этим вопросом, ноги сами несли её мимо домов и крестьянских хижин. Она миновала широкий луг, на котором паслись овцы, по шаткому деревянному мостику перешла широкий ручей и побрела по тропинке, проложенной невесть кем в светлом тенистом лесу.

Здесь было хорошо. Анриэль сошла с тропы и устроилась под деревом, подтянув колени к груди и прикрыв глаза. Ей безумно нравилось вдыхать непривычно сладкий воздух леса, слушать поскрипывание ветвей и беззаботный щебет птиц. Постепенно серафима погрузилась в медитацию, впитывая в себя новые непривычные ощущения и получая от них силу. Она замерла в неподвижности под деревом, словно светлое изваяние, и пробегавший мимо серебряный волк остановился и подошёл, осторожно принюхиваясь. Ткнувшись носом в щеку серафимы, он отпрянул и неторопливо потрусил дальше.

Когда Анриэль очнулась, вокруг уже смеркалось. Она с удивлением огляделась по сторонам, запрокинула голову – пламя заката уже отполыхало на небе, и среди лёгких облаков зажигались первые звёзды. В кустах горели жёлтые огоньки – давешний серебряный волк и его собратья с интересом наблюдали за непонятным им существом. Улыбнувшись, Анриэль встала и сладко потянулась. Она ощущала себя лёгкой и полной сил, как никогда. Серафима вышла из леса, вновь пересекла скрипучий мост и остановилась. В некоторых домах горел свет, по улицам ещё сновали люди, но жизнь в городе потихоньку замирала до утра. Анриэль с сожалением подумала, что время, которое она потратила на медитацию, можно было бы использовать с большим толком. А теперь, ночью, вряд ли кому-то может понадобиться её помощь. И денег не хватит даже на ужин, не то что на ночлег…

Внезапно она вспомнила сегодняшний разговор с Сандрой Линтари и рассказ про заброшенную виллу на окраине леса. «Что ж, если там никто не живёт, я вполне могу переночевать там сегодня, – рассудила Анриэль. – А если там по-прежнему обитает вампир… Что ж, бороться с порождениями мрака есть прямое предназначение каждого серафима!». С этими мыслями она решительно пересекла луг и направилась по едва видной тропинке в сторону тёмного леса.

Виллу юная серафима нашла почти сразу – стоило деревьям сомкнуться за её спиной, как она вышла на небольшую расчищенную площадку, на которой возвышался старинный особняк. Впрочем, даже в неверном ночном свете Анриэль разглядела, что входных дверей уже нет, одна из башен обвалилась, а в крыше темнеют обширные прорехи. Собравшись с духом, небесная воительница покрепче сжала рукоять меча и шагнула в дверной проём.

Внутри было темно и тихо. Некоторое время Анриэль настороженно прислушивалась, потом вслепую сделала несколько шагов вперёд. Споткнулась обо что-то и упала, ободрав колено и подняв изрядный шум.

Выдохнув сквозь зубы, серафима поднялась и замерла, услышав негромкое шуршание наверху. Она мгновенно вскинула меч, напряжённо всматриваясь в темноту, и через пару минут увидела отблеск света на верху лестницы. Силуэт в тёмной одежде, озарённый мягким факельным светом, остановился напротив небесной воительницы.

– Ты вампир? – вырвалось у Анриэли.

– Вроде нет, – хмыкнул он. – А ты?

– Вроде тоже нет…

– Я рад, – отозвался он.

Юная серафима сообразила, как глупо это звучало, и рассмеялась.

– Меня зовут Анриэль, – представилась она.

– Арогарн, лесной стрелок из Белльвью, – ответил человек. – Я обычно ночую здесь, когда дела приводят меня в эту местность.

– Так ты не живёшь здесь? Я подумала, это за тобой закрепилась слава вампира.

– Слава эта закрепилась за настоящим вампиром, точнее, вампирессой. Здесь жила небезызвестная Арлес Т’Гау, вампир на службе короны, – усмехнулся Арогарн. – Идем, Анриэль. Здесь не очень удобно разговаривать.

Воительница огляделась и в неверном колеблющемся свете факела увидела груды хлама, загромождающие большой зал – доски, камни, ветхие ткани и просто мусор. Об одну такую кучу и споткнулась Анриэль.

Арогарн двигался среди всего этого легко и уверенно, словно знал здесь каждый камушек. Впрочем, возможно, так оно и было.

Он провёл серафиму на второй этаж, где, к её удивлению, было намного чище и уютнее. Здесь стояла расстеленная кровать с двумя подушками – судя по всему, на ней спал Арогарн, когда нежданная гостья вторглась на виллу; по углам на высоких подсвечниках горели свечи, у стенки скромно стояли шкаф и сундук. Анриэль посмотрела себе под ноги и невольно вздрогнула – на чистых досках чуть ли не на всю комнату была размашисто вычерчена алая пентаграмма, заключённая в круг, с креплениями для свечей по углам лучей.

– Не бойся, – спокойно произнес Арогарн. – Она уже давно не приводилась в действие. И вообще была создана, чтобы удерживать нечисть внутри, а не проводить какие-нибудь кровавые ритуалы.

– Она создала её… для себя? – шепнула Анриэль. Лесной стрелок молча кивнул.

– Садись. – Он кивнул на постель, и юная воительница послушно села. – И рассказывай, что за нужда привела в Белльвью серафима, да ещё не прошедшего посвящение, раз у тебя нет крыльев?

– Но как ты узнал?..

– Я понял это ещё в таверне, – улыбнулся Арогарн. – А теперь, увидев твои глаза, уверился в правильности своей догадки. И как же ты здесь оказалась?

Анриэль вздохнула:

– Я сбежала из монастыря.

Лесной стрелок негромко присвистнул.

– Рассказывай, - попросил он.

Серафима устроилась поудобнее, скинув сапоги и забравшись на постель с ногами, и заговорила.

Арогарн оказался замечательным слушателем – он сидел молча, не перебивая, и не отводил от Анриэли внимательного взгляда тёмных глаз. Тогда, в таверне, он был в куртке с капюшоном, сейчас же, когда он остался в легкой рубашке, юная воительница смогла рассмотреть лицо стрелка. Арогарн был старше, чем ей показалось сначала; тёмные волосы у висков были высеребрены сединой, лучики морщин разбегались от уголков глаз. Однако сил ему явно было не занимать.

Когда Анриэль закончила рассказ, он некоторое время сидел молча. Потом поинтересовался:

– И что теперь ты намерена делать?

– Не знаю, – пожала плечами небесная воительница. – Дождусь утра и поброжу еще по Белльвью. Здесь очень красиво. Может, кому-нибудь понадобится моя помощь.

– Вряд ли, – усмехнулся Арогарн. – В последнее время Белльвью стал исключительно спокойным местечком. Да и не только Белльвью. Вся Анкария сейчас в затишье. Наш король правит мудро и справедливо, дом ДеМордри смирно сидит в опале, орки отстраивают свои города в Валлуме, мертвецы спокойно лежат в своих могилах… Хотя знаешь, пожалуй, я могу дать тебе совет.

– Давай, – обрадовалась Анриэль. И тут же уточнила: – Если это не совет вернуться в Айс-Крик и дождаться посвящения.

– Не в моей власти приказывать тебе это, – развел руками Арогарн. – Нет, я дам тебе другой совет, если, конечно, это не обидит благородную небесную воительницу, – последние слова сопровождались ироничной усмешкой. Анриэль с улыбкой покачала головой. – Отправляйся к оркам. В Хорад-Нур.

– В Хорад-Нур? – изумленно переспросила Анриэль.

– Да-да. Насколько я знаю, орки восстанавливают свои города, разрушенные нежитью во время смуты, когда по Анкарии странствовали семь золотых нитей. Аиш-Джадар, Кахари, Номад-Нур… Как раз в Номад-Нуре у них проблемы. Там было нечто вроде базы чернокнижника на службе Шаддара, и остатки его магии до сих пор не дают упокоить всю нежить, обосновавшуюся там. Я думаю, оркам очень пригодилась бы помощь серафима, даже не прошедшего посвящение.

– Это было бы хорошим делом, – почему-то шепотом согласилась Анриэль. Золотые пески пустыни Валлум… Неугомонную серафиму уже тянуло туда.

– Тогда отправляйся туда в любое время через общий портал, – предложил Арогарн. – Он перебросит тебя в Хорад-Нур, столицу орков. Там ты поговоришь с верховным шаманом, и он поможет тебе добраться до Номад-Нура.

– Я не знаю, как пользоваться порталами, – смущенно призналась Анриэль. – Там, в ущелье Айс-Крик, я просто шагнула в арку, и меня выбросило тут. Я не знала, куда попаду, просто хотелось оказаться подальше. Меня, кажется, целую вечность болтало где-то в безвременье и непространстве, пока не выкинуло в Белльвью.

– Тогда можешь пойти пешком, – пожал плечами Арогарн. – Отсюда до Хорад-Нура около двух с половиной недель пешего пути. Если купишь лошадь, наверное, доберёшься за неделю. Или можешь дойти до Порто-Валлума, что у южных границ, и там попросить штатного мага, чтобы он перебросил тебя в Хорад-Нур. Не бесплатно, разумеется.

Анриэль машинально перебрала в кармане горсть мелких монеток и усмехнулась:

– Вряд ли это возможно, учитывая, что у меня осталось пять медяков.

– О… Да, это проблема, – протянул Арогарн. – Небесное происхождение не избавит тебя от необходимости оплачивать подобные услуги, знаешь ли.

– Я и не рассчитывала, – пожала плечами Анриэль. – Просто в монастыре у меня не было денег – к чему они там? Я думала заработать во время своих путешествий.

Лесной стрелок покачал головой. Кажется, наивность юной серафимы его немало позабавила.

– Ладно, – вздохнул он и полез в карман куртки, висевшей на спинке кровати. – Вот, держи. На первое время тебе должно хватить.

В ладони изумленной Анриэли высыпалось восемь тяжёлых золотых монет.

– Спасибо, – пробормотала она. – Но почему ты мне помогаешь?

Арогарн улыбнулся:

– Мне по нраву твоя цель и ты сама. Да и просто хорошее это дело – помочь серафиму. Быть может, боги зачтут мне это после смерти.

– Даже раньше, – серьёзно заверила его Анриэль и, подавшись вперёд, коснулась кончиками пальцев его лба.

– Куда бы ни вели тебя твои дороги, да будет с тобой об руку идти удача.

– Спасибо, – выдохнул Арогарн, ощутивший, как в буквальном смысле разливается по жилам тепло благословения.

– Теперь мы квиты, – улыбнулась Анриэль, старательно скрывая вновь накатившую слабость. – Можно, я подожду здесь утра? Я отправлюсь в путь с первыми лучами солнца. Кстати, а в Белльвью разве нет мага, который мог бы телепортировать меня в Хорад-Нур?

– Вообще-то штатный маг в Белльвью, разумеется, есть, – кивнул лесной стрелок. – Но он два дня назад уехал куда-то по делам, и я понятия не имею, когда он вернётся. Так что придётся тебе отправляться в Порто-Валлум или сразу в Хорад-Нур.

– Поглядим, как выйдет, – решила юная воительница. – Всё равно путь в Хорад-Нур лежит через Порто-Валлум, разве нет?

– Разумеется. Оставайся, сколько пожелаешь.

Анриэль переночевала в заброшенной вилле в компании лесного стрелка. Едва первые лучи солнца осветили бледно-голубое небо, серафима проснулась и стала бесшумно собираться. Однако когда она надевала куртку, монеты в кармане негромко звякнули, и Арогарн проснулся.

– Уже уходишь? – спросил он, сонно щурясь.

– Я привыкла вставать рано, – улыбнулась Анриэль. – К тому же не хочу терять времени.

– Ты права. – Арогарн поднялся, потянулся. – Что ж, желаю тебе такой же удачи, как ты дала мне. Вот, возьми. Я думаю, тебе это пригодится.

Он протянул ей несколько маленьких пузырьков, наполненных ярко-красной жидкостью – исцеляющие эликсиры.

– Спасибо большое, – поблагодарила Анриэль и спрятала эликсиры в свой рюкзак. – Мне пора.

– Иди, – Арогарн вновь откинулся на подушку.

Серафима легко сбежала вниз по ступеням лестницы. Утреннее солнце заглядывало в зал не только через окна, но и сквозь прорехи в крыше, и Анриэль уже не споткнулась о кучи хлама, а благополучно миновала их и вышла на крыльцо. Лес был наполнен звонкими трелями птиц, свежей прохладой, запахом листвы и травы, стебли которой гнулись под тяжестью росы. Воистину, мир был прекрасен.

Поправив за спиной рюкзак, Анриэль зашагала по тропинке, которая вывела её к росистому лугу (хорошо, что эльфийские сапоги были непромокаемыми!), а оттуда – на улицы Белльвью, где, несмотря на ранний час, уже кипела жизнь. Из распахнутых дверей таверны струились заманчивые ароматы, торговец открывал замки на двери своей лавки, пожилой крестьянин в линялой одежде погонял прутом стадо овец, направляя его в сторону луга. Анриэль подумала, не зайти ли ей на завтрак в таверну, но потом отбросила эту мысль. Деньги достались ей большой удачей, и было бы более чем неосмотрительно так легко их тратить. «Лучше зайду в таверну Серебряного Ручья», – подумала она и решительно миновала таверну «Танцующий серафим», направившись по широкой улице в сторону моста.

Сразу за ним она повернула налево и зашагала по удобной, широкой, вымощенной камнем дороге, любуясь светлыми пролесками по обе стороны. Слева от нее в просветах между деревьями сияла серебристо-голубая полоска реки.

Солнце уже вскарабкалось в зенит, когда Анриэль пересекла широкий ручей, и дорога вывела её прямо к большой арене. Сейчас там было пусто. За ареной виднелся торговый ряд – несколько защищённых навесом прилавков, за которыми стояли женщины-крестьянки. Справа шумела листвой на ветру светлая рощица, слева речка впадала в красивое обширное озеро. На ближайшем берегу озера виднелись силуэты рыбаков с удочками.

– Добрый день, госпожа! – приветствовали ее крестьянки, когда она приблизилась к торговым рядам. – Не желаете ли чего-нибудь купить?

– Нет, спасибо, – с улыбкой отказалась Анриэль. – Скажите, а где у вас таверна?

– Вон туда идите, – указала одна из торговок. – Пересечёте мост и от колодца поворачивайте налево. Таверна будет по правую руку.

– Спасибо! – поправив изрядно поднадоевший рюкзак, серафима двинулась в указанную сторону.

Таверну с незатейливым названием «Серебряный ручей» она отыскала достаточно быстро. Внутри было душно, пахло рыбой и алкоголем. Анриэль поморщилась. «Похоже, клиентов в этой таверне особо не балуют, – рассеянно подумала она. – Всё-таки надо было поесть в Белльвью».

Закончив завтрак (он же обед по времени), юная воительница покинула таверну и вышла на улицу. Огляделась, прикидывая, куда идти дальше. Она уже направилась в сторону дорожного указателя, когда мимо неё проехала на серой лошади высокая девушка в кольчуге, с мечом на поясе и луком за плечами. Возле указателя она придержала лошадь, спрыгнула на землю и подошла к Анриэли.

– Добрый день! – приветливо сказала она.

– И вам добрый день, – отозвалась серафима.

– Мне кажется, вы умеете обращаться с мечом, – сказала девушка. – Я Аделина, графиня Серебряного Ручья. Я бы не отказалась от вашей помощи.

– Я к вашим услугам, – кивнула Анриэль.

– На торговый пост на севере напала шайка бандитов. Они разграбили его и похитили очень ценные вещи, заказанные главе торгового поста, Фрэнку Шепарду, очень влиятельным лицом. Он в ужасе и попросил меня помочь ему – найти эту шайку и разобраться с ними, чтобы вернуть ему похищенное. В нашем городке не так много храбрых воинов. Вы не согласитесь отправиться со мной?

– Разумеется, я с удовольствием отправлюсь с вами, – кивнула Анриэль. – Но у меня нет лошади…

– Не беда, Маркуэлька увезет и двоих, – улыбнулась графиня. – Садитесь позади меня и держитесь крепче.

Серафима устроилась на лошади за спиной Аделины, и Маркуэлька неспешно затрусила по дороге.

Они доехали до леса, в котором, по словам новой знакомой, скрылись бандиты. Девушки спешились, и графиня привязала лошадь к ближайшему дереву.

– Здесь водятся гоблины, – сообщила она. – И волки. Так что будь осторожна. Жаль, что у тебя нет лука.

– Я не обучалась дальнему бою, – ответила Анриэль. Её меч с шелестом покинул ножны.

Аделина положила стрелу на тетиву.

– Держись позади, – с некоторой снисходительностью велела она. – Если что, прикроешь мне спину.

Друг за другом они вошли под сень леса.

– Там произошло нападение на обоз Фрэнка, – махнула рукой Аделина. – Начнём поиски оттуда, там наверняка осталось немало следов.

Анриэль послушно последовала за ней. Около десяти минут они шли по кромке леса, потом графиня остановилась.

– Это произошло здесь. – Она кивнула на изрядно поломанный и обвисший куст. – Отсюда мы начнем искать следы. Я некоторое время жила при дворе Вильи Маскарелльской – еще тогда, когда она была баронессой. Там меня научили многому, в том числе искусству читать следы. Держись за мной, мы найдем их в два счёта.

Искусству читать следы Анриэль не была обучена – практиковать его в долине Айс-Крик, где глубокий снег не скроет ни один след, было бы смешно. Поэтому она безропотно пристроилась за спиной Аделины, изредка оглядываясь по сторонам. Графиня внимательно рассматривала траву под ногами, кусты, деревья, и уверенно углублялась всё дальше в лес. Пару раз она всё же останавливалась, озадаченно хмурясь, а один раз им пришлось возвращаться, но тем не менее они довольно быстро вышли на полянку, где темнел вход в пещеру. Там сидели четверо – небритые мужчины в поношенных доспехах и куртках, все вооруженные.

Аделина остановилась, придержав за локоть серафиму.

– Это они, – еле слышным шёпотом произнесла она. – Приготовься к битве.

Анриэль не ответила, лишь крепче сжала рукоять меча.

Аделина плавным движением натянула тетиву и прицелилась. Стрела вонзилась в грудь одного из бандитов, и он упал на траву. Остальные вскочили. Девушка выхватила ещё одну стрелу и успела выстрелить, оставив в живых лишь двоих противников. Первого подбежавшего к ним встретила Анриэль – шагнув навстречу, она скрестила свой меч с клинком бандита и в несколько ударов обезоружила его. Мужчина попятился, в глазах его отразился страх. Небесная воительница заколебалась, опустила меч. Убивать ей не приходилось. Но бандит внезапно выхватил откуда-то кинжал и вновь кинулся на неё. Он метил в лицо или в горло, но Анриэль вовремя отшатнулась, и короткий клинок погрузился в плечо. Серафима вскрикнула от боли и взмахнула мечом. Бандит упал и больше не поднялся.

Аделина покончила с другим разбойником и кинулась к Анриэли:

– Что с тобой? Ты ранена?

– Ничего страшного. – Воительница зажала рукой рану и, закусив губу, выдернула кинжал. Застонала, в глазах на секунду потемнело от боли. Кинжал упал в траву.

– Ты… ты… – Графиня уставилась на ее плечо круглыми глазами.

Анриэль медленно отняла руку от раны и посмотрела на свою ладонь. С пальцев закапала серебряная кровь.

– Ты… – Аделину, похоже, заклинило.

– Ну да, я серафим, – с досадой буркнула Анриэль, роясь в своем рюкзаке в поисках целительного эликсира. – И что дальше?

– Но как… как ты оказалась здесь? – выдохнула девушка. – И где…

– …мои крылья, – со вздохом закончила за неё небесная воительница. – Ну какая тебе разница?

– Да… в общем-то никакой, – пробормотала Аделина, постепенно приходя в себя. – Просто… я никак не ожидала, что буду отдавать приказы серафиму.

Анриэль наконец нашла пузырек с эликсиром, зубами вытащила пробку и осушила его. Сразу стало легче, боль утихла, хоть и не до конца. Бросив в траву пустой флакон, воительница перевела дыхание и повернулась к графине.

– Моё происхождение ничего не меняет, – заявила она. – Я по-прежнему буду подчиняться тебе. Я ничего не смыслю в реалиях внешнего мира, и этот бандит был первым, кого я убила. Так что прекрати на меня таращиться, как на неземное чудо, и пойдем.

– О… да, конечно. – Аделина окончательно пришла в себя, подобрала меч, повесила за спину лук и первой двинулась к пещере. Серафима пошла за ней, всё ещё морщась от отголосков ноющей боли в плече.

Графиня обернулась, кивнула не то сама себе, не то своей спутнице, и скользнула в темноту прохода. Анриэль без колебаний последовала за ней.

Внутри было сыро, холодно и пахло землей. В глубине пещеры горел костёр, от которого на воительниц с воплями бросились три бандита. По счастью, в узком проходе им было довольно тесно, поэтому Аделина мгновенно нанизала на меч одного из них, а второго ударила по лицу тяжёлым кастетом. После этого она отскочила в сторону.

Анриэль встретила одного из бандитов ударом локтя, а второго ловко пнула в пах. Бандит согнулся, и серафима оттолкнула его туда, где стояла Аделина. Судя по короткому вскрику, девушка не упустила этот подарок. С последним бандитом разобрался меч Анриэли.

– Кажется, всё. – Серафима оглянулась.

– По-моему, да. – Аделина протиснулась вперёд и подошла к костру. – Да, всё. Спасибо тебе. Думаю, если бы не ты, мне бы пришлось несладко.

– Пустяки, – отмахнулась Анриэль. – Что теперь?

Аделина, не теряя времени, уже вскрывала один за другим ящики и сундуки, стоявшие в глубине пещеры.

– Вот, нашла! – она вытащила из одного ящика большой сверток и развернула его. – Ух, красота какая!

Анриэль подошла ближе. Стоя на коленях, девушка любовалась на сияющий доспех из плотно собранных мелких чешуек тускло-красного цвета. Серафима прикоснулась к нему, и ей показалось, что от чешуек исходит едва заметное тепло. Доспех был украшен переливающимися в свете костра драгоценными актинолитами и золотом.

– Да, очень красивый, – согласилась Анриэль. – Интересно, кому он предназначен?

– Не знаю. Но Фрэнк чуть с ума не сошёл, когда они его стащили. – Аделина бережно свернула доспех обратно. – Надо отнести доспех ему. Но сначала давай пошарим тут, может, ещё что найдём.

Воительницы обыскали пещеру. Найденные пятьдесят золотых они разделили пополам, целительные эликсиры забрала Анриэль. Аделина наполнила свой колчан найденными стрелами. Потом собрала оружие убитых бандитов и сложила кучкой у костра.

– Возьми себе что-нибудь, – предложила она. – Потом сможешь продать оружейникам.

Серафима вытащила из кучи два кинжала, которые ей показались неплохими, и сложила их в свой рюкзак.

– Этого достаточно.

– Тогда я заберу остальное, – улыбнулась Аделина. Она достала откуда-то из угла потрёпанную сумку, отряхнула её от пыли и сложила туда свою долю добычи и свёрток с доспехом. – Пойдём, больше нам нечего здесь делать.

Девушки выбрались из пещеры и увидели, что возле трупов бандитов, лежавших на траве, уже суетятся мелкие зелёные гоблины. Впрочем, увидев воительниц, они тут же разбежались, но злые глазки их посверкивали в кустах, провожая девушек взглядами. Не обратив на гоблинов особого внимания, графиня и серафима благополучно добрались до того места, где оставили лошадь. Маркуэлька спокойно пощипывала травку. Аделина похлопала её по серому боку и обернулась к Анриэли:

– Ну вот и всё. Осталось только отвезти доспех Фрэнку. Спасибо тебе большое, светлая.

– Не за что, – улыбнулась небесная воительница.

Аделина поколебалась, но всё же спросила:

– Если это не тайна – куда ты направляешься? Может, я могу тебе чем-нибудь отплатить за помощь?

– Это не тайна, – пожала плечами Анриэль. – Пока что я направляюсь в Порто-Валлум, а там посмотрим.

– Тогда нам с тобой по пути! – просияла Аделина. – Я могу довезти тебя до торгового поста, мы там продадим добычу, и ты отправишься дальше в Порто-Валлум. Садись на Маркуэльку, поехали!

Анриэль не заставила себя упрашивать.

– Сильно болит? – сочувственно спросила графиня, имея в виду её рану. Юная небесная воительница улыбнулась:

– Да нет, не очень. Серафимы и вообще намного менее чувствительны к боли, чем люди. Мы ведь прирождённые воины.

– Наверное, у вас очень интересная жизнь, полная приключений, – мечтательно произнесла Аделина.

– Да нет, – усмехнулась серафима. – Как раз наоборот. Скучные тренировки с утра до ночи. Поэтому я оттуда ушла. Как раз на поиски приключений.

– Правда?! – Аделина обернулась, глядя на неё круглыми глазами.

– Правда-правда. – Девушка-графиня очень понравилась Анриэли, и она окончательно расслабилась, с удовольствием пересказывая ей подробности своего дерзкого побега.

– А ты не боишься, что другие серафимы, та же Астрала, найдут тебя и вернут в монастырь? – поинтересовалась Аделина, поворачивая лошадь в сторону круглого частокола с распахнутыми коваными воротами, за которыми виднелись крыши домиков – пресловутый торговый пост.

– Ну, даже если это и случится, я успела хоть что-то. Хотя бы тебе помочь. – Анриэль спрыгнула с лошади на землю.

– Да, моя благодарность тебе не имеет границ, – совершенно искренне произнесла Аделина.

Вдвоём они подошли к воротам. Там их уже ждали – невысокий черноволосый мужчина в дорогих одеждах суетился у ворот.

– Приветствую прекрасную и храбрую графиню! – воскликнул он, стоило девушкам приблизиться.

– Привет, Фрэнк! – засмеялась Аделина. – Не буду тебя томить – мы нашли твой товар.

– Нашли! – всплеснул руками торговец.

– Да, бандиты обосновались в той стороне, – махнула рукой графиня. – Довольно большая шайка, семь или шесть человек, но теперь они все станут пищей гоблинов. А вот твой товар. Должна тебе сказать, никогда не видела ничего подобного. Этот шедевр создал настоящий мастер!

Фрэнк развернул доспех и полюбовался игрой камней в солнечном свете:

– Это верно. Вы не поверите, юные леди – эту вещичку я заказывал за тридевять земель, в жаркой Альказабе-нок-Драко! Знаете, из чего этот доспех? Это чешуя молодого дракона, так-то! И ковал его лучший мастер этого сумасшедшего места!

– Ты что же, сам ездил в Альказабу-нок-Драко? – присвистнула Аделина. – Быстро же ты обернулся! По крайней мере, я не заметила твоего отсутствия.

– Ну, сам я туда не ездил, – с некоторым смущением сознался Фрэнк. – Я направил туда несколько своих самых смышлёных помощников. И они не подвели!

– А кто заказчик? – вмешалась серафима.

Торговец удивленно поднял брови, и Аделина пояснила:

– Это Анриэль, она проездом в Порто-Валлум. Она очень помогла мне.

– Благодарю вас от души, воительница! – прижал руки к груди мужчина. – Только я не могу назвать вам заказчика. Он просил меня сохранить всё, что с ним связано, в глубокой тайне. Я и так подвергся очень большому риску из-за этих бандитов.

– Мы все понимаем, Фрэнк, – заверила Аделина. – Не волнуйся так.

– Я в полном порядке… Ах да, ваша награда! – спохватился он. – Прошу, пойдёмте со мной.

Вслед за торговцем девушки прошли во двор торгового поста. Внутри было очень чисто и красиво, откуда-то из-за домов доносилось звонкое лошадиное ржание.

Анриэль оглядывалась с большим любопытством. Тем временем Фрэнк сходил в небольшой домик слева и появился оттуда уже без свёртка, но с двумя увесистыми кошелями, которые и вручил двум девушкам.

– По сотне золотых на каждую, – сообщил он. – И моя огромная благодарность. Если я могу что-то для вас сделать – только скажите!

– Спасибо, – Аделина сунула кошель в маленькую сумочку при поясе. – Мне пора возвращаться в Серебряный Ручей. Увы, дела не дают мне броситься очертя голову на поиски приключений, как я, бывало, делала при жизни отца… – Она улыбнулась Анриэли. – Желаю тебе удачи. Если будешь еще в наших краях, непременно заходи ко мне.

– Обязательно, – пообещала серафима.

Распростившись с Фрэнком, Аделина вскочила в седло Маркуэльки и пустилась вскачь в сторону оставшегося позади Серебряного Ручья.

– Мм… Прошу прощения, – повернулась Анриэль к провожавшему графиню взглядом торговцу. – Но мне бы хотелось немного закупиться у вас. И еще мне нужен лекарь.

– Да, конечно! – очнулся тот. – Пойдемте, я вас провожу.

Местный знахарь обработал рану Анриэли и наложил крепкую повязку. Кроме этого, она отдала в починку свою куртку и рубашку и купила сменную одежду и еду в дорогу, потратив половину денег, полученных в награду. Пока она занималась всем этим, над землей сгустилась ночь, и лично отпускавший товары Фрэнк предложил ей остаться на ночь в гостинице. Поразмыслив, Анриэль согласилась.

Ночь прошла спокойно. Сладко выспавшись, серафима позавтракала, распрощалась с торговцами и тронулась в дальнейший путь. По словам Фрэнка, к вечеру она должна была достичь моста, за которым начинался Порто-Валлум.

Идти было легко и приятно. Анриэль шагала быстро, постоянно с интересом оглядываясь по сторонам.

Ничего особенно интересного, правда, не было – вокруг расстилались ровные зеленые поля, слева перекрывала вид на реку стена густого леса. Над головой носились жаворонки, оглашая воздух громкими трелями. Серафима остановилась, запрокинула голову и зажмурилась. Теплые солнечные лучи приводили её в восхищение. Если бы ещё поваляться в траве, впитать в себя это солнечное тепло! Анриэль прямо на ходу стащила куртку, устроила на лямках рюкзака и поспешила дальше. Ничто не мешало ей поваляться в траве, но любопытство и жажда приключений гнали вперед.

Пару раз она останавливалась и располагалась на обочине, чтобы немного перекусить, потом снова двигалась дальше. Как и обещал Фрэнк, когда на небе зажглись первые звёзды, Анриэль достигла каменного моста через реку и вступила на территорию города.

Здесь начинается Валлум – земля, полная тайн…

Пока что ничего особо таинственного Анриэль не замечала. Обычные дома, в основном каменные, мерцающая арка портала рядом с мостом, слева мирно дымила трубой кузница, изнутри которой доносились звонкие удары молота. Прямо напротив располагалась таверна, куда и направилась серафима.

– Добрый вечер, – поздоровался трактирщик, едва она переступила порог.

Причина такой вежливости была проста – кроме Анриэли, посетителей в таверне не было.

– Добрый вечер, – охотно откликнулась небесная воительница. – Не накормите ли усталую голодную путницу?

– Разумеется, госпожа, – заулыбался трактирщик. – Моя таверна славится отсюда и до самой Флорентины! Чего желаете?

– А что есть в меню? – Анриэль устроилась поближе к очагу и с наслаждением вытянула ноги.

– Хм… – Трактирщик вышел из-за стойки и остановился у её столика. – Я бы предложил госпоже утиную грудку в остром соусе и бокал красного вина, сегодня как раз пришла новая партия. Если госпожа предпочитает что-нибудь покрепче, у нас есть мурбрукский виски, но это обойдется дороже.

– Несите, – согласилась Анриэль. – Но вместо алкоголя лучше что-нибудь другое…

– О, я знаю, что предложить госпоже! – просиял трактирщик. – У нас есть настоящее кахарское какао! С тех пор, как орки возобновили поставки какао со своих плантаций, оно идёт нарасхват. Но мне все же удалось выторговать ящик! Будете?

– Буду, – решительно кивнула Анриэль. Какао она никогда не пробовала, но энтузиазм трактирщика пробудил в ней любопытство.

– Сию секунду, госпожа, – трактирщик скрылся на кухне.

Он появился довольно быстро, неся в одной руке тарелку, а в другой – большую деревянную кружку. И то и другое он поставил перед серафимой.

– Благодарю, – кивнула она. – Скажите, а почему в такой час в вашем заведении пусто? Мне кажется, здесь должна быть толпа в конце рабочего дня.

– Толпа есть, – вздохнул трактирщик. – Да не у меня. Недавно на другой стороне города открылась вторая таверна, и все валом повалили туда. Конрад, мой конкурент, переманил всех себе каким-то особенным супом. Поэтому я коротаю время в пустом зале. Либо я срочно изобрету какое-нибудь первоклассное блюдо, которым смогу заткнуть Конрада за пояс, либо мне придётся закрывать таверну. – Он вздохнул.

– Присаживайтесь, составьте мне компанию, – попросила Анриэль, аккуратно орудуя ножом и вилкой. Утятина в остром соусе и впрямь была выше всяких похвал.

– Благодарю. – Трактирщик опустился на стул напротив неё.

– Какие новости приходят с орочьих земель? – непринуждённо поинтересовалась Анриэль.

– Да все спокойно там, – махнул рукой трактирщик. – Орки снова заселили свои города, вон, с плантаций Кахари уже собрали первые урожаи. Благодаря нашему доброму королю Аарнуму, всё спокойно.

– М-да, – вздохнула Анриэль. – А в Порто-Валлуме есть волшебник, который мог бы телепортировать меня в земли орков?

– Разумеется, есть. – Трактирщик метнул на неё внимательный взгляд. – За серебрушку наш чародей перебросит вас через общий портал куда захотите, хоть в Брэйврок, хоть в Хорад-Нур. Но я думаю, что сейчас он уже лёг спать.

– Жаль, – пробормотала Анриэль. – А то бы я обратилась к нему прямо сейчас.

– Ну, вы, конечно, можете разбудить его, – добродушно усмехнулся трактирщик. – Но в таком случае он сдерет с вас намного больше, чем серебрушку, да еще и спросонья может закинуть куда-нибудь на южные острова.

– Тогда я уж лучше подожду, – засмеялась Анриэль. – А где в городе можно переночевать?

– Так у меня и оставайтесь! – предложил трактирщик. – За ту же серебрушку я вас на втором этаже по-королевски устрою.

– Спасибо, – поблагодарила Анриэль. – С удовольствием.

Она потянулась к кружке с какао, осторожно сделала глоток. И не сдержала восклицания:

– Боги, как это вкусно!

Трактирщик выглядел очень довольным.

– Вот-вот, спрос на него всегда превышает количество поставок. Поэтому какао дорогой напиток. Но он того стоит!

Анриэль от души согласилась с ним. Неповторимый вкус какао согрел намного лучше любого вина, и серафиму неожиданно потянуло в сон.

– Давайте я провожу вас в комнату наверху, – предложил трактирщик. – Только рассчитайтесь, пожалуйста. С вас золотой и две серебрушки.

Анриэль послушно отсчитала ему требуемую сумму, благо о деньгах она теперь могла некоторое время не беспокоиться – при ее теперешнем образе жизни сотню золотых можно было бы растянуть на неделю. А потом… а потом она наверняка найдет ещё не одну возможность заработать.

В комнате, которую отвел трактирщик сонной серафиме, было довольно чисто и уютно. Анриэль отворила окно, позволив ночной прохладе растечься по помещению. Показав ей, где находятся свечи, трактирщик пожелал спокойной ночи и удалился.

Закрыв за ним дверь, уставшая воительница быстро расстелила чистые простыни, разделась и нырнула в постель. Кровать стояла у окна; прозрачные занавески колыхал легкий ветерок, звёзды таинственно мерцали, навевая самые сладкие и приятные мысли. Успев подумать, что уже завтра она будет любоваться на звёзды неба пустыни, Анриэль провалилась в глубокий спокойный сон.

Утро началось не менее прекрасно, чем вечер. Трактирщик деликатно постучался в дверь, чем и разбудил серафиму. Через дверь согласовав с ним меню своего завтрака, Анриэль выпуталась из простыней и сонно побрела искать свою одежду.

Одевшись, она более-менее проснулась, а спустившись вниз и умывшись, окончательно избавилась от остатков сна. Завтрак уже ждал ее на столе; помимо неё, здесь было несколько человек, бросавших на серафиму заинтересованные взгляды. Не обращая на них внимания, небесная воительница быстро позавтракала, расплатилась и уточнила дорогу к дому волшебника.

– От торговых рядов поверните направо и он аккурат там будет, – напутствовал трактирщик. – Удачи вам, госпожа.

– Благодарю, – отозвалась Анриэль и покинула гостеприимное заведение.

Чтобы отыскать дом волшебника Порто-Валлума, ей всё же пришлось немного поплутать. Тем не менее, когда она вышла к нему, сам чародей – седобородый старик в синей мантии, – мирно грелся на утреннем солнышке, сложив руки на набалдашнике трости красного дерева. Он без долгих пререканий согласился перебросить Анриэль в Хорад-Нур, правда, запросил за это не одну, а три серебрушки. Немного поторговавшись, Анриэль скинула цену до двух монет, и они вместе отправились к порталу.

Серафима отдала волшебнику уговоренную плату, и он, немного поколдовав над порталом, махнул рукой – проходи, мол. Небесная воительница решительно шагнула вперед.

На этот раз не было долгого мучительного путешествия через безвременье в сумасшедшей радуге. Анриэль просто сделала шаг через мерцающую завесу из Порто-Валлума, а закончила этот шаг в неделе с лишним пути от города – в сердце пустыни, орочьей цитадели Хорад-Нуре.

Серафима с любопытством огляделась. Она находилась на краю небольшого оазиса, окруженного изумрудной зеленью. За ее спиной мерцала радужная завеса, заключенная в каменную арку – точно такая же, как и в Порто-Валлуме, точно такая же, как и в Белльвью, и в ущелье Айс-Крик. Только находилась она у стены, не уступавшей высотой и крепостью стенам ее родной обители. Да и сам Хорад-Нур по первому впечатлению почти ничем не отличался от людских городов. Разве что каменные дома его, сложенные из грубо обработанных серых и черных камней, были больше и выше, закрывали крышами небо и теснились боками, оставляя для прохода узкие улочки. Даже удивительно, как по таким небольшим проулкам передвигались массивные орки.

Стоило Анриэли подумать об этом, как по бокам от нее словно из-под земли выросли два орка – высокие, широкоплечие, в железных шипастых доспехах, едва не трещавших от обилия мускулов. В руках орков были широкие и плоские короткие мечи.

– Стой, светлая! – хрипло рявкнул один из орков. – Назови себя.

Поразившись тому, как мгновенно узнали в ней серафима (видимо, лишь люди так нечувствительны и невнимательны, что не всегда узнают с первого взгляда представителя иной расы), юная воительница ответила:

– Я Анриэль из долины Айс-Крик. Я прибыла к вам с миром, доблестные воины.

– Чего ищет серафим в Хорад-Нуре? – отрывисто спросил другой орк.

– Я бы хотела поговорить с верховным шаманом этого города, – сказала Анриэль.

Орки переглянулись.

– Верховный шаман сейчас занят, – с сомнением произнес один.

– Но это серафим, – возразил другой. – Небесная воительница не появилась бы здесь без веской причины.

– Э-э… прошу прощения, - вмешалась Анриэль. – А чем именно, если не секрет, занят верховный шаман? В принципе, я могу и подождать…

– Не секрет, – буркнул первый орк. – Верховный шаман собирает воинов в очередной поход в Номад-Нур против жуткой нежити, засевшей там.

– Он не знает, какого именно из своих помощников ему послать с отрядом, – вставил второй орк.

– О! Тогда, пожалуйста, всё же проводите меня к нему! – попросила Анриэль. – Я бы хотела присоединиться к этому отряду.

На каменных мордах орков отразилось удивление.

– Ну… следуй за мной, – через минуту колебания постановил один из них. Его собрат вновь занял пост возле арки портала.

Неуклюжий с виду, орк удивительно легко и быстро двигался по узким улочкам, перепрыгивая и перешагивая редкие препятствия – доски, камни, брёвна, тележки, встречных граждан. Анриэль едва поспевала за ним. Наконец, он остановился у одного дома, по виду ничем не отличавшегося от других.

– Нам сюда, – сообщил он и толкнул дверь.

Серафима вслед за ним скользнула в полумрак дома. Внутри было просторно и прохладно, по углам к стенам жалось небольшое количество мебели, столь же массивной и основательной, как и её хозяева. У маленького окна приткнулся такой же маленький стол, стульев не было вовсе. В дальнем углу на ковре расположилась группа орков, оживленно что-то обсуждавшая. Над всеми ними возвышался, как скала, огромный рыжий орк. Он молча внимательно слушал всех, слегка склонив голову набок и прикрыв глаза.

При появлении Анриэли и её провожатого в комнате воцарилась тишина. Серафима слегка поёжилась – всё-таки не очень уютно находиться под прицелом десятка орочьих взглядов. Огромный рыжий орк поднялся, едва не задев головой потолок.

– В чем дело, Миррак? – прогудел он.

– В Хорад-Нур через портал пришла серафима, – ответил Миррак и посторонился, чтобы пропустить вперед Анриэль.

Рыжий орк (похоже, это и был верховный шаман) спокойно перешагнул через своих собеседников. Надо сказать, удалось это ему без труда – на его фоне остальные орки выглядели маленькими и слабыми. «И как только такой громила стал шаманом? – подивилась про себя Анриэль. – Ему место в чине вождя или хотя бы сильнейшего воина».

Верховный шаман подошел ближе и навис над ней скалой, внимательно рассматривая. Очевидно, результат осмотра его удовлетворил, потому что он протянул лапу и представился:

– Я Брагат, верховный шаман орков Валлума.

– Анриэль, серафим из монастыря Айс-Крик. – Девушка протянула ему ладонь, и Брагат осторожно пожал её. Тонкая рука серафимы утонула в его лапище чуть ли не по локоть.

– О-очень приятно, – с запинкой добавила она, опасаясь, как бы шаман случайно не сломал ей руку. Кажется, Брагат понял её опасения, потому что с легкой усмешкой выпустил и указал на ковер, где сидели остальные орки:

– Садись, серафим Анриэль, и расскажи нам, что привело тебя в Хорад-Нур.

– Благодарю. – Сохраняя полную невозмутимость на лице, Анриэль прошла к оркам, которые, толкая друг друга локтями, потеснились сантиметра на два, и уселась на краешек ковра. Шаман повернулся к её провожатому и велел:

– Жди за дверью, Миррак. Ты мне ещё понадобишься.

Орк молча повернулся и вышел из дома. Брагат невозмутимо прошествовал на свое место и уселся там, устремив выжидающий взгляд на Анриэль.

– Кхм, – откашлялась серафима. – Я слышала, что вы собираете экспедицию в Номад-Нур…

– Мы собираем воинов для похода в Номад-Нур и сражения с нежитью, – уточнил Брагат.

– Именно, – кивнула Анриэль. – Я бы хотела присоединиться к отряду.

Орки загудели, снова стали перепихиваться локтями, бросая на серафиму изумлённые взгляды.

– Тихо, – спокойно сказал Брагат, и в комнате тотчас воцарилась полная тишина. Анриэль невольно поразилась дисциплине орков. Шаман вновь повернулся к ней: – И что же нужно в Номад-Нуре светлому серафиму?

– Я хочу помочь вам избавиться от нежити, – ответила Анриэль. – Ну, и, если честно, немного заработать на этом.

Брагат помолчал. Ни одной мысли не отразилось на его каменной морде.

– Где твои крылья, серафим Анриэль? – наконец, спросил он.

Юная воительница долго ждала этого вопроса и заранее решила, что ответит на него честно. Нимало не колеблясь, она произнесла:

– У меня их нет. Я сбежала из обители, не дождавшись посвящения.

Вновь гул удивления пронесся над рядами орков.

– Какой-то странный серафим, – не удержавшись, высказался один из них.

Брагат медленно произнёс:

– Насколько я знаю, серафимы не способны лгать.

– Способны, если нельзя иначе, – разочаровала его Анриэль. – Но ложь – это грех и позор, любой серафим отвернётся от сестры, осквернившей свои уста ложью. Я не лгу вам.

Верховный шаман кивнул, и в комнате ещё на некоторое время воцарилось молчание. Анриэль рассеянно слушала писк бьющегося в окно комара. Наконец, Брагат поднялся и объявил:

– Расходитесь по домам. Когда солнце начнёт клониться к горизонту, вы выступите в поход. Готовьтесь. Пусть Миррак зайдёт.

Ворча и переругиваясь друг с другом, орки нестройной толпой покинули дом шамана. Когда все вышли, в дверь протиснулся Миррак, видимо, всё это время ждавший на пороге.

– Ты, кажется, хотел присоединиться к этому походу, – произнёс Брагат. Воин оживился:

– Ты отправляешь меня с отрядом?

– Отправляю, – согласился шаман. – Но при одном условии. Я хочу, чтобы ты присматривал за ней, – кивнул он на серафиму, по-прежнему сидящую на краешке ковра.

На морде Миррака отразились недоумение и досада.

– Успокойся, – усмехнулся Брагат. – Тебе не нужно будет прикрывать её в бою. Если уж она навязалась с вами, то пусть отвечает за себя сама. Но я не хочу, чтобы между нею и членами отряда возникали какие-либо ссоры. За этим ты и проследишь. Если кто-то будет нарываться на ссору или драку с ней – дашь ему по шее. Если она нарвётся на конфликт – дашь по шее ей. Я не хочу, чтобы мои воины перегрызлись из-за серафима-недоучки.

Анриэль вспыхнула, но промолчала.

– Это всегда с удовольствием, – широко ухмыльнулся Миррак.

– Если она погибнет в бою, – продолжал Брагат, – ты привезёшь мне её тело. Это всё, что от тебя требуется.

– Я согласен, – важно сказал орк.

– Отлично. Выступаете на закате, так что готовься.

Миррак развернулся и вышел, на удивление осторожно прикрыв за собой дверь.

Верховный шаман снова сел на ковер и мирно обратился к Анриэли:

– Хочешь какао?

– Хочу, – мигом согласилась серафима. Сладкий напиток ещё в Порто-Валлуме навсегда покорил её сердце.

Шаман махнул лапой:

– Вон там жаровня и ящик с зёрнами. Свари себе.

– Мм… вообще-то я не умею, – смущённо сказала Анриэль.

– И правда, где же тебе научиться, – согласился Брагат. – В ваших холодных горах небось и не слыхивали о какао.

Он поднялся и сам прошёл в указанный угол, загремел посудой.

– С чего это ты вдруг решила податься именно сюда? – поинтересовался он, не оборачиваясь.

– В Анкарии нынче всё спокойно, – ответила юная воительница. – И мало найдётся места подвигам. А я сбежала, потому что хочу приключений. Один человек посоветовал мне отправиться в Номад-Нур. Бороться с порождениями тьмы – прямая обязанность каждого серафима.

– Что ж тогда ваши вожди не послали хоть одного сильного обученного серафима бороться с нежитью в наших землях? – ядовито спросил Брагат. – Вылечить наших воинов и женщин? Восстановить наши города, которые нежить и человеческие воины сравняли с землёй?

– Я не знаю. – Анриэль посмотрела ему в глаза. – Только глава Ордена серафимов решает, куда отправить прошедших посвящение воительниц. Я всего лишь сбежавшая ученица.

– Смелое высказывание, – заметил орк и протянул ей большую кружку горячего какао, распространяющую головокружительный аромат. В его лапе она казалась крохотной игрушкой.

– Спасибо, – поблагодарила Анриэль, сделала глоток и блаженно зажмурилась. То, чем угостил её Брагат, было в тысячу раз вкуснее, чем какао, которое она пила в Порто-Валлуме.

Шаман с явным удовольствием наблюдал, как она мелкими глотками смакует горячий напиток.

– А почему отряд отправляется на закате? – поинтересовалась Анриэль, оторвавшись от кружки. – Я думала, идти будет проще при солнечном свете.

– В пустыне всё наоборот, – покачал головой Брагат. – В полдень солнце поднимается на вершину неба, и в это время лучше вообще не выходить на улицу – зной просто убийственный. После полудня жара идёт на спад, и вот тогда можно и двигаться. Ночью происходит обратное – ночь приносит холод, иногда даже иней, но к утру вновь становится теплее.

– Как же мы тогда будем передвигаться? – удивилась Анриэль.

Орк хмыкнул:

– А кто тебе сказал, что вы будете идти пешком? Пешком до Номад-Нура неделя пути. Вы преодолеете это расстояние за три дня, потому что поедете на Хорад-Нур’химах.

– На чём? – озадачилась серафима. Такого слова ей слышать не доводилось.

– Хорад-Нур’химы – это боевые орочьи кони, – снизошел до разъяснений Брагат. – Это гордость наших лошадников. Хорад-Нур’химы сильны, умны и свирепы. Они способны покрывать очень большие расстояния за короткое время. Ты увидишь их. И сама выберешь Хорад-Нур’хима, который станет твоим верным спутником на время похода.

– Я поеду на боевом орочьем коне? – небесная воительница даже вздрогнула от такой мысли. – Но… сомневаюсь, что смогу на него хотя бы сесть!

– Сможешь-сможешь, – усмехнулся Брагат. – Если хочешь ехать, то сможешь.

– Вот это ультиматум, – пробормотала серафима.

– Что?

– Я говорю, постараюсь, – вздохнула Анриэль.

– Отлично. А пока я бы порекомендовал тебе сходить к нашему оружейнику Кразагу и поискать себе меч получше этой… зубочистки, – он кинул презрительный взгляд на тренировочный меч Анриэли.

– А у него найдётся что-нибудь получше за сотню золотых? – засомневалась серафима.

– Пойди и проверь.

– Ладно. А куда идти-то? – спохватилась воительница, уже открыв дверь.

– На центральную площадь. От моего дома прямо, минуешь конюшни и там уже увидишь кузницу. – Брагат отвернулся, всем своим видом давая понять, что большего от него не дождёшься.

Юная серафима выскользнула на улицу.

Высокие и тесно сходящиеся дома давали обилие теней, но, несмотря на это, в первую минуту зной показался Анриэли в прямом смысле этого слова удушающим – горло словно перехватило тугой петлёй. Отдышавшись, она двинулась вперёд, как и сказал Брагат, и вскоре вышла на площадь. С одной стороны из-за высокого забора слышалось тихое пофыркивание лошадей – очевидно, загадочных Хорад-Нур’химов. Анриэли очень хотелось на них посмотреть, но она решила сделать это после посещения кузницы и двинулась дальше.

Просторная центральная площадь была залита солнечным светом, и когда серафима вышла из тени домов, он обрушился на неё подобно молоту. От жары закружилась голова, перед глазами промаршировали черные мушки. Анриэль торопливо пересекла светлую полосу и вновь вступила в тень, где было ненамного, но все же полегче. Перевела дух, опёршись на ближайшую стену. Она уже начинала жалеть, что вообще прибыла сюда. Может, попросить Брагата отправить ее обратно в Белльвью или Порто-Валлум? А еще лучше в Брэйврок, уж в столице-то наверняка будет проще и легче, чем здесь…

«Даже не думай», – строго сказала себе Анриэль и поднялась на крыльцо кузницы.

Серафима вступила в полумрак помещения и огляделась. На первый взгляд, внутри было пусто.

– Эй, – нерешительно позвала она. – Есть тут кто?

– Ну есть, и дальше что? – раздалось ворчание в другой комнате, и Анриэль заметила приоткрытую дверь, которая вела туда. Оттуда вышел высокий плечистый орк и повторил:

– Дальше что, я тебя спрашиваю?

– А… да ничего в общем-то, – растерялась от подобного приёма Анриэль.

– Ну а если ничего, то и топай отсюда, у меня дел по горло, – отрезал орк и повернулся к ней спиной, принявшись раздувать тлеющие в горне угли.

– Мне нужен меч! – выпалила юная воительница.

Орк со вздохом повернулся к ней:

– Вот с этого и надо было начинать. Только с каких это пор серафимы стали заказывать клинки у орочьих оружейников?

– Я не заказывать. – Анриэль осмелилась подойти ближе. – Мне нужен готовый клинок. И, если денег хватит, какой-нибудь легкий доспех.

– А я-то слыхал, что серафимы бросаются в бой в одних крыльях, – ехидно заметил оружейник.

- Это не совсем правда, – с достоинством ответила Анриэль. – И в любом случае, я еще не настолько сильна и искусна, чтобы надевать традиционный доспех серафимов. Поэтому я бы хотела купить у вас клинок и лёгкую броню.

Орк окинул её оценивающим взглядом и покачал головой:

– И откуда только в вас берётся пресловутая сила… Да я б тебя двумя пальцами обхватить мог. Боюсь, не найдется у нас хорошей брони твоего размера. А вот клинок… Подожди-ка здесь, только не вздумай что-нибудь трогать, – с этими словами он скрылся за той же дверью, откуда вышел. Видимо, там была кладовая.

Спустя некоторое время он вернулся, неся в ножнах длинный, чуть изогнутый меч.

– Вот, – он протянул его Анриэли. – Он хранился в моей личной коллекции как образец серафимского оружия. Приглядись.

Воительница вынула меч из ножен. Он был тонким и лёгким, остро заточенным. По изящному лезвию пробегали голубоватые всполохи – меч был ещё и зачарованным.

Серафима покрутила меч в руке, сделала пару пробных взмахов, заставив орка с ворчанием отступить на несколько шагов. Потом вложила в ножны и серьезно кивнула:

– Годится. Я покупаю его. Сколько?

Оружейник крепко призадумался. По его морде было видно, что он и не хочет отпугнуть её слишком высокой ценой, но и продешевить боится. Видя его колебания, Анриэль предложила:

– Я дам за него пятьдесят золотых.

– Шестьдесят, – торопливо сказал орк.

– По рукам.

На морде кузнеца отразилось разочарование – он понял, что всё-таки продешевил. Но слово было сказано, и Анриэль уже отсчитывала тяжелые золотые монетки. Ровно шесть столбиков, и в каждом по десять монет. Серафима подвинула их ближе к орку и отстегнула от пояса старый меч.

– Возьмите, – сказала она, бросив его на стол. – Я продам его за тридцать монет.

Оружейник покрутил клинок в руках, поднес ближе к глазам, понюхал и, кажется, даже попробовал на зуб.

– Двадцать, – сказал он. – Сталь ломкая, не лучшего качества.

– Двадцать два.

– По рукам.

Несмотря на скепсис оружейника, вдвоём им удалось отыскать в кладовой лёгкую и не особо прочную, но все-таки кольчугу, на пару размеров больше, чем требовалось Анриэли. Орк поколдовал над ней немного у горячего горна, подогнав кое-какие кольца миниатюрным молоточком, после чего кольчуга стала больше всего на один размер.

– Поясом перетянешь, и ладно будет, – приободрил он. – А сверху куртку накинешь. Не ахти что, но все ж защита. Тридцать золотых и четыре серебрушки.

Анриэль выплатила ему восемь золотых и две серебрушки – остальную уплату составил проданный меч. Тут же, не сходя с места, натянула на себя кольчугу и опоясалась новым мечом.

– Совсем неплохо, – оценил орк. – Хотя, конечно, слабовато. Ты заходи ко мне еще через пару недель, я могу тебе под заказ броню сделать – где-то в кладовой у меня завалялось несколько слитков светлого металла. Скую прям как у вас принято.

– Нет-нет, – поспешно отказалась Анриэль. – У меня же ещё нет крыльев, так что я такие доспехи носить не имею права. Да и правильные доспехи создают только кузнецы долины Айс-Крик. Лучше бы просто кольчужку покрепче… Хотя, кто знает, может, и на то денег не хватит.

– Хех, – отозвался орк. – Если я правильно понял, ты присоединяешься к отряду в Номад-Нур.

Серафима молча кивнула.

– Тем, кто отличится в драке с нежитью, наш вождь Хранд обещал выплатить награду в пятьсот звонких золотых. Так что веди себя хорошо, и кто знает… Может, не только кольчугой у меня отоваришься.

– Хм. Это вряд ли. – Анриэль снова надела на плечи рюкзак. – Но я буду иметь в виду. Спасибо.

– Не за что. – Оружейник отвернулся, снова потеряв к ней интерес. Немного потоптавшись у него за спиной, воительница вышла на улицу.

Палящий зной вновь оглушил её. Привыкнув к нему немного, Анриэль огляделась и обнаружила на другой стороне улицы дом с вывеской в виде пенной кружки – таверну. Названия у неё, судя по всему, не было. Туда-то серафима и направилась.

В просторном зале собралось немало орков. Стоило Анриэли перешагнуть порог, как оживлённые разговоры тотчас стихли, и на неё уставилось не меньше четырёх десятков орочьих глаз. Стараясь не обращать на это внимания, серафима пробралась к стойке и попросила какой-нибудь свежей еды и кружку какао.

– Я так полагаю, фаршированные гоблятиной перцы вы не будете, светлая? – с некоторой долей издевки поинтересовался орк-трактирщик.

– Не буду, – спокойно подтвердила Анриэль. – Есть ещё что-нибудь в меню?

– Рисовая каша с мясом, яичница с беконом, – равнодушно отозвался орк. – Хлебные лепёшки.

– Тогда кашу без мяса и хлеб, – решила Анриэль. – И какао.

– Садитесь, светлая, – трактирщик указал на единственный свободный столик. – Сейчас всё принесут.

– Благодарю. – Воительница отошла от стойки и заняла указанный столик.

Ждать и в самом деле пришлось недолго. Минут через пять на столе перед серафимой появились две тарелки и большая кружка какао. Анриэль жадно набросилась на еду.

– С вас два золотых, светлая, – сказал трактирщик. Серафима беспрекословно расплатилась. Её кошелёк значительно полегчал – из заработанного с Аделиной золота там осталось всего тридцать, и ещё какая-то мелочь.

«Надо срочно отправляться в поход, – рассеянно подумала Анриэль. – А то я спущу последние деньги на здешнее какао».

То один, то другой орк подсаживались к ней и начинали задавать, как им казалось, провокационные вопросы. Самым популярным, конечно же, был вопрос о её крыльях. Памятуя о приказе Брагата Мирраку давать по шее тем, кто завяжет конфликт, Анриэль отвечала на всё спокойно и невозмутимо, чем, кажется, снискала некоторое уважение. Среди подходивших были и те, с кем ей предстояло отправляться в поход, и это несколько приободрило – по крайней мере, она познакомилась с ними до отъезда.

Когда Анриэль покинула таверну, солнце уже начало клониться к закату. Орчанка Ширеза, которая тоже входила в отряд, сказала, что общий сбор будет на центральной площади у конюшен, и предложила Анриэли пойти вместе. Серафима с радостью согласилась.

Вдвоём они добрались до конюшен, вошли внутрь, и вот тогда-то Анриэль впервые увидела Хорад-Нур’химов.

Огромные черные кони с лиловыми гривами и хвостами стояли спокойно, изредка перефыркиваясь друг с другом. На столпившихся у стены орков они не обращали почти никакого внимания. То один, то другой конь внезапно ударял копытом оземь и выпускал из ноздрей длинные струи пара.

– Не правда ли, они прекрасны, – с благоговением произнесла Ширеза над ухом потрясенной Анриэли.

– О… – неоднозначно отозвалась небесная воительница.

Её мысли в тот момент были заняты другим – а ведь Брагат сказал, что ей нужно будет оседлать одного из этих коней! Да неужели эти чудовища позволят ей хотя бы приблизиться к себе?

Занятая этими опасениями, Анриэль упустила момент, когда Ширеза отошла, и на плечо юной серафимы опустилась тяжёлая лапа. Она обернулась и увидела Брагата.

– Я вижу, ты обзавелась оружием и броней, – заметил он.

Анриэль молча кивнула.

– Что ж, тебе осталось только выбрать себе коня. Ты будешь последней. Смотри, как это делают другие.

Не до конца понимая, что он имеет в виду, Анриэль перевела взгляд и увидела, что один из орков решительно шагнул вперед. Он медленно пошел вдоль ряда, то и дело приостанавливаясь, пока один из коней не выступил вперед, преградив ему путь. Анриэль видела, с какой осторожностью орк протянул руку и коснулся густой лиловой гривы. Потом перевел дух и вместе с конём отошел в сторону, где тощий лохматый орк-лошадник протянул ему внушительное седло, богато украшенное всякими амулетами и подвесками, в основном в форме черепов.

Один за другим орки выбирали себе коней (или же кони выбирали себе орков?), пока не собрались все – группа в пятнадцать морд, все вооруженные до зубов, верхом на Хорад-Нур’химах.

– Иди, – подтолкнул серафиму Брагат. – И будь осторожна. Если ни один Хорад-Нур’хим не выберет тебя, тебе придется проделать весь путь за спиной Миррака.

Анриэль медленно пошла вперёд, к шеренге коней, чувствуя, как подгибаются непослушные коленки. Так волнительно ей не было даже перед поединком с Астралой, даже перед разговором у портала в ущелье Айс-Крик. Спину сверлили столь же напряженные взгляды орков.

Серафима медленно пошла вдоль шеренги. Все кони казались ей одинаковыми. Какой же согласится везти на себе её?

Неожиданно даже для себя она протянула руку к Хорад-Нур’химу, мимо которого как раз проходила. Конь стоял спокойно, но стоило ей коснуться лиловой гривы, как он вдруг вскинул голову и зло щелкнул зубами. Анриэль едва успела отскочить.

«Ну уж нет, – с внезапным упрямством подумала она. – Я заставлю тебя подчиниться, дружок. За спиной Миррака я не поеду».

Анриэль решительно сбросила на землю рюкзак, через голову стянула шуршащее металлическое кружево кольчуги. Отстегнула меч, бросила под ноги. Примерилась и, судя по слитному громкому «О-о!» за спиной, совершила неслыханную дерзость – с разбегу вскочила на спину Хорад-Нур’хима.

Конь взвился на дыбы, взмахнув окованными копытами, и завертелся как бешеный. Мир слился в кучку цветных пятен перед глазами Анриэли, но после путешествия через сумасшедшую радугу портала её этим было не напугать. Вцепившись в конскую гриву, она изо всех сил прижалась к нему всем телом и зажмурилась.

Сколько времени продолжалась эта бешеная пляска, она не знала, но внезапно Хорад-Нур’хим под ней встал, как вкопанный. Анриэль рискнула приподнять голову и открыть глаза. Она встретила потрясенные взгляды орков… А потом все они, не отряд из пятнадцати морд, а собравшаяся за это время огромная толпа, взревели и вскинули лапы, приветствуя её победу.

– Слезай, светлая, – раздался сзади голос Брагата. – Ты действительно совершенно невероятный серафим.

Анриэль скорее сползла, чем слезла, прямо в протянутые лапы верховного орочьего шамана. Он поставил её на землю, осторожно придерживая.

– Как ты? Ничего не сломала?

– В-вроде нет, – неуверенно ответила Анриэль. Её трясло, как одержимую, тело почти не слушалось. – А… я…

– Ты подчинила Хорад-Нур’хима, – торжественно провозгласил Брагат, придерживая юную воительницу за шкирку. – И я клянусь своей шкурой, что это первый в истории существования орков случай, когда кто-то со стороны умудрился подчинить Хорад-Нур’хима. Приветствуем светлую серафиму Анриэль, демоны побери, великую воительницу, нашу отныне сестру!

Анриэль потрясённо уставилась на него, не веря своим ушам.

– Это… в смысле?!

– На Хорад-Нур’химе может ездить только орк. А уж подчинить себе Хорад-Нур’хима может далеко не всякий орк! Только воин. И если тебе это удалось, значит, в тебе дух великого воина, дух сильный, смелый и несгибаемый, как у настоящего орка! Подчинив Хорад-Нур’хима, ты завоевала высокое место в наших рядах.

– С ума сойти, – только и смогла сказать Анриэль.

Толпа разошлась не сразу. Орки окружили ошеломлённую серафиму, наперебой шумно поздравляя её, потом как-то незаметно все присутствующие оказались в трактире, где напоили Анриэль несколькими кружками какао, в которые, судя по сразу закружившейся голове, влили чего-то покрепче. Брагат и еще один орк, не столь высокий и большой, но мускулистый и коренастый – это был вождь Хранд, – с трудом навели порядок. Последнее, что помнила Анриэль – это как верховный шаман помог ей вскарабкаться в седло и взять поводья, а потом – лишь темнота.

Когда небесная воительница очнулась, вокруг царила ночь, и над головой сияла луна. Она огляделась – куда не кинь взгляд, бесконечные пески, а вокруг черные силуэты орков, негромко перебрасывающиеся короткими фразами. Серафима выпрямилась в седле и невольно застонала – спину заломило так, что в глазах потемнело. Один из силуэтов подъехал к ней и голосом Миррака осведомился:

– Как себя чувствуешь?

– Хуже некуда, – вздохнула Анриэль. – Мне нельзя спиртное… Даже монастырское вино. Голова очень болит…

– На вот, глотни. – Миррак протянул ей флягу. Серафима с опаской сделала глоток, но там оказалась чистая вода.

– Спасибо, – поблагодарила она.

– Не за что. – Орк убрал флягу и предложил: – Ты можешь ещё немного поспать. Когда рассветёт, мы должны добраться до развалин древнего храма, где и переждём дневную жару. Но до этого пока ещё далеко.

– Нет уж, выспалась. – Анриэль огляделась ещё раз. Звёзд на небе не было видно вовсе, луна, очевидно, совершенно затмевала их своим сиянием. Освещаемая этим сиянием, пустыня казалась загадочной и неописуемо прекрасной.

– Как здесь красиво! – вырвалось у серафимы.

– Да, пустыня прекрасна, – согласился Миррак. – Это – наш дом.

– Я слышала об орках, которые основали поселение на севере Тир-Хадара, – заметила Анриэль, просто чтобы поддержать разговор.

– Отступники, – презрительно сплюнул её собеседник. – Слабаки. Пустыня жестока, но она закаляет твои тело и дух. Только пустынный орк – настоящий орк!

– Расскажи мне про Номад-Нур, Миррак, – помолчав, попросила Анриэль. – И про нежить, которая там обосновалась.

– Ну, что тебе рассказать, – задумался тот. – Номад-Нур – очень старый город. Это было первое поселение, которое основали наши предки в Валлуме. Он был прекрасен, этот город, одним боком он касался моря, а другим – пустыни. Потом наши предки расселились по всему Валлуму, а в сердце его основали Хорад-Нур, и он стал главным городом – тем, что люди называют столицей. Но мы по-прежнему любили Номад-Нур. Некоторые старики, говорят, специально приезжали в Номад-Нур, чтобы там умереть… Там самые обширные наши могильники. А потом далеко на востоке появилась башня сильного черного мага.

– Шаддара, – подсказала серафима.

– Ну да, – кивнул Миррак. – Война его с магами людей прошла мимо нас, а вот когда он появился во второй раз, стало плохо. Много черных магов по его приказу разошлись по Валлуму, они стали тревожить наши могильники и поднимать из земли наших предков. Движимые их злой волей, предки убивали нас и разрушали наши же города! Один такой маг обосновался в Номад-Нуре. Он поднял целую армию нежити и натравил её на нас и людей – тех, которые поселились в оазисе Агил-Тар недалеко от Кахари. Потом, когда Шаддар снова исчез, тот чёрный маг лишился большей части своей силы, и мы смогли его убить. Мы перебили нежить и тварей некроманта, которые заняли пустые дома Номад-Нура, и некоторое количество орков остались там, решив заново обживать город. Но через время один из них добрался до Хорад-Нура, и сообщил, что нежить и твари Шаддара появились снова. Наши отряды вновь и вновь возвращались в Номад-Нур и истребляли их, но они по-прежнему появляются. Брагат сказал, тот маг оставил после себя что-то, что не даёт нашим предкам вновь упокоиться, а тварям исчезнуть навсегда. Он велел найти это и принести ему, но воины не знают, что искать, и пока что их поиски не увенчались успехом.

– Я помогу, – пообещала Анриэль. – Я ведь серафим и чувствую черное колдовство. А что за тварей Шаддара ты упоминал?

Миррак взмахнул лапами:

– Огромные твари, чёрные, пыльные. Очень-очень сильные и могут колдовать.

– Шадар’Римы, – сообразила небесная воительница. – Безликие тени Шаддара, наделенные частицей его чёрной силы! Да, это опасные противники.

– Я сражался с ними, – равнодушно сказал орк. – Они сильны, но вполне уничтожимы.

Анриэль посмотрела на него с уважением:

– Так ты не в первый раз идешь в Номад-Нур?

– Разумеется! Туда идут только сильнейшие и опытнейшие воины, а те, кто побывал там хоть раз, непременно будут посланы туда снова.

Серафима кивнула и вдруг сообразила, что вполне различает морду своего собеседника.

– Уже утро! – воскликнула она.

– Ну да, и что? – пожал плечами Миррак. – Скоро доберёмся до развалин.

– А что там? – поинтересовалась Анриэль.

– А ты любопытная, серафима, – хмыкнул орк.

Юная воительница смутилась.

– Да ладно, не красней, что в этом такого? Храм был там наш, орочий. Храм Матери-Земли. Но только нежить разрушила его… и не только его.

– Понятно.

– Жалко, хороший был храм, – неожиданно вздохнул Миррак. – Я там часто бывал. Брагат очень хочет восстановить и наши храмы, но пока лапы не доходят. Пока надо очистить Номад-Нур и наладить мир с людьми. А потом займёмся и храмами. А пока Брагат пусть исполняет свои обряды в Хорад-Нуре.

– Хм… ясно.

Солнце показалось из-за горизонта, заливая бесконечные дюны ослепительным светом. С каждой минутой становилось всё жарче, и Анриэль скинула куртку. Она хотела снять и кольчугу, но Миррак остановил её:

– Не надо. Возможно, ещё придется сражаться.

Серафима опустила руки, молча кивнула.

Однако сражаться не пришлось. Возглавлявший отряд орк приподнялся в стремёнах, замахал обеими лапами. Впереди показались величественные развалины из чёрного блестящего камня, резко выделяющиеся на фоне золотых песков.

– Добрались, – спокойно сказал Миррак.

Несколько воинов отделились от отряда и помчались вперёд на разведку. Вернулись они довольно быстро и доложили, что развалины вроде бы пусты.

Отряд въехал в полуразвалившиеся ворота.

Следуя примеру остальных, Анриэль спешилась и расседлала своего Хорад-Нур’хима. Конь взмахнул хвостом и неспешно направился куда-то в глубь развалин.

– Они сами ищут себе пищу. – Миррак похлопал по плечу растерянную серафиму. – Когда будет пора выезжать, они вернутся. Если подберётся враг, они поднимут тревогу. Не волнуйся. Пошли.

Среди руин, некогда, похоже, бывших величественным залом, лежали на земле обломки большой статуи. Анриэль присмотрелась к ней, но так и не смогла определить, кого же изображала эта скульптура. Но не орка – это точно.

Трое воинов откатили в сторону большой камень, бывший когда-то туловищем статуи, и за ним открылся небольшой проход. Один за другим орки ныряли внутрь. Вслед за Мирраком сквозь завесу пыли шагнула и Анриэль.

Прочихавшись, она огляделась – у её ног начиналась широкая короткая лестница. Снизу доносилось ворчание орков, какое-то потрескивание и непонятные звуки, похожие на верещанье. Спустившись, серафима попала в небольшое помещение со сводчатым потолком и расписанными непонятными картинками стенами. Орки уже устраивались кто где, двое запалили костер у стены. Несмотря на царившую снаружи жару, в подземелье было сыро и прохладно. Посмотрев по сторонам, Анриэль обнаружила и источник непонятных звуков – у стенки лежала кучка мёртвых пауков-грэвисов.

Небесная воительница подошла ближе к костру, села неподалёку, подложив на холодные камни куртку, и прислонилась спиной к стене.

– Хорошее место, верно? – улыбнулся ей Миррак. – Храм разрушен, но Мать-Земля не гневается за это на своих детей. Она защитит нас от солнца. А вечером двинемся дальше. Будешь? – он протянул ей тонкую хрусткую хлебную лепешку.

– Спасибо. – Анриэль взяла лепешку и стала осторожно обкусывать по краю. Больше она есть не стала, хотя и угощали – её всё ещё слегка мутило после выпитого вчера спиртного. В собственном рюкзаке она обнаружила несколько фляжек с водой и небольшой пакет с мелким коричневым порошком.

– Да это какао, – усмехнулся Миррак на её опасливый вопрос. – Пока мы веселились в трактире после твоего подвига, Брагат, похоже, позаботился о тебе.

Анриэль ещё покопалась в рюкзаке и нашла там непонятные сушеные фрукты, полоски вяленого мяса и бережно завёрнутые в ткань лепешки. Она мысленно поблагодарила расщедрившегося шамана. Однако есть по-прежнему не хотелось, и она сложила всё обратно в рюкзак и лишь сделала несколько глотков воды из фляжки.

Орки собрались вокруг костра, переговариваясь и следя за тем, как Дарта, одна из отправившихся в поход орчанок, деловито помешивает заманчиво пахнущую похлёбку. Анриэль заскучала, но потом к ней подсела Ширеза и начала расспрашивать о долине Айс-Крик. Серафима оживилась. Правда, когда она рассказывала о снегопадах, о скованной льдом реке, сияющих снежных горах и близких звёздах, в глазах орчанки явно светилось недоверие. Она не представляла, что такое бывает. Анриэль же неожиданно поняла, что очень соскучилась по обители. Сейчас там, наверное, идут тренировки. Может, кто-то из учениц, с которыми вместе она обучалась у Астралы, уже получили крылья и одобрение Мэгвин Телари. Интересно, ищут ли они её? И если да, могут ли помыслить, что она сейчас сидит в подземелье в Валлуме с орками?

«Наставницы наверняка придут в ужас, – довольно подумала она. – Светлый серафим в Валлуме, в сыром подземелье! С вонючими орками! Между прочим, нисколько они не вонючие, и кто только придумал такую гадость?»

По словам пресловутых орков, до выступления в дальнейший путь было еще далеко. Поэтому небесная воительница поудобнее устроилась у стены, попросила разбудить её, когда будет пора идти, и погрузилась в медитацию. Поглощённая круговоротом событий, она не делала этого уже давно, и теперь мгновенно ушла в себя, отрешившись от всего остального мира.

– Эй, светлая, просыпайся! – Анриэль медленно открыла глаза и увидела прямо перед собой морду Миррака. – Крепко спишь. Пора ехать.

Серафима тотчас вскочила на ноги и сладко потянулась. Её тело и разум пришли в полную гармонию, она ощущала себя лёгкой и полной сил. Подземелье опустело, в углу чернели угли от костра, один за другим орки поднимались по лестнице наверх. Анриэль подхватила куртку и поспешила следом за сотоварищами.

Хорад-Нур’химы, как и говорил Миррак, уже были здесь, всё такие же флегматичные. На взгляд Анриэли, все они были одинаковы, поэтому она просто подождала, пока не разберут своих коней орки, и оседлала последнего оставшегося. Построившись цепочкой, отряд двинулся прочь от руин храма.

«Прошёл день, – подумала Анриэль, глядя на сияющую белую луну. – Прошёл ещё один день, на удивление мирный и спокойный. А что же будет завтра? Что уготовила мне судьба?»

Отряд двигался на юго-запад. Растянувшись сначала строем «боевая цепь», они постепенно снова сбились в кучу, смешались, негромко переговариваясь друг с другом. Анриэль тоже не соблюдала порядок. Она подъезжала то к одному, то к другому орку, приставая к ним с вопросами. Хорад-Нур’хим слушался её беспрекословно, заставляя орков кидать на хрупкую небесную воительницу полные восхищения и уважения взгляды. Больше всего, конечно, она донимала вопросами Миррака, с которым её уже связывала почти дружба. Воин относился к её любопытству со снисходительным одобрением и охотно отвечал на вопросы – как орки находят воду в песках, если находятся далеко в пустыне, где нет ни городов, ни колодцев; почему пересохла Такаль, единственная река Валлума; правда ли, что пустынные кактусы цветут раз в сто лет, и сорвать цветок кактуса значит обеспечить себе невероятную удачу; как охотиться на осторожных и шустрых красных тушканчиков, которые водятся на всем протяжении русла Такали, и много другое. Ночь прошла для неё незаметно.

Утро застигло их ещё в пути, но до наступления пика зноя отряд успел добраться до одного из одиноких колодцев, во множестве разбросанных по всей пустыне. Как объяснял Анриэли Миррак, все маршруты караванов и военных отрядов непременно прокладывались из соображения «от колодца к колодцу», а не «как бы покороче». Иначе существовал вполне реальный риск умереть от жажды прежде, чем доберёшься до цели. Это серафима могла понять – маршруты в горах Айс-Крик тоже прокладывались от укрытия к укрытию, чтобы не попасть в снежную бурю или не замерзнуть насмерть в ясные зимние ночи, когда по земле гуляла лютая стужа.

Расположились вокруг колодца. Шаман Снурк попрыгал вокруг, помахал зажатыми в лапах бубнами, и над колодцем распростерлась широкая тень, ничем не отбрасываемая. Под ней было прохладно. Орки развалились кто где, приготовившись малость вздремнуть. Дарта снова вытащила котелок, начерпала воды из колодца. Анриэль тоже подошла к колодцу с пустой фляжкой. Миррак отобрал её:

– Дай я сам, а то ещё утопишь.

Он ловко прицепил фляжку к крюку на верёвке и кинул в колодец. Через некоторое время до серафимы долетел плеск воды. Орк вытащил фляжку и протянул ей.

– Спасибо, – Анриэль не удержалась и сделала глоток. И тотчас закашлялась – вода была холодной до ломоты в зубах, да еще и с явственным привкусом горечи.

– Да, все колодцы неподалеку от Номад-Нура сейчас такие, – вздохнул Миррак. – Шаманы предполагают, что это из-за оставленного чернокнижником проклятья. Наверное, пить нам горькую воду, пока не избавимся от его демонской магии.

– Я постараюсь помочь всеми силами, – в который раз пообещала Анриэль, пряча флягу на самое дно. Пить эту воду не хотелось, счастье, что ещё остался запас воды из Хорад-Нура.

«У ближайшего святого места обязательно помолюсь за Брагата, – пообещала себе серафима. – А если вернусь в Хорад-Нур, дарую ему свое благословение, как Арогарну».

– Еда готова! – сообщила Дарта, снимая с огня кипящий котелок.

Анриэль подошла вместе с остальными и получила свою порцию похлёбки. Выглядела она, правда, не очень, но вкус и аромат изумляли.

Последним подошёл шаман Снурк. Морда его была сумрачной.

– Самум, – кратко сказал он.

Орки замерли; один даже подавился похлёбкой и отчаянно закашлялся.

– Надо торопиться, Цураг, – продолжал шаман. – Иначе он накроет отряд на подходе к Номад-Нуру, и нежить передушит нас, как котят.

– Когда он доберется сюда? – отрывисто спросил Цураг, глава отряда.

– Примерно через полдня. А может, даже раньше.

– А что такое самум? – шепотом спросила Анриэль у Миррака. Тот шепотом же ответил:

– Это песчаная буря. Огромные тучи песка в воздухе, влекомые бешеным ветром. Когда духи земли и воздуха что-то не поделили и дерутся между собой – получается самум. Это очень опасно. Ничего не видно и не слышно вокруг, а песок забивается в любую щель. Если оказаться под самумом без защиты, то он может заживо содрать с тебя шкуру и задушить песком, который забьётся в горло.

Анриэль содрогнулась. Самум, похоже, был родственен знакомым ей с детства снежным бурям, но, судя по словам Миррака, ещё страшнее.

– Что же нам делать? – спросила она орка.

– Успеть добраться до Номад-Нура и надежно укрыться в одном из подвалов домов, – лаконично ответил тот. – Ешь давай.

Наскоро выхлебав варево Дарты, орки стали сворачивать стоянку. Миррак велел серафиме надеть куртку и закутаться в походное покрывало с головой.

– У тебя слишком тонкая кожа, непривычная к солнцу пустыни, - сказал он. – Если ты не укроешь её от солнца, оно сожжет тебя, и ты будешь совсем не похожа на серафима.

Небесная воительница беспрекословно выполнила его указания. Снурк взмахнул лапами, и наколдованная им прохладная тень исчезла, на отряд обрушился палящий зной пустыни.

Анриэль мгновенно взмокла, у неё закружилась голова. Она огляделась, нашла взглядом своего Хорад-Нур’хима (на этот раз она уже уверенно отличила его от других) и побрела к нему, путаясь в покрывале и увязая в песке. В седло она всё же забралась сама, отказавшись от помощи оказавшегося рядом орка. Цураг оглядел отряд, пересчитав взглядом всех воинов, и толкнул пятками своего Хорад-Нур’хима. Тот мгновенно сорвался с места в галоп и помчался вперёд, вздымая облако пыли. Следом за ним помчались и остальные.

Бешеная скачка продолжалась весь день. Анриэль старалась держаться чуть в стороне от остального отряда и посильнее прижимать к лицу ткань покрывала, но пыль и песок всё равно лезли в лицо, скрипели на зубах, заставляли чесать глаза и отчаянно чихать. Над головами воинов сгущались грязно-бурые тучи, постепенно закрыв солнце (но легче от этого не стало – вместо страшного зноя стало очень душно), ветер свистел всё сильнее, вихрями черпая песок и швыряя его в мчащихся всадников. Кто-то ухватил Анриэль за локоть, она шарахнулась, но это был всего лишь Миррак.

– Держись! – прокричал он. – Мы почти добрались до Номад-Нура! Приготовься, возможно, нам придётся сражаться с тварями!

Небесная воительница молча кивнула, одна её рука в голубой перчатке скользнула под покрывало и сжала рукоять меча. От оружия шла приятная успокаивающая прохлада, и серафима приободрилась. В конце концов, ей наконец-то представится шанс показать себя в реальной схватке! О том, что в реальной схватке ей может реально же и достаться, она предпочла не думать.

На полном скаку отряд влетел на территорию Номад-Нура, затормозил посреди площади. Анриэль сбросила покрывало и тотчас закашлялась от залетевшей в рот и нос горсти песка. Ветер свирепствовал все сильнее, по краям площади уже вихрилось несколько маленьких смерчей.

– Мы пойдем в тот дом! – сквозь рев приближающейся бури проорал Цураг, указывая на большое здание с правой стороны площади. Двери были достаточно большими, чтобы внутрь можно было завести лошадей. – Бегом!

Орки торопливо спешились, не создавая толкучки, прошли в двери. Внутри был достаточно просторный зал (когда в нём собрался весь отряд, он, разумеется, стал казаться тесным), кругом валялись осколки, обломки, всякий прочий хлам. На стене висела покосившаяся картина с поломанной рамой, изображение скрылось под слоем пыли. Потолочные балки тоже были завалены всякой дрянью – обломками досок, тряпками, свисающей вниз паутиной. Почему-то именно потолок больше всего не понравился Анриэли. Пока орки спешно закладывали обломками досок и тряпками окна и двери, серафима всматривалась в потолок.

– Эй, светлая! – окликнул ее шаман Снурк. – Помоги-ка, тут подержать надо.

Не отвечая, Анриэль пристально смотрела на одну из досок со свисающей вниз грязной тряпкой. Порывы жгучего ветра ещё долетали в зал и раскачивали тряпку. Или же не ветер?

– Эй, светлая, оглохла, что ли?

Доска чуть шевельнулась…

– Засада! – закричала Анриэль и рванула из ножен искрящийся узкий клинок.

В ту же секунду потолок словно взорвался, на головы воинам посыпался хлам, а вместе с ним – высохшие скелеты с горящими красным огнем глазницами, хищно клацающие челюстями. Анриэль взмахнула мечом, и череп ближайшего скелета слетел с шеи. Однако он не упал, а развернулся к ней и протянул скрюченные пальцы с острыми когтями. Сзади на него обрушился широкий топор, разрубив от плеча до бёдер, и превратив в кучку слабо шевелящихся костей. Анриэль подняла глаза и увидела Миррака, который ухмыльнулся ей. Вместо ответа серафима ткнула пальцем куда-то за его плечо, и он, обернувшись, разрубил подкрадывавшегося со спины скелета.

Небесная воительница развернулась. Её узкий клинок был практически бесполезен в этой схватке. Скрестив руки особым образом, юная серафима подпрыгнула, и от её тонкой фигурки волной раскатился свет, дробящий в пыль кости скелетов. Костяки рухнули на пол, заскребли когтистыми пальцами по пыльным, занесённым песком доскам. Орки методично добивали их топорами, Хорад-Нур’химы яростно топтали копытами. Через две-три минуты с нежитью было покончено.

– Отбились, – констатировал глава отряда. – Хорошо, что с ними не было черных тварей Шаддара. А ты молодец, светлая. Это и есть знаменитая небесная магия серафимов?

Анриэль молча кивнула.

– Молодец, – повторил Цураг, хлопнув её по плечу так, что воительница слегка присела. – Так, заканчивайте тут с досками и все в подвал.

Орки быстро заложили окна и двери, и один за другим стали спускаться по каменной лестнице вниз.

Анриэль подобрала чуть дрожащими руками свой меч, вложила его в ножны и последовала за остальными. За её спиной стены сотряс яростный удар ветра – самум добрался до Номад-Нура и разошёлся в полную силу.
В подвале было темно. Орки с ворчанием располагались кто где. Однако здесь чувство опасности завладело серафимой еще сильнее. Внутри надрывался колокольчик тревоги, оглушая своим звоном.

– Мы здесь не одни, – выдохнула она. – Где-то враг.

– Демоны бы побрали эту темноту, – рыкнул Цураг. Анриэль слышала, как пихают друг друга, глубоко дыша, орки. Минуты две ничего не происходило.

– Светлая, может, ты… – начал Цураг, но не успел договорить – раздался страшный булькающий звук и падение тяжелого тела. И – зловещее поскрипывание сухих костей.

Небесная воительница прикинула расстояние, вероятное место падения орка, высоту, с которой доносился скрип, мысленно обозвала себя дурой и взмахнула руками. Тонкая голубая молния на мгновение осветила подвал и впилась зубьями в поднявшего над черепом окровавленные кости рук скелета. Судя по последовавшим за этим звукам, скелет раскатился на отдельные фрагменты. Невыносимо завоняло паленой костью.

– Эй, светлая, а можешь тут как-нибудь… ну, чтоб видно было? – нерешительно подала голос одна из орчанок, кажется, Ширеза.

– Могу, но ненадолго. Я растратила много сил, первое заклинание было слишком сильным для меня, – ответила Анриэль и вытянула вперед руку. С её пальцев сорвались яркие блики голубоватого света, но не исчезли, а зависли в воздухе, слабо озаряя насупленные морды орков.

Повинуясь жесту серафимы, огоньки подлетели к тому месту, где орки обступили неподвижное тело.

– Цураг, – пробормотал Снурк. – Он мертв.

Анриэль подошла ближе, бледная, как привидение. Цураг лежал мордой вниз, в луже собственной крови. Скелет разорвал ему горло.

– Самум должен утихнуть на рассвете. – Снурк выпрямился, обвел всех строгим взглядом. – Тогда мы отдадим тело Цурага Матери-Земле.

В едином порыве все склонили головы.

– А до тех пор нам нужно выбрать нового лидера, – всё так же строго продолжал шаман. – Лично я голосую за Миррака.

– Миррак… Миррак… Миррак… – один за другим соглашались воины. Анриэль посмотрела на своего друга. Тот был невозмутим, только кивнул в знак согласия.

Тело Цурага подняли наверх, в зал, где произошла первая схватка. Орки расселись вдоль стен в подвале, мрачное молчание повисло в воздухе. Анриэль устроилась поближе к Мирраку и закрыла глаза, чтобы погрузиться в медитацию и восстановить потраченные на заклинания силы. Однако у неё ничего не вышло. Полная изумления, она вновь и вновь пробовала расслабиться, уйти в себя, но что-то удерживало её дух словно в тисках, не давая ему воли. Такого с Анриэль ещё не бывало.

Она поднялась на ноги, обошла помещение подвала.

– Чего мельтешишь, светлая? Уймись и сядь, – проворчал какой-то орк. Свет, вызванный серафимой, давно погас, но отличить её легкие шаги от орочьей поступи, разумеется, не составляло труда.

– Не могу. Здесь что-то есть. Что-то, что угнетает меня.

– Еще засада? – напряженно спросил Миррак.

– Нет, не враги, - покачала головой Анриэль. – Что-то другое. Это… Эти… эманации… Этот гадкий запах Зла… Не дает мне покоя. Тут что-то есть, но я не знаю, что это, и как до него добраться. Я уже не могу вызвать свет, но, может, у кого-то есть факелы?

В ответ раздалось шуршание, стук, а потом ярко вспыхнул огонь, осветив довольную морду хозяйственной Дарты.

– Спасибо. – Анриэль забрала у нее факел и, подняв его над головой, стала внимательно разглядывать помещение. Она очень волновалась оттого, что не знала, что именно следует делать – она ведь была всего лишь сбежавшей из обители серафимой-недоучкой, как когда-то заметил Брагат. Но она всё же ходила по подвалу, не обращая внимания на недовольное ворчание усталых орков, стараясь прислушиваться к своим ощущениям. Наконец, юная воительница остановилась у одной стены, присела перед орком, который там сидел.

– Шуртаг, отойди, пожалуйста, – попросила она.

– Да мне и тут не каплет, – проворчал орк. – Уймись, светлая, дай отдохнуть.

– Шуртаг, отойди! – В голосе Анриэли внезапно появились властные нотки, изумившие её саму.

Недовольно бурча, тот поднялся на ноги и отошёл от стены. Анриэль сунула ему в лапы факел, а сама присела у стены и стала ощупывать её. Кончики пальцев небесной воительницы оставляли за собой серебристо-голубые светящиеся следы, складывающиеся в непонятные непосвященным узоры.

Орки наблюдали за ней с нескрываемым недоумением. Наконец, Анриэль поднялась и отошла, скрестив руки на груди и закрыв глаза. Губы серафимы шевельнулись, почти беззвучно выдохнув:

– Повинуйся и отворись.

Серебристые узоры то вспыхивали, то гасли, Анриэль прикусила губу, её тонкая фигурка буквально излучала напряжение. И вдруг она пошатнулась, узоры ярко засияли, и стена задрожала. Один за другим кирпичи раздвигались, складываясь в небольшую арку. Когда всё успокоилось, Шуртаг с факелом сунулся внутрь. Его обдало затхлым воздухом, заставившим орка чихнуть, факел осветил высеченную из чёрного камня лестницу, уводящую вниз.

– Что это? – изумленно спросил он, подаваясь назад.

– Судя по всему, то, что вы искали, – ответила Анриэль, утирая холодный пот со лба. Открывание тайного хода отняло у неё последние силы. – Логово чернокнижника.

– Но почему?! – вдруг возмутился Снурк. – Почему?! Мы искали его столько времени! Мы не в первый раз в этом подвале, мы не единожды обнюхали здесь каждый кирпич, но ничего не заметили! А стоило тут появиться тебе – и вот, пожалуйста! – Он несколько театральным жестом указал на проход.

– Потому что вы орки, – мягко ответила Анриэль.

Воины уставились на нее, не зная, принимать эти слова как комплимент или как оскорбление.

– Я не в обиду это говорю, – усмехнулась серафима. – Это факт. Вы – орки, плоть от плоти земли. Поэтому чёрная магия и небесная магия серафимов для вас недоступны. Чернокнижник хорошо заклял своё логово. Я думаю, это чудо, что у меня хватило сил снять печать. Но с тем, что ждет нас внизу, я смогу бороться лишь мечом.

– Это уже немало, – заметил Миррак. Он пробился к самому входу, взял у Шуртага факел. – Я пойду первым.

Возражать никто не стал. Новоявленный глава отряда осторожно шагнул на первую ступеньку, потоптался по ней. Ничего страшного не произошло. Приободрившись, орк двинулся вниз по лестнице. Анриэль вытащила сверкающий меч и стала спускаться следом. За ней пошёл Снурк, а дальше потянулись и остальные, нервно сжимая в лапах оружие.

Друг за другом они вошли в логово чернокнижника.

Стоило Мирраку ступить на чёрные плиты пола, как на стенах сами собой вспыхнули развешанные по кругу факелы. Орк замер на пороге, и Анриэль протиснулась вперёд, держа перед собой меч.

Большой зал, уже порядком запылённый. Вдоль стен выстроились низкие стеллажи с книгами, хрустальные канделябры на длинных тонких ножках. Свечи тоже вспыхнули, но огонь в них был не алым, как обычно, а зелёным, и совершенно неподвижным. На крючке справа висела чёрная мантия из бархата, вышитая золотыми рунами. Руны были неизвестны Анриэли, но внушали ей отвращение. Она не стала касаться мантии. Дальше от мантии, в углу, валялось самое разнообразное оружие, от Тал-клинков тёмных эльфов до прямых рыцарских мечей и слабо светящихся магических посохов. А в центре…

– Что это за тварь? – пробормотал за спиной серафимы Снурк. – Никогда не слышал ни о чем подобном.

В центре зала плиты на полу были не черными, а белыми, но их густо покрывали засохшие пятна и потёки бурой крови. В середине возвышался бронзовый треножник, с которого поднимался густой зеленоватый дым. Он неспешно поднимался вверх, окутывая неподвижно висящую без зримой опоры ужасную фигуру.
Больше всего это было похоже на гигантскую, в два раза выше любого орка, ящерицу с серо-зелёной бронированной шкурой и трехпалыми лапами. Верхние лапы были гораздо короче нижних и сжимали два огромных кривых меча. Хвоста у твари не было. Облекая страшную фигуру демона, дым устремлялся вверх, растекался по потолку и, очевидно, сквозь какие-то щели просачивался наружу.

– Это, – прошептала серафима, – и есть источник ваших бед. Черное колдовство, которое не дает вашим мёртвым спать спокойно.

Она решительно подошла к страшному сооружению и что есть сил пнула треножник. Он покатился по полу, оставляя след из рассыпанных зеленоватых углей.

Огромная фигура в дыму шевельнулась и внезапно рухнула вниз.

Анриэль едва успела отскочить. Демон-ящер приземлился на задние лапы прямо перед ней и выпрямился во весь свой гигантский рост, взмахнув над головой мечами. Пасть, усаженная длинными игловидными зубами, распахнулась, исторгнув дикий рёв. Маленькие глазки, светящиеся всё таким же зелёным жутким светом, нашли цель, и демон взмахнул мечами, намереваясь располовинить застывшую перед ним маленькую светлую фигурку.

Анриэль ушла от удара, попутно взмахнув мечом. Не попала, кривые клинки из неземной стали просвистели над её головой.

«Вот это я попала в переплёт, – мимоходом подумала она. – Давай, серафим, вспоминай все, чему тебя учили в обители!»

Юная воительница откатилась в сторону, один из демонических клинков с лязгом врубился в плиту совсем рядом с ней. Демон снова взревел, шагнул к ней, клацая когтями по полу. Анриэль вскочила на ноги, отбежала к стене, прикидывая, какие у него могут быть слабые стороны. Бесполезно… Тварь из Преисподней казалась неуязвимой.

Анриэль взмахнула рукой, и с её ладони сорвалось несколько слабых бликов света. Демон небрежно отмахнулся от них лапой, и они погасли, а серафима осталась без капли магии.

Сзади что-то забормотал Снурк. Демон остановился – его лапы до колен окаменели, сковав его. Сзади осторожно подбирался Миррак, покачивая в лапах свой топор.

Анриэль вскочила и с безрассудной храбростью бросилась вперёд. Проскользнув под один удар, она приняла второй на свой меч (чудо, что он не рассыпался и не сломался от такого столкновения!) и полоснула демона по животу. Лязгнуло, на шкуре осталась царапина, которая тут же задымилась. Особого вреда она, похоже, не причинила, но демон пришел в ярость и снова издал оглушающий рёв.

Сзади Миррак обрушил на него свой топор. На шкуре задымилась еще одна царапина, пошире, а демон обернулся и взмахнул мечом. Воин увернулся, рискнул ударить ещё раз, но его топор встретился с клинком демона и разлетелся на мелкие осколки. Досадливо рявкнув, орк отбежал подальше, вырвал оружие у одного из своих товарищей.

Демон повернулся в его сторону, зловещё оскалился. Повел лапой, и магические путы сковали разом всех орков. Тварь направилась к ним.

Анриэль разбежалась и взлетела в воздух в великолепном кувырке, свалившись прямо на загривок демона. Шершавая шкура мигом превратила в клочья её перчатки, ободрала до крови кожу рук, к тому же оставив на ней сильные ожоги. Но серафима лишь крепче стиснула меч и с силой ударила по голове злобного существа. В ране мелькнула серая кость, вместо крови хлынул густой дым. Анриэль закашлялась – он жёг, разъедал горло.

Демон закрутился на месте, ошеломленный неожиданной раной. Магические путы на орках растаяли, и некоторые из них бросились бежать наверх. Остальные горохом рассыпались по залу, окружая демона. Миррак поудобнее перехватил новый топор, замахнулся. Снурк сосредоточенно что-то наколдовывал. Рявкнув, демон встряхнулся, и окаменение на нём разлетелось мелкой щебёнкой. Он резко крутнулся вокруг своей оси, и Анриэль, не ожидавшая этого, слетела с его спины и ударилась о стену, рухнула ничком рядом со Снурком. Шаман прекратил колдовать на демона, направил сияющие ладони в сторону серафимы. Она застонала, чувствуя, как срастаются переломанные кости, и, шатаясь, упрямо поднялась на ноги. Снурк схватил её за плечи:

– Где же твоя хвалёная небесная магия? Он уничтожит нас всех!

– Я же говорила, что исчерпалась без остатка! – Анриэль сделала попытку вырваться.

– Стоять! – рявкнул шаман. – Если я передам тебе свою энергию, ты сможешь колдовать?!

– Не знаю!

– Стой смирно!

Снурк закрыл глаза и напрягся, силой воли отправляя всю магическую энергию из своего тела в стоящую перед ним маленькую хрупкую серафиму. Это было больно – почти так же больно, как касаться голыми руками шкуры адской твари. Воины-орки успешно отвлекали внимание демона, на шкуре ящера дымилось уже не меньше пяти царапин, но два орка уже лежали неподвижно у стены, разрубленные страшными кривыми мечами.

Шаман смог передать Анриэли не так уж много магической энергии, но потом потерял сознание от слабости и сполз по стене на ступени лестницы. Серафима быстро повернулась к схватке, лихорадочно размышляя, какое заклинание применить. Те, которыми она владела в совершенстве, вряд ли принесли бы много пользы. На то заклинание, которое победило бы демона наверняка, у неё не хватит сил…

Анриэль упрямо тряхнула головой, откидывая с лица растрёпанные белокурые волосы. Разжала пальцы, меч со звоном упал у её ног. Демон мгновенно обернулся, ощерился и двинулся к ней. Не глядя на него, Анриэль подняла руки над головой.

– Услышь меня, святая София, – прошептала она. – Молю тебя, услышь меня и дай мне то, о чём я прошу. Дай мне силу победить это порождение ада. Дай мне силу, дай мне оружие, направь мою руку!

Демон подходил всё ближе. Анриэль зажмурилась, шепча заклинание. Между ладонями возник ослепительно яркий сгусток света, демон отшатнулся с недовольным рычанием. Свет жёг его глаза, заставлял пятиться прочь от безоружной хрупкой девушки.

Безоружной ли? Вспыхнув, комок света растянулся в яркий голубоватый луч и материализовался в сверкающее копьё – знаменитое энергетическое оружие серафимов. Анриэль перехватила его двумя руками, сияние копья запульсировало, один за другим с наконечника сорвались несколько сгустков света и ударили в демона.

Адская тварь оглушительно взревела. Из глубоких рваных ран повалили клубы дыма, плоть на груди разошлась, обнажив тёмные кости. Анриэль уклонилась от одного, второго удара, скрестила копьё сразу с обоими мечами, и неземная сталь не выдержала столкновения с небесным оружием, разлетевшись мелкими осколками. Ещё несколько энергетических разрядов пробили шкуру демона. Вопль боли потряс весь зал.

Демон скорчился, окутанный струящимся из ран едким дымом, а потом прыгнул на серафиму, целясь в неё длинными когтями. Анриэль не стала уклоняться, а напротив, шагнула навстречу, вскинув копьё над головой. Всей тяжестью собственного тела демон нанизался на него. Едкий дым окутал зал. Анриэль раскашлялась, задыхаясь, машинально потянула на себя копьё. Демон тяжело рухнул на плиты пола, содрогаясь и скребя пол когтями в агонии. Оружие в руке Анриэли потускнело, а потом и вовсе исчезло. Она подобрала свой меч, валявшийся неподалеку. Все вокруг виделось как в густом тумане, голова кружилась, дым обжигал горло. Пошатываясь, серафима подошла ближе к поверженному демону, готовая нанести ещё не один удар, если понадобится. Но тот был мертв.

– Отличная работа, светлая! – услышала Анриэль бас Миррака.

– Да, – вяло согласилась Анриэль. – Неплохая.

Мир вокруг неё почему-то закружился хороводом цветных пятен, а потом опрокинулся в темноту.

Первое, что ощутила юная воительница, очнувшись – восхитительный запах свежесваренного какао. Ещё не открыв глаза, она приподнялась навстречу этому аромату и услышала короткий смешок:

– Думаю, какао тебя вернет даже с того света.

– Это точно, – согласилась Анриэль и наконец открыла глаза. – Рада тебя видеть, Брагат.

– Взаимно, светлая. – Громадный орк подошел ближе и протянул ей большую кружку какао. – На, выпей.

– Спасибо. – Небесная воительница с наслаждением пригубила напиток. – А что произошло? Мы в Хорад-Нуре, да?

– Разумеется, – невозмутимо кивнул верховный шаман. – Неужели ты думаешь, что я помчусь невесть куда ради какой-то серафимы-недоучки?

Анриэль фыркнула в кружку. На этот раз подобные слова её совсем не обидели.

– Я же сказал Мирраку привезти мне твоё тело, если ты умрёшь, – продолжал Брагат. – А он, между прочим, так и решил. Насколько я понял из его довольно связного рассказа, ты отыскала логово чернокнижника и уничтожила обитавшего там демона, который не давал упокоиться нашим предкам…

– Скорее заточённого, чем обитавшего, – вполголоса заметила Анриэль.

– Сейчас уже неважно, – махнул лапой Брагат. – Главное, что его там больше нет, и нежити и тварей Шаддара тоже нет. Нас уверили, что и не появятся. Миррак сказал, что, убив демона, ты упала и потеряла сознание. Ты была очень бледной, вся в ожогах и ранах, не шевелилась и не дышала, и он решил, что ты мертва. Воины разгромили логово чернокнижника, уничтожили всю нежить, которая еще была в Номад-Нуре, и вернулись сюда с твоим полумёртвым телом.

– Ясно. – Анриэль отставила пустую кружку из-под какао. – Так ты меня исцелил? Я очень благодарна тебе.

– Нет, не я, – ухмыльнулся орк. – Я бы не справился. Но те, кто исцелили, очень хотят с тобой поговорить.

Хлопнула дверь.

– Она очнулась, Брагат? – послышался мелодичный голос.

– Да, проходите, – посторонился шаман. – А я, пожалуй, пойду пообщаюсь с Храндом.

Он вышел из дома, оставив Анриэль наедине с двумя сияющими серафимами. Одна глядела на нее с укоризной, вторая с лёгкой улыбкой.

– Ой-ёй, – пробормотала юная воительница, отползая подальше к стене.

– Действительно ой-ёй, – согласилась Астрала Темнокрылая.

– Как ты могла, Анриэль? – вздохнула Мэгвин Телари, глава Ордена серафимов. – Мы едва спасли тебя! О чём ты только думала?

– Я догадываюсь. – Астрала сложила руки на груди. – Скорее всего, о захватывающих приключениях и бессмертных подвигах.

Анриэль покраснела.

– Что ж, ты сполна получила и то, и другое! – неожиданно рассмеялась Темнокрылая. – Я думаю, орки никогда не забудут твой подвиг в Номад-Нуре. Верховный вождь Хранд распорядился выплатить тебе ни много ни мало пять тысяч золотых за уничтожение демона. Что за демон-то был, кстати?

– Я не знаю, – ответила Анриэль, не поднимая на нее взгляда. – Он был похож на огромную ящерицу с мечами в руках.

– Наверное, адский тёмный гвардеец, – задумчиво кивнула Астрала. – Наследие Андукара.

– Надеюсь, ты понимаешь, что за все твои выходки я обязана назначить тебе строгое наказание? – вступила в разговор Мэгвин.

– Я… готова понести наказание, - еле слышно ответила Анриэль. В конце концов, глупо было рассчитывать, что ей позволят путешествовать дальше…

Астрала присела на край кровати и легко дотронулась до её плеча.

– Тебе бы в любом случае пришлось вернуться в обитель, Анриэль, – мягко сказала она. – Битва с демоном отняла у тебя все силы… может, ещё больше, чем все. Тебе необходимо время, чтобы восстановиться. Ну и, разумеется, тебе всё же надо закончить обучение и получить крылья, чтобы продолжить поиски приключений на свою… голову.

– Я понимаю, – откликнулась Анриэль.

– Вот и умница. Давай, вставай и собирайся, тебе нужно забрать у Хранда свою награду. А потом Брагат телепортирует нас в ущелье Айс-Крик. Мы будем ждать тебя у портала.

– А как же мой Хорад-Нур’хим? – вспомнила Анриэль.

Серафимы переглянулись.

– Я не вижу причин отказать тебе забрать его с собой, - сказала Астрала.

– Зато я вижу! – возмутилась Мэгвин. – Вряд ли тогда ты почувствуешь тяжесть своего наказания! К тому же Хорад-Нур’хим в конюшнях нашей обители… Остальные кони не станут терпеть такое соседство.

– Ты глава Ордена, тебе и решать, – пожала плечами Астрала.

Юная небесная воительница печально вздохнула.

– Ты сюда не раз ещё вернешься, – приободрила её Темнокрылая. – Давай, иди собирайся.

Собирать Анриэли было немного – потрёпанный рюкзак, походная одежда (Мэгвин настояла на том, чтобы она переоделась в серебристую мантию послушниц, точно такую, в какой Анриэль сбежала из обители), несколько пакетиков какао, испытанный в бою меч. Серафима зашла к верховному орочьему вождю Хранду, там же застала и Брагата.

– Покидаешь Валлум? – усмехнулся шаман.

– Я еще вернусь, – ответила Анриэль.

– Кто бы сомневался. – Брагат подошел к ней, глядя на неё сверху вниз. – Ты всё-таки необычный серафим. Возьми-ка от меня на память.

Он протянул ей миниатюрный золотой амулет в виде цветка, украшенный прозрачными розовыми драгоценными камнями.

– Цветок кактуса, – догадалась Анриэль. – Тот самый, что цветет раз в сто лет, да?

Брагат кивнул.

– В молодости мне довелось найти такой цветок, – сказал он. – Этот амулет принесет тебе удачу, не сомневайся.

– Я и не сомневаюсь, – улыбнулась Анриэль и бережно спрятала амулет в рюкзак. Потом подошла к Брагату и обняла его (насколько хватило рук), шепнув еле слышно: – Да не оставят тебя удача и сила до конца дней твоих.

– А вот твоя награда. – Из-за спины шамана выступил Хранд и протянул ей довольно объёмный кошель, до отказа набитый тяжёлыми золотыми монетами. Он существенно утяжелил рюкзак Анриэли. – Все орки благодарны тебе за этот подвиг, все восхищаются тобой. Мы будем ждать твоего возвращения.

– Я обязательно вернусь, – ещё раз пообещала Анриэль и выскочила на улицу.

Повезло – она увидела выходящую из таверны знакомую фигуру. Значит, не придётся искать его по всему Хорад-Нуру.

– Миррак! – окликнула серафима и заспешила к нему.

– Рад тебя видеть. – Воин дружески хлопнул воительницу по спине. – Я уж боялся, что ты погибла там.

– Спасибо тебе за всё, Миррак, – от души произнесла Анриэль. – Я хотела кое о чём попросить тебя…

– Слушаю, – кивнул орк.

– Мне не разрешили забрать с собой в обитель моего Хорад-Нур’хима, – сообщила юная серафима. – Но, может, ты присмотришь за ним, пока я не вернусь?

– Конечно, – тотчас ответил Миррак. – Это совсем несложно.

– Спасибо! – обрадовалась Анриэль.

Вдвоём они зашли в конюшню, где она сразу узнала своего коня и направилась к нему. Хорад-Нур’хим не препятствовал, когда она погладила его по длинной лиловой гриве и прижалась щекой к конскому боку.

– Вот так, – неловко произнесла она. – Я тебя подчинила, а теперь бросаю... Но я обязательно вернусь, и мы с тобой еще объездим всю Анкарию, обещаю! А пока за тобой присмотрит Миррак. Договорились?

Хорад-Нур’хим переступил с ноги на ногу и выдохнул две длинные струи пара из ноздрей.

– Договорились, – решила Анриэль, погладила его ещё раз и покинула конюшню.

Миррак на правах друга проводил её до арки портала, где ждали Брагат и Астрала с Мэгвин.

– Готова? – поинтересовалась Астрала, взяв её за руку.

Анриэль молча кивнула.

– Тогда пошли.

Мэгвин первой шагнула в портал; Анриэль обернулась, помахала рукой смотревшим на неё оркам, и направилась следом. Астрала прошла последней.

Они вышли далеко от жаркой пустыни – ущелье Айс-Крик встретило серафимов свежим снегом и первым лёгким морозом.

– Снег! – юная воительница запрокинула лицо навстречу снегопаду. – Я так по нему соскучилась!

– Идем, – Мэгвин первой зашагала в темноту ущелья.

– А ты? – вопросительно посмотрела Анриэль на темнокрылую серафиму. – Ты пойдешь с нами?

– Да. Но я вернусь домой через два-три дня, – спокойно ответила Астрала.

– А когда я смогу вернуться в Валлум?

– Когда Мэгвин разрешит. Но если тебе очень захочется… – она лукаво улыбнулась, – я могу научить тебя пользоваться порталом…

Анриэль просияла.

Серафимы вошли в ущелье, и снегопад поглотил их светлые фигуры.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Для голосования по конкурсу «Кубок Бредбери-2018» вы должны быть зарегистрированы.

Ваш комментарий должен содержать оценку «—», «0» либо «+» и обоснование этой оценки.

Помним, что минус — работа плохая, негодная.
Плюс — работа хорошая.
Ноль — работа посредственная, либо плюсы уравновешиваются минусами.

Модераторы оставляют за собой право напоминать участникам о правилах и пресекать агрессивные действия.

Комментарии   

 
+1 # Astalavista 02.05.2015 18:13
Вспомнив, где она, серафима с любопытством огляделась. Она находилась – она-она
- Светлая госпожа… - забыла заменить на тире )
Арогарн – ох, кого же мне это имя напоминает?))?
расположилась группа орков, оживленно что-то обсуждавшая. Над всеми ними возвышался, как скала, огромный рыжий орк. – много орков на маленький абзац
И у тебя изначально не было пустых строк между разными событиями, или они съелись в процессе редактирования?

Давно уже точила зубы на этот рассказ. ))) Наконец-то осуществила свою мечту.
Мне очень понравилось ) Я верю Анриэль - ну кто не мечтал отправить в путешествие за подвигами? Особенно если ты серафима, призванная бороться со злом. Понимаю, почему она никак не могла усидеть на месте ) И при этом радуют ее тоска и сомнения - долой героев с одним путем и такой же прямой извилиной! Хотя то, как она без магии кинулась на демона, несколько опускает ее )
Отличное вышло путешествие - и в снегах, и в людском королевстве, и в пустынях орков. Да, удивительный и обширный мир (Да, до предыстории я тоже доберусь!) И ты здорово провела по его части читателей. Орки очень понравились - интересные ребята.
Конец чудесен ) Астрала коварная ))) Я вся раз улыбалась в тот момент )

ficwriter.info/.../... - буду рада, если прокомментируешь )
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 05.05.2015 11:46
Спасибо, Аста) Постараюсь подобрать синонимы и поправить тапочки.

"ох, кого же мне это имя напоминает?))" - я прямо даже не знаю... Все имена в Сакреде такие оригинальные, ну прямо такие не пасхалки вовсе... :sarkasm

Я очень рада, что история тебе понравилась) А то, что Анриэль кинулась на демона - ну, первый опыт, он всегда комом)) Зато впредь будет осторожнее.
И да, буду счастлива, если доберёшься до основной истории :oops:

Спасибо за комментарий, жди с ответным визитом))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fahrengeit 03.03.2014 21:44
Комментарий инквизитора:

Несмотря на то, что это в своём роде сиквел, знание предыдущей части действительное необязательно. И это хорошо, отдельные, самобытные рассказы всегда выделяются.
История вышла весьма милой. Эдакое приключение "туда и обратно", которое ещё и не обернулось ничем плохим, что вдвойне удивительно. Правда обыгран штамп "важности" главного героя, избранности - если бы не Анриэль, то тот демон не был бы никогда изгнан. И действительно, а чего серафимы никак не прореагировали на факт заточения сильного демона? Почему не пришли на помощь? И наверняка бы это не заняло много времени, учитывая, что неопытная Анриэль с ним справилась. С другой стороны, если бы ей не удалось ничего изменить своим путешествием, его бы уже нельзя было назвать полезным)
Немного скажу о стиле - в основном читать приятно, замеченные ошибки в основном ограничивались тавтологией, которые в будущей перечитке (если она планируется) можно обнаружить. Но вот есть определённые моменты в тексте, которые под конец уже начинали раздражать. Трапезы. Автора во всех красках расписывает, что поел герой, но фактически это никак не влияет на историю. С какао можно понять - вышло что-то типа фишки - но когда уже пошли фразы "Ну это какао хуже шамановского, но все еще лучше, чем тот, который был в Порт-Валлуме"... к чему я веду - это всё лишняя информация. Её можно изредка вставлять, когда трапезой действительно можно удивить. Но в ряде случаев это не было чем-то из ряда вон выходящим, просто герой покупает еду и ест её, а читатель за этим наблюдает) Ну и микроэкономика с торговцами тоже веселит, но это всего было два или три раза за рассказ, так сильно в глаза не бросалось.
Про персонажей мало что можно сказать. Судя из названия рассказа, акцент поставлен на Анриэли. По пути встречаются различные личности, но к концу рассказа о многих и не вспомнишь, что сказать. Не думаю, что это минус: в конце концов, важный персонаж тут только один, а все остальные лишь играют роль побочную)
Воины уставились на нее, не зная, принимать эти слова как комплимент или как оскорбление.
- Ни то, ни другое,

В этот моменте лучше заменить слова Анриэли. Воины-то уставились, но про комплименты и оскорбления ничего не было сказано. В принципе, логично, что она тут же себя поправит и скажет "Не в качестве оскорбления это сказано", или как-то в этом духе.
было намного более чисто и уютно
чище и уютнее, все же, с "более" лучше не употреблять эти слова)

В общем, рассказ хорош. Он не так масштабен, как оригинал, но зато и со своей задачей показать ещё кусочек истории мира справляется на ура. Так что желаю автора удачи в дальнейшей работе над фанфиками по этой вселенной.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 04.03.2014 09:03
Спасибо, Фар)) Мне очень приятно, что тебе понравилась ещё одна моя анкарианская сказка))
Я надеялась, что у меня получится отдельный рассказ. К сожалению, из-за Астралы сделать его целиком отдельным всё же не вышло

"И действительно, а чего серафимы никак не прореагировали на факт заточения сильного демона? Почему не пришли на помощь?" - о нём просто никто не знал. Демон спал, не привлекая к себе внимания - если бы он проснулся и начал творить гадости, серафимы, без сомнения, разыскали бы его. Но в плане подозрительно-демони ческих происшествий после смерти Шаддара в пустыне было тихо, и небесные воительницы просто не сочли нужным тащиться на другой конец света в зной, где ещё неизвестно, найдут ли что-то

Постаралась повылавливать всё, что нашла. Лишние обеды Анриэли и поправки в том числе))

Спасибо тебе огромное за комментарий)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 25.07.2013 11:07
Здесь вроде таких серьёзных нарушений не заметила, но вот только Алиция - твоя извечная проблема - постоянные имена. Ты постоянно называешь героинь по их именам. Ну подбирай же эпитеты, там для Мэгвин - глава Ордена Серафимов, Наставница монастыря Айс-Крик... Для Астралы - героиня Анкарии, супруга Шаддара (это всё-таки тоже её отличительная черта). А так у тебя вечно одни имена.
Что ж, вот и справедливое наказание за то, что сделала. Серафим-недоучка, как правильно выразился Брагат, конечно, спас операцию, но пошёл в пасть демона не подготовившись. Ну, вот спал он себе и никого не трогал, отдохнула бы, успокоилась и со свежими силами пошла бы громить святилище. Так нет же, нам подвиги подавай, если бы не шаман, поделившийся энергией, все бы там полегли и она одной из первых бы была.
Алиция_Рэйвен (18.05.2013 02:07)
Спасибо, Ами! Имена поправлю, конечно)) Проблема с ними потому, что они мне больно нравятся)))))
Спасибо, что читала и комментировала - рада, что мидик пришёлся тебе по душе)
Амидас (18.05.2013 13:30)
Алиция, я понимаю, что тебе нравятся имена твоих героев, мне тоже очень нравятся имена моих, но когда ты постоянно их так называешь... Ну, не смотрится, понимаешь...
Мидик неплохой вышел, хотя кажется, что история оборвана наполовину, вот честно.
А теперь коротенькую рецензию напишу.
По идее должно бы быть продолжение, не знаю, будешь ли ты его писать, но действительно, она кажется незаконченной.
Само произведение чёткое, выверенное, стилистика у тебя как всегда на высоте, было очень интересно читать о взаимоотношениях серафимы и орков, которые, к моему удовольствию, не показаны тупорылыми полускотскими существами. Понимаю, стереотип и типичное в фэнтези, но порой уже поднадоедает, честно.
Понравилась и концовка. Чётко показывает, что Анриэль хоть как-то но повзрослела. Она поняла, что получить приключения и стать героиней можно точно так же, как и погибнуть в первой же схватке. А что? от стрелы из кустов никто не застрахован, а учитывая, что она не носила броню серафимов и не имела крылья, то распознать в ней ангела невозможно.
В общем, приключение вышло интересное и очень поучительная, показывает, что порой глупость и стремление показать себя и увидеть мир, помочь людям может обернуться очень нехорошей стороной. Всё-таки не до конца обученный воин намного неприятней, чем не умеющий драться вообще. Ведь весь отряд будет знать, что от этого не обученного ждать ничего не придётся, а недоучка полезет в бой и первым же, в стремлении совершить подвиг, лишится головы. Что здесь ярко показано не отдохнула, не разобралась и полезла громить святилище и выпустила гвардейца.
Ну вот дремал он там себе и дремал бы дальше, что мешало уйти в другой дом, там отдохнуть, а потом вернуться? Нет, надо же уничтожать зло прямо на месте - время не ждёт.
В общем, рассказ получился даже очень поучительный и выверенный. Спасибо тебе за него.
Алиция_Рэйвен (18.05.2013 13:40)
Имена поправлю, как только лапки дойдут до этого)
Продолжения не будет) Это один из многочисленных задуманных мною сиквелов "Семи золотых нитей" - маленькие истории второстепенных персонажей Анкарии)) Этот был написан в период обострения любви к пустыне Валлум, и, соответственно, к её обитателям)))
Основная идея как раз та, которую ты обозначила - мне даже добавить нечего, кроме "спасибо-спасибо!!". Я не знаю, что будет дальше с Анриэль - для меня её история окончена на этом приключении. Но надеюсь, что ты права, и она таки поумнела))))
Спасибо за рецензию!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp