Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
elana: Здравствуйте! Что-то новый кусочек моего детектива "Двадцать пятый кадр" не отобразился в новостях. Кто-нибудь знает - почему это может быть?
Agnes: Incognito Доброе утро! Я там давала отступ 35,45 - как в видео. Но почему-то не сработало. Попробую снова.
Incognito: Вы молодец, всё остальное вышло прекрасно.
Incognito: Agnes, потому что поле «Отступ первой строки» у вас осталось пустым. img1
В то время как раньше оно у вас показывало отступ первой строки. img2
Agnes: Incognito Thinnad Сделала всё точно по видео, но теперь нет абзацев... :( https://ficwriter.info/proizvedeniya/6963-povelitel-morya-chast-i-prolog.html?hitcount=0&thanks=arkhiv
Agnes: Incognito Спасибо! Я сохранила его на будущее!
Agnes: Thinnad Спасибо большое! Я пользовалась меню эдитора -- то, что вверху. Но мне вообще не понятно, почему текст из одного и того же источника каждый раз встаёт иначе.
Incognito: вот
Thinnad: Поглядите, возможно, вам будет понятнее, хотя, повторюсь, ролик наспех.
Thinnad: Agnes, здравствуйте. На вашем тексте следов мало. Я на скорую руку записал коротко ролик, где поправил вам две главы
Agnes: Всем добрый вечер! Скажите. это только у меня редактор заколдованный и делает с текстом что вздумает, не взирая на все мои усилия? o_O
Li Nata: Incognito :lapki :lapki :panda_bamboo
Incognito: :lapki :lapki :lapki
Fire Lady: Victoria Form доброго дня :apple
Fitomorfolog_t: Victoria Form Приветствуем! ))
Victoria Form: Всем привет, я тут новый автор) :)
Dreamer: Thinnad оки.
Thinnad: Всё всегда случается ВНЕЗАПНО
Thinnad: прости)
Thinnad: Dreamer, я тут чиню чуточку, я ПОМНЮ. Сделаю)
Dreamer: Thinnad загляни в ВК ?
RKaman: спасибо!
Dj_taisauti: Теперь вместо этой кнопочки достаточно зайти в меню на главной странице - "Отзывы"..
RKaman: Подскажите, а кнопочку "последние комменты" убрали? или просто я не вижу (что со мной часто случается).
RKaman: Всех дам - с прошедшим!
Fitomorfolog_t: :sun :sun
Fitomorfolog_t: Almond Спасибо!
Almond: С 8 МАРТА!
:flower_3
Кэт: Соответственно - всем вечера теперь светлого! :cup
И погожего. Хотя нас МЧС опять пугает штормом, пойду прятаться куда-нибудь :rolley
Кэт: Thinnad скорее, очень тЁмный. Вечер, в смысле. Днём было такое солнышко, что сейчас темень уже иначе воспринимается, по контрасту-то.
Thinnad: очень томно?
Thinnad: Кэт, привет, читателя) Как вечер томный?
Кэт: *веЧера
Кэт: Всем веера томного и ночи плодотворной! :cup
А у кого скоро утро - тем наоборот, вот! :rolley
Agnes: Thinnad Поняла. Спасибо! А я уж думала, что пресытила форум своими абиками! :) Ладно, попробую снова. Я ведь еще ни голубого, ни фавна наших не показала... :biggrin
Thinnad: репутацию повышать - ограничено, а посты - не
Thinnad: неа, не ограничено(
Agnes: Thinnad У меня было 10 фото с комментариями к ним. При отправке меня выкинуло в Профиль, а новые фото не появились. Я думала, что ограничено количество постов в день.
Thinnad: Не больше 20 вложений, по тексту - не помню, но немало.
Если что-то вылетает, то нужно почистить куки браузера 0 если в них закралась ошибка, она будет мешать отображать страницу и выполнять действия.
Agnes: А есть какие-то ограничения на посты на форуме? А то меня опять при попытке публикации наших деток выкинуло... :_(
Earths Soul: :sun
Agnes: О, появилось! Спасибо!
Thinnad: Но теперь всё нормально, вы включены и вам модерация больше не требуется
Thinnad: Agnes, первый пост на форуме всегда на модерации. Нам часто несознательные граждане носят свою рекламу, потому пришлось поставить одобрение первого поста.
Agnes: Кэт Не получилось! :( Выбрала 9 фото, откомментировала, нажала "отправить" -- и всё исчезло! :scepsis
Agnes: Кэт Да мне только скажи -- фотками закидаю!!! Пошла искать тему...
Кэт: Astalavista "а эти скакучие они не затаптывают?"(с)
Представила результат затаптывания, сползла под стол! :lol
Ушла выковыривать себя из-под стола.
Astalavista: Кэт, поддерживаю идею с фото )
Astalavista: Кэт, и зубищи!
Кэт: Agnes Тоже сидю-завидую теперь :)
На форуме есть тема про братьев меньших - может, покажете там своих? И масть красивая, и сами кошки у вас должны быть очень интересные же.
Кэт: Astalavista Твою тварь помню по фото)) Очаровательная, но когтищи!
Astalavista: Agnes, а эти скакучие они не затаптывают?
Astalavista: Agnes, з - зависть ))
Agnes: Astalavista Сочувствую! Когда кошка - зверь - жуть как страшно! А у меня восемь больших и пять маленьких солнышек -- ласкучие и муркучие! Правда. очень скакучие! :biggrin
Astalavista: Кэт, и у меня дома черная живет ) Тварь, правда, та еще...
Agnes: Кэт А если факты, то мне кошки всегда удачу приносили. Наверное, потому что я их спасала с улицы. Пока не завела абиков и питомник. ))) Правда, мой питомник уже так застарел, что у нас только одна кошка плодная и один кот. Остальные ветераны-кастраты и просто кастраты. которых рука не поднялась отдать. :) И да, тиккированные не совсем черные, хотя так этот окрас официально обзывается.
Кэт: Agnes Размножились внезапно или так и задумывалось?))
Тикированный пришлось гуглить - он вроде не совсем чёрный.
Предрассудки - ладно, а если не они, а факты? :rolley
Agnes: Кэт Ну, я уважаю чужие предрассудки! :) А у меня дома чёрных (тиккированных) дома целых девять особей бегает! :umora
Кэт: Agnes А если чёрные и всякие другие кошки встреченные (для меня) знак того, что всё, наоборот, ок? :rolley
Всем с Котоднём!
И кошек побольше поперёк дороги таким, как я :biggrin
Agnes: Всех с утра с Днём Кота! :) :trampoline_1 Хорошего весеннего настроения и ни единой чёрной кошки на дороге!

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 1312
Гостей: 1307
Пользователей онлайн: 6

Пользователи онлайн
Agnes
Androctonus_616
Птица
Эллина Авдонина
elana
Alizeskis

Последние 3 пользователя
Somze
Rouge
Victoria Form

Сегодня родились
Amarantain Dead Moon Lacrimosa

Всего произведений – 3574

 

Старая добрая сказка.

  Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Thinnad
Проза, Ведьмак
Леа (ОС), Цири, КОТ, Кащей
Сказки и мифы,Фэнтези,Экшен
джен,преслеш
G
мини
закончен
персонаж А. Сапковского. Некоторые реминисценции с А.С. Пушкиным и Ч.Л.Доджсоном
только на Синем сайте
Свидетельство о публикации на ficwriter.info №: 2

kitsune

1.

 

Она бежала, припадая к земле, стелилась под низко нависшими ветвями, втягивала носом сырое веяние, доносившееся из-под клубков поваленных бурей ветвей.

След был не очень свежим, он прерывался, заметенный недавно прошедшим дождем, но потом вновь возобновлялся, заставлял ускорить бег.

Иногда она замирала, поджав лапку. Ставила ушки торчком, вслушивалась в звуки, доносившиеся из окутанного туманом леса. Потом продолжала свой бег, махнув на прощанье рыжим хвостом сидящим на голых ветвях воронам.

Скорее, скорее – нужно спешить, пока не случилось непоправимое!

Юная лисичка-оборотень вновь замерла. Под мокрым кустом в блестящих от влаги опавших листьях что-то виднелось. Измазанный чем-то темным серый мех... Бедный заяц! Лисичка легко фыркнула, ощутив чуть ржавый запах крови. Несчастный заяц оказался первой жертвой.

Значит, он стал чуть сильнее.

Поборов прокатившуюся по плечам волну дрожи, она заставила себя бежать дальше. Пока еще не поздно было остановить его. Пока еще она, совсем молодая оборотень, могла справиться с пришедшим в Лес несчастьем.

Град водяных капель окатил ее яркую шкурку, когда резкий порыв ветра пронесся по верхушкам деревьев, разрывая туман в клочья. Туда!

Лисичка рванулась, сердцем предчувствуя беду.

Так и есть.

Возле старой сгнившей изнутри колоды, покрывшейся белесыми жесткими пластинками грибов, лежало то, что раньше было крупным хищником. Покрытые красной слизью сероватые кишки тянулись в сторону примявшегося широкого следа. Нижняя челюсть была начисто снесена, и желтые волчьи клыки бессмысленно угрожали серому небу.

Лисичка всхлипнула. Она явно не успевала.

На подгибавшихся от отчаянья уставших лапах она рванула в сторону проломленных телом чудовища кустов. Отголоски воя прокатились с другой стороны оврага, заставили подняться дыбом волоски на загривке. Уже близко!

Вперед — и вниз! По скользкой пожухлой траве в сырую утробу глинистого оврага. Влажные комья осыпались под маленькими жесткими лапками, лисичка стиснула зубы и сделала отчаянный рывок.

Картина, открывшаяся ее взору, заставила сердце ухнуть в живот.

На вспаханной когтями поляне лежало тело огромного медведя. Было отчетливо ясно, что ОН напал на животное, попросту выкусив тому шею и вырвав позвоночник. Окровавленная туша сверкала свежими изломами ребер, наполняя воздух тревожным запахом смерти.

Задыхаясь, лисичка-оборотень перепрыгнула через растянутую по комьям земли подсыхающую требуху и, почти скатившись с рыхлого склона, выскочила на берег.

Он был здесь.

Огромный голем-убийца, проклятье Веселого Замка.

 

Голем по-птичьи быстро обернулся, буравя ее невыразительными глазками.

Леа прыгнула в сторону, перекатываясь и трансформируясь. Шорох шелкового кимоно вторил легкому звону Дай-сё, появившихся в ловких пальцах.

Легко оттолкнувшись, она обрушила удар катаной, целясь пробить жесткую корку не до конца завершенного монстра, одновременно пытаясь более коротким вакидзаси поразить предполагаемую височную область. Прыткий монстр крутнулся, сместился, и основной удар пришелся вскользь, лишь слегка оцарапав надбровный нарост, не принёс особого вреда.

Леа поспешно отпрыгнула, увернулась от клацнувших кривых зубов. До нее донеслось смрадное дыхание огромной пасти, неровной щелью пересекающей массивное бугристое тело. С неожиданной скоростью голем последовал за ней, заставил вновь совершить прыжок. Закрутившись в изящном пируэте, лисичка-оборотень вновь попыталась достать клинком точки между бровями – там, где билась заключенная в искусственной оболочке псевдо-жизнь.

Жесткий шершавый бок толкнул ее, оцарапав голень.

Леа откатилась, припала к земле, взглядом настороженно следя за монстром.

Тот, приоткрыл отороченную изогнутыми клыками пасть, завыл, вновь окатив ее волной ужасной вони.

Лисичка вытянулась в струну, противостоя парализующим волнам силы, и, аккумулировав в районе пупка сгусток силы, выплеснула ее, связав голосовым глифом.

Чарующая и тревожная лисья песнь прокатилась над Лесом, спугнула ожидающих исхода схватки ворон. Вкладывая в исходящий поток ритмичные вибрации, Леа перекрывала чужую парализующую волну, в свою очередь, заставляла голема замереть, неуклюже перевалившись с одной конечности на другую.

Песнь отбирала силы. Увидев, как вздрогнуло чудовище, Леа поняла, что достаточно сильный монстр сейчас разорвет сплетающуюся паутину заклятия, и потому гладко скользнула к бурому пупырчатому боку, взмыла в воздух, вкладывая в удар катаны всю свою ловкость и силу. Гладкое лезвие пробило скрипнувшую корку ровно в той точке, куда Леа направила удар.

Вновь было разгоревшиеся багровым цветом буркала потухли, и, роняя из кривой пасти слизь, голем грузно осел на землю.

 

Лисичка-оборотень, тяжело дыша, отошла к серому стволу вяза, опёрлась о него тонким плечом. Затем опустилась на мох и аккуратно обтерла драгоценные Дай-сё от крови и слизи, следя взглядом за бегущими по изящно выгнутым синоги-дзукури иероглифам.

Следовало бы отдохнуть, чтобы перевоплотиться вновь, перед тем, как подобраться к неприступным стенам Веселого Замка, постараться проникнуть сквозь них и покончить, наконец, с колдунами, создающими големов и прочую дрянь, собирающую дань жизни с окружающих территорий.

 

2.

 

Леа с бессильным отчаяньем наблюдала за вереницей тел, тянущихся через распахнутые врата Веселого Замка.

От замшелой стены тянуло затхлой сыростью, но не это заставляло лисичку ежиться и сжимать зубы. Полупрозрачные ветхие остовы, обтянутые рваной паутиной саванов, достаточно свежий труп полусъеденного лося с червями в глазницах, давешний медведь с вырванным хребтом. Оживленные магией немертвые стекались во двор замка.

В замке явно собиралось войско нежити. Реющая над всем этим почти осязаемая аура гнетущего ужаса только добавляла уверенности, что хозяин этой армии — лич.

Лич — творец големов?

Леа смутно осознавала, что где-то уже слышала о таком странном сочетании, но не могла вспомнить — где.*

Она попятилась, стараясь не издать ни шороха, стелилась по земле, пока не оказалась в растущих вдоль колеи стеблях жесткой ржавой травы. Затем развернулась, и, широкой дугой огибая замок, помчалась туда, где Лес смыкался с дикими скалами.

Становится страннее и страшнее. «Страньше...», — пронеслось в голове. Лич готовит армию. Ему уже не хватает Леса, путников стало слишком мало, чтобы удовлетворить жажду.

 

Приближаясь к Поляне Пепла, лисичка перешла на шаг: легкий, стелящийся, бесшумный.

На краю Леса остановилась.

Поднявшийся небольшим валом жесткий холмик прошлогодней травы резко обрывался. Дальше начиналось пространство запекшейся темно-серой корки, похожей на древесный уголь — оно тянулось неровным пятном до самой скальной стены.

Здесь же рос Черный Дуб.

Широко раскинулась по потрескавшейся поверхности серой земли Златая Цепь: она ограничивала пространство вокруг Черного Дуба, замыкалась светло-серым гладким Камнем Крови.

Леа, перекинулась в человеческую форму и, невесомо ступая мягкими таби по шершавой корке, пересекла Поляну Пепла, направляясь к Черному Дубу, а вернее, к Камню Крови.

Опустилась на колени, проследив за тем, чтобы учикакэ легло гармоничными складками, достала вакидзаси. Гладкий голубоватый отблеск пробежал по изогнутому лезвию, зацепился искорками за гравированную вязь. Леа протянула запястье над Камнем Крови, отодвинула узкий рукав косодэ; льдистое лезвие ужалило нежную кожу. Алые капли упали на светло-серую поверхность и впитались с легким дымом.

Тени в кругу, очерченном Златой Цепью, дрогнули и сгустились.

В густеющем мареве возникла клыкастая демоническая ухмылка, и два ярких глаза без зрачков уставились на склоненную по ту сторону тонкую фигурку.

Кот явился. Кровавый Охотник Тени.

Он слегка прищурился, придвигаясь к Леа. Составляющие его призрачную плоть тени, казалось, зашуршали, изламываясь и сминаясь.

 

— Сильнее, чем бог,

страшнее, чем балрог,

что есть у убогого,

чего нет у достигшего,

Если съешь, то умрёшь.

Что это? – прошелестел вкрадчивый голос.

 

Что это?

В голову сразу пришло: «Мечта». Нет, не подходит. Ни к одной строчке.

Не «время». Нет. Его точно не съешь. В голову почему-то пришла ассоциация с закусившим хвост драконом.

Кот не спеша скользил вдоль Златой Цепи, как будто проверяя ее надежность — который раз за эпоху? Его глаза сузились и покраснели.

Сильнее, чем бог... Чему подвластны боги? Судьбе, что ли? Но какая может быть судьба у убогого, да и опять про еду... В животе забурчало.

И «смерть» не подходит. И «жизнь»...

— Ничего, – выдохнула лисичка. – Ничего.

— Да, – кивнули вновь сменившие цвет глаза.

— Мой вопрос, – голос Леа зазвенел, как тонкая сталь. — Где спрятан филактерий колдуна из Веселого Замка?

Демоническая ухмылка стала шире, блеснула неровными деснами карминного цвета. Глаза пожелтели, в них прорезались вертикальные зрачки.

— Филактерий — в шкатулке. Шкатулка — в птице. Птица — в звере. Зверь — в ларце. Ларец — на Черном Дубе, — узкие зрачки указали вверх, на перекрученные узловатые ветви. Теневая сущность, некогда связанная с системным артефактом легендарным Акисом, подобралась в ожидании. Лисичке-оборотню показалось, что она помахивает хвостом.

— Я закончила, — голос дрогнул. Лэа поклонилась и одним движением поднялась с колен.

Уходя не оборачиваясь, она чувствовала спиной веселый взгляд Кота.

 

* – Творец, делатель големов из Neverwinter Nights

 

3.

 

«Это просто ёкай знает что!» — Леа брела по лесу и пинала перед собой мокрую прошлогоднюю шишку. Шишка подскакивала, цеплялась за желтые увядшие стебли, демонстрировала бурое трухлявое нутро.

Ну как тут не ругаться!

Этот колдун оказался очень неглупым, и не стал прятать свой филактерий непосредственно под боком, нет. И даже не поступил, как некоторые, не спрятал его в каком-нибудь диком одиноком месте, дающем возможность спокойно возродиться без лишнего внимания.

Эта скотина, этот юрэй неупокоенный догадался спрятать содержащий свою сущность сосуд в единственном по-настоящему опасном и оттого недоступном месте. На Черном Дубе, в очерченном Златой Цепью круге.

Нужно быть реально сильным магом, чтобы суметь преодолеть стену, разделяющую два пространства. А лисичка была всего-лишь оборотнем, причем очень молодым. Где в этом забытом богами Лесу можно найти сильного мага? Не говоря уже о мотивации.

А ведь без выполненного задания и думать нечего возвращаться домой.

Ответ должен быть. Она чувствовала его, как маленькую рыбку, что бьётся в сети, но не даётся в руку.

 

Леа пошевелила носочком таби травяную кочку, секунду назад скрывшую пинаемую шишку. Шишки не было.

Леа задумчиво нахмурилась, бросила рассеянный взгляд налево и направо.

И получила искомой шишкой между лопаток.

Резко обернулась, подпрыгнув.

Прислонившись спиной к стволу, сложив руки на груди, в сени кроны стоял молодой парень лет семнадцати, ехидно и весело улыбаясь навстречу разъяренному взгляду Леа.

— Привет, Леа, – он оторвал плечо от ствола, засунул руки в карманы штанов, сделал пару шагов по направлению к напружинившейся лисе-оборотню.

— Привет. Ты кто такой?

Леа почувствовала, как ушки прижались к голове: от парня веяло какой-то чуждостью.

— Я? Как бы это правильнее сказать? Администратор, — он снова загадочно улыбнулся.

— Администратор чего? — Леа чувствовала себя слегка сбитой с толку.

— Ну, — он неопределенно повел рукой, – этой реальности.

Рука просвечивала.

Леа прекрасно видела, как ветер играет черными прядями волос, как мягко приминаются стебельки пожухлой травы под его босыми ногами. Но, вместе с тем, человек казался не очень материальным.

— Так. В таком случае, ты, наверное, должен знать, что у тебя тут завелось. И как-то решать эту проблему?

— Ну ты же здесь.

— А при чем тут я? Я здесь почти случайно, всего лишь стажер, по ошибке вытянувший слишком опасный билет.

— Случайностей не бывает. Ты — инструмент для починки этой реальности. Задачу решить ты сможешь, а когда сформулируешь четко, что тебе необходимо, оно так же «случайно» может организоваться.

— Мне нужен сильный маг.

Парень покачал головой.

— Чтобы разрушить зону перехода? Нет. Есть еще пути, думай, – с этими словами он рассыпался облаком золотых искорок и взметнулся в серое небо.

Ёкай побери!

Это на самом деле был аватар Акиса?

 

Леа свернула на пересекающий Лес тракт.

Как же можно добраться туда, ведь никто... Стоп! Как это «никто»? А лич? Он-то туда добрался.

Он, конечно, колдун, но ведь у него должен быть механизм, как оттуда выбираться в случае повторного воплощения? В голове вспыхнула идея.

Нужно, всего-навсего, развоплотить колдуна там и постараться во время воплощения добраться до артефакта здесь. Всего-навсего.

Но как бы ни были быстры лапки лисички, то даже в случае успешного пересечения забитого немертвой падалью двора Веселого Замка, проникновения в Башню, и даже победы над личем, шансов домчаться до Поляны Пепла вовремя не было. Все-таки без помощи не обойтись.

 

Леа забралась на дерево, откуда открывалась панорама хмурого влажного Леса, нависающего неба, темного Веселого Замка, словно ожидающего чего-то страшного, а так же петель светлой лесной дороги.

По дороге кто-то ехал.

Леа быстро спустилась до мощной развилки дерева, затем ловко перебежала по протянувшейся над дорогой горизонтальной ветви и оказалась прямо над трактом.

Она удобно уселась, свесила ножки и хвост и стала поджидать путника.

Путник, вернее, путница, не заставила себя долго ждать.

Скачущая по дороге на вороной кобыле девушка осадила животное, когда заметила наблюдателя. Ее огромные сердитые глаза были зеленые, как весенняя листва, а серебристо-серые длинные волосы прикрывали удивительно симпатичное лицо с острым подбородком и бледными мягкими губами. Из-за обтянутой черной курточкой спины виднелась богато изукрашенная рукоять меча, почему-то носимого сзади, как носят лук или нагинату.

 

4.

 

Леа, подтянувшись на руках, спрыгнула в пыль дороги перед путницей.

— Здравствуй.

Та молчала.

Леа наклонила голову вбок.

— Если ты будешь ехать через лес, рекомендую сильно не приближаться к замку. У нас некоторые проблемы с его обитателями. Не очень живыми обитателями.

Девушка коротко кивнула:

— Спасибо.

При ближайшем рассмотрении было видно, что, несмотря на серьезность и уверенность, той не более шестнадцати-семнадцати лет. Облаченная в замшевую курточку и кожаные штаны фигурка была тоненькой, худощавой, но отнюдь не тощей, как от голодания. Скорее, напоминавшей фигуры когда-то виденных лисичкой эльфов. Учитывая невероятно большие зеленые глаза, полускрытые спадающими на лицо прядями волос, Леа не удивилась бы, увидев острые ушки.

Рядом процокали копыта вороной кобылы.

Девушка, держась прямо в седле, направилась мимо кицунэ дальше в Лес.

Леа обернулась, поглядела вслед и сказала:

— Если Лес тебя не выпустит, ты найдешь меня здесь. Я буду ждать.

 

***

Лисичка лежала на облюбованной ранее ветке, закинув руки за голову и разглядывая виднеющееся сквозь переплетение ветвей затянутое облаками небо. Ее внимание привлекло птичье гнездо.

Гнездо… Лисичка сразу вышла из состояния расслабленности и полезла выше, подбираясь к заинтересовавшему ее объекту.

Так и есть. Яйца. Лисичка облизнулась. Лисья сторона натуры дрожала от возбуждения, порываясь схватить, пробить зубами хрусткую скорлупу и выпить содержимое. Человеческая же сторона сразу озаботилась такими вопросами, как: «А чьи это яйца? Может, вороньи?» или: «А они точно незаразные?». Живот буркнул.

Она уже почти решила дилемму, когда чуткие уши уловили перестук копыт вновь приближающейся лошади.

Вздохнув, соскользнула по изрезанному морщинами стволу на землю и вышла навстречу недавно встреченной путнице. Та остановила лошадь и ловко соскочила на землю, придерживая повод. Мягкие эльфьи сапожки подняли облачко желтоватой пыли.

Остановившись в паре шагов от Леа, она спросила чуть хрипловатым голосом:

— Не объяснишь ли ты мне кой-чего?

— Конечно, – Леа пожала плечами, – что именно?

— Когда ты сообщила мне, что я не смогу выйти отсюда, ты ведь точно знала, о чем говоришь. И, представляешь, мне вдруг тоже захотелось узнать, что же ты имела в виду.

— Значит, не смогла выйти? – лисичка улыбнулась и кивнула. – Значит, ты тоже здесь для решения проблемы лича.

— Значит ли это, что, чтобы покинуть этот дрянной лес, мне опять нужно что-то совершать? Надеюсь, на этот раз обойдется без всяких похотливых стариков?

— Не-е-е-ет! – удивленно протянула кицунэ. – Конечно, не думаю, что колдун из замка выглядит юным и свежим, но навряд ли его можно сразить женскими прелестями.

— Ну и славно. Знаешь, иногда легче встретить несколько мужиков с мечами, чем одного с…

Леа рассмеялась. Определенно, ей незнакомка нравилась. Похоже, задание грозило быть не скучным.

— Вместе мы должны суметь справиться, а потом я смогу помочь тебе выбраться. У меня даже есть план… Кстати, как тебя зовут?

— Цири. Просто Цири.

— Ты, случайно, не колдунья, Цири?

— Нет, я не чародейка, – девушка улыбнулась. – Я – ведьмачка. Слышала когда? Э, ясное дело, не слышала. – Она заправила прядь волос за ухо. Обычное, человеческое ухо. Через левую щеку от глаза наискосок в сторону уха протянулся некрасивый шрам.

Она заметила взгляд кицунэ.

— Да, шрам! Чего ты испугалась? Неужто такое уродство?

— Да нет, это неудивительно… Для воина. Меня зовут Леа.

— Ты, похоже, не очень-то человек, Леа?

— Совсем не человек. Я – лиса.

— А нет ли у тебя, лиса, чего-нибудь перекусить? Я подыхаю с голоду.

 

***

Веселые язычки легкого рыжего пламени лизали тьму, отодвигали ее к переплетенным над головой ветвям. Леа и Цири, перекусывали, чертили веточками на очищенной от палых листьев земле план.

Леа никак не могла понять, каким образом Цири собирается в одиночку добраться в главный донжон Веселого Замка.

— Ты уверена, что справишься и со всеми немертвыми, и с личем?

Цири ухмыльнулась.

— Я – ведьмачка. А ведьмаки на то и потребны, чтобы убивать всяких упырей и чудищ. А со всеми умертвиями драться нет надобности. Я так поняла, что ежели прикончить главного, то остальные сами кокнутся?

— Но как?

— Утром покажу. А теперь изобрази-ка мне, где во дворе замка находится башня?

 

***

— Цири, – огонь почти погас. Девушки лежали, прижимаясь друг к другу для тепла.

— Что?

— Расскажи мне, откуда ты?

— Я прибыла… – она ненадолго умолкла, а ее зеленые глаза, казалось, устремлены в пучины пространства и времени. – Прибыла из страны Цинтры, из города с таким же названием.

— У вас там девушки такие, как ты?

— Нет! – Цири улыбнулась. - Я – единственная.

— А твои родители?

— Мои родители… – её голос сорвался. Леа слышала в темноте ее сбившееся дыхание и пожалела о неудачном вопросе. – Мои родители погибли. Я приношу несчастья тем, кто меня любит. Не хочу. Давай спать. Dearme.*

— Давай, – почти беззвучно согласилась Леа, прижимаясь к ведьмачке и поглаживая пальцами ее густые волосы.

 

Ночью Леа проснулась он всхлипываний.

Цири плакала во сне, отчаянно, как раненый зверек.

Леа вновь обняла ее, баюкая и гладя по волосам. Цири, всхлипнув еще пару раз, прошептав что-то вроде «Мистле», и уткнувшись мягкими губами в шею, – успокоилась.

Остаток ночи прошел спокойно.

 

***

Девушки лежали, притаившись, на камнях стены замка, укрывшись за зубцом.

Отсюда было прекрасно видно и двор, и снующих по нему умертвий. Запах, казалось, достигал небес.

Цири указала глазами на донжон.

— Видишь, — прошептала она. – Совсем непотребно опускаться туда, когда можно легко добраться до главного кощея. Когда я доброшу веревку, можешь бежать со всех ног встречать его с той стороны.

 

* - спокойной ночи (Hen Llinge)

 

5.

 

Леа осторожно выглянула из-за камня на толпящихся во дворе замка немертвых. Опасливо оценила расстояние от стены до башни.

— Цири, ты окажешься с личем совсем одна лицом к лицу.

— Одна? - девушка весело сверкнула белозубой улыбкой. Легким движением она высвободила из шагреневых ножен запевший на ветру клинок странной формы. На голубовато блеснувшем лезвии тянулась вязь узоров. — Не боись, я не одна, у меня есть Ласточка!

Леа коротко кивнула:

— Тогда до свиданья, Цири.

Лисичка ощущала исходящий от невидимого отсюда колдуна чудовищный, парализующий страх. Она понимала, что этот страх иррационален, он — естественная составляющая окружающей лича ауры. Она снова бросила взгляд на абсолютно спокойную ведьмачку. Девушка напоминала ей нэко своими повадками и взглядом миндалевидных глаз. Из-под серого шелка рубашки блеснул серебром медальон. Кицунэ сосредоточилась.

Медальон пах магией и изображал морду кошки. Леа улыбнулась.

Цири уже отцепила от пояса тонкую прочную веревку с крюком, ранее притороченную к седлу черной кобылы. Острым взглядом листвяно-зеленых глаз измерила расстояние до узкого стрельчатого окна. Широкий размах — бросок. Леа, цепляясь за покрытые мхом трещины серых камней, начала спускаться.

Оказавшись в сырой глубокой тени среди торчащих ветвей кустарника, она перекинулась лисицей и бросилась напрямик к Поляне Пепла.

Быстрее, быстрее.

Влажная трава покалывала подушечки лап и скользила на склонах. Резкий запах прелости щекотал ноздри.

Чуть задыхаясь, лисичка-оборотень вылетела на поляну, скрипнув когтями по серой шершавой корке, покрывающей поляну.

Было тихо. Даже вороны не каркали. Лишь Златая Цепь мерцала, наполняла воздух неслышимым ухом гулом. Хмурый лес затаился в ожидании.

Леа решила пока близко не подходить к Черному Дубу. Перекинувшись в человеческую форму, она мягко ступала по краю Поляны Пепла, огибала ее по периметру, пристально вглядываясь в черные узловатые ветви, сплошной путанной массой охватившей небо над поляной. Она хотела увидеть там, в этих переплетениях, предмет, за которым пришла, но не смогла проникнуть взглядом сквозь вцепившуюся в свинец неба крону.

Как там Цири? Как там эта самостоятельная и сильная девушка-нэко с серебристыми прядками седины, почти неразличимыми в серых волосах? Леа нервничала. Она хотела бы быть там, чтобы сражаться со злобным юрэем, вместо того, чтобы вот так переживать. Но она и понимала, что ее черед еще не настал.

Самое сложное — впереди.

 

Гул Златой Цепи сменил тональность, стал выше. Белесое марево стало формироваться в гуще кроны, воронкой протягиваясь за ее пределы.

Пора.

Сердце сорвалось в галоп, когда лисичка рванулась к устью воронки.

Не раздумывая и не теряя ни мгновения, она нырнула в мерцающий раструб, преодолевая плотность исходящего потока, опустилась на четвереньки, извиваясь всем телом. Полы учикакэ распахнулись, затрепетали на ветру. В конце сужающегося коридора что-то блеснуло.

Леа прищурилась от жесткого ветра, протянула ладонь, схватилась за острые ледяные грани футляра. Буря вокруг яростно взвыла.

Перевернувшись, кицунэ, как по горке, покатилась вниз. Плюхнулась на темно-серую поверхность, больно ударившись задом, ругнулась сквозь зубы, но добычу не выпустила. Шкатулка впилась в ладони, мертвящий свет пульсировал сквозь ледяные грани, просвечивал пальцы насквозь.

Затаив дыхание, Леа откинула тонко тренькнувшую крышку.

Выстреливший из шкатулки пыльный комок мазнул оторопевшую кицунэ по лицу, стремительно покатился прочь. Легкий шорох одежд — Леа отбросила ледяную шкатулку, скакнула вслед, на ходу обнажая катану. Комок петлял, делал зигзаги, и лисичке пришлось двигаться молниеносно в попытке настичь его. Звонкая песнь клинка прервалась, когда катана пригвоздила невесомое тельце к земле.

Темным маревом хлопнули крылья, окутали гарду и зажатую ладонью рукоять. Леа отшатнулась, отдёрнула руку, а следующим движением снизу вверх пронзила взмывающую в небо крылатую тварь.

Разнесся запах старого сыра, что-то блеснуло, и кицунэ инстинктивно подхватила выпавший предмет.

Внутри идеально круглого зеленоватого шара переливалось жидкое сияние, собиралось в одной точке, изливалось наружу. Черное шуршащее облако завихрилось вокруг сжимающих шар ладоней, а плеч лисички коснулись полы зазубренного плаща цвета глубокой тени. Леа продолжала сжимать в холодеющих от ужаса ладонях шар-филактерий, чувствуя касание ледяных пальцев на шее. Голубые глаза без зрачков холодно и насмешливо захватили ее взгляд, удерживая и парализуя.

 

6.

 

Леа почувствовала, что ее ноги не касаются земли, ледяная хватка грозит раздавить горло, дрожащая волна ужаса широкой струей врывается в сознание, стирает границы реальности. Лисичка ощутила, прилив отчаяния, осознания того, что душа вот-вот покинет тело, выдираемая безжалостной чужой силой.

Только рифленая рукоять катаны оставалась единственной непреходящей, по-настоящему реальной вещью. Леа отчаянно и неловко махнула лезвием в сторону темной холодной фигуры, и тут же почувствовала, что ее легко, словно котенка отшвырнули прочь.

Ударившись спиной и затылком, кицунэ, превозмогая слабость и голубые сполохи перед глазами, быстро отползла прочь, и тут же в оставленное ею место ударили черные извивающиеся лучи.

Яйцо-филактерий с тяжелым стуком покатилось в другую сторону.

Леа подобралась, вскочила, развернулась навстречу личу и обнажила вакидзаси. Горло рвало угасающей болью. В отчаянном пируэте лисичка постаралась приблизиться и достать его лезвиями.

Тот неуловимо сместился в сторону, и Леа, не прерывая движения, последовала за ним, проткнула катаной край плаща.

Низкий рык хлестнул по ушам, сбил плавное движение. Кицунэ ушла вбок, ощущая, как гулко стучит сердце: как будто ему внезапно тяжело стало гнать кровь в замерзшие руки.

Встряхнувшись, она снова напала — на этот раз неимоверным поворотом корпуса уйдя от пронесшихся в воздухе черных нематериальных щупальцев, и в полете умудрилась ударить ногой в обтянутую пергаментом кожи острую скулу лича, отчего тот покачнулся. В попытке не терять преимущества, Леа перехватила Дай-сё обратным хватом в надежде располосовать костлявую тварь, но та ловко подхватила вращение, извернулась, мощно наотмашь ударила лисичку-оборотня по голове, так, что та вновь отлетела, проехалась спиной по шершавой корке земли, счёсывая в кровь виднеющиеся сквозь прорехи рукавов локти. Краем глаза она заметила вылетевшую на поляну черную кобылу с оскаленными зубами, на которой восседала не менее дико выглядящая ведьмачка со смертельно бледным лицом, испачканным размазанной кровью.

Леа, преодолевая боль во всем теле, махнула рукой в сторону филактерия, чтобы привлечь внимание Цири к предмету, а затем метнула вакидзаси в торжественно воздевшего руки лича, между ладонями которого разгоралось голубыми всполохами нечто, похожее на миниатюрный черный смерч.

Рискованное действие принесло свои плоды — хоть и несмертельные для нежити: узорчатый клинок вакидзаси пронзил наискосок грудину, удачно войдя между выступающих ребер. Лич вздрогнул, повёл плечами, и растущее заклятие рассыпалось черными хлопьями.

 

Цири била по слабо отсвечивающему шару филактерия обутой в мягкий эльфийский сапожок ногой и вполголоса ругалась на смеси языков.

Лич еще более обнажил выступающие желтые зубы, одним рывком извлек засевший в корпусе меч. Размашисто шагнул в сторону напружинившейся лисички, гоня перед собой почти материальную волну черного ужаса.

Цири пыталась разрубить филактерий своим сигиллем-Ласточкой, но, судя по перемежающемуся руганью звону, безуспешно. Леа поняла, что они на самом деле влипли. Она сделала шаг назад, когда  отчаянье озарило безрадостную картину ближайшего будущего. Она успешно отразила несколько быстрых выпадов собственного вакидзаси, сжимаемого чужой ладонью, снова постаралась провести блок и на этот раз достала лезвием катаны голень лича, что, впрочем, никак не отразилось на его мобильности.

И вдруг все кончилось.

Только что утробно рычащий лич осел пустым мешком, рассеялся пеплом у земли; серебряное лезвие вакидзаси звонко звякнуло, когда упало на каменно-твердую землю. Цири с обнаженным сигиллем стояла, вытирала тыльной стороной ладони текущую из носа кровь, и недоуменно смотрела на небольшую тварь, которая подрагивала кожистыми крылышками у тусклых осколков бывшего филактерия.

 

Леа подошла ближе.

— Кто это? – она спросила у ведьмачки, впрочем, не рассчитывая на ответ.

— Тварь-проводник, – та оказалась в курсе. – Мне ее дал один чародей возле замка.

— Чародей? В каком смысле? — этот ответ еще больше озадачил Леа.

— Ну, в прямом. По правде говоря, он был что-то слишком молодой, как на чародея, но кто их там разберет. Магики — они такие. Но сказал, что тебе нужна помощь, и тварь эту прислал, чтобы мне, значит, путь к дубу указать. Ну и дуб же у вас тут, птичья задница! Самое место для всякой тёмной волшбы, – Цири, покачав головой, окинула взглядом Черный Дуб.

Небольшое животное трепетало вибриссами узкой длинной мордочки, но убегать не собиралось. Леа поняла, что оно похоже на средних размеров серенькую крыску с кожистыми, как у летучей мыши крылышками.

Зверёк спокойно сидел, совсем по-крысьи перебирая шубку бледно-розовыми лапками, время от времени проницательно поглядывал на девушек черным блестящим глазом.

— Но как? — Леа не могла понять. – Как она смогла?

Цири пожала плечами.

— Не знаю. Просто — бац хвостом! — А оно — бзыннннь! Тоже чародейство, не иначе.

Крыска встрепенулась, расправила просвечивающие серые крылышки, и, подпрыгнув в воздух, рваным зигзагом метнулась прочь. Там она уселась на плечо стоящего в тени крон молодого человека, постаралась обвить его голым хвостиком.

— Все получилось, – он задорно улыбнулся. – Теперь можешь покинуть эту реальность, если хочешь. Безопасный активный переход — у ворот Веселого Замка, с внутренней стороны. Ты его почувствуешь.

— Конечно, хочу, — Леа просто жаждала покинуть эти сырые неприветливые места. – И, хоть и не надо было бы благодарить тебя за всю эту катавасию, но — спасибо.

— Прощайте.

— И ты прощай, Акис.

Cead,* – буркнула Цири.

 

***

Вороная кобыла неспешно шагала по тропе. Ее черные блестящие копыта были запорошены желтоватой пылью, она то и дело срывала мягкими губами кисточки блеклой травы, что росла вдоль обочины.

— Цири, если хочешь, оставайся у меня. Отдохнешь, может, тебе даже понравится. Будем вместе учиться.

— Благодарю покорно, – Цири повернула голову, чтобы взглянуть на сидящую сзади собеседницу. Ее изящный носик презрительно сморщился. – Я уже из одних академиев разок сбежала. Тоже хотели из меня чародейку воспитать. Нет уж — еще раз я на эту удочку не попадусь.

— Ну, как хочешь, – Леа улыбнулась. – Просто ты уже была бы не одна.

— Как же ты не можешь понять, – ведьмачка зло зыркнула через плечо ясным зеленым глазом, – я не могу. Я приношу несчастье тем, кто меня любит. Смерть, понимаешь?

— Понимаю, – кицунэ замолчала. – Жаль.

 

***

Двор Веселого Замка был завален трупами. Туши и тела различной степени разложения покрывали свободное пространство от ворот до башен. Вонь гниющей плоти была почти материальна и вызывала рвотные позывы. Осторожно пробираясь и стараясь не наступать на фрагменты тел, девушки приблизились к участку стены, ощущаемого Леа, как Врата.

Цири вела в поводу свою сверкающую гладкой шкуркой кобылку.

— Держись, – лисичка взяла ведьмачку за тонкую бледную ладошку. – Технологические Врата не похожи на магические. Сейчас нас хорошенько тряханет, но это нормально. Потом, в моем мире, ты будешь свободна.

Цири тоже покрепче сжала ее ладонь и послушно шагнула вперед, прижимаясь к стене.

Ярко сверкнувший белой вспышкой активизировавшийся Портал поблек, оставил на грубой каменной кладке быстро рассасывающийся светлый след. Стало тихо.

 

* - Привет. (Hen Llinge)

 

Конец!

 

 

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, состоящие из одного-двух слов или смайлов, не приветствуются и могут быть удалены модератором.

pechenka 0Пожертвовать на развитие сайта

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

Поиск

trout rvmptrout rvmp