Синий сайт

Чат

Вкл/Выкл Звук Смайлы История Легенда Kide Chat
Alizeskis: У меня подруга кушала эскимо в -30
Alizeskis: Thinnad, вкусняшечка.
Alizeskis: Thinnad, конец рабочего дня у меня) то что между ушек, плоховато работает)
Thinnad: В мороз не знаю... но красиво же! Мороженое на палочке когда облизывают
Thinnad: здорово, Лиса
Thinnad: Alizeskis, ну вроде ещё утро, десяти нету
Alizeskis: :lol_fox
Alizeskis: Thinnad, хей-хей! Тин, светлый Эльф! С добрым ... утром или даже днём)))
Alizeskis: Thinnad, мороженое лопать в мороз самое оно!)
Thinnad: Говорят, сегодня международный день эскимо :rolley
Юлия: Fitomorfolog_t :glomp "Убежала"
Fitomorfolog_t: Li Nata О-о-о... *умирает от любопытства*
Fitomorfolog_t: Ого! А сегодня шесть Серпи!!!
Li Nata: Fitomorfolog_t еще бы)) знали бы, какую я сделку сама с собой заключила - не ушла б живой)))
Fitomorfolog_t: Li Nata Заинтриговала )))
Li Nata: :blowkiss
Li Nata: лучше после итогов, интриги больше))) потому что я сама с собой поспорила. И это отразится на всех.... результат спора Натки с пандой))
Li Nata: Thinnad скажу. Но либо на ушко, либо после итогов...
Li Nata: Thinnad нет, не про эльфийку))) совсем нет))))
Thinnad: я пока сбегу на времечко
Thinnad: про ельфийку что ли?
Thinnad: Li Nata, ого. Скажешь какого?
Li Nata: мало того, от этого зависит вся Наткина будущность...
Li Nata: Thinnad на самом деле меня интересует авторство одного рассказа... слишком интересует))
Li Nata: Thinnad ага))) *отряхивает чулочки* и что теперь делать?))
Thinnad: Li Nata. под столом потеряла? Там же крошки!
Li Nata: Thinnad и вообще думаю, а не полезть ли мне под стол... прятаться... пока не поздно))
Li Nata: хотя я знаю, где искать чулочки если потеряю))))
Li Nata: Thinnad :P то ли еще будет...
Thinnad: и потерянные чулочки)
Thinnad: Li Nata, после плюшек всюду крошки....
Thinnad: Alizeskis, половина :rolley
Li Nata: Thinnad да, мы тут балуемся))))))) плюююууушками :rolley
Alizeskis: Thinnad, я аж дыхание затаила) Жду, сколько мне перепадёт
Thinnad: Li Nata, о, Натка! Ну вы там в Угадайке набросали конфет))
Li Nata: Thinnad совсем уработался эльфичек)))))))
Li Nata: Thinnad привет))) :snug
Alizeskis: Thinnad, меня сегодня внутренний будильник подвёл. Поднял в 4.27. Зачем-то
Thinnad: Здорово. Лиска
Thinnad: Alizeskis, типа того. А будильник пищал «подымайся давай, ты уже своё отоспал!»
Alizeskis: Thinnad, привет, свет Ельф!
Alizeskis: Thinnad, глазки не желали открываться? А мозг решил, что зачем оно - пробуждаться
Thinnad: Как оно быстро всё получается прямо жуть
Thinnad: Сегодня утром просыпаюсь - на улице темнооооо! Даже так: ТЕМНОООО. Смотрю на часы, думаю - офигеть, рассвет же вот-вот должен быть. Включил комп, просмотрел почту, туда-сюда, 10 минут прошло. Обращаю внимание, что на улице светло)
Thinnad: Доброго)
tany2222: Всем доброго дня)))))
tany2222: :)
tany2222: :P
Fitomorfolog_t: ghbdtn dctv )))
Fitomorfolog_t: Li Nata :yes
Li Nata: Нужно срочно дойти до 4000!
Li Nata: А у меня 3067!
Alizeskis: Огненная Л, привет, Огонёк!
Огненная Л: Fitomorfolog_t Alizeskis доброе утро :sun :apple
Alizeskis: Fitomorfolog_t, привет!ъ
Fitomorfolog_t: Alizeskis Доброе утро!
Alizeskis: Доброе утро, Синеземье! С понедельником всех!)
Alizeskis: Хехе)) а у меня 1801 комментарий) проспала я юбилей)
Fitomorfolog_t: Огненная Л Спокойной ночи ))
Огненная Л: Всем сладких снов :flirt

Только зарегистрированые пользователи могут отправлять сообщения, Регистрация и Вход
Всего на линии: 85
Гостей: 81
Пользователей онлайн: 4

Пользователи онлайн
Шевалье
Немусеву
SteamPUNK
Alizeskis

Последние 3 пользователя
saya
Рина Родионова
Editor

Сегодня родились
Death Tailymiriel

reading 1  banner 300x25

Всего произведений –2447

Заячьи следы

  Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 
Инкогнито
Конкурсные работы
Мось-нэ, Пор-нэ, Пух
Сказки и мифы
джен
G
мини
не важно, насколько ты обижен, если не сделать шаг вперёд – можно запутаться в заячьих следах и остаться в одиночестве
закончен
всё автору
Размещение: Синий сайт

Cat in Pocket 44

     

Нет, Пух, нет! Нельзя! – Мось-нэ подхватила неугомонного щенка под тёплый розовый живот и понесла к приоткрытой двери. – Вот научишься летать, потом прыгай вниз, сколько захочется. А пока не умеешь – не берись.

Домик Мось-нэ стоял на самом краешке бледно-золотистой земли. Куда ни глянь, вокруг распахивало объятия тёмно-синее небо с огоньками близких и далёких звёзд. Время от времени их закрывали тучные снежные облака, пушистые снежинки летели сплошной стеной, и тогда только и оставалось, что пить горячий чай у окна да вязать варежки, или шарф, или плед, ожидая, когда погода сменит настроение.

В хорошие ясные дни Мось-нэ завязывала на себе платок крест-накрест, укладывала в него сотворённые вещи, усаживала Пуха и спускалась по длинной лесенке к верхушкам растрёпанных изумрудных елей и ещё ниже, в чащу леса, из которой можно было добраться до поселений, чтобы обменять накопленный товар у местных жителей на мясо, шкуры или молоко.

Сильно ли удивлялись ей, маленькой девочке, вышедшей из чащи? Кто знает... Мало ли таких, как она, бродит по миру, если приглядеться?

Пух резво спрыгнул с рук, отряхнулся, сбрасывая уличный холод, точно надоевшую шубу, и свернулся у очага. Он не задавался такими сложными вопросами, как «можно или нельзя». Чуткий нос улавливал в потоках ветра другие запахи: это значило, что пришёл новый сезон, и совсем скоро пора будет отправляться ко второй сестре.

Так уж случилось, что целых пол-луны назад Мось-нэ и Пор-нэ сильно повздорили, и уютный домик опустел ровно наполовину. Больше не булькала в кастрюле вкусная похлёбка, не шкворчало мясо, брызгаясь ароматными каплями сока, не варился густой сладко-кислый кисель... Прекратились шумные игры и растаяли добрые сказки по ночам. И хотя Мось-нэ постоянно что-то напевала под нос, да стук спиц друг о друга разгонял тишину, это не шло ни в какое сравнение с теми близкими, но далёкими днями.

Снаружи резко хлопнули ставни...

Ветер волком набрасывается! – Мось-нэ заскочила обратно в дом и, упёршись ногами в порог, потянула на себя дверь. Та норовисто дёргалась, но в конце концов сдалась. – Фух, – девочка съехала по стенке на пол, отряхивая мягкую шубку. – Варежку у меня утащил, – она растопырила пухленькие пальцы, показывая их щенку. – И на что она ему?

   

* * *

   

Над холмами выплывал серп луны. Пор-нэ слегка хмурилась, оглядываясь на него. Когда девочка уходила из общего с сестрой домика, то надеялась поселиться как можно дальше. На деле даже холмы не в силах были отгородить потускневший осколок небесного светила: если приглядеться, на краешке бледно-золотистой земли так и мелькал красным росчерком домик, а память нет-нет да играла злую шутку, и в тонких ветвях кустарников чудилась покачивающаяся длинная лестница.

Могла бы не подниматься так далеко, – Пор-нэ медленно пробиралась к своей землянке по высоким сугробам, помогая себе внушительной узловатой палкой с золотистым шариком на верхушке. – Что ей, места мало?

Где-то в глубине души Пор-нэ понимала, почему луна подымается выше по небосклону – та всего лишь пыталась лучше осветить землю под собой, тем более, с тех пор, как девочка забрала её половинку. Тогда мысль показалась удачной. В отличии от сестры, Пор-нэ редко бывала внизу, ограничиваясь хорошим воображением и рассказами Мось-нэ, но всегда считала, что там ужасно темно и холодно. Какого будет животным и людям без половинки луны она думать не хотела... В конце концов, они жили здесь так давно, что к суровым условиям должны быть привычны.

Свети-свети! – Шарик послушно вспыхнул ярче, на краткий миг осветив дорожку шагов на десять вперёд. – Всё же по-честному... у неё половинка и у меня. И Пух скоро прибежит... всё честно.

Отвлекаясь от грустных мыслей, темноволосая и кареглазая Пор-нэ, в которой так и бурлило творческое начало, стала выдумывать, что приготовит сегодня. Дальше задумок дело теперь редко продвигалось, готовить на двоих – это было удовольствием и счастьем, самой же Пор-нэ хватало вяленого мяса с пряными сухарями, ягод и травяного чая. Но она собиралась до круглых боков откормить щенка, стоит ему только появиться в землянке.

Ещё немного...

Коварный ветер запорошил снегом все тропинки, овраги и поваленные деревья, идти становилось сложнее с каждым шагом. Полы шубки обледенели и путались в ногах. Пор-нэ хотела срезать путь, но зацепилась одеждой за колючие ветви кустарника и, продираясь сквозь них, только быстрее выбилась из сил:

Ужасный день, ясно?!

Девочка сердилась и топала ногами, отряхивая с унт налипший снег, когда, наконец, добралась до дома. Тогда же она обнаружила, что шубка порвалась в паре мест, не выдержав натиск суровых колючек кустарника. Это значит, что на следующий день снова придётся отправляться по сугробам через лес – в ближайшее поселение за обновкой. В отличие от сестры, чинить одежду Пор-нэ не умела.

Вот тебе и праздник!

   

* * *

   

С верхней полки с грохотом упала коробка. Пух подпрыгнул, выпустил из пасти яркую бумажную гирлянду, чей кончик так заманчиво свешивался из неё, прижал уши и спрятался за подушкой на лежанке. Вот надо было ей упасть... Почти сразу он выглянул из своего укрытия и пополз к коробке, быстро перебирая маленькими лапами; по полу в нетерпении скребли отросшие коготки.

Когда-то Новый год отмечался в этом доме с размахом. Сёстры приглашали друзей, можно было встретить на празднике не только животных, но и – виданное ли дело! – людей. Маленьких и взъерошенных, словно птицы по весне, или, напротив, сухоньких и сморщенных, как прутики. Стол ломился от еды, фантазия Пор-нэ привечала следующий год щедрыми дарами, а Мось-нэ украшала ели вокруг дома вязаными шарфами и узорчатыми снежинками, расшитыми бисером маленькими солнцами и лунами. Каждый гость забирал на память подарок в конце чудной ночи. Но...

Из коробки, сияя всё ещё яркими красками, хоть и немного поцарапанный с боков, выкатился жёлтый стеклянный шар.

Пух, жалобно скуля, ткнул его мокрым носом...

    

 NidkD6gyRZo

   

Главным гостем на празднике всегда был большой и мудрый олень – Лопаш. Он прожил в лесу долго, очень долго, видел, как на небосклоне когда-то сияло всего три звезды, а растущие ели тогда едва доходили до могучей груди. К его словам прислушивались все, хотя он редко говорил прямо, что нужно делать. Сила мудрости заключается в том, чтобы помочь понять это самому, верно?

Пух помнил жёсткий тёплый мех – щенок любил свернуться клубком под боком оленя, – раскидистые рога, короной венчавшие голову, мягкие уши и большие глаза, в которых можно было увидеть своё отражение. Помнил мощь и упоительное ощущение безопасности. И помнил, как в один момент это всё исчезло...

Снова наступал Новый год, и Пух сильно-сильно желал, чтобы тот вернул всё, как было прежде.

   

* * *

   

Ранним утром сугробы окрасились в розово-персиковые цвета под лучами солнца, а серп луны опустился к горизонту и был похож на прозрачный кусочек льда.

Нет тропинок – проложим новые тропинки! – Пор-нэ упорно пыталась заставить себя ко всему относиться жизнеутверждающе. – В самом деле, сколько можно сидеть дома? Раз-два, раз-два... Скоро праздник, люди наверняка устроили что-то интересное... Починим шубку, поможем приготовить что-то вкусное, поиграем...

Вот игр Пор-нэ не хватало больше всего. Она любила сидеть дома, но при этом всегда находила, чем занять себя и сестру. Игры, сказки, готовка. Может, ей оттого и хотелось постоянно быть дома, что она любила это время, проведённое вместе?

Это ещё что такое? – В сугробе темнело что-то маленькое и пушистое. – Неужели кто-то замёрз... – Девочка подбежала ближе, стряхнула верхний слой снега: – Варежка!

Серого цвета, с белыми оленями и ярким красным узором. Пор-нэ потёрлась об неё щекой – на диво мягкая! Интересно, кто потерял её в лесу? Необычная варежка, надо отдать людям, чтобы нашли хозяина или хозяйку, вещь не должна оставаться без присмотра.

А ты что тут делаешь?! – окрик получился громким и каким-то сердитым.

Пор-нэ быстро спрятала варежку в карман и обернулась. В ноги ей тут же врезался маленький пушистый комок, а вот сестра, похоже, была не особо рада её видеть – стояла, насупившись, поодаль и даже руки на груди скрестила.

Что хочу, то и делаю! – огрызнулась Пор-нэ. Она наклонилась, потрепала Пуха по лохматой голове: – Хороший мальчик, хороший.

Луну возвращать не надумала? – Мось-нэ сурово покосилась на палку с шаром, словно та сама была виновата, что её забрали.

По утрам и вообще в светлое время суток шар не светился, он словно покрывался изнутри толстым слоем жёлтого воска – луне тоже нужен отдых? Особенно её осколку?

Тебе своей мало, что ли?

Пор-нэ! Ты поступила нехорошо! Света по ночам не хватает – не только животным, но и людям, хотя у них есть огонь.

Разведи на луне костёр! И отстань от меня!

Пор-нэ быстро и решительно продолжила путь, не оглядываясь. Всего пять минут с Мось-нэ – и она уже горит, как сухая кора от пары искр!

Почему она – Пор-нэ – должна думать о ком-то?! Никто из прежних друзей не навещал её в землянке, не помог освоиться в новом мире. У неё осталась лишь половинка луны, это же не много!

Наконец, девочка вышла на хорошо протоптанные дорожки. Пух семенил рядом, иногда срывался с места и оббегал сугробы, принюхивался, пытаясь учуять других собак или лесных животных. Высоко на ветвях, словно слипшиеся комки снега, белели куропатки.

Пор-нэ сжимала в руке варежку, поглядывая на тусклый шар с кусочком луны: признаться, она и сама задумывалась о том, что он не нужен ей больше... Внизу оказалось не так страшно и темно, как казалось когда-то. А совсем скоро на целый сезон с ней останется Пух. Может, она и отдала бы его сестре – по доброй воле, да только при каждой встрече первое, что они успевали, это как можно глубже задеть друг друга. Как они раньше жили вместе и не ссорились?

Спорим, ты не победишь меня в заячьих следах? – Мось-нэ запыхалась, но догнала сестру, дёрнула за рукав. – Кто победит, тот и забирает шар!

Сразу две пары глаз смерили пухленькую девочку внимательным и, пожалуй, слегка недоверчивым взглядом.

И что я получу, если выиграю?

Я починю твою шубку... – Мось-нэ ответила насмешливым взглядом в сторону дыр.

Идёт!

Игра была не сложной, однако требовала сноровки и выносливости. Пух запрыгал по нетронутому снегу, подражая зайцам и оставляя путаные следы. Мось-нэ положила свёрток с товарами для людей на тропинку, Пор-нэ там же воткнула в сугроб палку с шаром. Когда две цепочки следов были готовы, Пух подбежал к началу и звонко тявкнул: «Ну, вперёд!».

Девочки встали в первый след зайца и – понеслись! Нужно было оттолкнуться двумя ногами, а в следующий след приземлиться на одну, затем оттолкнуться одной ногой, а в следующий приземлиться на две... И так до тех пор, пока один из участников не упадёт или не сдастся! А цепочки следов закручивались и петляли, оборачивались вокруг елей и спускались к сверкающей глади замёрзшего озера, чтобы там резко вильнуть в сторону...

Лёгкая, гибкая Пор-нэ порхала по снегу, как ветер, едва ли задевая верхний слой снежинок. Она смеялась и старалась прыгать быстрее, её захватил азарт – было важно не победить сестру, а нестись вперёд, ловить новые впечатления. Лицо Мось-нэ покраснело, девочка тяжело дышала и утирала пот со лба, но упорно прыгала дальше, стараясь догнать сестру. Ей нравился искренний смех Пор-нэ, он придавал сил... Главное теперь – не запутаться.

Ой! – зацепившись ногой за поваленный ствол дерева, скрытый под снегом, Мось-нэ всё же не удержалась на ногах и упала.

Я выиграла, я выиграла!

Пор-нэ носилась по сугробам, не в силах остановиться – так хорошо и радостно ей было.

Ладно… фух... твоя взяла, – Мось-нэ досадливо поморщилась: она всегда была сильнее сестры и думала, что справится с такой игрой лучше. – Но ты должна всем нам за Лопаша, так что могла бы и вернуть шар.

Вся радость от этих слов мигом покрылась коркой льда. Пор-нэ хотела что-то сказать в ответ, но только растерянно оглянулась, чувствуя, как не хватает воздуха. Ком встал в горле, а на глазах навернулись жгучие слёзы, стоило только вспомнить бедного Лопаша... Девочка осела в сугроб и горько заплакала.

Эй! – Мось-нэ сердито дёрнула себя за пушистую челку. – Ну перестань, я не хотела!

В ту ночь, когда они поссорились, Пор-нэ убежала в лес, где уже потихоньку разыгрывалась метель. Никто на это не обратил внимания – ну, остынет немножко и вернётся. А вот Лопаш заволновался. Его чуткие уши ловили малейший шорох, свист от каждого порыва ветра за окном, ледяной перестук снежинок по стеклу. В конце концов, он сорвался с места вслед за девочкой. Следы уже начало заметать снегом, только ему и не было нужды что-то высматривать, он чувствовал всё сердцем. Наверное, в какой-то момент это большое сердце и не выдержало... Он успел найти Пор-нэ и довести её до порога, а потом просто тяжело опустился в снег и больше не встал.

С той поры девочки ссорились по каждому пустяку, пока однажды Мось-нэ не сказала, что это сестра виновата... И вот сейчас повторила свою ошибку! Она же прекрасно знала, что Пор-нэ молча корит себя за случившееся и переживает это в душе, как маленький конец света. Но язык. словно рассерженную змею, так сложно удержать!

Это не так, слышишь? Я сказала сгоряча! – Она обхватила сестру руками, прижимая к себе. Сколько раз корила себя за эти слова, и надо же снова напороться на ту же корягу!

Нет, я виновата... – Пор-нэ давно это чувствовала, но когда сестра проговорила вслух, то просто сильно испугалась: одно дело трусливо замалчивать свою вину, другое дело, видеть, что о ней все знают. – Он из-за меня пошёл в лес, там было так холодно, ветер кусал щеки, а варежки покрылись льдом... Я лежала в сугробе и думала, что у меня больше нет сил двигаться... Я смотрела на снежинки, ни их танец – взглядом давно заблудилась... Меня больше нигде не было. Если бы не Лопаш... В той темноте я уже не знала, кто я и зачем куда-то идти...

Пошёл из-за тебя, – Мось-нэ натянула ей капюшон глубже на голову: после подвижной игры легко застудиться. – Но ушёл к звёздам потому, что был очень стар. И сам душой стремился в небо. Так что отпусти это...

Пух маленьким тёплым языком облизывал лицо Пор-нэ, весь лес вокруг замер и затаился, боясь спугнуть момент. Да или нет? Кто сделает шаг навстречу... и сделает ли? Копить обиды можно долго, прятаться можно долго, но разве от этого станет легче?

Мось-нэ глубоко вдохнула, чувствуя, как отпускает напряжение и боль, потянула сестру за руку:

Пойдём домой... Нужно уже ели наряжать. Праздник на дворе... Пойдём домой.

Ночью на небе взошла полная луна – сильная, яркая, как никогда. Ели щеголяли новыми нарядами, сверкал бисер в молочных лучах. То там, то здесь можно было разглядеть следы зайцев, лис, волков... Лес словно ожил, стряхнут оцепенение и холод. Из домика сестёр на краешке бледно-золотистой земли доносились восхитительные ароматы мяса и трав, чая и сладких пирогов. В этот праздник они решили никого не звать, им нужно было побыть вместе, отпустить все обиды и оставить прошлое в прошлом. В конце концов, теперь уж точно никто не потеряется в темноте.

А где ты нашла мою варежку?

Ты не поверишь, дело было так...

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

«Любимых не бывает бывших»
Рейтинг:  / 2
Архив произведений
Li Nata
4 комментариев
Интервью с авторами. Нерея
Рейтинг:  / 0
Архив произведений
Almond
0 комментариев
На каминной полке
Рейтинг:  / 0
Архив произведений
Евгения Литвиненко
4 комментариев
Злые вы...Уйду я от вас...
Рейтинг:  / 4
Пейзажи
Alisha
1 комментариев
Могучий артефакт
Рейтинг:  / 1
Архив произведений
Astalavista
32 комментариев
Любовь, рок и черт…
Рейтинг:  / 7
Архив произведений
Almond
30 комментариев
Волк оливы
Рейтинг:  / 4
Архив произведений
Мыслящая Ртуть
1 комментариев
 
Помощь сайту
Валюта и сумма:
Работает на Donate-Amoney

Личный кабинет



Вы не авторизованы.

trout rvmp