Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Thinnad: Alizeskis, а то! Просто так выглядят, ага)))
Alizeskis: Thinnad, :scepsis не для лапши царско-эльфийские ухи
Thinnad: а ухи - да)))) *хвать-хвать, лапшу снял*
Thinnad: Alizeskis, метания, Лисья, метания!!!
Alizeskis: Thinnad, *наблюдает марафонский бег Ельфа и подрагивание ухов трудящегося*
Thinnad: Alizeskis, о, Лисья! А я тут весь туда-сюда)) В прямом смысле))))
Fitomorfolog_t: Привет всем и тут же пока )) :pilot
Alizeskis: Thinnad :lol_fox
Alizeskis: Thinnad, привет, Тинчиик!
Thinnad: :hi
: Fitomorfolog_t :message лови!
Alizeskis: Fitomorfolog_t :sun :sun :sun
Fitomorfolog_t: Утро всем!
Fitomorfolog_t: Кретова Евгения, :message
: Fitomorfolog_t :love
Fitomorfolog_t: Привет, Леди )))
: Fitomorfolog_t доброго вечера :apple
Fitomorfolog_t: Лост Добрый вечер! Да, все притихли ))
Лост: Тоже верно ))
: Лост добрый вечер )) Отдыхать же тоже надо ))
Лост: Два дня в чате никого О_о по отпускам все разъехались? :rolley
Alizeskis: Astalavista, о даа!
Astalavista: Alizeskis, название отражает всю суть акулы, ага ))
Alizeskis: Thinnad, Уиии!
Thinnad: Что вы хотели узнать у Акулы, но боялись спросить - в новой статье от неё же
Li Nata: Thinnad ельфям особенно))
Li Nata: Дня всем доброго от людя-нелюдя))
Юлия: Хотя, уже, наверно, день
Юлия: ВАУ!!!! Как необычно видеть сутра некоторых людей и нелюдей)
Thinnad: :hi
Astalavista: Всем привет )))
Thinnad: *стрижёт ухами* Привееет! :tardhug
Dreamer: Thinnad Приветище, эльф! :)
Thinnad: Dreamer :yes
Dreamer: Amidas Ами, ты тоже в Питере? :)
Li Nata: Dreamer у нас глядя на тебя вчерашнюю тоже погода внезапно переменилась - прохладно и ветер. Но после вчерашнего хорошо))
Amidas: У нас Питер, +10((( лето не хочет наступать
Dreamer: Alizeskis :pilot
Alizeskis: Dreamer, приезжай)
Dreamer: Alizeskis А-а! Переезжаю в Сибирь... у нас +10... и дождь с северным ветрюгой...
Alizeskis: Thinnad, погода летняя завелась! Солнце наверстывает упущенное. Сегодня +36. Завтра +37. А к субботе +38. Красота! На работе заливают бассейн)
Thinnad: Alizeskis, привет, Лисинёнок) У, как ты загорела в чернь
Alizeskis: Thinnad, привет, ельф! :trampoline_1
Li Nata: Thinnad ну мне нравится ход твоих мыслей))
Thinnad: Li Nata, я не знаю, я фантазирую :rolley
Li Nata: Thinnad скоро к тебе придет, точно говорю
Li Nata: и уже не жарко)) но солнце и комфортно
Li Nata: у нас гроза была ночью к ночи, ветер дикий, ливень, где то обещали град, сегодня ветки огромные поваленные. Может где чего и поломало
Li Nata: Thinnad )))) откуда знаешь?))
Thinnad: Li Nata, уууу!!!!! Не накапало там нигде? :hottest
Thinnad: 44darkwings, :fly ответил
Li Nata: вкусное, точно говорю)) я ела :yes
Li Nata: Thinnad ага) она)) Натка то есть)
Thinnad: Li Nata, привет, Натка) О! Мороженое!
Li Nata: всем дня) :ice_cream :cream
Li Nata: Thinnad привет))
Li Nata: Thinnad угу, я тоже умиляюсь со вчерашнего вечера)
Thinnad: двое неуловимых пытаются найти друг друга в чате наощупь)))
Thinnad: Всем привет)
Alizeskis: МногоЛис! :lol_fox

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 738
Гостей: 723
Пользователей онлайн: 18

Пользователи онлайн
44darkwings
SBF
Ginevra
Kit varkit
Dreamer
Juck0ffsky
Кретова Евгения
Аллен
Apollinaria
Fuego
Li Nata
Li Nata
Li Nata
Jiraia
Jiraia
Astalavista
Serpens_Subtruncius
Aleks_Koyl

Последние 3 пользователя
Blonda
Garpell
Redricus

Сегодня родились
Овощной Вор

Заказать вычитку

Всего произведений – 2843

 

Одна опасная игра (Главы 1-6)

  Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
She Who Shines
Миры Терри Пратчетта
Okamy
Сьюзен Сто-Гелитская/Джонатан ПиттЧай (ЧайЧай)
Ангст,Драма,Романтика,Фэнтези,Юмор
Небольшой ООС, курсив и капс - элементы фандомного стиля
гет
16+ (R)
Макси
На светском приёме встречаются внучка Смерти и Ассасин. От скуки они начинают играть в одну опасную игру, которая длится раунд за раундом с переменным успехом. Кто же из них победит? Действие происходит после "Роковой музыки", но до "Санта-Хрякуса"
в процессе написания
Права на "Плоский мир" и его обитателей принадлежат сэру Пратчетту, а права на оригинальный фанфик – автору.
Запрещено
Главы вычитаны. По крайней мере, настолько, насколько позволила замыленность глаз. Приятного чтения.

 


Глава 1. Правила игры

Раунд первый: ПиттЧай

Она ненавидела маскарады. Терпеть их не могла. Она ненавидела банкеты, светские беседы, напыщенных аристократов, с которыми приходилось эти беседы вести, но больше всего из уже перечисленного её раздражали танцы – она их просто на дух не переносила. Именно поэтому у Сьюзен Сто-Гелитской, сидящей за праздничным столом, ведущей светскую беседу с аристократами и морально готовящейся к танцам, было безгранично скверное настроение. Однако статус герцогини обязывал её там находиться.

– … понимаешь, дорогая, –  назойливо жужжала леди Белладонна Барбалоэна, –  вот почему любой приличной девушке благородного происхождения – независимо от ее статуса – следует найти себе мужа. Очаровательного мужчину, который вскружит ей голову и будет управлять поместьем, пока она вяжет крючком…

Сьюзен кивнула и улыбнулась настолько доброжелательно, насколько была способна, при этом едва не откусив себе язык.

«Да, я очень хочу провести всю свою жизнь за вязанием крючком в кресле-качалке, что-то напевая себе под нос, и в бесконечных заботах о том, что же приготовить на ужин», – думала она саркастично. Но Сьюзен размышляла об этом настолько отстранённо, что даже голос леди Барбалоэны казался более реальным, чем эта мысль: в настоящее время всё внимание девушки было приковано к Промелькнувшей Черной Тени.

Не то, чтобы она обращала много внимания на свою соседку – нет, герцогиня Сто-Гелитская пропускала бы большую часть её слов мимо ушей при любых обстоятельствах, но Промелькнувшая Черная Тень была тем, что попалось ей на глаза и, вероятно, окончательно отвлекло от поддержания разговора. Несколько секунд назад она краем глаза заметила, как на другом конце стола, прямо за спиной ужинавших гостей промелькнуло какое-то черно-желтое пятно. Едва уловимое, едва заметное периферийным зрением, но оно точно было там, чем бы это «оно» ни являлось.

Вот опять, пронеслось прямо на границе видимости, мимо того места, где… ужинал Лорд-организатор вечера. Если подумать, то оно всегда находилось где-то здесь, выжидая. Двигалось в полутьме в дальнем конце комнаты. Сьюзен могла поклясться, что видела, как что-то попало в суп Лорда, но это произошло слишком быстро, а она, к тому же, сидела на другом конце стола.

– Извините, мадам, – вежливо произнес за спиной леди Барбалоэны мягкий веселый голос. Та ахнула и обернулась. Сьюзен взглядом последовала за ней.

Это был молодой человек, и если ему уже исполнилось двадцать, то после этого события наверняка не прошло и пары лет. У него были идеальные светлые вьющиеся волосы и по-мальчишески красивое, практически ангельское лицо, напомнившее ей херувима, правда, без пухлых щечек. Незнакомец выглядел бы довольно привлекательно, если б от его расслабленной позы не начинал бить озноб. А его ужасные глаза – один полностью черный, другой нормальный, но с очень маленьким зрачком – словно кричали «МАНЬЯК-УБИЙЦА», причём именно заглавными буквами. Нет, это же на самом деле глупо – не следует судить кого-то по одной только внешности.

Однако Сьюзен посчитала, что в данной ситуации довольно трудно следовать этому правилу.

– Да? – пискнула леди Белладонна.

– Вы действительно леди Барбалоэна? – спросил молодой человек.

– Да, почему Вы спрашиваете?

Он недовольно скривил губы и посмотрел задумчиво сначала вниз, а потом влево. Казалось, его сверкающие глаза смотрели в никуда.

– Вы гораздо моложе, чем я ожидал. Судя по тому описанию, которое дала герцогиня Пемброук, я думал, что Вам как минимум лет пятьдесят, но на первый взгляд и тридцати не дашь.

Что? – возмущённо воскликнула леди Белладонна, при этом ее глаза едва не выскочили из орбит от потрясения.

– О, на самом деле это не важно, – произнёс юноша высоким, задумчивым голосом. – Но Ваши волосы совершенно не кажутся мне седыми. И глаза, ну надо же, ни капли не напоминают бусинки. Не понимаю…

Леди Барбалоэна, буквально пылая от гнева, резко вскочила, кивнула херувиму-из-ада и отправилась искать герцогиню Пемброук. Сьюзен вздохнула с облегчением, в то время как молодой человек занял место ушедшей дамы.

– Я правильно понял, что Вы не получали абсолютно никакого удовольствия от этой беседы? – поинтересовался он, даже не взглянув на собеседницу. Он взял булочку и разрезал ее на две идеально равные части ножом, которого не было на столе среди прочей посуды. Хлеб нисколечко не смялся, когда клинок прошел сквозь него, и то, как уверенно незнакомец держал оружие, заставило Сьюзен снова почувствовать смутное беспокойство.

– Спасибо, – ответила девушка, сообразив, что он заметил ее недовольство разговором и заставил нежелательную собеседницу уйти. Несмотря на всю благодарность, она ничего не могла поделать с чувством тревоги, возникшим в его присутствии. При таком раскладе времяпрепровождение в компании леди Барбалоэны казалось более безопасным.

«Спаситель» своим ножом подцепил кусочек медового масла и беззаботно намазывал его на хлеб. Нож не был похож на тот, которым обычно пользуются во время еды, да он, собственно, им и не являлся. И тот факт, что молодой человек, сидящий рядом с ней, не видел ничего предосудительного в том, чтобы использовать его для разного рода целей, говорил о том, насколько сумасшедшим он был. В конце концов, он же вымыл его, так какие проблемы-то?

– Меня зовут ПитТчай, – сказал он рассеянно. – А тебя как?

– Сьюзен, – ответила та, подняв бровь и пристально глядя на юношу. Он не казался нормальным (сказать, что он заставлял ее нервничать, значило ничего не сказать), однако было в её собеседнике что-то страшно интересное. И поэтому она продолжила (с успешно скрываемым ужасом) на него смотреть.

Он кивнул и откинулся на спинку стула, оставив булочку нетронутой.

– Сьюзен. Очень чувственно.

– ПитьЧай. Это значит, пришло время пить чай?

Молодой человек мгновенно застыл, глядя прямо перед собой. Сьюзен поняла: только что она наступила на больную мозоль, и отметила, что это знание может пригодиться ей в будущем. У девушки появилось навязчивое предчувствие, что они могут снова встретиться, и не было никакой гарантии в том, что встреча пройдёт в дружелюбной атмосфере.

– Нет, я же ясно сказал «Пит-Тчай». Пожалуйста, произноси правильно, –  способ, которым он выговаривал каждую букву, бросал в дрожь. Сьюзен захотелось еще раз произнести имя неправильно, поскольку слушать, как он проговаривает каждый звук, было все равно, что входить в дом с привидениями – невероятно интересно, но в то же время жутко. Однако что-то подсказывало девушке, что её сосед гораздо опаснее дома с привидениями.

– Понятно. В таком случае, ПитТчай, что привело Вас сюда?

– Ты, Сьюзен.

Та удивлённо моргнула.

– Что? – И тут до неё дошло. – Я видела тебя. Промелькнувшая черная тень…

Он кивнул.

– Ты единственная из присутствующих заметила. И мне захотелось узнать, чем ты отличаешься от других.

– И что же ты выяснил? – напряглась Сьюзен.

ПиттЧай наконец-то встретился с ней взглядом.

– О, Вы очень необычны, мисс Сто-Гелитская.

– Я ведь не говорила тебе свою фамилию, – тихо ответила девушка, не разрывая зрительного контакта.

– В этом нет никакой необходимости. Я знаю достаточно, чтобы при встрече узнать внучку Смерти.

– Я нахожусь здесь, потому что являюсь герцогиней. А ты зачем? – как только эти слова слетели с её языка, Сьюзен тут же пожалела, что произнесла их – из-за улыбки, возникшей в уголке его рта (и сделавшей ангельское лицо этого поистине странного субъекта до невозможности зловещим), у нее появилось дурное предчувствие.

– Я наёмный убийца – практикуюсь.

От удивления она резко и сильно сжала скатерть. Тарелки звякнули, но девушка, казалось, этого совершенно не заметила.

– Суп… – Сьюзен уже собиралась было вскочить со стула и бежать спасать Лорда, когда ПиттЧай вдруг железной хваткой сжал её руку, останавливая, и продолжил сверлить девушку нечитаемым взглядом. Наступила её очередь мрачно смотреть в никуда. – Отпусти мою руку, – прорычала она сквозь стиснутые зубы, пытаясь другой рукой незаметно дотянуться до лежащего неподалеку ножа для резки мяса. Сьюзен разозлилась еще сильнее, увидев краем глаза, что этот ненормальный человек ухмыляется. Ухватив кончиками пальцев нож, она умудрилась спрятать его в складках скатерти, подозревая, что в скором времени ей может понадобиться оружие.

– О, я не думаю, что это следует делать, Сьюзен, – по всей видимости, он имел в виду, что ей не стоит вставать. Насколько девушка могла судить, ПиттЧай не заметил, что она спрятала нож. – К тому же, уже в любом случае слишком поздно что-то предпринимать – Лорд уже принял яд. К полуночи он будет мертв, – убийца с серьёзным видом покачал головой.

– Вот почему ты решил поговорить со мной. Ты знал, что я тебя заметила и догадалась бы…

– Нет, – поправил её ПиттЧай. – Нет, я не знал этого. И я ненавижу совершать бессмысленные поступки. Но сегодня я решил нарушить это правило, и очень рад, что ты не разочаровала меня.

– Что ты собираешься делать сейчас? – спросила Сьюзен.

Ассасин очаровательно улыбнулся. Или, по крайней мере, это должно было выглядеть очаровательно. Однако от подобной улыбки его и так не дружелюбное выражение лица стало поистине устрашающим.

– Я собираюсь уходить.

И он исчез, не успела она и глазом моргнуть. Смогла только заметить стремительную чёрную тень, промелькнувшую мимо. Сьюзен резко вскочила, держа нож на уровне талии, и стала нервно оглядываться, пытаясь уловить среди беззаботных разговоров и ярких цветов полуночную черноту с копной золотистых завитков. Но ничего похожего поблизости уже не было. Зато ей удалось заполучить парочку взволнованных взглядов от окружающих. И только тогда девушка поняла, насколько сумасшедшей она, должно быть, выглядит: неестественно худая; белые волосы, скрепленные булавками на затылке, не переставая шевелятся – словно живые; одета в готическое, слегка кружевное платье; маленькая черная маска едва прикрывает глаза; а в правой руке опасно сверкает острый нож для резки мяса.

Если честно, ей было наплевать на свой внешний вид.

***

ПиттЧай едва не рассмеялся, наблюдая за тем, с каким пренебрежением Лорд отнесся к словам Сьюзен о том, что его отравили. Он осознает свою ошибку в полночь, когда восторжествует в какой-то мере поэтичная справедливость. У девушки возникло такое выражение лица, будто она планировала совершить убийство – он отлично в этом разбирался, поскольку таковы были требования его профессии. ПиттЧай захотел усмехнуться, заметив, насколько сильно её рука сжимала ни в чём не повинную рукоятку ножа.

Ему и правда пора было уходить. Услуга выполнена, миссия окончена – он преуспел. Но это было просто до невозможности уныло. Ещё только проходящий обучение ассасин вынужден предавать земле при помощи яда, что он, собственно, и сделал. Но это не принесло ни капли радости и никакого удовлетворения. Было немного забавно скользить по комнате, прячась в тенях, но дело сделано, а ему даже не выпал шанс кого-то заколоть/утопить/задушить/прибить к потолку. Так нечестно. Всё прошло слишком скучно, убийства не должны быть обыкновенными – он ведь обожал этим заниматься, ради всего святого, да он жил этим. ПиттЧай пообещал себе, что сделает что-нибудь интересное, раз его экстравагантная выходка принесла такое разочарование. Он в задумчивости покусывал губу, когда зазвучала веселая музыка и гости принялись танцевать. Какой-то идиот пригласил Сьюзен на танец.

Сьюзен. ПиттЧаю вполне понравилась Сьюзен. Она была умной, бесстрастной и слегка саркастичной. Девушка наверняка очень интересна; особенно с тем ножом в руке, которого, как она думала, он не заметил. Молодой человек снова ухмыльнулся – да, она определённо ему понравилась. Прежде чем убить, стоит с ней немного поиграть. По крайней мере, хоть какое-то развлечение.

***

Вышеупомянутый идиот сжался напротив Сьюзен, ожидая её ответа на своё предложение. Та, опасно взмахнув ножом, бросила на него уничижительный взгляд.

– Извините, – выдавил бедняга и моментально скрылся.

– Ты всегда оказываешь такой эффект на людей, не так ли? – раздался высокий голос у неё за спиной. Девушка резко развернулась, но никого не увидела. Она нахмурила брови, и тут же у нее возникло неприятное, причиняющее беспокойство чувство, что кто-то находится у неё за спиной. Чёртов наемный убийца буквально танцевал вокруг неё.

Сьюзен подавила желание повернуться (в чем смысл? Ведь он снова окажется позади неё), лишь крепче сжала свой нож, делая глубокие вдохи в попытке сохранить спокойствие. Каждая клеточка её тела хотела развернуться, увидеть вновь обнаруженную угрозу, но внучка Смерти сумела подавить инстинкт. Это взволновало и в то же время воодушевило ПиттЧая. С одной стороны, было бы забавно посмотреть на выражение её лица. А с другой, ему вполне понравился тот факт, что она была сыта им по горло и изо всех сил старалась это скрыть. Никакого веселья не будет, если он убьёт её здесь и сейчас, так что ПиттЧай просто скользнул из тени в тень, и оказался с девушкой лицом к лицу.

Сьюзен не успела и опомниться, как он схватил её правую руку, держащую нож, своей левой, а свою правую руку, в которой до сих пор был зажат нож, положил девушке на талию. После чего они присоединились к танцующим. Парочка выглядела так, будто сошла со страниц ужастика, рассказанного в ночь на Хэллоуин: Сьюзен метала глазами молнии, ПиттЧай холодно на неё смотрел, а в руках у обоих опасно сверкали смертельно острые ножи.

По ощущениям это тоже было похоже на страшную историю, хотя скорее на ночной кошмар – один из тех, в которых замираешь и не можешь ни двинуться, ни заговорить. По крайней мере, так казалось Сьюзен, которая, помимо всего прочего, испытывала легкое недомогание – молодой человек практически полностью перекрыл кровоток в её руке своей крепкой хваткой. Его ладонь оказалась на удивление теплой для того, у кого были настолько холодные разноцветные глаза. И в то же время она была жесткой и вызывала покалывание, словно статическое электричество.

– ОТПУСТИ МЕНЯ СЕЙЧАС ЖЕ, – это прозвучало так, словно где-то вдалеке хлопнула свинцовая дверь, словно произошёл камнепад в горах – голос низкий, сильный и устрашающий. ПиттЧай лишь ухмыльнулся.

– Я спас тебя от леди Беладонны. Самое малое, чем ты можешь меня отблагодарить, – это танец.

– Я. НЕ. ТАНЦУЮ.

– Ты определённо внучка Смерти.

В тот момент, когда они начали двигаться в направлении арки, ведущей в сад, Сьюзен начала паниковать. События развивались не лучшим образом – ни в малейшей степени. Она была уверена, что молодой человек собирается сделать что-то жуткое (дьявольская улыбка на его ангельском лице просто кричала об этом), но, несмотря на все старания, ей никак не удавалось вырваться из его крепких объятий.

– ОТПУСТИ МЕНЯ ИЛИ Я ЗАКРИЧУ.

– Ты этого не сделаешь.

– Почему это?

– Именно я держу нож у тебя на поясе. Я просто убью тебя и исчезну. Но пока я не хочу этого делать – ты такая занятная.

Она изо всех сил попыталась освободить свою правую руку, но ПиттЧай будто сжал её стальными тисками. Прошло совсем немного времени, как музыка стихла, и лунный свет скользнул по его золотистым кудряшкам, заставляя их сиять и отбрасывать причудливые тени на лицо юноши. При таком освещении его черный глаз стал выглядеть более зловещим, и девушка поняла, что случится что-то страшное, если ей сейчас же  не удастся освободиться.

Поэтому Сьюзен сделала единственную вещь, которая у неё прекрасно получалась во время танцев – она наступила своему мучителю на ногу. Изо всех сил!

Девушка не успела сделать и пары шагов, прежде чем снова оказалась пойманной за руку. Однако то, как расширились глаза ПиттЧая, когда её каблук резко опустился на его ногу, было незабываемым зрелищем.

Схватив Сьюзен за запястье, он резко крутанулся и ударил ею, словно та была утренней звездой (прим. авт. – оружие, моргенштерн), об одну из колонн во внутреннем дворе поместья. Девушка сильно ударилась о камень и выпустила из руки нож. ПиттЧай тут же схватил её за плечи и, радостно усмехаясь, прижал к каменной поверхности.

– Тебе почти удалось, Сьюзен, – произнес он одобрительно. – Однако я уверен, что ты можешь придумать что-нибудь получше.

– Для тебя это всё является какой-то извращенной игрой, не так ли? – потрясённо спросила она, подняв бровь.

– Я не вижу в ней ничего извращенного.

Девушка на это смогла только удивленно моргнуть, в то время как ПиттЧай глубоко вздохнул, слегка покрывшись румянцем, - он явно находился в весьма приподнятом настроении. Именно сейчас молодой человек окончательно осознал, что ради такого развития событий определенно стоило совершить самое скучное в жизни убийство. Сьюзен была невероятно забавной.

– Игра сама по себе такая, – возразила Сьюзен.

– Боюсь, тебе придется передумать. Не стоит так относиться к игре, в которую играешь в настоящий момент.

Герцогиня прищурилась.

– А что, если я не буду в неё играть?

– Я сильно расстроюсь, убью тебя и пойду домой.

– Значит, я должна в ней участвовать.

– Нет, – сказал он весело. – Не должна. Только если хочешь.

– И какие же правила?

– Хмм… – задумчиво произнес ПиттЧай. – Я как-то об этом не подумал.

– Нельзя играть в игру, в которой нет правил.

– О, нет, определенно можно, – поправил он девушку, понимающе кивнув. – Они просто находятся в стадии разработки.

– Поскольку на кону стоит моя жизнь, – сказала Сьюзен, – я бы хотела, чтобы они были проработаны наиболее тщательным образом.

– У тебя волосы шевелятся, – заметил ПиттЧай, резко поменяв тему разговора, стоило только его глазам увидеть её движущиеся локоны.

 – Да, они это делают. Но касательно правил…

Молодой человек растерянно протянул руку к одной из её извивающихся кудряшек и накрутил её на свой указательный палец, выглядя при этом словно ребенок, увидевший божью коровку, – глаза полны удивления и благоговейного трепета.

– Я думаю, что понравился твоим волосам.

Вот оно, ПиттЧай не обращает на неё никакого внимания; это возможность, которой она так долго ждала. Поэтому Сьюзен мысленно сделала пару пометок (как и пятилетнего ребенка, его очень легко отвлечь, любит игры, сумасшедший) – у неё до сих пор было такое чувство, что они встречаются не в последний раз – сильно толкнула руками наёмного убийцу в грудь и побежала изо всех сил.

На этот раз побег удался гораздо лучше – всего за пять довольно крупных шагов она сумела пробежать большое расстояние и, увидев лабиринт из живой изгороди, углубилась в него. Сьюзен неслась не разбирая дороги, поддерживая свою длинную черную юбку на всех изгибах и поворотах. Каким-то образом она оказалась в самом центре лабиринта возле небольшого фонтана. На его верхушке стоял купидончик, натянувший тетиву лука и нацелившийся на луну. Девушка остановилась, чтобы сравнить маленькое счастливое личико статуи с лицом её преследователя, и осознала, что, несмотря на всё внешнее сходство, они выглядели абсолютно по-разному.

Герцогиня сделала шаг вперед, совершенно неграциозно споткнулась о собственную ногу и упала – головой вперёд – в фонтан. Он был не очень глубоким, не больше метра, но чья-то сильная рука сомкнулась у неё на основании шеи, так что ледяная вода, казалось, была повсюду и не отпускала. Сьюзен открыла рот в попытке закричать, но поняла свою ошибку только тогда, когда вода хлынула ей в легкие. Она начала размахивать руками, стараясь поцарапать удерживающую её руку, но так и не смогла дотянуться. Попытка пнуть стоящего позади неё человека также закончилась неудачей. Мир начал постепенно исчезать, будто его заволокло туманной дымкой, и все происходящее неестественно замедлилось. Сьюзен теперь могла слышать стук своего сердца, а вода в легких перестала причинять боль. Всё вокруг замерло, и стоило ей только почувствовать подступающее забытье, как вдруг рука перестала её удерживать и, схватив за светлые волосы, вытащила из воды. Сьюзен попыталась вскрикнуть от резкой боли, но вместо этого закашлялась, поскольку горло было сильно воспалено, и сырая вода вышла из её легких. ПиттЧай потянул её голову далеко назад, пока та не достигла его плеча, и оставил возле своей шеи, чтобы было удобнее шептать девушке на ухо.

– И правда, Сьюзен, – ликующе чирикнул он. – Это была замечательная идея. Я всегда обожал лабиринты.

Сьюзен закрыла глаза, пытаясь игнорировать тот факт, что прислонилась к нему ради поддержки. В противном случае она просто упала бы на землю, что являлось для девушки крайне нежелательным. И это очень выводило её из себя.

– Ты едва не убил меня, – удалось выговорить ей.

– Да, но, в конце концов, передумал, – весёлым голосом объяснил ПиттЧай. – Я рад, что ты все ещё жива. Это слишком занятная игра, и её не стоит так быстро прерывать.

Сьюзен едва могла стоять: всё тело сковала сильная слабость, а легкие невыносимо горели. ПиттЧай сделал шаг назад и опустился на землю, прислонившись спиной к живой изгороди и посадив девушку рядом с собой.

– Твоя очередь действовать, Сьюзен, – мягко прошептал он ей на ухо, практически прикасаясь к нему губами. Она вздрогнула от отвращения и тут же начала дрожать, но уже от холода.

Итак, её ход. Что бы на её месте делала героиня истории?

Ну, во всех известных ей сказках принцесса сидела бы на месте, ожидая, что придет Прекрасный Принц и её спасет. Сьюзен уже долгое время не видела Диона Селина, Лобсанга она встретит ещё нескоро, к тому же она в любом случае никогда не отождествляла себя с теми хрупкими девицами, так что этот вариант развития событий отпадает.

Героиня приключенческой истории совершила бы целую комбинацию быстрых ударов из какого-нибудь стиля боевых искусств, застав своего противника врасплох, и убежала. К несчастью, Сьюзен подозревала, что у неё едва ли хватит сил прямо стоять, не говоря уже о более сложных действиях. Что ещё можно сделать?

Нож, он находился у него за поясом под левой рукой, сверкая при свете луны. Она едва смогла увидеть его краем глаза.

Сьюзен знала, что выбросит эту штуку сразу после того, как всё закончится.

– Я жду, Сьюзен, – прошептал ПиттЧай.

Герцогиня подняла голову и повернулась к молодому человеку лицом, встретившись с ним взглядом.

– Я всей душой, – произнесла она нежно, – абсолютно тебя… не выношу.

Сказав это, девушка наклонилась к нему и поцеловала.

Она в буквальном смысле почувствовала шок на его лице. Прошла добрая четверть минуты, прежде чем ПиттЧай ответил, придвинувшись к ней, и Сьюзен удивилась, насколько приятным это оказалось. Эм, вернее не совсем ужасным и не настолько отвратительным, как она поначалу считала. Медленно она положила свою правой руку на его левую. Крайне осторожно её ладонь двинулась в сторону ножа. Очень спокойно, практически невесомо её пальцы коснулись рукоятки…

Сьюзен почувствовала, как его губы изогнулись в улыбке, и тут же его рука сомкнулась на запястье девушки. ПиттЧай скользнул своей щекой по её, практически коснувшись ртом уха девушки.

– О нет, Сьюзен, – сказал он мягко. – Я так не думаю.

– Проклятье! – воскликнула она и отдалилась от него, раздраженно прислонившись спиной к изгороди. Наёмный убийца улыбнулся.

– Эта игра очень веселая, – произнёс он счастливо.

Девушка скрестила руки на груди.

– Говори за себя, – буркнула она, поднимаясь на ноги. Когда она снова взглянула на ПиттЧая, тот уже стоял.

– Могу я снова тебя поцеловать?

Сьюзен оторопела от такой наглости.

– Определенно нет, – негодующе ответила она. – Но ты не похож на тех людей, которые спрашивают разрешение.

– Я просто стараюсь быть вежливым,– пожал плечами молодой человек.

– Ясно, – сказав это, девушка оглянулась и начала медленно пятиться. Он повторял каждый её шаг. – Твой ход.

ПиттЧай ухмыльнулся.

– Это и впрямь очень весёлая игра, – повторил он, приближаясь к своей жертве еще на один шаг, в то время как та продолжала идти спиной вперёд через лабиринт. Девушка, естественно, надеялась, что они не попадут в тупик – в противном случае всё может закончиться крайне плохо.

И стоило только Сьюзен об этом подумать, как она спиной уперлась в кустарник.

«Проклятье!» – мысленно воскликнула она снова.

– Дай-ка подумать, – задумчиво произнес ПиттЧай, подобравшийся ближе ещё на один шаг. Он внимательно смотрел на свою руку, которую протягивал к лицу девушки, и тут её локоны двинулись ему навстречу, словно наэлектризованные. – Видишь, я действительно понравился твоим волосам. А ты понравилась мне, Сьюзен. Ты такая… интригующая. И я абсолютно уверен, что ты тоже считаешь меня занимательным. Не пытайся отрицать – что-то мне подсказывает, что ты никогда в этом не сознаешься даже себе, но в глубине души ты признаёшь мою правоту.

– Это возможно только в моём самом жутком ночном кошмаре, – прорычала она. – А теперь убери свою руку от моих волос.

ПиттЧай серьёзно посмотрел на неё.

– Убери свои волосы от моей руки.

Он был прав. Именно её пряди сократили расстояние между ними. И этот факт приводил герцогиню Сто-Гелитскую в бешенство.

«Плохие волосы! ПЛОХИЕ! – злобно думала Сьюзен, пытаясь уговорить волосы снова собраться в причёску. – Мне лучше знать, как к нему относиться!»

ПиттЧай, возможно, заметил её мысленный монолог, поскольку снова начал улыбаться. Его улыбка и правда была очаровательной, из-за чего этот ненормальный человек выглядел довольно-таки мило. Просто удивительно, насколько сильно он, несмотря на это (или из-за этого?), вызывал страх.

Молодой человек немного отвел руку назад, и волосы девушки последовали за ней. Он восхищенно смотрел, как её белые локоны – практически голубые при лунном свете – то свивались, то развивались возле его пальцев. Сьюзен сильно сжала зубы, чтобы не зарычать от злости.

ПиттЧай слегка коснулся костяшками пальцев бледной щеки девушки, до сих пор внимательно наблюдая за своей рукой.

– Мне нравятся ощущения. Ты мне нравишься, – сказав это, он положил руку на шею Сьюзен и снова поцеловал её. От этого ненависть и гнев вскипели в её крови. Герцогиня ударила коленом своего мучителя между ног и сильно толкнула в грудь – ярость придала ей сил. Она замахнулась и изо всех сил ударила убийцу кулаком по щеке, после чего убежала, игнорируя резкую боль в легких. Пару секунд спустя Сьюзен почувствовала, как что-то слегка задело её шею. Девушка замерла, прижимая руку к небольшому, слегка кровоточащему порезу, и услышала, как нечто вонзилось в изгородь. Нож… он едва не попал в неё

– У меня есть ещё один, так что не двигайся, пожалуйста, – весело крикнул ПиттЧай. Сьюзен резко развернулась и гневно скрестила руки, наблюдая, как он приблизился к ней, сделав лишь несколько быстрых шагов. Юноша взглянул на луну, проверяя время, после чего грустно вздохнул.

– Мне пора уходить, Сьюзен. Я уже давно должен был покинуть это место. Давай сыграем ещё разок. Ты и я.

– Нет, если у меня есть право голоса в этом вопросе, – раздраженно произнесла она.

– У тебя его нет, – усмехнулся он в ответ. – Может, это произойдёт нескоро, но мы обязательно сыграем. И тогда я попытаюсь тебя убить.

– Если мы встретимся, ПитьЧай, – сказала Сьюзен, убийственно глядя на него, – Я БУДУ ГОТОВА.

Способ, которым она произнесла эту фразу, заставил бы любого нармального человека задрожать. А этот сумасшедший ассасин лишь ухмыльнулся. Будет весело.

– Отлично, – ответил он.

Девушка едва успела заметить, как он перепрыгнул через живую изгородь – лишь его волосы сверкнули в лунном свете. Сьюзен умудрилась увидеть это лишь краем глаза.

В первом раунде победу одержал ПиттЧай.

Глава 2. Игра продолжается

Раунд второй: Сьюзен

Не было никакого смысла отрицать тот факт, что у неё началась легкая форма паранойи. Сьюзен не знала, почему всё это время продолжала ежедневные проверки, но ничего не могла с собой поделать. Она нервничала весь день, если не была уверена в том, что «это» находится на своём месте, и спала спокойно только тогда, когда «это» было в пределах видимости – и именно там, где положено.

Внучка Смерти с грозным видом поправляла простынь на своей кровати, готовясь ко сну. Она не любила дела, которые обязательно нужно выполнить. Да, Сьюзен нравилась рутина, упорядоченность, прямота и простота обыденных поступков, но можно ничего не делать, если нет желания. Девушке нравилось работать, потому что благодаря этому она чувствовала себя нормальной, но из-за положения в обществе у неё не было в этом никакой необходимости. Она любила пить чай, поскольку тот согревал и стимулировал мыслительные процессы, но и без него можно обойтись. Сьюзен терпеть не могла постоянно проверять, на месте ли нож, потому что вынуждена была это делать ради собственного спокойствия. И именно сегодня ночью герцогиня Сто-Гелитская пыталась убедить себя, что хоть раз-то можно воздержаться от данного действия.

Сьюзен вспомнила, как нашла нож в кустарнике, маленький и практичный. Зачем она вообще подобрала эту проклятую вещь, девушка на самом деле не знала. Но, оглянувшись вокруг в поисках одного назойливого наёмного убийцы, она вытащила нож из живой изгороди, после чего поспешила вернуться назад в поместье. И, несмотря на уверенность в том, что ПиттЧай вернётся за своей собственностью, Сьюзен принесла нож домой и спрятала.

Сьюзен в итоге не выдержала, раздраженно откинула одеяло, вскочила с кровати и обреченно прошествовала к комоду. Она просто не могла успокоиться, пока лично не убедится в сохранности этого маленького оружия. Внучка Смерти выдвинула ящик и начала рыться в вещах – практически все они были черные, и сложены, кстати, очень аккуратно – пока не нашла нож. Она удовлетворенно кивнула и вздохнула от облегчения, увидев, что всё в полнейшем порядке.

– Так вот куда ты его спрятала, – прозвучал у неё за спиной задумчивый голос.

Девушка резко развернулась, опасно взмахнув ножом. За окном своей собственной спальни она увидела голову ПиттЧая, с интересом разглядывающего комнату. На данный момент Сьюзен снимала квартиру, к тому же на третьем этаже. Её немного напрягал тот факт, что в попытке удержать равновесие юноша опирался предплечьями на её подоконник и находился в десяти метрах над весьма твердым тротуаром.

– Разве тебе не больно вот так висеть? – поморщилась она.

– Немного, но под окном есть небольшая трещина, куда я сумел поставить ноги. В любом случае, я не сильно обращаю внимание на боль, – пожал плечами ПиттЧай, при этом едва не упал, но сумел-таки удержаться и довольно улыбнулся, заняв более удобную позицию. У девушки от этого голова пошла кругом. – Можно мне получить обратно мой нож, пожалуйста?

Сьюзен недоверчиво усмехнулась.

– Насколько я помню, когда мы виделись в последний раз, ты сказал, что в следующую нашу встречу попытаешься меня убить. Так что, думаю, я лучше оставлю эту вещицу у себя.

– Но если ты вернёшь мне нож, – возразил её ночной визитер, – тебе не придётся беспокоиться о том, что я за ним приду.

– Мне и так не о чем беспокоиться, – ответила девушка, посылая ему злобный взгляд.

ПиттЧай грустно вздохнул.

– А если мы перенесём твоё убийство? Я очень сильно скучаю по своему ножу.

– У тебя что, другого нет? – спросила Сьюзен.

– Есть, но этот – мой любимый.

– Твой любимый нож? – это был одновременно и вопрос, и утверждение.

ПиттЧай кивнул.

– Ты наверняка знаешь, что у некоторых детей есть плюшевые мишки, с которыми их просто невозможно разлучить? И если вдруг появится какой-нибудь другой мишка, то абсолютно таким же он никогда не будет.

Отлично, теперь он сравнивает плюшевых медведей и ножи. Насколько же сильно этот человек сошел с ума?

– Пожалуйста? – ПиттЧай выглядел таким… несчастным и умоляющим. Трудно было поверить, что этот мужчина недавно едва её не утопил. Хотя… слово «мужчина» совершенно не ассоциировалось с его внешностью. Ассасин недовольно поджал губы. – Если ты не отдашь мне нож, то я приду позже и заберу его.

– Тогда ты станешь вором.                                                                        

– Нет, это ты украла мой нож. Я просто собираюсь забрать то, что принадлежит мне.

– Ничего подобного, – уверенно поправила его Сьюзен. – Ты оставил нож, я его подобрала. Это не является кражей.

– Зачем ты вообще его взяла? – с любопытством спросил ПиттЧай, окинув комнату задумчивым взглядом.

– О, ты всего лишь пытался меня убить, и у меня не было никакой уверенности в том, что ты не попытаешься сделать это снова. Неужели не догадываешься, почему я так поступила?

ПиттЧай снова пожал плечами, на сей раз успешно удержавшись на подоконнике.

–  Мне всё равно. Я просто хочу назад мой нож.

Сьюзен подняла бровь.

– И ты утверждаешь, что придёшь убивать меня в другой раз?

Он просиял и настойчиво закивал.

– Да, перенесём на другой день, – подтвердил ПиттЧай.

Сьюзен недоверчиво сузила глаза, раздумывая над его ответом. Она действительно не хотела возвращать оружие этому ненормальному убийце – это только подстегнёт его на совершение какого-нибудь жуткого поступка. Однако если она избавится от ножа, то ей хотя бы не придется постоянно проверять, на месте ли эта чёртова вещь или нет. Не говоря уже о том, что, похоже, ПиттЧай был вполне серьёзен, когда говорил о возвращении в её квартиру с целью забрать свою собственность. И у девушки возникло предчувствие, что в таком случае для неё всё может закончиться далеко не лучшим образом.

– Ну ладно, – вздохнула Сьюзен. – Жди здесь.

Герцогиня вышла из спальни в гостиную, подошла к камину и взяла кочергу (и речи не было о том, чтобы отдать ему нож, не имея в руках никакого другого оружия), затем вернулась и медленно приблизилась к окну. В левой руке она держала нож острием вперёд, а в правой – кочергу. Сьюзен была готова в любой момент – если придётся – поднять её и избавиться от своего нежданного гостя, просто-напросто столкнув того с подоконника.

ПиттЧай резко выдернул нож из рук девушки, схватив лезвие большим и указательным пальцами. Он с легкостью поймал рукоятку оружия, и лунный свет отразился от его серебристой поверхности, отчего чёрный глаз молодого человека зловеще сверкнул. Сьюзен сделала пару шагов назад, чтобы оказаться на более-менее безопасном от ассасина расстоянии, в то время как тот перемахнул через подоконник и уселся на него, свесив ноги в комнату. Всё это ПиттЧай проделал, не отрывая взгляда от своего маленького ножа. Наёмный убийца вглядывался в него ещё несколько секунд, после чего радостно улыбнулся девушке.

– Спасибо, – искренне поблагодарил он её.

Сьюзен нерешительно кивнула в ответ.

– А теперь не мог бы ты уйти?

– Но Сьюзен, я же только что вошёл, – возразил он, вставая.

– Это не дружеский визит. И, в конце концов, уже далеко за полночь, ПитьЧай!

Того заметно передёрнуло.

Пит-Тчай. Мы уже говорили на эту тему.

Каждый звук слетал его губ, словно удар молнии. Сьюзен самодовольно усмехнулась.

– Разве? Ну что ж, ПитьЧай, если не хочешь снова через это пройти – УБИРАЙСЯ.

Не успела она и глазом моргнуть, как ПиттЧай оказался прямо перед ней, уставившись далеко не добрым взглядом, при этом их носы едва не соприкоснулись, а его небольшой нож находился в паре сантиметров от её щеки. Сьюзен даже не вздрогнула.

ПитьЧай, – бесстрашно повторила она.

Молодой человек продолжал всматриваться в глаза девушки ещё несколько секунд, после чего его взгляд опасно смягчился. Да, именно опасно.

– В другой раз, – сказал юноша мягко, слегка задев лезвием ножа горло Сьюзен. – Но я вернусь.

И он метнулся к окну стремительной чёрной тенью, в точности такой жекак в их первую встречу, и буквально спустя мгновение в комнате никого, кроме неё самой, не было. И всё же, что-то подсказывало Сьюзен, что она выиграла этот раунд, поэтому девушка легла спать с довольной улыбкой на губах.

Глава 3. Реванш

Раунд третий: ПиттЧай

– Идеально, – счастливо вздохнула Сьюзен и удовлетворённо кивнула, остановившись возле искомой скамейки после получасовой прогулки в парке.

Хотя нет, под словом «прогулка» в её случае подразумевалось не обычное гуляние на свежем воздухе, а целенаправленный поиск идеального места, где можно было присесть на лавочку и заняться наблюдением. Видите ли, Сьюзен недавно поняла, что спокойно слушать детские голоса, доносящиеся с игровой площадки, можно только с определённого расстояния. Оно должно быть довольно большим, чтобы её подопечные выглядели так, будто невинно во что-то играют, но в то же время достаточно маленьким, чтобы слышать их голоса и смех. Однако всё же не на столько маленьким, чтобы можно было с лёгкостью разобрать, о чём именно они там болтают (обычно речь идёт о вывалившихся кишках и взорвавшихся мозгах. Ах, вот, что значит быть ребёнком).

По этой причине Сьюзен пришлось некоторое время поэкспериментировать с расположением парковых скамеек, и вот, наконец, она нашла то, что называется «золотой серединой». Девушка опустилась на деревянную лавочку и начала наблюдать, как её новые воспитанники, Твайла и Гевейн, мило играют и смеются вместе с ровесниками. У детей были очень удивительные, невинно звучащие имена. Внучка Смерти усмехнулась – нет, её подопечные ни в малейшей степени не были невинными, но в то же время они оказались очень умными и любознательными детьми. Насколько Сьюзен могла судить, она с ними неплохо поладила. Ещё бы только убедить их мать перестать склоняться в почтительном реверансе при каждой встрече…

Однако это всего лишь  мелочи, немного неприятные, но неизбежные – издержки статуса герцогини. На данный момент у Сьюзен была нормальная работа в нормальной семье и с нормальными детьми, за которыми нужно присматривать. Всё это было началом новой, нормальной жизни. Девушка удовлетворённо вздохнула.

– Ты выглядишь страшно счастливой, – заметил кто-то.

Сьюзен застонала.

– Только не ты, пожалуйста! – раздраженно воскликнула она, даже не попытавшись обернуться, чтобы увидеть, как ПиттЧай наклонился к ней, ладонями опираясь о спинку лавочки. Девушка успела изучить наёмного убийцу достаточно хорошо, чтобы при встрече узнать его по уникальному голосу.

– Сколько тебе лет, Сьюзен? Это же не твои дети, не так ли?

Недавно утверждённая в должности гувернантки герцогиня расхлопнула книгу (да, такое возможно, когда речь идёт о внучке Смерти) и прочитала первую строчку.

– Это, чёрт побери, не твоё дело, – проворчала она.

– Не стоит реагировать так… враждебно, – радостно ответил молодой человек.

– Что ты здесь забыл, ПитьЧай? Снова собрался меня убить? – прорычала Сьюзен, в пятый раз перечитывая одно и то же предложение.

– Нет, я наткнулся на тебя случайно, – объяснил ПиттЧай весьма бодрым и веселым голосом. – Я просто проходил мимо, увидел тебя и решил, что стоит сказать «привет».

Сьюзен, закатив глаза, захлопнула книгу (ей уже начало надоедать снова и снова перечитывать фразу «Даррелл никогда не любил розы»), нервно поднялась со скамейки и тут же резко развернулась ему навстречу.

– Итак, ты поздоровался, – произнесла она опасно низким голосом. – А ТЕПЕРЬ УХОДИ!

– Нет, я этого ещё не сделал, – безапелляционно поправил её ПиттЧай, а затем ухмыльнулся. – Привет, Сьюзен!

– Я просто хочу провести обычный вечер, наблюдая за обычными детьми и делая другие обычные вещи! Неужели я так много прошу? Почему всегда появляешься либо ты, либо дедушка, либо Куот, либо Смерть Крыс, либо Альберт, либо КТО-ТО ЕЩЁ? Но отчего НИ ОДИН ИЗ ВАС никак НЕ МОЖЕТ, – она снова заговорила Голосом Смерти, – ОСТАВИТЬ МЕНЯ В ПОКОЕ?

– А что необычного в простом приветствии знакомой? – спросил ПиттЧай, в голосе которого сквозило искреннее любопытство.

– Нет, просто дело в том… ты практически… и ты… эм, мм, ох, если он… ТЫ ЖЕ ПЫТАЕШЬСЯ МЕНЯ УБИТЬ!

– И что с того?

– УРГХ! – герцогиня совершенно неграциозно плюхнулась обратно на скамейку, скрестила руки на груди и надулась «по-Сьюзеновски» (возникло такое чувство, что у неё сейчас пар пойдёт из ушей, но, слава богу, до этого так и не дошло. В любом случае, скажу я вам, зрелище довольно жуткое).

ПиттЧай с выражением сильного любопытства на лице присел рядом со Сьюзен на лавочку и стал наблюдать, как та с величайшим интересом что-то разглядывает вдалеке. Он подпёр запястьем подбородок, пытаясь дать название эмоциональному состоянию внучки Смерти, отличное от определения «чертовски занятно».

– Так они твои? – поинтересовался этот неугомонный ассасин.

– Ты просто не понимаешь намёки, не так ли? – резко спросила Сьюзен и повернулась, чтобы бросить на него гневный взгляд. – Или даже то, что говорят тебе прямым текстом.

ПиттЧай пожал плечами.

– Сегодня выходной. Ты интересная, а мне невероятно скучно.

– В выходной?..

Молодой человек понял, что Сьюзен очень любит такие утвердительно-вопросительные предложения.

– Мне нечем заняться, – объяснил ПиттЧай. – Гильдия не принимает заказы по выходным – таковы правила. Ну кому захочется погибнуть в праздник? – Он выглядел слегка задумчивым, однако, благодаря своему умению быстро отвлекаться от темы, резко перевёл разговор в другое русло. – Разве это не забавно, Сьюзен? Попытаться предать кого-то земле в праздник? А чем в свободное время занимаются некоторые антропоморфные персонификации?

Сьюзен проигнорировала его последний вопрос, пытаясь оставаться в теме.

– Почему бы тебе не провести этот день с семьей или друзьями?

ПиттЧай многозначительно посмотрел ей в глаза.

– А почему бы тебе не сделать то же самое? – вопросом на вопрос ответил он.

– Вот здесь ты меня подловил, – девушка, вздохнув, признала правоту своего собеседника.

ПиттЧай кивнул.

– Мы с тобой… отличаемся от других – ты и я. А раз мы не вписываемся в толпу, то зачем вообще пытаться? – улыбнулся он, довольный своим ходом мыслей.

– Я всё равно стараюсь изо всех сил, – проворчала Сьюзен.

ПиттЧай лишь пожал плечами.

– Но это не работает, – произнёс он, как ни в чём не бывало.

– Я отказываюсь это признавать, – вздохнула Сьюзен и открыла книгу в знак подтверждения своих слов.

«Даррелл никогда не любил розы…» – прочитала она.

– Я думаю, что твой – только один из способов, помогающих справиться с этой проблемой.

«Даррелл никогда не любил розы…»

Девушка с отвращением захлопнула роман.

– И как же у тебя это получается? – ворчливо спросила она.

– А, на самом деле, никак, – ответил ПиттЧай, и на его детском лице появилась поистине дьявольская ухмылка. – Я провожу большую часть своего времени, устраняя заказы.

Сьюзен подняла бровь.

– Вообще-то, «заказы» – тоже люди, – сухо напомнила она. Внучка Смерти даже не догадывалась, что «люди» и «насекомые» вызывали у этого сумасшедшего ассасина примерно одинаковые эмоции.

ПиттЧай пренебрежительно наклонил голову, до сих пор усмехаясь.

– На самом деле, для меня нет никакой разницы.

– Что ж, – произнесла Сьюзен, оглянувшись на детей и убедившись, что те не убивают друг друга (брат с сестрой этого не делали, что было довольно редким явлением), – теперь я начинаю понимать, почему ты скучаешь во время праздников.

– А давай снова сыграем, Сьюзен? – спросил ПиттЧай с нескрываемой надеждой. На данный момент он чем-то напоминал ей щеночка, который скребётся в дверь и выпрашивает лакомство. – В прошлый раз было так весело.

– Нет, спасибо, – фыркнула Сьюзен. – Я не хочу, чтобы ты снова попытался меня утопить.

ПиттЧай едва заметно нахмурился.

– Однако признай, что это было на худой конец… увлекательно.

Девушка отстранённо пролистала книгу, чтобы узнать, сколько же в ней страниц.

– Мне не было скучно, так пойдёт?

ПиттЧай пожал плечами.

– Думаю, да. – От нечего делать он огляделся. – Сегодня и правда очень яркий день.

– Мммм.

– Мне больше нравится темнота – она улучшает концентрацию, и я могу гораздо быстрее среагировать на появление опасности.

– Что? – спросив это, Сьюзен подняла голову и встретилась взглядом с ассасином в попытке убедиться, что правильно расслышала его слова.

– По ночам я не отвлекаюсь на то, что происходит вокруг, – объяснил он, не задумываясь. – Мне, конечно, нравится действовать при свете дня, но при плохой видимости я могу сфокусироваться только на том, что необходимо сделать. Да и чувства становятся немного острее.

– Давай завяжем тебе глаза и посмотрим, что из этого выйдет, – произнесла герцогиня, сухо рассмеявшись.

– Не думаю, что у меня найдётся какая-нибудь повязка, – задумчиво произнёс ПиттЧай, проверяя карманы. – А у тебя?

– Я же несерьёзно… – попыталась возразить Сьюзен.

– Ты можешь попытаться проткнуть меня кочергой, а я… – юноша слегка взбудоражился.

– ПитьЧай, – серьёзно произнесла девушка, надеясь удержать в узде его всё возрастающую… ПиттЧайность. – Я на самом деле…

– Но, Сьюзен, представь, как мы с тобой повеселимся!

И тут до неё дошло.

– Подожди-ка, ты хочешь сказать, что позволишь завязать себе глаза, в то время как у меня в руках будет кочерга?

ПиттЧай в ответ лишь кивнул.

– Твайла, Гевейн! – крикнула Сьюзен, привлекая внимание детей. – Родители собирались самостоятельно сводить вас в музей, верно?

ПиттЧай усмехнулся. Девушка сама не знала, во что ввязалась. Однако он, в свою очередь, тоже не имел об этом ни малейшего понятия.

– Жди здесь, ПитьЧай, – сказала герцогиня-гувернантка, улыбаясь и поправляя пальто. – Я схожу за кочергой. И за повязкой.

Ассасин откинулся на спинку скамейки и слегка склонил голову, ухмыльнувшись. Сьюзен, вернув ему ухмылку, кивнула в ответ. Они оба чувствовали огромную уверенность в себе.

– А нам плавда узе пала уходить, миш Шьюзен? – захныкала Твайла.

– Ты слишком сильно шепелявишь, Твайла, – ответила внучка Смерти. – Так тебе никого не удастся разжалобить, тем более меня.

– Так нам действительно уже пора уходить? – Гевейн повторил вопрос сестры.

– Да, пора, – сказала Сьюзен, быстро шагая по мостовой в сторону дома Гайтеров.

– Но мы же так весело играли, мисс Сьюзен!

– Ну что ж, – девушка распахнула входную дверь, вошла в дом и взяла кочергу*. Потом, немного подумав, она решила захватить запасную (никогда не стоит ослаблять внимание, когда в дело вовлечён ПиттЧай). Также Сьюзен не забыла отыскать небольшую тканевую повязку, – теперь моя очередь.

– А во что вы будете играть, мисс Сьюзен? – с любопытством поинтересовалась Твайла. После её слов воцарилась короткая пауза.

– В пинату, – сухо ответила девушка и быстрым шагом направилась в сторону парка.

– А конфеты вы получите? – с надеждой в голосе одновременно прокричали дети, стоя в дверном проёме.

– Всё зависит от того, что вы под этим подразумеваете, – ответила Сьюзен и слегка ускорилась. Вид херувима-из-ада, полностью покрытого синяками, для неё был гораздо слаще любого шоколада.

Девушка наконец-таки добралась до парка, который, кстати, находился неподалёку от её нового дома. Однако ПиттЧая нигде не было видно. Впрочем, этого следовало ожидать.

– Я знаю, что ты здесь, ПитьЧай, поэтому выходи из своего укрытия, где бы оно ни находилось! – угрюмо крикнула Сьюзен и крепче сжала обе кочерги, неосознанно ища в них поддержку.

– Пит-Тчай, – мягко прошептал он девушке на ухо. Та подпрыгнула от испуга, хотя очень старалась этого не сделать. Ну, по крайней мере, это скрыло дрожь. – Я тебя… напугал?

Сьюзен буквально услышала усмешку в его голосе.

– Нет.

– А я думаю, да.

– Думай что угодно.

– Я так и сделаю.

– Можно уже завязать твои глаза?

Сьюзен уже сейчас начала испытывать непреодолимое желание выбить из этого ассасина всю дурь.

Усмешка юноши превратилась в полноценную ухмылку. Он до сих пор так и не пошевелился.

– Хорошо, – мягкий, высокий голос ПиттЧая прозвучал вполне дружелюбно. Сьюзен почувствовала, что рука молодого человека коснулась её левой ладони в попытке отобрать кочергу. Хватка девушки стала ещё крепче.

– Только одна кочерга, Сьюзен, –  пояснил он. – У меня возникает такое чувство, что с двумя ты будешь такой же непобедимой, как сами боги.

– Испугался? – поддразнила его внучка Смерти невозмутимо-сухим голосом.

– Всего лишь немного волнуюсь. – Нет, ей не удалось вывести наёмного убийцу из себя. – Однако давай уже начнём нашу игру, хорошо?

Сьюзен сделала шаг в сторону скамейки, прислонила к ней обе кочерги и повернулась к до сих пор зловеще ухмыляющемуся ПиттЧаю. Девушка достала из внутреннего кармана своего длинного пальто чёрную ленточку и слегка мотнула головой.

– Будь добр, развернись.

ПиттЧай, явно давая понять, что делает одолжение, повернулся к ней спиной, и Сьюзен завязла повязку поверх его глаз. Идеальные золотые волосы юноши сбились в кучу там, где девушка затянула первый узелок. ПиттЧай не издал ни звука, когда она (совершенно случайно, конечно) завязала несколько попавших в узел прядей, резко дёрнув за концы ленточки. Сьюзен стала медленно отступать назад, не сводя взгляда с неподвижного, словно статуя, ассасина. Она завела руку за спину, схватила кочергу и ещё медленней стала обходить юношу.

– Нападай, когда будешь готова, Сьюзен. У нас же целый день впереди.

Он произнёс эту фразу без малейшего намёка на сарказм в голосе, поэтому девушка была не до конца уверена, ироничное ли это высказывание или нет. Тяжело судить.

Наконец, Сьюзен набралась решимости, замахнулась кочергой, как бейсбольной битой, и попыталась ударить своего оппонента по затылку. ПиттЧай мгновенно сделал шаг в сторону, развернулся и успел перехватить оружие девушки до того, как оно встретилось с его головой. Оглушительный шлепок, возникший при соприкосновении железа с плотью, заставил внучку Смерти вздрогнуть – частично от неожиданности, а частично оттого, что это прозвучало так… больно. А ПиттЧай лишь ухмыльнулся.

– Никто не говорил, что это будет настолько просто, Сьюзен, – произнёс молодой человек, когда девушка вырвала оружие из его руки. Она была уверена, что он намеренно позволил ей это сделать, добровольно разжав пальцы. – Попробуй снова.

На этот раз Сьюзен направила остриё кочерги юноше в лоб, но в самую последнюю секунду слегка отдёрнула назад, поближе к своему правому плечу. Ассасин протянул руку туда, где мгновение назад было оружие девушки, и поднял бровь, когда ему удалось поймать лишь воздух. Как раз в этот момент внучка Смерти попыталась ткнуть в наёмного убийцу кончиком кочерги. Ей удалось лишь слегка коснуться его плеча, но ПиттЧай сделал шаг в сторону и отделался порванным пальто. Он снова сумел схватить кочергу, но Сьюзен и в этот раз удалось высвободить её из железной хватки юноши. Молодой человек выглядел немного удивлённым, слегка впечатлённым, но, совершенно точно, он был весьма доволен собой.

Сьюзен слегка прикусила нижнюю губу, зашла наёмному убийце за спину и попыталась ударить того по темечку. ПиттЧай уклонился, развернулся и исчез из поля зрения, чёрной тенью метнувшись в сторону лавочки. Не успела Сьюзен опомниться, как вторая кочерга столкнулась с её, а на лице юноши появилась широкая и невероятно кривая дьявольская ухмылка. Девушка провела своим оружием по его, – раздался неприятный металлический срежет – смогла-таки высвободиться и снова попыталась ударить молодого человека по голове. А тот лишь поднял кочергу, чтобы блокировать удар (ох, хорошо, не стоило брать с собой запасную). Однако Сьюзен, вовремя сориентировавшись, отвела оружие на несколько сантиметров в сторону и, наконец, достала ПиттЧая, ударив того по руке. Юноша слегка скривился, и герцогиня подумала, что он, должно быть, закрыл глаза и стиснул зубы. Она снова замахнулась на ассасина, но тот отбросил свою кочергу в сторону, схватил её оружие и попытался выкрутить его из рук Сьюзен. Однако хватка девушки была подобна тискам самого Смерти (это всё гены, скажу я вам. Ой, погодите-ка, разве её мать не была удочерена…? А Смерть вообще может передать кому-то часть своих генов? Ох, никто не знает, как это сработало, но получилось же. Эм, если задуматься, а слово «сработало» в данном случае вообще уместно…?) и ПиттЧаю лишь удалось застать её врасплох и слегка дёрнуть на себя. Молодой человек нахмурился, схватил Сьюзен за запястье и другой рукой начал выкручивать кочергу до тех пор, пока запястье девушки не хрустнуло. Герцогиня вскрикнула, и её голос эхом разнёсся по зловеще пустой детской площадке.

ПиттЧай забрал оружие из покалеченной руки девушки, воткнул его в мягкую землю и снял чёрную повязку, закрывавшую глаза.

– Было очень весело, верно, Сьюзен? – ухмыльнувшись, спросил он.

Внучка Смерти прижимала к груди пострадавшую руку.

– УХОДИ.

– Думаю, нам стоит повторить это снова, в следующий выходной, – ответил ПиттЧай, криво улыбаясь.

Сьюзен повернулась, и он увидел, что её лицо больше напоминает лик самого Смерти.

– УХОДИ. СЕЙЧАС ЖЕ.

Даже у такой асоциальной (но в то же время, до невозможности вежливой) личности, как ПиттЧай, возникло предчувствие, что необходимо стратегически отступить с поля боя, причём максимально быстро. Прямо сейчас.

Несмотря на это бегство, в третьем раунде победа всё-таки досталась ассасину.

__________

* Согласно канону, кочерга, которую использует Сьюзен имеет заострённый конец, а не изогнутый, как её обычно изображают. Так что это скорее каминное копьё, а не кочерга. – прим. перев.

Глава 4. Шах 

Раунд четвёртый: Сьюзен

Она была занята. На самом деле, очень сильно занята. Ну кто бы мог предположить, что с детьми, которым даны такие невинно звучащие имена, придётся так много возиться? Не проходило и дня без того, чтобы Сьюзен не благословляла тот факт, что она не была матерью и, возможно, никогда ею не станет, а спустя приблизительно десять минут не проклинала его, когда Твайла и Гевейн совершали тот или иной милый поступок. Дети были такими непостоянными и преданными, обыденными и непредсказуемыми, настолько нелогичными и здравомыслящими, что девушка просто-напросто не могла определиться со своим мнением о них. Но одно Сьюзен могла сказать с уверенностью: у них было невероятное количество энергии. Огромное до невозможности. К счастью, из-за своего происхождения внучка Смерти привыкла ко всяким диким приключениям и другим ненормальным вещам, так что детские шалости и капризы на их фоне казались ей чем-то неимоверно простым. Поэтому со своими воспитанниками она справлялась довольно-таки легко.

Сегодня у Сьюзен был первый выходной за два месяца, и девушка собиралась провести его максимально продуктивно. Она сходит в парк, почитает, затем, скорее всего, посетит бар «Заупокой»… о, и обязательно купит немного шоколадных конфет. Мечтая о тающих-во-рту деликатесах с карамельной начинкой, Сьюзен направилась к двери, ведущей на улицу, как вдруг нечто привлекло её внимание. Девушка резко остановилась на полпути. Что-то было не так.

«Хммм…» – подумала она, оглядывая помещение. Никаких пищащих звуков, которые обычно издаёт Смерть Крыс. Никаких постукиваний клювом или криков «это же не глазные яблоки!», принадлежащих ворону Куоту. И никакого дедушки с косой в руке. Страшила в квартире тоже не притаился, поскольку Сьюзен не чувствовала холода, характерного для его присутствия. В таком случае, осталось только одно…

«ПитьЧай», – мрачно подумала девушка.

Но что же он натворил на сей раз? Зная характер этого юноши, можно было с твёрдой уверенностью сказать, что он не позволит себя просто-напросто проигнорировать и таким образом избавиться от его общества. Поэтому Сьюзен в первую очередь проверила все очевидные места, куда при желании можно спрятать тело, но потом она вспомнила, что ПиттЧай всё же асассин. Предавать людей земле – это же всего лишь работа, верно?

На самом деле, для него убийство являлось навязчивой идеей, но внучка Смерти этого не знала.

Сьюзен задумалась и в попытке выяснить, что и где было не так, сильно – практически до крови – прикусила губу. Девушка была уверена, что в комнате произошли какие-то изменения, вот только где именно?

А потом она увидела.

Конь на шахматной доске сделал ход.

Сьюзен подняла бровь: это было далеко не самое удачное начало партии. Она подошла к доске и окинула ее изучающим взглядом: все фигуры расставлены в начальную позицию, вот только белым конём сходили неправильно. Сьюзен покачала головой и переставила фигуру на одну клетку назад. Затем она взяла чёрную пешку и передвинула её на две клетки вперёд, после чего покинула квартиру, чтобы купить конфет.

Когда внучка Смерти вернулась домой и вновь вошла в комнату, она увидела, что белый конь вернулся на свою предыдущую позицию, а другая фигура сделала ход. И снова неправильный.

– ПитьЧай, если ты собрался жульничать, то делай это в конце игры, когда все махинации не настолько очевидны! – возмутилась Сьюзен в пустоту комнаты. Девушка села за шахматный стол, вернула фигуры на их правильные позиции и сделала следующий ход. Когда она потянулась за конфетами, то обнаружила, что кто-то уже успел взять одну. Сьюзен подняла коробку, внимательно осмотрела содержимое и, собственническим жестом прижав её к себе, съела несколько конфет… Она снова повернулась к доске и нахмурилась, увидев, что ПиттЧай вывел в игру белую королеву.

– Так рано?.. Странная стратегия, – задумчиво пробормотала девушка.

– Я всегда действую довольно-таки нетрадиционно, – раздался голос у неё за спиной.

Сьюзен прикусила губу, закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она все-таки умудрилась не подпрыгнуть от испуга, из-за чего была весьма довольна собой.

– Что ты здесь делаешь, ПитьЧай?

– У меня сегодня выходной. В прошлый раз мы неплохо повеселились, к тому же на данный момент тебе тоже нечем заняться, вот я и решил, что мы могли бы провести этот день вместе. Помня о том, как я повредил твоё запястье, могу с уверенностью сказать, что ты не захочешь заниматься чем-нибудь, что может повлечь за собой физические увечья. Например, из-за воспоминаний о том, как я тебя чуть не утопил, ты явно откажешься в ближайшее время подходить к фонтану. Поэтому я подумал, что какое-нибудь интеллектуальное занятие будет более чем подходящим.

Сьюзен повернулась к нему, укоризненно подняв бровь.

– ПитьЧай, у тебя с головой не в порядке. Причем, серьезно не в порядке, – произнеся эту фразу, она вспомнила недавние события и потерла запястье. Сейчас ей было гораздо лучше, но Сьюзен прекрасно помнила тот момент, когда хрустнуло ее запястье. Память тут же услужливо преподнесла девушке ощущение, которое возникло тогда в поврежденной руке – и оно, надо сказать, было далеко не из приятных.

– Пока ты не можешь сравнить меня ни с кем из своих знакомых и затрудняешься полностью предсказать мои последующие действия, я счастлив. – Он криво усмехнулся, сел напротив девушки и нахмурился, задумавшись над своим следующим ходом. Было довольно-таки странно наблюдать за тем, как выражение его лица менялось радикальнейшим образом буквально за считаные секунды.

– Ну, я могу попытаться сравнить тебя с Гевейном, но да, по большей части ты совершенно уникален, – кивнула Сьюзен, соглашаясь с ассасином.

Девушка разрывалась между двумя желаниями: одна её половина хотела наорать на ПиттЧая и вышвырнуть его вон, а другая – проткнуть кочергой. Но что бы она о нём не думала, какие бы отрицательные чувства не испытывала, Сьюзен поняла: было что-то ещё внутри неё, спрятанное очень глубоко – даже от самой себя. И это что-то радовалось компании наёмного убийцы.

Дело в том, что сегодняшний день был одним из тех, которые все проводят со своими семьями или друзьями. День, полный весёлых шуток и громкого смеха. Поскольку посещение владений Смерти выбивалось из «нормальной» картины мира Сьюзен, то ей и правда некуда было пойти, кроме, разве что, бара «Заупокой». И чем же таким интересным герцогиня сможет там заняться? Да, она начнёт хандрить в своём собственном стиле (это чем-то похоже на то, как она дуется на мир, вот только этот процесс включает в себя гораздо больше недовольных взглядов, враждебности с едва заметным налётом скуки и огромное количество выпивки) и однозначно будет чувствовать себя… одинокой.

Какую бы неприязнь (и в какой-то мере страх) Сьюзен ни испытывала к ПиттЧаю, тот кое-в-чём оказался прав.

Во-первых, она и правда находила его достаточно интригующим.

Во-вторых, им обоим было нечем заняться.

В-третьих, как бы её не раздражал сам факт повреждения запястья, в прошлый выходной и правда было в какой-то мере весело. Однако ему в этом она никогда не признается.

И, насколько Сьюзен могла судить, ПиттЧай не догадывался о том, что ей действительно было немного одиноко, а его компания всё же лучше, чем вообще никакой. Ассасин же просто-напросто заскучал и хотел хоть чем-нибудь себя занять. В деле развлечений Сьюзен ещё ни разу не показала плохих результатов, тогда почему бы не остановить свой выбор на ней?

– ПитьЧай, пешка может пройти два поля за раз только единожды за игру: в свой первый ход, – холодно произнесла внучка Смерти. ПиттЧай в ответ поднял бровь.

– Я не пытаюсь нарушать правила, – ответил он расстроенно. – Я просто не понимаю. Почему мы не можем двигать фигуры так, как сами того пожелаем?

– Из всех людей уж ты-то должен знать ответ, – сказала Сьюзен. – Без правил не будет вызова. Если бы я делала то, что захочу, то своим последующим ходом поставила бы тебе мат.

– А может, мы отменим правила и посмотрим, что произойдёт? – с любопытством спросил её противник.

– Нет.

– Пожалуйста?

– Нет.

– Ну пожалуйста?

– Хочешь, чтобы я достала кочергу?

– О, это было бы весело! – голос ПиттЧая зазвучал предвкушающе.

«Ох, ну стоило догадаться», – отстранённо подумала внучка Смерти.

– Нет.

Сьюзен сделала следующий ход.

– Я никогда не блистал в шахматах, – негромко пробормотал ПиттЧай, после чего взял чёрного коня своим ферзём.

– А почему не пешкой? – удивилась Сьюзен.

– Королева сильнее.

– Согласна, но сейчас я могу взять твоего ферзя своим конём.

– Хммм. Но твой конь у меня.

– Нет, моим вторым конём, ПитьЧай.

– Я знаю. Но тот, которого «съела» моя королева, – у меня в руках.

– И всё же, сейчас ты потеряешь ферзя и останешься с пешкой.

– Если я доведу всех своих пешек до конца доски, то у меня будет целая армия королев. Получается, что у пешек больший… потенциал.

– И как же ты собираешься их до туда довести?

– Я же не могу планировать наперёд, верно? Ситуация постоянно изменяется: ты же двигаешь свои фигуры.

– У тебя что, даже примерной схемы действий нет? – в замешательстве воскликнула Сьюзен.

– Можно ли составить план по пересечению заставленной комнаты, если все находящиеся в ней предметы, которые могут помешать движению, непрерывно перемещаются? С каждым из них придётся разбираться постепенно, при каждом последующем шаге.

У Сьюзен от всего этого уже начала побаливать голова. Мыслительный процесс её противника работал как-то не так.

– Ты планируешь исходя из того, что знаешь о своём оппоненте, и предугадывая, что он сделает в следующий момент.

– Да, но индивидуальность на самом деле оказывает небольшое влияние на тактику игры. Возможно, если бы мы с тобой уже сыграли несколько партий, то я бы мог думать наперёд. А сейчас я просто разведываю обстановку, – объяснил ПиттЧай.

– Ты невыносим! – раздражённо воскликнула Сьюзен.

– Зато непобедим! – ликующе возразил ПиттЧай, подавшись вперёд с нервной ухмылкой на лице.

Девушка же посмотрела на доску.

– По всей видимости, ты ошибаешься, – медленно произнесла Сьюзен, в голосе которой явно слышались нотки самодовольства. – Шах и мат.

ПиттЧай удивлённо уставился на доску. Выражение его лица при этом было просто бесподобным.

– Почему ты использовала обычную пешку, чтобы поставить мат моему королю? – спросил он, сосредоточенно буравя жутким взглядом ни в чём не повинные фигуры.

– Что? – моргнула Сьюзен.

– Она же слабая.

– Что?

Итак, в четвёртом раунде победа досталась Сьюзен. Даже несмотря на то, что ПиттЧай в итоге совершенно и бесповоротно её запутал.

Глава 5. Посиделки в баре

Раунд пятый: ПиттЧай

Наступила глубокая, тёмная и довольно-таки прохладная ночь. Если бы в невероятно огромном, но всё же перенаселённом Анк-Морпорке росла, по меньшей мере, парочка деревьев, то их листва сейчас могла окраситься в различные оттенки красного, оранжевого, жёлтого и коричневого. Однако деревьев не было, но, поскольку ПиттЧай родился и прожил всю свою жизнь в этом городе, то он даже и не заметил такую вещь, как отсутствие осеннего листопада. Молодой человек наслаждался прохладным воздухом, угольно-чёрным ночным небом, тихим жужжанием человеческих голосов и видом фигур, туда-сюда снующих по едва освещённым улочкам.

– На твоём месте я не стал бы этого делать, – сказал он, даже не потрудившись бросить взгляд на человека, засунувшего руку в карман его пальто.

– Чт… – удивился пойманный с поличным мужчина.

– Я не очень-то люблю воров, – задумчиво произнёс ПиттЧай. – Ты же вор?

– Ну…

– По крайней мере, ты ведёшь себя как один из них.

– Эм…

– В любом случае, у меня совершенно нечего красть. По крайней мере, я не ношу с собой того, что ты бы посчитал стоящим кражи, – ПиттЧай покачал головой. – Вы, воры, такие мелочные. Всё, что вас интересует – это золото. В то же время, подобная система ценностей присуща и большинству наёмных убийц. Но у нас, согласно требованиям профессии, есть хотя бы изящность и соответствующее образование.

– Так ты наёмный убийца? – придушенным голосом пискнул карманник.

– О, я бы с радостью одолжил тебе мой нож.

– Я, наверное, обойдусь. – Мужчина начал медленно пятиться назад в попытке скрыться от ассасина.

– Ну почему же? Всё, что мне нужно взамен – это твоя жизнь.

– О, нет-нет, я преспокойно проживу и так! Я имею в виду, без ножа, а не без…

Лицо ПиттЧая перекосила недовольная усмешка, и он наконец повернулся к собеседнику. Свет Луны явно очень любил сумасшедшего ассасина, и частенько освещал его фигуру так, что от её вида мгновенно бросало в дрожь. Исключения не было и сейчас, когда молодой человек поднял свой тускло блестящий в темноте нож.

– Это очень острый нож. К тому же, весьма полезный.

– Угм, – карманник уже видел высокую тень за спиной ПиттЧая – чёрную фигуру с косой. Вот теперь ему стало совсем не по себе.

– НЕ БЕСПОКОЙСЯ, – ободряюще произнёс Смерть, – ОН УБИВАЕТ ОЧЕНЬ БЫСТРО. ЕСЛИ НЕ ОТРЕЗАЕТ ГОЛОВУ. ИЛИ ДУШИТ. ИЛИ ПРИБИВАЕТ ТЕЛО К ПОТОЛКУ. НО ЗДЕСЬ НЕТ НИКАКИХ ПОТОЛКОВ, ТАК ЧТО Я НА ТВОЁМ МЕСТЕ НЕ СТАЛ БЫ ТАК УЖ СИЛЬНО БОЯТЬСЯ.

Вор лишь обречённо сглотнул в ответ.

В море тьмы за спиной карманника вдруг появилась белая полоска: она скользила в толпе на другой стороне улицы и моментально привлекла внимание ПиттЧая. Он наклонил голову, убрал нож и совершенно забыл про свою жертву, из-за чего Смерть тут же исчез. Вор воспользовался представившимся случаем и поспешно скрылся в тени, пока наёмный убийца не передумал – но, в конце концов, зачем тому обращать внимание на какую-то обыкновенную пешку, когда сама королева объявилась в такой непосредственной близости.

Молодой человек моментально направился к Сьюзен, используя все свои выдающиеся способности, чтобы стремительно следовать за ней и при этом не натыкаться на снующих тут и там прохожих. Он не видел герцогиню целых две недели с тех пор, как она нанесла ему сокрушительное поражение. По-видимому, шахматы – явно не его конёк.

ПиттЧай не мог с точностью сказать, куда именно она идёт, поскольку редко появлялся в этой части города. Он крался за ней словно тень – да, расстояние между ними иногда менялось, но он всё равно умудрялся не упускать Сьюзен из виду. А она, по всей видимости, его так и не заметила.

Наконец девушка приблизилась к довольно-таки запущенно выглядящему бару и без колебаний вошла внутрь. ПиттЧай успел поймать дверь заведения до того, как та закрылась, и заглянул в помещение, снедаемый любопытством. Увиденное заставило его удивлённо поднять брови: он никогда в жизни не видел столько оборотней, зомби, вампиров и других не-совсем-людей, собравшихся в одном месте. Сьюзен идеально вписывалась в такую необычную компанию. ПиттЧай слегка наклонил голову, изучая обстановку задумчивым взглядом. Вполне возможно, он тоже не будет чувствовать себя здесь чужим.

«"Заупокой", – сделал он мысленную пометку. – Стоит запомнить это место».

Сьюзен присела за барную стойку и заказала выпивку, используя Голос. Глядя на её напряжённую спину, ПиттЧай сделал вывод: девушка явно была очень сильно чем-то раздражена. Его предположение полностью подтвердилось, когда на просьбу бармена не использовать подобный тон (Голос) в его заведении она ответила Взглядом Смерти, как про себя назвал это ассасин. Что именно так вывело Сьюзен из равновесия, молодой человек не знал. Но определённо собирался выяснить – какой бы рискованной эта затея в итоге ни оказалась. Он просто-напросто не испытывал страха – даже в очень, очень опасных ситуациях.

– Привет, Сьюзен! – радостно воскликнул ПиттЧай, присаживаясь рядом с ней. Девушка что-то неразборчиво проворчала в ответ. – Ты выглядишь невероятно весёлой, – он попытался добавить в свою речь немного сарказма, но это было одно из умений, которое никогда ему не удавалось. Молодой человек никак не мог понять, как вообще можно говорить одно, а иметь в виду нечто совершенно противоположное. Несмотря на все попытки, он так и не смог развить в себе этот навык, что слегка его раздражало. Но не суть.

Сьюзен подняла бровь, окинув собеседника недовольным взглядом.

– Разве выгляжу?

– Нет, совсем нет, – объяснил ПиттЧай. – Я просто пытался сделать саркастичное замечание.

– У тебя не очень хорошо получилось, – холодно заметила внучка Смерти.

– Я тоже об этом подумал. Но если я не буду практиковаться, то никогда не научусь.

Сьюзен задумчивым взглядом обвела бар.

– Что ты вообще здесь забыл? По тебе не скажешь, что ты из тех, кто любит выпить.

Молодой человек сморщил нос:

– Я и не пью. Выпившие люди ведут себя очень… недостойно. Я просто следовал за тобой.

– Зачем?

Молодой человек пожал плечами:

– Почему бы и нет? Но в самом деле, Сьюзен. Ты сейчас выглядишь, как очень грустная девушка.

– Я не девушка, – прорычала она, после чего опрокинула в себя ещё одну рюмку той непонятной жидкости, которую пила, и жестом попросила повторить, – я – выродок.

Причина её расстройства слегка сбила ПиттЧая с толку.

– Сьюзен, вообще-то, я довольно-таки привык к слову «выродок»…

– Почему? – удивилась девушка.

– Ну, для начала, я, несомненно, им являюсь, – весело ответил ассасин, и его губы растянулись в широкой и яркой улыбке. Сколько раз это слово использовали по отношению к нему в детстве – ну, даже он сам потерял счёт. – Так что быть «выродком» не настолько уж и плохо, верно?

Сьюзен от подобного заявления легче не стало.

– Зачем ты вообще мне говоришь всё… – она хотела закончить предложение словом «это», однако ПиттЧай вдруг снова заговорил:

– Кроме того, кем бы ты ни была, ты – моя фаворитка. Возможно, ты мне нравишься сильнее, чем мой нож.

Девушка поперхнулась выпивкой.

Что? – выдохнула она. Сравнение человек/нож звучало как минимум странно.

– Я сказал «возможно», – повторил ПиттЧай. – Я имею в виду, что выродок или нет, ты всё равно остаёшься единственным человеком в моей жизни, которого я передумал убивать. Этот факт что-нибудь да значит.

Что ж, с этим Сьюзен не могла не согласиться. Вдруг, мысленно вернувшись к его словам, сказанным пару секунд назад, девушка недоверчиво посмотрела на собеседника:

– Погоди-ка, ты что, пытаешься меня приободрить?

ПиттЧай в ответ лишь пожал плечами.

– Не знаю. Наверное. Я не очень-то хорошо знаком со всеми этими «дружескими» вещами. Если честно, то у меня практически нет друзей, но что-то мне подсказывает, что ты – одна из них.

Сьюзен рассмеялась:

– Ты убил бы меня без размышлений…

– Ошибаешься, я бы как минимум трижды подумал, стоит ли убивать тебя, Сьюзен, –  произнёс он серьёзно.

– … а я предам тебя, не успеешь ты и глазом моргнуть.

– Но мы можем разговаривать о чём угодно!

Девушка фыркнула.

– Так мы не друзья? – его голос звучал немного печально и очень жалобно.

– На самом деле, я не знаю, какие у нас отношения. Думаю, мы нечто среднее между смертельными врагами и друзьями, – вздохнула Сьюзен, щеки которой слегка покраснели. Она заказала ещё одну порцию выпивки.

– Вра-зья? – предположил ПиттЧай, нахмурив лоб.

Сьюзен хихикнула, после чего решительно закивала:

– Да, вра-зья!

– Для меня это звучит слишком странно. Давай я буду считать тебя другом, а ты меня – врагом, и покончим на этом?

– Договорились!

– Сьюзен, ты в порядке? Ты выглядишь немного… – он пересчитал количество пустых бокалов, стоящих возле неё. Это всё объяснило. – Почему ты вообще сюда пришла?

– Долгая история, мало… или маленькая история, долго… что-то случилось когда-то и напомнило мне, что я каким-то образом немного что-то ещё с чем-то.

Молодой человек моргнул, а затем воздохнул:

– Вот, почему я не пью.

– Хороший мальчик, – произнесла Сьюзен.

Что? – ПиттЧай резко поднял голову и удивлённо уставился на девушку. Он никогда в жизни не был настолько основательно, полностью и абсолютно сбит с толку. Герцогиня хихикнула, встала и внезапно воскликнула: – ВЫ ВСЕ ПРОСТО КУЧКА ПЬЯНИЦ-НЕУДАЧНИКОВ! – Голосом, после чего упала без сознания на скрипучий деревянный пол. Пара посетителей вскрикнула, на несколько секунд установилась абсолютная тишина, а потом болтовня продолжилась, будто ничего и не произошло.

– Никакого Голоса в моём баре! – возмущённо воскликнул бармен.

ПиттЧай перегнулся через стойку и угрожающе на него посмотрел.

– Довожу до вашего сведения, что у Сьюзен сегодня выдался очень непростой день, – холодно произнёс он, выглядя при этом очень устрашающе.

– Как думаете, она сможет воздержаться хотя бы от использования своих способностей? – спросил бармен, скрестив руки на груди. Он каждый день имел дело со столькими жуткими и наводящими страх созданиями, что вид ПиттЧая не заставил его даже вздрогнуть.

Они одновременно посмотрели сначала на спокойную и неподвижную Сьюзен, а затем друг на друга.

– Думаю, она будет вести себя очень тихо.

– Хм. Просто передайте, что ей запрещено использовать здесь свой Голос.

– Я передам.

ПиттЧай развернулся на каблуках, поднял с пола внучку Смерти и, мурлыча что-то себе под нос, направился в сторону дома Гайтеров. Комната Сьюзен находилась на втором этаже. Молодой человек ухмыльнулся: о да, это будет не так-то просто сделать.

Некоторое время спустя девушка моргнула и попыталась осознать, где находится. Она на своей кровати, у неё жутко болит голова, а ПиттЧай с любопытством листает одну из её книг. Память тут же милостиво подсунула Сьюзен последние минуты её бодрствования, и девушка не смогла сдержать стона.

– Как я попала сюда?

– Я принёс тебя, – объяснил ассасин, продолжающий с недовольным видом просматривать содержимое книги.

Сьюзен села на кровати и нахмурилась:

– Что ты читаешь?

– О, нет, я просто смотрю, – объяснил он, захлопывая книгу и откладывая её в сторону, после чего подарил Сьюзен кривую ухмылку. Девушка растерянно моргнула.

– Я что, уснула, или… о, нет, – снова простонала она, прикрывая глаза ладонью. – Мне наверняка больше никогда не позволят зайти в «Заупокой».

– О нет, конечно же, позволят, – ПиттЧай снова ухмыльнулся. Выглядело это довольно-таки зловеще. – Владелец лишь просил передать, что тебе запрещено использовать там свой Голос.

Сьюзен сузила глаза:

– У него же до сих пор целы все пальцы на руках и ногах, или я ошибаюсь?

– Не думаю, что он настолько сумасшедший.

Девушка подняла бровь, но решила не ввязываться в дальнейшую дискуссию.

– Сколько времени?

– Примерно после полудня.

– Когда я последний раз смотрела на часы, была полночь.

– Ну да, она же после полудня.

Сьюзен не смогла найти слов для ответа. Глядя на её удивлённое лицо, ПиттЧай ухмыльнулся. Снова.

– Ты слишком часто это делаешь, – заметила она.

– Ты хочешь, чтобы я прекратил?

– А ты послушаешься, если я попрошу?

– Нет.

– Я так и думала.

Он ухм… (ох, даже мне начинает надоедать это слово, прости, читатель)

Внезапно ПиттЧай встал, посмотрел по сторонам, а затем – на Сьюзен:

– Думаю, мне уже пора идти.

Она кивнула в ответ и встала с кровати, когда молодой человек направился к окну. Как только он перекинул ногу через раму, Сьюзен сделала глубокий вдох, приняв решение:

– Спасибо.

ПиттЧай оглянулся, озадаченно наклонив голову.

– Спасибо, что принёс меня домой. И за то, что пытался приободрить.

Ассасин в ответ послал ей свою жутковатую усмешку и в мгновение ока скрылся во тьме ночи.

Сьюзен нахмурилась и медленно присела обратно на кровать. У неё гудела голова, а во всём теле ощущалась невероятная усталость. В этот раз они не устраивали соревнование, но всё же у девушки сложилось впечатление, что ПиттЧай победил. Как странно.

Глава 6. Зачем входить через дверь, когда есть окно?

Перемирие. Часть первая

Что ж, по крайней мере, ей больше не было одиноко. Во всяком случае, не настолько сильно. Сьюзен начала завоёвывать расположение лорда Арбитайра, который по ночам в качестве хобби мастерил обувь. Он был одним из лучших сапожников в Анк-Морпорке, и герцогиня частенько заглядывала к нему вместе со своими детьми (эм, со своими подопечными; детьми, за которыми она присматривала; они на самом деле не её (постоянно приходилось напоминать себе об этом)), чтобы измерить их ноги и сшить новые ботинки. Поразительно, насколько быстро у маленьких мальчиков и девочек растут стопы – складывается ощущение, что они беспрестанно увеличиваются. А зачастую случается так, что детская обувь приходит в негодность даже раньше, чем из неё вырастут: то подошва лопнет, то мыски обдерутся.

В общем, Сьюзен удалось подружиться с лордом-(по секрету)сапожником, дети своим поведением в какой-то мере напоминали миниатюрные копии Локи (стоит отметить, очень милые миниатюрные копии), и ПиттЧай был повсюду. Залезал через окна, проходил мимо в парке… Чаще всего он просто останавливался на несколько минут, чтобы высказать какой-нибудь новый или редкий аспект своего мировоззрения или же поинтересоваться, почему кто-то поступил именно так, а не иначе. И Сьюзен пыталась объяснить, насколько сильно он неправ или почему вышеупомянутый человек сделал то-то и то-то. А также она частенько фыркала и бросала гневные взгляды на надоедающего ПиттЧая, крутящегося рядом, но в глубине души всё же наслаждалась его обществом: у неё было не так-то много друзей (и ещё меньше вра-зей). Они провели вместе ещё парочку выходных, и, по правде говоря, не так-то просто найти на свете двух других людей, которые отдыхают настолько… скажем так, «опасно». Но каждому своё.

 – Привет, Сьюзен!

«Помяни чёрта…», – подумала девушка (и не важно, что у этого чёрта лицо херувима).

Она прекратила мыть посуду, подняла голову и посмотрела в маленькое окошко над раковиной. Кухонное помещение располагалось на первом этаже и было длинным и довольно узким; к среднему окну прислонился ПиттЧай с характерной ухмылкой на лице. Всё такой же жутковатый, сумасшедший, очаровательный и инфантильный, как и обычно. Сьюзен пыталась решить, как ему ответить: улыбнуться, бросить недовольный взгляд или же сказать что-нибудь язвительное. В итоге, придя в согласие сама с собой, она подняла бровь.

– Здравствуй, ПитьЧай. – Не похоже, что он собирался что-то сказать. – Как дела? – немного помолчав, выдала она.

– Вполне сносно. – Вдруг молодой человек просиял: – Знаешь, сегодня ночью мне нужно будет выполнить одну услугу. Придётся приложить много усилий, чтобы преуспеть.

Сьюзен вздрогнула. Она старалась как можно реже вспоминать тот факт, что ПиттЧай – наёмный убийца, но это было довольно-таки непросто сделать, поскольку он упоминал об этом в каждом третьем предложении. В то же время работа нужна всем (за исключением аристократов, конечно. Но иногда, как продемонстрировали Сьюзен и сапожник, ради сохранения ясного ума даже они не чураются труда), и заказ поручат выполнить какому-нибудь другому ассасину, если этот откажется за него браться. По крайней мере, ПиттЧай наверняка сделает своё дело так, что об этом случае ещё не скоро позабудет общественность (девушка даже не догадывалась, насколько она права). Кстати, на свете существуют и более неприятные профессии. Например, обыкновенные бандиты, душители или (она поёжилась) герои. Кроме того, у наёмных убийц весьма строгие правила поведения. Они обязаны оказывать свои услуги чисто, всегда быть предельно вежливыми, действовать быстро и не убивать тех, кто случайно может им помешать.

– Неужели? – сумела выдавить Сьюзен, продолжая мыть посуду. ПиттЧай настолько глубоко погрузился в мысли о предстоящей работе, что, казалось, совершенно не заметил промелькнувшую в её голосе натянутость.

– Когда-то он сам был наёмным убийцей, поэтому знаком со всеми нашими традиционными приёмами и уловками, – молодой человек едва ли не светился от предвкушения, – вот почему это дело поручили мне. Я крайне редко действую традиционным образом.

Среди всех когда-либо существовавших членов гильдии Ассасинов никто, кроме ПиттЧая, никогда не смел столь нагло и откровенно игнорировать строгие правила этой организации. В то же время он был настолько хорош, что его просто-напросто невозможно было устранить. К счастью, Сьюзен ничего об этом не знала, иначе она проткнула бы его кочергой задолго до Страшдества*.

– Кто он?

ПиттЧай нахмурился (но не на неё) и взволнованно опустил взгляд.

– Боюсь, не могу ответить – не имею права. Но ты, несомненно, как-нибудь услышишь об этом событии. – Он на некоторое время замолчал. – Сьюзен?

– М-м-м? – отстранённо ответила Сьюзен, начавшая насухо вытирать чистые тарелки.

– У меня будет выходной в Ночь Всех Пустых…

– Ночь, в которую все ведьмы и колдуны не покидают своих постелей? – с любопытством спросила девушка, взглянув на ПиттЧая.

– Да. Я просто пытался придумать, чем можно заняться. Мы можем сыграть в шахматы или ещё что-нибудь подобное.

Сьюзен фыркнула:

– Ты ещё когда-нибудь в своей жизни захочешь сыграть в шахматы?

Они не раз садились за эту игру, и для него всё всегда заканчивалось разгромным поражением, в то время как Сьюзен находила ситуацию в высшей степени занимательной. ПиттЧай мрачно посмотрел в никуда. Сегодня у никуда был явно не лучший день, Никуда было в этом твёрдо уверено.

– Если не продолжу стараться, – голос молодого человека звучал твердо, мрачно и немножко гневно: было ясно, что он не собирается менять свою точку зрения, – я никогда не научусь.

– Тоже верно, полагаю. Есть предложение, – сказала Сьюзен, привлекая к себе его внимание. – Я нашла одну интересную книгу в библиотеке и попросила пока никому не отдавать. Если ты её принесёшь, то можно будет днём заняться чем-нибудь интересным. А вечер у меня несвободен: нужно прийти кое-куда в семь тридцать.

– Куда? – поинтересовался он.

Сьюзен раздражённо поморщилась.

– Помнишь Лорда, которого ты отравил?

ПиттЧай кивнул. За всю свою карьеру он предал земле при помощи яда лишь одного человека. А скольких  убил? С тем же успехом можно попросить краба подсчитать точное количество песчинок на пляже.

– Этот Лорд имел привычку устраивать в год три-четыре бала, посещение которых стало обязательной традицией для всех благородных семейств города. Мое отсутствие будет равносильно брошенной в лицо перчатке.

– Хочешь сказать, что если не придёшь, то тебе придётся драться с ним на дуэли? – В голосе ПиттЧая явно слышалось лёгкое недоумение.

– Нет, определённо нет, потому что я девушка. Но я бы нанесла ему весьма серьёзное оскорбление.

– Но если дело доходит до драки, то твоё искусство фехтования не уступает мужскому. – Теперь он, без сомнений, далеко не «слегка» недоумевал.

– Разве ты не знаешь? – удивилась Сьюзен. – Мальчишки всегда боятся девчонок. Иначе зачем бы им создавать так много ограничений и пытаться превратить нас в послушных домохозяек?

ПиттЧай наклонил голову и с некоторым благоговением произнёс:

– Никогда не думал об этом в таком ключе…

– Ты даже сам не осознаёшь, что поступаешь точно так же, – заверила его Сьюзен.

Молодой человек с безразличным видом пожал плечами.

– Но зачем тебе туда идти, если Лорд давно мёртв?

Ассасин ожидал краткого прилива гордости, который наступал, когда он вспоминал об успешно выполненной услуге, и очень разочаровался, ничего подобного не почувствовав. Да, теперь ПиттЧай был твёрдо уверен: он больше никогда в жизни никого не отравит (по крайней мере, пока у него при себе есть для-всего-пригодный-маленький-нож. Или кочерга. Или верёвка. Или руки. Или иглы. Или, на худой конец, хоть что-нибудь, что можно использовать в качестве оружия).

– Единственная действительно позитивная мысль, промелькнувшая у меня в тот чёртов вечер: «это больше никогда снова не повторится», – вздохнула Сьюзен. – Но послушай вот это. – Она осмотрелась. – Жди здесь.

Девушка поднялась на второй этаж и зашла в свою комнату, чтобы взять приглашение, после чего вернулась на кухню. Её собеседник к тому времени уже успел проникнуть внутрь через окно и устраивался поудобнее, держа в руках чашку горячего шоколада, который каким-то образом успел приготовить всего за минуту. Он даже и для неё сделал.

Как она успела заметить, ПиттЧай был без ума от этого напитка и, независимо от времени года, погоды или времени суток, готовил его идеально и довольно-таки часто.

Дорогие друзья, – прочитала вслух Сьюзен. – Видишь, это письмо с первых же слов вызывает у меня отторжение. Складывается ощущение, что на самом деле она не знает хорошо ни одного из приглашённых, – отметила девушка, причём последние слова она произнесла изрядно угнетённым голосом. ПиттЧай кивнул, и Сьюзен продолжила: – … я хотела бы поблагодарить всех вас за то, что в течение многих лет вы постоянно посещали наши ежегодные балы. Это очень много значило для меня и моего мужа. Как будто у нас был выбор. Сейчас, когда он отошёл в мир иной – пусть земля ему будет пухом – чтобы  почтить его память, я решила не прерывать эту традицию. Не думаю, что он и правда способен волноваться о том, устраиваются ли приёмы или нет, верно? – В голосе Сьюзен появилось ещё больше безнадёжности.

– Полагаю, нет, – пожал плечами ПиттЧай.

– Ты дальше слушай, – казалось, что следующие строчки причиняют ей реальную боль, – там ещё хуже. В Ночь Всех Пустых, в семь тридцать в моём поместье будет устроен ежегодный бал-маскарад. Пожалуйста, приходите в костюме и с равным вам по статусу партнёром (жирным выделены интонации Сьюзен, а не автора письма). Видишь? – воскликнула девушка. – Видишь?!

– Это звучит не настолько ужасно, Сьюзен.

– Благодаря подобным мыслям ты и попадаешься, – мрачно кивнула герцогиня. – Поначалу всё выглядит вполне себе неплохо. А потом начинается. Нейтральные темы для разговоров быстро иссякают. Поэтому люди от безделья начинают давать тебе глупые советы, что пора бы уже выйти замуж и нарожать кучу детей, обсуждают погоду и то, как я отличаюсь от всех; и в то же время всем скучно, и они разговаривают и разговаривают, прекрасно понимая, что несут полнейшую чушь, но всё равно продолжают делать это, так как больше нет никаких интересных занятий. – Сьюзен сделала глубокий вдох. – А я ведь ещё до танцев не добралась. Даже не вздумай спрашивать меня об этом!

– А что не так с танцами? – ПиттЧай поставил локоть на стол и опёрся подбородком о кулак, с величайшим интересом разглядывая Сьюзен и потягивая горячий шоколад. Он очень сильно хотел услышать её ответ.

– Все пытаются двигаться грациозно, но это бесполезно: мы все без исключения в той или иной мере неуклюжие. И вокруг так много ярких цветов, от которых у меня начинает болеть голова; и мы кружимся и кружимся в танце, я чувствую себя ужасно; а мужчины на самом деле верят, что я им не откажу; и я краснею, смущаюсь, а музыка слишком громкая и слишком дикая… – Сьюзен заставила себя прекратить ныть. В попытке успокоиться она глубоко вздохнула, сделала большой глоток чуть остывшего горячего шоколада (на самом деле желая, чтобы в кружке было что-нибудь покрепче, но когда вспомнила, чем всё закончилось в прошлый раз, то резко передумала) и вернулась к протиранию посуды. Сьюзен удивилась, насколько это всё-таки приятно: иметь рядом того, кому можно смело выговориться о наболевшем. Она уже пару раз делилась с ним своими переживаниями, но возникающее при этом чувство всё ещё было для неё странным, непривычным и новым. Девушка решила, что оно ей даже нравится.

Наконец успокоившись, она решила прервать молчание и снова заговорила своим обычным, невозмутимо-суховатым голосом:

– Я просто не люблю танцы.

ПиттЧай испытывал практически непреодолимое желание рассмеяться, но сумел-таки сдержаться по двум причинам. Во-первых, он прекрасно осознавал, что его смех оказывает на людей достаточно… нервирующее действие, что уместно лишь тогда, когда собираешься предать человека земле, но прямо сейчас ассасин не хотел, чтобы Сьюзен чувствовала себя неуютно. Во-вторых, ПиттЧай подозревал, что если он всё же засмеётся именно сейчас, над именно этой ситуацией, то не пройдёт и мгновения, как ему в живот вонзится кочерга. Вместо этого он, разумеется, предпочёл бы прожить ещё несколько десятилетий (или – в лучшем случае – вечность, но этот план был всё ещё в разработке – удалось даже наладить контакт с внучкой Смерти (нет, не специально, конечно, но подобное знакомство в любом случае лишним не будет, верно?)). Временами Сьюзен могла быть достаточно милой, как, например, в настоящий момент. Однако ПиттЧай был не настолько глуп, чтобы произнести это вслух.

Вместо этого молодой человек многозначительно кивнул.

– Может быть, мне стоит составить тебе компанию? – ухмыльнулся он, очень надеясь, что Сьюзен не сможет догадаться, чем именно вызвана эта усмешка: её предыдущей речью или же его текущим предложением. – Гарантирую, что со мной-то уж точно не соскучишься.

Как ни странно, девушка ответила ему почти незаметной улыбкой. ПиттЧай едва ли не раздулся от гордости: он заставил Сьюзен улыбнуться. Далеко не каждый способен на такое; и она становилась весьма привлекательной, когда улыбалась.

– Я бы очень хотела. Я уже представляю, как забавно ты смотрелся бы в пиратской шляпе и с повязкой на глазу. Не говоря уже о том, насколько сильно ты – без обид – шокируешь всех этих высокомерных аристократов своими убеждениями. – Герцогиня слегка потрясла головой, отгоняя несбыточные мечты, и печально вздохнула: – Нет, в письме сказано прийти с тем, у кого равное общественное положение. Скорее всего, я пойду одна; в худшем случае мне придётся выслушать нотацию о том, что я «обязана найти себе такого джентльмена, который вскружит мне голову».

ПиттЧаю было тяжело представить себе человека, от которого у Сьюзен закружилась бы голова. Что он, собственно, и произнёс вслух.

Ну и славно, – сухо ответила девушка и сделала очередной глоток горячего шоколада.

– Кем ты собираешься нарядиться?

Сьюзен застыла, озадаченно наклонила голову и, пристроив чашку на край стола, стала с мрачным видом изучать узор на стене. Наконец она мотнула головой.

– Терпеть не могу маскарады! – пришла к заключению Сьюзен.

– Никогда не слышал о таком костюме.

ПиттЧай не был бы ПиттЧаем, если бы отказал себе в удовольствии насладиться довольно-таки токсичным взглядом, который Сьюзен бросила в его направлении. Взгляд этот мог запросто сбить обычного человека с ног и вдобавок стать причиной сиюминутной смерти несчастного. Но именно этого ассасина подобным было не пронять, и девушка, взглянув на его нахальную усмешку, ещё сильнее разозлилась и стала с удвоенным усилием тереть и без того уже идеально сухую тарелку. Её волосы начали завиваться в тугие клубочки.

– Я думаю, что тарелка чистая, – заметил ПиттЧай.

– Да неужели?

– Именно так.

– Ты можешь просто хоть немного помолчать? – проворчала Сьюзен.

– Нет.

Девушка недовольно скривилась, отшвырнула в сторону полотенце и бросила на ПиттЧая мрачный, но уже не такой ядовитый взгляд.

– Ты меня провоцируешь. – Нет, это недостаточно точно передаёт её чувства. – Раздражаешь, – она прикрыла глаза, пытаясь отыскать правильное слово, и наконец-то пришла к заключению: – Приводишь меня в бешенство. – Да, это идеально подошло к ситуации. ПиттЧай же снова ответил ей очаровательно-жутковатой ухмылкой. Вдруг на лестнице послышалась какая-то возня, и они одновременно повернулись в сторону шума.

– Наверное, это дети, – предположила девушка.

– Спасибо за очень… приятный разговор, Сьюзен. Увидимся в Ночь Всех Пустых. А может и раньше.

Не успела она и глазом моргнуть, как ПиттЧай выскользнул через окно в свежий (насколько это возможно в Анк-Морпорке) утренний воздух. Молодой человек определённо питал слабость к подобному способу проникновения в дом. Сьюзен начала подозревать, что у него какое-то предубеждение против дверей, поскольку он настойчиво отказывался ими пользоваться. ПиттЧаю давным-давно пора было понять, что она всё же впустит его в дом (правда, в процессе чисто для профилактики будет фигурировать пара гневных взглядов и несколько угроз вышвырнуть одного незваного гостя вон). Девушка боялась даже представить себе момент, когда этот человек решит-таки повернуть ручку и войти в дом через дверь – и не дай бог когда-нибудь решит постучать. Это будет противоречить всем правилам, которые он сам и установил, отвергая общепринятые.

– Не забудь книгу! – крикнула Сьюзен ему вслед. Правда, она была не до конца уверена, что ПиттЧай её услышал. Ну что ж. Если он таки забудет, то можно его просто-напросто избить кочергой.

Ух ты, в этот раз они провели день без выявления победителя/проигравшего. Есть предположения, сколько продлится это перемирие?

___________________

* Небольшая отсылка (ака пасхалка) к концовке книги/фильма «Санта-Хрякус». Объяснять долго, муторно и, к тому же, спойлерно. Страшдество – аналог Рождества в Плоском мире. – (прим. переводчика).

Глава 7

e-max.it: your social media marketing partner

Добавить комментарий

Комментарии, содержащие только смайлы и скобки, недопустимы.

Защитный код
Обновить

Комментарии   

 
+2 # Shaman-QueenYu 19.11.2016 16:45
Здравствуйте, автор! :) Честно говоря, с каноном я незнаком почти от слова совсем, но тем не менее, тем не менее… боже ж ты мой, о май гад!!! *____* Ей-богу, когда я читала первые шесть глав фика впервые, я просто не знала, куда себя деть от невероятного восхищения, крышесносного удовольствия, любви к главным героям и… и вообще… Но сейчас я читаю во второй раз, поэтому постараюсь обо всём по порядку. х)
Первая сцена. Появление восхитительного ПиттЧая, произведшего на читателя, то есть меня, фурор первыми же своими словами. Пример «как оскорбить даму, выглядя невинным козлом» :D Херувим-из-ада, да-а-а, очень меткое выражение, как по мне *__* И сам ПиттЧай, ей-богу, очень напоминает мне шиноби (мой родной фэндом — «Наруто», так что у меня сразу прошла такая ассоциация на словах «наёмный убийца», «промелькнувшая чёрная тень» и прочее), а уж сам герой по своим личным качествам… чёрт, он очаровал меня с первых же строк, да!
Как и герцогиня Сто-Гелитская. Сильная, гордая, немного себе на уме, и чёрт побери, её шикарное взаимодействие с ПиттЧаем *___* То, как она хотела ринуться спасать Лорда, как запаслась ножом, как пыталась рассуждать в такой опасной неприятной ситуации, которую организовал ей херувим-из-ада, и вообще *___* И ведь я перечитала всего лишь первую сцену, чёрт :D
И да, курсив. Я не знаю, канонная ли это деталь, но акценты расставлены удивительно метко, и это придаёт фику некой изюминки. Будто не просто погружаешься в фокал персонажа, а напрямую читаешь его мысли. Это подкупает.
Парочка выглядела так, будто сошла со страниц ужастика, рассказанного в ночь на Хэллоуин: Сьюзен метала глазами молнии, ПиттЧай холодно на неё смотрел, а в руках у обоих опасно сверкали смертельно острые ножи.
Колоритная парочка, чёрт побери! Вообще их танец — с ножами в руках — это что-то с чем-то. Запоминающееся, необычное, немного сумасшедшее — и невероятно прекрасное! *___*
И да-а-а, Сьюзен отдавила ПиттЧаю ногу, каблуком! XD XD XD А-а-а-а, это был прекрасный момент! Только, кажется, этим она добилась обратного эффекта — ещё сильнее заинтересовала ПиттЧая. х) Собственно, сцена у фонтана с купидончиком (символизм???) это подтверждает. Мне понравилась глубина фокала, такая, что даже ощущения, что утопаешь, казалось, передались мне. Как захлёбываешься и лишаешься дыхания, а потом подступает опасный покой… и снова появился ПиттЧай, а с ним и искра сумасшествия х) Кхм, чёрт, опять я сбилась на него.
Я хотела сказать про стиль повествования — он очень чёткий, краткий, прекрасно передаёт картинку происходящего, от описания декораций до эмоций героев, второстепенных в том числе, и когда я читала фик в первый раз, кажется, я не заметила, как прочитала все шесть глав махом, нафиг забыв про собственный реал, подступавший со всех сторон х) Разве что немного царапают постоянные «девушки» и некоторые другие заменительные.
Сьюзен закрыла глаза, пытаясь игнорировать тот факт, что прислонилась к нему ради поддержки.
И как же я обожаю такие детали! Просто… ах, я задыхалась от удовольствия *___*

Сказав это, девушка наклонилась к нему и поцеловала.
Она в буквальном смысле почувствовала шок на его лице. Прошла добрая четверть минуты, прежде чем ПиттЧай ответил, придвинувшись к ней, и Сьюзен удивилась, насколько приятным это оказалось. Эм, вернее не совсем ужасным и не настолько отвратительным, как она поначалу считала. Медленно она положила свою правой руку на его левую. Крайне осторожно её ладонь двинулась в сторону ножа. Очень спокойно, практически невесомо её пальцы коснулись рукоятки…
Сьюзен почувствовала, как его губы изогнулись в улыбке, и тут же его рука сомкнулась на запястье девушки. ПиттЧай скользнул своей щекой по её, практически коснувшись ртом уха девушки.
– О нет, Сьюзен, – сказал он мягко. – Я так не думаю.

Мне кажется, я буду выносить в отзыв чуть ли не каждую сцену со Сьюзен и ПиттЧаем, но здесь ничего поделать не могу… Я просто очарована этой сценой. Конечно, тут ни капли любви, всё только (начинается) чтобы выжить, но я долго не могла оторваться от этой сцены. Эти герои просто прекрасны, автор. Поклон Вам до земли, так мне додать! Т___Т

– А теперь убери свою руку от моих волос.
ПиттЧай серьёзно посмотрел на неё.
– Убери свои волосы от моей руки.

Банальность — это не про них! *___*

Глава 2. Ох, я прекрасно понимаю начавшую мучить Сьюзен паранойю, ещё бы тут не паранойить, когда тебя преследует херувим-из-ада. Легко, конечно, сидеть перед экраном компьютера и читать эту немного сумасшедшую историю, заранее предвкушая интересный сюжет, а ведь сама героиня далеко не уверена, что её история, то бишь жизнь, не закончится, например, следующей ночью. Ещё бы тут не паранойить.
И появление ПиттЧая снова внезапно и колоритно х) Конечно, доверия он не вызвал, но то, что, получив назад свой нож, он сдержал слово и отступил (а может, тут железный аргумент — кочерга, хотя это наименее вероятный вариант :D) — делает ему честь. И боже, момент с «ПитьЧай»… Молодец, Сьюзен, так держать! Раздражённый ПиттЧай тоже красавец х) Вообще именно в этой главе впервые стала заметна некая его… детскость. Инфантильность, во.
И в третьей главе, в сцене у скамейки, она стала очевидна х)
Вообще я хотела оставить отзыв о впечатлениях в целом, но как-то так он пошёл, что я перечитываю и пишу, так сказать, по пути… Извиняюсь за эту простынь :D
И этот момент, о!

– Я провожу большую часть своего времени, устраняя заказы.
Сьюзен подняла бровь.
– Вообще-то, «заказы» – тоже люди, – сухо напомнила она. Внучка Смерти даже не догадывалась, что «люди» и «насекомые» вызывали у этого сумасшедшего ассасина примерно одинаковые эмоции.

Здесь у меня прошла мощная ассоциация с другими героями, моими любимыми, и чёрт побери! *___* Есть в этом что-то невероятно цепляющее. Когда сталкиваются человечность и бесчеловечность.
И в момент, когда Сьюзен спросила ПиттЧая, почему бы ему не провести выходной с семьёй или друзьями, стало понятно, что ни того, ни другого у него, кажись, нет.

– ПитьЧай, – серьёзно произнесла девушка, надеясь удержать в узде его всё возрастающую… ПиттЧайность.
XD XD XD Потрясающее выражение!
И вот умеют же эти герои создавать интригу, а *__* Битва на кочергах! Впервые за весь мой читательский опыт! Или я просто не могу вспомнить, где бы мечи/сабли/шпаги заменял предмет хозяйства х) Показательна деталь, что Сьюзен взяла на бой две кочерги, не зная, какой подлости ждать от ПиттЧая. И всё-таки…
На этот раз Сьюзен направила остриё кочерги юноше в лоб, но в самую последнюю секунду слегка отдёрнула назад, поближе к своему правому плечу. Ассасин протянул руку туда, где мгновение назад было оружие девушки, и поднял бровь, когда ему удалось поймать лишь воздух.
Я уже говорила, как обожаю подобные детали?*__*
А вот итог этой игры на кочергах… Сломанное запястье. Это слишком для игры, да, но разве это преграда людям с ПиттЧайностью… о.о Чёрт, я понимаю, что ПиттЧай ужасен, но он вдобавок ещё и невозможно очарователен, и я ничего не могу с собой поделать! И всё же сочувствую Сьюзен. С одной стороны, ей очень не повезло с сумасшедшим ассасином, а с друго-о-о-ой… Кхм.

Не проходило и дня без того, чтобы Сьюзен не благословляла тот факт, что она не была матерью и, возможно, никогда ею не станет, а спустя приблизительно десять минут не проклинала его, когда Твайла и Гевейн совершали тот или иной милый поступок. Дети были такими непостоянными и преданными, обыденными и непредсказуемыми, настолько нелогичными и здравомыслящими, что девушка просто-напросто не могла определиться со своим мнением о них.
Вот ей-богу, какие же прекрасные слова, а *___* Т___Т Как-то очень близко ко мне, к душе, прозвучало. Я вообще люблю детей, почти любых, даже в бодром состоянии и шумных.
И меня совершенно очаровало то, как логично ПиттЧай выбрал следующее развлечение на выходные :D
Я снова извиняюсь, но:
Девушка разрывалась между двумя желаниями: одна её половина хотела наорать на ПиттЧая и вышвырнуть его вон, а другая – проткнуть кочергой. Но что бы она о нём не думала, какие бы отрицательные чувства не испытывала, Сьюзен поняла: было что-то ещё внутри неё, спрятанное очень глубоко – даже от самой себя. И это что-то радовалось компании наёмного убийцы.
А-а-а-а-а *___* Как же это невозможно прекрасно, а! Чёрт! Я просто счастлива от таких вот моментов, деталей, от того, как борется разумная, «воспитанная» самим человеком его часть и вот эти потаённые чувства. Не любовь, конечно, и вообще романтикой пока что и не пахнет (разве что специфичной, в стиле этих героев), но вот сам факт, что Сьюзен самую каплю, такую, что даже ей самой не очень заметно, приятно находиться рядом с ПиттЧаем. Это просто что-то. Для меня.
Как и то, как ПиттЧай играет в шахматы, чёрт побери! :D Да, Сьюзен, действительно, мыслительный процесс твоего противника работает как-то не так. Но не в том ли его очарование, а :D Его извращённая логика выглядит действительно логичной, в этом и есть какая-то изюминка: ПиттЧай переносит на игру условия реальности, когда мало что можно узнать наперёд, несмотря на то что вряд ли великие военные стратеги с ним согласны (хотя даже не знаю, ведь на войне предугадать ход противника действительно то ещё дело).
В общем, ПиттЧай — жуткий убийца и сумасшедший… но чёрт побери, какой же он милый, а! :DDD Я просто ничего не могу с собой поделать! Чёрт, опять мне персонаж антагонистичного характера нравится сильнее прекрасной умной сильной женщины, а, что за карма такая.

Глава 5. Сцена с вором плавно, легко и непосредственно перетекла в сцену в «Заупокое», и чёрт, бедный всё-таки вор х) Смерть его, конечно, очень успокоил :D А тут и его внучка объявилась, со своими прекрасными белыми шевелящимися волосами х) Метафоры пешки и королевы — ах! *___* Автор, ещё один низкий Вам поклон до земли. Это прекрасный фик, спасибо Вам огромное! *___*
Бесстрашность ПиттЧая (Он просто-напросто не испытывал страха – даже в очень, очень опасных ситуациях.) — пугает и очаровывает одновременно.

Давай я буду считать тебя другом, а ты меня – врагом, и покончим на этом? — очаровательно! х))) А вообще. Выродки. Какое мерзкое, некрасивое слово =( Я даже не знаю, кому из них двоих сочувствую сильнее… и очень рада-таки, что ПиттЧай пусть в своём стиле, но пытается как-то подбодрить Сьюзен. Быть выродком не так уж и плохо, говорит он. Конечно, её это едва ли утешит, но сам факт, что ПиттЧай пытается. О, я влюблена в эту пару.
А уж то, как ПиттЧай заступился за Сьюзен перед барменом, возмущённым использованием Голоса! *___* ПиттЧай был прекрасен. Честно, мне начинает казаться, что слово «прекрасен» в моём отзыве обезличилось и обесценилось, так часто я его употребляю… О_О
Сцена, где Сьюзен поблагодарила его… Ещё одна капля к моей симпатии (или уже любви?) к этой женщине Т___Т Ей было тяжело, она была в ужасном настроении, рядом крутился надоедливый ПиттЧайный тип, хотя она к нему уже привыкла, и вот, она оказалась достаточно адекватной женщиной с чувством собственного достоинства (а не собственной важности) и поблагодарила. Я вообще очень люблю сцены искренней благодарности, они всегда особенно… трогательны. И реакция ПиттЧая *___* Какие же они оба классные, а.
Ох, а вот шестую главу, наверное, стоит откомментить попозже. Слишком большая доза прекрасного иногда тоже «слишком» х) Спасибо Вам огромное, Okamy! Это было невероятно *___*
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 20.11.2016 17:29
Shaman-QueenYu, огромное спасибо за такой объёмный и подробный комментарий! Даже не знаю, с чего начать своё ответ))

Я очень рада, что эта работа вызвала у вас столько эмоций, а сами герои настолько приглянулись. Да, именно их яркость, живость речи и действий привлекли меня в оригинале. Да, кстати, не знаю, обратили вы внимание или нет, я всего лишь скромный переводчик сей простыни. Поэтому все лавры по сюжету и характерам персонажей я, пожалуй, отнесу автору. Переводить не буду, но через гугл-переводчик она явно сможет уловить суть)

Я уже говорила спасибо за такой подробный отзыв? Если да, то можно и повториться) Очень приятно было посмотреть, каккие моменты вас зацепили, какие понравились, и сравнить со своими впечатлениями. Также рада, что никакие косяки вам не мозолили глаза - я старательно их выпалывала. По поводу слов-заменителей знаю, давно уже это дело поправить (в дальнейших главах этой беды должно быть поменьше), но никак руки не доходят, увы.

И да, битву на кочергах я тоже встретила впервые, и именно в этом фанфике. Сьюзен вообще довольно изобретательна, когда дело доходит до домашней утвари) Например, она ещё и чайником угрожающе размахивать умеет. Очень люблю эти главы, когда всё ещё неясно, и всё ещё только начинается. Вообще, конфектно-букетный (в данном случае, саркастичный с примесью небольшого членовредительства) - мой любимый период в книжных/сериальных отношениях. А вот в жизни у меня на него терпения не хватило в своё время, хах))

В общем, рада, что вам настолько понравилась эта работа. Это мой первый перевод, который многому меня научил. Надеюсь, продолжение вас не разочарует)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Злое Полено 08.11.2013 21:30
Комментарий к Главам 4-5

Меня просто невероятно колбасит от этих прекрасных несоответствий! То герои ведут себя как персонажи любовного романа, то вдруг, внезапно напоминают всем и каждому, что они всё-таки из Плоского мира. О да.
Кстати, забавно, что самый выпуклый из всех известных мне миров именно Плоский. Это так иронично
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 05.10.2013 22:17
Шестая глава.

Мне нравится их перемирие)) И все-таки я думаю он сможет найти способ пойти с ней на этот бал. В конце концов, в первую их встречу он там был (хоть и по своим делам). А тут спокойно оденет маскарадный костюм, маску и, если будет спрашивать, придумает что-то о том, что он аристократ. Ну мне так кажется (а если честно, хочется))).
И что же такого интересного в этой книге? Мну прям очень интересно.

С нетерпением жду следующую главу! Спасибо переводчику)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 05.10.2013 22:29
Перемирие - это моя самая любимая часть в фанфике. Оно очень трогательное.
О, насчёт бала ты права, но не совсем и не везде. Твоё предположение слишком стандартно, а ПиттЧай придумает нечто более... нечто более. Если придумает, конечно. =) С другой стороны - ему и выдумывать-то не надо. Такие берут и приходят.
Новую главу осталось ждать совсем недолго, обещаю. Как только ошибочки и кривоватости подправлю, так и выложу. =)
Спасибо, что читаешь. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 05.10.2013 22:51
Цитата:
Такие берут и приходят.
Так вот и я о том же, что он и так придет)))

Цитата:
Спасибо, что читаешь. =)
Спасибо, что переводишь :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 05.10.2013 15:27
Глава пятая.

Голос - это голос, которым говорит Смерть? Это имеется ввиду?
Это ж до чего дошел ПиттЧай, что из-за Сьюзен он не убил вора? По-моему это уже о многом говорит)) Только Смерть наверное расстроился, пришел зря))
И что же такое приключилось с Сьюзен, что она напиться решила? Или это ее недавние мысли по поводу того, что она не биологическая внучка Смерти и поэтому считает себя выродком?
А вот ПиттЧай дважды меня удивил. Первый я сказала выше, а второй - то, что пытался приободрить, да еще и до дома донес и плюс признался, что больше не будет пытаться ее убить. Он прямо другими красками заиграл в моих глазах, солнечными))
Вроде и глава небольшая, но очень насыщенная)
Спасибо автору и переводчику!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 05.10.2013 17:01
Цитата:
Голос - это голос, которым говорит Смерть? Это имеется ввиду?
Именно так. А насчёт Сьюзен и выпивки у меня две версии. Первая: происхождение. Но дело не в том, что она чья-то биологическая/небиологическая внучка, а в том, что она не совсем человек. Если ты вспомнишь фильм, то она там поначалу старалась отрицать, что у неё вообще дедушка есть. Хотя не думаю, что она именно из-за этого сорвалась - Сьюзен не похожа на истеричку, готовую любую неприятность заливать выпивкой. Поэтому вторая версия: я полагаю, что в этот день погибли её родители. Согласно канону, она с дедушкой встретилась (и о способностях своих узнала) после их смерти. И в течение всей книги "Роковая музыка" её это терзало - дедушка Смерть, а их гибель не предотвратил.
Цитата:
Только Смерть наверное расстроился, пришел зря))
Смерть вообще неунываем. И у него нет как таковых эмоций - скелет же. =) Хотя, его поступки зачастую доказывают обратное.
ПиттЧай удивил не одну тебя - сама от него подобного не ожидала в своё время. А почему вора не убил? А зачем? Он скучный, а ПиттЧай скучных не любит. Тем более если есть некто более интересный в зоне досягаемости.
Спасибо за комментарий. Лови новую главу. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 05.10.2013 17:25
Цитата:
Сьюзен не похожа на истеричку, готовую любую неприятность заливать выпивкой.
Вот именно, что не похожа. Значит остается второй вариант, где она поминает родителей.
Цитата:
дедушка Смерть, а их гибель не предотвратил.
Ну а как он должен был предотвратить? Он же забирает жизни, а не спасает. Это не в его власти, мне так кажется. Хотя понятны ее терзания на счет этого.
Цитата:
Смерть вообще неунываем. И у него нет как таковых эмоций - скелет же. =) Хотя, его поступки зачастую доказывают обратное.
Ну знаешь, в "Санта-Хрякусе" у него все-таки прорезались эмоции, когда он оригинал Санты заменил)) Так что задатки эмоциональные есть, главное их развить, а не прятать глубже.
Цитата:
Тем более если есть некто более интересный в зоне досягаемости.
Ну уж тут сомнений нет. Сьюзен определенно интереснее вора :lol:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 05.10.2013 17:34
Цитата:
Он же забирает жизни, а не спасает.
Если не забрать жизнь, то человек не умрёт. К тому же, Смерть же знает, куда идти, а значит предвидит. И отец Сьюзен, когда был подмастерьем Смерти, умудрился спасти одну девушку... Но об этом долго - целая книга посвящена, в трёх словах не перескажешь. =)
Цитата:
у него все-таки прорезались эмоции
Он как-то раз в книге обронил, что у него эмоций нет, просто он иногда притворяется, что они у него есть.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 05.10.2013 20:16
Цитата:
просто он иногда притворяется, что они у него есть.
Ну в фильме это не было похоже на притворство, если честно. Так что...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 03.10.2013 09:37
Четвертая глава.
Что - никаких боев, утоплений и других "игр"?? Шахматы??? Офигеть! Вот уж не подумала бы, что ПиттЧай даже задумается о подобном. Хотя... это же он - непредсказуемый ассасин))) А больше всего удивило то, что он еще и играть не умеет - вот это сюрпрайз! И Сьюзен молодец, как сделала его)) И хоть она и выиграла этот раунд, но последнее слово осталось за ПиттЧаем все-таки, запутал бедную девушку)) И главное в этом раунде он ни разу не поправил Сьюзен на счет своего имени) Прогресс!

Спасибо за перевод, Оками)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Okamy 03.10.2013 11:26
А чем тебе шахматы не игра? Вполне себе игра, хорошая, думать заставляет. Не всё же им всякими травмоопасными вещами заниматься. =)
И если мне не изменяет память, то какое-то время перестанет её поправлять. Надоело, наверное. Все ведь произносят его фамилию неправильно... Бедолага...
Спасибо за комментарий. Сегодня вечером выложу продолжение. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 03.10.2013 11:48
Нет, шахматы определенно игра, просто по сравнению их обычными играми - это выпадает из общего контраста))) И он тут не хочет ее убить))
Жду!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 30.09.2013 16:08
Третья глава.
Сначала то, что царапнуло:
... чтобы при встрече узнать его по ни на чей не похожему голосу. - вроде все правильно, но зацепилась за это выражение.
ПиттЧай забрал оружие из покалеченного руки девушки - "покалеченной"

Интересно, а дети не повылазили из окон, чтобы понаблюдать за игрой взрослых?)) Все-таки они же любопытные.
Да, веселье-весельем, но не стоит дразнить и дальше разъяренную внучку Смерти))) Но Сьюзен молодец, не все ПиттЧай успевал схватить кочергу, значит не настолько он идеален с завязанными глазами 8)
Спасибо за перевод!)))

Пы.сы. а чего ты не сделаешь выравнивание по ширине? Красивее бы было)) Но это на твое усмотрение.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 30.09.2013 16:50
Отвечаю на тапки:
Цитата:
... чтобы при встрече узнать его по ни на чей не похожему голосу. - вроде все правильно, но зацепилась за это выражение.
А я забыла про это предложение - оно и меня царапает немного. Подумаю, как подправить.
Цитата:
а чего ты не сделаешь выравнивание по ширине?
Я делаю, просто при переносе из ворда эта штука не сохраняется. А я в этот раз и не заметила, что форматирование слетело...

Хм, про детей не знаю. И Сьюзен наверняка постаралась отойти от дома так, чтобы её не было видно из окон. Или ей было всё равно. =)
О, про способности Сьюзен. Согласно книге, она ещё со школьных времён хорошо показала себя в играх, связанных с размахиванием палкой (напр, хоккей на траве). Однако она делала это с настолько грозным лицом, что её боялись брать в команду. =) Ну, а махание кочергой, думаю, от махания палкой не сильно отличается.
Спасибо, что читаешь, следующую главу выложу через пару дней.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 30.09.2013 16:55
Цитата:
Или ей было всё равно. =)
Возможно, раз рядом такой мужчина, тут обо всем забудешь))))
Цитата:
Ну, а махание кочергой, думаю, от махания палкой не сильно отличается.
И правда))) Только кочергой се-таки больнее, я думаю.

Жду!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 25.09.2013 11:28
Вторая глава.
Ой-ой, какие страсти тут. Мне вот интересно, почему в конце Сьюзен решила, что отдав ему нож - он уйдет на этот раз? Потому что ПиттЧай человек слова? Раз сказал уйдет, так и будет? Но ведь он наемник, разве можно ему верить? Хотя, что взять с внучки самой Смерти))) Дед воскресит, если что)))
Мне нравятся их перебранки, так мило, блин)) В некоторой степени они как дети малые ведут себя, как будто она не внучка Смерти и он не наемный убийца. Правда, выглядит это мило))
Спасибо за главу))))
Жду третий раунд!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 25.09.2013 11:54
Сначала отвечу на моменты, вызвавшие у тебя небольшое недоумение:
Цитата:
Но ведь он наемник, разве можно ему верить?
Он не просто какой-то там наёмник, он - ассасин. У них свои правила поведения и они просто так не убивают - только если в Гильдию поступит заказ. Хотя, ПиттЧай и тут отличился, но Сьюзен об этом не знает. Думаю, она подозревает, что он может что-нибудь жуткое вытворить, но всё же не верит, что он может её убить. =) Про ассасинов и их правила более подробно написано в шестой главе, а также в книгах сэра Пратчетта про "Плоский мир", конечно. =)))
Цитата:
В некоторой степени они как дети малые ведут себя
Да, ПиттЧай несколько инфантилен, эта черта характера заложена в нём сэром Пратчеттом: наёмный убийца, а ведёт себя как ребёнок. А Сьюзен же работает гувернанткой и подыгрывает ему. А как ещё с психами общаться? (вот ты например, когда с детьми играешь, тоже иногда не похожа на взрослую, верно? :-) ) Хотя позже она, как я понимаю, во всё это вполне успешно втягивается. =)
Рада, что тебе нравится фанфик, постараюсь не затягивать с вычиткой следующей главы. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 25.09.2013 12:00
Да вот руки все не дойдут никак почитать "Плоский мир", причем книги скачены уже)) Надо будет, да.
Да, если честно, я тоже сомневаюсь, что ПиттЧай сможет убить Сьюзен. Она не так проста и его тянет к ней не только из-за их игры, просто чувствуется его отношение))

А, точно, я забыла, что она гувернантка)) Тогда сразу понятно все их общение))) Может в конце она его воспитает как ребенка? :lol: Шучу, тогда он не будет интересен, наверное))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 25.09.2013 12:12
Цитата:
А, точно, я забыла, что она гувернантка
Ну, поскольку события фанфика предшествуют событиям книги, то Сьюзен, скорее всего, пока что не стала гувернанткой (или только-только приступила к работе - непонятно). Но эта профессия, как я поняла, у неё в крови - по книге у неё никогда (и ни с какими) с детьми не возникало проблем.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 25.09.2013 12:29
Ну книги-то я не читала, но в фильме "Санта-Хрякус" она была гувернанткой))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Demonio 20.09.2013 21:16
Первая глава.
Очаровательно. Не знаю почему, но это первое слово, которое пришло мне в голову, после прочтения главы.
А если разобрать... очаровательно - чары... Как бы Сьюзен не противилась, видно, что ей нравилась эта игра, она же внучка Смерти, как же не может заманивать такая интрижка? И как будто под действием чар видно, что их потянуло друг к другу.
А уж танец... я живо представила его и побеги по лабиринту. Все образно дает увидеть картину происходящего.

Некоторые очень мелкие моменты:
А ты зачем? – как только эти слова слетели с её языка - после "А" лишний пробел.

Но в сегодня я решил нарушить это правило, и очень рад, что ты не разочаровала меня. - лишняя "в"

Ещё только проходящий обучение ассасин вынужден предавать земле при помощи яда, что он, собственно, и сделал. - "предавать земле" чего/кого? Имхо тут.

(прим. авт. – оружие, моргенштерн) - так же имхо, но думаю лучше будет спустить вниз пояснение.

И последний момент, так наш ассасин: ПитТчай или ПиттЧай?

Спасибо за главу! Жду продолжения :-)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 21.09.2013 01:30
Цитирую Demonio:
Очаровательно. Не знаю почему, но это первое слово, которое пришло мне в голову, после прочтения главы.
А если разобрать... очаровательно - чары... Как бы Сьюзен не противилась, видно, что ей нравилась эта игра, она же внучка Смерти, как же не может заманивать такая интрижка? И как будто под действием чар видно, что их потянуло друг к другу.
А уж танец... я живо представила его и побеги по лабиринту. Все образно дает увидеть картину происходящего

Да, я тоже с первой же главы почувствовала, что фанфик необычный. Если честно, автор сначала хотела написать миник - из одной этой главы. А потом передумала, поменяла концовку (что было до, я не знаю - поздно пришла) и села писать макси. А я эту работу до безумия полюбила, перечитала раз на 7, не меньше, и села писать перевод. И автор рада такому вниманию к её работе, и любителям парочки не нужно учить иностранный. =)

Цитирую Demonio:
А ты зачем? – как только эти слова слетели с её языка - после "А" лишний пробел.

Гррр, два раза на лишние пробелы проверила в ворде.

Цитирую Demonio:
Ещё только проходящий обучение ассасин вынужден предавать земле при помощи яда, что он, собственно, и сделал. - "предавать земле" чего/кого? Имхо тут.

Вот тут немного не поняла, что тебя зацепило. Знаю, что "чего/кого", но в данной ситуации зачем это уточнять?

Цитирую Demonio:
(прим. авт. – оружие, моргенштерн) - так же имхо, но думаю лучше будет спустить вниз пояснение.

Я тоже думала вниз спустить, но автор решила эту пометку в текст вставить, вот я и оставила... Саму иногда раздражает за этими звёздочками вниз текста прыгать.

А про ПиттЧая/ПитТчая... ПиттЧай - это то, как пишется его фамилия. Обычно используется в авторской речи. Но самому ПиттЧаю не нравится, как она звучит и он настаивает на несколько другом произношении: ПитТчай, - всё дело в акценте. Получается, этот вариант произносит только (за редким исключением) сам ПиттЧай. А народ произносит так, как видит (или специально издевается, как Сьюзен) - ПитьЧай. С английским вариантом несколько проще. =)

Спасибо, что прочитала фанфик, рада, что он тебе понравился. Ошибки поправила.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Demonio 21.09.2013 01:43
Ну тогда море благодарности оригинальному автору за то, что решила из мини сделать макси, потому что ну очень хочется читать дальше))) А переводчику спасибо за огромный труд перевода и корректировки, чтобы читатель с легкостью понимал о чем написано))

Цитата:
Вот тут немного не поняла, что тебя зацепило. Знаю, что "чего/кого", но в данной ситуации зачем это уточнять?
Ну я уточнила, что это просто мое мнение. Просто глаз зацепился за вырванный момент, хотя я понимаю, что уточнять не обязательно))

Хорошо, теперь понятно все с его фамилией)) Осталось в нем самом разобраться, но думаю к концу макси это получится сделать))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 21.09.2013 01:46
Всегда пожалуйста. :oops:
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 27.07.2013 17:56
комментарий к Главам 1-3

С большим удовольствием снова перечитала фик. Да, когда несколько глав вместе - намного удобнее, можно дольше не отрываться от интереснейшего развития событий)) Сюжет затягивает, персонажи прописаны с прекрасной образностью и достоверностью.
Что меня ещё восхищает в этом фанфике - язык. Думаю, это заслуга и автора, и переводчика, но читать оригинальные сравнения и игры слов, яркие реплики персонажей безумно увлекательно.
"Во всяком случае, внушает надежду тот факт, что нож все-таки протерли";
«Плохие волосы! ПЛОХИЕ! – злобно думала Сьюзен, пытаясь уговорить волосы снова собраться в причёску. – Мне лучше знать, как к нему относиться!»
"Вид херувима-из-ада, полностью покрытого синяками, для неё был гораздо слаще любого шоколада"
"необходимо стратегически отступить с поля боя, причём максимально быстро"
- и многое, многое другое - просто великолепно))
Из всех эпизодов больше всего, пожалуй, меня впечатлил танец Сьюзен и ассасина с ножами - образ, запомнившийся надолго и, пожалуй, характеризующий их отношения очень ярко. Замечательный ход.
И ещё подумало вдруг, одобрил бы подобное знакомство Сьюзен её дедушка))))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 27.06.2013 22:28
Да, мне и самой нравится перечитывать фанфик. Но только не свой перевод, а оригинал. Чтение своего текста неизбежно влечёт за собой нахождение неточностей и их исправление. Хочется читать и не спотыкаться. =)
О, ты подчеркнула многие из моих любимых фраз. А из эпизодов мне нравится и танец, и гонка по лабиринту, и дуэль на кочергах, и... Остановлюсь, а то наперечисляю тут. Но их диалоги - это одна из тех вещей, которые я особенно сильно люблю. =)
С дедушкой у Сьюзен несколько натянутые отношения. Ну, Смерть же. Она отрицает своё происхождение и не спешит пользоваться способностями. Хотя иногда (Голос, например) проскальзывает наследственность. Так что дедушка - это не тот, с кем она побежит советоваться в первую очередь.
Спасибо, что перечитала. Я рада, что тебе до сих пор нравится моя переводная простыня. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Злое Полено 08.07.2013 22:42
Комментарий к Главе 6

Например, обыкновенные бандиты, душители или (она поёжилась) герои. Кроме того, у наёмных убийц весьма строгие правила поведения. Они обязаны оказывать свои услуги чисто, всегда быть предельно вежливыми, действовать быстро и не убивать тех, кто случайно может им помешать. - Какая великолепная отсылка к другим книгам Пратчетта! =3
Поначалу всё выглядит вполне себе неплохо. А потом начинается. Нейтральные темы для разговоров быстро иссякают. Поэтому люди от безделья начинают давать тебе глупые советы, что пора бы уже выйти замуж и нарожать кучу детей, обсуждают погоду и то, как я отличаюсь от всех; и в то же время всем скучно, и они разговаривают и разговаривают, прекрасно понимая, что несут полнейшую чушь, но всё равно продолжают делать это, так как больше нет никаких интересных занятий. – Сьюзен сделала глубокий вдох. - Эти слова можно взять в рамочку и повесить на стенку. Или даже сделать татуировку. Каждому, кто ещё раз заведёт со мной подобный разговор. В принудительном порядке.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Злое Полено 07.07.2013 18:15
Рецензия Инквизитора к главам 1 - 3
Пожалуй, самым сложным в среде фанфикшена является написание работ по книгам. Речь идёт не о топорных поделках, сотворённых без смысла и цели. Там-то совершенно точно ясно, что от смены фандома суть не изменится. Ерунда так ерундой и останется. А вот автор хороший, правильный автор десять раз за голову схватится, когда сядет писать по чьим-то книгам. Нужно учесть множество нюансов.
Во-первых, ты вступаешь в чужие владения, в чей-то мир, сотворённый словами. Это не фильм и не компьютерная игра, где нам разжевали буквально каждую мелкую деталь. Мы можем видеть этот мир так же явно, как если бы побывали там. В книге же всё гораздо тоньше. Автор должен владеть словом искусно, увлекая читателя за собой в придуманный мир. Нужна искра, которая оживит героев. Авторам, по чьим книгам пишут фанфики, это удаётся. Но вот добиться хотя бы половины того же результата фанфикерам литературный фандомов невероятно сложно. «Мы не мастера», – скажете вы. Но оценивать вас будут, именно сравнивая с оригиналом.
Ничего не поделаешь.
Во-вторых, язык. Литературный стиль, как ни странно, запоминается порой в книгах чуть ли не сильнее, чем сюжет. Я люблю Пратчетта нежной любовью. Но половину его книг не смогу даже примерно пересказать, потому как сюжет не зацепил. Но вот не смаковать его язык, его фирменный стиль – невозможно.
Писать по Пратчетту – это целое испытание. Хотя бы приблизиться к его фирменному организованному сумасшествию… не знаю. Для этого нужен талант. И нет, я не призываю копировать Пратчетта. Но вот писать фанфик по Пратчетту и не использовать его фирменные оксюмороны, дикие сравнения и пространные рассуждения, которые где-то в глубине таят смысла больше, чем десять философских трактатов – извольте. А иначе получится «не торт».
Хочу заметить, что свой стиль есть не у всех авторов. Для себя я бы отметила разве что Макса Фрая, Пелевина да Кэррола. Вот уж где авторский стиль ни с каким другим не спутаешь. Они яркие, другие. Например, фандома "Гарри Поттера" таким похвастаться не может. Достаточно знать канон (Снейп в чёрном, Гарри всех спасёт) и можно написать дельную вещь. И иногда фанфикерам удаётся сотворить что-то гораздо более грандиозное, чем оригинал. А вот работы по Максу Фраю должны быть выпуклыми. Мало запихнуть туда амобилёр и запомнить, что такое Хурон. Нужно говорить как Фрай, мыслить как он, шутить.
Конечно же, можно махнуть рукой. Взять персонажей, взять мир и писать, как бог на душу положит. Вот только получится уже даже не репродукция Моны Лизы, а разукрашка для детей от трёх лет.
С таким субъективным мнением я приступила к чтению оригинала «One dangerous game».
Первый раз читать Пратчетта я взялась в оригинале давным-давно. Осилила, кажется, три главы, взвыла и плюнула. Мне ведь казалось, что английский язык я знаю, а Пратчетт творил с ним такое, что у меня волосы на голове шевелились раз от раза. Короче, ткнули меня носом и отправили дальше постигать азы. Впрочем, после мне даже понравилось раскручивать лихие выраженьица, которыми так любит пользоваться Пратчетт.
Приятно поразил пейринг, заявленный в шапке. Всё-таки внучка смерти и однозначно гадкий убийца – это смесь не для слабонервных. А я люблю эксперименты!
С первых же строк стало понятно, что автор очень старается. Тянется до оригинала, пытаясь вылепить невероятные описания, абсурдно-забавные диалоги и ситуации. Уже за это можно пожать ей руку и наградить медалью. А то и двумя.
Честно говоря, сначала меня не зацепило. В голове стучала почти истерическая мысль, что вот и до Плоского мира добрался любовный роман. Хотя автору удалось почти невозможное. Даже любовный роман получился со вкусом безумия. Ироничный, немного забавный. И непредсказуемый. Иногда жестоковатый, на мой вкус.
Но вот герои вышли жутко «ооссными». Может быть, ничего другого ожидать и не стоило. Всё же автор описывал отношения между двумя людьми, которые по факту в этих отношениях не смогли бы состоять. Вот и пришлось выкручивать им руки.
Не понравились мне и штампованные детали, которыми автор не побрезговал украсить сей роман. Словно чьи-то девичьи грёзы, где злодей лезет в окно к непреступной красавице. Конечно же, отличающейся ото всех.
При этом столько шикарнейших моментов. Диалог Сью и Чай-Чая про волосы – изумителен. Я поперхнулась кофе, а после сидела с дурацкой ухмылкой. Милейшая картинка.
Чувство осталось двоякое. Написано хорошо. Красиво, интересно, свежо. И даже ту долю сумасшествия, которую я ждала, здесь хоть ложкой ешь. Единственный минус – сюжет. Любовные истории в Плоском мире… Хм, нет, увольте. Но если отбросить моё предвзятое мнение, то крепкую пятёрку с минусом я бы поставила.
А теперь перейдём к собственно переводу. После прочтения оригинала абстрагироваться от него было безумно сложно. Я постоянно прыгала со страницы на страницу, улавливая расхождения с текстом.
Переводчик – он как сапёр. Он только переводчик, но на нём лежит огромная ответственность. От его работы в некоторой степени зависит, как воспримут текст читатели. Вспомним хотя бы печальную судьбу книг о Гарри Поттере, перевод которых я бы назвала жестоким надругательством. Или даже нашумевшие «Сумерки». Поверьте, в оригинале это вполне вдумчивая книжка, которую интересно читать ради поддержания уровня знания языка.
Я не стала читать весь текст в переводе. Во-первых, для составления моего мнения о проделанной работе хватило первых трёх глав. Во-вторых, сказалась старая привычка, которая не давала мне спокойно пройти мимо мест, которые можно было бы отшлифовать. Проклятый перфекционизм – играть словами до тех пор, пока сама не сойду с ума от невозможности выбрать тот самый идеальный вариант.

Некоторые спорные моменты:
– ЧТО? – возмущённо воскликнула леди Белладонна, при этом ее глаза чрезмерно широко раскрылись от потрясения. – А вот здесь было бы вполне уместно использовать «выскочили из орбит». Если в русском есть подходящее выражение, то лучше бы использовать его, чем изобретать велосипед. Плюс «квакающий голос» немного расстроил.

– О, на самом деле это не важно, – произнёс юноша высоким, задумчивым голосом. – Но Ваши волосы совершенно не кажутся мне седыми. И глаза, оказывается, совершенно не напоминают бусинки. Не понимаю… – Чем обусловлен лексический повтор слова «совершенно»? В оригинале автор использует «совершенно» и «действительно не».

– Я правильно понял, что Вы ни в малейшей степени не получали удовольствия от этого диалога? – Мне кается немного кривовато, «..от этой беседы…»

He had washed it, after all, so what was the problem? – Ваш вариант перевода этой фразы выглядит слишком нормальным для Пратчетта, если вы понимаете, о чём я. Я бы предложила что-то вроде: «К тому же он вымыл его. Так что беспокоиться было не о чем», или «В конце концов, он вымыл его, что решало все возможные проблемы». Тоже весьма вольно, но подчёркивает всю иронию. Гигиена на первом месте! Вариант «Во всяком случае, внушает надежду тот факт, что нож все-таки протерли» оставляет для меня загадку – надежду на что?

Она действительно не хотела возвращать оружие этому ненормальному убийце – это только подстрекнёт его на совершение какого-нибудь жуткого поступка. – Меня гложет сомнение по поводу «подстрекнёт».

Однако что-то подсказывало Сьюзен, что она выиграла этот раунд. И герцогиня легла спать с довольной улыбкой на губах. – Somehow, though, Susan had a hunch that she'd won this round, and fell asleep grinning. – Если уж опускать, то благозвучнее опустить «однако». Я бы вообще всё упростила, соорудив что-то вроде «Тем не менее, она почему-то чувствовала себя победительницей».

Девушка успела изучить наёмного убийцу достаточно хорошо, чтобы при встрече узнать его по не похожему ни на чей голосу. – Вот конкретно для этого случая я бы посоветовала поставить определение после определяемого слова. Обычное пратчеттовское нагромождение здесь убийственно.

«по-Сьюзеновски» что-то мне подсказывает, что здесь бы надо с маленькой буквы писать. Или брать в кавычки.

В целом перевод получился очень ладным. Я читала с огромным удовольствием, подмечая, как Вы удачно в некоторых местах выкручивались из идиом и обыгрывали диалоги.
Единственный минус – слишком вольно вы обходитесь с текстом. Да, перевод должен быть художественным. И споры на тему, что же считать художественным переводом, идут и идут. Конца им не видно. Не буду перечислять прописные истины и утомлять вас деталями, которые мы и так знаем. Пренебрегаем дословностью, привносим своё, играем словами, эквиваленты и писательский талант – всё это я увидела. И это прекрасно. Вы хороший переводчик и работу вы проделали феноменальную. И сотни читателей скажут Вам спасибо, потому что Вы настоящий творец. Вы проложили им дорогу в мир, который был для них ранее закрыт.
Вот только, помните, я говорила, что переводчик – это сапёр? У нас нет права на ошибку. А иначе из Невилла Лонгботтома мы получим Невилла Долгопупса. (Обожемой, вырвите мне глаза! Как?! Как можно было переводить фамилию!). Никогда не стоит забывать, что мы всего лишь прокладываем дорогу в чей-то мир, но не создаём его. Так легко заиграться и позабыть об этом.
Надеюсь, что дочитаю историю до конца в вашем переводе, потому что я так и не смогла хотя бы примерно представить себе конец. Побольше свободного времени и вдохновения!
С уважением, Злое Полено.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Okamy 02.10.2013 18:01
К сожалению, я не успела вовремя ответить на эту рецензию, да и её автор куда-то пропала... Но отвечаю сейчас: вдруг она вернётся и прочитает. А нет - так хоть отвечу на возникшие вопросы.
С "Плоским миром" я (как и автор фанфика) познакомилась благодаря фильму "Санта-Хрякус" - экранизации одноимённой книги сэра Пратчетта. А увлечение пейрингом началось одного очень интересно обыгранного эпизода этого самого фильма (в книге он выглядит совсем иначе). Уже после я ознакомилась с книгой и влюбилась в незабываемый Пратчеттовский стиль.
Цитата:
В голове стучала почти истерическая мысль, что вот и до Плоского мира добрался любовный роман.
Цитата:
Единственный минус – сюжет. Любовные истории в Плоском мире… Хм, нет, увольте.
Зачем люди пишут романтические фанфики? А слэш? Да практически любой вид отношений или жанр, которого нет в каноне? Да именно потому, что в каноне этого нет. И Плоском мире есть любовные истории, просто они поданы по-другому. Но что делать, если хочется романтики? Если между героями проскочила искра (или мы просто подумали, что проскочила), но так ничего и не произошло? Правильно, народ садится строчить фанфики. И чем сильнее химия и больше недосказанностей, тем этих фанфиков больше.
Пейринг Сьюзен/ПиттЧай (вот не признаю я ЭКСМовский перевод его имени) я нежно люблю чуть больше трёх лет. И, поверьте, прочитала про них каждый фанфик в англоязычном фандоме, который смогла найти. Понравилось всего три, полюбила - один. Его и взялась переводить. Как и вас, меня в нём зацепило явное старание автора хоть чуточку приблизиться к Пратчеттовскому стилю. Язык, юмор, сумасшествие и немного романтики.
А вот на счёт "жуткой ООСности" я готова поспорить. Не спорю, есть какой-то процент ООСа, но жутчайшим я его бы не назвала. Основная проблема в том, что автор начала писать фанфик по фильму, а книгу прочитала уже в процессе. Расхождение началось отсюда. А если подумать, то герои всё же скорее узнаваемы, чем нет. Сьюзен - саркастичная, с первого взгляда неприступная, иногда вспыльчивая девушка. О, и она по фильму замечательно закатывает глаза, когда раздражается. Это в фанфике я увидела. Образ ПиттЧая (в отличие от образа Сьюзен) ближе к книжному, автор пусть несколько и переборщила, но в полной мере показала его безумие, его весьма нестандартный взгляд на мир, его инфантильность и жестокость. Конечно, есть некоторые моменты, которые и меня немного не устраивают, но как фанат я на это просто закрываю глаза. Для плюсы всё же значительно перевешивают минусы.
Цитата:
для составления моего мнения о проделанной работе хватило первых трёх глав
Вот именно первые три главы, на мой взгляд, самые "кривые". Когда я бралась за перевод, я вообще ничего об этом толком не знала и не умела. У меня было лишь хорошее знание английского, чувство языка (русского), неплохая грамотность и море энтузиазма. Гораздо позднее, путём проб и ошибок, бесконечных правок текста я поняла, что значит фраза "играть словом". Все те минусы, за которые вы зацепились, царапали и меня саму, просто руки не доходили всё поправить: я и так перевожу медленно, а если сяду за правку, то продолжение народ мог долго не увидеть. От "вольного обращения с текстом" я (надеюсь) тоже мало-мальски отошла, но, опять же, слишком вольным моё имхо его бы не назвало. Хотя по первой главе можно было сделать подобный вывод, не спорю.
Сейчас большая часть неточностей и неровностей подправлена, и мой перфекционизм на какое-то время удовлетворённо замолчал. Но кто знает, что я подумаю, если перечитаю этот вариант перевода через, скажем, через пару месяцев? Сама не знаю.
Огромное спасибо за такую подробную и замечательную рецензию. Я рада получить объективную оценку качеству моего перевода, и рада, что истории, несмотря на её недостатки, всё же удалось вас зацепить. Буду продолжать переводить и в процессе оттачивать свои навыки. И надеюсь, что всё сумею не подорваться на мине.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 02.07.2013 22:45
К Главе 6

Комментарий читателя
А вот я заметила!)))
"Сегодня у никуда был явно не лучший день, Никуда было в этом твёрдо уверено" - либо в первом случае с большой буквы, либо во втором с маленькой)
"держа в руках с чашку горячего шоколада" - опечатка
"молодой человек с многозначительно кивнул" - и здесь.
Дочитав пригласительное письмо вместе со Сьюзен, я сразу поняла, что на этом балу будет очень-очень весело)) Уверена, что ПиттЧаю не составит труда разыграть из себя эксцентричного герцога - если, конечно, он составит себе труд это делать. Я бы с удовольствием прочитала и про упомянутые в начале главы их совместные опасные развлечения, но на всё воля автора.
Любовь ассасина к горячему шоколаду умилила)
Жду продолжения с нетерпением.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 02.07.2013 22:47
Спасибо за комментарий. =)
"Сегодня у никуда был явно не лучший день, Никуда было в этом твёрдо уверено" - либо в первом случае с большой буквы, либо во втором с маленькой)
Автор написала именно так. Я долго размышляла, как написать, но решила оставить как есть. Первое "никуда" - это никуда как явление, в целом и обобщающе. Оно не думает. А вот второе "Никуда" - это "живая" сущность, которая размышляет о неудачных днях. Есть термин у Пратчетта такой "антропоморфная персонификация", как раз второе "Никуда" - это она и есть. Ну, это моей видение такое, возможно это просто автор ошибся, а я напридумывала... Но мне нравится подтекст, так что пусть остаётся. =)
Очепятки поправлю, спасибо. Я даже помню, откуда эти "с" взялись.
Ну, ПиттЧай никого не будет разыгрывать, но примет поистине шикарное решение. Но не буду раскрывать карты раньше времени. =)
Да, про опасные приключения и я бы почитала... Кто знает, может, когда закончу перевод, напишу пару миников про них. Если вдохновение стукнет как следует и принесёт на хвосте сюжет. =)
Постараюсь сильно с продой не затягивать.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 01.07.2013 22:49
К Главе 6

Аа, новая глава и такая интересная Хороший и занимательный разговор у них выдался. Интересно, а почему она так яростно говорила, что надо придти с равным джентельменом? По-моему Ассасины уж куда более равные!)))
Кстати, на свете существуют и более неприятные профессии. Например, обыкновенные бандиты, душители или (она поёжилась) герои.
О, да! Тоже не люблю имено такой тип - герои. Но даже герой, скажем так заслуженный - от него можно ожидать только шаблонности. А этого убийцу предсказать невозможно. И ведь, я так чувствую, он придёт на этот маскарад. Это же не он будет, если так не сделает.
В общем, здесь вроде ничего не заметила, но мне очень понравилась глава. Жду продолжения с нетерпением.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 01.07.2013 22:51
"Ассасины уж куда более равные" - Сьюзен - герцогиня. А ПиттЧай всё ж не герцог. Так что не равный, увы...
А у Пратчетта герои не в почёте - это фандомное. =)
Придёт/не придёт - не скажу и оставлю тебя гадать. Но неплохо гадаешь-то. В правильном направлении, так сказать. Но не идеально.
Рада, что ты ничего не заметила, мы с бетой старались. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 01.07.2013 22:53
Сьюзен - герцогиня. А ПиттЧай всё ж не герцог. Так что не равный, увы... - ты знаешь, пусть он не равный по положению, но хороший ассасин зашибает ОЧЕНЬ неплохие деньги. )))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 01.07.2013 22:54
Это мы с тобой знаем. =) А "напыщенным аристократам" титул подавай на блюдечке. И родословную. А кому нужен сирота, выращенный на деньги гильдии? И пусть зарабатывает кучу денег (хотя ПиттЧая просто прикалывает процесс... "зарабатывания").
Но в гильдии Ассасинов и правда самое лучшее и качественное образование. Там и многие знатные учатся (только дисциплины некоторые травмоопасные исключают). Но ПиттЧай, думаю, и правда один из лучших. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 27.06.2013 22:33
Комментарий к Главам 4-5

Мне понравился лёгкий контраст между этими двумя главами - в шахматной игре ПиттЧай обнаруживает перед читателями свою очень отличную от обычной логику, а в следующей, пытаясь помочь Сьюзен, действует так, как присуще вполне нормальному человеку.
Присоединюсь к Ами - слово "вра-зья" действительно очень в точку.
И с самого начала приятно читать, как то и дело Сьюзен удивляет и шокирует ПиттЧая))
Очень позабавило, как Смерть успокаивал воришку)))) Кстати - "ПиттЧай предварительно здоровается и говорит своё имя" - а вот воришке он не представился)))) Может, потому, что тот изначально сделал невежливый шаг, попытавшись его ограбить?))
Финальная сцена у Сьюзен в комнате - просто отличное завершение этой главы. Хотя меня, в отличие от Сьюзен и автора, не цепляли постоянные ухмылки ассасина) Могу себе представить, каких усилий ей стоило сказать ему "Спасибо")
Я была рада снова перечитать этот фанфик. Спасибо, Оками, и конечно - ждём продолжения!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 27.06.2013 22:35
Цитата:
в следующей, пытаясь помочь Сьюзен, действует так, как присуще вполне нормальному человеку
Он, видимо, слегка простыл. =) А если честно, то ПиттЧай всегда довольно-таки бережно относится к тому, что считает своим. Вон, помнишь, как он ножичек возвращал во второй главе? Сьюзен, конечно, не "его", но приблизилась к этому состоянию как никто другой.
Вор должен был представиться первым, раз подошёл. И ПиттЧай даже не попытался его убить, просто пугал. А если бы собрался, то мог сказать: "Кстати, Меня зовут ПитТчай, а как тебя?". Обожаю эту его фразу. =)
Вра-зья - это действительно отличная находка автора, которая очень хорошо характеризует эту парочку.
Спасибо тебе, что оставила комментарий заново. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 27.06.2013 22:38
Цитата:
Сьюзен, конечно, не "его", но приблизилась к этому состоянию как никто другой.
Кстати, вот в этом плане показателен момент, когда он сравнивает её со своим ножом))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 25.06.2013 22:39
комментарий к Главам 1-3

Прекрасное произведение и прекрасные персонажи. Вот уже и видно, что жить друг без друга не могут. А что? Ему скучно - он находит Сьюзен, ей скучно - она сразу начинает вспоминать об ассасине. Вот такой вот симбиоз наступил в их отношениях. Очень любопытно посмотреть что же будет дальше и как будут развиваться дальше их взаимоотношения под названием "вра-зья". Название, кстати, очень позабавило.
Неплохо бы поглядеть что же будет дальше с ними. И всё-таки ей повезло с ним - не оставил в баре, где всё что угодно могло приключиться, а аккуратно принёс домой и пальцем не тронул. Всё-таки кое-какие понятия об этике и вежливости у него присутствуют.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 25.06.2013 22:41
Цитата:
Название, кстати, очень позабавило
Я его просто обожаю. Очень многое говорит о характере их отношений. =)
Цитата:
Всё-таки кое-какие понятия об этике и вежливости у него присутствуют.
Ну, тут дело в воспитании. В гильдии Ассасинов за этим строго следят. Они и убивают аккуратно, а ПиттЧай предварительно здоровается и говорит своё имя. =))
Спасибо огромное за комментарий. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 08.04.2013 23:37
К главе 5

Для меня это, пожалуй, тоже одна из любимых глав будет))) Если бы я хотела процитировать то, что мне наиболее понравилось, мне было пришлось копировать как минимум половину текста. Сравнение Сьюзен с ножом умилило)) Равно как и старательные попытки ПиттЧая её подбодрить. Я бы не сказала, что это уже любовь, но... Что-то такое определённо есть, ага)
Ухмылки ПиттЧая, надоевшие даже автору, добили))
То, что в главе практически нет действия, на мой взгляд, идёт в плюс - диалоги раскрывают характеры персонажей и в данном случае сами по себе являются действиями, двигая отношения, а значит, и сюжет, вперёд.
Ждём продолжения)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 08.04.2013 23:38
А у меня одним из самых любимых отрывков в этой главе является рассуждение о "вра-зьях". А о поднятии настроения Сьюзен - тут даже комментировать не надо. =)
Спасибо за комментарий. Кстати, насчёт одной из самых любимых глав. Уверена, что ты можешь поменять своё мнение в дальнейшем. Хотя, ключевая фраза тут "одна из". Самая любимая (моя) всё ещё впереди
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 05.04.2013 23:40
К главе 5

Глава получилась очень эмоциональная, не смотря на то, что действия здесь практически нет. Вот почему-то показалось здесь, что разговаривают именно два любящих друг друга человека. Ну, не станет просто так парень утаскивать бессознательную девушку, а она не станет благодарить как бы не ненавидела его. И вот эти отношения взаимных подколов очень нравятся. напоминают мне меня, я без такого тонкого издевательства не могу. Таким людям не будет скучно друг с другом.
Что могу сказать, очень хочется посмотреть что же будет дальше и что же напомнило Сьюзен о том, кто она есть.
Спасибо , Волчик. Буду ждать продолжения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 05.04.2013 23:42
Да, эта глава в какой-то мере переломная в их отношениях. Кстати, Сьюзен повезло, что ей попался вполне приличный безумный ассасин. Мог ведь куда угодно её утащить.
Напомнило. Тяжело сказать, её не так-то просто настолько вывести из себя. И на простой депресняк тоже не спишешь (хотя это и возможно). Думаю, в этот день погибли её родители, хотя я точно не помню, как там по канону.
Спасибо за отзыв. Постараюсь сильно не затягивать. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 05.04.2013 23:43
Мог ведь куда угодно её утащить. - ага, и всё что угодно сделать. А он и домой принёс и пальцем не тронул. Как сказала Сьюзен: "Хороший мальчик".
Вполне приличный безумный ассасин - ты сломала мой мозг!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 15.02.2013 22:34
К главе 4

Прекрасно продолжение, Оками. И ведь реально - ей одиноко, ПиттЧаю скучно, так почему бы не провести день вместе. кстати, поэтому я тоже не сильна в шахматах, потому что у меня примерно такие же мысли:
Цитата:
Можно ли составить план по пересечению заставленной комнаты, если все находящиеся в ней предметы, которые могут помешать движению, непрерывно перемещаются? С каждым из них придётся разбираться постепенно, при каждом последующем шаге.
Всегда пишу и действую по наитию, как говорится, будет день - будет пища. Вот и ассасин точно так же. Ведь это так скучно - продумывать всё наперёд, а где интрига, а где интерес, где адреналин?
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 15.02.2013 22:35
В шахматах самое интересное - попытаться разгадать стратегию противника, его ход мыслей. И, даже не зная человека, можно предсказывать и предугадывать. В первую очередь это зависит от твоего опыта, т.к. многие действуют (играют) шаблонно.
Да, противник тоже делает свои ходы, и стратегия должна быть гибкой. Ты намечаешь себе цель, например "съесть этого идиотского коня, который мешает подобраться к королю" и идёшь к этой цели разными методами. Более того, надо ещё следить, чтобы противник тебя самого в угол не загнал. Так что, адреналина и при наличии стратегии хватает.
А вот с такими типами, как ПиттЧай, играть довольно-таки тяжело, потому что практически невозможно предсказать, что он выкинет в следующий раз. Сьюзен банально повезло, что ассасин не шибко-то искусен в этой игре, т.к. его стиль мог бы сыграть ему на руку.
Спасибо за комментарий. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 15.02.2013 22:30
К главе 4

"Девушка разрывалась между двумя желаниями: одна её половина хотела наорать на ПиттЧая и вышвырнуть его вон, а другая – проткнуть кочергой" - я сползла под стол просто))
Замечательное продолжение, всё более интригующее. Наблюдать за тем, как раскрываются характеры персонажей, очень интересно. Понравилось окончание главы, изумление ПиттЧая - он, похоже, признаёт только видимую силу, если был так удивлён победе Сьюзен? Трогательная любовь герцогини к сладостям умилила))
Будем ждать продолжения.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 15.02.2013 22:32
Цитата:
я сползла под стол просто
Да, есть такое. Меня здесь больше всего удивляет логика ПиттЧая по поводу шахмат. Я и сама люблю в них играть, а его ход мыслей и правда... какой-то не такой. Мыслит он вполне логично, да, но выворачивает всё наизнанку. Как и всегда, собственно. =)
Кстати, касательно образа мыслей. Мне очень нравится определение, которое даёт сам Пратчетт своему герою: Цитата:
"Господин ПиттЧай обладал поистине блестящим интеллектом, интеллект его блестел всеми гранями, словно осколки зеркала. Зеркала, разбитого вдребезги." (с)
Спасибо за отзыв. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 30.10.2012 22:25
К главе 3

А я нашла, к чему придраться:
"на столько маленьким" - здесь слитно.
"по ни на чей не похожему" - слишком много предлогов. Лучше просто поменять местами: "не похожему ни на чей".
"убедившись, что те не убивают друг друга (брат с сестрой этого не делали, что было довольно редким явлением)" - по-моему, в скобках не хватает оборота "в данный момент" логически. (субъектив, впрочем)
"но, совершенно точно, он был весьма доволен собой" - не надо запятых.
"металлический срежет" - букву съели))
"покалеченного руки девушки" - несогласованность.
"Несмотря это бегство" - а тут предлог съели...
Нравится, ну о-очень нравится! Правда, то ли мне настолько нравится, то ли главы и в самом деле становятся всё короче?
Да уж, опасная игра становится всё опаснее. И теперь я совершенно убеждена, что кочерга - грозное оружие)) посмотреть бы ещё на Сьюзен со сковородкой...
ПиттЧай просто очарователен, как, впрочем, и "нормальные" дети))
И да, как раз повторы не царапают совершенно, отлично пригладила!
Ждём с нетерпением продолжения, Оками!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 30.10.2012 22:27
Сначала про тапочки:
1) и 2) - без комментариев, согласна.
3) Логично, добавлю.
4) А вот тут всё-таки немного возражу. По правилам запятые не нужны, да. Но фразу "совершенно точно" нужно выделить интонационно. Курсив ставить не хочу. Ну просятся у меня сюда запятые...
5), 6), 7). Вот не поверишь, но эти ошибки возникли, когда я правила ошибки в тексте перед выкладкой. В самый последний момент я увидела повтор запястий, изменила одно из слов на "руку", а согласование ума не хватило проверить.
Размер глав "прыгает", да. Но успокою, самая короткая глава - вторая, а самая длинная... Нет, не буду спойлерить количество глав. Вторая по размеру - первая. Так что, думаю, в данном случае тебе и правда показалось, что эта глава короче второй. =)
Сьюзен со сковородкой? Ну не, она же герцогиня, в конце концов... Однако зрелище, должно быть, занятное.
Я очень-очень рада, что ни ты, ни Амидас не увидели в тексте те места, которые мне не нравились, и которые я всеми силами старалась сгладить. Даже сейчас я на них смотрю и думаю: "ну как такое можно не заметить?". Однако если читатель говорит, что всё отлично, то и я не буду париться.
Тебе спасибо, золотце, что откомментила. И очепятки нашла. Аж захотелось всё бросить и кинуться переводить дальше, ну честно. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 30.10.2012 22:28
Да, такое бывает с опечатками))
И правильно, не парься, а переводи лучше дальше))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 30.10.2012 22:18
К главе 3.

Оками, просто чудесно, даже придраться к нечему и повторы с кочергой на самом деле очень органично вписывались в текст. Очень интересно было прочитать. Так классно и весело. Вот реально, всё-таки ассасины все сумасшедшие. ПиттЧай великолепен, Сьюзен тоже прекрасно. Ну вот реально у всех выходной, всем хочется пожить спокойно, а ему блин скучно. Что надо сделать? пойти Сьюзен доставать. Меня убило вот это предложение:
Цитата:
Вид херувима-из-ада, полностью покрытого синяками, для неё был гораздо слаще любого шоколада.
Просто по стол скатилась. Глава потрясающая, с нетерпением буду ждать продолжения. Мне очень интересно что же там будет у них дальше происходить.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 30.10.2012 22:20
Ой, спасибо. Оччень приятно. =)
Я рада, что абзацы с кочергой не вызвали нареканий, поскольку за этот кусок текста я больше всего переживала.
А логику ПиттЧая нетрудно понять. Он любит "предавать земле цели", а в праздники работы/любимого занятия нет. А убивать просто так неэтично и противоречит правилам Гильдии Ассасинов. Вот и мается, бедняга. А тут, гулял себе, и бац - Сьюзен сидит. Ну как тут устоять? =)
Знаешь, я иногда завидую белой завистью вам, своим читателям, потому что вы не знаете, что будет дальше. Эх, напала бы на меня временная амнезия. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 30.10.2012 22:21
Ну, я бы на его месте тоже не устояла. Я, когда скучно, за..у кого угодно)))) Простите меня за мой французский)))
Тем более, что такие люди - адреналиновые наркоманы, просто посидеть на лавочке и почитать книжку - не для них.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 30.10.2012 22:22
К слову об адреналиновых наркоманах. Думаю, Сьюзен тоже было скучно, иначе она так легко бы не повелась на его подначки... =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Алиция Рэйвен 30.08.2012 20:57
Комментарий к главе 1

Прежде всего - "блохи": [блохи уже давно исправлены и неактуальны - прим. Оками]
Возможно, заметила не всё, ибо зачиталась. Сьюзен просто великолепна, ПиттЧай вызывает дрожь. Герои выглядят живыми, образный яркий язык в стиле Пратчетта органичен и легок, ни разу не возникало чувства неуместности акцентов - поклон переводчику. И текст приятно грамотен - благодарность бете.
Это будет очень увлекательная игра, и мы ждем продолжения с нетерпением))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 30.01.2012 22:01
Ох, этих блох вычесывать и вычесывать. Стыдно, что столько запятых напропускала. Но я рада, что помимо них никаких нареканий больше нет.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 29.08.2012 23:07
К главе 1

Автор, сначала выловила пару тапочков:
вскочить со всего стула - я думаю, вы имели ввиду со своего стула.
Он внимательно смотрел на свою руку, которую протягивал лицу девушки - протягивал К лицу девушки.
Потом первую половину текста у вас убийцу звали ПитТчай, а потом ПиттЧай. Ну, либо один либо второй вариант выберите. И я честно не поняла зачем вы делали курсив во многих словах. Я догадываюсь, что вы хотели расставить определённые акценты, но на мой читательский взгляд - это сильно уродует текст. Понимаете, это хорошо, когда курсива или другого выделения не особо много, пара слов - не больше, а у вас его чуть ли не 1/3 текста. Это не есть хорошо - сильно выбивается из общего повествования. И напоследок - настоятельно рекомендую убрать капс. Он ещё больше уродует текст. Капс видеть нежелательно. Кроме того, он хорош, когда выражают громкий истеричный крик - ваша героина далеко не истеричка.
По сюжету:
Мне очень понравилось. Хоть я не читала Праттчета, но атмосфера передана просто чудесно. Что герцогиня, что ассасин получились очень живыми и яркими личностями, я прям и представляла их гонку в лабиринте. Читается на одном дыхании и очень живо представляются образы главных героев. Продолжайте в том же духе, я искренне надеюсь, что продолжение переведётся и выставиться быстро. Хочется узнать что же дальше у них будет происходить.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 29.08.2012 23:09
Спасибо за отзыв. =) Это мои первые тапки. Всё же хорошо, что читатели замечают ошибки и не стесняются на них указывать.
Поскольку Вы не читали Пратчетта, то объясню некоторые моменты:
1. В оригинале ассасина зовут Teatime, но поскульну ему самому аналогия с чаепитием неприятна, он зовёт себя Te-ah-tim-eh. Вот и в русском языке я стараюсь это передать. ПиттЧай - обычное написание (созвучно с Пить чай, как издевается над ним Сьюзен в тексте); и ПитТчай - он подчёркивает разницу. Акценты разные и используется этот вариант только в разговоре.
2. Вот капс тут убирать категорически нельзя. У сэра Пратчетта капсом говорит Смерть, соотвественно и Сьюзен, будучи его внучкой, переняла эту способность.
Касательно курсива. Меня он тоже не очень-то радует, но поскольку фанфик является переводом с английского языка, а там авторского курсива много. Мы с бетой посовещались и решили оставить как есть, списав на авторский заскок. Я свяжусь с She Who Shines, и если она решит избавиться от курсива, то также сделаю и я.
А вот сами ошибочки с радостью поправлю. Самое смешное, что мы его кучу раз вычитывали, но надо ещё больше, наверное...
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 29.08.2012 23:11
Во-первых, мне приятно видеть грамотного и идущего на диалог человека. Я говорю просто с точки зрения читателя, и просто этот курсив и капс очень сильно разбивают ритмику текста, будто в стену влетаешь. По капсу претензию снимаю, поскольку любая особенность текста, объяснимая фандомом - обнуляется. Но если автор позволить убрать курсив, то это будешь только плюсом. Не будет постоянно об него спотыкаться.
Во-вторых, вы всё-таки ассасина называете в авторских словах. В диалоге, например, чтобы выделить эту разницу в имени - я понимаю. Но это было бы уместно в тексте если бы написали от первого лица, то бишь от лица герцогини, а написано же от третьего... Поэтому, такую разницу лучше, на мой взгляд, выделять в диалогах, но не в авторских словах.
В-третьих, если за вашу работу возьмутся Инквизиторы, то вполне могут всплыть ещё какие-нибудь...
А перечитывать бесполезно - автор никогда их не видит. Такие мелкие "блохи" может заметить только сторонний человек.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 29.08.2012 23:12
Про ассасина:
В обычном тексте, не диалоге, он всегда ПиттЧай и только так. Кстати, в обычном тексте по-другому и не называю. Если я просто просмотрела, то буду благодарна, если Вы мне специально этот момент выделите.
В диалогах:
* если он представляется или говорит сам о себе, то он ПитТчай.
* Сьюзен над ним издевается, каверкая его имя намеренно, т.е. ПитьЧай. Также его имя каверкают и все остальные персонажи, практически без исключения. =)
Если инквизиторы возьмутся, то тоже буду рада замечаниям, т.к. это только сделает фанфик лучше. Приготовлю-ка корзину для тапков.
А по поподу перечитывания. Вы не совсем правы, я пока перечитывала выловила много не только блох, но и полноценных тараканов.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Almond 29.08.2012 23:13
Я тут немножко поясню, ладно? Тут сам фендом требует и курсива и капса. Это фишка не нашего автора Okamy, а фишка самого Т. Пратчетта. Поэтому и курсив и капс для тех, кто читал, тут просто необходимы. ты совершенно права - они уродуют текст обычного произведения, но вот у Пратчетта - нет.
Я жутко люблю Пратчетта и собрал все его произведения (не только "Плоский мир")))
Думаю, автору нужно пояснять в шапке более подробно некоторые особенности стиля этого выдающегося писателя.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 29.08.2012 23:15
Если честно, то про курсив я и сама не знала - раз у автора оригинала есть курсив, значит он нужен для чего-то. Читала только перевод на русский ЭКСМО, а там курсива не было, насколько я помню... Эх, оригинал читать надо.
Спасибо за разъяснение. Подправлю шапку.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Amidas 30.08.2012 23:16
Аль, ну я же и говорю, я самого Праттчета не читала, но все особенности текста, объяснимые каноном, автоматически снимаются с поста претензий.)))
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Almond 29.08.2012 23:03
К главе 1

Автор, а можно вас поцеловать? Ох, простите за наглость. Но я являюсь поклонником творчества Т. Пратчетта. И меня приятно удивило появление фанфика, и даже не фанфика, а перевода его произведения.
Удачный перевод - скажу я вам. Я и улыбался, и "видел" философскую" мысль Пратчетта. И конечно, Сьюзен говорит только так, поскольку она - приемная внучка Смерти. Возможно, мне не хватило немножко знаменитых примечаний-комментар иев Пратчетта - но это не так уж существенно.
Думаю, нужно добавлять в наш архив этот фендом.
Автор - а что вы, собственно, переводили? Вы можете сказать? Новый роман, который еще не издан у нас? Я к чему вот это говорю - не очень мне понятна запись в шапке - либо это все же фанфик по фендому, либо перевод. Герои все известны. Поясните все же, лад?
Достойная, очень необычная и интересная работа. Удачи.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Okamy 29.08.2012 23:05
Извиняюсь за недопонимание, но это всего лишь перевод англоязычного фанфика. Я исправлю немного шапку, чтобы ни у кого больше не возникало сомнений.
И да, наравне с тапками принимаю воздушные поцелуи.
Кстати, фендом был добавлен как только я разместила фанфик. =)
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
# Thinnad 29.08.2012 23:06
Естественно))
Хотя я и не успеваю написать комментарии на все те вещи, которые мне нравятся, но эту работу я отметил, как только она была отдана на премодерацию, и оценил, да. И фэндом добавил сразу же.
Как горячий поклонник фэндома я остался доволен этой отличной работой. Примите мои восхищение и объятия))))
В творчестве Пратчетта на самом деле много своих, особых фишечек и нюансов, и здесь здорово передана та самая атмосфера. В том числе - канонными выделениями и капсом.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp