Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Almond: :sun
GennadyDobr: А она заявила - У наших детей будет двойная фамилия. И шерсть дух разных раздельных цветов.
На что не согласишься ради любимой?..
GennadyDobr: Thinnad, однажды черный-черный гималайский медведь влюбился в белую-белую полярную медведицу...
Thinnad: GennadyDobr, я вот даже задумался))))))) Как получилось, что панды чёрно-белые. Если Ната не поведает нам отгадку, придётся сочинять самому. А это может быть...
GennadyDobr: Нужно разобраться. от кого рождаться!
Thinnad: Особенно если не повезло и ты не родился пушистым чёрно-белым мишкой
Thinnad: Да!!! Величественность и красота - наше всё!
Li Nata: а не так-то просто, оказывается, ответить на вопрос - ЧТО РАНЬШЕ: ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИЛИ ЖАНР?)))
Li Nata: «link»
Li Nata: Ура, дискуссия открыта)
Li Nata: а некоторые просто панды :panda_bamboo
Li Nata: GennadyDobr не, монарх прекрасен и величественен!
GennadyDobr: Тин, я принял обет - наполнять Синий сайт ежедневно всяческими нетленками. Но - боюсь показаться навязчивым...
:_(
GennadyDobr: Почему монарх невесел?
Thinnad: :king
Thinnad: Не сдадим! :no
GennadyDobr: вопрос к сайту. Кто постит цитаты в нашей группе в ФБ?
В диапазоне от изумительных до неоднозначных... :scepsis
GennadyDobr: Спасибо за снисходительность )
Li Nata: то есть с Нереичкой)
Li Nata: Я согласен с Арамисом! (с)
Нерея: GennadyDobr не в этом столетии :-)
GennadyDobr: Интересно, как скоро Синему сайту надоедят мои рассказики?..
:scepsis
GennadyDobr: :)
Li Nata: GennadyDobr хотя шутка ваша добавила в дождливый день чуток юга и моря)
Li Nata: GennadyDobr чудесно и романтично) но вам-то зачем? У вас узнаваемый образ, хороший ник и все это соотносится с вашим творчеством - зачем?))
GennadyDobr: Спасибо, Ли Ната!
Подумываю взять псевдоним. Как вам, к примеру, Александр Грин? ))
Li Nata: GennadyDobr спасибо))) возвращайтесь, всегда рады) вам и вашим историям
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
чтобы еще раз вернуться.
GennadyDobr: Попадая в знакомое приятное место,
оставляю рассказ вместо монетки,
Аллен: Какая-то прямо обморочная тишина образовалась в чате после стихотворного буйства...
Almond: Подъездно-домовое:

В щель подглядывала соседка,
Черной зависти шла руда.
В ее жизни - такое редко.
А еще точней - никогда.
В полном ритме дрожали лифты,
Разевая железный рот,
По панелям бежали шрифты,
Что писал на стенах народ,
"хы" и "пи" так рифмуя, словно
Все свиданья зависят от них.
И влюбленные - ну условно -
Не получат волшебный стих.
Almond: Thinnad ага)))
Thinnad: Врежусь я сиденьем
Под твоё дыхание,
Сожми меня коленями,
Я - твоё свидание!

Потными ладошками
Сожми покрепче руль.
Поработай ножками,
Я ж тебя люблю!

Мигаю катафотами,
Ласкаю блеском спиц
Оседлай меня-ка ты,
И помчали вниз!
Thinnad: а вот романтишно-велосипедное:
Almond: Thinnad бревна Ильича приплести - это круто))))))))
Thinnad: Almond :O я спать теперь не смогу! И мыться!
Almond: Thinnad :lol Кажется, близится конец)))
Alizeskis: Круть! :popcorn
Almond: Банно-прачечное:

Тазик! Тазик! - кричал он страстно
И мочалкой сновал по ней,
Он по мылку скользил опасно
Возле скользких ее дверей.
Она нежно измазала маслом
Его стойко горячий кран,
И намазала не напрасно - разразился пеной вулкан.
Alizeskis: :applause
Thinnad: Клекот барса и блеянье овна -
Ей сулил наслажденье тот звук!
Как Ильич - перегретые брёвна
Она скинула взвизги подруг.

Словно рысь, словно мягкая белка,
Устремилась в коварный капкан!
Взгромоздилась, окутала грелкой,
Расплескала любви океан!
Thinnad: что-то мелкобуржуазно-нимфеточное:
Thinnad: Almond, вполне, вполне))))))
Alizeskis: Ни поэзию, ни эротику - не мочь))))
Almond: Thinnad :biggrin :butt
Alizeskis: Thinnad, я лучше понаблюдаю - это зрелищнее! :nyam
Thinnad: откуда оладьи вылезли вообще?
Thinnad: присоединяйся
Thinnad: привет, Лисик)
Thinnad: Он её полумесяцем гладил,
Под коленками всласть щекотал!
Целовал между звёзд и оладий,
И туманностей прядь отыскал.

Он кометою в тучи вонзился,
По ладони катилась луна -
солнце в темечко им опустилось,
А комету поймала – она.
Thinnad: Вот, это ты на меня плохо влияешь))
Alizeskis: Almond, хорошая помощь! :nyam
Almond: Alizeskis ну да, это ж в помощь авторам)
Alizeskis: Вот так зачитаюсь - глядишь, сподобится эротичный рассказец у меня))
Almond: Alizeskis ими)
Almond: Alizeskis привет)
Thinnad: :dansing просто отлично)))
Alizeskis: Плюшками балуетесь?
Alizeskis: Привет, Ангел, Привет, Тин!
Thinnad: Almond, кондитерская элегия))))))

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 579
Гостей: 577
Пользователей онлайн: 5

Пользователи онлайн
Морра
Ялира
SBF
Умка
Li Nata

Последние 3 пользователя
Павел Чук
Геннадий C
omexi

Сегодня родились
carnotaurus Eintermeiner Lieben JuliaSky Ангел rain Хрустальная Дженнифер

Заказать вычитку

11567950

Всего произведений – 3214

 

Пожалуйста, небо

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
In3tegra
Katekyo Hitman Reborn
Reiko-tan
Занзас/Скуало
Ангст,Драма
Смерть персонажа, OOC
слеш
16+ (R)
мини
Да и если подумать, то какая к черту любовь может быть между двумя наемными убийцами? Они и знать-то такого слова не должны! Все, что есть в их жизни это бесконечные сражения и реки крови, своей или чужой, тут уж как карта ляжет.
закончен
мир и герои принадлежат не мне
только с моего разрешения
Изначально это задумывалось как сонгфик на песню Аниты Цой "Пожалуйста небо", но в процессе написания сюжет ушел куда-то в сторону и потому я решила оставить его просто обычным миником.


 

Пожалуйста, небо

  

Тишина в комнате такая густая, что, кажется, в ней можно задохнуться, если не раздастся хоть звук. Из-под двери пробивается тонкая полоска света, но растворяется еще на подступах к пушистому ковру, так как в этом царстве мрака нет места ничему светлому.

На большой кровати лежат двое. Занзас давно спит, едва заметно хмурясь во сне, а Скуало просто смотрит в потолок, – пожалуй, единственное светлое пятно в помещении. Уставший организм мечника требует отдыха, но сон не идет. В голове жужжат тысячи мыслей: словно рой разъяренных ос, они, так же как эти насекомые, больно жалят. Хочется свернуться клубком и расплакаться, словно ребенок. Но он уже давно вырос из того возраста, когда можно было позволить себе нечто подобное; давно смирился и научился терпеть любую боль. Вот и сейчас Скуало тихо лежит и считает собственные вдохи, стараясь сосредоточить внимание на них, пытаясь отвлечься и заснуть. Только во сне он может позволить себе расслабиться, даже если босс рядом...

Во сне Скуало свободен, там нет цепей, удерживающих его, там нет боли. В реальности все куда сложнее...

Суперби понимает, сейчас надо собраться с духом и уйти из этой мрачной комнаты и от ее хозяина, но сделать шаг так тяжело... и не только от осознания того, что никуда на самом деле не уйдет, пока хищник не отпустит свою жертву. А он не отпустит... разве только на тот свет, но и эту милость придется выпрашивать.

Даже во сне Занзас оставался собой. Кажется, он никогда не расслабляется и не меняется. Жестокий, хладнокровный, не признающий слабостей.

Когда-то Скуало был таким же, как босс. Они словно два диких зверя путешествовали по миру, уничтожая своих и Вонголы врагов, не щадя никого. У них была одна цель и одна жизнь на двоих. Тогда было просто, а потом все неожиданно изменилось: Скуало сломался, оказался недостаточно силен, чтобы противостоять собственному сердцу. С самого начала он знал – влюбиться в Занзаса – самая большая ошибка, которую только способен совершить человек. Но чувства редко интересуются доводами здравого смысла. С тех пор для мечника начался его персональный ад. Как босс узнал о его чувствах – так и осталось загадкой. Еще большая тайна заключалась в том, что Скуало не понимал, зачем тот заставил его признаться? Взаимностью Занзас не ответил. Да и не собирался. Боссу Варии чужды такие глупые эмоции, как любовь. Он может привыкнуть к кому-то и даже по-своему привязаться, но никогда эти чувства не станут настолько сильны, что он не сможет их оборвать, растоптать и выкинуть, как пустую бутылку из-под виски. Скуало даже завидовал боссу и этой его способности, потому как сам был не способен побороть свою зависимость, словно Занзас стал всем миром для него. Только рядом с ним можно жить и дышать, даже если каждая минута, проведенная рядом с этим жестоким небом, наполнена болью.

Мечник привык скрывать свои чувства, даже тогда, когда это не имело смыла. Он не опустится до того, чтобы показать свою слабость, никогда не попросит Занзаса избавить его от боли. Проще сцепить зубы и переть напролом, как он делал это раньше. Пожалуй, безмерная гордость – это единственное, что позволяет держаться и делать вид, будто поведение босса совсем его не трогает. Да и, если подумать, то какая, к черту, любовь может быть между двумя наемными убийцами? Они и знать-то такого слова не должны! Все, что есть в их жизни – это бесконечные сражения и реки крови, своей или чужой. Как карта ляжет. Оттого его чувства вдвойне глупы и, наверное, он заслужил всю ту боль, которую испытывает, даже просто смотря на Занзаса. Такие, как они, не должны чувствовать. Это против самой природы.

Поняв, что заснуть не удастся, Скуало медленно поднялся с кровати и, подхватив с пола одежду натянул ее. Покидать комнату не хотелось, но остаться – значит обречь себя на еще большую боль. Когда босс проснется, то не упустит шанса проехаться по глупой Акуле, которая все еще чего-то ждет.

Скуало не понимал, почему Занзас поддерживает их странные отношения, зачем держит так близко? Эта близость была самой изощренной пыткой, которую босс только мог придумать. Мечнику было бы куда проще держать себя в руках, если бы Занзас оставил его в покое, если бы не обнимал так крепко каждый вечер, не смотрел таким горячим взглядом... Он словно обещал, что полюбит в ответ, как будто пытался убедить, что у Суперби есть шанс на взаимность, но потом сам же разбивал эту призрачную надежду грубыми словами, жестокими действиями и приказами. Но в этом был весь Занзас, ему нравилось играть. Как настоящий избалованный ребенок, он не привык ни в чем себе отказывать... Возможно, для него это было сродни тому, как дети отрывают лапки и крылья насекомым, а потом наблюдают за результатом.

Собственная комната встретила мечника тишиной и темнотой, но не такой тяжелой, как в спальне Занзаса, там словно каждый миллиметр пространства был пропитан злобой хозяина и его пренебрежением.

Суперби с тихим стоном растягивается на кровати и смотрит в потолок, в очередной раз ругая себя за слабость и глупость. Занзас словно проверяет его на прочность. Сколько еще он выдержит? Тупой босс не понимает: капитан не железный. Он гораздо слабее, чем кажется. Скуало привык демонстрировать силу, но и слабость ему не чужда, особенно, если дело касается эмоций и чувств, – в этом Скуало никогда не был особо силен. Фехтование отнимало все его время, когда он был ребенком, потом начались проблемы посерьезнее – например, удержать на плаву Варию, дожидаясь разморозки босса... На чувства не было времени, не было его и на то, чтобы научиться правильно реагировать на подобные ситуации.

После ночей, проведенных с Занзасом, Скуало не мог уснуть, в голове непрестанно крутились картинки глупых фантазий о том, что было бы, если бы босс все-таки ответил ему взаимностью? Собственное сознание словно издевалось над капитаном, не давая забыть и отвлечься.

Сегодняшняя ночь не исключение, но под утро сон все же сморил мечника, позволяя, пусть и не надолго, но все же сбежать от проблем реального мира.

***

Кровь... повсюду разбросаны останки тел и кажется, будто весь мир окрашен красным. Скуало с головы до ног покрыт чужой кровью, ему не привыкать: меч не способствует “чистым” убийствам, но в этот раз все как-то слишком тяжело.

Мечник задыхается, стоя посреди поля смерти. Хочется закрыть глаза и надеяться, что когда он их откроет, картина изменится. Он устал настолько, что даже стоять и дышать трудно, липкий сладковатый запах смерти и крови усиливает чувство слабости. Скуало всеми силами сдерживает рвотные позывы. Давно он не испытывал ничего подобного. Эмоции от вида трупов притупляются, если ты всю жизнь идешь рука об руку со смертью, сея ее по повсюду на своем пути.

Где-то поблизости находится Вария.

Неужели босс изволил в этот раз пойти со своими подчиненными? Хотя, если бы не приказ Девятого, черта с два он бы оторвал свой царственный зад от любимого кресла.

Только мысли о том, что Занзас может увидеть его в таком состоянии, заставляют Суперби открыть глаза, глубоко вздохнув, натянуть на лицо привычный оскал и с громогласным “Вро-о-ой!” пойти на поиски товарищей, изображая сильное возбуждение от битвы и воодушевление очередной победой.

– Вро-ой! Чертов босс! Мы закончили, можно возвращаться, – Скуало подлетает к Занзасу, стоящему в стороне от основной арены действия. Это задание слишком простое, чтобы босс захотел поучаствовать в общем веселье. Бел подходит следом за мечником, истерично улыбаясь и разглядывая покрытый кровью стилет.

Вот уж кто точно получает неземное наслаждение от миссии.

Скуало снова чувствует предательскую слабость, но, несмотря на это, на его лице не дрогнет ни один мускул – капитан Варии не упадет в обморок от вида крови, как какая-то баба. Он только фыркает и идет к машине, стараясь лишний раз не смотреть на Занзаса, шагающего чуть впереди. Достаточно и того, что им придется провести много “веселых” часов вместе, составляя отчет для Вонголы: старик явно не удовлетворится устным отчетом.

Дорога кажется в разы длиннее из-за того, что босс сидит рядом – слишком близко – и периодически бросает странные взгляды на капитана, паскудно усмехаясь, словно задумал что-то... Хотя, может, и правда задумал. Суперби давно перестал понимать Занзаса с его заскоками, предпочитая принимать причуды без разговоров: босс всегда прав, по умолчанию. В настройки лезть не хочется. Мечнику и без этого хватает проблем.

***

Скуало хочется кричать, разбить что нибудь, а еще лучше – разнести к чертям весь особняк. Терпение на исходе, а сил терпеливо сносить капризы Занзаса, уже не нет. Хотя виноват-то не босс, а сам мечник. Дурак! Влюбился, как школьница, и теперь сам от этого страдает. Признаться боссу в чувствах было глупо, но еще глупее было позволить использовать эти чувства против мечника. Занзас же – гребаный садист, ему доставляет удовольствие издеваться над людьми, особенно – над Скуало. Суперби искренне не может понять, за что босс так ненавидит его, почему всегда срывается именно на нем? Не важно, в чем причина плохого настроения начальства – пострадает все равно его заместитель.

Скуало дико, безумно, до зубовного скрежета ревнует Занзаса ко всем его шлюхам, ко всем, с кем босс хоть чуточку любезен, даже если эта вежливость обусловлена острой необходимостью соблюдать субординацию.

Суперби мечтает забыть свою любовь, забыть его, вышвырнуть из сердца и памяти. Он каждый вечер обещает себе, что утром все изменится, что он просто уйдет, если надо – то даже из Варии. Но наступает следующий день, и мечник понимает, что опять ничего не получится. Дело даже не в клятве или гордости, а в том, что он не сможет жить без босса. Без тех редких ночей, что они проводили рядом, когда Занзас был наиболее человечен и не стремился сделать больно каждым словом или действием. Скуало понимает, что не умеет жить без своего босса, не знает, как это. Слишком трудно, тяжело, больно, но так нужно... Занзас – это его Небо. Безграничное жестокое небо, и жизни без него не будет. Скуало продолжает каждый день приходить в кабинет Занзаса, терпит насмешки и плохое настроение, ловит каждый взгляд и ненавидит себя за это. Любовь – это слабость, и он слаб, по детски беспомощен...

– Босс, зачем ты это делаешь? – Скуало сидит на ковре в кабинете Занзаса, прислонившись к краю кресла, и разглядывает осколки стекла перед собой. У него нет сил встать или заорать, он ужасно устал от всего этого. Мечник мечтает только о том, чтобы положить конец этому аду.

– Делаю что? – Занзас задумчиво перебирает волосы своего капитана и едва заметно усмехается. Со стороны выглядит как полная утопия...

– Почему ты держишь меня рядом? Почему просто не выгонишь, не отпустишь? – Суперби закрывает глаза и изо всех сил старается не замечать ласкающих прикосновений. От этой незатейливой ласки ему больнее, чем от самых жестоких побоев. Когда Занзас бьет – это нормально, это помогает выстраивать границы. Но когда он ласков – это странно, необычно и внушает ложную надежду на взаимность. С надеждой так сложно бороться.

– А почему я должен тебя выгонять? – Занзас и сам не знает ответа на этот вопрос. Он не любит Скуало, но и выпускать из рук такую полезную игрушку не намерен. Мечник принадлежит ему и только ему, приятно знать что есть рядом настолько зависимое существо. И еще приятнее знать, что он кому-то по-настоящему нужен.

– Ты же ничего ко мне не чувствуешь... Так зачем держишь? – Это первый раз когда Скуало набирается решимости поговорить с боссом о том, что с ними происходит. Сам он никогда не сможет положить этому конец, просто потому что не хочет. Так странно... Как можно всем сердцем желать и, в тоже время, так панически бояться того, что желание исполнится?

– Я тебя не держу, мусор. И с чего ты взял, что я ничего не чувствую? – Краем сознания босс Варии понимает, что перегибает палку. Его капитан и так сломлен, он уже сдался и слова Занзаса причинят ему новые страдания, но остановиться просто невозможно. Это сродни рефлексу.

Скуало вздрагивает и сильнее зажмуривает глаза. В этом весь Занзас. Он не умеет быть другим, ему чужды сострадание и все, что с ним связано. Суперби понимает, что непозволительно раскис. Этим он только дает своему Небу новый повод для издевательств, но сдержаться выше его сил. Слишком долго носит он в себе эти чувства, слишком долго держит маску. Всему рано или поздно приходит конец, и его выносливости – тоже.

– Твою мать, Занзас... прошу тебя, просто отпусти! Ты же видишь, во что ты превратил меня. Неужели не наигрался? Просто отпусти... – Скуало готов пойти на что угодно, только бы потушить пламя, пожирающее его изнутри. Чтобы не чувствовать всего этого, чтобы больше не было предательской дрожи и слабости от любого мимолетного прикосновения босса.

– Ты хочешь уйти? – На удивление, это не вызывает у Занзаса плохих эмоций. Этот мусор и вправду спекся, он многое сделал для босса и, пожалуй, заслужил небольшое поощрение. Он и так долго держался. И даже сейчас он не потерял себя окончательно. Конечно, Занзас мог бы и принять чувства мечника, возможно, он бы даже научился любить его – в жизни и не такое случается. Но сказать... Нет. Босс Варии не может позволить себе подобную слабость, даже если очень хочется.

– Не знаю, – ответ звучит очень подавленно. Скуало уже не надеется на то, что просьба дойдет до адресата. Но неопределенность убивает, словно медленно действующий яд, разливаясь по венам и скручивая внутренности в тугой узел. Ни “да”, ни “нет”, – босс завис между этими ответами и явно не собирается склоняться в какую-либо сторону. Так зачем мучить себя еще больше? Зачем ждать того, что все равно никогда не случится?

– Задание в папке на столе, бери и не возвращайся. Не хочу убивать тебя своими руками. Все-таки ты был довольно полезен, иногда, – Занзас убирает руку с головы мечника и закрывает глаза, откидываясь в кресле. Он не будет удерживать этого придурка от глупых решений, это его выбор. Возможно, так и впрямь будет лучше. Капитан стал слабаком, а такие Варии и боссу не нужны. Можно считать это актом милосердия, как эвтаназия... Да и то, что больше не придется ловить на себе этот взгляд побитой собаки, не может не радовать.

– Спасибо босс... Я... А, ты и сам все знаешь, так что просто спасибо, – Скуало медленно поднимается с пола и, словно во сне, идет к выходу, захватив по пути папку с миссией. Последнее задание... все куда лучше, чем он мог думать.

Как только за мечником закрывается дверь, Занзас поднимает трубку телефона и вызывает Бельфегора. Принц не заставляет себя долго ждать.

– Что-то хотели, босс? – Эта постоянная ухмылка... как же она порой бесит.

– Тебе показалось, – Босс берет со стола еще одну папку, как ту, что взял Скуало, и швыряет ее Урагану.

– Задание, принцесса. Держись подальше от патлатого мусора и добей тех, что останутся. А потом притащи его труп сюда, – больше Занзас ничего скажет и Бел знает это, так что вопросов не задает. К тому же все и так более чем понятно: босс и капитан, наконец, выяснили отношения... Вполне предсказуемый финал.

***

Скуало лежит на холодной, залитой кровью земле и смотрит в небо, простирающееся над головой. Низкие свинцовые тучи закрыли собой весь небосклон, начал накрапывать мелкий дождик. Скоро он превратится в настоящий ливень. Дышать становится тяжелее. С каждым выдохом уходила жизнь. Рваная рана в животе уже почти не болит. Суперби сейчас вообще не чувствует своего тела. Слишком большая кровопотеря, даже странно, что он еще в сознании. Единственное, о чем он сожалеет – это о том, что так и не сказал Занзасу о своих чувствах в последний раз... Пусть бы это ничего не изменило, но так было бы правильнее. В глазах темнеет и неба теперь не видно. Так больно от того, что толком не попрощался. И, в тоже время, удивительно легко его все-таки отпустили. Глупая жизнь и судьба... Интересно, а если бы они были обычными людьми, то могло ли все сложиться иначе? Нет. Не будь они теми, кто есть, их встреча никогда бы не состоялась. Угасающим сознанием мечник успевает отметить, что на самом деле ни о чем не жалеет. Какой бы не была его жизнь и сколько бы боли ему не пришлось вынести, если бы ему дали шанс начать все сначала и заново пройти свой путь, то он ничего бы не стал менять. Разве что не позволил бы Девятому разлучить их с боссом на целых восемь лет... Он бы, как и в этой жизни, дорожил каждой секундой, проведенной рядом со своим Небом.

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Комментарии   

 
# Thinnad 23.07.2013 18:10
Обратил внимание, что автор любит играть ангстом, достаточно резко обозначая драматический апофеоз при плавном, мягком вступлении. Очевидно, есть авторский почерк, что само по себе хорошо.
Очень правильно гг в конце умер. Иной итог превратил бы опус в мелодраму.
Я не знаток фэндома. Увы. Мне не хватило мимики персонажей. Ну хотя бы пары каноничных штрихов, от которых повеяло бы канонной спецификой. По сути, большинство фэндомов имеют персонажей, которых можно вписать сюда без смены остального текста) Не, ну "Вро-о-ой!" ещё)) В общем, снова внутренний мир превалирует. Описания антуража есть. Ну хоть в ключевых моментах дайте мне представление, кто все эти люди, ладно? Не глобально, а разбросав пару моментов.
То есть, с точки зрения ориджинала - талант и авторский почерк есть, а с точки зрения фанфика - есть стилистические вопросы.

Ещё тапки в вашу бету, автор. Двойка, ага. Я вам отдельно напишу - по поводу повторов, запятых, тавтологий и безумных танцев со временем. Вот за последнее вас обоих нужно поднаказать))))) Было бы хорошо поправить - тогда и текст воспримется по-другому, ещё лучше.



2 Almond (31.05.2013 04:36)
Тин - это шедеврально: Очень правильно гг в конце умер.))))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp