Синий сайт

Всего произведений – 3654

 

Прогресс и Кредо. Часть I. Ассасин. Убийство в театре и скрытый клинок

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Amidas
Прочее, Прочее
Леопольд/Агата, Вольф Хикс, Вард Беккер и другие
Ангст,Детектив,Мистика,Экшен
гет
16+ (R)
роман
Леопольд, после двух лет скитаний, решает осесть в новом городе, начать новую жизнь. Но он не подозревает, чем это всё обернётся
закончен
Миры принадлежат их создателям, Леопольд - автору книги
только с разрешения
Использовались миры "Сиятельного" Павла Корнева и игры Assassin's Creed. Действие разворачивается через два года после событий книги "Бессердечный"

Прогресс и Кредо

Часть I. Ассасин. Звериные инстинкты и скрытый клинок

1

«Атлантический вестник» новостями не радовал: скандалы, обвал цен на уголь, обанкротившиеся брокеры, банки, отказывающие в валютных кредитах, война с ацтеками и майя, которые только ухудшают финансовое состояние. Митингующие суфражистки, рабочие, новости с военных фронтов в Египте и Южной Америке.

Закрыв газету, тяжело вздохнул и отложил эту скукоту. Если бы не деловая встреча, то не читал бы её вообще, но в городской суете и быстром темпе Нью-Орда, человек, который не читает за утренней чашкой кофе местные новости, вызывает косые взгляды. Особенно, если этот человек при хмурой погоде сидит в круглых очках с затемнёнными линзами.

Тот, которого я ждал, предлагал купить дом на левом берегу реки, подальше от промышленного центра. После долгих раздумий и выбора, где остановиться, выбрал деловой центр Второй Империи – Нью-Орд. Город был несколько меньше Нового Вавилона, но всё же густонаселённый, имеющий неплохую инфраструктуру, зажиточный и располагающий к себе. После того, как я смог перевести на себя счёт в Цюрихе, не стал оставаться там надолго. Первое, что я сделал – выправил себе документы, а потом стал скитаться, появляясь то тут, то там.

После случившегося два года назад, следовало скрыться от тех, кому насолил. Я бы хотел остаться в Новом Вавилоне с его дымящимися трубами, опасными улицами… Но там ещё оставались люди, которые могли узнать меня, потому решил не рисковать и уехать чуть дальше.

Нью-Орд встретил меня костюмированным маскарадом, который длился два дня. Я был в восторге, улицы украсили, везде виднелись прилавки со сладостями, широкие помосты, где выступали актёры цирка и театра. Но он закончился, и я стал бродить по городу, присматриваясь к нему. Размышляя, примет ли он меня, смогу ли я здесь остаться.

В целом, впечатлением оказался доволен, от Нового Вавилона этот город практически ничем не отличался, разве что здесь не находилось императорского дворца. Но зато тут было больше парков и садов, потому и решил прикупить себе дом на окраине, где меня побеспокоят разве что далёкие соседи.

Кофе остыл, да и оставался всего глоток, а взглянув на хронометр уже хотел идти по своим делам, но тут меня окликнул мужчина.

– Мистер Урса? – поинтересовался импозантный англичанин лет сорока.

Его серый костюм был вычищен и выглажен, но был дешевле моего. Он снял шляпу, а затем протянул руку.

– Извините за опоздание, виконт, – искренне извинялся он. – Думал, вы уже ушли.

– Я привык ждать, – скромно улыбнулся я, уже прекрасно зная, как англичане относятся к опозданиям, как чужим, так и своим.

Чем незаметнее я буду, тем лучше. К тому же, зачем нервировать старика? У него были проблемы, причём довольно большие, раз тот спешно продавал свой дом, да ещё и за полцены.

– Присядем? – спросил я.

Мужчина кивнул и сел на стул напротив.

– Итак, завтра в полдень я готов показать вам дом. К сожалению, сегодня поверенный не смог подготовить пару документов. Если Вас всё устроит, то можем оформить сделку прямо на месте. Надеюсь, я не нарушил ваших планов? – спросил мужчина.

Я видел, что ему бы очень не хотелось, чтобы я отказывался. Изначально узнав, за сколько будет продаваться его дом, удивился. По моим подсчётам, он стоил в два раза дороже, но хозяин продавал его срочно. Пришлось навести справки, благо деньги творят чудеса. Выяснилось, что владелец крупно задолжал банку, потому распродаёт активы как можно быстрее, чтобы расплатиться по счетам. Ситуация до боли напоминала мою, в недавнем прошлом, потому я только кивнул.

– Нисколько, – улыбнулся я, ощущая страх.

Мой собеседник боялся, боялся того что я просто развернусь и уйду, поскольку низкая цена наведёт на мысли о том, что здесь нечисто. Но поскольку информацией я владел хорошо, то не стал его разочаровывать.

– Тогда до завтра, виконт? – осведомился тот.

– До завтра.

Мы пожали друг другу руки и продавец, выпрямив спину, пошёл на выход. Я тоже не стал терять времени, подозвал официанта, расплатился, дал щедрые чаевые за хороший кофе и принялся одеваться. Выйдя из уютного ресторанчика, надел котелок, поправил пальто и направился в сторону гостиницы.

Многие наверное бы удивились, что человек моего положения живёт в небольшой комнате, а не в роскошных апартаментах самой дорогой гостиницы Нью-Орда. Но я не привык к роскоши, да и воспоминания о своей небольшой комнате в фамильном особняке ещё живы.

Выйдя на набережную, я стал ловить кучера. Кое-где виднелись самоходные коляски, ходили паровики. Город располагался на реке Малый Ярден, в честь реки в Новом Вавилоне. Младший брат уступал по размерам и проходимости, но от паромов, которые снимают или покупают местные светские львы, было порой не протолкнуться. А вот на улицах по-прежнему видны кареты, запряжённые лошадьми.

Я бы, конечно предпочёл самоходную коляску, поскольку с некоторых пор лошади стали нервничать, почуяв меня. Оставалось утешать себя тем, что постоянно набирающий обороты прогресс вытеснит и этот осколок старого мира. Кучер остановился, я назвал адрес театра Навайс. Вечер оказался свободен, а сидеть одному в тихой и пустой комнате не хотелось.

Да, надо бы подумать о том, где искать слуг, но заниматься этим сегодня решительно не хотелось. К тому же местные газеты, да и не только местные хвалят спектакли Нью-Орда, так почему бы не оценить?

Поднявшись в ложе, где сидели видные господа и дамы, я поприветствовал их и сел с краю в третьем ряду. Сняв очки и положив их во внутренний карман пиджака, тут же уловил шепотки. Естественно, все местные аристократы знали друг друга, а тут – неизвестный мужчина, да ещё и сиятельный. Конечно, я бы не снимал их, но сидеть в таком виде в присутственном месте было неприлично.

Поднялся занавес, актёры вышли на сцену, в зале тут же воцарилась тишина. Неспешно заиграл оркестр, а на сцене началось действо. Для всех я был здесь, но одновременно с этим и не тут. Я прикрыл глаза и направил взор на сцену, где разыгрывалась драма. Двое молодых людей объяснялись друг другу в любви, тихонько, ночью, тайно от родителей. Сила воображения убрала посторонние звуки, а запахи духов слились в лёгкий флёр, придавший картине перед глазами изысканности.

Я уже не видел сцены, не чувствовал вокруг людей, их просто не было, как не существовал и зрительный зал. Музыка стала едва различимым фоном, а картонные и деревянные декорации превратились в настоящий сад. Я наблюдал за жизнью, которая разворачивалась в моём воображении, я чувствовал её так же остро и естественно. Это не были актёры, а происходящее вокруг не имело ничего общего с постановкой – это была реальность, мною созданная реальность.

Вот влюблённые аккуратно касаются друг друга, тихо шепчут заветные слова, эхо которых достигает моих ушей, веет страстью, нежностью, любовью, которая присуща совсем юным. Всё замерло в тишине, казалось, даже ветер решил перестать тревожить листву на изгороди и деревьях, чтобы не спугнуть их – двух милых пташек.

Иллюзия разбилась резко, возвращая в реальность, зверь внутри почуял кровь, причём совсем рядом. Этот запах никак не вязался с той сценой, которая происходила внизу. Резкий аромат, будивший инстинкты, ударил в ноздри, словно кто-то посыпал шепотку жгучего наркотика. Зверь мгновенно зашевелился, низко зарычал, лишь усилием воли смог загнать его обратно. Стало душно и, пока другие отвлеклись на постановку, я осторожно встал со стула и вышел из ложи.

Проходящий мимо лакей вежливо кивнул, я не замедлил вернуть ему приветствие. На счастье он быстро скрылся за поворотом коридора, чтобы не видеть меня.

Сделав выдох и закрыв глаза, силой воли пытался успокоить колотящееся сердце, а затем сделал глубокий вдох. Тут же определив, что запах идёт из соседней ложи, направился туда, будто сомнамбула.

Подходя ближе к цели, я понял, что запах исходил из партера. Но это была свежая кровь, и она постепенно пьянила разум, заставляя инстинкты рваться наружу. Подойдя к двери, из-за которой исходил столь пьянящий сейчас аромат, осторожно толкнул её.

Пришлось отшатнуться и прижаться к стене, звериные инстинкты не давали покоя, сердце готово было выпрыгнуть из груди, мышцы сводило, а кости готовились трескаться, начиная превращение. Свежая кровь, свежее мясо совсем рядом, только руку протяни. Дьявол, давненько моё второе «я» не давало о себе знать. Вот теперь и расплачиваюсь.

В этот момент объявили антракт, и я поспешил покинуть место. Начали выходить люди, запахи парфюма и табака перемешались, заглушая тот единственный, возвращая трезвость мысли. Я поспешил покинуть театр, не хотелось сидеть рядом с этим зовущим к себе запахом. Звериная ипостась порой давала о себе знать, и всегда это случалось крайне не вовремя.

Спускаясь по широкой лестнице, я вдруг снова ощутил запах крови. Так близко, что на мгновение потерял дар речи, убийца прошёл мимо буквально в шаге от меня. Вдохнув снова, понял, что мне это не привиделось, запах был таким же резким, но он удалялся.

Будто идя по тропинке из хлебных крошек, стал аккуратно скользить сквозь людской поток. Запах резко усилился, когда я приблизился к молодому человеку в синем пальто. Я не знал, что буду делать, но поднял руку, чтобы его задержать, как сверху раздался душераздирающий крик: «Помогите! Убийство!»

Тут же пошёл гомон голосов, страх заполнил помещение, густой волной прокатился по огромному холлу, обрушился всей мощью на меня. Лакеи стали уговаривать разволновавшихся людей успокоиться, но, естественно, те не слушали их. Старались прорваться к выходу, послышался женский плач и возмущённые выкрики мужчин.

Только через несколько мгновений я понял, что больше не чувствую запаха крови так явственно. Убийца растворился в беснующейся толпе, но запах никуда не исчез, он всё ещё был тут.

Попытавшись выйти из холла, дорогу преградил один из лакеев и сказал, что до приезда полиции никто не может покинуть помещение театра. Я бы мог сделать так, чтобы страх заполнил этого мужчину с ног до головы, чтобы тот потерял сознание, но…

На глазах у стольких людей, не хотел использовать свои силы. К тому же будет очень подозрительно если я покину театр. Мне хватало конфликтов с полицией в Новом Вавилоне. И что говорить, получил прекрасный урок того, что может случиться, если я буду с ней на ножах.

2

Констебли и следователи приехали быстро, что говорить, полицейские здесь тоже обзавелись броневиками, так что об их появлении был известно заранее. Грохот пороховых двигателей не услышал разве что мёртвый.

Прибывшие служители закона сделали всё быстро: поставили оцепление и отправились прочёсывать здание, я старался скрыть ехидную улыбку, прекрасно зная, что убийцы уже и след простыл. Надев очки, и уютно расположившись в кресле, спокойно осматривал прибывших полицейских и инспекторов из-за тёмного стекла. Что сказать? Вошли они как хозяева, осмотрелись, один из инспекторов тут же сориентировался, стал распоряжаться. Естественно, здесь было полно аристократов, которым не очень нравилось, что их задерживают, мало того ещё и подозревают в чём–-о.

Среди здешнего люда тоже было много сиятельных, но я не горел желанием заговаривать хоть с кем-то, чтобы скрасить томительное ожидание.. К тому же я и так выделяюсь на общем фоне: высок ростом, широк в плечах, хотя ещё пару лет назад представлял из себя худосочную жердь. Короткие волосы были просто убраны назад, а не уложены гелем, как это сейчас стало модным. А костюм на мне был скорее деловым, нежели вечерним.

Естественно, допрос начали с местных, я не могу сказать, что это меня сильно удивило или разозлило. Я терпелив и знаю эту кухню изнутри, потому вместо того, чтобы сидеть и нервничать, пожал плечами, откинулся на спинку кресла и задремал.

Гул голосов ушёл, превратившись в едва различимый шепот, через секунду я уже очутился в пустой и уютной комнате, где пахло терпким чаем, было уютно и просто хорошо. Я отдыхал, и не было никого и ничего в этом мире.

Услышав довольно громкий голос, приоткрыл глаза, «отпуская» созданную вокруг иллюзию, возвращаясь в реальность. Рядом со мной стоял высокий мужчина, в синем мундире, на поясе в кобуре видел хорошо знакомый «Рот-Штейр», темные перчатки закрывали ладони. Довольно молодой парень, не старше меня, но ниже. Потому, когда я встал с кресла, он как-то смущённо смерил взглядом мою фигуру. Ну, не виноват я, что двухметрового роста!

Я представился, поинтересовался, чем могу быть полезен. Единственная верная тактика при работе с полицией – быть максимально вежливым и уверенным в себе.

– Инспектор Вард Беккер, – представился тот в ответ.

Я кивнул и стал дожидаться вопросов.

– Вы знаете убитого?

Лёгкая тень ухмылки появилась на губах, но я поспешил вернуть себе невозмутимый вид. Список вопросов уже известен.

– Нет, – пожал плечами я.

– Вы всё время сидели на месте, мистер Урса? – поинтересовался инспектор.

– Нет, под конец акта вышел из ложи, стало душно.

Я решил говорить чистую правду, в конце концов, это будет намного лучше в моём положении. И потом, зачем мне кого-то убивать? Я даже не представляю, кто там был убит.

– А вы кого-нибудь видели в коридоре? – ровно спросил мистер Беккер.

– По коридору проходил лакей, но я его не разглядел.

– Опознать сможете?

– Вряд ли.

И снова – чистая правда. Я, действительно, не обратил внимания на этого лакея, лишь мельком взглянул, чтобы поприветствовать. Я-то прекрасно понимал, что этот парень не при чём, не чувствовал от него запаха крови, скорее всего, он шел по своим сугубо служебным делам. Оказались мы с ним не в том месте и не в то время.

Далее последовал набор скучных и нудных вопросов, о том, где я живу, когда приехал, зачем приехал. Я спокойно отвечал, скрывать мне было нечего, да и в данной ситуации – глупо.

Общение наше затянулось примерно минут на десять. Пару раз инспектор Беккер задал достаточно провокационные вопросы, но я ответил предельно честно, заявив, что ничего и никого не знаю.

Примерно через пять минут, после распоряжения старшего инспектора, нас отпустили по домам. Что ж, вечер не был томным, но он был полностью испорчен, хотя я не питал особого интереса к спектаклям.

Было уже поздно, ни колясок, ни кучеров видно не было. Но для меня найти дорогу в чужом городе труда не составляло. Первое, что я сделал – это купил карту, когда прибыл сюда, долго и скрупулёзно её изучал, к тому же первую неделю, что я потратил здесь – ходил и осматривался в округе. Да, мне предстояло пройти ни один квартал, но в теперешнем состоянии для меня такие расстояния – ничто. К тому же мне придётся свернуть на Набережную Ри, а там даже в такое время есть редкие повозки.

Конечно, все местные аристократы разъехались по домам в своих каретах, а поскольку у меня таковой не имелось, то придётся обходиться своими двумя.

Слух уловил тяжёлый удар о дерево, будто кто-то спрыгнул с большой высоты, или перепрыгнул с дома на дом. Солнце уже опустилось, туман постепенно поднимался, а чем ближе я походил к набережной, тем плотнее он становился. Снова послушался звук удара, но уже о мостовую, кто-то шёл за мной.

Остановившись и сняв очки, стал аккуратно всматриваться в темноту. Всё-таки зрение сиятельных помогало видеть больше, нежели обычное человеческое. Если это простой воришка, решивший обчистить меня, то отблеск глаз его отпугнёт, по крайней мере, я надеюсь на это. Однако ничего не происходило, на пустынной улице я был один, но тут заметил фигуру, прячущуюся в темноте, ветер колыхнул полы плаща. Он не шевелился и во все глаза смотрел на меня. Принюхавшись, не ощутил запаха крови, это был не убийца из театра, да и телосложение не то. Впрочем, запах мог до меня просто не дойти, полицейские держали нас не меньше пары часов в театре.

Я не желал конфликтов, к тому же после происшествия едва держал зверя на цепи, а тот очень хотел сорваться и кинуться в бой. Потому я развернулся и сделал пару шагов в сторону наблюдателя. Тот не шелохнулся, лишь сжал кулаки.

Гадая, сколько же продлиться эта битва взглядов, услышал звон стекла, пришлось развернуться и схватиться за складной нож. Пистолет, как на зло, оставил сегодня в номере. Никого не заметив, развернулся обратно, но неизвестного и след простыл…

Бесшумно даже для моих ушей, вполне возможно, он просто зашёл за дом, чтобы я его не видел. Но опять же я не желал выяснять, так это или нет. С меня хватит потрясений на этот вечер, потому я ускорил шаг и пошёл к Набережной Ри, снова нацепив очки.

Хоть за полвека люди более-менее привыкли к сиятельным, но всё-таки некая доля отторжения существовала до сих пор. Да, обычные граждане понимали, что сиятельные – потомки тех, кто избавил мир от Падших, а точнее тех, кто смог выжить после аггельской чумы, которую подхватывали все, касавшиеся проклятой крови. Но при этом, зависть никуда не ушла, не могут смириться с тем, что сиятельные обладают некими способностями, превосходящими обычные человеческие. Страх держит людей в узде и не даёт им начать вырезать таких, как я. Но он же подогревает этот паровой котёл, и когда-нибудь он взорвётся. Я лишь надеялся, что не доживу до этого дня.

Выйдя на набережную, я перешёл дорогу, чтобы пройтись возле воды. Широкая река была заполнена небольшими пароходами с углём, конечно, сейчас их было намного меньше, чем днём, но всё равно удушливый запах стоял повсюду.

Тяжёлый туман поднялся, расползаясь по улице. Я шёл с осторожностью в любой момент ожидая нападения, напрягая слух, но ничего не слышал, кроме копошения крыс, шума реки и выкриков бригадиров с угольных барж. Прошло минут двадцать прежде чем я смог различить звон копыт и стук колёс по мостовой. Кучер явно ехал в ту сторону, которая нужна мне.

Я остановился, подождал пару минут и свистнул. Мужчина на козлах взял с меня двойную плату, но я не жадный, к тому же лучше сидеть в крытой повозке, чем на открытой улице идти совершенно одному. Я отобьюсь, но мне хватало «дружбы» с полицией, не хочу снова оказываться под их пристальным вниманием.

Доехав до гостиницы, быстро зашёл в комнату, разделся и направился в ванную. На моё счастье водопровод имелся даже в небольших отелях. Всё-таки в маленьких городах имелись свои плюсы. Блага цивилизации в дома приходили куда быстрее. Так что через несколько минут я уже расположился в ванной, расслабляясь. Я взглянул на правую руку, где виднелась надпись на латыни, а затем опустил голову, чтобы различить часть рисунка. Их старательно выбивал на мне татуировщик отца. Теперь эти символы не имели власти и силы, утратили их для того, чтобы отвадить смерть. Но уродливые рисунки остались, никуда не делись. Звезда у сердца и цепь на шее иногда горели, хотя может, мне это просто казалось.

Несколько раз я порывался их свести, но постоянно останавливался, может, потому, что это служило напоминанием. Напоминанием о том, что за всё в жизни приходится платить. С одной стороны я понимал отца, которому не хотелось, чтобы сын проходил через всё то, через что пришлось пройти самому. С другой, за последние два года я порой проклинал его.

Оказавшись один на один с собой, не понимал, что делать, приходилось до всего доходить самому, учиться сдерживать себя, сажать на цепь ту самую страшную часть себя, порой срываясь, порой теряя контроль. Не следовало делать этого, не следовало строить клетку, ведь от себя не убежать. Следовало научить меня с этим жить, справляться, но вместо этого отец, после срывов, напивался до бессознательного состояния. И в итоге умер от остановки сердца. Организм оборотня не выдержал столь бурных возлияний, и у него имелся свой предел.

Минут двадцать я просто лежал, затем быстро вымылся и зашел в комнату, чтобы лечь спать. Но… Что-то было не так. Осмотревшись, убедился, что все вещи на месте, кровать заправлена, шкаф и прикроватная тумбочка закрыты, дорогие часы лежали не тронутыми, электрическая лампа давала ровный мерный свет, держа комнату в полумраке.

Оглядевшись ещё раз, подошёл к окну, оно оказалось едва приоткрыто буквально сантиметр до косяка. Я точно помнил, что окна я не открывал и всегда, когда уходил плотно закрывал его на внутреннюю защёлку. Привычка никогда не оставлять окна открытыми никуда не ушла, въелась в кровь. Где бы я ни был, всегда запирал их, а если имелись ставни, то и их защёлкивал.

Приглядевшись к косяку, увидел несколько царапин на дереве, кто-то вскрыл защёлку снаружи тонким предметом, может ножом, может шилом. Не знаю, насколько эти царапины были свежими, но тут явно кто-то побывал. Только зачем? Из всех вещей у меня только дорожный саквояж, да небольшой чемодан со сменной одеждой. Наличности много не таскаю, предпочитаю снимать деньги со счёта по необходимости, разве что часы забрать, но они были на месте.

Я пожал печами, решил, что нервы в очередной раз расшалились, всё-таки за последние два года у меня в первый раз столько потрясений за один вечер, больше неудобных, но всё же. Единственное, что беспокоило – это тайный груз, за который могли упечь в тюрьму. Я достал саквояж, вытащил оттуда вещи, а потом приоткрыл тайное отделение. Футляр со шприцом лежал на месте, я выдохнул, полная ампула с мутной жидкостью – тоже.

Нет, я не принимал наркотики. С моим живым воображением и талантом это – безумие. Никто не знал, что могло мне привидеться в бреду. Но я предпочитал быть готовым ко всему. Я прикупил наркотик довольно давно, периодически обновляя, поскольку срок годности выходил. Если меня одолеют инстинкты и произойдёт превращение, то только морфий сможет потом унять боль, когда я вернусь в прежнюю форму. Пока что такого не случалось, но сегодняшний позыв был очень силён.

Я знал, что если его найдут у меня, то полиция без вопросов притащит в камеру – морфий наперечёт в больницах, слишком сложное производство. А на чёрном рынке стоил больших денег, но я не жалел ни сантима.

Положив всё на свои места, разделся и лёг спать. Правда, перед сном всё-таки пристально всмотрелся в дверь и в окно, подправляя силой воображения. Теперь незваные гости, кем бы они ни были, будут видеть только глухие дощатые стены. Главное только не перестараться и действительно себя не замуровать.

Как ни странно уснул я быстро.

Утром проснулся от приглушённого крика и звона разбитой посуды. Не совсем понимая, что происходит, вскочил с кровати, огляделся, но в комнате никого не было. По удаляющимся крикам, постепенно понял, что местная служанка пришла меня разбудить с подносом чая… И уткнулась в сплошную стену из досок вместо двери. Видимо, вчера я всё-таки перестарался.

Подправить всё обратно не составило труда, вот только теперь как объясняться с хозяйкой. Решив, что компенсирую перепуганной девушке стоимость разбитой посуды, направился в ванную, умылся, почистил зубы, а потом пошёл собираться. Встреча с продавцом дома не за горами. Взглянув на часы, даже удивился, что проспал так долго, уже было десять, обычно просыпался за полчаса до этого времени. Наверное, сказалось напряжение вчерашнего вчера.

Выйдя из комнаты, я пришёл в гостевой зал, где завтракали постояльцы. Возле кухни спорили хозяйка гостиницы и служанка, которая видимо отчаянно доказывала, что двери в мою комнату больше не существует. Не стоит говорить, с каким выражением она посмотрела на меня, когда увидела. Я подошёл, достал несколько купюр и отдал хозяйке гостиницы, сказав:

– Не ругайте её сильно, наверное, утомилась. Всякое привидеться может.

Не дожидаясь ответа, поспешил выйти на улицу. Отвечать на какие-либо вопросы не собирался, пусть думаю, что хотят. Решив сначала позавтракать, направился в небольшое кафе. Естественно по пути купив у мальчишки выпуск «Атлантического вестника». Я мог бы позавтракать и в гостинице, но не хотелось нервировать девушку, которая так не вовремя решила разбудить меня.

Зайдя в небольшое заведение, заказал лёгкий завтрак, чай и сел за дальний столик. А пока ждал, развлекал себя свежей прессой. Как и следовало ожидать, первую полосу занимала весть об убийстве в театре Навайс. Прочитывая статью, узнал, что убитый был заместителем владельца банка «Джером и Кэмбринд», а по совместительству являющимся внучатым племянником немецкого герцога фон Винтерштайна. Неподалёку красовалась фотография юной графини – Мириам Ламберт, невесты покойного. Естественно там были лишь эмоциональные ответы, слезные высказывания. Ох, не завидую я тому бедолаге, который устроил парню преждевременную кончину, если убийцу поймают.

Мне принесли завтрак, я отложил газету и стал бездумно смотреть в окно. Когда с едой было покончено, снова взялся за чтение, прихлёбывая чай. Но дальше ничего интересного не было, всё самое горячее только на первой полосе.

Отложив уже бесполезную бумагу, стал размышлять. Когда я пришел к партеру, то никакой охраны там не было, хотя у такого видного и знатного лица она должна была быть. Сидел он там один, наверняка, кого-то ждал, и этот кто-то его и убил. В любом случае всё было проделано профессионально. Вспоминая выправку и уверенный шаг убийцы, то возникали мысли, что этот человек или сиятельный или просто профессионал своего дела. И то, как он проскочил мимо лакеев, тоже говорит о том, что тот умеет пользоваться ситуацией с максимально выгодной стороны. Либо военная, либо полицейская выучка не иначе.

Поймав себя на таких мыслях, невольно улыбнулся, всё-таки несколько лет в должности констебля Нового Вавилона давала о себе знать. Последний год, когда я решился «свить себе гнездо», размышлял, чем мне заняться – открыть банк, магазин или ателье… И понимал, что всё это для меня будет скукой смертной. К тому же конфликты с клиентами могут плохо закончиться, а, следовательно, и сказаться на репутации. Но сидеть в четырёх стенах ещё более тяжко, порой от скуки выть на луну хотелось, причём последнее в буквальном смысле.

Расплатившись, я вышел на улицу, огляделся. Сонный район постепенно оживал, на улицах стали появляться различного рода публика, всё больше становилось людей суетливо спешащих по своим делам. Повозки неспешно ехали по дороге, кучера лениво поглядывали из стороны в сторону, ожидая увидеть очередного пассажира и заработать денег.

Взглянув на хронометр, понял, что у меня есть полтора часа, чтобы доехать до места. Поймав кучера, я решил приехать пораньше для того, чтобы ознакомиться с местом, а потом уже осмотреть и дом, которого пока не видел.

Со своими финансами я бы мог приобрести недвижимость в самом центре, в обители аристократии, но решил, что буду жить поближе к паркам и садам. Я привык к относительной тишине и отдалённости от деловых и суетливых районов. К тому же, пока не хочу привлекать к себе внимания. Потому выбрал место на окраине: красиво, свежо, есть, где прогуляться, и хотя бы с одной стороны нет домов.

До встречи оставалось пятьдесят минут, и попросил остановить возле парка. Адрес дома я помнил, а его расположение заранее посмотрел на карте – не заблужусь.

Сад Тюссо поражал красотой, живые изгороди аккуратно подстрижены, деревья росли через ровные промежутки вдоль дорожек аллей. Красивые скамейки были покрыты тёмным лаком, а на газонах я видел молодых людей, устраивавших пикники. Кто-то проводил романтическое свидание, кто-то мерился силами, а кто-то играл с ребятишками. Конечно, вдоль аллей не стояло восковых фигур, но выставка такая имелась в одном из зданий посреди парка.

Жизнь кипела вокруг, отдалённо были слышны гудения проплывающих барж, но здесь удушливый запах копоти и угля чувствовался не так сильно. Пройдя к центральной части парка, я свернул на неприметную тропинку, она была проделана гостями, видимо здесь решали срезать некий угол, чтобы добраться до назначенного места быстрее.

Я остановился в тени ясеня с серебристыми листьями и немного усилил восприятие реальности. Вдохнув запах древесной коры и листьев, позволил себе немного расслабиться и тут же различил странные звуки. Мигом напрягшись, стал прислушиваться. Определённо это был плач, причём приглушённый, а потом послышались торопливые шаги.

Я выступил из-под сени дерева и практически столкнулся с юной девушкой, которая от испуга и неожиданности выронила бархатный кошелёк.

– Простите, – поспешил извиниться я и поднял оброненную вещь. – Это ваше.

– Спасибо, – ответила она, несмело протягивая руку и забирая кошель.

Я присмотрелся – миловидная девушка лет восемнадцати, платье глубокого синего цвета подчёркивало точёную фигуру, а небольшая белая шляпка прикрывала собранные в причёску русые волосы. Мне она казалась знакомой, хотя был убеждён, что видел её впервые. А потом до меня дошло.

– Вы случайно не графиня Мириам Ламберт? – осторожно спросил я.

Она распахнула зелёные глаза, я почувствовал дикий страх, до ужаса было далеко, но она отступила на шаг и спросила:

– Откуда?..

– Читал утреннюю газету, – честно признался я, и страх девушки стал уже не таким всепоглощающим.

Хорошо, что я не расставался с привычкой носить тёмные очки. Думаю, увидь она, что я – сиятельный, так сразу же ушла бы. Как я уже упоминал, обычные люди нас не любят и побаиваются.

И честно – есть за что.

– Эти проклятые журналисты, – сказала она, всхлипнув и вытерев выступившую слезу кружевным платком. – Всё переврали, я же говорила им, что Вильям сам нарвался, с какими-то тёмными личностями связался… Думала, хоть они правду напишут, а вместо этого…

Она видимо спохватилась, что откровенничает с совершенно незнакомым ей мужчиной и потому быстро осеклась:

– Извините, я не хочу грузить вас своими проблемами. У вас наверняка много дел и без меня, – покачала головой она.

– Мне не трудно, – улыбнулся я. – Я вижу, что вам не с кем поделиться, чем неожиданный встречный плох?

Она улыбнулась, и эта улыбка была чуть стеснительной, чуть кокетливой, мне она понравилась.

– Вы правы, и в участке меня не стали слушать. Здесь недалеко есть ресторан, можем поговорить, мистер…

– Виктор, Виктор Урса, – представился я, чуть касаясь полы котелка.

– Меня вы уже знаете, – она снова улыбнулась, но потом сказала. – Только подойдите минут через пять, сами понимаете… Вчера убили моего жениха, и если я приду в ресторан с другим мужчиной, то…

– Да, я всё понимаю, – кивнул я, действительно, прекрасно понимая, что могут подумать люди.

Мне не хотелось вредить репутации этой девушки, тем более, если в ресторане окажутся какие-нибудь ушлые журналисты и напишут об этом в вечерней газете. Графиня кивнула и прошла мимо меня, оставляя за собой легкий аромат духов.

Выждав положенные пять минут, взглянул на хронометр – времени больше получаса до встречи, вполне успею. Скажу честно, немного волновался, но отступать некуда, да и обижать девушку не хотелось столь позорным бегством. Неподалёку в кустах послышалась возня, и мне почудился подлетевший цилиндр, смятый гармошкой. Покачав головой, решил, что просто привиделось. Мой воображаемый друг уже два года не давал о себе знать. Так с чего ему сейчас появляться?

Ресторан находился в западной части парка, где в такой солнечный день было много посетителей. Графиню я нашёл сразу, но сделал вид, что всматриваюсь в поиске знакомого лица, пока та не помахала рукой. Так, по крайней мере, эта встреча не будет выглядеть, как встреча давних знакомых или чего хуже – любовников.

Я заказал лимонад, и обратил взгляд на девушку.

– Вы говорили, что в участке не стали вас слушать?

– Да, – уже немного успокоившись, ответила она. – Я рассказала, что Вильям в последние пару недель, вёл какие-то переговоры по телефону и был очень нервным. А за пару дней до смерти к нему пришёл подозрительный мужчина, я его не узнавала, никогда не видела среди общих знакомых или на приёмах.

– Как он выглядел? – поинтересовался я, отодвинувшись, чтобы официант смог поставить на стол графин с лимонадом и стакан.

– Крупный, с чёрными усами, глаза у него были тёмные и сальные, – было видно, как её передёрнуло от воспоминаний. – Извините, больше сказать не могу. Я не разглядывала его. Вильям быстро спустился, и они уединились в кабинете. Что там происходило, я не знаю, но они явно ругались. Крики разносились по всему этажу. А вчера Вильям сказал, что идёт на спектакль в Навайс, признаться, меня это сильно удивило.

– Чем именно? – поинтересовался я, наливая лимонад в стакан и делая глоток.

– Вильям обычно планировал свой досуг, буквально на недели вперёд. А тут за один день решил пойти на спектакль, к тому же он не любил этот театр. Я уверена, его могло заставить туда пойти только очень важное дело. Но в полицейском участке от меня отмахнулись. Сказали, что всё это – мои фантазии. А я чувствую, что здесь явно нечисто…

Она ненадолго замолчала, а потом сказала:

– Вот и всё, извините, если заняла ваше время, просто вы были правы, мне надо было хоть с кем-то поделиться, – пожала плечами она.

– Ничего, всё хорошо, – улыбнулся я.

Тут лицо девушки побледнело, она смотрела куда-то сквозь меня. Страх снова нахлынул на неё большой волной, смывая абсолютно всё. На столик опёрлись крепкие кулаки мужчины лет пятидесяти. Я заметил на тыльной стороне ладони краешек рисунка, сделанной чёрной тушью, что-то вроде креста. Девушка явно не ожидала увидеть этого человека.

– Ты что тут делаешь? – осведомился тот.

Это оказался импозантный, одетый в дорогой костюм и пальто мужчина с окладистой седой бородой и шевелюрой. Девушка в первую секунду растерялась, но потом выпалила:

– А что ты предлагаешь делать? Сидеть дома и рыдать? Я знаю, что Вильяма не просто так убили!

– Я тебе сказал, чтобы ты не лезла в это дело! Хочешь, чтобы и тебя убили? И что ты себе позволяешь? Встречаешься в людном месте с другим мужчиной, когда только вчера убили твоего жениха?

Он грубо взял её под локоть, заставил подняться и повёл к выходу. Я всё могу стерпеть, но вот такого отношения к женщине, тем более к слабой и хрупкой девушке, нет. Бросив на стол купюры, поторопился следом.

Мужчина уже не вёл её под руку, но ощутимо подталкивал, заставляя торопиться. Девушка едва не падала и постоянно одергивала руку. Я быстрым шагом догнал их, положил руку на плечо старику. Тут же получил в ответ размашистый удар по щеке. Он вышел сильным, с лица слетели очки, но чувство боли ушло мгновенно. Ушиба не будет, да и меня это не заставило отшатнуться.

– Сиятельный! – выдохнул тот, когда увидел мои горящие золотистым блеском глаза.

Затем тот перевёл взгляд на девушку и начал отчитывать, правда, кричать не стал:

– Мало того, что с мужчиной встречаешься, так ещё и с сиятельным! Да что о тебе люди скажут?! Я не против, как ты развлекаешься, но встречаться в людном месте!

– Отец, он мне не друг и не любовник, – процедила сквозь зубы девушка. – Он…

– …частный сыщик, – спас положение я, внимательно посмотрев на отца девушки.

В конце концов, я работал частным сыском, пусть и недолго, а до этого несколько лет служил в полиции Нового Вавилона. И потом, в данной ситуации, подобное объяснение было самым правильным. Не хватало мне ещё потом визитов крепких молодцев, посланных батюшкой графини, с целью объяснения как неправильно я поступаю, общаясь с молодой незамужней девушкой, причём с нанесением тяжких телесных.

– Частный сыщик? А зачем он тебе? Полиция и так занимается этим делом! Молодой человек, – было видно, что ему неприятно ко мне обращаться, – чтобы вам не наговорила моя дочь – всё это её фантазии. Мы в ваших услугах не нуждаемся!

– Прошу меня простить, сэр, – решил не отступать я, видя, как отчаянно глядела на меня Мириам. – Но моя клиентка – Мириам Ламберт. Если она скажет, что не нуждается в моих услугах, я развернусь и уйду. Если же нет…

– Мириам, – строго рыкнул на неё сэр Ламберт.

Девушка осеклась, страх идти против отца накрыл с головой. Она не знала, что делать, но потом гордо подняла голову и спросила:

– Когда я могу заключить контракт?

– Ты что делаешь? – завопил граф, но успокоился, когда увидел заинтересованные взгляды прохожих.

– Завтра вечером.

– Хорошо, я приду после обеда, в пять часов.

– Опомнись! – потребовал её отец.

– Папа, хватит! – не выдержала уже она. – Ты знаешь не хуже меня, что поведение Вильяма было ненормальным в последние недели! И он сам говорил, что переступить порог этого вертепа, коим являлся для него театр Навайс, его ничто не заставит. Однако вчера он там был.

– Ты же сама говорила, что не любишь его, ты плакала, умоляла не выдавать за него. Грешно так говорить, но теперь, когда он мёртв, живи да радуйся.

– Да, я его не любила! Но уважала и ценила, как человека, который всегда держит своё слово. И я хочу понять, что с ним произошло.

– Женщины, – со злостью выпалил граф и поспешил удалиться, перед этим окинув меня не слишком добрым взглядом.

– Извините за эту сцену, – покачала головой Мириам. – Отец бывает несдержанным.

– Он вас любит и боится за вашу жизнь. Я его прекрасно понимаю.

– А вы вправду частный сыщик? – спросила она меня спустя пару мгновений.

– Мой патент просрочен, – торопливо сказал я, не желая ввязываться в семейные разборки. – К тому же я только недавно приехал сюда.

– Но вы можете заняться этим делом? Я прошу вас, поймите, мне не к кому обратиться, а мой отец имеет связи в полицейском ведомстве. Даже если кто-то из инспекторов решит меня выслушать, он зарубит расследование на корню, но вы ведь сами по себе. К тому же, вы – сиятельный, а я слышала, что таким как вы доступно гораздо больше, чем обычным людям.

Я опустил глаза, размышляя. С одной стороны, не хотелось лезть в этот колодец со змеями, с другой уже засунул туда голову, пусть и невольно. Видимо, заметив моё нежелание копаться в этом деле, Мириам опустила голову и горестно вздохнула. Я понимал, что прокляну себя за это решение, но совесть не позволяла оставить девушку в беде.

– Хорошо, я оформлю патент завтра, приходите в обговорённое время, – ну не мог я отказать графине попавшей в безвыходное положение.

– Я составлю доверенность, – кивнула Мириам, улыбаясь при этом. – Но куда подходить?

Я назвал ей адрес, она поблагодарила и пошла прочь. Похоже, я куплю этот дом, не зависимо от того, понравится мне он или нет. Но во всём этом был плюс – не придётся размышлять, куда деть время. Я ещё раз взглянул на тропинку, по которой шла Мириам и заметил на её платье поясок – ярко-алая лента, которая змеилась на ветру. По-моему не слишком удачное сочетание синего и красного, но не мне решать, всё-таки женская мода – вещь причудливая и непредсказуемая

Бросив взгляд на хронометр, понял, что опаздываю на встречу и двинулся к выходу из парка. В запасе оставалось десять минут.

3

– Мистер Урса, вы как раз вовремя, – поприветствовал меня давешний знакомый, крепко пожав руку.

Несмотря на то, что пришлось чуть ли не бежать, я не заставил себя ждать и прибыл ровно в полдень к дверям особняка. Там что рассмотреть его как следует снаружи не получилось. Я снял пальто, котелок, повесил на крючки возле входной двери и пошёл через просторный холл, в сторону гостиной. Что ж, паркет мне понравился, меняли сравнительно недавно, правда, обои на стенах выглядели выцветшими, но мне не привыкать. После моего фамильного поместья, долгие годы страдающего от проклятья, этот дом можно было назвать образцом ухоженности.

В гостиной нас встретил молодой человек, по блеску глаз понял, что тот – сиятельный. Видимо, обладал талантом или дурить головы, или проверять на ложь, с иным бы на такую работу не взяли.

– Это мой поверенный, – представил меня мужчина.

– Мистер Урса, – чуть склонив голову, сказал парень и протянул мне руку.

Едва ли старше меня, одет проще, но взгляд был уверенным. Сначала поверенный внимательно осмотрел меня, потом заглянул в глаза и ощутимо дернулся. Да, парень, я никому не позволю лазать в свою голову. Всё-таки иногда моё живое воображение помогает не пускать в мысли подобных сиятельных.

– Что ж, – спустя какое-то время обратил на себя внимание Кук, – может, приступим к сделке?

– Подождите, – тут же осадил его я. – Для начала я бы хотел осмотреть дом.

Нет, я не упрямился и не старался набить цену, просто хотел знать, где что находится. Здесь явно была немного другая планировка, нежели в моёй фамильной усадьбе. Не хотел крутиться тут, как слепой котёнок, не зная, где кабинет, а где спальня.

– Конечно, – пытаясь скрыть страх, выдавил продавец.

А он боялся, будто если откажет мне хоть в малейшем желании, то я останусь недоволен и просто уйду отсюда. Забавно было даже ощущать это, но я был непреклонен. На первом этаже, как и ожидалось, помимо гостиной, располагалась обеденная зала, кухня, небольшие комнаты для дворецкого, повара, горничной и ванной комнаты для прислуги.

На втором этаже были спальня, рабочий кабинет, комната для гостей, ванная, но уже хозяйская, а так же большая комната, бывшая когда-то оружейной. Мистер Кук сказал, что там были экспонаты, трофейные ружья и боевые экземпляры.

Оказывается, мистер Кук по молодости лет увлекался охотой, а потом был завсегдатаем оружейных клубов. Эта комната оказалась пуста, но вычищена, потому её можно было использовать как угодно.

Лестница, ведущая наверх, была добротной, в коридоре второго этажа раньше висели картины, это было заметно. Обои, там где висели картины, имели более насыщенный цвет. Единственное, что осталось нетронутым – тяжёлый шкаф старинной работы. Как и вся мебель здесь, он был слишком тяжёлым для перевозки. Да к тому же вздумай хозяин увозить отсюда мебель, дом бы он не продал даже за те деньги, которые просил.

В целом я остался доволен, и потому мы снова вернулись в гостиную, чтобы подписать все необходимые бумаги. Пока поверенный доставал экземпляры договоров, я поинтересовался.

– Мистер Кук, а у этого дома имеется прислуга?

– Да, но несколько дней назад я выдал им двойное жалование, написал рекомендации и уволил, к сожалению, – сказал тот, макая ручку в чернильницу. – Не советую я вам играть на бирже, мистер Урса. Как только ты уверишься, что нет акулы крупнее тебя, так появляется целая стая и разрывает на куски.

– Скажите, а вы знаете, где живут ваши слуги? – спросил я.

– Да, – кивнул он, ставя подпись на последней бумаге.

– Тогда будьте любезны напишите их адреса, разошлю приглашения, всё-таки они знают этот дом, знают, куда можно заходить, куда нельзя и что следует трогать, а что – нет.

– Непременно. Лишний листок бумаги не найдётся? – поинтересовался мистер Кук у парня.

– Конечно, сэр, – кивнул поверенный и достал из портфеля лист бумаги.

Я в свою очередь взял договор, внимательно его прочитал, нервируя Кука и его поверенного. Прекрасно понимая, что продавец нервничает и ему не терпелось продать дом, хотя бы за оговоренную сумму, всё же не стал идти у него на поводу. Не хотелось бы потом обнаружить, что я согласился содержать кого-либо из его родственников. И, только изучив всё, поставил свою подпись.

Всё это время ощущал на себе настороженный и очень неприятный взгляд сиятельного. Он будто пытался по моей мимике или жестам определить, не нервничаю ли я, не обманываю ли. Признаться это вызывало опасения, но я не подавал виду и спокойно подписал все бумаги, а потом выписал чек на оговоренную сумму, поставил имя, чтобы никто другой не смог снять их с моего счёта. К тому времени мистер Кук написал все почтовые адреса бывших подчинённых.

Я уверил его, что всё в порядке и остался доволен покупкой, мы пожали друг другу руки, сиятельный лишь кивнул и проследовал за бывшим владельцем дома. Осмотрев опустевшую гостиную, довольно вдохнул и расслабился. А потом на границе слуха уловил осторожные и едва различимые шаги.

Выйдя в холл, я глянул на вешалку – там висели только моё пальто и котелок, значит, никого другого в доме быть не должно, кроме меня. Шаги раздались сверху, на втором этаже, и я торопливо взлетел по лестнице. Уже в коридоре понял, что ничего не взял с собой в качестве оружия, но возвращаться поздно.

Я заметил, что дверца шкафа, стоящего в коридоре, чуть приоткрыта, хотя чётко помнил, что она была закрыта. Борясь со страхом, я стал осторожно ступать и постепенно подошёл к цели. Распахнув створки, был готов встретить врага хоть с ножом, хоть с пистолетом, но на меня вывалились ведро и швабра, подняв жуткий шум, но даже через него я различил посторонние звуки. Они шли из комнаты для гостей.

Мигом рванув туда, заметил только как в окно выскакивает фигура в чёрном пальто. Не собираясь выпускать нарушителя, одним прыжком оказался возле него. Но рука ухватила лишь воздух, неизвестный выпрыгнул и приземлился во внутреннем дворе, перекатившись. Затем быстро подбежал к ограде и одним движением перемахнул её, скрывшись в саду соседнего дома.

Выругавшись, я в раздражении захлопнул окно и заметил возле щеколды следы, похожие на те, что видел в гостинице. Кто бы ни был мой незваный гость он достаточно быстр, чтобы среагировать мгновенно, даже моей ускоренной реакции не хватило, чтобы поймать его. И достаточно ловок, чтобы, спрыгнув со второго этажа, ничего не отбить и не сломать. А затем парой слаженных движений перемахнуть через двухметровый забор. Куда я, Дьявол подери, вляпался опять?

– Драть, Лео! – послышался голос лепрекона. – Неприятности к тебе так и липнут…

Он стоял в дверях, чуть склонив голову на бок, и укоризненно качал головой. Поношенный сюртук, башмаки с обрезанными носками и выбивающиеся из-под смятого цилиндра белые волосы.

- Ты какого чёрта здесь? – возмутился я.

- А что? Ты не рад меня видеть?

Схватив подушку с кровати, уже изготовился метнуть её в мелкого гада, но тот быстро юркнул за дверь. Послышался звон металла, а потом пронзительное: «Драть!» Недомерок споткнулся о ведро, видимо, решив не рисковать, а сбежать подальше от меня, но не рассчитал. Хохотнув, я кинул подушку обратно, внимательно разглядывая мир за стеклом.

Погипнотизировав некоторое время закрытое окно, плюнул и пошёл по своим делам. Кто бы ни был странный посетитель, вряд ли он вернётся. Да и если бы это был убийца, то зачем устраивать шум в коридоре? Если бы не мой сверхъестественный слух, я бы и впрямь его не услышал. Грабить же здесь нечего, я уверен, что мистер Кук вывез отсюда всё ценное. А шпики Третьего департамента… Это могло быть похоже на правду или императорская разведка. Хотя нет, кронпринцессу Анну вряд ли заботила судьба исчезнувшего из морга трупа. С Третьим департаментом сложнее, но не припомню, чтобы у них на службе состояли люди с подобными навыками. Хотя я там не работал, может за пару лет что-то изменилось.

Одевшись, я вышел на улицу, следовало разобраться с делами насущными. Первым делом нанял грузчика, чтобы привёз мои вещи из гостиницы. После нелепого происшествия с исчезнувшей дверью, не хотел мозолить глаза лишний раз, прошлым вечером на меня косились все служащие, видимо, за день придумав обо мне всяческих ужасов. Потом отправился в банк, снял небольшую сумму – пятьсот франков. Удивительно, но раньше о такой сумме в кошельке не приходилось даже мечтать, а теперь это так – карманные расходы.

Затем патентное бюро и почта. Получить патент на ведение частной деятельности не составляет труда, особенно если у вас есть чем отблагодарить за быстроту сотрудников конторы, живущих на скудное жалование. Отправка писем же бывшим слугам мистера Кука заняло какое–то время. Текст был типовым, менялись лишь имена да адреса, я всем назначил встречу завтра, опять же попросил служащих отправить срочно и заплатил по двадцать франков сверху, чтобы уж точно не забыли об этом.

К пяти часам вечера я всё успел, к тому же осмотрелся немного. Но постоянно в толпе мне мерещились странные люди. Может, конечно, моё воображение разыгралось, но я видел эти фигуры, они мастерски маскировались среди обывателей, но, то тут, то там я замечал их, невольно ловил уверенное движение в толпе, будто кто-то прятался, но чаще всего просто чувствовал прожигающий взгляд. Зверь внутри тихо рычал, будто предупреждал об опасности. И Меня не покидало ощущение, что за каждым моим шагом пристально наблюдают.

Не выдержав, я подошёл к остановке паровика и залез внутрь. Усевшись на свободное место, это чувство немного схлынуло, но не ушло полностью, открытые окна всё ещё открывали меня взору проходящих мимо зевак и пассажиров. Лишь возле дома оно отпустило. Скорее всего из-за того, что возле особняка не было оживлённого движения и район Костильи являлся скорее пригородом, нежели частью города.

Неужели и правда кто-то из Третьего заметил меня? Но почему тогда не попытался схватить? Не подключил местную полицию? Грехов и обвинений на Леопольде Орсо висит немало, для ареста вполне хватит.

В пять часов раздалась мелодия электрического звонка, я открыл дверь. На пороге стояла девушка, скромно одетая, но лицо та прятала под низким капюшоном плаща. Я не сразу узнал графиню Ламберт, но пропустил её, торопливо прикрыв дверь. Она сняла плащ и повесила на вешалку, внимательно осмотрелась.

– А я думала, этот дом никто не купит, – пожала плечами она.

На сей раз её волосы были просто стянуты в высокий хвост и перевязаны алой лентой.

– Вы знаете хозяина? – осведомился я.

– Бросьте, в наших кругах слухи разлетаются быстро, – улыбнулась она. – Многие говорили, что такая низкая цена скорее отпугнёт покупателя.

Я провёл её в гостиную, она достала из небольшой сумочки сложенный вчетверо листок бумаги, который оказался доверенностью на ведение дела от её лица. Я в свою очередь протянул ей договор, мы сели за стол и стали внимательно читать. Видимо, она тоже считала, что к любому делу надо подходить со здоровой практичностью, потому пока всё не прочла, не поставила подпись.

– Графиня, – обратился я к ней, но она взмахнула рукой.

– Давайте просто Мириам, нас же никто не слышит, а официоз оставьте для приёмов и балов, – сказала она.

– Хорошо, Мириам, – согласился я. – Мне надо узнать больше о вашем женихе. Ваш отец сказал, что вы не любили его.

– А разве это не очевидно? – грустно спросила она. – Договорной брак, чтобы объединить дело наших семей. Бумагу можно и порвать, а вот мне сбежать от мужа не удалось бы. Любви не было, но Вильям относился ко мне хорошо, да и я уважала его.

– А тот подозрительный человек, который пришёл накануне смерти Вильяма. Может, вы слышали что-нибудь из тех криков?

– В основном ругань, они обвиняли друг друга в предательстве, сыпали взаимными угрозами… Вильям его по имени не называл… Хотя, один раз я услышала прозвище – Спрут.

– Не знаете, кто это может быть? – живо поинтересовался я.

– За неделю до этого Вильям читал статью о нападении некоей банды в районе Наймон под предводительством Спрута. Мы тогда долго обсуждали, что слишком претензионное имя он выбрал, а тут оно прозвучало… Неужели, он был как-то связан с бандитами?

Разбойничьи шайки были бичом рабочих кварталов любого города, ни Новый Вавилон, ни Нью-Орд не избежали этой участи. Я помнил эту заметку, прошёлся по ней глазами, но вникать не стал. Отлавливать бандитов по одному задача крайне сложная и бесполезная. Всё равно неудовлетворённые и живущие на грани нищеты рабочие соберутся в такие компании и снова начнут пакостить, грабить, закидывать камнями, устраивать саботажи, голодовки, демонстрации.

Когда я ещё служил констеблем в Новом Вавилоне, то видел этих людей: осунувшиеся, голодные, тратящие своё здоровье на производствах. Получали они мало, потому порой науськанные конкурентами владельца завода или фабрики, сбивались в стаи и целенаправленно вредили производству. Жажда лучшей жизни может заставить людей идти на самые страшные поступки, не исключены и заговоры корпораций, которые используют таких людей, как пушечное мясо, отдавая их под суд или убивая в перестрелках. Хуже того не исключены сделки с инфернальными тварями, малефиками, которые опять же будут использовать этих людей, как расходный материал для достижения своих, одним им ведомых, целей.

Бывает, что люди сами организуют такие банды, но чаще всего руководителями становятся те, у кого крупнее мускулы и те, кто победил на импровизированном подпольном ринге, в борьбе за власть. Этакий древний способ выяснять, кто станет вождём, пока ещё не сложилось традиции передавать власть по наследству. А точнее пока Падшие железной рукой не придушили это всё и не указали на тех, кто поддерживал их режим, как на королей и правителей. С тех пор и пошли королевские и царские рода, впрочем, это не помогло избежать Ночи Титановых Ножей.

Следовательно, подобные банды быстро разрастаются, распадаются на более мелкие, раскалываются по убеждениям или не схожестью целей, начинается делёж территории. То есть они больше замкнуты на себе и как бы они не говорили, что хотят помочь простым людям, и избавить их от тирании, делают только хуже. А страдают от этого потом обычные рабочие, на которых это всё и списывается, хотя они просто хотят жить достойно и иметь, пусть небольшое, но жалование, чтобы купить кусок хлеба. Карать судебным методами – бесполезно, жить хорошо хочется всем, но, к сожалению, императрица больше заинтересована балами, чем жизнью своих подданных. Я тому наглядный пример!

– Ну, по крайней мере, теперь я знаю в каком направлении двигаться, – пожал плечами я.

Разговор прервал сильнейший стук в дверь. Кто-то не просто стучался, а буквально ломился внутрь.

– Это отец, – боязливо поежилась Мириам, вскакивая с места. – Я сбежала из дома и из-под его присмотра. Наверное, кто-то проследил за мной.

Учитывая то, какими могучими ударами награждал этот с виду пожилой человек дверь, долго та не продержится, а вести Мириам к задней – бесполезно. Ламберт ворвётся раньше, чем мы сможем скрыться.

– Замрите, – попросил я её и внимательно всмотрелся.

В голове тут же нарисовался образ Елизаветы-Марии, рыжеволосой, миниатюрной девушки-сиятельной. Эту маскировку я использовал для суккуба, которая в своё время изображала мою невесту. Выдумывать другой образ у меня просто не было времени. Так же пришлось поступить фамильярно, и я сорвал ленту с волос девушки, приобретших медно-рыжий оттенок. Мириам выкрикнула, хотела было возмутиться, и тут увидела, что её волосы теперь имеют другой цвет.

Дверь не выдержала, и в гостиную ворвался разъярённый отец Мириам уже с закатанными рукавами пиджака. Намерения его были ясны как день, но я не хотел с ним драться, даже не потому, что враждовать с одной из влиятельных семей не слишком приятно. А просто потому что могу не рассчитать сил и убить его.

Но увидев возле меня рыжеволосую девушку-сиятельную мигом осёкся, пару раз сморгнул, не веря глазам, а потом перевёл взгляд на меня. Я, с видом, будто ко мне каждый день врываются подобным образом, взял подписанные бумаги со стола, а потом осведомился:

– Чем могу быть полезен, мистер Ламберт? Надеюсь, выломанная дверь стоит потраченных вами усилий?

Мужчина задохнулся припасёнными на случай ругательствами. Конечно, он намеревался застать здесь дочь, отчитать её в очередной раз, а заодно подправить лицо непонятливому сопляку, которому не следует лезть не в своё дело.

– Мне сообщили, что Мириам здесь, – прошипел тот.

– Советую уволить этого человека, потому что ваша дочь не явилась для подписания контракта, – пожал плечами я. – Елизавета-Мария может подтвердить.

Мириам отмерла и внимательно посмотрела на отца, и постаралась чтобы её голос звучал твёрдо:

– Именно, – кивнула та, убирая прядь волос. – Мистер Урса встретил меня минут двадцать назад, никто в это время не заходил. К тому же, как она может? Неужели она не понимает, что о ней могут подумать?

– Да, похоже, не понимает… мисс, – выдавил тот, видимо, не желая срываться на женщине.

Конечно, приличные девушки не носят распущенные волосы, но на этот раз сэр Ламберт решил не срываться на ней.

– Извините, мистер Урса, – через силу выдавил тот. – Выпишу вам чек за выбитую дверь.

– Благодарю, и попрошу в следующий раз, если таковой будет, воспользоваться звонком, он чудесно работает, – не удержался от шпильки я.

Мистер Ламберт рыкнул и поспешил удалиться, в раздражении пнул покореженную дверь.

– Теперь ещё и слесаря идти искать, – мрачно выдохнул я. – Хорошо хоть здесь красть нечего.

Мириам всё всматривалась в рыжие локоны, а потом вышла в холл и стала смотреться в зеркало, будто свыкаясь с новым обликом.

– Скажите, а это, – она указала на отражение, – долго продлится?

– Пока я хочу вы будете в таком виде, – ответил я.

– Никогда не думала, что смогу на себе увидеть один из талантов сиятельного, – выдохнула она, а потом я почувствовал панику. – А как же я теперь домой вернусь? Я же…

– Не волнуйтесь, вы снова станете самой собой хоть сейчас, – пожал плечами я и уже хотел снять морок, но тут девушка резко окрикнула меня:

– Подождите, мы ведь закончили с делами. Не могли бы вы снять это… минут через десять? Или вам надо видеть меня?

– Нет, это необязательно. Боитесь что соглядатай всё ещё здесь?

– Но ведь кто-то сообщил отцу о моём присутствии, пришёл он подозрительно вовремя.

– Вы правы. В любом случае, спасибо за информацию, и можете смело идти. И простите, но как вы собираетесь объяснять отцу, подписанную доверенность и контракт?

– Предоставьте это мне, – хитро улыбнулась девушка.

Она надела плащ и выпорхнула из дома. Взглянув на сломанную дверь, понял, что всё не так уж и плохо, мистер Ламберт выбил замок и щеколду, их поставить не так уж и долго. Посмотрев на часы, прикрыл глаза и «отпустил морок». Очень надеюсь, что в этот момент Мириам не находилась в людном месте. Приобретающая совершенно иные черты лица девушка обязательно услышит в свой адрес одно слово: «ведьма!»

К семи часам прибыл грузчик, привёз мои вещи из гостиницы, я расплатился с ним, заодно поинтересовался, не знает ли он слесаря. Тот уверил, что знает хорошего мастера и пришлёт его завтра к полудню. Это меня вполне устроило, а за неимением срочных дел, решил, что расследованием стоит заняться сегодня же.

Рабочий день закончился, потому люди потянутся к пабам, а молодые ребята пойдут к своим бандам. Вот сейчас очень жалел, что нет у меня простецкой одежды, в Наймоне я буду слишком выделяться и сразу привлеку к себе внимание. Идти в магазин и покупать такую совершенно не хотелось, да и времени не было. Я не собирался проторчать в рабочем квартале до поздней ночи

Отнеся вещи наверх, в спальню, я стал распаковывать чемодан и заметил, что в нём кто-то рылся. Вещи были сложены аккуратно, но я слишком хорошо знал запах хозяйки гостиницы и её прачки. Этот был совершенно другим, осторожно перебирая всё, ожидал увидеть… Не знаю, подброшенную змею, бомбу, окровавленный кинжал. Но ничего такого не было. Выложив на кровать все вещи, внимательно всмотрелся в стенки чемодана. Думал, там начертаны какие-нибудь колдовские символы, но снова нет.

В саквояже шарил тот же человек – запах такой же. Пистолет был на месте, что радовало, комплект патронов – тоже. Я нажал на курок, послышался щелчок, стоял предохранитель. Я не идиот стрелять в доме! Лучше было бы выйти на задний двор и там проверить оружие, но внимая к своей скромной персоне и так достаточно. Шприц с морфием так же лежал на месте. Не понимаю, зачем копаться в моих вещах, а потом их столь же бережно складывать? И неужели оставили бы оружие? Может это паранойя?

Да, я оставил в предыдущей жизни полно врагов. Но если бы они хотели сделать какую-нибудь пакость, то сделали бы. Это было просто бессмысленно!

Сначала кто-то влезает ко мне в номер, потом роется в моих вещах, затем кто-то уже влезает в дом, снова роется в моих вещах… Если отмести версию, что за мной гоняется маньяк-фетишист, то вырисовывается совсем бредовая картина. Ладно, не разрезал всё, как ревнивая супруга, и хорошо. Разложив вещи по полкам в шкафу и, повесив один из костюмов на вешалку, я спустился вниз, оделся и вышел на улицу. Солнце уже опускалось за горизонт, наступала темень, и народ на улице потихоньку расходился по домам. Перед походом в рабочий квартал зашёл в ресторан и плотно поужинал, если завяжется какая-нибудь потасовка, то чувство голода будет очень не кстати.

После этого остановил кучера и велел ему везти меня в Наймон. Мужчина внимательно оглядел меня, видимо, не понимая, что я там забыл, но пожал плечами и тронул коней, когда я очутился в повозке. Что ж и этот вечер тоже перестал быть томным. Надвинув котелок на глаза, задремал, до рабочего квартала мне ехать не меньше получаса, а поспать в эту ночь вряд ли смогу. Но о скуке я даже не вспоминал.

4

Смрад. Дикая смесь запахов угля, нечистот, гнили и болезней. Кажется, что попадаешь в иной мир, где нет ничего хорошего и светлого, в мир, где царит не жизнь, а одно только выживание. Здесь выживает только сильнейший или хитрейший, который вовремя станет последней тварью, будет продавать сведения, стучать на всех, лишь бы заработать лишние пять франков. Я видел это невооружённым взглядом, когда работал констеблем.

А сейчас, за окном кареты проплывали двухэтажные деревянные домики, где жили по пять шесть семей с детьми. Кучер остановил на самом въезде в квартал, сказав, что дальше не сунется ни за какие деньги. Оно и понятно, солнце уже село, в воздухе помимо смрада витало ощущение опасности, что из-за любого угла на тебя кто-нибудь кинется и выпотрошит, как рыбу.

Я расплатился, надел очки и пошёл в тени домов, не углубляясь в переулки. Электрические фонари придавали скорее жути этому месту. В окнах домов горели керосиновые лампы, конечно, откуда у местных работников деньги на электрические. Потому такие кварталы всегда выбирали малефики для своих тёмных делишек, против электричества никакая магия не устоит, а здесь его слишком мало, чтобы как-то навредить тёмным ритуалам.

Ближайший паб нашёлся быстро, но зайти не решился: во-первых, привлеку к себе внимание, во-вторых, разгорячённые и недовольные жизнью мужчины, наверняка захотят почесать кулаки об моё лицо. Я сильно сомневался, что в пылу драки сохраню контроль и не устрою кровавую баню, проще было дождаться кого-нибудь и отловить по дороге домой.

Долго скрываться не пришлось, спустя несколько минут увидел, как парочка в смерть пьяных молодцев вышли из паба, и направились в противоположную от меня сторону. Я решил не задерживать их и дождаться пока те разойдутся. Идти за ними пришлось долго, даже прятаться не старался, они были настолько пьяны, что не замечали ничего вокруг. Но по счастью, жили неподалёку, потому сначала расцепили объятия, затем горячо обнялись и пошли каждый к своему дому. Один повернул направо, второй пошёл дальше, но без опоры просто упал посреди улицы и тут же захрапел.

Эта картина напомнила отца, который напивался до такого же состояния. Я не спорю, у него были причины, и даже очень веские, но, в конце концов, не выдержали сердце и печень. Он умер, оставив меня одного в пятнадцать лет с огромными долгами, которые я не имел возможности оплатить. И сейчас, глядя на этих забулдыг, в очередной раз говорил себе как бы тяжело ни было я никогда не притронусь к алкоголю.

Второй же дошёл до дома и упёрся в стену рукой, я уже хотел выйти из темноты, но тут заметил как из ближайших подворотен вышли трое крепких людей.

– Чарли, мы, кажется, говорили тебе, чтобы держал свой длинный язык за зубами! – проговорил один, самый огромный среди них.

Пьяница, кажется, мигом протрезвел, я ощутил дикий страх, он облокотился о стену, начал оглядываться по сторонам, ища поддержки, но никого в округе не было. Как бы ни было жаль этого мужчину, вмешиваться не стал. По крайней мере, пока. Правда, на всякий случай вытащил пистолет и снял с предохранителя.

Молодчики подходили медленно, поигрывая кулаками и ухмыляясь во весь рот. Вряд ли они так отъелись на зарплату простого ворошителя угля.

Чарли весь сжался, съежился и стал вообще незаметен, один из тройки бандитов, схватил того за ворот дешёвого пиджака и приподнял над землей, заставив встать на носки.

– Чарли, вчера мы хотели ограбить склад, да вот только там нас засада ждала, – объяснял всё тот же громила.

Я различил удар по крыше, на доме, где я стоял, а потом быстрый бег, потом снова удар, но уже дальше. Кто-то перепрыгивал, затем послышался шум и шуршание одежды, потом звук удара о мостовую. Неизвестный спустился вниз.

– Ну, так и чего? – попытался оправдаться Чарли. – У вас много недругов и стукачей тут полно. С чего вы взяли, что это я? Я вам тогда сказал, что этим не занимаюсь больше, хватит с меня. Своя шкура, она, знаете ли, ближе к телу.

– Ты нам зубы-то не заговаривай, крыса помойная, – вступил в разговор второй. – Я вчера видел, как ты с подозрительным парнем тёр в переулке. Что? С полицейскими решил связаться?

– Да вы чего? Я? С этими отмороженными? Да они сюда нос боятся сунуть, мундиры запачкать. Да на нас им плевать! Чего они такого хорошего мне сделали, чтобы я стучал на вас, а?

– Тем не менее, Чарли, даже если это не ты. Думаю, другим это будет уроком, что Спрута лучше не злить.

– Ребята, не надо! – завопил мужчина.

В этот момент один из них рухнул на мостовую. В нос тут же ударил запах крови, я успел заметить отблеск маленького лезвия, вылетевшего из задней подворотни. Метательный нож попал точно в шею, перерубив артерии, красная лужа начала быстро разливаться вокруг трупа.

Мигом позабыв о пьянице, которого хотели избить, двое громил стали оглядываться и вскоре увидели фигуру, вышедшую из темноты. Это определённо была девушка, худенькая, стройная, чёрное пальто плотно сидело на теле, штаны были точно подогнаны, а высокие сапоги доходили до колена. Хоть лицо и прикрывал капюшон, но я видел белёсый отблеск глаз – это была сиятельная. И что-то мне подсказывало, что встретиться в тёмном переулке с ней было бы крайне не желательно.

– Ого! Смотрите кого к нам прислали, – грозно рыкнул один из них.

Но я чувствовал страх, огромный страх перед этой девушкой, кем бы она ни была. Она обходила их, не выпускала из поля зрения. Сиятельные, конечно, во многом превосходили обычных людей, но я сомневался, что она справится с такими громилами и потому потянулся за пистолетом. И кстати, такое пальто было мне знакомо, похожий покрой имел и тот человек, что выпрыгнул из окна моего дома.

– Наверное, мужчины перевелись, – засмеялся второй, пытаясь унять всё тот же страх.

– Конечно, – ответила девушка приятным голосом, – а то все говорят, что вы – импотенты, а с такими мужчине драться – только позориться.

Я бы на такое оскорбление даже не обратил внимания, но у таких, как эти двое, мозгов не слишком-то много. Да и с таким пудовыми кулачищами думать им и не нужно.

Видимо решив, что с хрупкой девчушкой можно справится и в одиночку, один из бандитов бросился на неё. Девушка же меня удивила, она увернулась от удара, чуть отклонившись назад, а потом пнула обидчика ниже спины. Это ещё больше разъярило нападавшего и тот, зарычав, снова кинулся к ней, уже намереваясь задушить. Девушка крутнулась, снова пропуская нападавшего, а тот полетел вперёд, затем упал благодаря подсечке.

Послышался щелчок механизма, тихий шелест и быстрый удар раскрытой ладонью в основание черепа. Мужчина затих мгновенно, запах крови усилился. Второй стал осторожно подступать к девушке, но его страх был настолько силён, настолько всепоглощающь, что нельзя представить. Уверен, удерживало его на месте лишь осознание того, что бежать не удастся. Девушка двигалась быстро и чётко, это было годами отработанное движение, как у меня достать пистолет и снять с предохранителя. Она абсолютно не боялась двух громил, которые были втрое больше её.

Помня о судьбе незадачливого компаньона, бандит нападать не стал, а потому просто стоял. Девушка пошла в атаку, мужчина ударил кулаком, но та поднырнула, развернулась, и полоснула поперёк спины лезвием. Мигом на рубашке оказалась кровавая полоса, хотя я не видел в её руках ни ножа, ни кинжала. Девушка ударила того под колено, заставив припасть к земле, а затем схватила за горло. Только тут я разглядел оружие. Из-под рукава торчало лезвие, похоже, там прятался механизм, что выдвигал его. Очень удобно.

– А вот теперь ты расскажешь мне, – строго сказала она. – Где Спрут?

– Да мне почём знать! Он просто назначает встречу и приходит, затем сваливает.

– Неверный ответ! – прошептала она и надавила на клинок.

– Стой! Я, правда, не знаю, могу лишь сказать, что он обитает где-то на угольных фабриках, – сказал мужчина.

– Спасибо, – ответила она и резко отвела руку.

Громила упал с разрезанным горлом. Чарли, наблюдавший за всем этим, тихо сидел и не шевелился. На всю схватку ушло не больше пары минут, но увиденое было впечатляющим. Когда сиятельная перевела взгляд на забулдыгу, тот стал что-то мычать и просить не трогать его. Та крикнула ему, чтобы шёл домой, что он не преминул сделать.

Больше медлить было нельзя, выставив пистолет, я показался из теней. Девушка мигом повернулась, заметив меня. Страха не ощутил, но та сжала кулаки, а потом внимательно осмотрела, как и я её до этого. Видимо, поняв, что я слишком дорого одет для местных, прищурилась, потом выразительно глянула на пистолет.

Нет, стрелять в неё я не собирался, но видя с каким мастерством и быстротой, она справилась с тремя здоровыми мужчинами, решил перестраховаться. К тому же откуда мне знать, что вдобавок ко всему та не владеет магией, да и таланты у сиятельных самые разные, и не всегда они пассивны. А электричества здесь не так уж и много, перебить колдовство оно не способно.

– Чего надо? – довольно грубо осведомилась она.

– Думаю, мы ищём одного и того же человека, – я решил начать с нейтрального, чтобы не вызвать агрессии.

– Из полиции? Слишком хорошо одет. Мой тебе совет – не встревай, иначе увязнешь, – отрезала та и хотела уйти.

– Я не могу вас отпустить, вы только что убили троих людей, – всё-таки пришлось перейти к угрозам.

Девушка вздохнула и развернулась, но страха по-прежнему не ощущалось, скорее усталость. Её, что? Абсолютно не волновало, что я могу выстрелить?

– Сиятельный, я в последний раз прошу – оставь. Тебя больше никто не побеспокоит, и это – твой последний шанс.

– Там ко мне лазали твои дружки? – осведомился я.

Из-под тёмных линз она не могла видеть сияющие глаза, а значит, знала наверняка, кто я такой.

– Ты оказался не в том месте и не в то время, – ответила она. – Нам надо было убедиться.

– В чём?

– А вот это уже не твоё дело, – строго сказала она.

– Извините, но у меня есть обязательства, – напирал я.

Я не собирался уходить просто так. Я не для того сюда пришёл, чтобы меня отчитывала какая-то девчонка.

– Ступай домой. Я не хочу тебя убивать.

Она снова хотела повернуться спиной, я выстрелил в мостовую, выбив сноп каменной крошки и искр. Сиятельная замерла и внимательно всмотрелась в меня.

Но не успел я сказать и слова, как сзади неё показались два констебля, чёрт. Не расслышал их. А откуда они взялись вообще? Такое ощущение, что они только и ждали, пока я начну стрельбу.

– Мистер, положите пистолет! – попросили они, доставая табельное оружие.

Я слишком хорошо знал форменные мундиры полиции, но что-то меня в двух молодых людях сильно смущало. Девушка тоже, позабыв обо мне, всматривалась во вновь прибывших. Один взял наручники и двинулся в её сторону.

– Спасибо за помощь в задержании опасной преступницы. Сэр, пожалуйста, опустите оружие! – снова потребовал один из них.

Парень с наручниками подошёл ближе к застывшей девушке и только тут я заметил то, что смущало – туфли. Лакированные, сделанные из мягкой кожи, таких вещей с их жалованием, они не купят даже если будут откладывать пару лет! Да и ни один нормальный полицейский такую обувь не оденет на дежурство. Бегать в ней неудобно, к тому износятся все сразу. Под мундир всегда выдавались сапоги!

Выстрел, парень с пистолетом падает на мостовую.

Девушка ударяет второго по руке, отводя оружие, а потом бьёт раскрытой ладонью в область сердца. Второй тоже труп. Повернувшись ко мне, улыбнулась и спросила:

– Как догадались?

– Слишком дорогая обувь при их жаловании. К тому же появились они будто из ниоткуда, – пояснил я, удовлетворённый тем, что прежнее напряжение схлынуло.

– Уходите, наверняка кто-нибудь побежал за настоящими.

– Я не могу, у меня есть обязательства перед клиентом, – вновь сказал я, опуская пистолет.

Если бы она хотела меня убить, то сделала бы это.

– Мне нужен Спрут.

– Как и мне, – подтвердила она, снова внимательно разглядывая меня с головы до ног.

Стало даже как-то неуютно. Почему-то было такое ощущение, будто меня оценивают, как кусок мяса на рынке.

– Вы уверены, что хотите во всё это влезть? Колодец глубок, дно увидите вряд ли.

– Уверен, – выдохнул я, не собираясь отступать уже из принципа.

– Ладно, только потом не жалуйтесь. Идёмте, тут слишком много трупов и лишних ушей.

Сначала я стал искать гильзу. Не хватало ещё, чтобы её нашли настоящие полицейские и сравнили отпечатки пальцев. Девушка терпеливо ждала, а когда я нашёл, что искал, развернулась и легкой трусцой побежала по улице. Я последовал за ней. Что удивительно, заснувший пьяница даже не пошевелился, лежал и храпел посреди улицы. Вот кому всё равно. Правда, потом по допросам его затаскают.

В своё время приходилось бегать и довольно часто, но и за последние два года выносливости не потерял. Девушка пару раз сворачивала в проулки, узкие улочки, где мне постоянно мерещились шарахающиеся тени. Вряд ли это инфернальные твари, оборотни чувствуют их кожей. Скорее это были местные грабители и головорезы, коих в таких местах полно, но видимо, те хорошо знали или видели, что случилось на улице и потому предпочитали не рисковать.

Остановились мы минут через двадцать, по моим прикидкам успев пробежать половину квартала, или это мне так показалось из-за того, что пришлось петлять, словно зайцам. Я несколько раз терял её из виду, но благодаря нюху всё время определял направление.

Мы очутились возле задней двери обычного дома, такого же, как и все в этой местности. Девушка взошла на крыльцо и коротко стукнула, открылась смотровая щель. Человек внутри подозрительно на меня покосился, но открыл.

Она провела меня на второй этаж, зашла в ближайшую дверь и отбросила капюшон. Дьявол, да ей лет шестнадцать, не больше! Угольно-чёрные волосы были собраны в высокий хвост, длинная чёлка обрамляла небольшое лицо с мягкими чертами.

Только в свете керосиновой лампы я смог рассмотреть её снаряжение получше. Застёжки пальто были достаточно широкие, чтобы не порвались и не стесняли движений, но скорее всего шили по индивидуальным меркам. Хотя я мог и ошибаться. Само пальто же было изготовлено из мягкой кожи, потому не скрипело. Сапоги из точно такой же кожи, но были видны царапины и потёртости. После того, как она сняла пальто, я смог рассмотреть и её оружие. На предплечье по всей длине крепился клинок, со стороны ладони. Под ним частично виднелся механизм, думаю, Александр Дьяк многое бы отдал, лишь бы взглянуть на это.

Но я не мог увязать образ этой девочки с тем профессиональным убийцей, который менее получаса назад хладнокровно убил четырёх здоровых мужиков.

– Не верится? – спросила она, очаровательно улыбаясь.

– Немного, – кивнул я.

– Этим и пользуюсь, никто не воспринимает женщину всерьез, особенно, если она столь беззащитно выглядит.

Я ничего не понимал, по голосу было явно слышно, что ей больше лет, чем та казалась.

– Талант сиятельной, – сказала она, будто прочтя мои мысли. – Моей матери уже за пятьдесят, но ей не дашь больше двадцати.

Она абсолютно меня не стеснялась, сняла сапоги и уселась на продавленный диван. Я предпочёл сесть на стул. Смотрел на девушку в мужских штанах и рубашке, и был уверен, остриги она волосы, никто даже не догадается, что перед ним не парень. Правда оружие она не снимала.

– Хороший талант для женщины, на косметику не надо тратиться и вкидывать деньги на шарлатанов, которые обещают вечную молодость, – пожал плечами я. – Так понимаю, это не единственный ваш талант, мисс?

– Агата, – представилась она.

– Виктор.

– Не всё так быстро, сиятельный. Для каких целей вам требуется Спрут?

– А это важно?

– Ели бы это было не так, я бы стала спрашивать? – ухмыльнулась она.

Да уж, вытаскивать из неё информацию будет крайне тяжело. Но сейчас я в не выгодном положении. Я не знаю, кто она, что делает в этой дыре, если у неё есть деньги покупать столь дорогое снаряжение, одни спрятанные клинки стоят немалых денег, про остальное я молчу. Так мало того, это надо знать мастера, делающего такие механизмы и при этом не сильно болтливого. Наши цели сейчас совпадают, а после наглядной демонстрации её навыков, готов пока играть на её условиях.

– Я расследую убийство Вильяма фон Винтерштайна, – честно признался я.

– И что же привело тебя сюда? – она довольно фамильярно перешла на личный тон, но я решил не заострять на этом внимание. Всё-таки её долгие годы учили убивать, а не быть вежливой.

– Его невеста рассказала мне, что накануне он ссорился с незнакомым человеком, и среди ругани она услышала прозвище «Спрут». Вот я и пришёл узнать, как член уважаемой семьи связан с бандитом?

– Спрут – не просто бандит. Это ушлый делец, начавший свою карьеру с низов, крыса хитрая, но очень трусливая. Поднялся за счёт денег.

– Денег? – не понял я. – Имеешь в виду конкурентную борьбу?

– Что-то вроде. Источника финансирования не знаю, но ребята Спрута имеют хорошее оружие, также у них есть деньги на подкуп некоторых членов профсоюзов, чтобы те подговаривали рабочих устраивать забастовки.

– На ограблениях такого не заработаешь.

Если она говорила правду, то банда должна вливать огромные средства на пропаганду, но уличные головорезы просто не могли иметь таких денег. Даже если им удастся ограбить банк, они спустят всё на себя.

– Именно, – кивнула она. – Стукачи у них местные, информацией делятся неохотно. Спрут подмял под себя половину Наймона и обложил данью наркопритоны, подпольные казино и бордели. Его громил бояться, но все, кто видел этого Спрута, в один голос утверждают – он слишком труслив и дёрган для хорошего организатора, всегда прячется за тех, кто умеет лучше говорить. А его дружки – видно, что это люди не рабочего класса.

– Хорошо одеты? – спросил я.

– Нет, одеты как все, но видно, что имеют либо полицейское, либо военное прошлое. Скажем, к выбиванию долгов они подходят очень профессионально, избивают сильно, но не до смерти.

– И что думаешь?

– Я думаю, Спрут – просто удачная фигура, хороший бухгалтер, могущий грамотно распределить поступающие средства. Такой человек не пробился бы наверх в уличной банде. Грабят магазины и торговцев сопляки, которых подбирают на улицах и в цехах, прельщая обещаниями лучшей жизни.

– Отдают на откуп полиции, – сразу догадался я.

– Именно, а те в камерах молчат, словно клея выпили. Настоящие профессионалы находятся рядом со Спрутом.

– Тогда понятно, почему газеты обходят эти новости стороной. Но где его искать?

– Виктор, вы не знаете, во что встреваете. Спрут – всего лишь пешка, смерть Вильяма фон Винтерштайна может завести на шахматную доску, где от вас ничего не зависит.

– А я ещё раз говорю – у меня есть обязанности перед клиентом.

– Это случайно не Мириам Ламберт?

Я не стал отвечать, но девушка всё равно поняла, о чём я.

– Скажите ей через пару дней, что вы нашли убийцу и им оказался Спрут, застрелен, поскольку оказал сопротивление при задержании. Сохраните и своё спокойствие, и она больше не будет подвергать себя неоправданной опасности.

Она не шутила. Если всё рассказанное – правда, то Спрут – всего лишь громкое имя, но не более того. И потом связь главы уличной банды и уважаемого члена аристократической семьи не может быть прямой, наверняка были некие посредники. Что если Вильяма убрали как ненужного свидетеля? Или же он залез в какую-то тёмную историю и стал опасен? А может, просто решил уйти от всего этого, но слишком много знал?

Если расскажу это Мириам, то подвергну опасности и её жизнь, а заодно и свою.

– Давайте так, – сказала Агата, вставая с дивана. – Завтра состоятся подпольные бои на ринге, там будет присутствовать один из доверенных людей Спрута. Бои обычно начинаются в десять вечера. Буду ждать вас на улице Жаворонков за двадцать минут до начала, подойду сама. Если вы придёте, значит, решили вовлечь себя в опасную игру, где ставка, ни много ни мало – ваша жизнь, если нет…

– Даёте мне время подумать? – усмехнулся я.

– Вам следует переварить всё услышанное и хорошо взвесить все «за» и «против». Тем более что от вашего решения зависит жизнь и спокойствие леди Ламберт. Сомневаюсь, что вы захотите подвергать опасности её. Выход сможете найти?

– Постараюсь не заблудиться, – сказал я и откланялся.

Мужчина внизу дремал на кушетке, но заслышав меня, встрепенулся, вскочил и открыл мне дверь. Взгляд у него был цепкий, и только тут я смог рассмотреть, что одна рука у него обожжена, он не мог ей нормально двигать. Лицо же напоминало перекошенную уродливую маску из-за сильнейшего ожога.

Я поблагодарил и вышел на улицу. Пока мы разговаривали, стало совсем темно, и я решил не устраивать забег по проулкам, а дойти до выхода отсюда по улице.

Добраться до дома не составило труда, я покинул Наймон, огибая квартал, а так же остерегаясь мелких улочек. Порой слышались крики, писк крыс и шуршание в подворотнях, но по счастью, никто на меня не напал. Выйдя оттуда, я сел на поздний паровик и поехал домой.

Агата и вправду дала много пищи для размышлений, но всё же я склонялся к ответу «нет». Одно дело рисковать своей жизнью и совершенно другое подставлять девушку, которая не понимает, во что ввязывается. Если там бродят такие деньги и такие интриги, то дна у этого колодца я и впрямь не увижу, просто потому что меня там утопят. Остановился паровик в двух улицах от моего дома, так что пришлось идти пешком, но меня это не сильно смутило. По дороге всё-таки зашёл в ресторан и заказал плотный ужин. Хоть и было уже время к десятому часу, но на припозднившегося посетителя не обратили большого внимания.

Сытый и довольный, я отправился домой, не обращая внимания на покорёженную дверь, снял пальто, шляпу и пошёл спать. Раздевшись, упал без сил и просто провалился в сон. Только очутившись в кровати понял, насколько сильно устал.

5

Утро выдалось хмурым, взглянув на часы, увидел, что уже одиннадцать, скоро должен был придти слесарь, а пока следовало привести себя в порядок. Умывшись, причесавшись и одевшись, я спустился в холл и намеревался пойти завтракать, но раздался звонок в дверь. Я подумал, что работник пришёл раньше времени и смело открыл, но на пороге меня встретили двое констеблей, и давешний инспектор Беккер, что допрашивал меня в театре.

Он учтиво поздоровался и попросил разрешения пройти. Я не стал препятствовать, с горечью понимая, что завтрак придётся отложить. Проводив их в гостиную, устроился в кресле. Один из констеблей встал у двери, как бы говоря, чтобы я не смел бежать.

– Мистер Урса, у нас к вам пару вопросов, – сказал инспектор, садясь напротив меня.

– С удовольствием отвечу, если буду знать в чём дело, – сразу пошёл в атаку я.

Я прекрасно знал законы Второй Империи, а так же работу полиции.

– К сожалению, этого я сказать пока не могу. Всё будет зависеть от Ваших ответов, виконт.

Я перевёл взгляд на констеблей, те были напряжены и во все глаза глядели на меня. Я не сомневался, что они готовы схватиться за дубинки, пистолеты и электрические жгуты. Первые два не доставят особых проблем, а вот если в меня попадёт щуп, то сделать ничего не смогу.

– Ладно, задавайте, только давайте быстрее, ко мне скоро должен слесарь явиться, – небрежно бросил я, намекая, что не стану терпеть их дольше положенного.

– Где вы были вчера между пятью и шестью часами вечера? – спросил инспектор.

– Сначала дома, принимал клиентку, потом зашёл в ресторан неподалеку, плотно пообедал, затем нанял кучера и поехал по делам.

– Вы говорили, что проживаете в Нью-Орде две недели, – веско заметил парень.

Я слегка улыбнулся, цепкий пёс, если дальше так пойдёт, то сможет стать хорошим следователем.

– Именно, я осматривался, привыкал к жизни здесь, думал, смогу ли влиться в темп и вот решил купить дом, – пожал плечами я.

– Вы были раньше знакомы с мистером Куком?

– Мы встретились впервые за день до покупки, до этого я с ним разговаривал по телефону, чтобы назначить встречу.

Инспектор записывал мои показания в блокнот с невозмутимым видом.

– Скажите, Мириам Ламберт вчера заходила к вам?

– Нет, – на моём лице не дрогнул ни один мускул, но я внутренне сжался. Неужели её папаша настолько обиделся на меня, что решил натравить полицейских? – Я назначил ей встречу на пять, но она так и не явилась. Незадолго до этого ко мне зашла давняя знакомая Елизавета-Мария, по счастью ей тоже оказались нужны мои услуги.

– Какие именно?

– А вот это – частная информация, и я не имею права её разглашать без согласия клиента.

– Ясно, мы проверим. Слова мистера Ламберта подтверждают, что когда он зашёл, видел с вами девушку, которую вы представили как Елизавету-Марию. Но его соглядатай сказал, что Мириам зашла в ваш дом именно в это время.

– Елизавета-Мария пришла в плаще, она явно от кого-то пряталась, может, не хотела быть скомпрометированной, – спокойно сказал я. – Я сам не сразу её разглядел, возможно, он просто ошибся или перепутал.

– Спутать рыжеволосую ирландку-сиятельную с графиней? Они даже не похожи, – ухмыльнулся мистер Беккер.

– Может, моя знакомая просто подменила внешность, знаете ли, у сиятельных много талантов. А в последнее время все газеты только и говорят об убийстве жениха Мириам, да о ней. Вот моя знакомая и решила воспользоваться первым попавшимся обликом.

– А Елизавета-Мария умеет это делать?

– Спросите у неё, я не могу раскрывать всех секретов. Как я уже сказал, это – частная информация. Если это дело не касается короны, конечно.

– Нет, не касается. И где нам следует искать Елизавету-Марию?

– Понятия не имею, – пожал плечами я. – Она была слишком расстроена поведением мистера Ламберта, потому не назвала адреса, где остановилась. Бросила лишь, что сама со мной свяжется.

– Благодарю за помощь, - пробурчал Беккер, делая последние пометки и закрывая блокнот.

Про себя я облегчённо выдохнул.

– Инспектор, а с чего такой интерес, где была Мириам? Сбежала с любовником? – ухмыльнулся я.

Инспектор дёрнул щекой. Вот это мне совсем не понравилось.

– Тело графини выловили вчера в шесть часов вечера, – ответил тот.

У меня спина похолодела. Как? За что? Неужели её кто-то забил, если увидел превращение из Елизаветы-Марии? Она ведь только вчера была здесь, стояла, просила о помощи, пугалась отца, очаровательно улыбалась. Никогда не думал, что со мной такое случится. Так вот что чувствуют люди, когда говорят, что вот только вчера или пару часов назад видели человека живым и здоровым… Разбито, невероятно и зло. Невероятно от того, что выйдя от меня, она попалась в руки какому-то подонку, а вполне возможно и я стал причиной этого. Зло от того, что не пришло в голову проводить её хотя бы до паровика. Может, она бы осталась жива.

Инспектор попрощался, но я его остановил вопросом:

– Скажите, что произошло?

Не знаю почему, но мне было важно это знать.

– Её ударили по голове, а потом скинули в реку. Доктора сегодня точно скажут, от чего конкретно она умерла – от удара или от воды. Доброго дня.

Он вышел, констебли последовали за ним. Они не сводили с меня глаз, пока инспектор не покинул помещение, правда, мне уже было всё равно. Уперевшись локтями в стол, закрыл лицо ладонями и принялся размышлять…

Неужели, её отец был прав и, наняв меня, она подписала себе приговор? Может, убийцы Вильяма не хотели, чтобы Мириам стало известно об этом больше положенного? Или же наоборот? Сначала я подумал, почему было не прикончить меня, но потом горько усмехнулся. Толку от этого? Она бы наняла другого. И что тогда? Убивать всех частных сыщиков, которых в Нью-Орде немало? Тогда бы и полиция заинтересовалась, что за маньяк убивает нанятых ею детективов?

Изжога напомнила о том, что я ещё не завтракал, а для оборотня не удовлетворять голод слишком опасно. Если придётся тратить силы на восстановление, то взять их будет неоткуда. И тогда потеря контроля неизбежна, зверь будет искать любые способы, чтобы наестся, и могут пострадать невинные люди. Я не хотел повторять ошибки отца и потому пошёл в ресторан.

Завтракать пришлось в спешке, поскольку полицейские меня задержали. Слесарь пришёл вовремя, сказал, что придётся поменять только замок, мистер Ламберт сделал его непригодным к починке. Я пожал плечами и сказал, что он – мастер и ему лучше знать. Через полчаса работа была закончена, я расплатился и мы расстались довольные друг другом. Замок он поставил такой же, видимо, его приятель в них немного разбирался и подсказал какой именно нужно брать. В любом случае, он чудесно работал.

Через полчаса ко мне приехали слуги, сначала явился дворецкий, мужчина выглядел лет на пятьдесят, но был аккуратно одет, подстрижен, небольшая седая борода ему очень шла. Но при этом было видно, что тот не просто открывает-закрывает дверь, а занимается физическими упражнениями. Оно и понятно, дворецкий должен держать себя в форме в любом возрасте.

Потом приехал повар и его помощница – дядя с племянницей. Мужчина мне показался слегка надутым, шеи практически не было видно, круглое и румяное лицо выглядело добрым и располагало к себе. Племянница, как и дядя, была слегка пухловата, но улыбчива и приветлива.

Молодая девушка-горничная споткнулась на пороге, видимо, не хотела опоздать. Я помог ей подняться, но та немного испуганно посмотрела на меня. Не знаю почему, но видимо, её отпугнули тёмные очки. Последним прибыл садовник Эван, он был немного моложе Сэмуэля – дворецкого, но тоже достаточно крепок и подтянут.

Я собрал их в обеденной зале, чтобы они чувствовали себя не сильно скованно. Всё-таки эти люди будут работать здесь, я их не знаю, они меня не знают, так что думаю, произвести друг на друга впечатление следует.

Я предложил им сесть за стол и перешёл к сути дела:

– Спасибо за то, что откликнулись на мою просьбу придти, – осторожно начал я. Мне никогда не приходилось нанимать прислугу, потому как себя следует вести, до конца не понимал. – Мистер Кук хорошо о вас отзывался, но был вынужден уволить, я же решил исправить эту ошибку. Вы хорошо знаете дом, потому проблем с устройством на месте не будет, как я считаю. Так же мне бы хотелось узнать о том, какое жалование вам платил мистер Кук. Готов оплачивать столько же, от вас же требую хорошего исполнения своих обязанностей.

– Мистер Кук платил нам триста франков в месяц, – оживился повар.

– Вы считаете меня простофилей, мистер Гордон? – тут же посерьёзнел я, снял очки и в упор глянул на него.

Испуг порой открывает все грехи. А повар был очень жаден, он приворовывал с кухни, но Кук предпочитал не обращать на это внимания, хотя знал об этом. К тому же двести франков за месяц – слишком большая сумма для слуг. Поесть да одеться – не так дорого, к тому же живут они здесь – на первом этаже. Только садовник жил в пристройке, чтобы иметь выход во двор. И потом ещё столько же будет получать его племянница – шестьсот франков в месяц для семьи. Нет, эта сумма не была для меня неподъёмна, но я не хотел бросаться деньгами. К тому же, это привлечёт лишнее внимание.

Ещё бы. Неизвестный виконт покупает дом по-дешевке, но при этом платит большое жалование слугам.

– Неужели вы думаете, что я не ознакомился с заработком ваших коллег? Сто пятьдесят и не больше.

– А с чего вы решили, что мы не найдём хозяина лучше? – спросил Самуэль.

Он был самым старшим из них, потому, видимо, при молчаливом согласии присутствующих, решил говорить от их лица.

– Ни с чего, – пожал плечами я. – Но вас Самуэль, уже вряд ли куда-то возьмут, я знаю о том, что по молодости вы простудили спину, как и ваш друг – Эван. Из-за этого у вас порой возникали проблемы с несением службы. Вас беспокоят боли, потому вы порой всё делаете медленно, а иногда не можете согнуться. С такими недугами вас вряд ли продержат долго, к тому же намного выгоднее нанять молодых и платить им в два раза дешевле.

Мужчины выдохнули, признавая правоту. Я бы мог дожать и остальных, но не хотел этого делать. Про болезнь садовника и дворецкого знали все, потому я не испытывал никаких угрызений совести, когда рассказывал это.

Но теперь страхом была пропитана вся комната. У каждого из присутствующих были скелеты в шкафу, я узнавал о них всё больше и больше благодаря этому чувству, помогающему заглянуть в самые тёмные уголки их души. Мне не доставляло удовольствия копаться в их жизни, узнавать их секреты, но я уже однажды был обманут своим дворецким, который долгие годы скрывал истинное лицо. Вместо того, чтобы задать вопросы, проверить, я предпочитал обманываться и это едва не стоило мне жизни. Не хотел повторять эту же ошибку и теперь, когда я совершенно не знаю этих людей. Уж лучше вымазаться в этой грязи, но знать всё, знать, на что они могут быть способны, могу ли я им доверять. Тем более жить бок о бок.

– Разумеется, я никого не держу, работать у меня или нет – ваше право. Со своей стороны я гарантирую оплату вовремя, от вас требуется только исполнительность и корректность. Если вам требуется время, чтобы подумать, я его предоставлю, но не больше трёх дней.

Слуги переглянулись, будто вступили в молчаливый и одним им понятный диалог. А потом Самуэль встал со стула и сказал:

– Мы согласны, виконт, – сказал дворецкий. – Готовы приступить к выполнению своих обязанностей с сегодняшнего дня.

– Благодарю, – улыбнулся я. – Я предоставлю вам время перевести необходимые вещи. Завтра жду всех на своих рабочих местах.

Так же перед их уходом я рассказал, что занимаюсь частным сыском и порой могу пропадать вечерами и днями, а так же в дом могут наведываться странные гости. Меня они поняли и разошлись, чтобы снова приехать сюда.

Персонал меня устроил, конечно, не всё увиденное понравилось, даже больше скажу – вообще ничего не понравилось. Каждый имеет право хранить свои секреты и прятать их, никому не показывать, но я вынужден был так сделать. От отвращения к самому себе передёрнуло, я понимал, что такового требовала моя собственная безопасность. Что если среди них был бы малефик или шпик Третьего департамента? Или если инспектор Вард Беккер решил приставить ко мне соглядатая? В конце концов, я их впервые в жизни увидел!

Весь оставшийся день провёл будто в тумане, я не знал, куда себя деть, тягостные мысли не давали покоя. Всё больше меня беспокоила странная смерть Мириам. Девушка не заслужила такой участи. Неужели, это из-за информации о Спруте? Вряд ли, но тогда следовало бы ожидать крепких ребят и у себя дома, чтобы я не смел заниматься этим делом. Но они не приходили, хотя должны были бы заявиться ещё вчера вечером.

А если заявились, но я их не застал, потому что был в Наймоне? Отмёл эту мысль быстро, поскольку, когда пришёл домой никакого постороннего запаха не учуял, да и следов не было. Сомневаюсь, что посланные ко мне люди стали бы делать уборку.

Но тогда выходит, они точно знали, что Мириам заключила со мной контракт. Я пошёл кабинет и открыл один из ящиков стола. Доверенность и договор лежали на месте, на одной бумаге красовалась моя подпись, на другой – её. Подумав немного, я подправил вторую. Воображение тут же нарисовало подпись с именем Елизаветы-Марии. Это на случай, если инспектор Беккер решит обыскать дом или кто-то слишком любопытный полезет ко мне в бумаги. Пусть это остаётся тайной как можно дольше!

Ужинал я у себя дома, повар оказался хорошим кулинаром и порадовал меня. Я поблагодарил и пошёл собираться в Наймон, карту я положил в кабинете, быстро нашёл улицу Жаворонков. До неё идти не так и далеко, хоть и находилась в центре квартала. В дверь постучали, я разрешил войти. Это оказалась Дона – горничная, она всё ещё меня боялась, но предельно вежливо спросила, не нужно ли убраться. Я кивнул, но проходя мимо, остановился и тихо произнёс: «Я надеюсь, что лезть в бумаги вы не станете». Девушка кивнула, понимая намёк. Пугать её ещё больше не хотелось, но надо разграничивать права и обязанности. Надо было показывать, что хозяин тут я и не потерплю излишнее любопытство. Пока что мне уважать этих людей не за что, в принципе, как и им меня. Но за два года кочевой жизни понял одно – лучше пусть меня бояться и избегают. Так меньше шансов нарваться на неприятности.

– Когда вас ждать? – спросил Самуэль, подавая мне куртку.

– Буду поздно, когда точно – не могу сказать. Можете не ждать.

Дворецкий распахнул дверь, я попрощался и отправился к оживлённой дороге. Доехать до места лучше общественным транспортом. В людном месте на меня вряд ли нападут, а в Наймоне наверняка будут следить либо друзья Агаты, либо она сама. Хотя, кто сказал, что эта девушка не причастна к смерти Мириам? Следовало быть осторожным с ней. Картины того, как она расправилась с теми людьми, до сих пор заставляли сердце замирать. И вопрос – на что ещё она способна, помимо этого?

К позднему вечеру собрались блёклые тучи. Изредка оттуда шёл мелкий дождь. Противная морось заставляла постоянно вздрагивать, хотя холода и не ощущалось. Хорошо, что не было ветра, иначе лицо бы резали эти капли воды, как ножи. Не люблю такую погоду, но хорошо, что не начался ливень, зонт я с собой не взял. Впрочем, в этом был и плюс, дождь прибивал пыль, грязь и вонь района, потому было не так противно здесь ходить.

На этот раз оделся я неброско, не слишком дорого, чтобы не выделяться, разве что ботинки оставил прежние. В конце концов, если Агата снова решит устроить забег, не хотелось бы натереть мозоли. Под курткой прятался складной титановый нож и пистолет. И как бы мне не хотелось, но очки пришлось снять. К улице Жаворонков я шёл в тенях, свечение глаз, конечно, выдавало меня, но заставляло бояться приютившихся в темноте карманников и головорезов, которым терять уже нечего. Прирезать обычного прохожего – дело обыденное. Напасть на сиятельного – рискованно и опасно. Неизвестно, какими талантами он мог обладать.

Дойдя до места встречи, я встал у одного из покосившихся домов и стал ждать. Эта улица была небольшой и хорошо просматривалась, слежки же я не видел и не слышал, или же неизвестные хорошо прятались и маскировались. Глянув на хронометр, увидел, что до назначенного времени осталось пара минут, что ж я хорошо всё рассчитал.

Агата пришла вовремя, я услышал тихие шаги в подворотне неподалёку, но не подал виду. Она осторожно выглянула и мигом нашла меня, на этот раз голову её не закрывал капюшон, а волосы были аккуратно заколоты, чтобы не мешались. Девушка горько улыбнулась и упрекнула:

– Всё-таки решил рисковать и чужой жизнью?

– К сожалению, рискую только своей, – пожал плечами я.

– О чём ты? – не поняла она.

– Мириам мертва. Её тело выловили в реке вчера в шесть часов вечера. Ко мне приходила полиция, проверяла алиби

Агата застыла, словно статуя, глаза забегали. Похоже, она ничего об этом не знала, хотя такая весть не могла остаться незамеченной. Но я сегодня не покупал свежей прессы…

– В газетах ничего такого не было, – выдохнула она, немного успокоившись. – Видимо, это решили оставить в тайне.

– Я думал, ты сможешь мне помочь, – заметил я.

Нет, я не особо на это надеялся, но хотел хоть вывести её из равновесия. Это получилось, не спорю, но похоже, она была искренне ошеломлена этой новость.

– Глупая девочка, – прошептала она. – Просили же не лезть в это, мы сами во всём разберёмся!

– Мы? – осторожно спросил я.

Учитывая, что в мой дом лазали её подельники, ни секунду не сомневался, что она сама являлась членом какой-то банды, а может и секты. Посему относился к её словам с большой толикой осторожности и подозрительности.

Но она быстро справилась собой, видимо, поняв, что сказала лишнего.

– Тебе нужен Спрут? – спросила она.

– Да, – кивнул я, понимая, что всё равно все нити ведут к нему.

– Тогда идём, поговорим потом, сначала дело.

Не став спорить направился следом за ней. Мы углубились в тёмные улочки, в паутине которых я быстро потерялся, однако девушка безошибочно определяла дорогу, шла быстро, но на бег не срывалась. Поплутав так минут пятнадцать, она вывела меня к заброшенному складу, стоящему неподалёку от реки. Из щелей между досками лился свет и слышался приглушённый гомон голосов.

– Там ринг, – сказала Агата, натягивая капюшон. – Банды выставляют своих бойцов раз в две недели, проводят состязания. Спрут на них не присутствует, но зато один из его подручных очень любит сделать ставку-другую.

– А так же сделать выгодное предложение сильнейшим, – дополнил её я.

– Именно. Через главный вход нам не пройти, но есть возможность попасть туда через заднюю дверь. Идём, наш агент ждёт.

Чтобы добраться до этого складом, пришлось обойти его стороной, перед главным входом стояло несколько человек. Да они были в подпитии, и справиться с ними труда не составило бы. Но как сказала Агата, бои могут отменить в любой момент и по любой причине, тогда сообщник затеряется среди толпы. Да и убивать без надобности юных и глупых парней не хотела. Что ж, меня радовало, что у этой девушки присутствовало некое понятие о чести и совести.

Мы обошли строение с другой стороны, там находилась лестница, ведущая к двери. Похоже, сверху была надстроена небольшая галерея, но это и понятно, начальникам смены так удобнее следить за рабочими.

Железные ступеньки противно поскрипывали, а сама лестница качалась так, что приходилось идти осторожно. На самом верху, девушка осторожно постучала в дверь, несколько секунд никто не открывал, а затем створка распахнулась. Наружу выбрался худощавый паренёк в обшарпанном и пыльном пиджаке. Агата всучила ему бумагу, по всей видимости, чек, и кивнула. Сообщник стал спускаться, мимо меня он пробежал быстро, даже не взглянув. А мы прошли в помещение.

Внутри собралось много народу, было душно, пахло дешёвыми сигарами, алкоголем, потом и засохшей кровью. В горле тут же запершило, я поспешил надеть очки. Народу собралось около сотни, а может и больше, в центре был импровизированный ринг, только имел он форму круга, а не квадрата. Разгорячённые мужчины и женщины кричали, ругались, делали ставки, подпольный букмекер проходился по рядам, собирал деньги и записывал имена и суммы.

– И как среди этой толпы ты собираешься разглядеть сообщника Спрута? – поинтересовался я.

Но Агата, похоже, меня совершенно не слышала, застыв мрачной, тёмной статуей. Я видел, что её глаза цепко всматривались в эту толпу, чувствовался совершенно слабый поток силы. Похоже, она использовала какой-то из своих талантов, может, поэтому её и послали сюда.

– Вон он, – выдала она через несколько секунд. – Справа, третий ряд. Видишь белобрысого хлыща с сигарой в зубах?

Я всмотрелся в том направлении, куда она указала и действительно, среди толпы смог разглядеть того, о ком она говорила. Он стоял и отряхивал шляпу, а потом водрузил её на голову. С такого расстояния сложно разглядеть детали, но я примерно понял, как он выглядел.

– И каков план? – спросил я.

Не приходилось бояться, что нас услышат. Внутри стоял такой гомон, что наверное, перекрыл бы и канонаду выстрелов из крупнокалиберных орудий.

– Дождёмся окончания матча, этот приятель любит переговорить с бойцами после боёв. Сегодня претендентов не так много, в банде Спрута остались практически все хорошие бойцы.

Прозвучал гонг, на арену вышли трое – два здоровых мужика, голых по пояс. Отличались друг от друга лишь цветом, на одном была полоска жёлтой ткани, на другом – зелёной. Она встали друг напротив друга, а между ними расположился худощавый тип в потрёпанной одежде конферансье.

Толпа напряжённо замерла, ожидая начала боя. Конферансье представил бойцов, сказал несколько слов, а потом вышел с арены и ударил в гонг.

6

Порой смотришь на людей и думаешь: чем они отличаются от животных? Разумом и моралью? Или же общественным строем с законами и порядками, принципами и традициями? Каждый раз, видя подобные зрелища, что происходили внизу, понимаю, что ничем мы не отличаемся от зверей или Падших. Последние тоже любили устраивать такие увеселения себе. Недалеко от Нового Вавилона расположено сооружение подобное Колизею, сейчас там ипподром, но раньше это была арена, где шли гладиаторские бои. Когда я приходил туда, то словно ощущал страдания, страх и безнадежность тех, кто погибал там в течение долгих столетий. Пока не пришла Ночь Титановых Ножей.

И сейчас, стоя вверху и наблюдая за тем, как взрослые мужчины калечат и избивают друг друга на потеху публике, становилось противно. Но с другой стороны, мы были слеплены одним и тем же Создателем, так что удивляться не приходится.

Запах крови ударял в нос, он смешивался с остальными в невыносимом смраде, от которого хотелось убежать. Возбуждённые и озлобленные крики толпы разрывали слух, голова трескалась, но, похоже, мою знакомую это не слишком заботило. Она во все глаза следила за целью, за малейшим передвижением.

Я не знаю, сколько продолжалась эта вакханалия. Казалось, этому не было конца, на ринг выходил конферансье, звучал гонг, слышалась ругань и проклятия, ликующие крики…. Жуткое и нелицеприятное зрелище.

Когда я работал констеблем, то видел многие вещи, и казалось, что падать людям уже некуда. Но чем дальше, тем больше убеждался, до каких низостей они могут дойти, чтобы заработать сверху.

Наконец, гонг прозвучал в последний раз. Потихоньку толпа начала выходить, кто-то затеял драку, но их быстро растащили. Подручный Спрута оставался на месте, отошёл и закурил сигару, взамен той, что скурил во время боёв. К нему подошёл букмекер, выдал призовые, а тот отдал небольшую часть своему бойцу. Как я и думал – жалкие гроши.

– Похоже, он никуда не спешит, – заметил я, отодвигаясь к стене.

– А зачем? Если сегодня была бы какая-нибудь вылазка, его бы тут не было, – заверила меня Агата, так и не отрывая взгляда от цели. – Дождёмся пока остальные уйдут.

– И что потом?

– Проследим, он либо выведет нас на Спрута, либо расскажет, где тот прячется.

Толпа разошлась быстро, подручный Спрута же никуда не спешил. С ринга вытащили избитого мужчину, похоже, будет прикован к постели около недели, если вообще встанет. Боец Спрута был крупным и мускулистым мужчиной с пудовыми кулаками, потому на лице поверженного сейчас живого места не было.

– Хорошо сегодня заработали, – раздался в тиши голос хлыща.

Как только все взоры оставшихся людей устремились к нему, девушка мигом перемахнула через ограждение, повисла на руках, а затем мягко приземлилась в темноте. Я не сразу последовал за ней. Поскольку букмекер отошёл к ящикам, за которыми пряталась Агата. Если бы я начал прыгать, то меня бы заметили. Хлыщ же в это время нахваливал своего бойца. Двое парней, не таких крупных, как победитель, отошли к едва дышащему мужчине. Я заметил на их поясах кобуры с пистолетами, вот это будет сложнее.

Надо было как-то избавиться от букмекера, но тот не желал отходить от ящика, где устроил импровизированный стол. Но тут он поднял голову и стал всматриваться в темноту, через секунду различил свист. Мужчина прошёл между ящиками, девушка неожиданно схватила его, закрыла рот ладонью, а второй рукой стала душить. Буквально через несколько секунд тот обмяк и упал.

Агата махнула рукой, и я последовал за ней. Куртка едва не зацепилась за перила, но к счастью, ткань не застряла, правда приземлился я не так изящно, как девушка. На всякий случай, проверил букмекера, он был жив, только без сознания.

– Просто так убивать нет нужды, – сказала она.

– Что будем делать? – поинтересовался я. – У тех двоих пистолеты, если они нас заметят, то придётся туго.

Нет, мне пули не повредят, максимум потеряю сознание, если конечно они серебряными не окажутся. Вряд ли бандиты рассчитывали поохотится на оборотня этой ночью, но лучше перестраховаться. К тому же на восстановление уйдёт много сил, хоть я и плотно поужинал, но расточительством заниматься не хотел. Да и не горел желанием открывать такой секрет девушке, неизвестно как она потом его использует. Но не это самое главное, наша цель могла просто сбежать и больше не показываться. А находить ещё одного «языка» будет куда сложнее.

– Эй, бездельники! – крикнул помощник Спрута. – Этот бесполезный мешок живой хоть?

– Да пока живой, дышит правда едва-едва, – ответил один из них.

– Тогда грузите в тележку и в канаву его. Чего встали? Бегом!

Парни нехотя подкатили строительную тележку и едва смогли погрузить туда грузное тело. Не знаю, был ли этот мужчина ещё жив, может от такого и испустил дух, но после столь жестокого избиения, у него наверняка сломаны кости черепа, да отбиты внутренние органы. Так что, в любом случае не жилец.

Кряхтя и чертыхаясь, один из них покатил тележку на выход.

– Что ж, остался один.

– Метко стреляешь? – спросила Агата.

– Более-менее, – уклончиво ответил я.

– Тогда делаем так – я прикончу парня, а ты стреляй в здоровяка.

– А ты его убить не сможешь? – спросил я, вспоминая, как она разделалась с двумя бандитами, похожей комплекции.

– Смогу, но тогда помощник Спрута опомнится и убежит. Надо действовать быстро, а на этого мужика уйдёт много времени. Жди.

Она пошла в противоположную сторону, а я высунулся, чтобы держать бойца на линии огня. Но, как на зло, в этот момент зашевелился букмекер. Он не очнулся, нет, но издал довольно громкий нечленораздельный звук.

– Дэн, это ты? – спросил хлыщ, заметив, что букмекера и след простыл. – Проверь.

Этот приказ был обращён к бойцу, который уже успел натянуть залатанную рубашку. Тот выдохнул, но быстрыми шагами направился в мою сторону. Я поспешил отойти за ящики, Агата вполне могла ещё не добраться до парня.

– Эй, а с тобой-то что? – снова послышался голос.

Я выскочил и направил пистолет, но мужчина оказался достаточно быстр, чтобы отвести его и ударить кулаком в грудь. Я отступил, упёрся в стену и жадно глотал воздух, не зря он забил своего противника почти до смерти. В глазах помутнело, а дыхание спёрло, затем на горле сомкнулись руки и я почувствовал, что меня оторвали от пола. Мужчина был чуть ниже меня ростом, но крупнее, ему не достало большого труда это сделать.

Боль и ярость смешались в одно, грубые руки давили на горло, я схватился за них, уже чувствуя, что разум отказывает. Я терял контроль, отчаянно хотелось жить, страх смерти захлестнул с головой, зверь ухватился за это чувство, как за соломинку. Боль в пальцах заставила закричать, но из горла послышался только хрип. Катастрофически не хватало воздуха, нужен был только один глоток – всего один.

Я приложил усилие и раздался противный хруст костей, мужчина закричал, отступил от меня. Я упал, жадно глотая воздух, сейчас, несмотря на смрад, он казался самым чистым и свежим. Зрение немного прояснилось, и увидел, что мужчина держится за неестественно вывернутую руку, она была в крови, торчала кость. Он даже не кричал, был шокирован, смотрел на меня испуганными глазами. Я чувствовал этот страх и без каких-либо зазрений совести стал подправлять его силой воображения.

Мужчина видел как я меняюсь, как трещат кости, как рвётся одежда, и вот уже перед ним не человек, а злобное и кровожадное существо. Оно кинулось к нему, и тот тяжело осел на пол. Разрыв сердца, смерть мгновенная. Я едва сдержался, чтобы не броситься на него, запах крови и инстинкт самосохранения едва не лишили контроля. Я взглянул на руки, сейчас они мало походили на человеческие. Пальцы удлинились, стали узловатыми, а вместо ногтей теперь были длинные когти.

Как бы ни хотелось, но надо было проходить через это вновь. Я закрыл глаза, приказывая себе вернуть прежний облик. Фаланги пальцев и кисть стали уменьшаться, когти исчезать, кости трескались, ломались, срастались вновь, мышцы охватывал невыносимый спазм. Больно, до жути больно. Особенно если учесть, что сейчас идет новолуние, когда боль от превращения усиливается. Я даже боялся представить, насколько сильной будет эта боль при полной трансформации. За все два года у меня было мало случаев, когда я терял контроль, но ни разу не превращался полностью.

– Сиятельный? – услышал я голос Агаты. – Виктор?

Я всё ещё был немного не в себе, руки приобрели нормальный вид, но тряслись. Девушка окинула взглядом труп, а потом подошла ко мне, осторожно тронула за плечо.

– Ты в порядке, не ранен? – спросила она.

– Нормально, – хрипло выдохнул я и слегка закашлялся. – Он меня чуть не задушил.

– Не знаю, что ты с ним сделал, но столь мощного потока силы я ещё не чувствовала, – сказала она, имея ввиду мою возможность вычислять и вызывать страхи людей, играть на них, даже убивать. – Идём, извини, что задержалась, второй мальчишка пришёл не вовремя, пришлось и его пустить в расход.

– А подручный Спрута?

– В отключке. С тобой точно всё хорошо, просто после такого…

– Нет, всё нормально. Не каждый день тебе сдавливают шею такими пудовыми руками, – сказал я, для убедительности потирая пострадавшую шею и ослабляя платок.

Боль была жуткой, сжать пальцы получилось только с третьей попытки. Букмекер тут зашевелился, девушка отошла и просто врезала ему по лицу. Только сейчас я заметил на её руках перчатки, на костяшках которых были металлические вставки, вроде кастета.

– Удобно? – спросил я, желая немного разрядить обстановку.

– Терпимо, пошли, надо выяснить, где скрывается Спрут, – сказала она.

Хлыщ сидел возле коробок, шляпа куда-то укатилась, а на скуле у него разливался синяк. Руки у того были перевязаны бечёвкой и заведены назад. Агата подошла к рингу, неподалёку от которого стояли вёдра с водой, для приведения в чувства упавших бойцов. Взяв одно, она подошла и вылила на помощника главаря банды.

Холодная вода тут же привела его в чувство, тот закашлялся, попробовал сгримасничать, но получилось крайне плохо. Синяк постепенно наливался лиловым цветом, становясь всё ярче и наверняка больнее.

Он сморгнул несколько раз, уставился на меня, а затем на девушку. Что удивительно, ощутимо дёрнулся и испугался он именно её.

– Спрошу только один раз, – подала голос она, отряхивая руки. – Нам нужен Спрут. Где он прячется?

– Иначе что? Отпустишь меня? Эй, приятель, – обратился он ко мне. – Ты в курсе кто эта девочка и что за ней стоит?

Он пытался выиграть время, бахвалился, стараясь спрятать страх. Но я-то его видел.

– Я так понимаю, горы трупов, – пожал плечами я. – Отвечай на вопрос!

– Да идите вы! Думаете, я не знаю, что живым из ваших рук уже не уйду?

– Тогда не будем мучить друг друга, – сказала она, подходя к парню.

Тот весь сжался, теперь страх был огромным, он дико боялся смерти. Агата для него была её явным воплощением: вся в чёрном, в скудном освещении пары электрических фонарей, кожа её казалась бледной, а белёсо-серые глаза сиятельной придавали жути. Только косы не хватало для полного сходства.

– Скажи, что нам нужно – умрёшь быстро.

– Иди к Дьяволу.

– Ответ не верный.

Клинок выскочил, и Агата ударила под рёбра, пробив лёгкое. Смерть жуткая, мучительная и долгая. Страх заполнил разум, он не хотел умирать, но понимал, что живым отсюда уже не выйдет. Первые мгновения жадно глотал воздух, наполняя легкие кровью, а потом начал кашлять.

– Повторяю вопрос: где Спрут? – с нажимом спросила Агата. – Скажи мне и примешь быструю смерть.

Он не хотел говорить, но ещё больше не желал умирать. Близкая смерть и такая материальная сейчас стояла перед ним. Я подправил его реальность, и теперь Агата была не девушкой, а самой смертью, старухой в тёмной хламиде, тянущей костлявую руку, от неё веяло холодом. Сначала ботинки, а потом и брюки парня покрылись тонким слоем инея.

– Где он? – спросил уже я изменённым, шипящим голосом. – Тебе всё равно от меня не уйти.

Парень кашлял всё неистовее, всё чаще изо рта шли пузырьки крови, растекаясь по губам и подбородку. Он молил, чтобы это закончилось, осталось совсем немного, он уже скоро умрёт, но я цепко держал его страх и готов был прекратить эти мучения в любой миг, но удерживая на грани. Нам нужна эта информация.

– Фабрика «Мэрил», дальние помещения – руководство.

Я отпустил его, дал смерти выполнить своё дело, забрать измученного человека в своё царство, по ту сторону.

– Впечатляет, – сказала Агата, выводя из ступора.

Только тут я заметил, что подправил реальность настолько сильно, что парень сидел весь покрытый небольшим слоем изморози. Я глянул на девушку, она смотрела со смесью удивления, уважения и интереса. Будто прицениваясь уже к дорогому товару, только почему-то казался этот взгляд откровенно мясницким. Она без зазрения совести обрекла человека на мученическую смерть и даже не дрогнула.

Я не одобрял таких методов совершенно, но мы не могли отпустить этого парня. Он бы рассказал всё Спруту, и тогда мы бы ни за что не поймали его. Он бы скрылся, или же его бы просто убрали, как ненужное и очень опасное звено. Главарь банды – не та должность, где незаменимых не было.

– И что теперь? Мы наследили, – выдохнул я.

– Пусть это тебя не беспокоит, – ответила она, снимая перчатки. – Огонь скроет всё. Ступай домой и отдохни.

– Какая забота, – покачал головой я.

– Противно, да? Но, думаю, ты понимаешь, что отпускать его было опасно.

– Понимаю, – согласился я.

– На пытки не было времени, да и не люблю я этого.

– Не похоже, – заметил я.

– Убить цель – это одно, не важно как она умрёт. А вот мучить – совершенно другое, – возразила она.

– И где эта фабрика?

– На севере, завтра смогу добыть побольше информации. Но надо действовать быстро, пока Спрут не смекнул, что его приятеля не просто так убили.

– Ответь, у вас что, организация? Ко мне приходили твои дружки, да и ты обмолвилась, что вы предупреждали Мириам не лезть.

– Можно сказать и так, и мы боремся против другой организации, которая, думаю, и спонсирует Спрута.

– То есть я попал в центр заговоров?

– Пока что ты можешь повернуть назад, – заметила она, а затем добавила. – Иди домой и отдохни. Я свяжусь с тобой завтра, идти дальше или нет – решать тебе. Я поинтересуюсь у остальных насчёт пары моментов. Но, скорее всего, завтра для тебя всё решиться.

Не совсем поняв, о чём идёт речь, Агата кивнула, и мы пошли к выходу. На улице я заметил повозку, на козлах которой сидел закутанный в плащ тип. Но это был не пассажирский экипаж, на торце я заметил надписи – порох и горючее.

– Не волнуйся, дома не пострадают. Сопровождение нужно?

– Думаешь, заблужусь?

Она кокетливо улыбнулась и пошла к повозке. Я же направился в противоположную сторону, спеша покинут место убийства. Через полчаса от него не останется ничего, только разбросанная по территории щепа, пыль, грязь…

И огонь, который поглотит все улики.

Прогресс и Кредо. Часть II. Бастиан Моран. Стрельба, завеса и учётные книги

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Уважаемые комментаторы!

Просим придерживаться правил цивилизованного общения, то есть:

- не переходить на личности, обсуждать текст и персонажей, а не автора/читателя;

- не изображать из себя «звезду» во избежание конфуза;

- не советовать членам администрации сайта, как им выполнять свою работу;

- отдельно — избегать оскорблять гипотетических читателей, членов администрации, сайт, авторов;

- прислушиваться к словам модератора: он приходит, когда есть весомая причина.

Комментарии   

 
+2 # Astalavista 05.10.2017 12:52
Привет, Ами.
Наконец я осуществила давнюю мечту и добралась до романа, прочитав на радостях всю первую часть. Впечатления… странные. Постараюсь все обосновать.

В чем тебя нельзя упрекнуть, так это в неинтересных или избитых идеях. Пока, на основании первой части, могу сказать, что хорошо удался кроссовер. Никто из героев не выглядит чуждым, все вписалось в мир. Который, кстати, весьма интересен: тут ощущается стимпанк – расслоением общества, бунтами рабочих, заинтересованности императрицы собой, а не нуждами людей.

Порой на всю тысячу процентов удаются описания:
Смрад. Дикая смесь – чудесно же
Запах крови ударял в нос, он смешивался с остальными в невыносимом смраде, от которого хотелось убежать.

Хороша детективная составляющая. Если уж завязаны ассасины, то у дела явно будет не одно дно, да и поворотов стоит ожидать. Тем более у тебя достаточно живые и прописанные герои, чтобы за ними было интересно следить.

Но теперь об ошибках. Зайду немножко с другой стороны, меньше затронутой Фито и Ириской. И начну с совета: распечатывай текст и читай вслух. Причем читай не просто, а строго по тексту, не договаривая слова в голове, отмечай ручкой моменты, где просятся паузы, а где, наоборот, нужна плавность. И после уже безжалостно редактируй: показывай паузы знаками препинания, добавляй плавность объединением предложений и т.д. Пока что у тебя представлена монотонная простыня, в которой однообразные, за редким исключением, предложения, утомляющие читателей.

Смотри:
А вчера Вильям сказал, что идёт на спектакль в Навайс, признаться, меня это сильно удивило – все вместе, скороговоркой, без союзов, пауз.
Через полчаса ко мне приехали слуги, сначала явился дворецкий, мужчина выглядел лет на пятьдесят, но был аккуратно одет, подстрижен, небольшая седая борода ему очень шла. – Снова все вместе. Из-за этого портрет не проговаривается, быстро пролетает и не запоминается.
Я не сразу последовал за ней. Поскольку букмекер отошёл – а вот здесь предложения лучше объединить.

Более того, из-за этих предложений-монстров ты теряешь логические связи внутри них, пытаясь впихнуть всю информацию сразу:
что говорить, полицейские здесь тоже – я не улавливаю связи. Ты пытаешься сказать сразу все в одном предложении. Наверное, они приехали быстро из-за броневиков, а уже потом броневики грохочут.
необходимости, разве что часы забрать – кому забрать, зачем?
А шпики Третьего департамента… Это могло быть похоже на правду или императорская разведка – здесь вообще не понятно, что происходит.
К тому же на восстановление уйдёт много сил, хоть я и плотно поужинал, но расточительством заниматься не хотел. – Смыслы? Он плотно поужинал, но потребуется слишком много сил? Он не хотел тратить их на восстановление? Двойные связки, паровозик, смысл теряется.

Встречаются канцеляриты:
сделал его непригодным к починке
Не приходилось бояться, что нас услышат


При всем этом у тебя снова повторяется ошибка с тем, что ты не можешь решить, какую информацию стоит расписывать, а какую – нет:

Свежая кровь, свежее мясо – не хватает конкретики. Кого убили, кто как валялся? Я же не вижу, что произошло – одни загадки там, где их быть не должно.
Взглянув на сломанную - а когда он к ней подошел?
Я поблагодарил и пошёл собираться в Наймон, карту я положил в кабинете, быстро нашёл улицу Жаворонков. – И вот опять. Когда разложил карту, когда ее достал?

направился в ванную, умылся, почистил зубы, а потом пошёл собираться – зачем эти перечисления? Если действия можно объединить одним словом – в твоем случае, например, «собрался» - то их нужно объединить. Или опустить вообще. Читателю неинтересен распорядок героя, если он не играет никакой роли.

Иногда зря ломаешь предложения, неправильно переставляешь слова, не добавляя акцента, а вызывая недоумение:
на месте, я выдохнул, полная - «я выдохнул» вклиненное в середину предложения, вообще ни к чему.
чем на открытой улице идти совершенно одному – лучше «чем идти одному по…»
но я его остановил вопросом – «остановил его»

Поразмышляй и над тем, сколько давать информации и когда.
Тот, которого я ждал – ИМХО, но всю предысторию выбора места я бы переделала. Пока что она кажется вбитым в текст блоком, чтобы поняли. Не хватает логических связей. Например, куда стройнее будет смотреться, если сначала сказать, что герой прячется, что ищет тихое местечко, что нашел дом. А не что нашел, что прячется, что нашел. Да и нужны ли все эти долгие рассказы об ожидании? Может, стройнее будет начать рассказ с театра, а уже в процессе объяснить, что герой там забыл?
С тех пор и пошли королевские и царские рода, впрочем, это не помогло избежать Ночи Титановых Ножей. – она упоминалась два раза, но ничего, кроме названия, я о ней не узнала. Что произошло? Либо выкидывай, либо разъясняй.

Некоторые твои ошибки могло бы убрать использование двоеточия и тире, но ты их ужасно не любишь:
вышел на улицу, следовало
лишний раз, прошлым вечером
не старался, они были
же меня удивила, она увернулась


Стоит поработать с повторами:
решительно не хотелось – повтор «не хотелось»
остались, никуда не делись – смысловой повтор
решил не срываться на ней – повтор

И улучшить рубрикацию – некоторые моменты просто кричали об отделении пустой строкой:
И вопрос – на что ещё она способна, помимо этого? К позднему вечеру собрались

Все еще беда с местоимениями. Фито тебе много выделила примеров.

И немного замеченных ошибок (возможно, повторяюсь):
газеты, да и не только местные хвалят – запятую пропустила
Усевшись на свободное место, это чувство немного схлынуло – чувство схлынуло, усевшись?
пять шесть семей – через дефис
Она встали друг – онИ
тип в потрёпанной одежде конферансье – моя любимая ошибка ) Не тип в одежде, а просто конферансье
Пока я хочу вы будете – запятую пропустила
в очередной раз говорил себе как бы тяжело – а где знаки препинания
пусть меня бояться и избегают – тся
до этого складом, пришлось - склада
дышит правда едва-едва – «правда» выделяется запятыми

скандалы, обвал – смотри, ты все расширила, кроме скандалов. Стоит, на мой взгляд, расширить и их. Например, «скандалы в семьях политиков», «скандал в сфере…»
стали оглядываться и вскоре увидели фигуру – хреново они оглядывались
показался слегка надутым – ИМХО, но «надутым» изначально ассоциируется не с пухлостью
Последним прибыл садовник Эван, он был немного моложе Сэмуэля – дворецкого, но тоже достаточно крепок и подтянут – резко всплывают имена. Упомянуть бы, что дворецкий представился. И садовник.
чуть ниже меня ростом, но крупнее – если крупнее, то как меньше? Может, лучше остановиться на сравнении, что он выше и крупнее?
Не совсем поняв, о чём идёт речь, Агата кивнула - Агата все сказала, ничего не поняла и кивнула )
хотя ещё пару лет назад представлял из себя худосочную жердь – не думаю, что люди о себе так говорят.

Читать тяжело. Сюжет и герои цепляют, но не все будут ради них продираться.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 05.10.2017 13:04
Асточка, спасибо за комментарий.
Но, я скажу так. Я всегда читаю тексты вслух, я прекрасно знаю, что так видны многие ошибки. А распечатывать нет возможности, денег у меня не так много :-)
Цитата:

хотя ещё пару лет назад представлял из себя худосочную жердь – не думаю, что люди о себе так говорят.
В этом случае, он так о себе говорит, поэтому придираться надо Корневу))) Да и вообще герой - самокритичный человек.
В любом случае, спасибо за комментарий. Я всё равно буду ещё всё смотреть, а по поводу стилистики. Копирую её с "Сиятельного" Корнева. Может не слишком удачно получилось, но у него такое повествование: сумбурное, часто перескакивающее и порой тяжёлое.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Astalavista 05.10.2017 15:50
А распечатывать нет возможности, денег у меня не так много - рыдает на плече сосетры

по поводу стилистики - тут двоякий момент. С одной стороны, раз основной мир взят у него, то понятно желание сохранить стиль. Но с другой - таким образом ты ограничиваешь круг читателей. На мой взгляд, все эти перескоки, сумбур - не особенности, а ошибки. Потому сразу отсеваются те, кто не смог прочитать книги. Отсеивается часть тех, кто вообще не знаком с фэндомом. Нужно думать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 05.10.2017 16:03
Цитата:
Но с другой - таким образом ты ограничиваешь круг читателей. На мой взгляд, все эти перескоки, сумбур - не особенности, а ошибки. Потому сразу отсеваются те, кто не смог прочитать книги. Отсеивается часть тех, кто вообще не знаком с фэндомом. Нужно думать.
Тогда весь смысл теряется. Тогда пропадает особенность главного героя, его манеры и часть характера.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Astalavista 05.10.2017 16:23
Эммм... Сумбур сумбуру - рознь. Возможно, я не могу сориентироваться, т.к. не видела оригинала. И разве нельзя передать характер не отсутствующими логическими связями? Понимаю, что раз идет повествование от его лица, оно сильно влияет, но неужели все настолько... хм... уныло?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 05.10.2017 17:20
Аста, я не говорю, что ничего менять нельзя, заметь это. Я говорю о стилистике, а не о логике! В каких-то местах она скачет - это я признаю. Я говорю, что стилистика для тебя здесь сложна. Возможно, и я не смогла её нормально передать.
По остальному. Ну вот такой герой, импульсивный и сумбурный. Изменять его я не хочу, иначе это будет уже другой персонаж.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Alizeskis 19.08.2017 12:04
Ответ по игре

к главам 5-6
Вух! Вот это экшен! При первом прочтении проглотила текст на одном дыхании. Действие захватило, и держало в напряжении до конца. События - смерть Мириам, нападение в подпольном бойцовском клубе - очень живо и здорово показаны. Я читала, не обращая внимания на ошибки, опечатки, глотая строку за строкой. Это очень хорошо - интересность текста тут явно на высоте!
Очень жаль Мириам. Восхищаюсь Агатой. Кстати, в напряженных сценах ты перебарщиваешь с замещающим для ней словом "девушка". Используй больше имени.
Герой - истиный джентельмен. Но я рада, что увидела и его второй облик, точнее зверя в действии. И это было сильно! Вот в такие моменты я очень сильно чувствую близость с героем. И очень здорово, что ты качественно прописала. Спасибо!

Однако мне пришлось второй раз перечитывать, чтобы поискать недочёты технические))

придти - правильно будет форма "прийти"

двое констеблей, и давешний инспектор Беккер - лишняя запятая между однородными членами предложения

если буду знать в чём дело - думаю, что здесь нужна запятая.

помощь, - пробурчал - проскочил минус вместо тире

по-дешевке - раздельно, без дефиса

Но Агата, похоже, меня совершенно не слышала - во многих предложениях надо пересмотреть необходимость ставить в начало союзы "Но", "И". Зачастую убрав их мы ничего не потеряем в смысле.

что наверное, перекрыл - обособляем с двух сторон

вышли трое – два здоровых мужика, голых по пояс - стоило здесь либо написать сразу о трёх, дав позже характеристики. Либо поставить точку, и дальше расписывать. А то - вышли трое, а показано двое. И уже дальше понтно, кто третий.

Вряд ли бандиты рассчитывали поохотится - "поохотитЬся"

Но, как на зло, в этот момент зашевелился букмекер - здесь вот пример того, что убрав "но" в начале предложения, мы ничего не потерям в содержании)

Мужчина видел как я меняюсь - ССП, потерялась запятая.

в скудном освещении пары электрических фонарей, кожа её казалась бледной - а тут лишняя запятая.

не важно как она умрёт. - "неважно" - слитно, перед "как" запятая.

Интересно закручиваются события! Буду читать дальше!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 19.08.2017 18:06
Спасибо за комментарий, рада, что нравится. Очень хотелось собственно показать двоякую ипостась героя, что ему и тяжело и вместе с тем жить с такой силой довольно тяжело. Постоянно следует быть в напряжении.
Агата, да. Ей пришлось тоже очень многое пережить, чтобы стать именно такой.
Скоро прокомментирую и твоё произведение.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 17.08.2017 15:59
Комментарий по игре
к главам 3-4

Действия начинают набирать оборот. Герой погружается глубже, решает заняться розыском, помочь девушке, вдове. Кстати, почему? Почему он готов бросится в аферу, которая несомненно утянет его в неприятности, возможно которые пересекутся с его не совсем законным прошлым. Возможно я пропустила момент, но выглядит пока как джентельменский порыв героя. И да - девушка, Мириам, тоже не выглядит заинтересованной. Что она хочет сделать, когда найдут убийцу. Пока не похоже, что желает она торжества справедливости. Думаю ,что далее в истории будут расскрыты мотивы и они оправдают сумасбродные инициативы героев)))

заинтересовало появление новой героини, которая несомненно имеет свой интерес к преступнику. У неё тоже должны быть какие-то цели, но какие - пока загадка)) И пострадавший в огне её прислужник... кто он? Ух, интриги, загадки! Поэтому буду читать дальше. Ещё и для того ,чтобы понять, как же этот Спрут добился такого величия!

Мне кажется, что эти части текста выглядят более небрежными, чем первые. Очень часто неверное согласование членов предложений встречается. Так же проблема с местоимениями продолжается. Я не стала выписывать всё. Возможно в чем-то мои замечания пересекутся с ранешними.

пошёл через просторный холл, в сторону гостиной. - думаю, что заптая здесь лишняя. Она ничего не отделяет, даже пауза здесь не нужна.

обои на стенах выглядели выцветшими, - пиши проще "обои выцвели".

– Что ж, – спустя какое-то время обратил на себя внимание Кук, - а по тексту не похоже, что сиятельные долго мерили друг друга взглядами. Так что удлинение времени здесь лишнее. Либо поменять контекст, добавить паузу.

нежели в моёй - проскочила ё

А он боялся, будто если откажет мне хоть в малейшем желании, то я останусь недоволен и просто уйду отсюда. - неаккуратное предложение. перед "если" нужна запятая

Эта комната оказалась пуста, но вычищена, потому её можно было использовать как угодно. - думаю, вместо "но" будет уместнее "и" поставить

Обои, там где висели картины - запятую перенести после "там"

И, только изучив всё, поставил свою подпись. -ну понятно, что чужую подпись он не поставил бы)) да и "только" излишне

чтобы никто другой не смог снять их с моего счёта. - "с моего счета" тоже излишне

я стал осторожно ступать - определенно нужно работать над упрощением фраз, предложений

Затем быстро подбежал к ограде и одним движением перемахнул её, скрывшись в саду соседнего дома. - и менять деепричастия на глаголы.

- Ты какого чёрта здесь? – возмутился я.
- А что? Ты не рад меня видеть?
- проскочили минусы вместо тире. Вообще появление Леприкона стало неожиданностью. Кто он?

мистера Кука заняло какое–то время. - дефис, не тире

И Меня не покидало ощущение, - убери "И". По тексту много излишних союзов. Попробуй поубирать всякие и, а, но в начале предложений.

Мириам отмерла и внимательно посмотрела на отца, и постаралась чтобы её голос звучал твёрдо: вместо первой "и" поставить запятую.

– Пока я хочу вы будете в таком виде, - сложно подчинённое предложение, нужна запятая.

Боитесь что соглядатай - перед "что" запятая нужна

Я не идиот стрелять в доме! - здесь просится какой-нибудь знак. Тире?

не кстати. - слитно

но тут заметил как из ближайших подворотен запятая перед "как"

У вас много недругов и стукачей тут полно. - запятую перед "и"

поднырнула, развернулась, и полоснула - лишняя запятая перед "и". В целом движения девушки не нужно расписывать каждое движение. Лучше опустить, сославшись на молниеносные движения.

увиденое - двойная НН

– Думаю, мы ищём одного и того же человека, – я решил начать с нейтрального, чтобы не вызвать агрессии. - "ищем". Что-то это больше похоже "взять быка за рога"

они не купят даже если будут откладывать пару лет! - тоже не хватает запятых.

Это ещё не всё. Ты понимаешь, что текст нужно чистить, и это хорошо)) Продолжаю читать дальше.

А вот ссылка ficwriter.info/.../... :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 17.08.2017 16:45
Первые две части я не так давно корректировала, потом занялась правкой другого текста. Поэтому, наверное, так и выглядит.
Герой, да. Он хочет помочь девушке, не может он пройти мимо, когда его просят о помощи. А у девушки, да, у неё свой интерес в этом во всём. И пострадавший в огне тоже потом сыграет свою роль)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Alizeskis 16.08.2017 09:28
Комментарий по игре

К главам 1-2.

Когда начала читать историю, она мне здорово напомнила роман "Пересмешник" Пехова. Похожа атмосфера, да и герой, у которого были проблемы с законом и есть некая тайна. Твой герой меня заинтересовал - фамилия Урса наводит на размышления)) Он дворянин, с аристократическими манерами, спокойный и уравновешенный. При этом нечто, скрывается в нём, наоборот - зверь. Очень хочется увидеть его вторую ипостась. И при этом жутко - герой боится, и это чувствуется. Тут ты молодец, очень хорошо показала страх перед самим собой, то, как герой мирится, и какие меры предпринимает для того, чтобы жизнь стала для него обычной.

Ещё интересно, что же было в прошлом, что заставило его бежать, менять место жительства. По словам героя, в его жизни было много всего, и не всегда хорошего. Для начала - очень сильно, крепкий крючок.

Мне нравится атмосфера - такая винтажная, со стимпанковским флёром. Стук копыт, колёс, разговоры в театре и взволнованная атмосфера там же. Очень здорово описано. Ярко!

Ну и конечно тапки. Технически текст стоит немного почистить. Подчас не хватает местоимений, иногда излишние, а иногда и не к месту. Не всегда надо использовать местоимения вместо существительных, порою это путает. Ниже я привела некоторые примеры, в которых можно немного облегчить текст. Править или нет - решать тебе)) Мне текст нравится, но его можно сделать ещё лучше.

Тот, которого я ждал, предлагал купить дом - такие указательные местоимения лучше не ставить в пустоте. Вообще местоимение должно следовать сразу за существительным (это важно), потому что иначе может возникнуть двойственность в предложении.

Но он закончился, и я стал бродить по городу, присматриваясь к нему. Размышляя, примет ли он меня, смогу ли я здесь остаться. - Вот один из примеров, где местоимения лучше заменять на синонимы. На мой взгляд, так будет лучше: "Но праздник закончился, и я бродил по городу, размышляя, примет ли он меня, смогу ли остаться здесь". Таким образом мы убираем сложные конструкции, мусорное "стал". Избавляемся от лишних местоимений.

здесь не находилось императорского дворца. - эта фраза выглядит сухо. Канцеляризм. Попробовать покрутить предложение, "императорский дворец не закрывал половину горизонта", к примеру.

а взглянув на хронометр уже хотел идти по своим делам, но тут меня окликнул мужчина. - частенько ты пропускаешь запятые у причастных и деепричастных оборотов. Тут можно упростить "взглянул на хронометр и...". И да - "взглянув на хронометр" - встречается часто по тексту. Лучше разнообразить)

Многие наверное бы удивились, - вводное слово обособляется с двух сторон

Но для меня найти дорогу в чужом городе труда не составляло. - "Но найти дорогу в чужом городе мне не составило труда" будет проще

Первое, что я сделал – это купил карту, когда прибыл сюда, долго и скрупулёзно её изучал, к тому же первую неделю, что я потратил здесь – ходил и осматривался в округе. - перед тире нужна запятая, которая закроет уточнение. Потому что тире относится к слову "Первое". В соседних предложениях одинаковые конструкции выглядят скудно "первое, что..."

Остановившись и сняв очки, стал аккуратно всматриваться в темноту. - "Остановился и, сняв очки, вгляделся в темноту". Таким образом мы убираем однородные в деепричастном обороте и мусорное слово.

Никого не заметив, развернулся обратно, но неизвестного и след простыл… - здесь тоже "Никого не увидел и развернулся".

Я шёл с осторожностью в любой момент ожидая нападения - пропустила запятую

Всё-таки в маленьких городах имелись свои плюсы. Блага цивилизации в дома приходили куда быстрее.
- не стоит разделять такие предложения. Вместо точки лучше поставить двоеточие или тире.

Футляр со шприцом лежал на месте, я выдохнул, полная ампула с мутной жидкостью – тоже. - сейчас читаю, и выглядит так, что ампула вздохнула)) "Футляр со шприцом лежал на месте. Я выдохнул - полная ампула с мутной жидкостью тоже не тронута." как то так.

С моим живым воображением и талантом это – безумие. - я сомневаюсь, что здесь необходимо тире. Мне кажется, что стоит оно не на месте. Нужно уточнить у филологов.

Ох, не завидую я тому бедолаге, который устроил парню преждевременную кончину, если убийцу поймают. - пока что бедолага и убийца - это разные люди. Лучше заменить "убийцу" на "его". "Тому" здесь лишнее.

Выждав положенные пять минут, взглянул на хронометр – времени больше получаса до встречи, вполне успею. - Про пять минут - определенно лишнее. Либо убрать его, либо переместить после этого предложения. Ведь пауза нужна не для того, чтобы смотреть на хронометр, а для того ,чтобы последовать за девушкой.

Так, по крайней мере, эта встреча не будет выглядеть, как встреча давних знакомых или чего хуже – любовников. - "Так, по крайней мере, мы выглядим как давние знакомые, а не любовники" как-то так

– Ты что тут делаешь? – осведомился тот. - лучше "незнакомец" или "Мужчина"

– Сиятельный! – выдохнул тот, когда увидел мои горящие золотистым блеском глаза.
Затем тот перевёл взгляд на девушку и начал отчитывать, правда, кричать не стал:
- два раза подряд "тот" многовато

Вот, это конечно не всё. Но для примера, надеюсь, будет наглядно. Ты замечательно и интересно пишешь, стоит немного дошлифофывать текст, чтобы текст читался легче, и тогда история заиграет полными красками.

Буду читать дальше. Надеюсь, ты не против таких выписок по тексту)

И мне бы хотелось увидеть комментарий на 2 главу этой истории ficwriter.info/.../...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 16.08.2017 12:46
Здравствуй, Элис.
Нет, я абсолютно не против таких выписок. сейчас правлю другой текст, перезаливаю его потихоньку, потом займусь за этот. Всё-таки мне он нравится и я, наконец-то, смогла осуществить свою цель, написать что-то по любимой игре. А мир этот очень понравился, хоть автор "Сиятельного" и славится любовью к боевикам, но в данном случае, он написал очень крепкий и хороший детектив, передающий дух стимпанковской эпохи. мне показалось это очень удачным сочетанием. Ну, что греха таить, герой, действительно, очень интересный.
Спасибо огромное, да я прокомментирую дальше, обязательно.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Alizeskis 16.08.2017 13:36
Ты меня заинтересовала, Почитаю "Сиятельного". Когда будет время))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 21.11.2016 16:49
Комментарий инквизитора к главкам 5-6
Добрый день, Ами!

Этих две главы более насыщены деталями, и читаются также легче. Ну, например: «Железные ступеньки противно поскрипывали, а сама лестница качалась так, что приходилось идти осторожно» – хорошая картинка, и вовремя. «К позднему вечеру собрались блёклые тучи. Изредка оттуда шёл мелкий дождь. Противная морось заставляла постоянно вздрагивать, хотя холода и не ощущалось. Хорошо, что не было ветра, иначе лицо бы резали эти капли воды, как ножи». Очень хорошо чувствуется ветер, ледяной дождь – хотя подшлифовать бы надо.

Вообще, эти две главы вычитаны более удачно. Однако всё же остаётся несколько мест, где стоит подумать над другой разбивкой на предложения. Лучше, когда предложение содержит отдельную мысль. А вот тут:

«Утро выдалось хмурым, взглянув на часы, увидел, что уже одиннадцать, скоро должен был придти слесарь, а пока следовало привести себя в порядок» – напрашивается разбивка на три самостоятельных предложения.

«Я глянул на девушку, она смотрела со смесью удивления, уважения и интереса. Будто прицениваясь уже к дорогому товару, только почему-то казался этот взгляд откровенно мясницким» – здесь начиная с «она» логичнее начать новое предложение, а то, которое начинается с «будто», объединить с предыдущим, так как мысль, заключённая в нём, – это часть предыдущей.

«Агата пришла вовремя, я услышал тихие шаги в подворотне неподалёку, но не подал виду. Она осторожно выглянула и мигом нашла меня, на этот раз голову её не закрывал капюшон, а волосы были аккуратно заколоты, чтобы не мешались» – здесь напрашиваются четыре предложения вместо двух.

«Я не сразу последовал за ней. Поскольку букмекер отошёл к ящикам, за которыми пряталась Агата. Если бы я начал прыгать, то меня бы заметили» – а здесь непонятно, на каком основании отделено первое предложение от второго.

«Глянув на хронометр, увидел, что до назначенного времени осталось пара минут, что ж я хорошо всё рассчитал» – стоит со «что ж» начать новое предложение.

«Страх заполнил разум, он не хотел умирать, но понимал, что живым отсюда уже не выйдет» – кто не хотел умирать, страх? Разум? Вот тут мешает восприятию неудачная разбивка на предложения.


Как и в предыдущих главах, обрати внимание на «также» и «так же». «Также» – употребляется в значении «ещё», а «так же» – в составе «так же как и…» и тому подобных конструкций. Слитно во всех этих случаях:

«Я прекрасно знал законы Второй Империи, а так же работу полиции», «Так же мне бы хотелось узнать о том, какое жалование…» «а так же в дом могут наведываться странные гости», «А так же сделать выгодное предложение сильнейшим».

По пунктуации:

«Я подумал, что работник пришёл раньше времени и смело открыл» – запятая после «времени».
«но на пороге меня встретили двое констеблей, и давешний инспектор» – не нужна запятая перед «и», это однородные члены предложения, соединённые союзом «и».
«Неужели, её отец был прав и, наняв меня, она подписала себе приговор?» «Неужели, это из-за информации о Спруте?» – не нужна запятая после «неужели», это не вводное слово.
«Я пожал плечами и сказал, что он – мастер и ему лучше знать» – запятая между частями сложного предложения.
«Через полчаса работа была закончена, я расплатился и мы расстались…» – запятая после «расплатился», части сложного предложения.
«видимо, его приятель в них немного разбирался и подсказал какой именно нужно брать» – запятая после «подсказал».
«Но вас Самуэль, уже вряд ли…» – запятая после «вас», выделяется обращение.
«Вместо того, чтобы задать вопросы, проверить, я предпочитал обманываться и это едва не стоило мне…» – запятая после «обманываться», части сложного предложения.
«Со своей стороны я гарантирую оплату вовремя» – запятая после «со своей стороны».
«Хотя, кто сказал, что эта девушка не причастна к смерти Мириам?» – не нужна запятая после «хотя», это не вводное слово.
«что ж я хорошо всё рассчитал» – запятая после «что ж».
«Внутри стоял такой гомон, что наверное, перекрыл бы и канонаду выстрелов» – запятая перед «наверное», вводное слово.
«Наконец, гонг прозвучал в последний раз» – здесь «наконец» выступает не в качестве вводного слова, так как обозначает порядок событий.
«Подручный Спрута оставался на месте, отошёл и закурил сигару, взамен той, что скурил во время боёв» – не нужна зпт после «сигару».
«затем на горле сомкнулись руки и я почувствовал, что меня оторвали от пола» – запятая после «руки», это части сложного предложения.
«Агата подошла к рингу, неподалёку от которого стояли вёдра с водой, для приведения в чувства упавших бойцов» – не нужна запятая после «водой». Заодно: в чувство.
«Ты в курсе кто эта девочка и что за ней стоит?» – нужна запятая после «в курсе».
«Скажи мне и примешь быструю смерть» – запятая после «мне».
«То есть я попал в центр заговоров?» – запятая после «то есть».

Иными словами, главные проблемы в пунктуации – с вводными словами и сложными предложениями.

Теперь прочие тапки 

«Но, скорее всего, завтра для тебя всё решиться.
Не совсем поняв, о чём идёт речь, Агата кивнула, и мы пошли к выходу»
– но ведь это Агата говорит про то, что завтра всё решится; так кто не понял, о чём речь? Получается, опять Агата.

«зверь будет искать любые способы, чтобы наестся» – наесться.
«Мужчина мне показался слегка надутым, шеи практически не было видно» – как-то это сливается по смыслу. Надутый – в плохом настроении; но про шею – словно бы продолжение этой мысли, а про настроение потом и не упоминается, только улыбчивость племянницы противопоставлена. Но если улыбчивость может быть характеристикой персонажа, то надутость – от чего? Это же не свойство персонажа. Свойством может быть угрюмость, серьёзность.

«К тому же двести франков за месяц – слишком большая сумма для слуг» – но незадолго до этого слуги запрашивают триста, а не двести.

«Неизвестный виконт покупает дом по-дешевке» – не нужен дефис.

«А потом Самуэль встал со стула и сказал:
– Мы согласны, виконт, – сказал дворецкий»
– дважды про то, что он сказал.

«Персонал меня устроил, конечно, не всё увиденное понравилось, даже больше скажу – вообще ничего не понравилось» – а что тогда устроило? «Каждый имеет право хранить свои секреты и прятать их, никому не показывать, но я вынужден был так сделать» – что, хранить секреты? Каждый имеет право, но я вынужден. Речь-то о предшествующем поступке, а не о правах!

«Весь оставшийся день провёл будто в тумане, я не знал, куда себя деть, тягостные мысли не давали покоя» – здесь лучше переставить местоимение: я провёл как в тумане, не знал, куда себя деть.

«Впрочем, в этом был и плюс, дождь прибивал пыль, грязь и вонь района, потому было не так противно здесь ходить» – повтор «был».

«И как бы мне не хотелось, но очки пришлось снять» – ни.
«Чтобы добраться до этого складом, пришлось…» – склада
«И сейчас, стоя вверху и наблюдая за тем, как взрослые мужчины калечат и избивают друг друга на потеху публике, становилось противно» – «стоя, я чувствовал…» или «когда я… мне становилось».

«озлобленные крики толпы разрывали слух, голова трескалась, но, похоже, мою знакомую это не слишком заботило» – фигасе, у неё голова в трещинах, а ей хоть бы хны! :) Трещала. И слух не разрывали, а что-то иное делали. Терзали слух, били по ушам, врывались в уши.
«на скуле у него разливался синяк. Руки у того были перевязаны бечёвкой и заведены назад» – у кого руки перевязаны бечёвкой, у синяка? :)

Надеюсь, что немного помогла, и надеюсь увидеть доработанный вариант текста 
Успехов! :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Amidas 21.11.2016 17:22
:facepalm
Да, много всего я наделала.
По поводу правки, я сначала дописываю полностью, а потом смотрю. Иначе я так никогда до конца не доделаю работу. Ибо постоянно буду думать, что могу же всё сделать лучше. И так в итоге и не допишу ничего. Уже были прецеденты и потому больше в этом плане я не рискую.
Спасибо за тапки, пунктуация, как всегда, моё всё. С запятыми извечная проблема, как ни крути, никак не могу от этого избавится.
Но рада, что хоть вызвала интерес. Хотя бы это - бальзам на душу.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 21.11.2016 20:00
Ох, тут надо всё же искать какую-то золотую середину )) Ладно, пока что - есть куда улучшать. Но вычитывать большой объём текста тяжело, чего уж там. Так что тебе надо найти какой-то свой рецепт, подходящий для твоих темпов ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 22.11.2016 09:43
Да и потом, стороннему читателю ведь лучше видно, он не знает этот текст и может оценить по-другому. Ты мне вон сколько пёрлов выписала, и вот сейчас понимаю, что да, звучит это всё капец просто как :facepalm
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 22.11.2016 12:45
Ну, не хочу настаивать, но мне кажется, что первичную вычитку лучше делать сразу, небольшими порциями. Конечной вычитки всё равно не избежать, даже неоднократной, но, когда шероховатостей много, некоторые глаз просто перестаёт видеть :)

А что касается "тот" вместо "он" - тут можно руководствоваться простым правилом: "тот" - это чаще всего "он" в смысле "последний". И для него нужен другой, "предыдущий". Скажем, "первый двинул в бок второму, тот ответил" - "тот" последний, то есть второй. "Первый двинул в скулу второму, а затем связал тому руки" - опять второму. А "первый двинул второму в лоб, а затем связал тому руки" - уже может читаться двояко, так как лоб и "второй" оба мужского рода, а последний всё-таки лоб :) "Первый двинул в лоб второму, у второго расцветал синяк, первый связал тому руки" - однозначно синяку, синяк - последний :) У тебя в твоём предложении в роли "первого" хлыщ, а в роли "последнего" - синяк: "Хлыщ сидел возле коробок, шляпа куда-то укатилась, а на скуле у него разливался синяк. Руки у того были..." Воть :) У тебя вообще нет "первого", в отношении которого хлыщ был бы "вторым" :) Понимаешь? :)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 22.11.2016 14:14
Тогда я никогда не закончу произведение, ибо процесс у меня будет идти бесконечно. Я же говорю, у меня есть два произведения, которые я пыталась подобным способом редактировать. В итоге лежат в столе, не законченные, потому что мысль ускользнула, как продолжать - не знаю. Потому я пишу сразу всё, иногда конечно перечитываю определённые моменты, выправляю, но там скорее на опечатки ориентируюсь. Потому предпочитаю сначала написать, а потом вычитывать. делаю это несколько раз, сначала рандомно выбирая главы, а потом уже скопом.

Вроде бы понимаю. Просто не знаю тогда как перекручивать фразы, чтобы избежать излишних местоимений. Хоть повествование и от первого лица, но ведь когда местоимений много - это всё-таки не айс. А делать слишком литературно - неестественно получится.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 22.11.2016 16:27
Ну, мне когда-то дали совет - писать, как говоришь ))) Думаю, надо читать вслух )) А местоимения - выкидывать только те, от выкидывания которых не плывёт смысл, остальным ищешь замены )
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 22.11.2016 17:10
Я и пишу, как говорю. просто некоторые характерные словечки попадаются))) И читаю всегда вслух, сама такой совет даю, но здесь же всё-таки абстрагироваться тяжело, влезть в шкуру читателя, не знакомого с произведением я бы рада, да только никак)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 20.11.2016 20:52
Комментарий инквизитора к главкам 3-4.

Добрый день, Ами!

Возможно, это просто слишком большой текст для такого маленького времени написания. Ну, то есть, учитывая, что надо и работать, и всяким-прочим заниматься. И потом, возможно, тебя подвело желание поскорее записать все картинки, какие возникают в мозгу, своеобразное нетерпение. Тут, видимо, у каждого свой рецепт: я обычно пишу от полустраницы до пяти в течение дня, а потом день-два их вычитываю. В это время мозги ещё загружены именно этим кусочком текста, и более удачные формулировки появляются охотнее )) Но – да, в это время писать «вперёд» нельзя.

По следующим двум главкам.

Вот что замечательно – события цепляются одно за другое, действие развивается динамично, а что касается главного персонажа – он вызывает симпатию и желание за ним следить. Вообще, в любой момент действия интересно, что будет дальше; я ещё не разобралась, кем в этом мире являются сиятельные, но это тоже подогревает интерес. Чувствуется, что не так всё просто – их и боятся, и, одновременно, они вызывают отчуждение, и что-то ещё, трудноуловимое – целый спектр оттенков.

Некоторые моменты от души улыбнули:

«Идёмте, тут слишком много трупов и лишних ушей».
Прелесть какая!

Вообще, эти две главки читаются легче – и в некоторой степени потому, что местоимения тут повыкинуты не столь беспощадно. Кое-где их можно и подсократить, только не путём вырезания, а как-то заменяя, например, тут:
«Я провёл её в гостиную, она достала из небольшой сумочки сложенный вчетверо листок бумаги, который оказался доверенностью на ведение дела от её лица. Я в свою очередь протянул ей договор, мы сели за стол и стали внимательно читать. Видимо, она тоже считала, что к любому делу надо подходить со здоровой практичностью, потому пока всё не прочла, не поставила подпись» - вот здесь местами можно вспомнить про «Мириам», «девушку», «графиню» и так далее )).

Всё же кое-где нехватка местоимений проявляется:

«Никогда не думала, что смогу на себе увидеть один из талантов сиятельного, – выдохнула она, а потом я почувствовал панику» - это не единственное место, где упоминается, как персонаж чувствует чужие эмоции; постепенно к этому привыкаешь как к его особенности, и всё же когда говорят «я чувствую панику», имеют в виду как правило свою. Может, заменить на другой глагол, чтобы не писать «её панику»? Например, улавливал. Ещё здесь лишнее «а потом» - точнее, надо как-то чётче отобразить то, что она не сразу сообразила, что изменение внешности может затянуться… не сразу испугалась, что останется такой надолго. Может, не «а потом», а – через мгновение? Тут ещё оттенок: с «а потом» неясно – может, он ощущает чужие эмоции с задержкой?

«Пьяница, кажется, мигом протрезвел, я ощутил дикий страх, он облокотился о стену, начал оглядываться по сторонам» - тоже лучше уточнить, что уловил чужой страх; ну и вот тут с местоимением «он» неловкость – страх облокотился?

«Рабочий день закончился, потому люди потянутся к пабам, а молодые ребята пойдут к своим бандам. Вот сейчас очень жалел, что нет у меня простецкой одежды, в Наймоне я буду слишком выделяться» - вот тут просто и без затей не хватает «я».

«я слишком хорошо знал запах хозяйки гостиницы и её прачки. Этот был совершенно другим, осторожно перебирая всё, ожидал увидеть…» - здесь лучше после «другим» поставить точку, и вернуть-таки на место «я»: «я ожидал увидеть». Или даже «я осторожно перебирал, ожидая…»
«Ближайший паб нашёлся быстро, но зайти не решился: во-первых, привлеку к себе внимание…» - получается, что паб нашёлся, но не решился зайти.

Иногда «та», «тот» вместо «она», «он» - не совсем удачная замена. Вот тут:
«На пороге стояла девушка, скромно одетая, но лицо та прятала под низким капюшоном плаща» - почему «та»? И зачем «но», что чему противопоставляется? На пороге стояла скромно одетая девушка, лицо которой закрывал низкий капюшон.
Или тут:
«Чарли весь сжался, съежился и стал вообще незаметен, один из тройки бандитов, схватил того за ворот» - тут «того» тоже нехорошо звучит.
И вот тут:
«Девушка мигом повернулась, заметив меня. Страха не ощутил, но та сжала кулаки, а потом внимательно осмотрела, как и я её до этого». Кто «та»?
И тут:
«Девушка ударила того под колено, заставив припасть к земле».

Повторов здесь тоже намного меньше. Ну вот этот кусочек привлёк внимание:
«Мистер Кук сказал, что там были экспонаты, трофейные ружья и боевые экземпляры.
Оказывается, мистер Кук по молодости лет увлекался охотой, а потом был завсегдатаем оружейных клубов. Эта комната оказалась пуста, но вычищена, потому её можно было использовать как угодно».

Здесь можно упростить: по словам мистера Кука, раньше тот увлекался охотой, и эта комната использовалась как оружейная. Сейчас она была пуста, вычищена, и её можно было использовать как угодно. Видишь, я убрала два «было» и добавила одно – но за счёт облегчения конструкции это не бросается в глаза.
И дальше:
«Лестница, ведущая наверх, была добротной, в коридоре второго этажа раньше висели картины, это было заметно. Обои, там где висели картины, имели более насыщенный цвет. Единственное, что осталось нетронутым – тяжёлый шкаф старинной работы. Как и вся мебель здесь, он был слишком тяжёлым для перевозки» - тут, помимо «было», смысловой повтор: дважды сказано, что места, где раньше висели картины, выделялись.

Вот тут:
«выдавил тот, видимо, не желая срываться на женщине.
Конечно, приличные девушки не носят распущенные волосы, но на этот раз сэр Ламберт решил не срываться на ней»
- не только повтор слова «срываться», но и смысловой повтор.

Ну и ещё кое-где:
«открытые окна всё ещё открывали меня взору проходящих мимо зевак», «с тем профессиональным убийцей, который менее получаса назад хладнокровно убил…»

По содержательной части – вот на это я обратила внимание:
«Сначала я стал искать гильзу. Не хватало ещё, чтобы её нашли настоящие полицейские и сравнили отпечатки пальцев» - э… на гильзах далеко не всегда сохраняются отпечатки пальцев. А вот индивидуальные царапины, следы от бойка и другие следы, по которым можно опознать оружие – уже серьёзнее ))

«чёрное пальто плотно сидело на теле, штаны были точно подогнаны, а высокие сапоги доходили до колена» - но ведь обычно пальто прикрывает попу, как же видно, что штаны подогнаны.

Ну и мелкие тапки ))
«После нелепого происшествия с исчезнувшей дверью, не хотел мозолить глаза лишний раз, прошлым вечером на меня косились все служащие, видимо, за день придумав обо мне всяческих ужасов» - лучше «напридумывав». И этот тот случай, когда лучше разбить на несколько предложений.

«Отправка писем же бывшим слугам мистера Кука заняло какое–то время» - заняла. И – порядок слов: «отправка же писем».

«Усевшись на свободное место, это чувство немного схлынуло, но не ушло полностью» - чувство уселось?

«сбивались в стаи и целенаправленно вредили производству» - канцеляризм.

«То есть они больше замкнуты на себе и как бы они не говорили» - ни.

«Да, я оставил в предыдущей жизни полно врагов» - множество.

«Я видел это невооружённым взглядом, когда работал констеблем» - глазом.

«встретиться в тёмном переулке с ней было бы крайне не желательно» - слитно.
«Девушка двигалась быстро и чётко, это было годами отработанное движение, как у меня достать пистолет и снять с предохранителя» - можно упростить и избежать «было».

«Больше медлить было нельзя, выставив пистолет, я показался из теней» - из тени.
«Но сейчас я в не выгодном положении» - в невыгодном.

По пунктуации:
Вводные слова – слабое место.
«Признаться это вызывало опасения», «Хуже того не исключены сделки», «Кто бы ни был мой незваный гость он достаточно быстр», «А точнее пока Падшие железной рукой не придушили это всё», «Может это паранойя?» «И потом связь главы уличной банды…» - нехватка запятых.
А вот тут: «Неужели, он был как-то связан…» - не нужна запятая.


«как вы собираетесь объяснять отцу, подписанную доверенность и контракт?» - не нужна запятая.
«будет очень не кстати» - некстати.
«И сейчас, глядя на этих забулдыг, в очередной раз говорил себе как бы тяжело ни было я никогда не притронусь к алкоголю» - двоеточие после «себе», запятая после «было».
«Второй же дошёл до дома и упёрся в стену рукой, я уже хотел выйти из темноты, но тут заметил как из ближайших подворотен вышли трое крепких людей» - лучше разбить на два предложения; запятая перед «как».
«Но увидев возле меня рыжеволосую девушку-сиятельную мигом осёкся» - выделить запятыми оборот.
«я сомневался, что она справится с такими громилами и потому…» - запятая после «громилами».
«А сейчас, за окном кареты проплывали двухэтажные деревянные домики, где жили по пять шесть семей с детьми» - не нужна запятая после «сейчас», пять-шесть через дефис.
«но видя с каким мастерством и быстротой, она справилась с тремя» - не нужна зпт после «быстротой».
«Её, что? Абсолютно не волновало, что я могу выстрелить?» - «Её что, абсолютно не волновало…»
«В своё время приходилось бегать и довольно часто, но» - запятая перед «и».
«Только очутившись в кровати понял, насколько сильно устал» - запятая после «кровати».
«во-вторых, разгорячённые и недовольные жизнью мужчины, наверняка захотят…» - не нужна запятая.
«увидел, как парочка в смерть пьяных молодцев вышли из паба, и направились…» - не нужна запятая.
«Я решил не задерживать их и дождаться пока те разойдутся» - нужна запятая после «дождаться».

Ну и совсем по мелочи:
«немного другая планировка, нежели в моёй фамильной усадьбе» – моей
«- Ты какого чёрта здесь? – возмутился я.
- А что? Ты не рад меня видеть?»
- тире вместо дефисов
«И Меня не покидало ощущение, что за каждым моим шагом пристально наблюдают» - «меня» с маленькой буквы.
«но внимая к своей скромной персоне и так достаточно» - внимания
«а так же большая комната» - также
«На всю схватку ушло не больше пары минут, но увиденое было впечатляющим» - увиденное.
«страх был настолько силён, настолько всепоглощающь» - всепоглощающ

Интересно, что будет дальше ))
События развиваются.

Спасибо за главы и желаю успеха ))

UPD Да, я поинтересовалась бегло - для снятия отпечатков со стреляных гильз методики есть, но о-очень сложные )) Пишут даже, что вот у нас в стране попросту нету. Кроме того, как я и думала, при небольшом калибре на гильзах вообще отпечатки частичные, так что проще не заморачиваться и писать про индивидуальные следы ))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Fitomorfolog_t 13.11.2016 10:26
Комментарий инквизитора к первой и второй главкам

Добрый день, Ами!

Я сразу предупреждаю – с фэндомом не знакома, но, возможно, это к лучшему: смогу посмотреть на историю как на самостоятельную.

Вводная информация и представление персонажа оказались интересны, а истории с детективной составляющей я люблю, так что развития событий ожидаю с интересом. Однако текст нуждается в дополнительной вычитке и сильном редактировании. Возможно, стоит вычитать несколько раз, обращая внимание каждый раз на что-то одно. Постараюсь выделить основные проблемы.

Во-первых, местоимения. Я уже замечала раньше, у тебя в текстах их иной раз катастрофически не хватает. Конечно, когда их слишком много – это нехорошо, но здесь с сокращением их количества ты, на мой взгляд, перестаралась. Вот, например, первое явление героя:
«Закрыв газету, тяжело вздохнул и отложил эту скукоту. Если бы не деловая встреча, то не читал бы её вообще, но в городской суете и быстром темпе Нью-Орда, человек, который не читает за утренней чашкой кофе местные новости, вызывает косые взгляды. Особенно, если этот человек при хмурой погоде сидит в круглых очках с затемнёнными линзами».

Здесь на целый абзац нет ни одного местоимения, относящегося к персонажу, даже непонятно, в первом или третьем лице идёт повествование. На протяжении целого абзаца! Это много. И только в следующем абзаце оказывается, что – всё-таки от первого:

«Тот, которого я ждал, предлагал…»

Но дальше местоимения вновь исчезают.

«После долгих раздумий и выбора, где остановиться, выбрал деловой центр Второй Империи…»

Иногда отсутствие местоимений – просто катастрофа:

«Рядом со мной стоял высокий мужчина, в синем мундире, на поясе в кобуре видел хорошо знакомый «Рот-Штейр», темные перчатки закрывали ладони» - кто видел «Рот-Штейр»?

Значительная часть текста такова, и тем более неожиданно в отдельных фрагментах звучит изобилие местоимений:

«Нью-Орд встретил меня костюмированным маскарадом, который длился два дня. Я был в восторге, улицы украсили, везде виднелись прилавки со сладостями, широкие помосты, где выступали актёры цирка и театра. Но он закончился, и я стал бродить по городу, присматриваясь к нему. Размышляя, примет ли он меня, смогу ли я здесь остаться».
Кто закончился? Праздник? Театр? К кому присматриваться – к закончившемуся празднику? К городу? Да, написано – стал бодить по городу, присматриваясь к нему. Но неудачное «он» в начале предложения сбивает: он закончился, и я стал бродить, присматриваясь к нему.

Или здесь:

«Его серый костюм был вычищен и выглажен, но был дешевле моего. Он снял шляпу, а затем протянул руку» - на два коротких предложения три местоимения. И – кто снял шляпу, мужчина или костюм? Ну и повтор «был» до кучи.

Вообще, когда пытаешься избежать лишних местоимений, простое выкидывание их из текста далеко не всегда удачно. Иногда требуется всё-таки существительное на замену.

Вторая проблема: разбивка текста на предложения. В примере выше - «Но он закончился, и я стал бродить по городу, присматриваясь к нему. Размышляя, примет ли он меня, смогу ли я здесь остаться». – очень неудачно выделение второго предложения на фоне довольно длинных других предложений: текст журчит, журчит – и вдруг сбой. Такие сбои хороши, когда что-то подчёркивают, а здесь подчёркивания не получилось.

«Лакеи стали уговаривать разволновавшихся людей успокоиться, но, естественно, те не слушали их. Старались прорваться к выходу, послышался женский плач и возмущённые выкрики мужчин» - Незачем выделять «старались прорваться…» в отдельное предложение, это продолжение предыдущего действия. А вот «послышался женский плач…» - уже следующее действие, лучше вынести в отдельное предложение..

«Прибывшие служители закона сделали всё быстро: поставили оцепление и отправились прочёсывать здание, я старался скрыть ехидную улыбку, прекрасно зная, что убийцы уже и след простыл» – начиная с «я» – новое предложение.

«Первое, что я сделал – это купил карту, когда прибыл сюда, долго и скрупулёзно её изучал, к тому же первую неделю, что я потратил здесь – ходил и осматривался в округе» – неудачно, что «когда прибыл сюда» отделено от «первое, что я сделал»; ну и над разбивкой стоит подумать.

Иногда неудачный порядок слов и неудачная разбивка на предложения приводят к курьёзам:

«Футляр со шприцом лежал на месте, я выдохнул, полная ампула с мутной жидкостью – тоже». – ампула выдохнула?
«но тут заметил фигуру, прячущуюся в темноте, ветер колыхнул полы плаща. Он не шевелился и во все глаза смотрел на меня. Принюхавшись, не ощутил запаха крови…» – плащ смотрел во все глаза? А принюхивался тоже плащ?
«Не хватало мне ещё потом визитов крепких молодцев, посланных батюшкой графини, с целью объяснения как неправильно я поступаю, общаясь с молодой незамужней девушкой, причём с нанесением тяжких телесных» – общался с девушкой с нанесением тяжких телесных?

Следующая проблема: на фоне избыточно-мелочного описания каждого жеста – нехватка развёрнутых описаний картинки, звуков, запахов.

Подробные описания каждого шага:

«Выйдя из уютного ресторанчика, надел котелок, поправил пальто и направился в сторону гостиницы».

«…я поприветствовал их и сел с краю в третьем ряду. Сняв очки и положив их во внутренний карман пиджака, тут же уловил шепотки».

«Решив, что компенсирую перепуганной девушке стоимость разбитой посуды, направился в ванную, умылся, почистил зубы, а потом пошёл собираться».


И так далее.

Скудные описания:
«Нью-Орд встретил меня костюмированным маскарадом, который длился два дня. Я был в восторге, улицы украсили, везде виднелись прилавки со сладостями, широкие помосты, где выступали актёры цирка и театра» - слишком общие слова для описания красочного зрелища.

«Лакеи стали уговаривать разволновавшихся людей успокоиться, но, естественно, те не слушали их. Старались прорваться к выходу, послышался женский плач и возмущённые выкрики мужчин» - паника же, эмоции. И где они в тексте?

«Поднявшись в ложе, где сидели видные господа и дамы, я поприветствовал их и сел с краю в третьем ряду» - не вижу этих «видных» господ и дам. И - в ложу. Ложе - то, на чём лежат )

«Что сказать? Вошли они как хозяева, осмотрелись, один из инспекторов тут же сориентировался, стал распоряжаться. Естественно, здесь было полно аристократов, которым не очень нравилось, что их задерживают, мало того ещё и подозревают в чём–-о» – «в чём-то»; ну и главное, снова конспективное изложение. Как выглядели эти люди, как говорили, как двигались?

«Сонный район постепенно оживал, на улицах стали появляться различного рода публика, всё больше становилось людей суетливо спешащих по своим делам. Повозки неспешно ехали по дороге, кучера лениво поглядывали из стороны в сторону, ожидая увидеть очередного пассажира и заработать денег». – то же самое. Какие повозки, какие улицы, какие люди? Как они выглядели? «Различного рода публика» - какого именно рода?

«Сад Тюссо поражал красотой, живые изгороди аккуратно подстрижены, деревья росли через ровные промежутки вдоль дорожек аллей. Красивые скамейки были покрыты тёмным лаком» – то же самое: чересчур общее описание.


Отдельно текст надо вычитывать на повторы, как отдельных слов, так и смысловые:
«поскольку низкая цена наведёт на мысли о том, что здесь нечисто. Но поскольку…»
«живёт в небольшой комнате, а не в роскошных апартаментах самой дорогой гостиницы Нью-Орда. Но я не привык к роскоши, да и воспоминания о своей небольшой комнате в фамильном особняке ещё живы».
«Что ж, вечер не был томным, но он был полностью испорчен, хотя я не питал особого интереса к спектаклям.
Было уже поздно, ни колясок, ни кучеров видно не было».

Смысловые повторы:
«набор скучных и нудных вопросов»
– «скучный» и «нудный» - синонимы.
«профессионал своего дела» - профессионалом в чужом деле быть нельзя. Если профессионал – то уже в своём деле. Можно сказать, что «в этом деле кто-то – профессионал», противопоставляя любителю, но это другой смысловой оттенок.

Повторяющиеся, слишком многословные объяснения простых в сущности моментов:
«Сняв очки и положив их во внутренний карман пиджака, тут же уловил шепотки. Естественно, все местные аристократы знали друг друга, а тут – неизвестный мужчина, да ещё и сиятельный. Конечно, я бы не снимал их, но сидеть в таком виде в присутственном месте было неприлично» - зачем дважды говорить о снятых очках, да ещё так подробно объяснять, что незнакомый сиятельный привлёк внимание, и именно поэтому не хотелось снимать очки? Ведь можно короче: не хотелось привлекать лишнее внимание, но этикет требовал снять очки. По залу пронеслось оживление: мало того, что новый человек, так ещё и сиятельный.

«Я прикрыл глаза и направил взор на сцену, где разыгрывалась драма. Двое молодых людей объяснялись друг другу в любви, тихонько, ночью, тайно от родителей. Сила воображения убрала посторонние звуки, а запахи духов слились в лёгкий флёр, придавший картине перед глазами изысканности.
Я уже не видел сцены, не чувствовал вокруг людей, их просто не было, как не существовал и зрительный зал. Музыка стала едва различимым фоном, а картонные и деревянные декорации превратились в настоящий сад»
- здесь несколько раз повторяется, что персонаж сосредоточился на происходящем, убрал лишнее, и картина на сцене стала восприниматься ярче. При этом самой картины фактически нет. И «не существовало зала».

«зверь внутри почуял кровь, причём совсем рядом. Этот запах никак не вязался с той сценой, которая происходила внизу. Резкий аромат, будивший инстинкты, ударил в ноздри, словно кто-то посыпал шепотку жгучего наркотика. Зверь мгновенно зашевелился, низко зарычал, лишь усилием воли смог загнать его обратно» – опять несколько раз одно и то же. И – нехватка местоимений.

«Оглядевшись ещё раз, подошёл к окну, оно оказалось едва приоткрыто буквально сантиметр до косяка. Я точно помнил, что окна я не открывал и всегда, когда уходил плотно закрывал его на внутреннюю защёлку. Привычка никогда не оставлять окна открытыми никуда не ушла, въелась в кровь. Где бы я ни был, всегда запирал их, а если имелись ставни, то и их защёлкивал» - трижды об одном и том же.

«– Да, я всё понимаю, – кивнул я, действительно, прекрасно понимая, что могут подумать люди.
Мне не хотелось вредить репутации этой девушки, тем более, если в ресторане окажутся какие-нибудь ушлые журналисты и напишут об этом в вечерней газете»
.

Просто длинноты:

«Встреча с продавцом дома не за горами. Взглянув на часы, даже удивился, что проспал так долго, уже было десять, обычно просыпался за полчаса до этого времени».

«Она улыбнулась, и эта улыбка была чуть стеснительной, чуть кокетливой, мне она понравилась».

«Я опустил глаза, размышляя. С одной стороны, не хотелось лезть в этот колодец со змеями, с другой уже засунул туда голову, пусть и невольно. Видимо, заметив моё нежелание копаться в этом деле, Мириам опустила голову и горестно вздохнула. Я понимал, что прокляну себя за это решение, но совесть не позволяла оставить девушку в беде».

Иногда бывает, что ощущение затянутости – от неопределённости, нехватки информации в сочетании с многословием.
Неопределённые намёки на прошлое:
«Мне хватало конфликтов с полицией в Новом Вавилоне. И что говорить, получил прекрасный урок того, что может случиться, если я буду с ней на ножах»/

«приходилось до всего доходить самому, учиться сдерживать себя, сажать на цепь ту самую страшную часть себя, порой срываясь, порой теряя контроль. Не следовало делать этого, не следовало строить клетку, ведь от себя не убежать. Следовало научить меня с этим жить, справляться, но вместо этого отец, после срывов, напивался до бессознательного состояния. И в итоге умер от остановки сердца. Организм оборотня не выдержал столь бурных возлияний, и у него имелся свой предел» - не лучше ли в нескольких словах рассказать, что было?

Отдельно – о пунктуации: здесь повторяются две характерные ошибки.
Нехватка запятых при выделении вводных слов:
«Многие наверное бы удивились, что…»
«На счастье он быстро скрылся»
«С одной стороны я понимал отца…»
«Как ни странно уснул я быстро»


Нехватка запятых при выделении причастных и деепричастных оборотов:
«Я шёл с осторожностью в любой момент ожидая нападения, напрягая слух, но ничего не слышал» - запятая перед «в любой момент»
«всё больше становилось людей суетливо спешащих по своим делам» - запятая перед «суетливо».
«ну не мог я отказать графине попавшей в безвыходное положение» - запятая перед «попавшей».

Ну и другие пунктуационные ошибки.

«С одной стороны, не хотелось лезть в этот колодец со змеями, с другой уже засунул туда голову» - запятая после «с другой».
«понял, что опаздываю на встречу и двинулся к выходу из парка» - запятая после «на встречу».
«скрасить томительное ожидание..» - лишняя точка.

Лишние запятые:
«Надев очки, и уютно расположившись в кресле…» - однородны члены предложения, соединённые союзом «и».
«Рядом со мной стоял высокий мужчина, в синем мундире»
«будто кто-то спрыгнул с большой высоты, или перепрыгнул с дома на дом» - здесь запятая означает, что «перепрыгнуть с дома на дом» и «спрыгнуть с большой высоты» - одно и то же (пояснение с использованием «или»). Но ты ведь имела в виду «или» в значении «и»? Тогда запятая не нужна.

Не – ни
«этот парень не при чём» - ни
«мне предстояло пройти ни один квартал» - не.

Классическое «подъезжая к станции, у меня слетела шляпа»:
«Попытавшись выйти из холла, дорогу преградил один из лакеев и сказал…» - ведь пытается выйти не лакей, а персонаж.
«Вспоминая выправку и уверенный шаг убийцы, то возникали мысли, что этот человек или сиятельный или просто профессионал своего дела» - мысли вспоминали?


Ну и различные иные шероховатости:
«но тут меня окликнул мужчина.
– Мистер Урса? – поинтересовался импозантный англичанин лет сорока»
- вот тут неудачно: описание «импозантный мужчина лет сорока» лучше дать при первом взгляде на персонажа, а уже потом заменить на «мужчину» или местоимение.
«Если Вас всё устроит, то можем оформить сделку прямо на месте» - При передаче устной речи «вы» с маленькой буквы.

«Тут же определив, что запах идёт из соседней ложи, направился туда, будто сомнамбула.
Подходя ближе к цели, я понял, что запах исходил из партера»
– так из ложи или из партера? Они вообще-то далеко друг от друга.

«она постепенно пьянила разум, заставляя инстинкты рваться наружу» - если «рваться», то почему «постепенно»?.

«с некоторых пор лошади стали нервничать, почуяв меня» - начинали нервничать.
«Я не знал, что буду делать, но поднял руку, чтобы его задержать, как сверху раздался душераздирающий крик…» - здесь словно бы половинка оборота: «Только… как»
«Тут же пошёл гомон голосов» - поднялся. И «гомон голосов» - смысловой повтор.
«Лёгкая тень ухмылки появилась на губах, но я поспешил вернуть себе невозмутимый вид» - он себя видит со стороны? Как он может видеть у себя на лице лёгкую тень ухмылки?
«Пистолет, как на зло» - назло.
«морфий наперечёт в больницах, слишком сложное производство» - это чего в нём сложного? И «наперечёт» говорят о штучных вещах (ампулы), а не о веществе.
«– Извините, я не хочу грузить вас своими проблемами. У вас наверняка много дел и без меня» - это графиня так говорит?
«чуть касаясь полы котелка» - полей. Полы – у пальто.
«и постоянно одергивала руку» - отдёргивала. Одёргивают одежду..
«Я не против, как ты развлекаешься, но…» - не против того, как
«страх идти против отца накрыл с головой» - пойти. Идти – длительное или повторяющееся действие, пойти – совершенный глагол.

В общем, интересный сюжет и интересный персонаж – а текст написан неряшливо (( Я продолжу комментирование, но, возможно, тебе лучше начинать работу с текстом, не дожидаясь конца комментирования.

Надеюсь, что была полезна.
Успехов!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 13.11.2016 16:01
*Ужаснулась увидев комментарий*
Ну, это лирика. Фито, я этот текст вычитывала раз пять, поверь. И всё равно, как вижу, нормально его вычитать не смогла, но это уже мои проблемы, я так понимаю. Спасибо за помощь. Местоимения я и правда убирала по-максимуму, поскольку постоянно казалось, что их слишком много.
Запятые и пунктуация - это моё всё! Вот просто не отнять и не убавить, у меня с ними вечный швах.
По поводу описаний, здесь тоже согласна. Вроде кажется что нормально, а потом вот смотришь и понимаешь, что общие слова всё это.
Спасибо большое, обязательно просмотрю ещё раз и поправлю.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Fitomorfolog_t 13.11.2016 16:07
Знаешь, если ты его вычитывала пять раз - то тут надо наоборот, отложить, причём надолго, а потом глянуть свежим взглядом. Увы, увы! Это не всегда получается :) Текст большой, дальше я так подробно писать уже не буду, но общее впечатление буду постепенно выкладывать )
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 13.11.2016 16:10
Спасибо. Просто эту работу я пишу уже год. Вот последние месяца три как раз и убила на конечную вычитку. Хотя вроде и откладывала на две недели, когда текст ужа забывался и взгляд был уже более осмысленным.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp